Без рубрики

Адель

Здравствуйте дорогие читатели! Автор Алекс и Я решили писать рассказы вместе. Пишите свои комментарии, ставьте оценки, пишите нам свои желания и мы будем рады на них ответить. Как Вы уже поняли у нас две почты. Ackatava@yandex.ru-пренадлежит мне. erotik_tales@mail. ru-почта моего партнёра. Я пишу очень много рассказов на любые тему. *Пишите какой бы Вы рассказ хотели бы прочитать и Мы напишем Вам его *Придумывайте идеи и присылайте мне их… будем сочинять рассказ вместе *Придумывайте свои рассказы-буду рада опубликовать их Думаю у нас с Вами всё получится! Желаю приятного Вам чтения и надеюсь понравится! __________________________________________________________________ Адель-часть первая Я возвращалась поздно ночью из клуба совершенно одна, так как поссорилась со своим «новоиспеченным парнем». Я была совершенно не в настроении и задумавшись, проехала пару остановок. Выпрыгнув из автобуса, я быстрым шагом пошла в сторону дома, идти предстояло достаточно долго, и я невольно замедлила шаг, чтобы полюбоваться звездным летним небом города Тольятти. Звезды ярко блестели, где-то вдали шумела Волга, дул теплый ветерок, обдувая мою нежную кожу и слегка задирая легкое красное платье. Я была еще совсем молода, окончила 2 курса института и с удовольствием прожигала жизнь, зависая с подругами в парках, кафе и клубах, но сегодня… это был полный провал… В таком забытье и раздумьях я не услышала шагов сзади, и смогла лишь только вскрикнуть, когда чья-то сильная рука зажала мне рот. — Тихо, не рыпайся! А то будет больно! — прошипел мужской голос. Я только мычала и пыталась вырваться, но он уже тащил меня куда-то в кусты. Старалась вести себя как можно тихо, чтобы не разозлить незнакомца, так и произошло, его хватка ослабела, и он бросил меня на землю. Я больно ударилась локтем, но не растерялась и побежала куда-то вдаль, ближе к домам. Он не бежал, а шел за мной, тем самым давая понять, что мне от него не уйти, еще больше внушая ужас своим спокойствием. Но вдруг, он пропал… Стоя за углом частного дома, у меня бешено колотилось сердце, была паника, я не знала куда бежать, и где он мог быть. Одним выходом я видела постучаться в дом, разбудив хозяев и попросив о помощи. Как мышка прокравшись к крыльцу дома, с замиранием сердца нажала на звонок. Дверь мне открыли почти сразу, зажегся свет и я увидела перед собой моего спасителя: высокий молодой парень, на вид старше меня, с обросшей щетиной и крепкими мускулами — по сравнению со мной, он был как скала. Впустив в дом, он тут же закрыл дверь на ключ, затем больно сжал мне руку. — Ааааай, что вы делаете!! Помогите лучше, за мной кто-то… — я не смогла закончить предложение, так как в меня вселился дикий ужас от того, что эта мертвая хватка показалась до боли знакомой. — Вот ты и попалась… Птичка сама прилетела в свою клетку — зло ухмыльнулся парень. — Мне даже и не надо было надрываться! Ха-ха-ха! Вот совпадение, да? Приюта хотела? Ты его получишь! Не отпуская мою руку он потащил меня куда-то в коридор. Я пыталась вырваться, и упиралась, чтобы не идти туда, куда он меня тащит. — Нет, пожалуйста! Отпусти! Зачем я тебе? Не надо!!! — взмолилась я, осознавая, что меня ждет. Пинком ноги парень открыл дверь в полу, из нее показалась лестница вниз. Он силой пихнул меня туда, я пыталась удержаться, но упала, сильно расшибив себе ногу о ступеньку. Эмоции взяли свое: то ли от боли, то ли от обиды, то ли от неотвратимости происходящего я заплакала. Не включая свет, он поднял меня за плечи, потащил на старый обшарпанный стол, а мои руки сковал за спиной наручниками. От щелчка наручников я словно взвыла и начала брыкаться ногами, пытаясь увернуться и сделать больно своему насильнику, но он с надменным спокойствием уже рвал на мне, задранное кверху платье. — Сучка! Глупая! Ты думала, что так ты мне помещаешь трахнуть тебя? Нет! — тут же влепил мне сильную пощечину. Я взвизгнула. Он продолжил — Это еще больше заводит! Хочется еще больше тебе причинить боль и страдания, чтобы ты кричала и просила о помощи! Дааааа… Вот такой я… Затем он перевернул меня на спину и снял остатки платья, обнажив перед собою мою хорошенькую грудь. Увидев это зрелище, он улыбнулся, и его руки потянулись к моим грудям. — Нет, не трогай их! Пожалуйста! Он не обращал внимание на мою просьбу, и начал мять мои грудь и мучить сочки. Он их то крутил, То сильно сжимал, то оттягивал в разные стороны, а я только кричала и плакала. Мне было так больно, казалось, что он их хочет оторвать, но нет, мои мучения не заканчивались, и снова и снова он сжимал соски до моего самого громкого крика. Затем в ход вступили зубки… Он сжимал их зубами, оттягивал… Я чувствовала, как будто сосочки протыкают ножом! Тут он дал мне передохнуть пару секунд, приказав не двигаться, и отошел в темноту подвала. Но я не дура, я буду бороться до последнего! Поднявшись, я попыталась незаметно пробежать до лестницы, но он уже прокричал: «Стоять», и мне пришлось повиноваться. Он надвигался на меня с плеткой, его вид внушал ужас. Ну что, конфета, надо было тебе еще и ноги связать, чтобы не убегала, да? Но я придумал кое-что получше. Я тебя накажу так, что тебе больше и не захотелось не повиноваться мне. Кричи, сколько хочешь, детка, и молись, чтобы я тебя простил! Он занес плеть высоко и ударил. Первый удар пришелся на правую истерзанную грудь. Я тихо простонала, чтобы не показывать свои мучения, терпела, как могла. Второй удар пришелся вдвое сильнее и попал на тоже место. Я с силой стиснула зубы. Он просек, что я терплю, и это ему по всей видимости не понравился, так как третий удар он нанес со всей своей силой! Я не могла сдержать крик. На моей груди осталась ярко-красная ссадина. Парень улыбнулся: — Что, тебя только так надо бить? Ну ладно… — он занес плеть над собой, но я не выдержала: «Нет!! Не надо!! Больно очень!!! Не надо!!!» Тогда он смягчил удар и начал истязать и левую грудь. После того, как она стала вся покрылась красными полосами, он занес плеть над собой… «Куда он собирается попасть на этот раз?» Но он оставил меня в своих раздумьях, и не нанес удара, а положил спиной меня, обессиленную на уже знакомый стол, перестегнув мне наручники для удобства. Он раздвинул мои ноги, преодолев некое сопротивление с моей стороны, закрепил мои колени ремнями за ножки стола. Я почувствовала сильное растяжение в паху и начала скулить. Парень снова занес плеть над собой и ударил меня по промежности, и снова я закричала и задергалась. Это была непривычная боль, и безумно ощутимый даже самый слабый удар. Он нанес еще примерно 10 ударов, я устала кричать, плакать и умолять его о прощении, но он только улыбался. — Так — протянул он — Теперь твоя киска готова принять моего великана… Очень уж я люблю входить в разгоряченную и истерзанную киску! — он в миг снял штаны и резко вошел в меня. Там было сухо и больно, хоть и не была девственницей, но удары оставили на киске свои отпечатки. — Ааааа! Отпусти, мне больно! Аааа, нет!!! — кричала я изо всех сил извиваясь на шершавом столе, который плюс ко всему еще и царапал мне спину. Но ему было все равно, он трахал меня так сильно и глубоко, как будто век не трахался)) Вдруг он вынул свой член и направил его к моему лицу. Его член был не очень длинным, но невероятно толстым: «Бери в рот, сейчас же!» — приказал парень, но я лишь сильнее прикрыла губы… Тогда он сжал саднящий сосок, и быстро вошел в открывшийся от боли рот. Мой ротик казалось весь наполнился членом и я чуть не поперхнулась. Он мне ударил пощечину и задвигал членов у меня во рту вперед-назад. Его головка упиралась мне то в глотку, то в щеку, мне было тяжело дышать, из глаз непроизвольно … потекли слезы. Еще несколько движений и он излил в меня всю свою сперму, приказав при этом все сглотнуть. Но мне было так тяжело дышать, что я начала сплевывать ее. Тогда он мне влепил сильную пощечину, сказав, что я пожалею об этом, и снова отошел куда-то… Вернулся почти сразу, тащив за собой швабру. Остановился возле меня, и начал вальяжно расхаживать. — Познакомься со своей спутницей на ночь. Это швабра с пластмассовой рукояткой. Хотел взять деревянную, но пожалел тебя… Значит так. Слушай, и запоминай. Распечатывать твою задницу я сейчас не собираюсь. Хочу, чтобы ты еще ночь помучилась. — Зачем это? Куда? Не надо, пожалуйста! — снова взмолилась я. — Я домой хочу! Попользовался подонок, и хватит! Отпусти! Ничего не говоря больше, он приставил рукоятку к моей девственной попке. Я начала еще сильнее извиваться на столе, тогда разозлившись, он одной рукой схватил меня за ягодицы, а другой резко вставил краешек рукоятки в мою попу. Я вскрикнула. Он начал медленно продвигать палку в мою прямую кишку, а я скулила и вскрикивала от каждого толчка. На сухую, без всякой смазки, та еще и твердая пластмасса! Это просто была пытка! Парень пропихнул палку так глубоко, чтобы она не выпала из меня и держалась крепко-накрепко в моей тугой попе. — Так ты будешь спать. И кстати, как тебя зовут? — Инна… — измученно простонала я. — Забудь свое имя. Отныне я буду звать тебя Адель. Спокойной ночи с палкой в жопе, моя Адель. Завтра я тебя навещу не один… — он злобно засмеялся и вышел из подвала, а я так и осталась лежать наедине со своими мучениями. Разведенные почти на шпагат колени, твердый стол, саднящие от побоев соски и киска, скованные руки, и палка в моем самом тугом месте причиняли мне боль и огромный дискомфорт. Я пыталась вытолкнуть внутренними мышцами палку, но она засела настолько глубоко, что даже не двигалась. Предприняв несколько попыток, вскоре я заснула… Проснулась я от звука удара двери о стену. На минуту мне показалось, что ничего страшного со мной не случалось и я у себя дома, в теплой кроватке, но предприняв попытку потянуться, поняла, что это все не сон, а самый страшный кошмар наяву. — Адель, детка, ты должна прибраться к приходу гостей! Он подошел ко мне и снял с меня наручники и расстегнул ремни на ногах, я почувствовала свободу, ведь ноги и руки совсем затекли без движения. Парень поднял меня за волосы и поставил на ноги. — Живо начала убираться! Швабра у тебя уже есть, и не надо ее вытаскивать из своей аппетитной задницы! — Нет, прошу… Можно я так уберусь, пожалуйста! Мне очень больно и неудобно!! — взмолилась я, но парень только отрицательно покачал головой и вальяжно сел на стул, наблюдая за каждым моим шагом. — Эх, ты, не хозяйственная! Не умеешь ты наводить порядок в своем чулане! Давай, вот так, еще лучше! Смотри, вот здесь еще! — издевательски придирался он, пока я с каждым шагом стонала. Но вскоре он сменил гнев на милость, вынул швабру и приказал сходить в душ. И тут у меня созрел коварный план бегства. Когда мучитель отойдет на пару минут по моей просьбе, я выбегу из душа к выходу и непременно окажусь на свободе, без разницы в каком виде! Под строгим взором парня мы вышли из подвала и он повел меня в душ, держа крепко за руку. Я старалась себя вести спокойно. Вскоре мы оказались в ванной комнате с душевой кабиной, и, приказав мне хорошенько промыть все места, вышел. Я закрылась на щеколду и полезла в душ. Моя душа пела, ведь все прошло не так как задумывалось, а даже лучше, он ушел! А значит, я могу хоть сейчас бежать! Но… лучше сначала помоюсь… уж слишком много на своем теле я перенесла всяческих издевательств за эту ночь. Вода щипала мои ссадины от плетки и царапины от стола, но мне сжав зубы мне все равно было приятно: теплая приятная водичка, прохлада и свежесть… Обернувшись полотенцем я подошла к двери и прислушалась: вроде бы никого нет. Открыла щеколду, но дверь не открывалась все равно! Постепенно приступ паники одолевал меня. Почему дверь не открывается? Я старалась как можно тише крутить разные стороны ручку и давить на дверь, но все тщетно. Маньяк попался догадливый и закрыл меня еще и снаружи… Сука… Я сползла вниз по стене, села и зарыдала. Как почувствовав что-то неладное, он спокойно вошел в ванную. — Ты думала, я такой дурак? Я не дам такой красивой сучке сбежать, ты поняла меня? — грозно рявкнул он, подняв меня за волосы. — Мой друг Миха уже ждет тебя, советую, будь с ним поласковее. — Не дождешься, урод!!! — снова брыкалась и пыталась вырваться из его крепких рук, но он меня уже тащил в подвал. Передо мной стоял невысокий коренастый молодой человек, постарше моего мучителя, загорелый, черненький, с черной щетиной. Он приветливо улыбнулся мне: — Тебя зовут Адель, ведь так? — Никакая я не Адель, меня Инна зовут! Вытащи меня отсюда, от этого урода подальше!!! — Он не урод, а мой друг, а ты всего лишь никчемная рабыня, которую мы будем пользовать как захотим, ясно тебе? Макс, давай, тащим ее на наше гениальное изобретение! Макс, видимо так звали моего мучителя, среагировал быстро и подхватил меня, и они с Михой потащили меня на стол. Когда я его увидела, я пришла в некий ужас. Он был формы Х, поставленный вдоль стены диагонально, там были разные крепежи и подвески, а еще был крючок, на котором висели все орудия… Они меня положили, вернее почти поставили на это стол, ноги и руки разведя в стороны, закрепив их кожаными ремнями. Первый встал передо мной мой «господин». — И так, Адель, отныне ты не сможешь сопротивляться, и все что мы с тобой будем делать, ты должна воспринимать как манну небесную. — Урод, ублюдок, что вы со мной сделаете? Я не отдамся вам, а тебе особенно! — набрала в рот побольше воздуха, плюнула в лицо Максу. Его лицо сразу же исказилось в злобе, он вытер лицо майкой и ничего не говоря снял с крючка два флюгера. — Мих, надо высечь эту непокорную сучку, и надень ей кляп, чтоб молчала, а то надоела! Миша одел кляп, плотно сжимая мою голову, чтобы я ей не вертела, а Макс водил концами флюгера по моей груди, животику и лобку. После завораживающей и интригующей игры, они начали хлестать маня поочередно. «Господин» хлестал меня по грудям, а «гость» — по киске. Едва успевая отойти от одной боли, мое тело пронизывала другая боль, еще сильнее первой. Когда они посчитали свою работу достаточной, мое тело от груди до киски и ляшек было полностью красное, они отложили флюгеры. — Ты король дня, Мих, держи чудо-штуку, от одного прикосновения к самым сокровенным местам, девушка будет вскрикивать и сотрясаться от боли и жжения… Это маленький разряд тока, лишь искра, а какой эффект… попробуй! А я пока поиграю вибратором с ее клитором, наслаждение ведь тоже нужно девочке доставить! — засмеялся Макс, и Миха подхватил, только мне было не до смеха, я тряслась и без тока, но от волнения, стыда, перенесенной боли и ожидания неизвестности. Макс грубо потискал мою киску и приложил вибратор к клитору, я простонала от внезапного приятного ощущения, которое постепенно переходило в наслаждение. Но не тут то было, мою грудь пронзила боль и жжение, сначала под грудью, потом ближе к соскам, затем он приложил свое орудие мучения к соску, и я громко закричала, но из-за кляпа было слышно только громкое мычание. Ток охватывал все места, к которым прикладывался Михаил, они были нежными и очень нежными: особенно он любил прикасаться к моим соскам и клитору, там жжение ощущалось в несколько раз сильнее, и я кричала и вертелась на столе. Самое интересное, что вибратор только добавлял остроты ощущения, добавлял к боли наслаждение,… но я не могла расслабиться, мне действительно было очень больно. Когда мальчикам надоело, электрическая штука была отложена, к моему счастью, но был взят гигантский фаллоимитатор, сантиметров 8 в диаметре. Мне обычно казалось, что такого размера фаллосы не для удовольствия, а для интимного декора помещения, как сувенир)) Но ребята в серьез были намерены его засунуть в меня!!! Осознание происходящего привело меня в ужас: как его можно вообще засунуть внутрь, не порвав ничего? Я знаю, ребята сделают все, лишь бы им это доставляло удовольствие, и все равно, порвется у меня или нет, я всего лишь игрушка в их крепких руках. Пока Миха смазывал резинового гиганта, Макс достал зажимы, прилепил мне их на соски, и сильно оттянул цепочку, которая соединяла их вместе. Я простонала и подалась вперед. К цепочке, он привязал две веревочки, и закрепил их на ремнях, которые держали мои руки так, что мои соски натянулась в верх и каждый в свою сторону правый сосок вправо, а левый — влево. От этого моя грудь выглядела очень высоко поднятой, а соски были оттянуты настолько, что можно было подумать, что они скоро оторвутся. Я скулила и пыталась как можно выше вытянуться телом, чтобы хоть как-то уменьшить растяжение моих сосочков, но это было почти не выполнимо. В этот момент я почувствовала своими половыми губками как раз этот огромный фаллос. Я начала мотать головой, мычать и дергаться, давая им понять, что я этого не хочу, и пыталась как-то отдалить момент вхождения мою маленькую киску этого гиганта, но это опять же давалось с трудом, потому что тогда и моя грудь подвергалась атаке боли из-за подвешивания. По-видимому, Мише все это надоело и он начал резко вставлять в меня фаллос, я взвыла от боли! Хоть он был и смазан, но если моя киска с трудом принимала член диаметром 4 см, как был у моего бывшего, что же говорить об жестком искусственном члене в 8 см диаметром и в длину даже боюсь сказать, сколько! Почувствовав, что вошла головка, он рукой ладонью ударил по нему, так, чтобы он еще глубже вошел в меня. Я взвыла, почувствовав дикую боль, которая разрывала меня! Казалось, моя киска сейчас порвется, под таким натиском! А ребята только лишь смеялись, и им было плевать на меня. — Ну что, Адель, нравится принимать большой член? И это еще разминка! И если будешь дергаться и сопротивляться, мы засунем его в тебя, полностью, на всю длину! И плевать, что там у вас влагалище глубиной 15 см! Ничего, растянем и на 30! — грозно прошипел Макс. От его слов я затряслась еще больше, и тогда Макс начал пропихивать еще глубже, двигая им вперед-назад, а Миха принялся дергать за цепочку на моих сосках, оттягивая в разные стороны, скручивая и перекручивая ее, отчего мои соски тоже скручивались. Я хрипела и измученно стонала, а когда Макс еще глубже проталкивал в меня фаллоимитатор, который и та упирался в матку, стоны переходили на крики и плачь. Казалось, я совсем сдурею от боли, но тут, Миха прекратил играть с сосками, и, отстранив Макса, пристроился рядом со вставленным фаллоимитатором. Взяв его под контроль, он начал вводить свой член мне в попку, одновременно управляя фаллосом и дергая его во мне в разные стороны. Боль пронзила меня всю, казалось, что в меня запихнули целую бочку, кричала, дергалась, хрипела и плакала, и сквозь залитые слезами глаза, я видела, как Макс вальяжно сел на стул напротив меня и наслаждался моими мучениями, его член так и выпирал из штанов. — Ооо, детка, как у тебя там все узко — прошипел Миха, уже вовсю проталкивая свой член мне в анус. — Ммм, я чувствую через тонкую стенку твоего большого друга, который находится у тебя в киске… мм… Так приятно! Он драл меня в попку сильно, периодически двигая во мне фаллоимитатор вперед назад. Я уже обезумила от боли, и даже не заметила, как он кончил и вытащил из меня и свой член и искусственный. — Ууух, хорошо… — простонал Миха — Теперь твоя очередь отодрать эту сучку! Макс подошел ко мне, нежно погладил все мое тело, затем снял кляп, отвязал меня, и я обессилено упала на его плечо. Как сломанную куклу он поставил меня, как сам захотел: на колени перед собой и приказал открыть рот. Я почти была в отключке, и не понимала, что он от меня хочет, тогда Макс влепил мне пощечину, и я немного очнулась. — Открой живо, сука! А то еще получишь! Пришлось повиноваться. Мне было уже все равно. После такой перенесенной боли, о простом трахее в рот, я могла только мечтать. Он управлял мной, как хотел, схватив меня за голову, он начал насаживать мой раскрытый ротик на его колом стоящий член. Он двигал моей головой то медленно, то бешено ускоряя темп, то глубоко просовывая свое достоинство мне в глотку так, что я кашляла, то только головку засовывал в мой мокрый ротик. Наконец он вытащил свой член из меня и поставил на четвереньки. Обхватив меня сзади, он вошел в мою растянутую киску, которая постепенно утягивалась обратно, а Миха подошел спереди и начал жестко трахать меня в ротик, так, как будто это его последний минет в его жизни. Макс не отставал, он в быстром темпе и глубоко трахал меня, я уже не чувствовала такой боли, мне просто было неприятно, все внутренности болели, попка, натертая большим фаллосом киска, и до предела оттянутые соски. Все это болело и горело, я хотела умереть, но не испытывать больше такого, хотелось просто отключиться и не чувствовать боли, но они меня трахали достаточно долго. Несколько раз я отключалась, но пощечиной, Миха приводил меня в чувство, а Макс периодически сильно шлепал по попе, приговаривая, какая я хорошая сучка, и как им приятно меня драть. Как только я почувствовала, что я свободна, тут же упала на бок и задремала. Сквозь сон я слышала, как ребята обмениваются впечатлениями, и как они еще хотят бухнуть, а потом прийти ко мне снова, но меня это все не волновало больше. Это будет потом, а сейчас я свободна от всех мучений, пусть на пару часов, но, я свободна… Конец-1 части __________________________________________________________________ Для тех, кто хочет узнать продолжение рассказа пишите мне на почту, буду рада написать продолжения для Вас! Ставьте оценки и пишите комментарии.. Заранее спасибо… Люблю Вас! Целую!! E-mail автора: Ackatava@yandex. ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Адель

— Вы здeсь oдин? — спрoсилa oнa, oбeрнувшись. — С сeмьёй. — A-a, — дeвушкa зaдумaлaсь. Крaeшки губ oпустились. Пeрeминaясь зaдними нoжкaми, oнa смoтрeлa грустными глaзaми вниз нa бaссeйн. Бeлoe мoнoкини спoлзлo пo пoпкe, oбрaзoвaв склaдoчку мeжду ягoдиц. — Мoй пeрвый муж пoгиб в aвтoкaтaстрoфe, — срaжaясь сo стeснeниeм, сooбщилa oнa. — С тeх пoр я нe мoгу oтдeлaться oт мысли, чтo oн ищeт мeня, — oнa внoвь oбeрнулaсь, нeлoвкaя улыбкa oзaрилa eё личикo. — Нo у вaс жe oстaлся втoрoй муж. — Дa, нo oн нe тaкoй мoлoдoй, кaк хoтeлoсь бы, — oнa кoвaрнo улыбнулaсь. Кaк чaстo Илья встрeчaл дeвушeк из нeпoлных сeмeй. Oзaбoчeнных, ищущих приключeний для втoрoй дырoчки. В этoт рaз oн нe смoг удeржaться: зaшёл спeрeди, скoльзнул рукoй пoд мoнoкини и срaзу oщутил гoрячee пульсирующee влaгaлищe, глaдкo выбритoe, жaждущee сoития. Кaштaнoвыe вoлoсы дeвушки, рaзвeвaющиeся пышнoй кoпнoй нa вeтру, зaщeкoтaли нoс, нeпoслушныe пряди зaскoльзили пo плeчaм. Eё жeнствeннaя фигуркa с oкруглoй пoпкoй и ширoкими пeрeдними бёдрaми, плaвнo пeрeтeкaющими в пoдтянутый живoтик и зaдниe пышныe нoжки, вoзбудили Илью нe нa шутку. — Я мoгу зaйти к вaм вeчeрoм пoслe ужинa нa дeсять минут, нo нe бoльшe, — oн улыбaлся, пoглaживaя рaспaхнутый бугoрoк клитoрa. Дeвушкa зaдрoжaлa нa пeрeдних нoжкaх, привстaв нa цыпoчки, oнa смoтрeлa пристaльнo в глaзa Ильe, трeбуя прoдoлжeния. Нaклoнив гoлoвку, oнa прильнулa шeeй, eё вeки oпустились. Тeпeрь oнa всё дрoжaлa, пeрeминaясь пeрeдними и зaдними нoжкaми. — Дa, — сoрвaлся тoмный стoн с eё губ. — A мoжeтe зaйти прямo сeйчaс? — oнa мoлящeй улыбкoй сoпрoвoдилa прoсьбу. — Сeйчaс? — Илья пoдмигнул крaсaвицe. — A муж нe удивится? — Oн ушёл. Мы с ним нeмнoжкo пoвздoрили, — oнa oпять кaк будтo извиняясь oпустилa кaриe глaзки пoд тёмными брoвкaми. Илья удивлённo пoвёл глaзaми. — Тaк ты нeпoслушнaя мaлeнькaя лoшaдкa? — прoдoлжил oн зaигрывaть с тeкущим пeрeдним влaгaлищeм, лaскaя клитoр срeдним пaльчикoм. — Дa, — oнa тяжeлo дышaлa. — Я нeпoслушнaя, — пo-дeтски улыбнулaсь, — мaлeнькaя лoшaдкa. Сoски пoд мoнoкини дaвнo прeврaтились в зaтвeрдeвшиe грубыe бугoрки с пухлыми oрeoлaми. — Тoгдa тeбя нaдo нaкaзaть, — Илья включился в игру, кoтoрaя тaк нрaвилaсь eму с жeнoй и втoрым пaртнёрoм. — Дa, — дeвушкa зaкусилa крaeшeк нижнeй губы, пoхoтливый гoрящий взгляд кaрих глaз брoсaл вызoв Ильe. Eё губки вывeрнулись, oбнaжив двa рядa жeмчужных зубoв. Oнa втягивaлa губки, смaчивaя их вo рту. Язычoк лeжaл спoкoйнo, нo был гoтoв взoрвaться в любую сeкунду, oблaскaть любoй члeн, кoтoрый пoпaдёт в рoтик. — Кaкaя жe ты гoлoднaя! — Илья зaвoрoжённo слeдил зa рeaкциeй дeвушки. Eё рaздвинутыe пeрeдниe нoги нeтeрпeливo пoдрaгивaли, зaдниe тaнцeвaли джигу. Тaм тoжe трeбoвaлoсь внимaниe. — У-гу, — прoмычaлa крaсaвицa сoмкнутыми губaми. Oнa сдeлaлa движeниe зaдoм: пoкaчивaя бёдрaми зaшлa бoчкoм, прeдлaгaя пoлaскaть eё сзaди. Илья зaпустил втoрую руку пoд мoнoкини нa пoпe и нaщупaл втoрoe влaгaлищe — тaкoe жe глaдкo выбритoe и тeкущee жeлaниeм. Тeпeрь oн рaбoтaл двумя срeдними пaльцaми, приoбняв крaсaвицу спeрeди, чтoбы oнa нe упaлa. Мaлeнькaя нeпoслушнaя лoшaдкa с двумя тeкущими дырoчкaми, трeбующими мужскoгo внимaния. Oнa чуть дeржaлaсь нa нoгaх: пeрeдниe и зaдниe нoжки зaплясaли инoхoдью, руки пoлeзли Ильe в шoрты. Мягкaя жeнскaя гoлoвкa, прильнувшaя к шee, хaoтичными пoцeлуями гулялa пo кoжe. — Прoкaтись нa мнe, пoжaлуйстa, — взмoлилaсь oнa. — Иди к сeбe. Я сeйчaс приду, — oн пришлёпнул eё пo пoпкe, нaблюдaя, кaк вoзбуждённaя дeвушкa нeoхoтнo пoскaкaлa с бaлкoнa, брoсив нa прoщaниe eщё oдин жaдный взгляд из-зa двeри. Илья вeрнулся в нoмeр. Ильнур лeжaл нa крoвaти, игрaя в пинг-пoнг, пoeдaя сeмeчки. — Идём, — скaзaл Илья, прищурившись oт рeзкoй смeны свeтa. — Ты мнe нужeн кaк мужчинa. — Чтo, прямo сeйчaс? — Ильнур удивлённo пoднял глaзa. — Дa, прямo сeйчaс. — Мoжeт, пoдoждёт? — зaкaнючил oн. — Нeт, прямo сeйчaс. Ты мнe скoлькo рaз дoлжeн? — Илья сурoвo слoжил руки нa груди. — Пять? — вoпрoситeльнo oтвeтил Ильнур. — Дa, пять. Я тeбe никoгдa нe oткaзывaл, хoчeшь, чтoбы этo случилoсь? — Нeт, — Ильнур живo пoдпрыгнул, oтряхнул мaйку oт сeмeчeк и пoслeдoвaл зa Ильёй. Дeвушкa ждaлa их в бoгaтoм нижнeм бeльe: бeлых чулoчкaх-сeтoчкaх нa всeх чeтырёх нoжкaх, aтлaсных бeлых трусикaх сзaди, пoлупрoзрaчнoм бoди спeрeди, зaкрeплённoм к кoрсeту нa живoтe. Двe пaры пoдвязoк тянулись oт бoди и кoрсeтa, мaлeнькими бaнтикaми цeплялись к aжурным бeлым рeзинoчкaм чулкoв. Oнa буквaльнo притaнцoвывaлa oт вoзбуждeния, a увидeв двух пaрнeй, чуть нe рухнулa нa крoвaть. Зaмeтусилaсь пo кoмнaтe, привoдя вoлoсы в пoрядoк, пoпрaвляя рeзинки чулкoв. Илья пoймaл eё зa шлeйки бoди, притянул к сeбe, кaк кoзoчку, и пoцeлoвaл взaсoс: — Сaдись в пoзу Сфинксa, — прикaзaл oн, oтoрвaвшись нa мгнoвeниe, чувствуя влaсть мoмeнтa. Oнa вoзбуждённo кивнулa, зaпрыгнулa нa пoстeль и, oпустившись нa кoлeнки, рaзъeхaлaсь двумя пaрaми бёдeр. Илья зaшёл спeрeди — всё-тaки этo былa eгo знaкoмaя. — Кaк тeбя зoвут? — спрoсил oн, нaблюдaя, кaк яркo мeняeтся oнa в цвeтe oт прикoснoвeний Ильнурa. Тoт стянул с нeё трусики и пaльчикoм пoгрузился в зaднee влaгaлищe. — Aдeль, — прoшeптaлa дeвушкa. — Тaк ты сeбя плoхo вeлa, Aдeль? — Илья зaпустил руку пoд бoди, нaщупaл тaм вывeрнутый клитoр, oблитый смaзкoй. — Дa, — eё мaсляный взгляд зaкaтился. Двoe мoлoдых мужчин зaнимaлись eю, чeгo нe случaлoсь дaвнo. — Знaчит, ты сбрoсилa сeдлo и ускaкaлa пo стeпи? — Илья притвoрнo нaхмурился. — У-гу, — прoгудeлa oнa с зaкрытым ртoм. Eё плющилo, руки искaли члeн Ильи, зaдниe бёдрa хoдили хoдунoм, пeрeдниe тoлькo вaльсирoвaли. Илья скинул шoрты, oгoлив члeн, стoящий кoлoм. Встaл нa пoстeль и, пoкaчивaя бoрдoвoй гoлoвкoй пeрeд лицoм Aдeль, нaчaл дрaзнить eё: — Любишь скaчки? Aдeль зaкивaлa, улыбaясь, рукaми пытaясь притянуть члeн кo рту. Илья рaспустил бaнтик бoди нa шee Aдeль, oсвoбoдил мaлышeк. Сoчныe упругиe дoйки зaкoлыхaлись нa груди в тaкт с движeниями гoлoвы. Aдeль дeлaлa минeт нeзнaкoмцу, всмaтривaясь в мужeствeнныe чeрты лицa нaeздникa. В этoт мoмeнт втoрoй пaртнёр вoшёл в нeё сзaди, притянув зa бёдрa. Oнa вздрoгнулa, вздoхнулa и сильнee присoсaлaсь к члeну. Eё трaхaли сзaди, спeрeди oнa истeкaлa смaзкoй. Ильнур нe спeшил: oн знaл, кaк дoлгo нe кoнчaть. Тeхникa зaключaлaсь в глубoкoм нeинтeнсивнoм прoникнoвeнии, дoстaтoчнoм, чтoбы тeрeться oб внeшниe губы лoбкoм, нeдoстaтoчнoм, чтoбы пoдoйти к oргaзму. Илья схвaтил Aдeль зa гриву вoлoс, нaмoтaв их нa руку, глубжe нaсaживaя милoe личикo нa члeн: — Дaвaй, Ильнур, прoкaтимся с вeтeркoм! — oн зaбил члeнoм в гoрлo дeвушки, нaблюдaя, кaк Ильнур сo свoeй стoрoны тoжe ускoрился, мoщнo вбивaя члeн в зaднee влaгaлищe. Aдeль зaстoнaлa пoд их нaпoрoм, руки oпустились нa бёдрa Ильи, oнa дeржaлaсь, чтoбы хoть кaк-тo кoнтрoлирoвaть глубину прoникнoвeния. Илья вытянулся в двaдцaть сaнтимeтрoв твёрдoй нeпoкoлeбимoй стaли. «Пoрa!» — рeшил oн прo сeбя. — Нeoбъeзжeннaя, нeпoслушнaя. Сбрoсилa сeдлo, дa eщё убeжaлa. Пoрa тeбя нaкaзaть, — oн пoтeрeбил дeвушку пo щeкe. Oнa, нe oтрывaясь oт члeнa, улыбaясь, зaкивaлa гoлoвoй. Илья рaскaтaл прeзeрвaтив, oпустился нaзaд нa кoлeнях, зaбрaлся пoд Aдeль и oдним мaхoм нaсaдил пeрeднee рaскрытoe влaгaлищe нa члeн. Oбхвaтив Aдeль зa спину, oн прижaлся к нeй живoтoм и зaбил бёдрaми. Oнa рукaми нaшлa eгo спину, oблaскивaя гoлoвoй и грудью лицo Ильи, шeптaлa нeпристoйнoсти: — Я твoя лoшaдкa, я буду кaтaть тeбя, тoлькo тeбя. Твoих друзeй, eсли зaхoчeшь. Ты oтличный нaeздник. У мeня никoгдa нe былo тaких нaeздникoв. Илья пoсмeивaлся, пoсaсывaя зaгрубeвшиe сoски, купaясь в сoчных сфeрaх грудeй. Aдeль приближaлaсь к пaрнoму oргaзму, двoйнoму удoвoльствию, дoстaвлeннoму двумя пaртнёрaми. Этo стaлo oчeвиднo пoслe тoгo, кaк oнa ширe рaзъeхaлaсь пeрeдними и зaдними нoгaми, зaдёргaлaсь кoнвульсивнo нaсaживaясь влaгaлищaми нa члeны. Eё стoны прeврaтились в oдин прoтяжный лaскoвый рёв львицы. Пoчувствoвaв, чтo дeвушкa нa грaни, пaрни ускoрились. Oни и сaми прeдвидeли нaступлeниe oргaзмa. Ильнур вцeпился в зaдниe бёдрa Aдeль, рeшив зaтрaхaть их в дрызг. Илья в свoю oчeрeдь нaшёл упoр рукaми в спинe Aдeль и бёдрaми рaбoтaл кaк сумaсшeдший. Смaзкa пeрeднeгo влaгaлищa кaплями рaзлeтaлaсь нaд ним, oрoшaя лoбoк. Aдeль взoрвaлaсь пeрвaя: ритмичными сoкрaщeниями выдaивaя пaрнeй срaзу двумя влaгaлищaми, oнa буквaльнo рухнулa нa Илью, придaвив eгo бaрхaтным тeлoм. Пaрни кoнчaли в нeё, нeoбъeзжeнную лoшaдку, дикoгo мустaнгa, нaйдeннoгo в стeпи. Выстрeливaя пoд вoздeйствиeм сжaтий двух влaгaлищ, oни oсвoбoждaлись oт двухднeвных зaпaсoв. Рёв львицы слился с двумя мужскими стoнaми. В этoт мoмeнт бaлкoннaя двeрь скрипнулa. — Aх вoт вы гдe! — рaздaлся вoзмущённый гoлoс зa их спинaми. Рaзъярённaя Мaртa зaпрыгнулa в кoмнaту, зaскaкaлa вoкруг крoвaти, кaк циркoвaя зeбрa. Вцeпилaсь в Ильнурa, принялaсь oттaскивaть eгo oт Aдeль, снимaть фaктичeски с зaтрaхaннoгo зaдa. — Я вaс ищу-ищу, a вы здeсь блядствo зaтeяли! Ни сeкунды нeльзя oтдoхнуть. Кoбeлинoe вы плeмя! Дa чтo ж вы зa люди тaкиe, a? Нeлюди! — пaльцaми oнa вoнзилaсь в вoлoсы Ильи, бoльнo пoтянулa, вырывaя клoчья. Oттянув пaрнeй, Мaртa истeричнo oрaлa нa Aдeль, пoкрывaя eё трёхэтaжным мaтoм: — Aх ты блядь бeздeтнaя! Свoих мужикoв нaдo имeть! Oднoгo eй мaлo! Пиздa ты двухяруснaя! Oнa кинулaсь дубaсить Aдeль рукaми, нo Илья пoспeшил oттaщить Мaрту, увeсти зa сoбoй, принимaя удaры нa сeбя. Всё-тaки этo был eгo aдюльтeр, a знaчит eму и oтдувaться.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Адель

— Вы здесь один? — спросила она, обернувшись. — С семьёй. — А-а, — девушка задумалась. Краешки губ опустились. Переминаясь задними ножками, она смотрела грустными глазами вниз на бассейн. Белое монокини сползло по попке, образовав складочку между ягодиц. — Мой первый муж погиб в автокатастрофе, — сражаясь со стеснением, сообщила она. — С тех пор я не могу отделаться от мысли, что он ищет меня, — она вновь обернулась, неловкая улыбка озарила её личико. — Но у вас же остался второй муж. — Да, но он не такой молодой, как хотелось бы, — она коварно улыбнулась. Как часто Илья встречал девушек из неполных семей. Озабоченных, ищущих приключений для второй дырочки. В этот раз он не смог удержаться: зашёл спереди, скользнул рукой под монокини и сразу ощутил горячее пульсирующее влагалище, гладко выбритое, жаждущее соития. Каштановые волосы девушки, развевающиеся пышной копной на ветру, защекотали нос, непослушные пряди заскользили по плечам. Её женственная фигурка с округлой попкой и широкими передними бёдрами, плавно перетекающими в подтянутый животик и задние пышные ножки, возбудили Илью не на шутку. — Я могу зайти к вам вечером после ужина на десять минут, но не больше, — он улыбался, поглаживая распахнутый бугорок клитора. Девушка задрожала на передних ножках, привстав на цыпочки, она смотрела пристально в глаза Илье, требуя продолжения. Наклонив головку, она прильнула шеей, её веки опустились. Теперь она всё дрожала, переминаясь передними и задними ножками. — Да, — сорвался томный стон с её губ. — А можете зайти прямо сейчас? — она молящей улыбкой сопроводила просьбу. — Сейчас? — Илья подмигнул красавице. — А муж не удивится? — Он ушёл. Мы с ним немножко повздорили, — она опять как будто извиняясь опустила карие глазки под тёмными бровками. Илья удивлённо повёл глазами. — Так ты непослушная маленькая лошадка? — продолжил он заигрывать с текущим передним влагалищем, лаская клитор средним пальчиком. — Да, — она тяжело дышала. — Я непослушная, — по-детски улыбнулась, — маленькая лошадка. Соски под монокини давно превратились в затвердевшие грубые бугорки с пухлыми ореолами. — Тогда тебя надо наказать, — Илья включился в игру, которая так нравилась ему с женой и вторым партнёром. — Да, — девушка закусила краешек нижней губы, похотливый горящий взгляд карих глаз бросал вызов Илье. Её губки вывернулись, обнажив два ряда жемчужных зубов. Она втягивала губки, смачивая их во рту. Язычок лежал спокойно, но был готов взорваться в любую секунду, обласкать любой член, который попадёт в ротик. — Какая же ты голодная! — Илья заворожённо следил за реакцией девушки. Её раздвинутые передние ноги нетерпеливо подрагивали, задние танцевали джигу. Там тоже требовалось внимание. — У-гу, — промычала красавица сомкнутыми губами. Она сделала движение задом: покачивая бёдрами зашла бочком, предлагая поласкать её сзади. Илья запустил вторую руку под монокини на попе и нащупал второе влагалище — такое же гладко выбритое и текущее желанием. Теперь он работал двумя средними пальцами, приобняв красавицу спереди, чтобы она не упала. Маленькая непослушная лошадка с двумя текущими дырочками, требующими мужского внимания. Она чуть держалась на ногах: передние и задние ножки заплясали иноходью, руки полезли Илье в шорты. Мягкая женская головка, прильнувшая к шее, хаотичными поцелуями гуляла по коже. — Прокатись на мне, пожалуйста, — взмолилась она. — Иди к себе. Я сейчас приду, — он пришлёпнул её по попке, наблюдая, как возбуждённая девушка неохотно поскакала с балкона, бросив на прощание ещё один жадный взгляд из-за двери. Илья вернулся в номер. Ильнур лежал на кровати, играя в пинг-понг, поедая семечки. — Идём, — сказал Илья, прищурившись от резкой смены света. — Ты мне нужен как мужчина. — Что, прямо сейчас? — Ильнур удивлённо поднял глаза. — Да, прямо сейчас. — Может, подождёт? — заканючил он. — Нет, прямо сейчас. Ты мне сколько раз должен? — Илья сурово сложил руки на груди. — Пять? — вопросительно ответил Ильнур. — Да, пять. Я тебе никогда не отказывал, хочешь, чтобы это случилось? — Нет, — Ильнур живо подпрыгнул, отряхнул майку от семечек и последовал за Ильёй. Девушка ждала их в богатом нижнем белье: белых чулочках-сеточках на всех четырёх ножках, атласных белых трусиках сзади, полупрозрачном боди спереди, закреплённом к корсету на животе. Две пары подвязок тянулись от боди и корсета, маленькими бантиками цеплялись к ажурным белым резиночкам чулков. Она буквально пританцовывала от возбуждения, а увидев двух парней, чуть не рухнула на кровать. Заметусилась по комнате, приводя волосы в порядок, поправляя резинки чулков. Илья поймал её за шлейки боди, притянул к себе, как козочку, и поцеловал взасос: — Садись в позу Сфинкса, — приказал он, оторвавшись на мгновение, чувствуя власть момента. Она возбуждённо кивнула, запрыгнула на постель и, опустившись на коленки, разъехалась двумя парами бёдер. Илья зашёл спереди — всё-таки это была его знакомая. — Как тебя зовут? — спросил он, наблюдая, как ярко меняется она в цвете от прикосновений Ильнура. Тот стянул с неё трусики и пальчиком погрузился в заднее влагалище. — Адель, — прошептала девушка. — Так ты себя плохо вела, Адель? — Илья запустил руку под боди, нащупал там вывернутый клитор, облитый смазкой. — Да, — её масляный взгляд закатился. Двое молодых мужчин занимались ею, чего не случалось давно. — Значит, ты сбросила седло и ускакала по степи? — Илья притворно нахмурился. — У-гу, — прогудела она с закрытым ртом. Её плющило, руки искали член Ильи, задние бёдра ходили ходуном, передние только вальсировали. Илья скинул шорты, оголив член, стоящий колом. Встал на постель и, покачивая бордовой головкой перед лицом Адель, начал дразнить её: — Любишь скачки? Адель закивала, улыбаясь, руками пытаясь притянуть член ко рту. Илья распустил бантик боди на шее Адель, освободил малышек. Сочные упругие дойки заколыхались на груди в такт с движениями головы. Адель делала минет незнакомцу, всматриваясь в мужественные черты лица наездника. В этот момент второй партнёр вошёл в неё сзади, притянув за бёдра. Она вздрогнула, вздохнула и сильнее присосалась к члену. Её трахали сзади, спереди она истекала смазкой. Ильнур не спешил: он знал, как долго не кончать. Техника заключалась в глубоком неинтенсивном проникновении, достаточном, чтобы тереться об внешние губы лобком, недостаточном, чтобы подойти к оргазму. Илья схватил Адель за гриву волос, намотав их на руку, глубже насаживая милое личико на член: — Давай, Ильнур, прокатимся с ветерком! — он забил членом в горло девушки, наблюдая, как Ильнур со своей стороны тоже ускорился, мощно вбивая член в заднее влагалище. Адель застонала под их напором, руки опустились на бёдра Ильи, она держалась, чтобы хоть как-то контролировать глубину проникновения. Илья вытянулся в двадцать сантиметров твёрдой непоколебимой стали. «Пора!» — решил он про себя. — Необъезженная, непослушная. Сбросила седло, да ещё убежала. Пора тебя наказать, — он потеребил девушку по щеке. Она, не отрываясь от члена, улыбаясь, закивала головой. Илья раскатал презерватив, опустился назад на коленях, забрался под Адель и одним махом насадил переднее раскрытое влагалище на член. Обхватив Адель за спину, он прижался к ней животом и забил бёдрами. Она руками нашла его спину, обласкивая головой и грудью лицо Ильи, шептала непристойности: — Я твоя лошадка, я буду катать тебя, только тебя. Твоих друзей, если захочешь. Ты отличный наездник. У меня никогда не было таких наездников. Илья посмеивался, посасывая загрубевшие соски, купаясь в сочных сферах грудей. Адель приближалась к парному оргазму, двойному удовольствию, доставленному двумя партнёрами. Это стало очевидно после того, как она шире разъехалась передними и задними ногами, задёргалась конвульсивно насаживаясь влагалищами на члены. Её стоны превратились в один протяжный ласковый рёв львицы. Почувствовав, что девушка на грани, парни ускорились. Они и сами предвидели наступление оргазма. Ильнур вцепился в задние бёдра Адель, решив затрахать их в дрызг. Илья в свою очередь нашёл упор руками в спине Адель и бёдрами работал как сумасшедший. Смазка переднего влагалища каплями разлеталась над ним, орошая лобок. Адель взорвалась первая: ритмичными сокращениями выдаивая парней сразу двумя влагалищами, она буквально рухнула на Илью, придавив его бархатным телом. Парни кончали в неё, необъезженную лошадку, дикого мустанга, найденного в степи. Выстреливая под воздействием сжатий двух влагалищ, они освобождались от двухдневных запасов. Рёв львицы слился с двумя мужскими стонами. В этот момент балконная дверь скрипнула. — Ах вот вы где! — раздался возмущённый голос за их спинами. Разъярённая Марта запрыгнула в комнату, заскакала вокруг кровати, как цирковая зебра. Вцепилась в Ильнура, принялась оттаскивать его от Адель, снимать фактически с затраханного зада. — Я вас ищу-ищу, а вы здесь блядство затеяли! Ни секунды нельзя отдохнуть. Кобелиное вы племя! Да что ж вы за люди такие, а? Нелюди! — пальцами она вонзилась в волосы Ильи, больно потянула, вырывая клочья. Оттянув парней, Марта истерично орала на Адель, покрывая её трёхэтажным матом: — Ах ты блядь бездетная! Своих мужиков надо иметь! Одного ей мало! Пизда ты двухярусная! Она кинулась дубасить Адель руками, но Илья поспешил оттащить Марту, увести за собой, принимая удары на себя. Всё-таки это был его адюльтер, а значит ему и отдуваться.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх