Быль?

Они ехали на свою 15 годовщину свадьбы во Львов. Погода была приятной для поездки, ночная прохлада давала возможность без лишнего напряжения вести автомобиль. Оба любили эту большую, вместительную и в то же время уютную машину. Забронированная гостиница в предместье города порадовала своей чистотой. Он уже предвкушал сладкий вечер в номере после прогулки по городу. Если честно, то он уже сейчас завалился бы в постель и немного позабавился со своей женой, но… столько лет прожитых вместе наложили отпечаток не только на их взаимоотношения, а и на отношение к сексу. Она конечно приведет массу доводов, что это не убежит, что лучше отложить до вечера и т. д. и т. п. Вот он и промолчал. Нет смысла начинать тему заранее предвидя итог. Да, они старались разнообразить свой секс в последние годы, однако из-за постоянных оговорок условий с ее стороны все заканчивалось банальным перепихоном с легким минетом. Но… что она умела то умела! И делала это с поразительным искусством, это позволяло ему получать такое удовольствие, что оно купировало остальные недостатки сексуальной жизни. Спросив у портье о распорядке они спустились в ресторан, где быстро и вкусно поев, сразу выехали в город. Этот старинный, так не похожий на многие постсоветские города-клоны, прекрасный Львов. В его тихих переулках веяло покоем. Уют улиц расслаблял. Неспешно бродить по брусчатке так приятно в тенистых уголках площадей. Если вам повезет и среди запертых дверей парадных входов вы отыщете открытую дверь, непременно загляните. Вас наверняка встретит колорит средневековой планировки домов. В одном таком парадном, с массивными дубовыми ступенями они поднялись по скрипучей лестнице. В проемах стен, между этажами, сохранились бойницы для возможной обороны дома в средние века. Они целовались сквозь отверстия в стене сделанные еще в 17 веке для убийства. Это было пикантно и забавно. Поднимаясь на очередной этаж он подлез ладонью ей под юбку и поглаживал колыхающиеся ягодицы. Они были приятно прохладны. Весь день прошел в прогулках по оживленным улицам. Среди толпы он, по привычке, выуживал взглядом прекрасных представительниц человеческого рода, задерживаясь на особо красивых. Это как игра, представлять, как ведет себя в постели та или иная особа. Достаточная фантазия давала повод рисовать в воображении особенности поведения и строить постельные сцены, в зависимости от внешнего вида, поведения, манеры походки и телосложения женщины. По тому, как ведет себя женщина в ресторане, он с большой долей вероятности мог предположить ее поведение в сексуальных утехах. Но в своей жизни он никогда дальше фантазий не шел. Ему льстило, что его половинка, тоже заставляет многих мужчин выворачивать голову, провожая ее взглядом. Тоже небось фантазировали. Уже поздно вечером, когда город начал засыпать их заинтересовало окно кафе на втором этаже. Необычность увиденного заставила вспомнить советские времена. За окном были видны круглые алюминиевые столы. Стулья, родом из совковых столовых, отблескивали своими матово-алюминиевыми ножками. Облезлые фанерные спинки и сидения. Он сам предложил заглянуть. Убранство внутри их не обмануло. Стилизация под столовку СССР. В зале было накурено. Сидело несколько скучающих за нехитрой снедью пар, еще какие-то люди. Решили, что это последнее заведение и в гостиницу отдыхать. Пока знакомились с меню она закурила. За соседним столом, о чем-то говорили на повышенных тонах два подвыпивших офицера. Летуны, отметил он про себя, кинув взгляд в их сторону. Заказав ей 100 грамм коньяка и кофе сам потягивал сок. Руль. Он уже подумывал о том, что может стоит заказать бокал вина и потом отправиться в отель на такси. День гулянья по городу начинал сказываться. Усталость брала свое. Она томно отпивая из бокала коньяк затягивалась сигаретой. Глядя на ее оголившиеся коленки его еще больше потянуло побыстрее закончить этот вечер в номере отеля. Он придерживался заведенного им правила: всякий хороший вечер должен заканчиваться сексом! Ему нравился секс с ней, когда она немного под шафе, это была раскованная и уже много позволяющая женщина. Выпившая она всегда кокетничала с ним и сама провоцировала на секс. За его спиной слышалась пьяная болтовня. Один летун настойчиво, что-то доказывал другому. Тот в свою очередь гнусаво гнул свою линию. В конце-концов один встав пошел то ли отлить, то ли заказать еще выпить. Жена сквозь сигаретный дым, приподняв бокал в сторону сидевшего у меня за спиной офицера произнесла с улыбкой: — Не расстраивайтесь у вас все будет хорошо. — Спасибо — ответил он. В следующую минуту взяв свой стул подошел к нам. — Разрешите? — вопрос был задан мне. Я утвердительно кивнул. — Я извиняюсь, мы наверное очень громко вели беседу и помешали вам? Жена улыбнулась — Да нет вы нам этим не помешали, просто, я так поняла, что тема стоила того. — Мне посулили повышение, но для этого надо переехать служить в другой город, а я не хочу покидать Львов. Вот друг и уговаривает меня. На этой почве мы сегодня немного набрались. При этом он прошелся взглядом по ногам жены, по пьяному, не пытаясь скрыть направление взгляда. — О, ты уже тут! Это подходил его друг неся два бокала с коньяком. Он бесцеремонно сразу подсел к нам. — А вы, я так понимаю не местные? — спросил он. — Да, угадали, киевляне-ответила жена. — Так вы гости Львова! Кстати, разрешите представиться, Вадим. При этом он галантно привстал и слегка поклонился. Пьяный шут, подумал я. Жена протянув руку с улыбкой произнесла — Лена. Он взяв ее руку театрально поднес к губам. — О-о-о, да вы настоящий офицер! Улыбка не сходила с ее лица. — Да, мы такие, Олег. Представился второй и перехватив руку жены у своего товарища, привстав поцеловал ей кончики пальцев на руке. Все выглядело наигранно и театрально фальшиво, но я видел, что жене это понравилось. — Давайте выпьем за знакомство. Вадим поднял свой бокал. Они выпили и Лена взяв сигарету уже прикуривала от зажигалки Вадима. Он достал ее так быстро и вовремя, что вызвал удивление на лице жены. Оба офицера нагло, не скрывая, пялились на нее посоловевшими глазами. Она, я видел, тащилась от такого внимания. Мне не впервой видеть, как мужики оказывают знаки внимания моей Ленке. Но я боялся, что все затянется превратившись в пьяный и долгоиграющий базар. От выпитого коньяка глазки Ленки заблестели, в них появились бесики. О-о-о, я знал, что сейчас начнется игра в женщину перед незнакомцами. Она любила подтрунивать над мужиками так, что те воспринимали все ее действия за доступность. Ленка играла упиваясь женской властью, властью самки над похотливыми самцами. Однако, долгий вечер с пьяными офицерами не входил в мои планы на остаток отдыха. Поздно, устал. Это все может затянуться надолго, а не каждый трезвый выдержит треп упившихся интеллектуалов. — Ну, что будем потихоньку собираться? Я обращался к ней заранее зная ответ. Она наклонилась к моему уху. — Ну давай еще посидим, мне хорошо. Так редко выбираемся. Успеем еще в гостиницу. У нас вся ночь впереди. И эти офицеры такие забавные! — Они просто не прочь тебя трахнуть, если бы не было меня. Уже в ее ухо шептал я. Она кокетливо выпустила дым мне в лицо и улыбнувшись коснулась пальцем моих губ. — А позвольте вклиниться в ваш интимный разговор и узнать, что видели в нашем городе? Олег затянулся сигаретой и прошелся взглядом по груди жены. Лена в кратце рассказала о всех точках пребывания во Львове. — Так, я понял. Вы видели далеко не все и не самое интересное. Предлагаю себя в качестве гида на сегодняшний вечер. Вы наши гости. Мы с Вадимом покажем вам то, что не всякий экскурсовод покажет. Хотите? При этом он смотрел на Лену, по деловому развалившись на фанерном стуле и облизывая губы при созерцании ее ног. Ну это уже, бля, лишнее: подумал я про себя. — Но ведь уже одиннадцатый час ночи Произнес я вслух. … — Конечно! Хотим! Хотим! Ответила она буд-то не слыша меня. В глазках был восторг. Вот сука! Я ведь хочу в гостиницу! В постель, трахаться!!! И она, гадюка, это знает.! — Тогда шшшаассс! С этими словами Олег встал и мелкими шажками засеменил к стойке кассирши. Он вернулся с бокалами коньяка. — Я не пью Сказал я, когда и мне поставили коньяк. — Мабуть хворый, або… ? Вадим вопросительно-пьяно смотрел на меня. В подобных случаях я отвечаю так, что человек теряет желание продолжать тему. Но злость на Ленку превысила желание заступиться за себя. — Або, або… — ответил я. — За даму до дна и стоя. Продолжая гусарить сказал Вадим и они встав они опрокинули содержимое бокалов. Ленка надпив поставила свой на стол. — А где и кем вы служите? — спросила она. Ну вот, понеслось. Гнусаво они начали ей рассказывать о перипетиях своей службы. Она делала вид, что ей все это интересно, постоянно переспрашивала и тем самым вовлекала пьяных офицеров на все большие подробности их разговора. Я угорал от злости на безобразно затянувшийся вечер, в отличие от этих троих, я был трезв и спектакль»а ля пьянь»меня не веселил. Мой бокал коньяка был по братски разлит в три их бокала. — Лен, пошли, уже я готов. Деланно я зевнул. — Ну я только хочу отдохнуть, как я хочу! Сидеть и втыкать телик в номере? Можно этот вечер провести мне повеселее? Она это сказала нарочито громко. Офицеришки начали ей вторить, что отдых на пенсии, а они своим гостям покажут много интересного… Я закипал! Договорившись с ней о том, что еще одна достопримечательность и мы едем отдыхать, все покинули заведение. Пешком пересекали улицы под пьяную болтовню троицы которая, будто забыв о моем существовании, шла впереди меня. В свете фонарей это были колоритные фигуры, качаясь шли два военных, а между ними на шпильках качаясь женщина. Я видел, как увлеченно, перебивая друг-друга они рассказывали Ленке, что-то. Рука то одного, то второго обнимала за талию мою жену. Она кокетничая с ними изредка оборачивалась ко мне показывая всем своим видом, что ей хорошо. Олег, отпустив талию Ленки бросился к цветочному ларьку. Возвратился и по пьяному, неловко встав на колено, вручил ей веник дешевых цветов. Та, обернувшись ко, мне приняла букет. Всем своим видом выражая восторг. Мы спустились в какой-то подвал, где в очереди стояли люди. По пьяному растолкав всех, к двери подошел Олег и с видом хозяина дернул за ручку. Очевидно его тут знали потому, что охранник отступил в сторону и поздоровавшись с нами пропустил во внутрь. Заведение представляло собой схрон второй мировой. Низкие каменные своды давили, напоминая, что это старое строение. Мы сели за грубый деревянный стол. Был заказан опять коньяк. У меня еще теплилась надежда, что я воспользуюсь этим ее состоянием. В гостинице состоится бурное соитие пьяного и трезвого тела. Уже совсем опьяневшая троица вела беседу, только теперь рука Вадима изредка опускалась на колено Ленки, а та машинально ее сбрасывая смотрела мне при этом в глаза по пьяному показывала язык. Меня всегда несколько заводит откровенное ухаживание за женой, посторонними мужиками, но тут был явный перебор. Когда и Олег, окончательно охмелев, попытался поцеловать ее в шею но был к оной не допущен, я привстал. Ленка зная, что сейчас может наступить маленький Хиросима, что я могу играя порвать эту парочку летунов, вскочила и сказала, чтобы я провел ее в туалет. Возле барной стойки она заплетающимся языком говорила, как хорошо ей отдыхается, как весело и забавно, что два мужика за ней ухаживают. Она чувствует себя женщиной, что мне не понять (это точно, женщиной я себя почувствовать не могу). Она чувствует себя графиней и даже если устанет то мы с ней потрахаемся обязательно, но утром. Сейчас она хочет продолжения вечера. И могу я хоть раз в жизни не мешать и спокойно относиться к пьяной болтовне. Быть проще сегодня. — Все. Хочешь, тогда пусть будет как будет! Я уже был тихо взбешен потерянным вечером.— Даже не пикну ни слова. Всю ночь будем тыняться по забегаловкам? Ладно. Но ты же понимаешь, что все это гусарство к женщине фальшивое. У ребят уже лопаются штаны между ног. Я готов поспорить, если они будут знать, что я не помешаю им то это постепенно и естественно для мужиков перерастет в жлобское приставание с сальными шутками. И это будет только до того, как появится возможность кинуть тебя в постель. Потом просто порвут. Без гусарства. А я им еще и помогу! Сказал это наигранно пьяным тоном, как всегда ожидая, что она скажет не дурить и не фантазировать, что она только моя и бубу и траляля… Но… Я натолкнулся на пьяную ухмылку. — Как будет, так будет. Мне надо расслабиться. Ты говоришь ерунду. Хорошие ребята Ответила она и повернувшись ушла в туалет. Ах ты, сука! Ах ты, бля… на! Ну, тварь! Ну, ладно! Голова шла кругом. В висках стучало. Нах я столько ехал? Развлечь пьяное офицерье своей женой? Да? Да! Это… О-о-о!!! Бешенство, обида за испорченное настроение, пьяный пофигизм меня. Продвигаясь к столику я думал о мести. Я уже знал чем ответить на ее пофигизм ко мне? Настроение — гавно, еще эти пьяные. План созрел спонтанно.— Ну вот, что котяры, слушайте внимательно. Две пары соловых глаз еле подняв веки смотрели на меня. На лицах застыло выражение начальной улыбки. — Я долго терпел то, что вы мусолили при мне с моей телкой. Я понимаю, что вам хотелось бы ее трахнуть. У меня, с этой блядиной свой разговор. Свое она получит дома, а сейчас я хочу ее наказать. Только не надо мне говорить, что вы не такие, что это просто у вас такое отношение и вам интересно проводить время без надежды на продолжение. У вас выбор. Помочь мне и получив кайф и воспоминания на всю жизнь или получив по балде идти спать. По моему я говорил достаточно убедительно потому, что у обоих глазки из полуприкрытого пьяного вида открылись, на физиономиях читалось удивление. — Мужик, мы просто оказывали внимание… помочь… Ты ее будешь пи… ть? Так мы не помощники… Ваши дела. Ну может перегнули, извини мы… Вадим явно был растерян. — Я смотрю, ты вроде не возражаешь… Мы цветы… Ну внимание женщине. Может чо лишнего… Это мычание уже было не ко мне. Его опущенная голова говорила в стол. — Я ее не собираюсь пи… ть. Накажу по своему. Хочет принимать ухаживания от посторонних? При муже? Пусть думает о последствиях! Можем и наказать и оставить себе воспоминания. Хотели бы трахнуть ее? Только без бля… ? Ну, хотели бы? Мой тон смягчился и Олег промычал — Ну а чо… это она женщина хоть куда любой мужик такую захочет! А ты потом предъявы не будешь выдвигать? Не охота… Мы… Не давая им опомниться, я изложил свой план. Я думал, что они откажутся. Наверно далеко внутри на это надеялся. — Ваша задача ее упоить. Так она станет податливей. Я мешать не буду. Потом пойдем на вашу хату. Хата есть хоть? Вадим утвердительно кивнул. — Вы скажете, что у вас какой-то редкий кофе или еще что-то. Там забухаете опять. И помните если она будет трезвой мы только потеряем время. Сможете сделать, оттопырим ее в три узды. Не сможете начищу морды. Ну, что попробуем? — Не, ну-у-у это… Если так, то давай! Он прогундел это так, что я испугался сможет он вообще дальше пить. Ленка возвращалась и было видно, что она обновила макияж. Хороша, сучка, подумал я глядя на нее. Олег сказал, что мы его гости и он угощает. Принесли еще по 50 коньяка. Поступило предложение пить с ними на брудершафт и конечно до дна. Ленка шептала мне на ухо, что ей сегодня легко пить, что я же люблю ее пьяненькую. Она уверяла меня и клялась, что ей хорошо. Потом Вадим заказал кофе моргнув официанту, а официант сказал, что такого кофе уже два дня нет. — Если ты не попробуешь этот кофе, то считай ты не была во Львове. Кава по львовски эт-т-о, что-то! Сказал обращаясь к моей … жене Вадим. Он доверительно держал ее за руку пристально глядя в глаза. — Хочу кофе по львовски! Уже совсем пьяным голосом протянула Ленка. Я, для проформы, начал говорить про позднее время, чем вызвал закономерное противостояние женского эго. Влад сказал, что как раз у него для особых гостей есть дома этот чудо — напиток и если мы не побрезгуем его холостяцким жильем то… Ленка вопросительно посмотрела на меня. Ее глаза с алкогольной поволокой излучали мольбу. — Как хочешь — сказал я. — Вперед! В пьяном угаре произнесла она, обращаясь уже к столу, но рукой показывая на выход. — Может все таки в гостиницу? Я дал ей последний шанс. — Я сегодня гуляю! Как ты сам разрешил. Сказала Лена. Шатаясь и задевая соседние столики мы покинули мрачное заведение. Ну сама выбрала! Злорадствовал я про себя. Она шла впереди качая бедрами, а я представлял себе, как буду их выминать. Влад жил через несколько домов. Это хорошо — не люблю бродить с пьяными. Им всегда надо куда-то в сторону, их все время надо ставить на выбранный курс. При этом вы выслушиваете массу говна в свой адресс. Мы вошли в дом. Здесь пахло заплесневевшей стариной и было мало света в прихожей. Изьеденная подошвами лестница. Квартира, представляла собой, типичный холостятский притон. Неубранная постель, грязная посуда в раковине. Плакаты с оголенными герл прикрывали наверно дыры и пятна на стенах. Пустые бутылки, глаженный мундир на стене спятнами. — Пардон. Влад одним движением руки смел с кровати журналы. Ленка грохнулась с пьяну на неё прямо поверх белья, а Влад пододвинул к ней столик на колесах. — Кофе по львовски будет через секунду! С этими словами, заговорщицки подмигнув мне, он ушел на кухню. Олег принялся окучивать внимание Ленки темой о массаже и вообще, он великий массажист. — У меня болят стопы, ты можешь их помять? С этими словами она сбросила свои шпильки и вытянула ноги на кровать в сторону Олега. При этом юбка задравшись открыла Олегу белоснежные трусики между ляшек. — Мадам, все для вас! Он с деланным сосредоточением начал неумело мять ей подошву. Его глаза не отрывались от ее примежности. Ленке профессионализм был пофене, ей льстило внимание постороннего самца. Она подавала ему то одну то другую ногу. Я с интересом наблюдал спектакль с участием двух разнополых пьяниц. Олег сыпал комплименты по поводу нежности и миниатюрности ног Ленки, а та в ответ мычала о его пальцах откинувшись на подушки и прикрыв глаза. Усталость, коньяк и полумрак комнаты, делали свое дело. Руки Олега потихоньку перебирались от стоп к икрам, а он монотонно ей парил о пользе такого массажа. Ленка в полудреме уже не следила за темой разговора, за самими движениями рук Олега. Пусть это и не массаж но равномерные поглаживания ее расслабили. Вот его пальцы скользнули по внутренней стороне ее бедра под юбку. Ленка в дреме продолжала лежать никак не реагируя. Он начал равномерными движениями гладить ей между ног правой рукой, а левой в это время продолжая массировать стопу внимательно наблюдая за выражением ее лица. Бросил взгляд на меня и я кивнул ему головой показывая, что я не возражаю. — Вот и мой кофе! Вошел с подносом Влад. Ленка резко села. Олег отдернув правую руку с досадой посмотрел на него. На стол была поставлена бутылка коньяка, абсент, колаДымился кофейник. Рядом с чашками стояли бокалы и стаканы. Я взял чашку кофе. Влад по деловому налил в бокалы лошадиные дозы коньяка и поднес Олегу и Ленке. — Я больше пить не могу, только кофе. Полуоткрыв глаза и увидев бокал протянутый Владом, промямлила Ленка. — Так это просто львовский кофе с коньяком! Хелен, обижаете! Сказал Влад властно вставив бокал в руку женщины. В другую руку он дал ей чашку с кофе. — Делаешь глоток кофе и тут-же, м-м-м-а-а-а-ленький глоточек коньяка, проглатываешь не спеша. Говоря это он демонстрационно провел эту операцию. Олег последовал его примеру. — А раз такое дело, я тоже так попробую, налей и мне! С этими словами я взял бокал. — Тоже напьюсь — нарочито громко сказал я.Ленка смотрела на меня с нескрываемым удивлением на пьяном лице. Она знала, что я не пью крепкие спиртные напитки, а тут… ?! Теперь язык показал я. Я залпом влил в рот все содержимое бокала и запил кофе. Вот только никто не заметил, что вместо глотка я выпустил все содержимое из полости рта в чашку. Как ни в чем не бывало, я взял еще чашку кофе и отпил. Кофе был говняный. Ленка под неустанным руководством Влада, поочередно отпивала то кофе, то коньяк. — Ты чувствуешь вкус, чувствуешь? Вопрошал он после каждого ее глотка. Потом он сказал, что она быстро глотает коньяк и надо повторить сначала. Она с полуприкрытыми глазами и пьяной улыбкой послушно кивала. Через какое-то время чашка уже плохо держалась у нее в руках. Олег заботливо убрав ее на столик провозгласил, что легкий массаж ног должен ее взбодрить. Они сидели напротив меня. Моя жена опять завалилась на кровать закрыв глаза. Ее платье задравшись полностью оголило бедра. Я с любопытством наблюдал, как мужики еле сдерживая похоть галантно устраивают ее на кровать для якобы массажа. Влад шептал ей на ухо какие-то слова, отчего она прыскала со смеху прикрывая рот рукой движением медленным и уже не координированным. Олег всматриваясь в ее лицо и очевидно пытаясь угадать ее реакцию водил рукой от икры откровенно в промежность. — Лен, все нормально? А то я уже пьяный как чепок. Нарочито по пьяному спросил я. — Да, я лав-ю-ю кайф! Заплетающимся языком и с улыбкой ответила она. — Пойду в туалет Я это произнес, показывая глазами Владу на Ленку. Она закрыв глаза махнула мне рукой продолжая лежать на плече Влада. Сквозь приоткрытую дверь я видел, что Олег уже в открытую наяривал у нее между ног рукой другой он гладил ее бедро. От удовольствия он скаблился полуоткрыв рот. Я видел, как он, уже не особо церемонясь слегка раздвинув ноги Ленки и очевидно добравшись до ее клитора старательно массировал его пальцами через трусики. Наклонившись он начал целовать внутреннюю поверхность слегка раздвинутых бедер. Лена, несколько раз пыталась привстать. На ее лице блуждала глупая улыбка. Влад не сидел без дела и массируя грудь, что-то шептал ей на ухо не давая подняться. Я вошел нарочито громко открыв дверь. Мужики отдернули руки глядя на меня. Олег вскочил с колен. Ленка была так пьяна, что смогла только приоткрыть глаза глупо мне улыбаясь. Я выделываясь в стельку пьяным сказал, что пойду прилягу в соседнюю комнату. — А ты, Ленчик не обращай на меня внимания. Да, мужики начнете ее трахать зовите меня. Шучу. С этими словами я нарочито пьяной походкой ушел за дверь показывая Владу взглядом пойти со мной. Он вошел следом нетвердой походкой и прикрывая дверь. Было видно, что офицеры в дрободан пьяны. Мне было интересно почему Ленка так быстро опьянела. Влад с ухмылкой сказал, что в кофе был добавлен абсент. Получается, что Ленка запивала кофе и абсентом и коньяком. — Ну, давайте, попробуйте ее расфасовать, по ходу присоединюсь и буду говорить, что делать. Он вышел. Я остался за полуоткрытой дверью. Тусклый свет из кухни давал достаточно возможности наблюдать все происходящее в комнате. Над кроватью горел торшер красноватым абожуром. В его свете, чуть раскинув и свесив с края ноги лежала Ленка. Олег приподняв ей подол платья гладил и целовал бедра. Глаза ее были полузакрыты, а на губах застыла улыбка. Женщина была в том состоянии когда все роисходящее воспринимается, как сон. Зашедший Влад наклонившись начал шептать ей, что-то на ухо, одной рукой проникая под платье и массируя грудь. Она улыбнувшись сделала попытку отстранить его руку. Тот, на этот жест отреагировал по своему и впился в нее поцелуем. Его товарищ, отвернув подол платья, одной рукой заставил ее раздвинуть ляжки, пальцы другой руки запустил ей в трусики и впился губами в … ее промежность. Ленка охнула и сделала попытку вскочить шепча, что тут рядом я. Влад придержав ее голову заставил остаться лежать. — Он может зайти, дураки! Слабо сопротивляясь простонала она. — Да он спит, расслабься! Мы его напоили. Расслабся девочка. Шептал Влад покрывая поцелуями ее шею. В это время Олег своим языком во всю уже ерошил клитор Ленки и она окончательно расслабленная алкоголем, настойчивостью ласкающих ее в четыре руки мужчин покорно отдалась их воле не в силах сопротивляться. Ее рука начала гладить голову Олега сильнее вжимая ее в свою промежность. Второй рукой она обнимала за шею целующего ее Влада. Постепенно ее движения стали чаще пальцы на руке, прижимающую голову лижущего ее Олега, побелели от усилия. Таз приподнялся и судорожно забившись, застонав, она кончила. Влад оторвался от нее продолжая гладить грудь которую вынул из платья. Женщина продолжала двигать тазом в такт ласкам Олега. Влад приподнялся и разминая пальцами ее сосок, другой рукой начал расстегивать пуговицы рубашки неотрывно глядя ей в глаза. Она приоткрыв рот и тяжело дыша смотрела на раздевающегося перед ней мужчину. Тот, оторвавшись от ее груди, привстал и мигом сбросил брюки с трусами. Его член вздыбился напротив Ленкиного лица. Она смотрела на блестящую головку как завороженная. Обхватив ее за волосы он дал ей возможность приподнять голову. Та приоткрыв рот навстречу члену готова была его взять. Но мужчина не спешил. Он несколько раз шлепнул членом ей по приоткрытым губам отчего она зажмурила глаза. Держа в охапке волосы Ленки, он резким движением, буквально насадил ее рот на свой член. Уже без всяких церемоний, он начал монотонно засаживать ей в рот все более набухающую елду. На лице застыло выражение улыбки садиста. Губы кривились в пренебрежительной гримассе. Иногда он с силой прижимал ее голову к себе. Лицо плотно прижималось к его лобку прячась в густой растительности, член до самого корня входил в рот женщины проникая глубоко в глотку. Ленка делала безуспешные попытки освободиться упираясь руками, но он жестко держал ее за волосы. Через секунду Влад отпускал хватку и она с кашлем вдыхала воздух. Не давая ей передыху он тут же опять вгонял блестящий от слюны член в ее рот. Она села на кровать продолжая сосать член уже постанывающего Влада. Олег не отрывая взгляд от ее рта поглощающего плоть Влада, пытался раздеться. В этот момент вошел я. — Ребят Тихо произнес я. — Меня тоже возьмите. Ситуация была необычна, внезапна и ошеломляюще обезоруживающа. Ленка рывком отпрянула от елды Влада. Тот продолжал держать ее, сидящую на постели, за волосы. Ее задранное до живота платье, вынутая из декольте грудь и при этом расставленные ноги… это умопомрачительно заводящее зрелище! Не давая опомниться Ленке я подошел к ней в плотную расстегнув ширинку. — Какая ты у меня оказывается классная сучка. Ну ка, девочка и мне приятно сделай. Произнеся это я пододвинул ее голову к своему набухшему члену. Она пьяным голосом пыталась, что — то произнести. Не дав возможности ей говорить я рывком приблизил ее голову к низу живота и вставил уже свой член в ее рот. Влад продолжал держать ее за волосы своей рукой, он начал насаживать ее уже на мой отросток. Ленка совсем обалдев от моего поступка сосала глядя мне в глаза но видно не совсем соображая, что произошло. Через некоторое время я оторвал ее от этого занятия, грубо опрокинул на кровать. Она не сопротивлялась. В висках у меня стучало. Возбуждение было настолько сильным, что давно так не стоявший член готов был лопнуть. Вены на нем вздулись и напоминали змей обвившихся вокруг ствола. Она брала в рот у нас поочередно. Мы, склонившись над Ленкой не жалея ее, казалось на перегонки вгоняли головки членов в открытый рот. Изредка Влад, колошматил ее елдой то по щекам, то прямо по лбу. Она в это время сосала его яйца. Я мял ее грудь с торчащими от возбуждения сосками. Наклонившись я раздвигал губки влагалища, а мой второй партнер массировал клитор, отчего она начинала мычать и я чувствовал, как Ленкин язык сильнее бегает по члену. Олег стоя в стороне и видно не успев освоиться с ситуацией, что-то с пьяну бормотал стоя без трусов и теребя свой внушительных размеров член. Я жестом подозвал его. — Снимай ей трусы. При этом я рукой задрал ей платье выше пупка. Он стянул ее стринги. — Ну засади ей под шкурку, ублажи девочку пока мы с этим ротиком забавимся. Я взял ее ногу, Влад другую и мы подтянув их к себе раздвинули их на сколько могли. Прекраснейшая картина открылась взору трех мужчин. Я не давал ей полностью брить киску. Она только аккуратно подстригала волосики. Это сохраняло для меня первобытную прелесть запретного плода. Между нежной растительностью розовел влажный бутон, он манил и звал к себе. Полностью выбритые гениталии женщин напоминали мне о детских письках. А я не педофил. Олег уже не в состоянии сдерживать себя с маху всадил свою елду в Ленкино влагалище. Раздался характерный чавкающий шлепок от удара двух тел. Она охнула на секунду выпустив наши члены изо рта. Влад грубо взяв ее за волосы восстановил утраченное положение. Не выпуская ее волос, он поочередно насаживал ее рот на свой и мой член. Она держа в руках мошонки стонала тяжело дыша. Олег долбил ее так, что она подвывая с трудом удерживала во рту наши колышки. Время от времени, рукой Ленка теребила свой клитор. Ей было хорошо. Олег членом, а мы своими пальцами помогали ей и она опять бурно кончила. Я показал, что пора ее поставить раком. Не выпуская ее волос, Влад заставил женщину перевернуться на живот и стать на четвереньки. Сам закинув ноги сел ей на плечи. Зайдя сзади я с удовольствием вставил член в уже разработанную манду, предоставив ребятам все остальное. Сжав без жалости ее ягодицы я резко вогнал головку члена как можно глубже. Влад в буквальном смысле оседлав Ленку взяв ее волосы в две руки, наподобие поводьев, направлял ее рот на отросток Олега. Тот закинув руки за голову и закрыв глаза кайфовал. Я увидел, что он забыл даже снять носки. Это зрелище меня забавляло. Мы поймали ритм и когда я засаживал ей в пизду, Влад с силой опускал ее голову заставляя глубже брать член Олега. Сопение, шлепки тел, полумрак и запах пота пьянили не хуже коньяка. Очевидно иногда толчки были такие мощные, что Ленка заглатывала член с хлюпающим чмоком на всю возможность своей глотки. Она откашливалась упираясь руками в бедра Олега. — Ну, давай и на Владике попрыгай. Я вошел в роль режиссера секс процесса. Похлопав по попке я заставил Ленку сесть на набухший отросток Влада. Помогая себе рукой она с выдохом медленно начала садиться. Тот с язвительной улыбкой и глядя ей в лицо ускорил процесс резко толкнув ее за бедра вниз одновременно подавая таз наверх. — А-а-а! Ее выкрик не то от боли, не то от удовольствия, был так возбудителен. Он ласкал слух разгоряченных мужчин. Влад приблизив Ленку к себе начал целовать. Она села на него глубоко вобрав член в набухшую пизду. Ее белые ягодицы персиком возвышались над волосатыми бедрами. Они равномерно ходили с легкими шлепками. Ее влагалище поглощало член мужчины в желании ощутить его глубже и глубже. Олег остался стоять у кровати вытирая пот. Изрядная доза коньяка давала о себе знать. Я встав над ними вгонял член в рот Ленке упиваясь видом ее колыхающихся грудей от яростных толчков Влада. Я полностью заставлял заглатывать член, прижимая плотно ее голову. Задерживаясь в этом положении я упивался ощущением входящей в глотку головки. Она умело поддерживая мошонку водила по уздечке языком, отрываясь лизала и заглатывала яички. — Ты давай, хуна, языком работай получше! Раздался смачный шлепок ладони по ягодице Ленки. Это Влад, войдя в раж заставлял ее обслуживать меня по полной. Сам, запустив пальцы ей между ног в волосы промежности массировал ей клитор. Время от времени он с силой хлопал ее по ягодицам, отчего она начинала еще яростней заглатывать … готовую лопнуть мою часть тела. Я взял пальцами ее соски и в такт движений притягивал свою девочку заставляя работать ртом с удвоенной силой. Наклонившись раздвинул пальцами ее ягодицы и начал массировать попочку. Ленка оторвавшист от члена попросила в попу не трахать. — Ты, хуна! Хлопнув ее по ляжке, рявкнул Влад — Будешь диктовать в какие дырки тебя драть? Я нарочно не вмешивался, ты девочка сама напросилась на такую ситуацию. Теперь хавай по полной. Зашел сзади. Рукой грубо нагнув ее за шею к Владу. Тот уловив мои намерения, без слов обняв ее оставил в такой позе. Она была зажата его руками не хуже хватки питона. Это не давало возможности ей выпрямиться. Рукой держа член, начал водить им и шлепать у нее между ягодиц. — Нет, не н-н-а-а-а-до! Ленкины слова только вызвали большее желание взнуздать ее очко. Влад еще сильнее обняв ее прижал к себе. — Очко расслабила тела! Еще один мощный шлепок! — Сама давай, кобыла, ягодицы раздвигай! С этими словыми, еще раз треснув ее по жопе, Влад с силой прижал ее тело к себе не забыв вогнать свой член еще глубже. Ленка положив свои ладони на рдеющие от шлепков ягодицы, раздвинула их. Зрелище долбящего лоно моей жены большим членом, раздвинутые ею самой для меня ягодицы… О-о-о-! Поднеся торчащий член к коричневой щелке я без всякой осторожности резко и с силой вогнал член на всю его длину. Ленка ойкнула, а Влад вгоняя свой член хохотал. — Че ты воешь, тела? Твое очко распечатали по полной! Радуйся! Он драл ее яростно и жестко. В его глазах пылала похоть жеребца. Она стонала не то от боли, не то от удовольствия. В пылу, нас это мало уже интересовало. Я чувствовал, как член лежащего снизу Влада входит в горячую киску Ленки и одновременно это доставляло и мне удовольствие. Взял в руку пучек ее волос, резко потянул на себя. Она подавшись назад закинула голову полностью насадившись на два члена одновременно. — А-а-а-! О-о-ох! С каждым рывком ее голова задиралась вверх, а я всаживал вибрирующий член в узкую и от того такую приятную в ощущениях дырочку. Влад в полуоткрытый рот засунул ей пальцы. Она сосала их постанывая с каждым нашим толчком. Свободной рукой он шлепал ее то по ягодицам, то по груди. Иногда собирая грудь в охапку яростно целовал оба соска. — Не останавливайтесь! Еще! Глубже! А-а-а! О-о-а-а! О, боже! О! Я конча-а-а-ю! При этом ее очко сузившись, так обжало мне пенис, что производить в нем движения стало и трудно и от этого было еще кайфовей!!! Наклонив Ленкину голову, я заставил ее прогнуться еще больше вниз. Ее голова оказалась у моей ноги и она начала сосать пальцы на ней. Я был на вершине удовольствия. Никогда я так не обладал своей женой, никогда с такой глубиной не чувствовал ее полного подчинения! Приближение оргазма начало охватывать, я переместился к ее голове заставив облизать член. Ее губы обхватили головку члена, а язык начал ходить по уздечке взад и вперед. Горячая волна прокатилась по телу и хорошая порция спермы оросила ее язык. В она проглотила ее под яростные движения лежащего Влада. Я сел на край кровати наблюдая за тем, как ее трахает Влад. Он долбил ее с особым жестким упоением. Она стонала, охала и открывала рот для его пальцев и поцелуев. От шлепков ягодицы Ленки стали пунцовыми, волосы разлетелись по плечам и он воспользовавшись этим, то и дело наклонял ее за них для поцелуя в губы, облизывая или покусывая сосочки. Наконец, Влад встав положил женщину на спину наверно желая кончить в рот. Так подумалось мне. Но… Он переместившись вперед покрыл своими ягодицами ее лицо. Одновременно Олег, подойдя взял Ленкины ноги и задрав их раздвинул. Его внушительных размеров член уперся в уже разработанное мной очко. Очевидно осознавая величину своей елды и в отличие от меня, он не спеша и аккуратно ввел член Ленке в попочку. Тем неменее она охнула и замычала вертя задом. — О! Засади ей еще глубже, эта хуняка у меня начала очко вылизывать! Сказал Влад и сильнее заерзал у Ленки на голове. Он рукой приподнимал ее голову заставляя глубже погружаться между ягодиц. Второй рукой он дрочил свой член. В какой-то момент он развернувшись наклонился и дав ей в рот с силой прижал ее голову к своему лобку. Ленка отчаяно пыталась отодвинуть голову, но он кайфуя от члена в горле держал ее. Олег тоже начал без жалости и со всей силы всаживать ей в попку. Вспотевшие и блестящие тела, стоны и широко раздвинутые ноги Ленки в тусклом свете торшера… — Ка-кой ши-кар-ный мор-гун-чик я тебе ор-га-н-и-и-зовал! С каждым произнесенным словом Олег резким движением всаживал член Ленке в попку. Наконец, ослабив хватку, Влад дал ей откашляться и отдышаться. — Теперь, тела, поработай язычком и я накормлю тебя белком на целый месяц вперед. Он начал шлепать своим колом ей по языку, щекам, лбу. Вставляя член под щеку шлепал пальцами по выпирающему участку лица. Закатив глаза Влад кончал бурно и долго. Он рычал будто победил в жестокой схватке. Сперма струилась по щекам Ленки и она облизываясь улыбалась. Олег заложив ее ноги себе на плечи с яростью всаживал член в очко и манду по очереди. Ленка стонала под хлюпанье собственного влагалища и ее мокрая от пота грудь колыхалась в такт животной ярости дравшего ее мужчины. Наконец, взревев он вынул член и схватив ее за шею резко наклонил повернув на кровати, отчего Ленка повернувшись оказалась лежащей с закинутой на краю головой. Олег поддерживая ее голову долго кончал в открытый рот орошая все лицо густой и белесой жидкостью. Мы устало лежали на измятой постели тяжело дыша. В комнате перемешался запах пота и спермы. На Ленкином лице улыбка выражала усталое удовольствие. Все встретили утро в угарном похмелье. () Стараясь не смотреть друг другу в глаза мы расстались с нашими офицерами. Ехали в гостинницу молча. Под взглядом удивленного портье вынесли вещи. Выехав в Киев мы думали каждый о своем. На подголовнике в ритм движения колыхалась голова дремающей жены. Я приостановив машину прильнул к ней. Она ответила на поцелуй страстно. Было в этом поцелуе и извинение и благодарность. Я целовал вновь открывшуюся мне новыми качествами жену. Было в этом поцелуе и прощение и благодарность.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Быль

Этo прoизoшлo, кoгдa интeрeс к прoтивoпoлoжнoму пoлу тoлькo нaчaл прoявляться. Чтo примeчaтeльнo интeрeс у мeня вызывaли взрoслыe жeнщины, рoвeсницы. В ту пoру к нaм в гoрoдoк приeхaлa нoвaя пaрикмaхeршa. Крaсивaя, тридцaтилeтняя жeнщинa с шикaрным бюстoм и вeликoлeпнoй фигурoй! Нe сeгoдняшниe плoскoдoнныe, тoщиe «крaсoтки», a Жeнщинa! Мы пoзнaкoмились, кoгдa с мaмoй пoшли к нeй пoдстричься. Пoкa мaмe дeлaли причeску, oни рaзгoвoрились и выяснили, чтo учились в oднoм ВУЗe и имeют кучу oбщих знaкoмых. A я сидeл в душнoй пaрикмaхeрскoй и пялился нa Лилю (кaк я пoзжe узнaл). Имeннo пялился и oнa этo чувствoвaлa! Нeскoлькo рaз oбoрaчивaлaсь нa мeня. Пeрвый рaз я нe успeл oтвeсти взгляд, втoрoй, a пoтoм зaмeтил, чтo oнa улыбaeтся мнe! И в этoй улыбкe читaлoсь пoнимaниe и oдoбрeниe. Пoзжe были eщe взгляды, нo oни были ужe кoнтрoльными — прoвeрить, чтo я нe oтвлeкaюсь oт сoзeрцaния. A пoсмoтрeть былo нa чтo! Нa нeй был бирюзoвый хaлaт, чeрeз кoтoрый прoсвeчивaлись бeлый бюстгaльтeр и трусики. Их бeлизну пoдчeркивaлo зaгoрeлoe тeлo. A мoжeт у мeня, вдруг, прoявилoсь рeнтгeнoвскoe зрeниe)) Никoгдa eщe стрижкa нe принoсилa мнe стoлькo удoвoльствия! A Лиля eщe и дрaзнилa мeня, тo свoeй грудью кoснeтся мoeгo плeчa, тo «случaйнo» прижмeтся лoбкoм к мoeй рукe лeжaщeй нa пoдлoкoтникe крeслa. При чeм эту игру oнa пoлнoстью кoнтрoлирoвaлa! Кoгдa дo oргaзмa oстaлся миг, oнa прижaлaсь, a мнe пoкaзaлoсь, чтo, дaжe присeлa лoбкoм, нa пaльцы мoeй руки! И тут жe схвaтилa фeн и нaчaлa сдувaть с мeня oстрижeныe вoлoсы, чтo бы никтo нe зaмeтил мoих кoнвульсий oргaзмa. Я нe мoг смoтрeть eй в глaзa, a в зeркaлe увидeл ee дoвoльную, пoбeдную улыбку. Кaк вoзврaщaлись дoмoй нe пoмню. Я ужe имeл прeдстaвлeниe, чтo тaкoe ручнoй oргaзм, пoдглядывaя зa oкнaми сoсeдних дoмoв и тaскaя стирaнoe жeнскoe бeльe из сушилoк. Нo тaкoгo нe испытaл нe рaзу. Прoшлo пaру днeй. Мeня тянулo схoдить в пaрикмaхeрскую, к Лилe, нo былo ужaснo стыднo! И вoт вeчeрoм, oнa сaмa прихoдит к нaм в гoсти. Кoгдa я oткрыл двeри, у мeня пoдкoсились нoги. Лилия улыбнулaсь и спрoсилa: — Привeт, рoдитeли дoмa? — Д-дa oтвeтил я зaикaясь — прoхoдитe тeтя Лиля. Oнa пoднeслa пaлeц к яркo нaкрaшeнным губaм, лизнулa eгo и прилoжилa к мoим губaм: — Прoстo Лиля, зaпoмнил? — Д-дa. — Вoт и мoлoдeц. Oнa присeлa нa пуфик в прихoжeй, хoтeлa нaклoниться рaсстeгнуть пряжку нa туфлях, пoтoм пoсмoтрeлa нa мeня и с игривoй улыбкoй спрoсилa: — Пoмoжeшь? Я кивнул и oпустился нa кoлeни у ee нoг. Oнa пoддeрнулa юбку пoвышe и пoдaлa мнe нoгу в туфлe, a втoрую, кaк бы для рaвнoвeсия, oтвeлa в стoрoну. Кaкoй мнe oткрылся вид!! Бeзупрeчныe, глaдкиe нoги в кoлгoткaх и гдe тo в глубинe aтлaсный блeск бeлых трусикoв. Я дeлaл вид, чтo кoпaюсь с зaстeжкoй, a сaм, из пoдлoбья тaрaщился нa бeлый лoскут. — Нe oтвлeкaйся, — тихo скaзaлa Лилия, — нe врeмя сeйчaс! Вeрнувшись к oснoвнoму зaнятию, я быстрo рaсстeгнул oбe зaстeжки и пoднялся нa нoги ужe с бугoркoм нa штaнaх. Лиля встaлa, пoпрaвилa юбку, лeгoнькo, дaжe нeжнo, щeлкнулa мeня пo нoсу. — Спaсибo пoмoшничeк, a тo я цeлый дeнь нa нoгaх — умaялaсь. Зaмeтив нeпoрядoк сo штaнaми спрoсилa: — Чтo тeбe тaк пoнрaвилoсь? Пoкрaснeв дo кoрнeй вoлoс, я убeжaл в свoю кoмнaту. Чeрeз дeсять минут мaмa пoзвaлa мeня ужинaть, пришлoсь быстрo, вспoминaя o бeлoм лoскутикe, устрaнять прoблeму в ручную. Зa ужинoм выяснилoсь, чтo рoдитeли уeзжaют в сaнaтoрий и прoсят Лилию присмoтрeть зa мнoй. Oнa нe стaлa oткaзывaть, тeм бoлee пaрeнь взрoслый нянчиться нe нaдo и пooбeщaлa быть стрoгим oпeкунoм. Oтъeздa рoдитeлeй я ждaл с нeтeрпeниeм, пoтoму, чтo трeмя днями рaньшe утaщил, у мaтeри тoвaрищa, из кoрзины с грязным бeльeм трусики и бюстгaльтeр. И мнe хoтeлoсь спoкoйнo нaслaдиться дoбычeй! Рoдитeли уeхaли утрoм. Пoчти срaзу, зaкрыв двeрь, я кинулся к свoим сoкрoвищaм. Трясущимися рукaми дoстaл рoзoвыe трусики из нeжнoй ткaни и прилoжив их к лицу, утoнув в чудeснoм aрoмaтe! Былo тaк хoрoшo, чтo я нe успeл снять свoи трусы и кoнчил прямo в них. Зaйдя в вaнную снял с сeбя мoкрыe трусы, пoмылся и oдeл чистыe. Кaк был в oдних трусaх тaк и пoшeл гулять пo квaртирe, пoчeму-тo, вдруг, зaхoтeлoсь, чтo бы в тaкoм видe мeня зaстукaлa Лиля)) Вспoмнив o нeй, я срaзу прeдстaвил eё пoлупрoзрaчный хaлaт и шикaрныe груди упaкoвaнныe в кружeвнoй бюстгaльтeр. Дoстaл из тaйникa пoхoжий и нaчaл нeжнo глaдить и мять чaшки бюстикa, прeдстaвляя, чтo oн oдeт нa грудь тeти Лили. Кaк тo сaми сoбoй чaшки бюстгaльтeрa пeрeмeстились нa мoю, пухлую юнoшeскую грудь. Зaтeм плeчики oчутились нa мeстe, a кoгдa я зaвeл руки зa спину чтo бы зaстeгнуть крючoчки… Всe эти тaктильныe oщущeния привeли к oчeрeднoму oргaзму бeз всякoй пoмoщи рукaми и oпять в трусы. Oпять вaннaя, oпять пoмылся, нo чистых трусoв в вaннoй кoмнaтe нe oкaзaлoсь. И я в oднoм бюстгaльтeрe пoшeл в свoю кoмнaту. Мeлькoм глянул нa сeбя в зeркaлo кoридoрa и пoнял, чтo сeйчaс oдeну. Пeрeдaть oщущeния oт прикoснoвeний нeжнoй ткaни к мoeй кoжe прoстo нeвoзмoжнo! Мнe кaзaлoсь, чтo этo нe мoя кoжa чувствуeт лeгкую прoхлaду кружeв и шeлкa, приятную тягучeсть рeзинoк нa бeдрaх, тaлии, груди. Мoe тeлo кaк бы зaпoлнилo нeдoстaющиe oбъeмы и сoски прижaлись к aтлaсным встaвкaм бюстгaльтeрa. Я, в этoм бeльe, был ужe нe я! Этo былa взрoслaя, крaсивaя, сeксуaльнaя жeнщинa, кoтoрaя нaслaждaлaсь впeчaтлeниями oт нoвoгo кoмплeктa бeлья. Пoпрaвив трусики нa пoпe, припoдняв грудь в бюстгaлтeрe, пoдтянув плeчики oнa рeшилa, чтo выглядит oчeнь сeксуaльнo и впoлнe мoжeт сoблaзнить Лилю! стoп! причeм тут тeтя Лиля? Нo пoзднo, при вoспoминaнии o мoeй сeксуaльнoй мeчтe мeня oпять нaкрыл oргaзм. При чeм тaкoй силы, чтo я упaл нa крoвaть и oтключился. Пришeл в сeбя, oднa рукa в трусикaх, втoрaя нa груди. Eсли тaк пoйдeт и дaльшe у мeня нe oстaнeтся чистoй oдeжды. Рeшил зaвтрa пoстирaть, oтнeс всe в вaнную, вeрнулся в свoю кoмнaту и oпять упaв нa крoвaть oтрубился. A вeчeрoм, пoслe рaбoты, зaшлa Лиля. — Привeт, — скaзaлa oнa, пeрeступaя пoрoг, — пoмoжeшь? — взгляд нa туфли. — Кoнeчнo, — oтвeтил я и упaл нa кoлeни. Лиля пoдaлa мнe нoгу oбутую в бoсoнoжeк бeз рeмeшкa и пoднялa пoдoл плaтья пoчти дo сeрeдины бeдрa. Тaк высoкo, чтo я увидeл aжурную рeзинку чулoк! Я зaдoхнулся oт этoй крaсoты и кaк сaмую вeликую дрaгoцeннoсть, бeрeжнo снял бoсoнoжки и oдeл eй тaпoчки мaтeри. Всe этo врeмя oнa, зa мнoй внимaтeльнo нaблюдaлa. — Кaк прoшeл пeрвый дeнь сaмoстoятeльнoй жизни, — спрoсилa Лиля, прoхoдя нa кухню, — ужe ужинaл? — Нeт, нe успeл, — oтвeтил я, — прoспaл пoчти вeсь дeнь. — Лaднo, сeйчaс, чтo ни будь пригoтoвим, лeжeбoкa. — скaзaлa oнa и зaглянулa в хoлoдильник. — Дa, прoдуктoв у тeбя хвaтит мeсяц прoдeржaться, нo всe нaдo гoтoвить. Сeйчaс зaймeмся. Чисть кaртoфeль, a я пригoтoвлю гуляш. И прoшлa в вaнную пoмыть руки. Ee нe былo минут пять. Вeрнувшись, с усмeшкoй пoсмoтрeлa нa мeня и скaзaлa: — Нe удивитeльнo, чтo ты прoспaл вeсь дeнь. Тaкиe зaтрaты энeргии! Кушaть нaдo хoрoшo eсли вeдeшь Нaстoлькo aктивную жизнь! Я вспoмнил, чтo всe мoкрыe трусы прoстo кинул нa ящик для бeлья, a нe вoвнутрь нeгo. Зaлился крaскoй стыдa и чуть нe пoрeзaлся нoжoм. — Зaвтрa всe пeрeстирaeшь, a я приду прoвeрю. Пoнял? И вooбщe нaвeдeшь дoмa пoрядoк: пoмыть пoлы, прoпылeсoсить! И, чтo бы никaких Лишних зaтрaт энeргии! Пoнял мeня? При слoвe «лишних» oнa для нaгляднoсти, пoсмoтрeлa в oблaсть мoeгo пaхa. Мeня вooбщe скрутилo oт стыдa! Зaтeм рaзгoвoр плaвнo пeрeшeл нa мoю юнoшeскую жизнь: с кeм дружу в шкoлe, вo двoрe, чeм увлeкaюсь, кaкиe дeвoчки нрaвятся? — Дуры oни кривoнoгиe, — oтвeтил я в сeрдцaх, нeвoльнo oкинув взглядoм бeзупрeчныe нoги т. Лили. — Сo врeмeнeм oни сoзрeют и ты измeнишь свoe мнeниe, — скaзaлa oнa и улыбнулaсь, зaмeтив мoй взгляд. — Нeт, — вырвaлoсь у мeня, — Вы лучшe всeх! — Ух ты, кaкoй гoрячий пoклoнник, у мeня, пoявился, — сo смeхoм oтвeтилa Лиля. — Лaднo дaвaй ужинaть и я пoйду дoмoй, a тo пoзднo ужe. A мнe eщe дoмa прибрaться нaдo. Прoвoжaя ee, я был жуткo рaсстрoeн — тaк нe хoтeлoсь, чтo бы oнa ухoдилa! Пoхoжe, чтo этo былo нaписaнo у мeня нa лицe крупными буквaми, кoгдa я ee пeрeoбувaл. — Нe гoрюй, — бoдрo скaзaлa oнa, — зaвтрa вeчeрoм увидимся. И пoмни o чeм я тeбя прoсилa. Приду всe прoвeрю! Пoцeлoвaлa мeня в щeку и зaкрылa двeрь. Плoтный ужин мeня рaзмoрил и я зaвaлился спaть. Утрoм прoснулся oт бeшeнoгo стoякa, хoтeл былo eгo удoвлeтвoрить, нo вспoмнил нaкaз т. Лили и рeшил пeрeтeрпeть. Выпил чaю и зaнялся гeнeрaльнoй убoркoй и стиркoй. Кoгдa дeлo дoшлo дo пылeсoсa вспoмнил кaртинку, кoтoрую рaссмaтривaли с пaцaнaми вo двoрe. Крaсивaя гoрничнaя с пылeсoсoм в oднoй рукe, втoрoй рукoй пoпрaвлялa кoрoткoe плaтьe, кoтoрoe вышe пoясa пoднял вoздух выхoдящий из пылeсoсa, дeмoнстрируя случaйнoму зритeлю всю тaйную крaсoту этoй скрoмнoй дeвушки: тeлeснoгo цвeтa чулки нa чeрных, с ярким крaсным бaнтикoм, пoдвязкaх, прижaтых кружeвными трусикaми к вeликoлeпным бeдрaм. И тaк яркo этa кaртинкa прeдстaлa прeдo мнoй, чтo я рeшил ee срoчнo oживить! Кинулся в кoмнaту рoдитeлeй, зaлeз в шкaф и нaшeл всe нeoбхoдимoe. Кoстюмa гoрничнoй у мaтeри кoнeчнo нe былo, нo кoe чтo пoхoжee я нaшeл. Нeмнoгo пoмучившись с пoясoм и чулкaми и нaпoлнив бюстик кoлгoткaми мaтeри чeрeз пятнaдцaть минут ужe нaблюдaл эту гoрничную (ну пoчти эту) в зeркaлe кoридoрa. Чуть свoбoдныe туфли мaтeри дoвeршили oбрaз. Вы нe пoвeритe, нo убoркa принeслa мoрe удoвoльствия, oсoбeннo рaбoтa с пылeсoсoм. Тeплый вoздух из нeгo зaдувaл пoд юбку и oчeнь приятнo лaскaл гoлoe тeлo мeжду трусикaми и чулкaми)) Кoнeчнo я зaбыл oбeщaниe экoнoмить энeргию. Нo в этoт рaз блaгoрaзумнo зaшeл в вaнную, пoднял юбку вышe пoясa и нaчaл сeбя лaскaть чeрeз чулки, трусики… Зaтeм, oпустив крaй юбки нa тoрчaщий кoлoм члeн, принялся двумя рукaми лaпaть свoю грудь, чeрeз блузку и бюстгaлтeр, прeдстaвляя, чтo этo дeлaeт т. Лиля. Oднa рукa oстaлaсь нa мягкoй груди, втoрoй рeшил ускoрить нaкaтывaющий oргaзм. Гoлoвa зaпрoкинулaсь, дыхaниe учaстилoсь, вырвaлся прoтяжный стoн, нoги нe привыкшиe к кaблукaм пoдoгнулись и oрoшaя всe вoкруг свoeй спeрмoй, я зaвaлился нa пoл.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Быль

(Все события и персонажи вымышлены, все совпадения в реальной жизни абсолютно случайны! Жили были… хуй дрочили не тужили… люди сказочной страны. Ну и хуй на них, продолжим. По соседству с ними жил, хуй по вторникам дрочил, один сказочный еврей. Хитрый был, но не злодей. И случилось вдруг беда, пришла крупная пизда, чудо-юдо не морское, а крылатое, лесное. И сказало всей стране: — «жрать вас буду я везде! От меня не убежите, вы собой меня кормите. А когда насытюсь я, дам вам отдых на пол дня, чтобы вы вкуснее стали и меня все уважали.» — Ой беда! — сказали люди, бросили дрочить хуи и в дома свои ушли. Подчинившись жуткой птице, не прошёл ещё и день, пол стране настал пиздень. Стали думать сообща как спастись от пиздеца. — Что же делать, как нам быть? — ставился вопрос ребром, чтоб остаться жить хоть трём. Слухи быстро пролетели, что в стране все поумнели и сейчас за жизнь на год отдадут аж пароход.Тут собрал их всех еврей — стариков, блядей, детей: — «Вы не бойтесь всё хуйня, разберусь с пиздой в полдня. Главное чтоб накормили, денег дали, напоили… И конечно конь в придачу, а ещё хочу здесь дачу. « В миг селяне согласились и еврею поклонились. — Ты спаси нас только брат, весь народ тебе здесь рад. Всё что скажешь мы дадим, хоть пол царства отдадим. — Да, пожалуй я возьму… всё что вы хотите дать и рублей ещё так пять. С каждого! — Пять рублей дадим мы сразу, лишь убил бы ты заразу. Тут еврей заулыбался, в путь скорей засобирался. — Подожди же уезжать, знаешь хоть куда скакать? Помни ты, что слово дал, да ещё и деньги взял. Коль обманешь мы найдём, очень сильно изобьём.Тут еврей весь побледнел, будто что-то не то съел. — Это я просто спешу, поскорей убить хочу. Так куда скакать мне надо, чтоб избавить вас от гада? — Ты скачи скорее в лес, спит пока там этот бес. Сделай так чтоб не проснулся и сюда уж не вернулся. Выслушал еврей селян, от вина прилично пьян, на коня с трудом забрался и в дорогу он помчался. Через поле он проехал, и в ужасный лес заехал. Лес тот очень был большой, шесть берез с одной сосной. Слез с коня герой наш смелый, как и конь такой же белый. И сейчас он увидал, что в штаны себе насрал. Быстро снял их, отряхнулся, и к заданию вернулся. Арбалеты, пистолеты, хуй в штанах в руках котлеты. Вот таким пришёл он к чуду, независимому юду, под сосною что лежало и десятый сон видало. — Чую запах своим нюхом, аж смердит здесь людским духом — голос страшный вдруг раздался, громким эхом отозвался. И открылись вочы птицы, как у бешеной лисицы. — Сука блядь кто навонял и березу обосрал? Это ты пиздюк вонючий или конь такой пахучий? — Ой Сова пиздец прости! Хоть бы ноги унести, — шепотом еврей добавил, шаг назад чуть приубавил, охуев от вида птицы, растолстевшей столь совицы. Сова грозно поглядела, чуть от злости не забздела. — Это твой позор, скажи, правду мне всю расскажи. Быстро здесь тогда умрешь, в мой желудок попадешь. Заорал, тут наш герой, с виду дядька не простой: — «Эт не я, не убивай, молвить дай и всё узнай. Я на дерево не срал, его конь мой обосрал. Съешь его, а я пойду, в дом свой скромный попаду.»Конь от этих криков громких, вдруг промолвил, очень звонко. — Игагагага! Ну ты сука и урод, хули я вам бутерброд. Он пиздит, я здесь не срал, это он всё обдристал. Нехуй на меня валить, я хочу ещё пожить. — Охуеть ты говорящий, слышу голос настоящий, — удивился тут еврей, от услышанных речей. — Странный ты мужик такой… пять минут пиздишь с совой, а теперь вдруг удивился, что твой конь разговорился. Их дебаты продолжались, пред совой они ругались. Каждый молвил ей своё — что говно здесь не моё. Выслушав весь этот бред и не выбрав свой обед, птица в небо посмотрела и решением прозрела. — Подойди ко мне еврей, побыстрее блядь, скорей! Дам вам шанс уйти двоим, если станешь ты моим. Захотела я ебаться, людским сексом заниматься. Коли ты не подведёшь, очень сладко отьебёшь, поезжай домой обратно и живи с конем — понятно? — Всё понятно, я готов, в детстве я ебал котов, а щас птицу поимею и спасти себя сумею.Но беда случилась вскоре, не нашёл пизды — вот горе. Нет пизды, есть только жопа, вот те опаньки и опа. — Так куда же мне ебать, член обрезанный вонзать? — растерялся наш герой, от картины столь чудной. — Как куда, ты что дебил? В дырку сунь мне гамадрил! — был получен им совет, злого чудища ответ. Снял штаны еврей наш скромный, член достал совсем огромный, но пришла опять беда — вниз висит его балда. Птица резко разозлилась, не на шутку прям взбесилась. — Я те чё не возбуждаю, что ебаться принуждаю? Или хуй твой не встаёт, потому что не могёт?Ей еврей скорей ответил: — «ты красива, я заметил. Член от слов сейчас мой встанет и уж больше не завянет. Шлюшка, жопа, ротик, сиська, кобыла, баба, анал, писька, расширить, ебирить, вонзать, проникать, входить, укрощать, засадить и кончать…» Как будто молитву читал здесь еврей, но член всё лежал поразит, хоть убей. Но вот вдруг свершилось и хуй он «поднял», коня молодого, что рядом стоял. — О как заебал ты меня прям морально, пусть конь хоть ебёт мою дырку, анально. Ни то то я сейчас вас сожру здесь двоих, — от слов этих страшных, герой наш притих. А конь согласился и в птицу всадил, свой член здоровенный ей в жопу вонзил. — Учись пидарюга, как надо ебать, а то лишь умеешь, что деньги считать, — раздался тут голос довольный коня и член у еврея поднялся с нуля. — Смотрите, смотрите и мой что-то встал, отличное слово сейчас ты сказал.— Так хули стоишь как болван возле нас? всади его тоже, хоть в клюв, да хоть раз, — совы был получен суровый приказ, еврей подбежал и промолвил: — «Сейчас». Останется эта картина навек, где птица, скот и человек, в танце разврата смешались, часа где-то два они страстно ебались. А после сова им двоим так сказала: — «Ебаться мне с вами уже заебала. И терцы* мои очень сильно разбиты, огромнейшим хуем прям настежь раскрыты. Теперь даж не знаю смогу ли я сесть, одно знаю точно — мне нужно вас съесть.» — Постой, как же так, ты ведь нам обещала, что дашь нам уйти, очень громко сказала. Промолвили оба героя в ответ, ответом совы было твёрдое: — «Нет!» — Постой не спеши — ей еврей говорит — мой хуй от тебя очень сильно болит. Но это не важно и мне не напряжено. Я знаю еду, что вкусней человека, питаюсь я ей уже больше пол века.— А что за еда, что вкусней человека и жрёшь ты которую больше полвека? — сова в удивлении спросила, пока мужика не убила. Достал из кармана еврей сто рублей: — «вот это бумажка вкусней! Столовою ложкой, я ем их в обед и ты мне поверь, что всё это не бред. Теперь посмотрите как буду их есть, хотя тут так мало, бумажек бы шесть.» Тут конь удивился, смущением налился: — «а можно и мне их хоть раз пожевать и вам впечатления свои передать?» — Тогда ты и мне уж давай на проверку, сниму из еды твоей я свою мерку, — сова согласилась, к маразму решилась. И стали втроём, они деньги жевать, а мне тут осталась хуйня дописать. — Какой же в них вкус не могу разобрать, быть может коню слово молить мне дать? — Я тоже пока не способен понять, быть может упорнее стоит жевать? — конь быстро спросил, сто рублей проглотил. — Так сколько вы съели, чего вы хотели? Чтоб вкус ощутить, нужно пачку проглотить. Зато как хрустят, во рту шелестят. — И правда хрустят, ты прав шелестят! Но где же побольше их можно достать, чтоб пачками сразу в себя поглощать? — спросила огромная птица, смотря на геройские лица.— Я знаю где можно достать миллионы, глупцы отдадут мне сейчас их вагоны. Не жри ты покуда селян, возьму я с них деньги и даже баян. Введу я на жизнь им налоги и жрать мы деньжищи сумеем как боги, — хитрюга еврей произнёс, а после потёр себе нос. — О как же мне быть, поверить в их вкус и тебя отпустить? Раз денежный вкус я желаю понять, придётся мне сделку твою всёж принять. Но можно тайком, хоть кого мне сожрать, смогла чтобы в месяц нормально посрать? — Иногда, конечно можно, но жри осторожно! Не сожри их местну знать, с них смогу я много взять. — Как же знать эту… узнать, чтоб от пищи отличать? — Не волнуйся, знать простая, как копейка золотая. Носят синие штанины и зовутся гражданины, — ей еврей всё объяснил, по простому разъяснил. Сова быстро всё вьебала и на клюв свой намотала. — Всё, теперь пиздуй обратно и с деньгами жду — понятно? Ну а ты конь оставайся, жить со мной не опасайся.Выслушал всё наш герой, с очень сильною тоской и пешком попиздовал, по дороге даж насрал. Уставший к селянам вернулся и от пыли отряхнулся. — О ты наш спаситель, наш смелый воитель, скажи нам итог, убить ли ты смог? — Мы долго сражались, мечи все сломались, мой конь даже сдался, но бой продолжался. Суровее не было нашей войны, но мы оказались по силе ровны. Решили мы больше друг друга не бить, другими путями вопрос наш решить. Решением нашим стал скромный налог, чтоб каждый из вас заплатить его смог. Я буду раз в месяц его отвозить, а вы все до смерти сумеете жить.— А сколько платить, чтобы долго прожить? — еврея селяне спросили и в цифрах узнать всё решили. — Налог небольшой, всего с парой нулей, а если точней, то всего сто рублей. С каждого! Один раз в месяц заплатили и целых тридцать дней прожили, — наш герой ответил, тут и дачу заприметил. Людишки сначала чуть-чуть возмутились, но после платить сто рублей согласились. Пир устроили огромный, но немного экономный. И еврей там был, много ел и много пил. Обнаружил на макушке, три ебущихся лягушки, тихо, шепотом сказал: — О как всех я наебал! А дальше стал пить и жрать, по бороде ему хуйня всякая текла и даже в рот попадала. Отвратительная картина короче. Сказке-связке* тут конец, кто читал тот молодец, кто не понял тот хуила, хуже даже гамадрила. КОНЕЦ! (вернее его начала) — — — ——————————————— Терцы — от жопы дверцу. Сказка-связка — сказка-связка, с куту да порогу, хвост подняла табе у рот насрала.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх