Без рубрики

Братская любовь

… Подходя к дому, я услышал странно-неестественные звуки. Обойдя угол, я пригнулся как солдат под обстрелом и пополз на звук, доносившийся из открытого окна комнаты моей 16-летней сестры Линды (самому мне 17 с половиной). Осторожно заглянув в комнату, я увидел совершенно неописуемое зрелище. Сестра сидела на краешьке дивана, рядом стоял вентилятор со снятой передней решеткой, зашищающей винт. Девушка привязывала к лопости вентилятора кусок провода, длинной сантиметров 40. «Интересно, зачем ей это понадобилось?» мелькнула в голове шальная мысль. Подергав провод, проверяя прочность узла, Лиза встала, обошла свою конструкцию и включила вентилятор. Проволока со свистящим звуком рассекла воздух. Все еще не понимая, что затеяла сестра, я устроился поудобнее и продолжил смотреть. Она тем временем направила вентилятор паралельно дивану, так что провод ударил по его поверхности. Поднялся довольно громкий шум — хлопки провода о диван. Видимо удовлетворившись результатом, девушка выключила аппраат. Затем, повернулась к экрану компьютера, стоящего у противоположенной стены, она вышла в интернет. Заинтригованный, я чуть не испортил всю маскировку, наступив на сухую ветку, но все обошлось. Тем временем, на экране появилась страница маленькими картинками. Даже при моем хорошем зрении, мне было слабо разглядеть что там нарисовано. Но это и не понадобилось — сестра сама кликнула, что бы увеличить одну из картинок. Пока страница открывалась, я осмотреся — все тихо… Я снова бросил взгляд на экран, и постарался не показать своего удивления даже себе самому. На фотографии лежала на кровати голая девушка, и на ее попку опускался кожаный ремень. Но удивила меня не содержание, а сама картинка. Дело в том, что я сам видел эту фотку, и не раз — это была одна из моих любимых. Вот уж чего я не ожидал от свой сестры, так это склонности к мазохизму. Тут я понял зачем ей понадобился вентилятор… В это время она встала, расстегнула ремешок на джинсах и спустила их. Постояв секуду в таком виде, она решительно стянула их с себя. Затем настала очередь трусиков. Это было чистой формльностью — тоненькая полоска ткани между ягодиц не защищала, а скорее наоборот, оттеняла беззащитность цели. Помедлив еще чуть-чуть, девушка легла на кровать так, что бы ее попка находилась точно под вентилятором. Убедившись, что все готово, она протянула руку и вклучила вентилятор на самую маленкую скорость. Винт начал нерешительно вращатся, провод несильно хлопнул по голому телу. Линда повозилась, и протянув руку, резким движением увеличила скорость вращения на максимум. Было видно, что она, с одной стороны хочет попробовать боль посильнее, но, с другой стороны боится ее… Провод закрутился быстрее, но удара не последовало. Девушка посмотрела на свою конструкцию. Провод запутался в лопостях… Она было собиралась встать и поправить его, но тут он резко выпрямился, сильно вытянув ее поперек всей попы. От неожиданности девушка взвизгнула и упала лицом на кровать. Тем временем провод снова запутался. На этот раз, Линда и не пыталась встать, а только лежала, слегка вздрагивая. Ждать следующего удара пришлось минуты 2. Он получился таким же неожиданным, как и первый, девушка снова вскрикнула и принялась извиватся, желая ослабить жжение красной полоски на попке, но не прикасаясь к ней, боясь следующего шлепка. Удар не заставил себя ждать. Теперь они сыпались очень быстро, проволока расправилась, больше не запутываясь. Они получались менее сильными, но их количество это компенсировало. Потихоньку, угол ударов изменялся. Они отклонялись в сторону, если первые удары попали на середину попки, то теперь проволока била по границе с бедрами. Линда заметила это и развела ноги, явно желая получить удар по промежности или внутренный стороне бедра. Ее желанье было исполнено — медленно сползя я ягодиц провод стегнул девушку по ноге. Это оказалось гораздо болезненее чем предудушие удары, и она выгнулась от боли. После 4—5 таких ударов она кончила. Выключив вентилятор, она лежала еще некоторое время, потирая отстеганные половинки. Встав и натянув обратно трусики и джинсы, Линда снова уселась за компьютер… У меня уже был готов план действия. Обычно приходя домой, я начинаю шуметь, стучать и возится, но сегодня я ухитрился проделать все тихо. Прокравшись к двери комнаты сестры я заглянул в щель. Линда силела, повернувшись к экрану. На нем мелькали картинки того же содержания, что и та, которую я созерцал через окно… Беззвучно открыв дверь, я остановился на пороге. Сестра резко обернулась, одновременно скатывая окно. — Привет! — сказал я, весело улыбаясь. Она покраснела и отвела глаза. — Ты сегодня рано, — тихо сказала она. — Да ладно, не стесняйся! Мы ж, в конце концов, друг друга не первый день знаем… — Мне надо было покончить с нерешительностью. Она может все испортить. — Я не стесняюсь… — ну да, конечно, с таким то видом… Так, надо ее разговорить. Обычно она не трещит без умолку, но и молчуньей ее не назовешь. Лучше всего сказать все как есть, и быстрее будет, и эффэктивнее. — Я видел твое изобретение в действии… — она непонимающе уставилась на меня. Я улыбнулся еще шире. В глазах сестры блеснуло понимание, затем страх, надежда, которые сменились отчаянной веселостью. — Хорошо, что из этого следует? — Из этого следует, что у нас похожие интересы… — Ну и… — Хочешь попробовать настоящую порку? — спросил я напрямик, устав ходить вокруг да около. Ее глаза расширелись, затем она тряхнула головой и решительно сказала: — Нет! Я удивленно поднял брови. Такой реакции я не ожидал… Тем временем сестра решила объяснить причины своего отказа. — Я не хочу попробовать порку. Я хочу что бы меня пороли. И не раз. И по настоящему. Вентилятор, конечно лучше чем ничего, но недостаточно… От неожиданности я рассмеялся. — Осторожно, может тебе не понравится! Что тогда будешь делать? — Понравится, я уверена. — А почему ты просто не сказала об этом родителям? Они бы тебя за одну такую просьбу так выпороли, что на всю жизнь хватило б. — И как ты себе это представляешь?»Маам, ты не могла бы меня отшлепать, мне очень интересно как это бывает…»? — Да, правда, выглядело бы это странно. Меня снова разобрал смех — я представил себе эту сцену. — Хорошо, а конкретно, что ты предлагаешь? — мне было интересно выслушать ее предложения, перед тем как высказывать свои. — Хочешь, что бы я тебя прямо сейчас выпорол? — Нет, так неинтересно. Я хочу быть наказанной, за провинности. Быть отшлепанной просто так, значит потерять половину ощущений… — Интересная теория. Что ж, тогда подождем… Я собрался уже отправится по своим делам, но тут мне пришла в голову еще одна мысль. — Что ты думаешь об обмене ссылками. У меня их довольно большая коллекция, пожет и у тебя найдется то чего у меня нет? — Неплохая мысль. Надо попробовать… Следующим утром я сидел у себя в комнате, перечитывая любимую фантастику. Родителей дома не было. В середине лета они безвылазно торчат на даче, куда нас с Линдой палкой не загонишь — тоска там смертная. В дверь постучали. Неохотно отрвавшись от книги я обнаружил стоящую на пороге сестру. На ней была короткая свободная юбка и облегающая майка, закрывающая только грудь. Вид имела она весьма виноватый. «Никак провинилась», весело подумал я, вспоминая вчерашнюю беседу. Я выжидающе посмотрел на девушку. Она опустила глаза и слегка покраснела. — Я провинилась, — в такт моим мыслям тихо сказала она. Я молча ожидал продолжения. Поняв, что придется говорить самой, она продолжила: — Я легла спать в 3.40 утра, а до этого сидела в интернете. Наши предки придают очень большое значение тому, когда мы ложимся в постель и сколько сидим за компьютером. Я не разделяю их точки зрения на этот счет, Линда тоже, но сейчас ей сгодился бы любой предлог. Я решил подстегнуть ее: — Ладно, и что дальше? — Утром звонила мама. Она пыталась дозвонится до нас в 11, вчера вечером, но телефон был занят интернетом. Сегодня утром она прочитала мне длинную лекцию, из тех что она так любит… «Сейчас уличу ее во вранье и будет ей отличный предлог», пришла мне в голову мысль. — А во сколько она звонила? Я не слышал звонка… — В пол-девятого… Наверное ты еще спал. А вот это неправильно. Я встал в 7, и успел сделать массу всякого, а сама Линда валялась чуть ли не до 11. — Я встал в 7. Так что не умеешь врать, не берись. Она залилась краской. С такими способностями надо ей быть актрисой! Она же верит в сочиненную собой историю! — Так что за твои вчерашне-ночные грехия тебя наказывать не стану, — она вскинула голову, разочарованно посмотрев на меня. — а вот за ложь ты получишь, что пологается. Вот ради таких моментов и следует жить — в ее глазах промелькнуло удивление, сменившееся радостью, облегчением и страхом… — Иди сюда, — поманил я ее к себе. Помедлив секунду, она подошла и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Я многозначительно похлопал рукой по коленям. Ее руки потянулись к поясу, видимо с намерением снять юбку. — Нет, раздеватся пока не надо, — у меня был свой план действий. Сестра разочарованно вздохнула, но подчинилась. Грациозно улегшись на моих коленях, она опустила голову и замерла, готовясь получить первый шлепок. Вначале я просто любовался очертаниями ее тела, они приводили меня в восторг уже долгое время. Я жалел, что она была моей сестрой — наши родители иногда проявляли жуткий консерватизм. Я несколько раз погладил ее ягодицы. От неожидоннасти она вздрогнула, но положения не изменила. Подняв руку, я шлепнул ее по правой половинке. Шлепок был слабым, реакциа на него — нулевой. Я ударил по другой стороне, на этот раз посилнее. Опять никакой реакции. Я стал шлепать быстрее, стараясь, что бы удары были сильнее. Примерно после 20 шлепков девушка стала взграгивать, каждый раз когда моя ладонь соприкасалась с ее попкой. Я счел это сигналом к действию, и сделав паузу, завернул ее юбку на талию. Она явно не ожидала этого, но сопротивлятся не стала, по-видимому вспомнив, в каком видя я застал ее вчера. На ней были такие же символические трусики. — Я хотел снять с тебя трусики, но те что сейчас на тебе не спасут отца русской демократии! — После сего исторического заявления я принялся шлепать ее с удвоенным рвением. После 5 минут такого времяпрепроваждения я понял, что больше не выдержу — моя ладонь горела. Впрочем, мои усилия не пропали даром — Линда начала постанывать. Остановившись, я посмотрел на результат. Ярко-красный румянец на половинках сестры, свидетельствовал о проделанной работе. Я велел ей встать, и повернувшись ко мне спиной, поддерживать юбку завернутой. Обозрев труды рук своих, я решил разнообразить программу. Отправив сестру в ее комнату, надеть другие трусики и принести ее узкий кожанный ремешок, я вышел во двор. Там у нас росла отличная плакучая ива. Это был еще молодой куст, довольно высокий, но с тонким стволом. Прутья на нем были отменные — длиные, гибкие, тонкие… Сломав парочку, я посвистел ими — звук получился что надо! Положив прутья на крыльцо, я пролез сквозь заросли к забору, вдоль которого выстроились стройные жгучие ряды крапивы. Обмотав руки майкой я сорвал несколько стеблей. Я знал, какая она жгучая, даже проверять не требовалось. Собрав орудия, я вернулся в дом. Линда была уже в моей комнате. Стояла у кровати, удрученно уставившьсь в пол. Точь-в-точь нашкодившая школьница. Это надо же, так вжится в образ. В начале я думал, что она играет для меня, и только теперь, застав ее здесь, я понял, что весь этот спектакль предназначался прежде всего для нее самой. Это была уже не игра — она верила что действительно провинилась… — Ну что, продолжим? — полуутвердительно спросил я. Она не ответала. Я понял, что это плохо подходит к ее образу. Пришлось сменить тактику. — Ложись на кровать, — просто сказал я. Разыгрывать нехорошего Бармалея у меня никак не получалось… Наученная опытом, девушка не пыталась раздется, а подошла к кровати и легла на живот. Я взял ремень. Он был легкий и гибкий. Надо было бы сказать какую-нибудь поучительную речь, но на ум ничего не прходило. — Итак, ты получишь 10 ударов ремнем через одежду, затем 20 розог поверх трусиков, и напоследок, 30 шлепков крапивой по голой попе, — сестра выслушала приговор, ничем не выдав своей реакции. Цель видна хорошо, орудия готовы к бою. Прицел! Я занес ремень… Огонь! Резко опустив руку я хлеснул ее поперек ягодиц. Линда даже не пошевелилась. Удар получился не очень сильным — я еще не приспособился к новому инструменту, да и новые трусики и юбка давали кое-какую защиту. Я перехватил ремешок поудобнее и ударил еще раз. Получилось получше — сестра дернулась, но положения не изменила. Я нанес третий удар, ближе к спине, чем предыдущие. Видимо, это место оказалось более чуствительнум — девушка застонала и потерла след от удара. Нет, так дело не пойдет! — Ну-ну, лежи смирно! А то будет добавка! Она повиновалась — отняла руки от попки и положила их рядом с подушкой. Я решил добавить условия: — Нет! Положи руки на талию. Теперь если захочишь потрогать зад — это будет сделать гораздо легче. А потрогаешь — получишь дополнительные горячие. Она послушно положила руки на талию и я продолжил наказание. Следующие 5 ударов пришлись по нижней половине ягодиц. Удары в ту облась доставляли ей особое удовольствие — девушка застонала и выгнулась. Я точно знал что стонет она от наслаждения. Я решил не лишать ее удовольствия, и нанес девятый удар по границе с бедрами. Она вздохнула и развела ноги, напрашиваясь на удар по промежности. Пришлось разочаровать ее: — Ноги вместе! — сестра с сожалением приняла прежнюю позицию. Последний удар я нанес по верхней части бедер и сильнее всех предыдущих. Линда взвизгнула и попыталась потереть то место, куда попал удар, но вспомнив мои условия, вернула руки на талию. — Подними юбку, — сказал я. Она протянула руки и завернула себе на спину короткий подол. Я взял розги и посвистел ими. Сестра здрогнула и повернув голову уставилась на меня. Я выазительно помахал перед ней прутьями, потом встал сбоку от нее и стегнул розгами поперек ее нежной попки, прикрытой тонкими трусиками. Неожидав такой боли, девушка вскрикнула и потерла яркую полоску, проступающую на ягодицах. — Та-ак, плюс три дополнительных удара тебе обеспечены… Она испуганно посмотрела на меня: — Пожалуйста, не надо! Я больше не буду! Сестра выглядела по-настоящему испуганной, но ее выдаваи глаза — веселые и возбужденные… — Конечно не будешь! После 23 розог ты много чего не будешь делать. Например сидеть… И еще, теперь ты должна считать удары. Я буду пороть тебя пока не услышу «23». Сколько ударов пропустишь, столько и будет добавка. — сурово сказал я снова вытянув ее поперек ягодиц. — Два. Я стал быстро наносить удары от спины к ногам, так что к пятнадцатому все попка была покрыта ровными полосками. Линда возилась, вскрикинала, постанывала, но пропустила всего два удара. Я нанес последние два крест-накрест, так что они пересекли следы от всех предыдущих. Теперь пришла очередь бедер. — Разведи ноги пошире. — сказал я. Девушка выполнила приказ неторопливо, без поспешности. Это не было достаточно веским поводом для добавочных ударов. Я поднял прут и хлеснул по правому бедру. Кончик розги попал по нежной внутренней стороне ноги. Девушка отчаянно вскрикнула и потерла место удара. — Количество растет! Тебе причитается 30 ударов! Она промолчала. Я снова стегнул по ноге, но на этот раз онна была готова к этому и только застонала. Нанеся 7 хлестких ударов по правому бедру, я приказал Линде развернутся. Я высек ее по правой ноге, она не забывала даже считать удары. После 29 удара я остановился. Обойдя кровать и встав у ее торца, я велел сестре снять трусики и раздвинуть ноги еще шире. Потом прицелившись вытянул ее точно между двух половинок. Кончик прута угодил в промежность. Девушка взвизгнула и выгнулась дугой, не решаясь дотронутся до пораженного участка. Я не стал разрешать ей этого, а взял крапивный букет и стал несильно шлепать им Лндину попку. Она завозилась, почувствовав жжение, но не пыталась закрытся. Последние 15 шлепков я направил на бедра и промежность. В это время девушка ерзала, терлась о кровать, вскидывала голову, но не произнесла ни звука. Окончив экзекуцию я приказал сестре встать в угол: — Руки на голову. Если будешь себя хорошо вести, через час можешь выйти, — сказав это я вышел из комнаты. Вернувшись через 10 минут, я застал Линду, левой рукой потирающей свою нашлепанную попку, а правую запустив себе в промежность. — Так-так… Ты решила что часа будет мало? Ну что ж… — при взуке моего голоса девушка молниеносно выпрямилась и положила руки на затылок. Взяв со стула оставшуюся от порки крапиву, я приказал сестре надеть юбку. — Вставай в угол как раньше. Ноги вместе, раздвинь колени. — я просунул крапиву между ее бедер, так что бы он дотрагивалась до как можно большей поверхности тела. — Теперь наклонись. Еще ниже! — Я завернул ей юбку на спину. — Если юбка или крапива упадут, то я выпою тебя прямо в этой позиции проводом от магнитолы и придется начать отсчет времени с начала. Тебе осталось еще простоять 46 минут. Время пошло! Видимо, сестра решила что на сегодня ей хватит того что она уже получила, поэтому дополнительное наказание вынесла целиком. По прошевствии назначенного мною срока, я позволил Линде выйти из угла и одеться. Решив что игру надо довести до конца, я спросил сестру: — Извлекла ли ты из этого какой-нибудь урок? — Да, — тихо ответила она. — Мне понравилось даже больше чем я думала: Иван Тихий 19.12.2002 Все знаки препинания, поставленные в неправильных местах являются авторскими знаками и исправлению не подлежат. (Прим. автор)

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Братская любовь

С Колей я познакомилась в клубе, и как-то очень быстро у нас закрутился бурный роман. Конфетно-цветочный период длился недолго, нас охватила бешеная страсть. При любой возможности я оставалась у него дома на ночь. Ночи были бурными… Мы мало разговаривали о наших родных или друзьях, просто были увлечены друг другом… Наверное, поэтому и случилась эта нелепая история, которая позже получила совсем неожиданное продолжение…Я бродила по торговому центру в поисках какой-то мелочи для гардероба. Терпеть не могу ходить по магазинам, меня это жутко нервирует, я устаю, всегда стараюсь сделать все дела там побыстрее. И вот, наконец, я присела за столик в кафе и заказала себе чашечку капучино с амаретто — мое любимое лакомство. Я сидела лицом к входной двери и разглядывала людей — а это мое любимое занятие в общественных местах! Люблю подмечать разные мелочи в незнакомых людях. И вдруг в дверь кафе входит Коля… Я расплылась в улыбке, радуясь этой незапланированной встрече. Да не тут-то было… Он на меня даже не взглянул, да еще и сел за столик напротив лицом ко мне и что-то увлеченно набирал в телефоне… Как он мог меня не заметить? Первое движение было — устроить скандал, но считать до десяти в таких случаях меня учили с детства… Я решила вопрос по-другому. Достала телефон и набрала его номер. «Да, Котенок», — прозвучал в трубке его знакомый голос, но у парня напротив телефон не звонил… «Солнце, ты можешь говорить», — проворковала я. «Ксю, я за рулем, перезвоню тебе на светофоре, ок?» — «Где за рулем? А кто тогда сейчас сидит напротив меня в кафе?» — в трубке раздался его знакомый милый смех. — «Так вот в чем дело!!! Жди пять минут, сейчас все поймешь» — и отключился. Я сжала волю в кулак и занялась наконец своим кофе. Пока я смаковала пенку, облизывая ложечку, у парня напротив зазвонил телефон. Поговорив пару минут, он заинтересованно посмотрел на меня… закончив разговор, поднялся и подошел к моему столику: «Привет, я Анатолий, брат Николая, а ты Ксюша — его подруга, да? Он говорил о тебе». — «Брат-близнец?» — глупо промямлила я. — «Конечно, а что незаметно?» — он засмеялся… Смех был немножко другим… Мы поболтали ни о чем. Толя любезно подвез меня домой с моими покупками, расстались тоже любезно… На следующий вечер Коля от души смеялся над моим рассказом, как я увидела его, но он меня не замечал…Позже мы несколько раз ходили в клуб втроем, ездили отдыхать на озеро. Я даже научилась их различать, но лишь когда они были рядом, а если врозь — то только по голосу и могла определить, кто из них передо мной. А в моей порочной голове зрела одна мысль… И однажды я все же решилась…После очередного бурного секса, когда Колина рука лениво гладила меня по спинке, я промурлыкала: «Коленька, а в детстве вы с братом все делили пополам?» Он замер на секунду, взял меня за подбородок, развернул к себе и серьезно посмотрел в глаза. «Ты хочешь, чтобы я разделил тебя с братом? Ну, если честно, мы давно думали об этом, но если бы ты не начала сама, ничего бы не случилось. Как ты этого хочешь — просто попробовать с ним или обоих одновременно?» — «А ты не будешь против?» — «Чего?» — «Если одновременно?» — «Если одновременно — не буду!» — и поцеловал меня так нежно-нежно…Общий сбор назначили на пятницу, у Коли был выходной, а у меня и Толи укороченный день. Толя забрал меня с работы, и вот через полчаса мы все втроем были уже у Коли. Он встретил нас в халате на голое тело, это я видела наметанным взглядом! На кухне был сервирован стол — фрукты, сыр и коньяк — все как я любила. Первым делом, чтобы уменьшить смущение мы выпили по глотку, но напряжение оставалось, нужно было как-то начать, но действий ждали от меня. Тогда я поднялась и сказала, что иду в душ, разделась в комнате и голышом прошмыгнула в ванную. При Коле я редко ходила в одежде, но сейчас он был не один… Стоя в душе под теплыми струями, я услышала за спиной: «Я присоединюсь, не возражаешь?» — голос был Толин, а вопрос риторический… Как я могу возражать, если сама все и затеяла? Он встал позади меня и ласково коснулся обеими руками спины… Я обожаю, когда гладят мне спину! Смывая с меня пену, он ласкал руками грудь, живот, пару раз, будто невзначай провел рукой между ног по губам, отчего я начала возбуждаться. С Колей мы часто ласкали друг друга в душе… Стараясь не думать, что это не Коля, я опустилась на одно колено и взяла в руку его член… облизала головку, провела языком по стволу, по очереди попробовала его шарики… Чуть-чуть пососала член. Он поднял меня: «Пойдем на кровать…» За дверью душевой кабины нас ждал Коля с двумя полотенцами… Меня он нежно обернул им, прижимая к себе, халата на нем уже не было…Коля лег на спину на кровати, а я встала на колени над ним и продолжила то, что начала с членом Толи в душе. Я люблю сосать член, мне нравится, как он постепенно увеличивается, как твердеет. Я никогда не тороплюсь… Облизываю его, чуть втягивая в себя, снова отпускаю, ласкаю языком уздечку, посасывая головку, заглатываю почти полностью (целиком не получается — размерчик…), вынимаю изо рта и засасываю яички, каждый по очереди, снова заглатываю член, то втягивая максимально внутрь, то ослабляя, то просто легонько двигаю губами вдоль ствола… Но сегодня был особый случай… Позади меня был еще один партнер… У меня не было подобного опыта, я не знала, что он будет делать, но моя попка призывно поднималась ему навстречу… И Толя начал действовать. Он провел рукой по клитору, по моей щелке, я вздрогнула и подалась навстречу его руке. Толя начал ласкать меня сильнее, с нажимом, теребил клитор, я начала постанывать… и открываться все больше и больше, при этом вдруг поняла, что уже не просто ласкаю член Коли, движения стали быстрыми… Толя вошел в меня резко, с размаху, он трахал меня сзади, почти до боли… Мне пришлось отпустить член Коли, потому что я боялась его просто откусить… Кончила я быстро как всегда… От резкого напора со мной всегда так случается… (и вообще, я быстро кончаю и много раз) «Ты умница», — услышала я милый голос Коли… Он развернул меня на спину, поднял ноги вверх и резко вставил свой член туда, где только что был его брат, сделал пару-тройку толчков, не давая мне снова кончить… А Толя уже стоял надо мной и его член ласкал мои губы. Я приняла его в рот, и принялась сосать, на этот раз уже быстро, не особо контролируя свои действия… Теперь уже только секс владел моим разумом, и мне было все равно, что со мной сделают дальше — я плыла по волнам наслаждения… Толя стоял перед кроватью, а Коля приподнял меня за бедра и поставил на колени. Я снова взяла Толин член в рот, теперь он сам уже просто меня туда трахал. А Коля шлепнул меня пару раз, от чего я замычала… и вошел в мою попку, я ждала этого, я хотела этого… (просто анальный секс для нас был обычным делом, которое я любила, как и все остальное!) И я снова кончила… Теперь мне дали минуту передохнуть. Я лежала на спине, поперек кровати, а четыре руки просто гладили и ласкали мое пылающее тело — грудь, соски, живот, мою мокрую кису, кто-то вставил палец мне в попу и провел им по перемычке, я стонала, мне снова нужен был член внутри меня… или два…Коля поднял меня за плечи, осводождая место на кровати, Толя лег на кровать на спину, его член так призывно стоял, что мне просто жутко захотелось на него сесть… это я и сделала… Я не прыгаю на члене, как это показывают во всяких порно… Я почти не двигаясь, только мышцами влагалища могу его ласкать так, что мужчина кончает… Именно это я делала сейчас. А за спиной Коля ласкал мою спинку, двигаясь руками ниже и ниже… он надавил мне на плечи и заставил меня лечь на Толю, раздвинул руками попку и приставил к ней свой член… Я замерла на секунду, понимая, что два члена, в две дырочки… пусть… я примостила ноги, чтобы было удобнее и подставила попку… войди, хочу, желаю, жду этого… ну… и он вошел, нежно, аккуратно, ласково… замер на секунду, давая мне привыкнуть… первая двигаться начала я… Точнее, двигаться в такой позе сложно всем, это я поняла сразу. Единственный, кто имеет полную свободу, тот, кто сверху, то есть Коля… когда я начала шевелиться, он начал действовать… Он трахал, со всей силы, с размаху… я рычала, стонала, я держала Толин член в себе, сжимая его с неистовой силой… я кончила первая, как всегда… блин… но тут меня резко в четыре руки перевернули на бок… и я уже чувствовала, как два ствола во мне двигаются в унисон… первым кончил Коля… он замер на миг, застонав, припав к моей спине… как я люблю этот момент, когда кончает партнер! Мы оба расслабились, а Толя вдруг напрягрягся и тоже кончил в меня… мы все замерли на секунду, только по моему телу пробегаги волны, меня потряхивало… между двумя мужскими телами я пыталась погасить последни волны наслаждения…Оба вышли из меня одновременно, чем еще раз вызвали дрожь в моем теле, в четыре руки, с двух сторон еще раз ласково погладили… и ушли в душ. Я на какой-то миг вырубилась из реальности… такого у меня еще никогда не было, точнее — было… только что… Оба вернулись… подняли меня с кровати и почти на руках унесли в душ… мыли тоже вдвоем…Уснули мы на кровати втроем, я посередине, на плече у Коли, а Толя прижимался сзади к моей попке. «Котенок, всё хорошо?» — услышала я Колин шёпот… «Да!» Сейчас я и правда была милым котенком, готовым заурчать от удовольствия… И не важно, что час назад я была похотливой сучкой, которую поимели в два смычка… Ну и пусть… мне хорошо, было и есть… Парням, кажется, тоже…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх