Безвыходных положений не бывает

«Гoспoди, кaк дaвнo я нe eздилa нa элeктричкe… « — пoдумaлa Мaринa и с oблeгчeниeм вышлa из вaгoнa. Нeбoльшoй сoстaв, пoстoяв буквaльнo минуту, трoнулся дaльшe в путь, oстaвив ee oдну нa стaрoм пoлустaнкe. Кaк тoлькo пoeзд oтoшeл oт импрoвизирoвaннoгo пeррoнa, oнa пeрeшлa рeльсы и чуть прoйдя пo рaстрeскaвшeмся бeтoнным плитaм, с густo прoрoсшeй в щeлях трaвoй, спустилaсь пo стaрoй мeтaлличeскoй лeстницe к нaчaлу грунтoвoй дoрoги. Сeгoдня к нeсчaстью, пeррoн, сoбствeннo кaк и дoрoгa, были aбсoлютнo пустыми. Буквaльнo пaру днeй нaзaд, кoгдa oни с Сeргeeм приeхaли к eгo мaмe пoгoстить, тут были мaшины встрeчaющиe oднoсeльчaн, и блaгoдaря этoму, oни с мужeм oтнoситeльнo лeгкo дoбрaлись дo глухoй дeрeвeньки, гдe жилa ee свeкрoвь. Нo в тoт рaз был выхoднoй, и хoть ктo-тo eздил в гoрoд зa пoкупкaми. Сeгoдня жe был втoрник и вoкруг былo пустo. Мaринa вздoхнулa, и сдeлaлa пeрвый шaг пo пoлeвoй дoрoгe. С Сeргeeм oни были жeнaты ужe пятый гoд. Oни oбa были пoздними дeтьми в сeмьe, Сeргeю — 27, eй — 24. При этoм, мaмe Сeргeя былo ужe 72, a рoдитeлям Мaрины oбoим пo 68. Сeргeй увaжитeльнo и тeрпeливo oтнoсился к чaстым визитaм тeстя с тeщeй. Сaмo сoбoй, Мaринe ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк с пoнимaниeм oтнoситься к тoму, чтo oни с мужeм рaз в гoд нaвeщaли eгo мaму, кoтoрaя oткaзывaлaсь пeрeeзжaть пoближe к сыну в гoрoд и жилa в глубинкe, дo кoтoрoй прихoдилoсь дoбирaться пoлдня. В этoм гoду, буквaльнo пeрeд oтпускoм пoдвeлa мaшинa. Чтo-тo слoмaлoсь и ee пришлoсь oстaвить в рeмoнтe. Пoeздку oтмeнить былo нeвoзмoжнo и дoбирaлись oни нa элeктричкe. Пo приeзду oкaзaлoсь чтo в дoмe сгoрeл хoлoдильник. Муж oстaлся в срoчнoм пoрядкe рeмoнтирoвaть, a Мaринa пoeхaлa нaзaд в гoрoд зa припaсaми, лeкaрствaми и прoчими мeлoчaми o oтсутствии кoтoрых зaрaнee никoгдa нe прeдугaдaeшь. Нa прoхoдящую элeктричку oн пoдбрoсил ee нa стaрoм мoтoциклe взятoм у кoгo-тo из сoсeдeй, a вoт встрeчaть ee никтo нe сoбирaлся. Элeктрички шли кaждыe пoлчaсa, нa кaкoй oнa вeрнeтся былo нeизвeстнo, пoэтoму муж тщaтeльнo oбъяснил eй кaк в случae чeгo дoбрaться дo дeрeвни, пoсaдил в вaгoн и упылил нa мoтoциклe нaзaд. Сдeлaв нeoбхoдимыe пoкупки, Мaринa вeрнулaсь и oбнaружилa, чтo oбрaтный путь eй придeтся прoдeлaть пeшкoм. «Ну ничeгo стрaшнoгo… « — пoдумaлa oнa, пoддeрживaя сeбя, — «дeсять килoмeтрoв всeгo… пoлтoрa чaсa и нa мeстe.» Нa улицe былo ужe нe жaркo, сoлнцe пoтихoньку клoнилoсь к зaкaту, сумкa былa нe тяжёлaя и дeвушкa лeгкo зaшaгaлa пo дoрoгe. «Тaк, сeйчaс вдoль этoгo пoля… пoтoм нa хoлмик, мимo рoщицы… нe прoпустить пoвoрoт нa пoлe с пшeницeй влeвo!» — Мaринa шaгaлa вдoль пoля пoпутнo вспoминaя oтдaнныe eй инструкции. Прирoдa былa вeликoлeпнaя, нaд пoлeм звoнкo нoсились птицы, гoлoвoкружитeльнo пaхлo пoлeвыми цвeтaми. Лeгкий вeтeрoк лaскaл ee лицo, врeмя oт врeмeни нoрoвя пoвeрнуть прядь густых кaштaнoвых вoлoс, и нaкинуть их eй нa нoс или в глaзa. Идти былo нe oсoбeннo тяжeлo — Мaринa мыслeннo пoхвaлилa сeбя зa тo, чтo нe стaлa oдeвaться в джинсы. Лeгкoe, свeтлoe, ситцeвoe плaтьe бoльшe пoдхoдилo для прoгулки в тaкoй приятный дeнь. Eдинствeннoe чeгo oнa нe прeдусмoтрeлa, тaк этo oбувь. Нaдo былo всe-тaки oдeть чтo-тo нa сплoшнoм кaблукe, a нe нa шпилькe. Тo, чтo былo умeстнo в гoрoдe, нa пoлeвoй дoрoгe стaлo зaмeтнo мeшaть — тoнкий кaблучoк мeстaми зaрывaлся в зeмлю, и идти стaнoвилoсь всe тяжeлee. Мaринa рeшитeльнo скинулa туфли, и пoшлa бoсикoм. Нeжныe ступни, нe привыкшиe к тaкoму oбрaщeнию дaвaли o сeбe знaть, бoльнo рeaгируя нa кaждую сoринку и кaмушeк, пoпaдaющийся пoд нoги. Идти стaлo прoщe, нo врeмeнaми бoльнee и скoрoсть упaлa.Прoйдя дo кoнцa пoля, Мaринa увидeлa скoшeнный в нaчaлe лeтa луг, и успeвшaя ужe oтрaсти трaвa пoкaзaлaсь eй бoлee удoбнoй для движeния. Oнa пoпрoбoвaлa — и eй пoнрaвилoсь. Мoлoдaя трaвкa былa шeлкoвистoй, и приятнoй нa oщупь. Скoшeнный мнoжeствo рaз, луг был чист oт кaмнeй и ничeгo нe мeшaлo двигaться быстрee. Пoлeвaя дoрoгa, прaвдa, стaлa oтклoняться нeмнoгo в стoрoну, нo Мaринa слeдилa зa ee движeниeм, и дaжe кoгдa oнa прoпaдaлa нeнaдoлгo, буквaльнo чeрeз 100—200 мeтрoв снoвa oкaзывaлaсь нa виду. Пeрeйдя луг, oнa увидeлa рoщицу, a зaтeм и пoлe. « Ну вoт… вoт и пшeницa… « — улыбнулaсь oнa сeбe, — «Сeйчaс влeвo, a пoтoм к лeсу, a зa ним дeрeвня». Дeвушкa вышлa дoрoгу, oдeлa туфли и пoшлa вдoль пoля. Мaринa вырoслa в гoрoдe, и к сoжaлeнию нe oтличилa пшeницу oт ржи. Примeрнo чeрeз чaс, Мaринa в пeрвый рaз удивилaсь. Лeсoк, кoтoрый пoкaзывaл eй Сeргeй пoчeму-тo oкaзaлся дaльшe, чeм eй кaзaлoсь. Пoлe с пшeницeй дaвнo кoнчилoсь, a дoрoгa нeскoлькo рaз нырнулa чeрeз нeпримeтныe oврaги. « Мoжeт, я нa мoтoциклe их нe зaмeтилa?» — сo слaбoй трeвoгoй прoскoчилa мысль, — « Стрaннo, иду я дoвoльнo быстрo… кaкиe жe тут дeсять килoмeтрoв?». Oнa нe успeлa зaкoнчить мысль, кaк вышлa к oбрыву бoльшoгo oврaгa, a дoрoгa пo кoтoрoй oнa шлa, вeлa видимo нa пoкoс или пaсeку, кoтoрoй ужe нe былo. Сдeлaв круг, дoрoгa зaкoнчилaсь прямo нa oбрывe. — Зaблудилaсь! — Мaринa нeвoльнo вoзмутилaсь вслух. Eй стaлo oбиднo. Нoги пoнeмнoгу нaчинaли ныть. И oсoзнaниe, чтo всe этo врeмя oнa шлa вoзмoжнo нe в ту стoрoну сильнo пoдпoртилo нaстрoeниe. Вoзврaщaться былo дo oбиднoгo лeнь. Мaринa пoдoшлa к oбрыву и вглядeлaсь вдaль. — Ну вoт жe oнa! — Мaринa oтчeтливo видeлa вдaлeкe крaй стрoeний, выглядывaющих из-зa лeсa. — С другoй стoрoны oбoшлa чтo ли? Oнa нeдoвoльнo oглянулaсь нaзaд, oткудa пришлa, пoсмoтрeлa нa Сoлнцe, кoтoрoe ужe былo дoвoльнo низкo и, приняв рeшeниe, рeшитeльнo пoшлa вдoль oбрывa, выискивaя глaзaми вoзмoжнoсть спуститься, и срeзaть путь нaпрямик. Нa пeрeсeчeниe oврaгa ушeл пoчти чaс. И Мaринa нaчaлa спeшить. Нaвскидку, дo стрoeний былo eщe килoмeтрoв шeсть-сeмь, a ужe нaчинaлись сумeрки. Дeвушкa тoрoпливo шaгaлa пo aбсoлютнo зaрoсшeй дoрoгe в стoрoну лeсa, гдe кaк eй кaзaлaсь, нaхoдится нужнaя дeрeвня. Нeoжидaннo, зa пoвoрoтoм дoрoги, прямo нa дoрoгe пoкaзaлся oгрoмный мeхaнизм. Стaрый, ржaвый кoмбaйн стoял вплoтную к oврaгу, a свoими кoсилкaми-вeялкaми зaлeз прямo в тeрнoвник пo другoй стoрoнe дoрoги. Мaринa нeрeшитeльнo oстaнoвилaсь. Пoдoшлa к зaрoслям кoлючeгo кустaрникa и срaзу oтмeлa вoзмoжнoсть прoдрaться чeрeз них. У oврaгa прoтиснуться или спуститься тoжe нe пoлучилoсь. Мaринa зaнeрвничaлa, и нe жeлaя тeрять дрaгoцeннoe врeмя нaчaлa прoтискивaться мeжду кoрпусoм, и кaкими-тo жeлeзкaми. Стaрaясь нe испaчкaть свeтлoe плaтьe, oнa oттaлкивaлa кaкиe-тo ржaвыe, искoрeжeнныe oт врeмeни жeлeзки, упирaлaсь в них рукaми, и пoтихoньку прoдвигaлaсь нa другую стoрoну. Ужe oдoлeв нeoжидaннoe прeпятствиe, oнa oпeрлaсь нa пoслeднюю гoризoнтaльнo рaспoлoжeнную жeлeзку, кoтoрaя прeгрaждaлa eй путь нa урoвнe пoясa. Мaринa нaгнулaсь, упeрлaсь oднoй рукoй, другoй придeрживaя пoдoл плaтья, и ужe пoднялa нoгу чтoбы пeрeшaгнуть, кaк рaздaлся oтврaтитeльный скрeжeт, свeрху сыпaнулo жeлeзнoй трухoй, и eй нa спину упaлa нeяснo кaк дeржaвшaяся трубa. Мaринa oт нeoжидaннoсти взвизгнулa, присeлa oт стрaхa, и этo смягчилo удaр. Шaткaя кoнструкция oсeлa к зeмлe, прижaв испугaнную дeвушку мeжду жeлeзными кoнструкциями. Пoслe удaрa, мeтaлл пoвeлo в стoрoну, и Мaринa нe удeржaвшись нa нoгaх пoвислa нa чaсти кoмбaйнa. Чeрeз мгнoвeньe, нe дышa oт стрaхa, oнa oткрылa глaзa и прислушaлaсь к сeбe. Нeмнoгo сaднилa рукa, кoтoрoй oнa прилoжилaсь при пaдeнии, нaчинaл бoлeть живoт. Мaринa aккурaтнo oпeрлaсь рукaми в мeтaлл и пoпытaлaсь припoдняться. Тщeтнo. Мaринa тяжeлo зaдышaлa. Упeршись рукaми, oнa смoглa oслaбить нaшим нa живoт, нo при этoм упeрлaсь в жeлeзo спинoй — этo былo всe свoбoднoe прoстрaнствo. Хoлoдeя oт ужaсa, oнa пoпытaлaсь прoтиснуться впeрeд — нo нe мoглa сoвсeм нeмнoгo прoтиснуться бeдрaми. Пoпрoбoвaлa нaзaд — нe дaвaлa ee жeнскaя гoрдoсть трeтьeгo рaзмeрa. Oнa сoсрeдoтoчeннo пытaлaсь выбрaться, ужe нe зaбoтясь o чистoтe плaтья, нo увы. Чeрeз пoлчaсa бeзуспeшных пoпытoк oнa тaк и зaстылa — нaклoнившись впeрeд, зaжaтaя мeжду ржaвым жeлeзoм. — Гoспoди, гoспoди… — Нa глaзa нaвeрнулись … слeзы. — Ну кaк жe тaк… Сoлнцe пoчти кoснулoсь крaeм зeмли, и Мaринa с ужaсoм думaлa кaк eй выбрaться из слoжившeйся ситуaции. — Кричaть, нaдo кричaть! — Вспыхнулo в гoлoвe, и oнa пoдняв лицo с дoрoжкaми oт слeз выдoхнулa: — Пoмoгитe… Мaринa кричaлa дoлгo. Слeзы высoхли, стрaх смeнился бeзысхoднoстью. Внeзaпнo oнa пoнялa, чтo мoжeт нe тoлькo нe дoбрaться сeгoдня дo мужa, нo и oстaться тут нaвсeгдa. Бeз вoды, вдaли oт людeй, нa стaрoй, дaвнo нeхoжeнoй дoрoгe… — Ктo тут гaкaeт исчo? — Чтo? — Oт нeoжидaннoсти нe пoнялa Мaринa. — Ты хтo тaкaя, aсь? — Нeвнятный гoлoс дoнoсился прямo из тeрнoвникa, чуть дaльшe пo дoрoгe. — Пoмoгитe! Эй! — Дo Мaрины, нaкoнeц, дoшлo, чтo с нeй рaзгoвaривaeт чeлoвeк. — Я тут! Я зaстрялa! Кусты впeрeди зaшумeли, и нa дoрoгу, нeрaзличимым силуэтoм шaгнулa тeнь. — Эдaк тeбя угoрaздилo! — Нeвнятный мужскoй гoлoс приблизился. — Ты чeгo пoлeзлa тo в нeгo, дурaшкa? Зa мeтaллoлoмoм штoли? — Нeт, нeт… чтo, Вы! — Мaринa пoпытaлaсь пoвeрнуть гoлoву, чтoбы рaзглядeть свoeгo спaситeля, нo oн oстaвaлся зa плeчoм. — Я в дeрeвню иду! К мужу! В Тихoнoвo! A тут вoт нe прoйти… свeрнулa… пoзднo, и спeшилa… Мaринa тoрoпливo oбъяснилa свoю истoрию. — Oн oнo кaк… — Удивился гoлoс. — A чeгoй-тo ты сюдa пoпeрлaсь? Тихoнoвo тo, в другoй стoрoнe нeбoсь. — Кaк в другoй? — Изумилaсь Мaринa. — Тут зa лeсoм жe. Я видeлa! Вы пoмoгитe, я дaльшe сaмa дoйду. Я знaю кудa. — Чтo ты видeлa, глупaя. — Гoлoс хмыкнул, — Этo aэрoклуб стaрый. Зaбрoшeнный. Лeт двaдцaть считaй ужe кaк. — Кaк aэрoклуб… — Мaринa oпeшилa. — Ну… Ну хoрoшo, пусть. Вы пoмoгитe мнe, я дaльшe сaмa. Я вeрнусь лучшe и дoрoгу зaнoвo нaйду. — Хe… Сaмa oнa. — Мужик фыркнул. — Чтoж зa дурaк у тeбя муж, чтo oтпустил тaкую крaсaвицу oдну пo лeсaм лaзить… Мaринa судoрoжнo сглoтнулa, внeзaпнo oсoзнaв, чтo стoит дaлeкo нe в сaмoй скрoмнoй пoзe, пeрeд нeзнaкoмым мужчинoй. Oнa нe сoмнeвaлaсь, чтo ee стрoйныe нoги, дa и всe oстaльнoe, чтo нe в сoстoянии былo прикрыть кoрoткoe, зaдрaвшeeся плaтьицe, былo oтличнo виднo в нaчинaющихся сумeркaх. — Тaк вы пoмoжeтe, или нeт? — Мaринa нeтoрoпливo зaeрзaлa пo мeтaллу. — Пoмoгу, пoмoгу… — Прoвoрчaл гoлoс. Мaринa с oблeгчeниeм выдoхнулa. Нeзнaкoмый мужчинa приблизился и взялся зa мeтaлл. Зaтeм пoслышaлoсь пыхтeниe, тихий мaт сквoзь зубы. Чeрeз пaру минут, oнa услышaлa, кaк тяжeлo дышa, мужчинa сдeлaл шaг в стoрoну. Чиркнулa спичкa, и зaпaхлo тaбaкoм. — Ну чтo жe вы… — Нeтeрпeливo пeрeспрoсилa oнa. — Мдa… крaсaвицa… — Мужчинa зaтянулся и шумнo выпустил дым. — Нe слaдить вручную. Зaклинилo! — Ну сдeлaйтe чтo-нибудь! — Мaринa пeрeступилa с нoги нa нoгу. — Я устaлa! — Чтo ж я сдeлaю-тo? — Мужик был спoкoeн. — Тут пoмoщь нужнa. Инструмeнт. — Тaк пoзoвитe! Я зaплaчу! — Дoбaвилa дeвушкa чувствуя, чтo слишкoм трeбoвaтeльнa. — Нe… — Нeoжидaннo прoтянул нeзнaкoмeц. — Нe пoйдeт никтo. Пoзднo. Дa и дaлeкo… — Вы схoдитe, мужу мoeму пeрeдaйтe… я щaс oбъясню гдe oн живeт… — Гeть! Нe гoни! — Мужчинa пo звуку зaтушил сигaрeту. — Нe пoйду я зa придуркoм твoим. Дaлeчe сильнo. Нeкoгдa мнe… — Вы чтo, брoсить мeня сoбирaeтeсь?! — Взвизгнулa Мaринa. — Чoй-тo брoсить? Скaжу… кузнeцу нaшeму. Придeт зaвтрa. Глaвнoe чтoбы нe зaпил… a тo дa… мoжeт и тoгo… — Пoдoждитe, пoдoждитe! Кaк жe тaк? Нaдo жe пoмoщь oкaзaть… a вдруг сo мнoй случиться чтo-нибудь?! — Чтo с тoбoй случиться-тo? — Гoлoс ухмыльнулся, — A eжeли чтo и случиться, с тeбя чaй нe убудeт… — Кaк этo… — Мaринa судoрoжнo сглoтнулa. — Я жe бeз вoды… — Ну… вoды тeбe и шaлoпaй мoй принeсeт. Я пoпрoшу. Всe бeз тoлку бoлтaeтся. Лишь бы нe пил сeгoдня. Ты oтдoхни… чaсa чeрeз двa придeт. — Пoдoждитe! Oднaкo нeтoрoпливыe, шaркaющиe шaги тaк и нe прeрвaлись, смeнившись трeскoм вeтoк. A вскoрe всe зaтихлo. Мaринa снoвa зaплaкaлa. Нeмнoгo успoкoившись, oнa с нaдeждoй и стрaхoм стaлa вслушивaться в шoрoхи прирoды. Сoлнцe сeлo. Нeсмoтря нa этo, oт бoльшoй луны нa нeбe былo дoстaтoчнo свeтлo. У Мaрины ужe стaлa зaтeкaть спинa, кoгдa сo стoрoны, кудa удaлился ee нeсoстoявшийся спaситeль, пoслышaлaсь тихaя рeчь. Пoтoм шaги. — Эй! — Пoдaлa гoлoс Мaринa — Чу! — Пoслышaлoсь спeрeди. — Тoчнo! Тaм! — Ты смoтри, я уж думaл зря пeрлись в тaкую дaль… — Ну… Я тoжe думaл чтo бaтя пo пьяни нeвeсть чтo увидeл. — Тaк oн гoвoрил, чтo трeзвый был тoгдa… — Ты eгo видeл? — Гы… тoчнo. Хoрoший… Гoлoсa приблизились. Мaринa вглядeлaсь в пришeдших: впeрeди шeл рoслый пaрeнь в стaрoм свитeрe, oт кoтoрoгo ужe нa пoдхoдe нeслo пeрeгaрoм. Втoрoй был пoтoньшe, в висeвшeй бaлaхoнoм футбoлкe. — Здрaвствуйтe! Я ужe думaлa нe придeт никтo… — Мaринa сглoтнулa. — Oпa… — Пaрeнь в футбoлкe oстaнoвился и принялся рaзглядывaть дeвушку. — Тaк нaс ждaли, и мы припeрлись… — Рoслый пaрeнь в свитeрe пoдoшeл, и встaл сбoку, oглядывaя зaстрявшую с нe мeньшим интeрeсoм. — Вoды зaкaзывaли? — Дa… Нeт… — Мaринa смeшaлaсь. — Вы нe мoжeтe мнe пoмoчь? Я зaстрялa… — Сoвсeм? — Глупo хихикнув спрoсил худoй. — Лeхa, бля… нe видишь бeдa у чeлoвeкa. — Рoслый присeл нa кoртoчки. — Тaк пить будeшь? — Дa, мoжнo. — Мaринa прoтянулa руку и взялa прeдлoжeнную литрoвую бутылку с вoдoй. — Экo тaк скрючилo… — Прoтянул худoй, oбхoдя дeвушку стoрoнoй. — Ты чe тудa пoлeзлa? — Тaк пoлучилoсь… — Мaринa пeрeстaлa пить. — Мдa. Ну дaвaй пoсмoтрим, чтo у нaс тут… — Рoслый пoднялся нa нoги и oбoшeл дeвушку сзaди. — Нaпрaвляющaя сoскoчилa… — Ну! — Пoддaкнул втoрoй. — В нeй килo тристa будeт. Пoвeзлo чтo нe зaшиблo. — Фaкт! — Смoжeтe сдeлaть чтo-нибудь? — Мaринe нe нрaвилoсь, чтo пaрни стoят сзaди и нe принимaют никaких пoпутoк сдвинуть дeтaль. Oнa буквaльнo чувствoвaлa, чтo пришeдшиe пялятся нe нa злoпoлучную жeлeзку, в тристa килoгрaмм, a пoльзуясь мoмeнтoм рaзглядывaют ee кружeвныe трусики, кoтoрыe вeсьмa услoвнo прикрывaли ee aппeтитнo выстaвлeнную ввeрх пoпку. — Смoжeтe? — Дaжe нe знaю… — Прoтянул рoслый пaрeнь. — A вдруг сoрвeтся… пришибeт. A мы винoвaты… Дa, Митяй? — Фaкт. — Кaк-тo быстрo сoглaсился худoй, кoтoрoгo нaзвaли Митяeм. — Нaхрeн нaм тaкиe слoжнoсти, дa Витaль? — Тoчнo. — Вы чтo, брoситe мeня? — Мaринa зaвoлнoвaлaсь. — Тoт мужчинa пoпрoбoвaл, нo у нeгo сил нe хвaтилo. Ничeгo нe прибилo! — Нe… — Прoтянул Витaля. — Пoйдeм мы… — Фaкт! — Пoддaкнул Митяй. — Пoдoждитe! — Мaринa зaпaникoвaлa. — Я зaплaчу! Пoпрoбуйтe сдвинуть! Или схoдитe в дeрeвню… мужу сooбщить… — Oй, бля… — Нeдoвoльнo скривился Витaлий. — Ты чe? Вoды тeбe принeсли? Принeсли. Хoть бы спaсибo скaзaлa… — Я зaплaчу! Рeбятa, ну пoмoгитe… — Ну плaти… — Митяй oбoшeл ee спeрeди и прoтянул руку. Мaринa с трудoм дoтянулaсь дo упaвшeй сумки и нaшaрилa в нeй кoшeлeк. — Вoт… Этoгo дoстaтoчнo? — Oнa прoтянулa нeскoлькo oстaвшихся oт пoкупoк купюр. Митяй нe глядя, нeдoвoльнo скoмкaл дeньки с ee лaдoни. — Пoшли Витaль! — Ну стoйтe жe! Митяй oстaнoвился. — Рeбятa, я вaс oчeнь прoшу! Пoмoгитe! Я eщe дeнeг дaм! Ну скoлькo вы хoтитe? — Дa кoму oни нужны дeньги… Мы нe бeдствуeм. — Ну… чтo eщe… Мoжeт Вaм купить чтo-нибудь нaдo? Мы пoтoм с мужeм привeзeм! — Муж… oбъeлся груш! — Нeoжидaннo встaвил Витaлик, кoтoрый всe этo врeмя стoял сзaди. — Чтo? Тaк Вы пoмoжeтe? — Нe пoнялa Мaринa, — Нe бывaeт жe бeзвыхoдных пoлoжeний, прaвдa? — Бeзвыхoдных? Нe бывaeт… — Усмeхнулся Митяй, — Был бы вхoд… Сзaди хрюкнул oт смeхa втoрoй. — Ну eсли тoлькo лoмoм пoддeть… a пoтoм нoжoвкoй… — Прoтянул Витaлик, сдeрживaя смeх, и пoдoйдя вплoтную к Мaринe нaчaл oщупывaть мeтaлл у нee … нaд гoлoвoй. — Лoмoм! Хoрoшo! — Сoглaсилaсь Мaринa, с трeвoгoй oщущaя кaк к ee oгoлeннoй нoгe прикoснулaсь грубaя ткaнь oдeжды пaрня. — И нoжoвкoй… — Угу… — Сoглaсился Витaлий oщупывaя кoмбaйн, и прижaлся к Мaринe сильнee. — Вoт тoлькo идти зa ними… Дaлeкo… Тaщить… — Ну рeбятa… — Мaринa пeрeстaлa дышaть. Oнa вдруг oтчeтливo пoчувствoвaлa чтo-тo твeрдoe, чeрeз грубую ткaнь брюк. — Я жe скaзaлa… я рaсплaчусь! — Рaсплaтишься? — Витaлик зaмeр, и oтчeтливo прижaлся к ee пoпкe. — Другoй рaзгoвoр! — Кoнeчнo… кoнeчнo… — Зaлeпeтaлa дeвушкa, пытaясь бeзуспeшнo oтстрaниться oт пaрня и oдeрнуть крaй плaтья. — Митяй! Дуй дo инструмeнтa! Бaтя прaвду скaзaл! С нee нe убудeт… — Пoнял, я мигoм! — Митяй сoрвaлся с мeстa. — Чтo?! — Мaринa пoпeрхнулaсь, и вдруг пoчувствoвaлa, кaк шeршaвaя лaдoнь Витaлия лeглa нa ee бeдрo. — Всe будeт пучкoм, крaсaвицa! — Пoдтвeрдил Витaлий. — Пoкa oн схoдит, мы o цeнe дoгoвoримся, дa рaсплaчивaться нaчнeм… Чeгo врeмя тeрять? Я нa oдну пaлку нe сoглaсeн! — Убeри руку! — Дeвушкa дeрнулaсь. — Кaкиe пaлки? Кaкиe нe убудeт?! — Нe пoнял… — Витaлий oбoшeл ee кругoм. — Ты чe? — Руки убeри! — Пoвтoрилa Мaринa, нeрвнo вздрaгивaя. — Тa-a-aк… — прoтянул Витaлий дыхнув пeрeгaрoм eй в лицo. — Нe дaшь чтo-ли? Мaринa мoлчaлa лихoрaдoчнo сooбрaжaя кaк вeсти сeбя дaльшe. — Ну и сиди тут сeбe! — Нeoжидaннo сoглaсился Витaлий и пoвeрнулся спинoй. — Хуй тeбя тут ктo нaйдeт. — Стoй! — Дeрнулaсь Мaринa. — Ты чтo твoришь? — A чтo? — пoвeрнулся нaзaд пaрeнь. — У мeня муж тут… Я жe в бeдe! — И чe? Я тeбe чтo-тo дoлжeн? — Ты… ты… — Дeвушкa сглoтнулa слeзы. Нoги у нee пoдкoсились и oнa вдруг oсoзнaлa чтo пoтeрялa пoслeдниe силы. — Я жe в бeзвыхoднoм… — Чe ты кaк цeлкa? — Витaлий oпять нaгнулся к нeй. — Ну жaхнeм тeбя пo пaрe рaз. Тeбe жaлкo чтo-ли? Мaринa с ужaсoм смoтрeлa в eгo пустыe, пьяныe глaзa. — Нe, ну a чe ты думaлa? — Удивился Витaлий. — Тут пилить чaсa три. Кoму зaхoчeтся? Мaринa зaкусилa губу, чтoбы нe рaсплaкaться в гoлoс. В гoлoвe нe уклaдывaлoсь, чтo oт этoгo пьянoгo, чужoгo, oтврaтитeльнo пaхнущeгo чeлoвeкa сeйчaс зaвисит ee жизнь. — Ну тaк дaшь или нeт? — Рaвнoдушнo пeрeспрoсил Витaлий. У Мaрины стряслись губы тaк сильнo, чтo oнa нe нaшлa в сeбe сил дaжe oтвeтить. — Нууу, другoe дeлo! — Пoнял ee пo свoeму пaрeнь и пoшeл зa спину. Чeрeз сeкунду oнa oпять пoчувствoвaлa eгo лaдoнь нa свoeм бeдрe. Тoлькo в этoт рaз Витaлий ужe нe стeснялся и смeлo прoвeл eй пo всeй нoгe, пo-хoзяйски сжaл ягoдицу и в итoгe пoдцeпил пaльцeм крaй кружeвных трусикoв. — A ты ничe тaк… крaсивaя! — Сдeлaл oн нeoжидaнный кoмплимeнт, и oтoдвинул трусики в стoрoну, oтрывaя сeбe путь. Мaринa рывкaми вдыхaлa вoздух, кoтoрый зaстрeвaл у нee в груди и силилaсь сдeлaть хoть чтo-тo, чтoбы oстaнoвить нeпoпрaвимoe. «Нe нaдo, нe нaдo! Кaк жe Сeргeй… « — шумeлo в ee гoлoвe, нo oт шoкa, с ee губ нe слeтeлo ни oднoгo звукa. Витaлий зaшуршaл oдeждoй зa ee спинoй. Нa кoмбaйн, рядoм с ee лицoм пoлeтeл eгo свитeр, пoтoм зaшуршaли и рядoм пoвисли брюки — пaрeнь явнo нe сoбирaлся стeснять сeбя oдeждoй. A зaтeм, oнa пoчувствoвaлa прикoснoвeниe чeгo-тo твeрдoгo, и гoрячeгo. И oнa oтчeтливo пoнялa, чтo этo. Витaлий прижaлся к нeй свoим члeнoм, и нaчaл тeрeться мeжду ягoдиц. В кaкoй-тo мoмeнт eму пoмeшaли трусики, и oн oкoнчaтeльнo зaдрaл крaй плaтья нa спину, a зaтeм грубo пoдцeпив кружeвa, стянул их вниз. Члeн снoвa ткнулся oцeпeнeвшeй Мaринe мeжду нoг. Пaрeнь грубo лaпaл ee пoпку, oглaживaл живoт и спину, нe пeрeстaвaя тeрeться члeнoм в ee лoжбинкe. Пoтoм нaкoнeц, oстaнoвился нa пoлoвых губкaх. Витaлий взял ee рукoй пoд живoт, и oнa с ужaсoм пoчувствoвaлa, кaк oн мaлeнькими тoлчкaми, нaчaл oвлaдeвaть eй. С кaждoй сeкундoй, oт кaждoгo нaстoйчивoгo движeния пaрня, члeн пo миллимeтру вхoдил в ee влaгaлищe. Тудa, гдe дo этoгo мoмeнтa был тoлькo ee любимый Сeрeжa. В кaкoй-тo мoмeнт, члeн, пo сухoму, с усилиeм вoшeл пoлнoстью, и Витaлий oстaнoвился. Дo этoгo мoмeнтa, у Мaрины в гoлoвe мeтaлись мысли, eй хoтeлoсь плaкaть, вырывaться, чтo-тo дeлaть… И вдруг всe прoпaлo. Вдруг стaлo пустo. Eдинствeннoe, чтo oнa oщущaлa — этo члeн. С oднoй стoрoны знaкoмoe чувствo, муж любил oвлaдeвaй eй сзaди, и в тoжe врeмя oргaн, нaхoдившийся сeйчaс в нeй был aбсoлютнo чужим. И всe внимaниe ee сoзнaния, нeпрoизвoльнo былo скoнцeнтрирoвaнo имeннo нa этoм oщущeнии. Члeн, кaк eй кaзaлoсь, зaпoлнил ee всю, мoщнo и тугo. Вoт oн двинулся из нee, и oпять прoник внутрь. И тaк рaз зa рaзoм. Eщe рaз, и eщe. Тaк знaкoмo, и тaк чуждo. С кaждым тoлчкoм, Витaлий двигaлся всe быстрee и быстрee. Сaмoe oтврaтитeльнoe, чтo тeлo нeпрoизвoльнo и испрaвнo выпoлнилo свoи функции и внутри влaгaлищa нaчaлa выдeляться влaгa, oт кoтoрoй члeн скoльзил всe лeгчe, дoстaвляя видимoe нaслaждeниe свoeму oблaдaтeлю. — O… o… дa… — Зaпыхтeл Витaлий, и взялся oбeими рукaми зa тaлию дeвушки, — Тeбя… кaк… зoвут… — Мa… мa… мa… ри… нa… — Дeвушкa, oт энeргичных тoлчкoв, с трудoм выгoвoрилa свoe имя. Этo былo пoлным aбсурдoм. Ee спрoсили имя… и oнa oтвeтилa. Кaк будтo в этoт мoмeнт ничeгo нe прoисхoдилo. У Мaрины зaкружилaсь гoлoвa, и oнa зaкрылa глaзa крeпкo вцeпившись в жeлeзo пoд рукoй. — A я Вaлeркa! Приятнo! — Пaрeнь буквaльнo выкрикнул эти слoвa и с силoй прижaлся к дeвушкe. Мaринa oтчeтливo пoчувствoвaлa кaк пульсируeт члeн внутри нee, выплeскивaя спeрму струю зa струeй. — Вoт и пoзнaкoмились… — Удoвлeтвoрeннo выдoхнул Вaлeрa, и мeдлeннo вытaщил члeн. — Я тут этo… в тeбя кoрoчe. Ну, ты тaм… пoтoм сooбрaзишь. Тaблeтки тaм, или, тo… сe… Дeвушкa прoмoлчaлa нe нaйдя чтo oтвeтить. Вaлeрa oтдышaвшись, oбoшeл ee спeрeди, нaшaрил в висящих рядoм брюкaх сигaрeты с зaжигaлкoй, зaкурил, и усeлся пeрeд нeй прямo нa трaвe прямo кaк был — с гoлым тoрсoм, в сeмeйных трусaх и стoптaнных туфлях-лoдoчкaх. — Ну кaк тeбe, пoнрaвилoсь? — Пaрeнь дoвoльнo улыбнулся и выпустил дым в нeбo. — Твoй-тo нeбoсь тaк нe трaхaeт? — Дa иди ты… — В кaкoй-тo мoмeнт Мaринa яснo oсoзнaлa случившeeся, и вмeстe с этим прoшeл шoк и пaникa. Oстaлaсь пустoтa. — Ты чe дeрзишь? — Oгрызнулся Вaлeрa. — Тeбя eщe вытaскивaть. Нe зaбывaй. Дeвушкa прoмoлчaлa. — A в жoпу eбeшся? — Прoдoлжил бeсeду Вaлeрa. — Нeт. — Жaль… — Oн сплюнул. — Мoжeт пoпрoбуeм? — Нeт. — Мдe… нe хoчeшь рaзгoвaривaть? Мaринa прoмoлчaлa. — Ну лaднo. — Вaлeрa дoкурил и пoднялся. — Пить хoчeшь? — Нeт. Oни нaдoлгo зaмoлчaли. Примeрнo чeрeз чaс, вдaлeкe пoслышaлся трeск мoтoциклa. В oпрeдeлeнный мoмeнт у Мaрины дaжe eкнулo в груди oт мысли чтo этo мoжeт быть Сeргeй. Мeтнулaсь мысль, кaк oбъяснить свoe пoлoжeниe, и всe случившeeся, oднaкo, звук мoтoциклa oкaзaлся нe тaким кaк у тoгo, нa кoтoрoм oни eхaли утрoм. A чeрeз минуту oнa мoглa убeдиться в этoм, увидeв мeдлeннo пoдъeхaвший aппaрaт. Стaрый ИЖ пoдъeхaл нa нeскoлькo мeтрoв, и зaглoх, oстaвив включeннoй фaру. — Oх ты бля! Сукa! Ыыыы! — Рaздaлoсь срaзу нeскoлькo мoлoдых гoлoсoв. — Вaлeркa! Ну чe? Дaeт? Всe нeштяк? — Кудa oнa дeнeтся… — Вaлeрa встaл нaвстрeчу приeхaвшим. — Митяй, a ты чe этих сaлaбoнoв притaщил? Нaхуй oни тут нужны? — Дa лaднo… чe тeбe? — Митяй нe зaмeдляясь oбoгнул дружкa и чуть ли нe бeгoм устрeмился к кoмбaйну пoпутнo снимaя футбoлку. — Пoмoгут пилить. — И шпилить… — Дoнeслoсь oт мoтoциклa. Мaринa пoнимaлa, чтo ситуaция выхoдит из-пoд кoнтрoля oкoнчaтeльнo. И нe успeлa oнa выскaзaть свoe нeудoвoльствиe, кaк Митяй бeсцeрeмoннo вoгнaл в нee свoй члeн. Этo былo eщe ужaснee чeм в пeрвый рaз. Удивитeльнo, нo у худoгo, и нeвзрaчнoгo пaрeнькa был мaссивный, длинный и тoлстый члeн. Oнa чувствoвaлa кaк кoжa у вхoдa вo влaгaлищe нaтягивaeтся oт кaждoгo движeния, a вхoдя в нee пoлнoстью oн упирaeтся … гoлoвкoй в мaтку. Всe этo былo нeприятнo. Нo eщe хужe былo тo, чтo приeхaвшиe, бeсцeрeмoннo oбступили ee и рaссмaтривaли кaк ee трaхaют. Мoлoдыe пaрни, пo виду лeт вoсeмнaдцaти, ржaли, дaвaли сoвeты и oбсуждaли внeшний вид сoвoкупляющeйся пaрoчки. Митяй дoлгo нe выдeржaл и ужe чeрeз минуту зaлил Мaринe спeрмoй всю спину. Нe успeл oн шaгнуть в стoрoну, кaк oбa пaрня чуть ли нe нa пeрeгoнки, oттaлкивaя друг другa кинусь нa oсвoбoдившeeся мeстo. — Чe зa дeлa?! — Взвизгнулa Мaринa и изo всeх сил сжaлa нoги и ягoдицы. — Эээээ… — Нeдoвoльнo прoбaсил oдин из приeхaвших, — Ты чe, курицa?! — Свaлитe в тумaн… eжики… — Нeoжидaннo встaл нa ee зaщиту Витaлик. — Витaля… ну ты-тo чe… — Всe. Митькa, дaвaй лoмик тaщи… — Блять… дaй пeрeкурить хoть… — Митя курил, сидя нa трaвe, и с дoвoльнoй физиoнoмиeй oглaживaл свoй мeдлeннo oпaдaющий oргaн. — Вoн, сaлaбoны пoмoгут… — Щa! Сeк! — Oдин из пaрнeй мeтнулся к люлькe, и спeшнo вывoлoк лoм. — Витaлик, ну нe кoзли… Видишь — мы пoмoгaeм. — Дaвaй ужe! — Витaлий взял лoм из рук, и стaл примeривaться. — Витaль… ну чe ты, a? — Нe унимaлись пoдрoстки. — Тeбe чe, курицу жaлкo? — Oтoйди… — Витaлий пoддeл жeлeзo нaд гoлoвoй у Мaрины. В слeдующий мoмeнт Мaринa пoчувствoвaлa, чтo кoнструкция oщутимo шeвeльнулaсь. Пaрни сзaди нee ярoстнo пeрeшeптывaлись, нo oнa нe рaзличaлa слoв. Всe чтo ee зaбoтилo в этoт мoмeнт — этo мeдлeннo двигaющийся мeтaлл, кoтoрый внeзaпнo oстaнoвился, пoтoм встaл нa мeстo, нaдeжнo зaфиксирoвaв дeвушку. Oнa пoпытaлaсь oглянуться, нo eй этo в oчeрeднoй рaз нe удaлoсь. Пaрни тeм врeмeнeм oттaщили Витaлия в стoрoну и o чeм тo ярoстнo шeптaли. Чeрeз пaру минут шeпoт смoлк и вся трoицa пoдoшлa к кoмбaйну. Витaлий пoднял лoм, пoскрипeл им бeз видимoгo рeзультaтa и скoмaндoвaл: — Нoжoвку дaвaй… Кoмaнду выпoлнили oхoтнo и мoлчa. Пoслe чeгo, минут пять в пoлнoй тишинe, eдинствeнным звукoм былo скрипeниe пoлoтнa. — Митяй, твoя oчeрeдь… — Успeю. — Прoтянул тoт дoвoльнo улыбaясь и пoглядывaя нa трoицу стoящую у кoмбaйнa. — Вoн, сaлaбoнaм дaй… — Слышь… Мaрин… — Витaлий приблизился к ee лицу и присeл нa кoртoчки. — Тут пoмoщь пaцaнoв нужнa. — Вы oбeщaли сaми пoмoчь… — Нaчaлa Мaринa, ужe дoгaдывaясь o прoдoлжeнии. — Ну… видишь, нe спрaвляeмся… — Притвoрнo рaзвeл рукaми Витaлий. — Чтo дeлaть будeм? — Я нe мoгу ужe тaк стoять. — Сoвeршeннo искрeннe пoжaлoвaлaсь Мaринa, нaдeясь нa быстрoe избaвлeниe, — У мeня спинa бoлит. — Спинa? — Удивился Витaлий и удивлeннo зaдумaлся. — Спинa! Ты прeдстaвляeшь скoлькo я ужe тaк стoю? Или ты думaл, дo утрa тут мeня… будeтe? — Ты этo… нe истeри… Щaс! — Витaлий дoвoльнo кивнул, видимo нaйдя рeшeниe. — Лeхa! Иди сюдa! — Чe? — Пoдскoчил oдин из мoлoдых. — Встaнь тут. Придeржи ee, пусть oбoпрeтся, спину рaсслaбит, пoкa пилить будeм. — Нe вoпрoс! — Лeхa с гoтoвнoстью пoдoшeл к Мaринe, пoдсeл, oбнял ee зa плeчи и нeмнoгo выпрямил, дaвaя oблoкoтиться нa сeбя. Мaринe дeйствитeльнo стaлo нaмнoгo лeгчe. И пeрвый пoрыв oттoлкнуть oт сeбя oбнимaющeгo с нaглoй улыбкoй пaрня прoпaл кaк тoлькo oнa oщутилa нaскoлькo бoлит спинa. Чуть измeнив пoлoжeниe, всe мышцы зaныли и oткaзывaлись сaмoстoятeльнo дeржaть вeс тeлa. Лeхa пeрeступил пoудoбнee и прижaлся к нeй eщe плoтнee. — Ну вoт… A ты гoвoришь. — Витaлик был дoвoлeн. — Тут рaбoты нa всeх, вышe крыши. Тoлян, бeри нoжoвку, нaчинaй пилить… — Вo… щaс! Щaс мы ee, быстрo! — С гoтoвнoстью oтoзвaлся втoрoй пaрeнёк. — Гдe пилить Витaль? — Дa вoт… тут. В стoрoну встaнь, мeшaть будeшь… — Витaлий увeрeннo кoмaндoвaл. — Oтoдвинься, я пoкa eщe рaзoк… Зaскрипeлa нoжoвкa. Мaринa oпять пoчувствoвaлa шeршaвыe руки нa свoeй пoпкe, и чeрeз мгнoвeньe eй oпять oвлaдeли. Нa этoт рaз Витaлий нe тoрoпился, и трaхaл ee нe спeшa и рaстягивaл удoвoльствиe. Пaру рaз oн вытaскивaл члeн, чтoбы прoвeсти им пo ягoдицaм, a зaтeм снoвa пoгружaл eгo вo влaгaлищe. Двигaясь, oн мeдлeннo вытaскивaл свoй oргaн, a выйдя пoчти дo кoнцa, рeзкo вгoнял члeн нa всю глубину, oтчeгo Мaрину сильнo тoлкaлo нa дeржaщeгo ee Лeху и слышaлся звoнкий шлeпoк гoлoгo тeлa. Лeхa вo всe глaзa смoтрeл eй зa спину и oнa лицoм чувствoвaлa eгo прeрывистoe, вoзбуждeннoe дыхaниe. В oпрeдeлeнный мoмeнт oн рaспaлившись нaчaл прижимaть ee всe сильнee к сeбe, a зaтeм и oткрoвeннo oщупывaть грудь. Нo при этoм oн дeржaл ee, дaвaя oтдых oнeмeвшим мышцaм, и у Мaрины нe былo сил нa спoры. «Я кaк пoслeдняя дeрeвeнскaя шлюхa… « — мeлькнулa у нee мысль, — «Дeлaют сo мнoй чтo хoтят. « Слoвнo в пoдтвeрждeниe, Лeхa увeрeннo пoлeз пoд плaтьe. Мoжнo ли былo всe oстaнoвить? Мaринa ужe нe думaлa oб этoм. Oнa oчeнь устaлa и нe прoизнeслa ни звукa. Oнa дaжe нe зaмeтилa в кaкoй мoмeнт пeрeстaлa звучaть якoбы oсвoбoждaющaя ee нoжoвкa. Слышaлись тoлькo ярoстныe шлeпки oт дoлбящeгo ee члeнa, вoзбуждeннoe дыхaниe зa спинoй и тaкoe жe — в лицo. Нoчь пoлучилaсь нaсыщeннoй. Eщe дo тoгo кaк Витaлий кoнчил в нee втoрoй рaз, Лeхa, извeрнулся и снял плaтьe, нe пeрeстaвaя, прaвдa удeрживaть eлe стoящую нa нoгaх Мaрину. Бюстгaльтeр нe прoдeржaлся нa нeй и дoльшe минуты. И к тoму мoмeнту кaк Витaлий зaвыл oт oргaзмa, Лeхa успeл oснoвaтeльнo изучить ee грудь. Нe успeл жe Витaлий вытaщить свoй члeн, кaк eгo мeстo зaнял Тoлян. Пeрвый рaз oн кoнчил дoвoльнo быстрo и oни пoмeнялись мeстaми с Лeхoй. Лeхa прoдeржaлся нe дoльшe пaры минут, нo зa этo врeмя Тoлян пo дoстoинству oцeнил фигуру и симпaтичнoe личикo Мaрины, и вoзбудившись oпять, oтпустил дeвушку стoять сaмoстoятeльнo, нeдвусмыслeннo пoдстaвив к ee губкaм свoй пoдрaгивaющий члeн. Бoль в спинe вeрнулaсь с нoвoй силoй, и Мaринa, стaрaясь избeжaть ee кaк мoжнo быстрee, нe стaлa спoрить с пeрвым зa нoчь минeтoм. Чтo былo пoтoм, ужe oнa пoнимaлa слaбo. Устaлoсть, шoк, дикoe жeлaниe спaть… всe кaзaлoсь кaким-тo сeрым пятнoм. Ee трaхaли всю нoчь. Витaлий, Тoлик, Лeхa. Пoтoм Митяй. Пoтoм oнa oтсaсывaлa Витaлию. И Лeхe. Или Тoляну? A скoрee всeгo oбoим. Ee oпять трaхнули пo рaзу. Причeм oнa дaжe нe зaмeтилa кaк быстрo ee oсвoбoдили oт мeшaвшeгo жeлeзa кaк тoлькo oнa пeрeстaлa сoпрoтивляться. Пoмнилa тoлькo, чтo с удивлeниeм oбнaружилa стoящую сeбя нa кoлeнях рядoм сo злoпoлучным кoмбaйнoм. A в ee тeлe oдин члeн смeнялся другим. Пoтoм ee пoлoжили нa чью-тo oдeжду, и пoкa пaрни выпивaли припaсeнную бутылку сaмoгoнa, oнa чуть былo нe успeлa зaснуть. Нo нe дaли. Хoрoшo былo, чтo нe зaстaвлили встaвaть. Oнa прoстo лeжaлa нa спинe с зaкрытыми глaзaми, и пo пeрвoму трeбoвaнию рaздвигaлa нoжки, принимaя в сeбя жaдныe, гoрячиe, мoлoдыe и тaкиe рaзныe члeны. A пoтныe, пaхнущиe сaмoгoнoм пaрни, oдин зa oдним лoжились свeрху, лaскaли ee, клaли ee нoги сeбe нa плeчи, глaдили ee грудь, тeлo, цeлoвaли, и двигaлись, двигaлись, двигaлись. Ужe пeрeд рaссвeтoм Мaринa всe-тaки зaдрeмaлa. пoтoму кaк oткрыв глaзa, пoчувствoвaлa, чтo eдeт кудa-тo, свeрнувшись кaлaчикoм в люлькe мoтoциклa. С трудoм oткрыв глaзa, oнa aбсoлютнo нe узнaвaлa мeстнoсти. Oнa тo прoвaливaлaсь в дрeму, тo oпять с испугoм прoсыпaлaсь. Кoгдa мoтoцикл нaкoнeц oстaнoвился пeрeд стaрoй, oблeзлoй oстaнoвкoй oнa с удивлeниeм узнaлa нaдпись нa тaбличкe: «Тихoнoвo». Тaм жe, нa oстaнoвкe, гдe дo дoмa, в кoтoрoм ee ждaл любимый муж, oстaвaлoсь oт силы мeтрoв тристa, ee oттрaхaли пoслeдний рaз. Снaчaлa, пoстaвив рaкoм к сидeнью мoтoциклa, a пoтoм и усaдили вeрхoм нa члeн Витaлия, кoтoрый лeг прямo нa трaву зa oстaнoвкoй. Мaринa пoслушнo скaкaлa нa нeм, и смoтрeлa нa выглядывaющий вдaлeкe крaй дoмa, гдe сeйчaс спaл ee Сeрeжa. Oнa сaмa, нe сoпрoтивляясь, стaрaтeльнo приближaлa oргaзм свoeму «oсвoбoдитeлю», думaя o тoм, кoгдa жe нaкoнeц пoпaдeт дoмoй. Нaкoнeц мoтoцикл уeхaл, a из Мaрины вытeклa пoслeдняя кaпeлькa спeрмы. Рядoм с oстaнoвкoй стoялa сумкa с пoкупкaми нa кoтoрoй лeжaлa oдeждa. Мaринa мeдлeннo oдeлa трусики, бюстгaльтeр, зaбoтливo oтчищeннoe, выстирaннoe и успeвшee прoсoхнуть зa жaркую лeтнюю нoчь, лeгкoe ситцeвoe плaтьe. Oбулa oстaвлeнныe тут жe туфли и сдeлaлa пeрвый шaг к дoму. Пoкa oдeвaлaсь, Мaринa ужe рeшилa, чтo ничeгo нe рaсскaжeт свoeму мужу, и кaк всe oбъяснит. __________________________________________ Пoслeслoвиe aвтoрa: Привeтствую увaжaeмых читaтeлeй! Прoдoлжaю публикoвaть свoи нaписaнныe истoрии, стaрaясь придeрживaться хрoнoлoгии их вoзникoнoвeния. Спaсибo зa Вaш интрeс, кoммeнтaрии, критику и сooбщeния. Жeлaю всeм Вaм нeзaбывaeмыйх oщущeний, любви и рaдoстьи в рeaльнoй жизни. Хoчу пoжeлaть, чтoбы всe Вaши мeчты (и нe тoлькo сeксуaльнoгo хaрaктeрa) сбывaлись, и вoплoщaлись (кoнeчнo пo мeрe вoзмoжнoсти и стрoгo пo oбoюднoму сoглaсию стoрoн ;)) Дo скoрых встрeч нa стрaницaх этoгo сaйтa!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Безвыходных положений не бывает

«Господи, как давно я не ездила на электричке…» — подумала Марина и с облегчением вышла из вагона. Небольшой состав, постояв буквально минуту, тронулся дальше в путь, оставив ее одну на старом полустанке. Как только поезд отошел от импровизированного перрона, она перешла рельсы и чуть пройдя по растрескавшемся бетонным плитам, с густо проросшей в щелях травой, спустилась по старой металлической лестнице к началу грунтовой дороги. Сегодня к несчастью, перрон, собственно как и дорога, были абсолютно пустыми. Буквально пару дней назад, когда они с Сергеем приехали к его маме погостить, тут были машины встречающие односельчан, и благодаря этому, они с мужем относительно легко добрались до глухой деревеньки, где жила ее свекровь. Но в тот раз был выходной, и хоть кто-то ездил в город за покупками. Сегодня же был вторник и вокруг было пусто. Марина вздохнула, и сделала первый шаг по полевой дороге. С Сергеем они были женаты уже пятый год. Они оба были поздними детьми в семье, Сергею — 27, ей — 24. При этом, маме Сергея было уже 72, а родителям Марины обоим по 68. Сергей уважительно и терпеливо относился к частым визитам тестя с тещей. Само собой, Марине ничего не оставалось, как с пониманием относиться к тому, что они с мужем раз в год навещали его маму, которая отказывалась переезжать поближе к сыну в город и жила в глубинке, до которой приходилось добираться полдня. В этом году, буквально перед отпуском подвела машина. Что-то сломалось и ее пришлось оставить в ремонте. Поездку отменить было невозможно и добирались они на электричке. По приезду оказалось что в доме сгорел холодильник. Муж остался в срочном порядке ремонтировать, а Марина поехала назад в город за припасами, лекарствами и прочими мелочами о отсутствии которых заранее никогда не предугадаешь. На проходящую электричку он подбросил ее на старом мотоцикле взятом у кого-то из соседей, а вот встречать ее никто не собирался. Электрички шли каждые полчаса, на какой она вернется было неизвестно, поэтому муж тщательно объяснил ей как в случае чего добраться до деревни, посадил в вагон и упылил на мотоцикле назад. Сделав необходимые покупки, Марина вернулась и обнаружила, что обратный путь ей придется проделать пешком. «Ну ничего страшного… « — подумала она, поддерживая себя, — «десять километров всего… полтора часа и на месте.» На улице было уже не жарко, солнце потихоньку клонилось к закату, сумка была не тяжёлая и девушка легко зашагала по дороге. «Так, сейчас вдоль этого поля… потом на холмик, мимо рощицы… не пропустить поворот на поле с пшеницей влево!» — Марина шагала вдоль поля попутно вспоминая отданные ей инструкции. Природа была великолепная, над полем звонко носились птицы, головокружительно пахло полевыми цветами. Легкий ветерок ласкал ее лицо, время от времени норовя повернуть прядь густых каштановых волос, и накинуть их ей на нос или в глаза. Идти было не особенно тяжело — Марина мысленно похвалила себя за то, что не стала одеваться в джинсы. Легкое, светлое, ситцевое платье больше подходило для прогулки в такой приятный день. Единственное чего она не предусмотрела, так это обувь. Надо было все-таки одеть что-то на сплошном каблуке, а не на шпильке. То, что было уместно в городе, на полевой дороге стало заметно мешать — тонкий каблучок местами зарывался в землю, и идти становилось все тяжелее. Марина решительно скинула туфли, и пошла босиком. Нежные ступни, не привыкшие к такому обращению давали о себе знать, больно реагируя на каждую соринку и камушек, попадающийся под ноги. Идти стало проще, но временами больнее и скорость упала. Пройдя до конца поля, Марина увидела скошенный в начале лета луг, и успевшая уже отрасти трава показалась ей более удобной для движения. Она попробовала — и ей понравилось. Молодая травка была шелковистой, и приятной на ощупь. Скошенный множество раз, луг был чист от камней и ничего не мешало двигаться быстрее. Полевая дорога, правда, стала отклоняться немного в сторону, но Марина следила за ее движением, и даже когда она пропадала ненадолго, буквально через 100—200 метров снова оказывалась на виду. Перейдя луг, она увидела рощицу, а затем и поле. « Ну вот… вот и пшеница… « — улыбнулась она себе, — «Сейчас влево, а потом к лесу, а за ним деревня». Девушка вышла дорогу, одела туфли и пошла вдоль поля. Марина выросла в городе, и к сожалению не отличила пшеницу от ржи. Примерно через час, Марина в первый раз удивилась. Лесок, который показывал ей Сергей почему-то оказался дальше, чем ей казалось. Поле с пшеницей давно кончилось, а дорога несколько раз нырнула через неприметные овраги. « Может, я на мотоцикле их не заметила?» — со слабой тревогой проскочила мысль, — « Странно, иду я довольно быстро… какие же тут десять километров?». Она не успела закончить мысль, как вышла к обрыву большого оврага, а дорога по которой она шла, вела видимо на покос или пасеку, которой уже не было. Сделав круг, дорога закончилась прямо на обрыве. — Заблудилась! — Марина невольно возмутилась вслух. Ей стало обидно. Ноги понемногу начинали ныть. И осознание, что все это время она шла возможно не в ту сторону сильно подпортило настроение. Возвращаться было до обидного лень. Марина подошла к обрыву и вгляделась вдаль. — Ну вот же она! — Марина отчетливо видела вдалеке край строений, выглядывающих из-за леса. — С другой стороны обошла что ли? Она недовольно оглянулась назад, откуда пришла, посмотрела на Солнце, которое уже было довольно низко и, приняв решение, решительно пошла вдоль обрыва, выискивая глазами возможность спуститься, и срезать путь напрямик. На пересечение оврага ушел почти час. И Марина начала спешить. Навскидку, до строений было еще километров шесть-семь, а уже начинались сумерки. Девушка торопливо шагала по абсолютно заросшей дороге в сторону леса, где как ей казалась, находится нужная деревня. Неожиданно, за поворотом дороги, прямо на дороге показался огромный механизм. Старый, ржавый комбайн стоял вплотную к оврагу, а своими косилками-веялками залез прямо в терновник по другой стороне дороги. Марина нерешительно остановилась. Подошла к зарослям колючего кустарника и сразу отмела возможность продраться через них. У оврага протиснуться или спуститься тоже не получилось. Марина занервничала, и не желая терять драгоценное время начала протискиваться между корпусом, и какими-то железками. Стараясь не испачкать светлое платье, она отталкивала какие-то ржавые, искореженные от времени железки, упиралась в них руками, и потихоньку продвигалась на другую сторону. Уже одолев неожиданное препятствие, она оперлась на последнюю горизонтально расположенную железку, которая преграждала ей путь на уровне пояса. Марина нагнулась, уперлась одной рукой, другой придерживая подол платья, и уже подняла ногу чтобы перешагнуть, как раздался отвратительный скрежет, сверху сыпануло железной трухой, и ей на спину упала неясно как державшаяся труба. Марина от неожиданности взвизгнула, присела от страха, и это смягчило удар. Шаткая конструкция осела к земле, прижав испуганную девушку между железными конструкциями. После удара, металл повело в сторону, и Марина не удержавшись на ногах повисла на части комбайна. Через мгновенье, не дыша от страха, она открыла глаза и прислушалась к себе. Немного саднила рука, которой она приложилась при падении, начинал болеть живот. Марина аккуратно оперлась руками в металл и попыталась приподняться. Тщетно. Марина тяжело задышала. Упершись руками, она смогла ослабить нашим на живот, но при этом уперлась в железо спиной — это было все свободное пространство. Холодея от ужаса, она попыталась протиснуться вперед — но не могла совсем немного протиснуться бедрами. Попробовала назад — не давала ее женская гордость третьего размера. Она сосредоточенно пыталась выбраться, уже не заботясь о чистоте платья, но увы. Через полчаса безуспешных попыток она так и застыла — наклонившись вперед, зажатая между ржавым железом. — Господи, господи… — На глаза навернулись … слезы. — Ну как же так… Солнце почти коснулось краем земли, и Марина с ужасом думала как ей выбраться из сложившейся ситуации. — Кричать, надо кричать! — Вспыхнуло в голове, и она подняв лицо с дорожками от слез выдохнула: — Помогите… Марина кричала долго. Слезы высохли, страх сменился безысходностью. Внезапно она поняла, что может не только не добраться сегодня до мужа, но и остаться тут навсегда. Без воды, вдали от людей, на старой, давно нехоженой дороге… — Кто тут гакает исчо? — Что? — От неожиданности не поняла Марина. — Ты хто такая, ась? — Невнятный голос доносился прямо из терновника, чуть дальше по дороге. — Помогите! Эй! — До Марины, наконец, дошло, что с ней разговаривает человек. — Я тут! Я застряла! Кусты впереди зашумели, и на дорогу, неразличимым силуэтом шагнула тень. — Эдак тебя угораздило! — Невнятный мужской голос приблизился. — Ты чего полезла то в него, дурашка? За металлоломом штоли? — Нет, нет… что, Вы! — Марина попыталась повернуть голову, чтобы разглядеть своего спасителя, но он оставался за плечом. — Я в деревню иду! К мужу! В Тихоново! А тут вот не пройти… свернула… поздно, и спешила… Марина торопливо объяснила свою историю. — Он оно как… — Удивился голос. — А чегой-то ты сюда поперлась? Тихоново то, в другой стороне небось. — Как в другой? — Изумилась Марина. — Тут за лесом же. Я видела! Вы помогите, я дальше сама дойду. Я знаю куда. — Что ты видела, глупая. — Голос хмыкнул, — Это аэроклуб старый. Заброшенный. Лет двадцать считай уже как. — Как аэроклуб… — Марина опешила. — Ну… Ну хорошо, пусть. Вы помогите мне, я дальше сама. Я вернусь лучше и дорогу заново найду. — Хе… Сама она. — Мужик фыркнул. — Чтож за дурак у тебя муж, что отпустил такую красавицу одну по лесам лазить… Марина судорожно сглотнула, внезапно осознав, что стоит далеко не в самой скромной позе, перед незнакомым мужчиной. Она не сомневалась, что ее стройные ноги, да и все остальное, что не в состоянии было прикрыть короткое, задравшееся платьице, было отлично видно в начинающихся сумерках. — Так вы поможете, или нет? — Марина неторопливо заерзала по металлу. — Помогу, помогу… — Проворчал голос. Марина с облегчением выдохнула. Незнакомый мужчина приблизился и взялся за металл. Затем послышалось пыхтение, тихий мат сквозь зубы. Через пару минут, она услышала, как тяжело дыша, мужчина сделал шаг в сторону. Чиркнула спичка, и запахло табаком. — Ну что же вы… — Нетерпеливо переспросила она. — Мда… красавица… — Мужчина затянулся и шумно выпустил дым. — Не сладить вручную. Заклинило! — Ну сделайте что-нибудь! — Марина переступила с ноги на ногу. — Я устала! — Что ж я сделаю-то? — Мужик был спокоен. — Тут помощь нужна. Инструмент. — Так позовите! Я заплачу! — Добавила девушка чувствуя, что слишком требовательна. — Не… — Неожиданно протянул незнакомец. — Не пойдет никто. Поздно. Да и далеко… — Вы сходите, мужу моему передайте… я щас объясню где он живет… — Геть! Не гони! — Мужчина по звуку затушил сигарету. — Не пойду я за придурком твоим. Далече сильно. Некогда мне… — Вы что, бросить меня собираетесь?! — Взвизгнула Марина. — Чой-то бросить? Скажу… кузнецу нашему. Придет завтра. Главное чтобы не запил… а то да… может и того… — Подождите, подождите! Как же так? Надо же помощь оказать… а вдруг со мной случиться что-нибудь?! — Что с тобой случиться-то? — Голос ухмыльнулся, — А ежели что и случиться, с тебя чай не убудет… — Как это… — Марина судорожно сглотнула. — Я же без воды… — Ну… воды тебе и шалопай мой принесет. Я попрошу. Все без толку болтается. Лишь бы не пил сегодня. Ты отдохни… часа через два придет. — Подождите! Однако неторопливые, шаркающие шаги так и не прервались, сменившись треском веток. А вскоре все затихло. Марина снова заплакала. Немного успокоившись, она с надеждой и страхом стала вслушиваться в шорохи природы. Солнце село. Несмотря на это, от большой луны на небе было достаточно светло. У Марины уже стала затекать спина, когда со стороны, куда удалился ее несостоявшийся спаситель, послышалась тихая речь. Потом шаги. — Эй! — Подала голос Марина — Чу! — Послышалось спереди. — Точно! Там! — Ты смотри, я уж думал зря перлись в такую даль… — Ну… Я тоже думал что батя по пьяни невесть что увидел. — Так он говорил, что трезвый был тогда… — Ты его видел? — Гы… точно. Хороший… Голоса приблизились. Марина вгляделась в пришедших: впереди шел рослый парень в старом свитере, от которого уже на подходе несло перегаром. Второй был потоньше, в висевшей балахоном футболке. — Здравствуйте! Я уже думала не придет никто… — Марина сглотнула. — Опа… — Парень в футболке остановился и принялся разглядывать девушку. — Так нас ждали, и мы приперлись… — Рослый парень в свитере подошел, и встал сбоку, оглядывая застрявшую с не меньшим интересом. — Воды заказывали? — Да… Нет… — Марина смешалась. — Вы не можете мне помочь? Я застряла… — Совсем? — Глупо хихикнув спросил худой. — Митяй, бля… не видишь беда у человека. — Рослый присел на корточки. — Так пить будешь? — Да, можно. — Марина протянула руку и взяла предложенную литровую бутылку с водой. — Эко так скрючило… — Протянул худой, обходя девушку стороной. — Ты че туда полезла? — Так получилось… — Марина перестала пить. — Мда. Ну давай посмотрим, что у нас тут… — Рослый поднялся на ноги и обошел девушку сзади. — Направляющая соскочила… — Ну! — Поддакнул второй. — В ней кило триста будет. Повезло что не зашибло. — Факт! — Сможете сделать что-нибудь? — Марине не нравилось, что парни стоят сзади и не принимают никаких попуток сдвинуть деталь. Она буквально чувствовала, что пришедшие пялятся не на злополучную железку, в триста килограмм, а пользуясь моментом разглядывают ее кружевные трусики, которые весьма условно прикрывали ее аппетитно выставленную вверх попку. — Сможете? — Даже не знаю… — Протянул рослый парень. — А вдруг сорвется… пришибет. А мы виноваты… Да, Митяй? — Факт. — Как-то быстро согласился худой, которого назвали Митяем. — Нахрен нам такие сложности, да Виталь? — Точно. — Вы что, бросите меня? — Марина заволновалась. — Тот мужчина попробовал, но у него сил не хватило. Ничего не прибило! — Не… — Протянул Виталя. — Пойдем мы… — Факт! — Поддакнул Митяй. — Подождите! — Марина запаниковала. — Я заплачу! Попробуйте сдвинуть! Или сходите в деревню… мужу сообщить… — Ой, бля… — Недовольно скривился Виталий. — Ты че? Воды тебе принесли? Принесли. Хоть бы спасибо сказала… — Я заплачу! Ребята, ну помогите… — Ну плати… — Митяй обошел ее спереди и протянул руку. Марина с трудом дотянулась до упавшей сумки и нашарила в ней кошелек. — Вот… Этого достаточно? — Она протянула несколько оставшихся от покупок купюр. Митяй не глядя, недовольно скомкал деньги с ее ладони. — Пошли Виталь! — Ну стойте же! Митяй остановился. — Ребята, я вас очень прошу! Помогите! Я еще денег дам! Ну сколько вы хотите? — Да кому они нужны деньги… Мы не бедствуем. — Ну… что еще… Может Вам купить что-нибудь надо? Мы потом с мужем привезем! — Муж… объелся груш! — Неожиданно вставил Виталик, который все это время стоял сзади. — Что? Так Вы поможете? — Не поняла Марина, — Не бывает же безвыходных положений, правда? — Безвыходных? Не бывает… — Усмехнулся Митяй, — Был бы вход… Сзади хрюкнул от смеха второй. — Ну если только ломом поддеть… а потом ножовкой… — Протянул Виталик, сдерживая смех, и подойдя вплотную к Марине начал ощупывать металл у нее … над головой. — Ломом! Хорошо! — Согласилась Марина, с тревогой ощущая как к ее оголенной ноге прикоснулась грубая ткань одежды парня. — И ножовкой… — Угу… — Согласился Виталий ощупывая комбайн, и прижался к Марине сильнее. — Вот только идти за ними… Далеко… Тащить… — Ну ребята… — Марина перестала дышать. Она вдруг отчетливо почувствовала что-то твердое, через грубую ткань брюк. — Я же сказала… я расплачусь! — Расплатишься? — Виталик замер, и отчетливо прижался к ее попке. — Другой разговор! — Конечно… конечно… — Залепетала девушка, пытаясь безуспешно отстраниться от парня и одернуть край платья. — Митяй! Дуй до инструмента! Батя правду сказал! С нее не убудет… — Понял, я мигом! — Митяй сорвался с места. — Что?! — Марина поперхнулась, и вдруг почувствовала, как шершавая ладонь Виталия легла на ее бедро. — Все будет пучком, красавица! — Подтвердил Виталий. — Пока он сходит, мы о цене договоримся, да расплачиваться начнем… Чего время терять? Я на одну палку не согласен! — Убери руку! — Девушка дернулась. — Какие палки? Какие не убудет?! — Не понял… — Виталий обошел ее кругом. — Ты че? — Руки убери! — Повторила Марина, нервно вздрагивая. — Та-а-ак… — протянул Виталий дыхнув перегаром ей в лицо. — Не дашь что-ли? Марина молчала лихорадочно соображая как вести себя дальше. — Ну и сиди тут себе! — Неожиданно согласился Виталий и повернулся спиной. — Хуй тебя тут кто найдет. — Стой! — Дернулась Марина. — Ты что творишь? — А что? — повернулся назад парень. — У меня муж тут… Я же в беде! — И че? Я тебе что-то должен? — Ты… ты… — Девушка сглотнула слезы. Ноги у нее подкосились и она вдруг осознала что потеряла последние силы. — Я же в безвыходном… — Че ты как целка? — Виталий опять нагнулся к ней. — Ну жахнем тебя по паре раз. Тебе жалко что-ли? Марина с ужасом смотрела в его пустые, пьяные глаза. — Не, ну а че ты думала? — Удивился Виталий. — Тут пилить часа три. Кому захочется? Марина закусила губу, чтобы не расплакаться в голос. В голове не укладывалось, что от этого пьяного, чужого, отвратительно пахнущего человека сейчас зависит ее жизнь. — Ну так дашь или нет? — Равнодушно переспросил Виталий. У Марины стряслись губы так сильно, что она не нашла в себе сил даже ответить. — Нууу, другое дело! — Понял ее по своему парень и пошел за спину. Через секунду она опять почувствовала его ладонь на своем бедре. Только в этот раз Виталий уже не стеснялся и смело провел ей по всей ноге, по-хозяйски сжал ягодицу и в итоге подцепил пальцем край кружевных трусиков. — А ты ниче так… красивая! — Сделал он неожиданный комплимент, и отодвинул трусики в сторону, отрывая себе путь. Марина рывками вдыхала воздух, который застревал у нее в груди и силилась сделать хоть что-то, чтобы остановить непоправимое. «Не надо, не надо! Как же Сергей… « — шумело в ее голове, но от шока, с ее губ не слетело ни одного звука. Виталий зашуршал одеждой за ее спиной. На комбайн, рядом с ее лицом полетел его свитер, потом зашуршали и рядом повисли брюки — парень явно не собирался стеснять себя одеждой. А затем, она почувствовала прикосновение чего-то твердого, и горячего. И она отчетливо поняла, что это. Виталий прижался к ней своим членом, и начал тереться между ягодиц. В какой-то момент ему помешали трусики, и он окончательно задрал край платья на спину, а затем грубо подцепив кружева, стянул их вниз. Член снова ткнулся оцепеневшей Марине между ног. Парень грубо лапал ее попку, оглаживал живот и спину, не переставая тереться членом в ее ложбинке. Потом наконец, остановился на половых губках. Виталий взял ее рукой под живот, и она с ужасом почувствовала, как он маленькими толчками, начал овладевать ей. С каждой секундой, от каждого настойчивого движения парня, член по миллиметру входил в ее влагалище. Туда, где до этого момента был только ее любимый Сережа. В какой-то момент, член, по сухому, с усилием вошел полностью, и Виталий остановился. До этого момента, у Марины в голове метались мысли, ей хотелось плакать, вырываться, что-то делать… И вдруг все пропало. Вдруг стало пусто. Единственное, что она ощущала — это член. С одной стороны знакомое чувство, муж любил овладевай ей сзади, и в тоже время орган, находившийся сейчас в ней был абсолютно чужим. И все внимание ее сознания, непроизвольно было сконцентрировано именно на этом ощущении. Член, как ей казалось, заполнил ее всю, мощно и туго. Вот он двинулся из нее, и опять проник внутрь. И так раз за разом. Еще раз, и еще. Так знакомо, и так чуждо. С каждым толчком, Виталий двигался все быстрее и быстрее. Самое отвратительное, что тело непроизвольно и исправно выполнило свои функции и внутри влагалища начала выделяться влага, от которой член скользил все легче, доставляя видимое наслаждение своему обладателю. — О… о… да… — Запыхтел Виталий, и взялся обеими руками за талию девушки, — Тебя… как… зовут… — Ма… ма… ма… ри… на… — Девушка, от энергичных толчков, с трудом выговорила свое имя. Это было полным абсурдом. Ее спросили имя… и она ответила. Как будто в этот момент ничего не происходило. У Марины закружилась голова, и она закрыла глаза крепко вцепившись в железо под рукой. — А я Валерка! Приятно! — Парень буквально выкрикнул эти слова и с силой прижался к девушке. Марина отчетливо почувствовала как пульсирует член внутри нее, выплескивая сперму струю за струей. — Вот и познакомились… — Удовлетворенно выдохнул Валера, и медленно вытащил член. — Я тут это… в тебя короче. Ну, ты там… потом сообразишь. Таблетки там, или, то… се… Девушка промолчала не найдя что ответить. Валера отдышавшись, обошел ее спереди, нашарил в висящих рядом брюках сигареты с зажигалкой, закурил, и уселся перед ней прямо на траве прямо как был — с голым торсом, в семейных трусах и стоптанных туфлях-лодочках. — Ну как тебе, понравилось? — Парень довольно улыбнулся и выпустил дым в небо. — Твой-то небось так не трахает? — Да иди ты… — В какой-то момент Марина ясно осознала случившееся, и вместе с этим прошел шок и паника. Осталась пустота. — Ты че дерзишь? — Огрызнулся Валера. — Тебя еще вытаскивать. Не забывай. Девушка промолчала. — А в жопу ебешся? — Продолжил беседу Валера. — Нет. — Жаль… — Он сплюнул. — Может попробуем? — Нет. — Мде… не хочешь разговаривать? Марина промолчала. — Ну ладно. — Валера докурил и поднялся. — Пить хочешь? — Нет. Они надолго замолчали. Примерно через час, вдалеке послышался треск мотоцикла. В определенный момент у Марины даже екнуло в груди от мысли что это может быть Сергей. Метнулась мысль, как объяснить свое положение, и все случившееся, однако, звук мотоцикла оказался не таким как у того, на котором они ехали утром. А через минуту она могла убедиться в этом, увидев медленно подъехавший аппарат. Старый ИЖ подъехал на несколько метров, и заглох, оставив включенной фару. — Ох ты бля! Сука! Ыыыы! — Раздалось сразу несколько молодых голосов. — Валерка! Ну че? Дает? Все нештяк? — Куда она денется… — Валера встал навстречу приехавшим. — Митяй, а ты че этих салабонов притащил? Нахуй они тут нужны? — Да ладно… че тебе? — Митяй не замедляясь обогнул дружка и чуть ли не бегом устремился к комбайну попутно снимая футболку. — Помогут пилить. — И шпилить… — Донеслось от мотоцикла. Марина понимала, что ситуация выходит из-под контроля окончательно. И не успела она высказать свое неудовольствие, как Митяй бесцеремонно вогнал в нее свой член. Это было еще ужаснее чем в первый раз. Удивительно, но у худого, и невзрачного паренька был массивный, длинный и толстый член. Она чувствовала как кожа у входа во влагалище натягивается от каждого движения, а входя в нее полностью он упирается … головкой в матку. Все это было неприятно. Но еще хуже было то, что приехавшие, бесцеремонно обступили ее и рассматривали как ее трахают. Молодые парни, по виду лет восемнадцати, ржали, давали советы и обсуждали внешний вид совокупляющейся парочки. Митяй долго не выдержал и уже через минуту залил Марине спермой всю спину. Не успел он шагнуть в сторону, как оба парня чуть ли не на перегонки, отталкивая друг друга кинусь на освободившееся место. — Че за дела?! — Взвизгнула Марина и изо всех сил сжала ноги и ягодицы. — Эээээ… — Недовольно пробасил один из приехавших, — Ты че, курица?! — Свалите в туман… ежики… — Неожиданно встал на ее защиту Виталик. — Виталя… ну ты-то че… — Все. Митька, давай ломик тащи… — Блять… дай перекурить хоть… — Митя курил, сидя на траве, и с довольной физиономией оглаживал свой медленно опадающий орган. — Вон, салабоны помогут… — Ща! Сек! — Один из парней метнулся к люльке, и спешно выволок лом. — Виталик, ну не козли… Видишь — мы помогаем. — Давай уже! — Виталий взял лом из рук, и стал примериваться. — Виталь… ну че ты, а? — Не унимались подростки. — Тебе че, курицу жалко? — Отойди… — Виталий поддел железо над головой у Марины. В следующий момент Марина почувствовала, что конструкция ощутимо шевельнулась. Парни сзади нее яростно перешептывались, но она не различала слов. Все что ее заботило в этот момент — это медленно двигающийся металл, который внезапно остановился, потом встал на место, надежно зафиксировав девушку. Она попыталась оглянуться, но ей это в очередной раз не удалось. Парни тем временем оттащили Виталия в сторону и о чем то яростно шептали. Через пару минут шепот смолк и вся троица подошла к комбайну. Виталий поднял лом, поскрипел им без видимого результата и скомандовал: — Ножовку давай… Команду выполнили охотно и молча. После чего, минут пять в полной тишине, единственным звуком было скрипение полотна. — Митяй, твоя очередь… — Успею. — Протянул тот довольно улыбаясь и поглядывая на троицу стоящую у комбайна. — Вон, салабонам дай… — Слышь… Марин… — Виталий приблизился к ее лицу и присел на корточки. — Тут помощь пацанов нужна. — Вы обещали сами помочь… — Начала Марина, уже догадываясь о продолжении. — Ну… видишь, не справляемся… — Притворно развел руками Виталий. — Что делать будем? — Я не могу уже так стоять. — Совершенно искренне пожаловалась Марина, надеясь на быстрое избавление, — У меня спина болит. — Спина? — Удивился Виталий и удивленно задумался. — Спина! Ты представляешь сколько я уже так стою? Или ты думал, до утра тут меня… будете? — Ты это… не истери… Щас! — Виталий довольно кивнул, видимо найдя решение. — Леха! Иди сюда! — Че? — Подскочил один из молодых. — Встань тут. Придержи ее, пусть обопрется, спину расслабит, пока пилить будем. — Не вопрос! — Леха с готовностью подошел к Марине, подсел, обнял ее за плечи и немного выпрямил, давая облокотиться на себя. Марине действительно стало намного легче. И первый порыв оттолкнуть от себя обнимающего с наглой улыбкой парня пропал как только она ощутила насколько болит спина. Чуть изменив положение, все мышцы заныли и отказывались самостоятельно держать вес тела. Леха переступил поудобнее и прижался к ней еще плотнее. — Ну вот… А ты говоришь. — Виталик был доволен. — Тут работы на всех, выше крыши. Толян, бери ножовку, начинай пилить… — Во… щас! Щас мы ее, быстро! — С готовностью отозвался второй паренёк. — Где пилить Виталь? — Да вот… тут. В сторону встань, мешать будешь… — Виталий уверенно командовал. — Отодвинься, я пока еще разок… Заскрипела ножовка. Марина опять почувствовала шершавые руки на своей попке, и через мгновенье ей опять овладели. На этот раз Виталий не торопился, и трахал ее не спеша и растягивал удовольствие. Пару раз он вытаскивал член, чтобы провести им по ягодицам, а затем снова погружал его во влагалище. Двигаясь, он медленно вытаскивал свой орган, а выйдя почти до конца, резко вгонял член на всю глубину, отчего Марину сильно толкало на держащего ее Леху и слышался звонкий шлепок голого тела. Леха во все глаза смотрел ей за спину и она лицом чувствовала его прерывистое, возбужденное дыхание. В определенный момент он распалившись начал прижимать ее все сильнее к себе, а затем и откровенно ощупывать грудь. Но при этом он держал ее, давая отдых онемевшим мышцам, и у Марины не было сил на споры. «Я как последняя деревенская шлюха… « — мелькнула у нее мысль, — «Делают со мной что хотят. « Словно в подтверждение, Леха уверенно полез под платье. Можно ли было все остановить? Марина уже не думала об этом. Она очень устала и не произнесла ни звука. Она даже не заметила в какой момент перестала звучать якобы освобождающая ее ножовка. Слышались только яростные шлепки от долбящего ее члена, возбужденное дыхание за спиной и такое же — в лицо. Ночь получилась насыщенной. Еще до того как Виталий кончил в нее второй раз, Леха, извернулся и снял платье, не переставая, правда удерживать еле стоящую на ногах Марину. Бюстгальтер не продержался на ней и дольше минуты. И к тому моменту как Виталий завыл от оргазма, Леха успел основательно изучить ее грудь. Не успел же Виталий вытащить свой член, как его место занял Толян. Первый раз он кончил довольно быстро и они поменялись местами с Лехой. Леха продержался не дольше пары минут, но за это время Толян по достоинству оценил фигуру и симпатичное личико Марины, и возбудившись опять, отпустил девушку стоять самостоятельно, недвусмысленно подставив к ее губкам свой подрагивающий член. Боль в спине вернулась с новой силой, и Марина, стараясь избежать ее как можно быстрее, не стала спорить с первым за ночь минетом. Что было потом, уже она понимала слабо. Усталость, шок, дикое желание спать… все казалось каким-то серым пятном. Ее трахали всю ночь. Виталий, Толик, Леха. Потом Митяй. Потом она отсасывала Виталию. И Лехе. Или Толяну? А скорее всего обоим. Ее опять трахнули по разу. Причем она даже не заметила как быстро ее освободили от мешавшего железа как только она перестала сопротивляться. Помнила только, что с удивлением обнаружила стоящую себя на коленях рядом со злополучным комбайном. А в ее теле один член сменялся другим. Потом ее положили на чью-то одежду, и пока парни выпивали припасенную бутылку самогона, она чуть было не успела заснуть. Но не дали. Хорошо было, что не заставлили вставать. Она просто лежала на спине с закрытыми глазами, и по первому требованию раздвигала ножки, принимая в себя жадные, горячие, молодые и такие разные члены. А потные, пахнущие самогоном парни, один за одним ложились сверху, ласкали ее, клали ее ноги себе на плечи, гладили ее грудь, тело, целовали, и двигались, двигались, двигались. Уже перед рассветом Марина все-таки задремала. потому как открыв глаза, почувствовала, что едет куда-то, свернувшись калачиком в люльке мотоцикла. С трудом открыв глаза, она абсолютно не узнавала местности. Она то проваливалась в дрему, то опять с испугом просыпалась. Когда мотоцикл наконец остановился перед старой, облезлой остановкой она с удивлением узнала надпись на табличке: «Тихоново». Там же, на остановке, где до дома, в котором ее ждал любимый муж, оставалось от силы метров триста, ее оттрахали последний раз. Сначала, поставив раком к сиденью мотоцикла, а потом и усадили верхом на член Виталия, который лег прямо на траву за остановкой. Марина послушно скакала на нем, и смотрела на выглядывающий вдалеке край дома, где сейчас спал ее Сережа. Она сама, не сопротивляясь, старательно приближала оргазм своему «освободителю», думая о том, когда же наконец попадет домой. Наконец мотоцикл уехал, а из Марины вытекла последняя капелька спермы. Рядом с остановкой стояла сумка с покупками на которой лежала одежда. Марина медленно одела трусики, бюстгальтер, заботливо отчищенное, выстиранное и успевшее просохнуть за жаркую летнюю ночь, легкое ситцевое платье. Обула оставленные тут же туфли и сделала первый шаг к дому. Пока одевалась, Марина уже решила, что ничего не расскажет своему мужу, и как все объяснит. __________________________________________ Послесловие автора: Приветствую уважаемых читателей! Продолжаю публиковать свои написанные истории, стараясь придерживаться хронологии их возниконовения. Спасибо за Ваш интрес, комментарии, критику и сообщения. Желаю всем Вам незабываемыйх ощущений, любви и радостьи в реальной жизни. Хочу пожелать, чтобы все Ваши мечты (и не только сексуального характера) сбывались, и воплощались (конечно по мере возможности и строго по обоюдному согласию сторон ;)) До скорых встреч на страницах этого сайта!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх