Будь осторожна со своими желаниями

Давно он мне нравится, 8 лет. Сейчас мне 19. Я часто езжу к нему в гости, с надеждой, что когда-нибудь трахнемся. Но мы сидим, пьем коньяк и болтаем ни о чем как старые друзья. Наше тесное общение началось с моих 14. Как тогда он относился ко мне, как к маленькой девочке, так и сейчас. Ничего не меняется. Может, если он увидит во мне взрослую девушку, будет относиться по другому? Хотя, может этого никогда не случится, ведь ему 42, и знает он меня с детства? Хороший знакомый моих родителей. Я не знаю… В очередной раз я захожу к нему с бутылкой коньяка, он «по отечески» целует меня в щечку и мы как всегда проходим в комнату, я сажусь на свой уже любимый диван, ставлю бутылку на журнальный столик и мы приступаем к банальному разговору… — Как дела? Что нового? — Ничего, как всегда все по старому. — и как обычно он принялся рассказывать мне много интересных историй, которые произошли с ним за то время, пока мы не виделись. Наливая коньяк, мне немножко, себе целый стакан, он продолжал свои рассказы, один за другим, я не слушала его, только изредка смеялась, когда это было нужно, хмурила брови и улыбалась. В голове только одно — трахни, трахни меня!!! После 5 стопки он вышел из комнаты. Вернувшись, сел в тоже кресло. — Встань. — сказал он глядя на меня. Я встала, несовсем понимая зачем. — Подойди ко мне. — его голос стал властным и грубым. Раньше он со мной так не разговаривал. Я подошла, мне было интересно-для чего? — На колени! — Что?! — я была готова встать перед ним на колени, лечь у его ног, но моя гордость была выше его приказов. — Не слушаешься? — Я не понимаю, к чему ты клонишь. — было немного страшно, сердце забилось, стало жарко. Он встал сам, взял меня за горло и прижал к шкафу. — Зачем ты ко мне приезжаешь? Я понимаю. Я вижу твои расширенные зрачки, учащенное дыхание. Я вижу все. — сказал он все это злобно, Все еще сдавливая мое горло. Будь осторожна со своими желаниями. Мне стало стыдно и страшно, я не знала, как на это реагировать! — Стас, прекрати, пожалуйста… — прохрипела я на своем почти последнем дыхании. Он немного ослабил хватку и продолжил: — Я все думал: Когда же ты уймешься, маленькая шлюшка?! Но нет, ты все продолжаешь и продолжаешь ко мне приезжать. — Что ты делаешь?! — я смотрела ему в глаза и видела в них агрессию и желание. — То, что ты так давно хочешь, маленькая дрянь! — он сел обратно обратно в кресло. Я еле пыталась отдышаться. Ноги тряслись, в голове гудело. — Повторим. На колени. — Стас, я не этого хотела… — С тобой по-другому нельзя. — сказал он и снова подошел ко мне, взял за волосы, поставил на колени, и сел обратно в кресло. Стоя на коленях, я начала плакать. — Пожалуйста, не надо! — на глазах слезы, в душе страх… — Надо. Поплачь. Тебе станет легче. Нельзя быть такой гордой. Мне нечего было ответить, я только стояла на коленях, смотрела на него, плакала и мне было стыдно… — Ползи ко мне. Что же с его голосом? Он спокойный, властный… Такое происходит со мной впервые. Я вижу его таким впервые. Черные глаза. И он оставался абсолютно спокойным, несмотря на то, что он сейчас со мной делает. Я подползла к его креслу на четвереньках и как жалобный щенок, с мольбой в глазах посмотрела на него. — Хорошая девочка. Папу надо слушаться. Теперь встань и раздевайся. Медленно. — Стас, я не могу, пожалуйста… — руки тряслись, голос дрожал. — Тебя не воспитывали в детстве. Сейчас этим займусь я. Я все так же оставалась сидеть на коленях. Он встал и прошелся по комнате вокруг меня. — Если ты не будешь слушаться — тебе будет больно. Тебя надо учить, что можно, что нельзя, как надо, как не надо, где плохо, а где хорошо. — Стас, я знаю. — Вот, например, старших перебивать — плохо, — стоя сзади меня, он треснул мне подзатыльник. — и не слушаться — тоже плохо. Если ты знаешь, почему делаешь наоборот? Молчишь? Я отвечу. Потому что ты гордая, непослушная, потенциальная шлюха. Поняла? Не было смысла перечить. От его слов становилось больно, подзатыльник на фоне его слов просто пустяки. Может это и всамом деле правда? Правда все то, что он сейчас говорит… — Да, Стас, я все поняла. Прости. Можно я уйду? Пожалуйста… — Нет. сейчас обратной дороги нет. Она у тебя была. Каждый раз, когда ты приезжала ко мне. Но сейчас — нет. Ты неугомонная. Тебя нужно поставить на место. И сейчас твое место здесь. Он снова сел в кресло. Налил себе коньяк и посмотрел на меня. Я чувствовала его власть. Но я не чувствовала свое подчинение. Я не хотела подчиняться. Тогда это буду не я… — Встань и раздевайся. Медленно. Трижды я повторять не буду. В глазах у меня потемнело. Я не так себе это представляла. Я хотела нежности и траха. — Нет! — я встала с колен и бросилась к двери. Но Стас схватил меня за руку, положил к себе животом на колени и начал сам снимать с меня джинсы. Я пыталась вырваться из-за всех сил, пока не получила сильный шлепок по заднице его большой, грубой рукой. И еще один, и еще, и еще. И шлепал он меня до тех пор, пока я не выдохлась из сил и просто не обмякла вся в слезах у него на коленях. — Успокоилась? Тебе не хватает хорошей порки. Поверь мне, когда я тебя выпорю как следует, тебе станет легче. — Му*ак — только и ответила я. Задница горела, обида душила, я хотела его, хотела, но теперь нет. После моих слов он потащил меня в ванную. Связал руки за спиной и посадил туда. На мне остались только трусики и футболка. — Открой рот и смотри мне в глаза. Я открыла, потому что не хотела больше наказаний, и со злостью посмотрела на него. — Не злись, малыш. Папа сделает тебе хорошо. Поверь мне. Современем тебе понравится. С этими словами он достал свой член и начал писать мне в рот. Я сразу отвернулась. Фу! — Тихо, тихо, шлюшка. — он взял меня одной рукой за щеки так, что я не могла ни отвернуться, ни закрыть рот. Вкус мочи, соленый и теплый. А мой рот как туалет. Что он со мной делает… Моя футболка и трусики были мокрыми. Все в его моче, так же как и мой рот. Закончив писать, он вытер член об мое лицо. — Молодец, девочка. Посиди пока тут. Папа скоро прийдет. Оставшись одна, сидя в ванной, я смотрела на себя в зеркало напротив. Я грязная. Опущенная. Связанная. Отшлепаная, как самая настоящая бля*ь. Стас вошел, снял веревки мне с рук. — Теперь снимай с себя все и мойся. Страшно было подумать, что он еще может со мной сделать, за непослушание… — Почему ты не можешь просто меня трахнуть? — Потому что пока ты этого не заслуживаешь. Я стеснялась делать это под нажимом, в таком виде, но все же послушась. Сняла мокрые трусики с футболкой и встала под душ. Когда я смыла с себя его мочу, он протянул мне полотенце. — Когда я это заслужу? — Когда я пойму, что ты хорошая девочка. Я вытерлась. — Ты слишком много разговариваешь. — он ударил меня по заднице и приказал ползти в комнату. Я доползла. Стояла на коленях по середине комнаты голая, но хотя бы чистая. (Порно рассказы) Стас намотал мои волосы себе на кулак и потащил на диван. — Больно, Стас! Пожалуйста, прекрати это. — Ты слишком много разговариваешь — повторил он. Положил меня на живот и привязал мои запястья к лодыжкам. Сопротивляться не было смысла. — Молодец, девочка. Просто смирись и прими все это. После чего, он взял скотч и заклеил мне рот. — Теперь ты не будешь много разговаривать. Что он собирается делать? Еще порка? Я не выдержу этого! Но нет, не порка. Он начал потихоньку вставлять мне свой палец в попку. Я замычала и задергалась, так как рот был заклеен и тело связано, это единственное, что я могла сделать. — Тихо, тихо, моя маленькая шлюшка. Расслабься… Я вижу ты совсем узенькая. Если будешь хорошей девочкой, я сделаю все аккуратно. Я попыталась расслабиться, но было больно. Второй палец. Туда, обратно. Все глубже и глубже… Продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх