Дала в попку на первом свидании

В основе всего лежит идея. Идея была такова — приехать и познакомиться. Как бы и все.Да — приехала. В другой город. Оказалось, что встретиться ему негде — предложил в квартире друга. Вот и все — вокзал в чужом городе, такси и страшное волнение в лифте. Ноги просто не двигались. Но как оказалось, волнение было напрасным. Он оказался очень милым, общительным — встретил веселой болтовней у лифта, извинился и взял сумку. Понравился, в общем. Моя слабость перешла в ощущение головокружения.Мы прошли в дом. Чисто и уютно — без претензий — тесная прихожая — направо кухня и прочее, налево зал. Есть я не хотела. Прошли сразу в зал — стенка, музыкальный центр, зеленый диван — добротный такой, рядом тумбочка, на тумбочке вскрытая упаковка влажных салфеток и бутыль массажного масла.«Садись», — сказал он мнеЯ села к нему лицом на диване. Он меня взял за плечи и аккуратно повернул к себе спиной.— Я хочу почувствовать тебя. Можно?Ну, я не знала, что сказать,… наверное, можно. Я почувствовала спиной, какой он горячий. Его тело ощутимо пульсировало, отдаваясь во мне. Это возбуждение охватило и меня какой-то сжимающей волной, уходящей из-под волос на затылке, вниз по позвоночнику. Он обнял меня. Спокойно и уверенно — одной рукой за талию — другую положил через плечо. Мы какое-то время слушали, как со настраиваются наши сердцебиения. Мне казалось, звук моего сердца — глухое и частое туканье, в тишине комнаты было хорошо слышно. Можно было бы написать — «тут я подумала… » Ни о чем я не думала — был страх, удивление, желание и азарт узнать, что дальше. Эмоции быстро менялись, стирая конкретные мысли. А дальше он расстегнул мне штаны и скользнул рукой под джинсы. Я дернулась, но он удержал меня другой рукой.— Конечно, я мог бы спросить, но от твоего ответа ничего бы не зависелоЯ хотела возмутиться, но он предплечьем прижал меня к своим губам,… Я подумала (да вот тут я подумала): «Сейчас я… (нет, что это такое!)… я просто уйду отсюда. Я…»Мне казалось, что меня выплеснуло в невесомость. Мир потерял свои привычные характеристики. Как за нечто, связывающее меня с реальностью, я уцепилась за наш поцелуй. То, что он делал рукой в шта… черт, да как же это произошло — штаны были спущены (я умру со стыда, но очевидно уже позже)… у него такие тонкие смуглые пальцы! И я… судорожный вдох… глубокий такой… я и не думала, что можно… можно вот так… То, что он делал, он делал спокойно, виртуозно и с удовольствием. И внутри и снаружи. Из меня выливалось просто — не знаю, как… я просто текла,… я так хотела. Я пыталась, зажмурившись, отдаться ощущениям, но удовольствие, пронизывая меня вспышками, вырывалось наружу через мои расширенные глаза и хватающий воздух рот. Другой рукой он водил по моим влажным губам пальцем, иногда засовывая их мне в рот. Но мне было все равно. Я брала все и принимала все, что он мне давал. Боже! Пусть он делает так всегда!!!Тело отреагировало на его слова — «Ложись на диван». Но самих слов я не слышала J Теперь я лежала на диване, но ощущение было, что я все время падаю. Руки мои жили как-то отдельно, то судорожно хватаясь за его руки, то пытаясь схватить в горсть обивку дивана. Периодически он заставлял меня своими руками выгибаться чуть не в мостик. Судя по всему, ему это нравилось. Он гладил меня свободной рукой по волосам, проводил пальцем по соск?… ам… ???… у меня была рубашка… !!!…А! Я вспомнила, как он одной рукой расстегивал пуговицы — только это было чисто зрительное воспоминание. Тело же помнило и чувствовало только тот бесконечный, сладкий и мучительный танец, что ни разу не повторившись, танцевала его рука,… наслаждаясь извивающейся и стонущей мной. Другой рукой (это тоже уже позже я вспоминала — как не очень хорошо запомнившийся сон) он опрокинул себе в ладонь бутылку с маслом и деловито с оттяжкой смазал свой член, пару раз оттягивая крайнюю плоть и снова обнажая лоснящуюся головку. Он опустил одну мою ногу с дивана (при этом сделав неловкое глубокое движение рукой — такое — что меня опять вывернуло и под взмокшей правой лопаткой прошел сквозняк)— Тихо, тихо (это со смешком).Он сел на диван и резко посадил меня на себя лицом к себе.— Иди ко мне.Он меня посадил задом на свой член.Все.Все удовольствие закончилось. Меня просто разрезало напополам. Боль была страшнейшая. Я даже закричала. Он довольно крепко меня держал.— СпокойноИз глаз брызнули слезы. Член у него был изрядный, да еще войти вот так полностью резко. Мне было реально БОЛЬНО все время — не переставая. Держа меня одной рукой за спину, он вытер слезу у меня на щеке.— Миленький мой.И поцеловал в щеку.КАКОЙ НАХРЕН!!! Я стала вырываться. Тут он меня спокойно и крепко взял одной рукой за запястья обеих рук, а другой, надавив на спину и плечи, заставил не двигаться.Я не знала уже, куда деваться от этой боли. Из меня выходил какой-то вой. Он говорил только «тшшшш» и пытался меня поцеловать.Я снова попыталась вырваться. Тогда он психанул и грубо дернул меня так, что я уткнулась в его водолазку. Крепко прижав мою голову к плечу (не подумала бы сначала, что в нем столько силы) где теперь были уже мои руки, просто не помню.— Знаешь, — сказал он мне сквозь зубы, касаясь губами моего уха, — если тебе не нравится, только скажи…Я хотела сказать, но только что-то мыкнула в его плечо…. — Вооот,… но дай мне немного времени, хорошо?К этому времени ощущения в моем анусе были такие, как будто туда залили жидкий азот. Боль чуть-чуть утихла. Как заморозилась.Тогда, слегка отодвигаясь от меня, слегка приподнимая меня и параллельно вжимаясь в диван, он стал двигаться во мне. Снова стало очень больно. Но выразить это, я полузадушенная, могла только теми же самыми сдавленными стонами в намокший от моей слюны трикотаж. С каждым движением боль взрывалась во всем теле. Это, мне казалось, было бесконечно. Пот тек с меня. Заметив это, он подул мне на волосы. Он продолжал двигаться и тут, я вдруг обнаружила, что мои стоны звучат в ритм с его движениями, и я уже сама двигаюсь всем телом навстречу его члену.Это… это совершенно иные ощущения. Это…— Давай прекратим?Прошло несколько секунд, и я услышала, что он сказал. Задыхаясь и двигаясь быстрее, я мотнула головой.— Нет серьезно, тебе не больно?У него были острые уголки губ, и сейчас он встрепанный и широко ухмыляющийся был похож на японскую мультяшку.— Не, — простонала я, кусая себя за тыльную сторону ладони— Это не правильный ответ, — он ласкал своими губами мое ухоОн слегка приподнял меня за ягодицы и удержал, сбив ритм. Я разочарованно застонала. Добившись, чтобы я посмотрела на него, он сказал:— Правильный ответ — продолжай, пожалуйста.Я попыталась соскользнуть с его рук, но не вышло. Я еще разочарованнее застонала и сделала плаксивое лицо. Что, судя по всему, доставило ему еще больше удовольствия.— Правильный…ОХ! Он насадил со всего размаху меня снова,… Но теперь мне не подняться, а я хочу ХОЧУ! Дальше… Ну что за подстава?!— Ответ…Его руки, сильно вжимаясь в тело, и оставляя на нем алые полосы, проходят по моей груди и поднимаются к моей голове— Продолжай…Он взял мою голову в свои руки, больно сжав большими пальцами под подбородком— Пожалуйста..Он меня поцеловал, несильно, но ощутимо, укусив за губуЯ жалостно: — «ну пожалуйста!»Он меня тряхнул, слегка приподняв на члене (разряд по телу!), и снова опустил:— Это неверный ответ.Я выразительно смотрю ему прямо в его садюганские глаза и, давясь словами, говорю: — «Продолжай»Вы бы видели его самодовольную улыбку. Он, ловя волну кайфа, приподнял свой подбородок, словно бы говоря: — дальше.Я в сухую сглотнула. Мои глаза полны ненависти и уже готовы плакать. Он, смеясь, приподнял брови и сделал умильное лицо.— Ну не надо так мучиться — не хочешь, не будем.Он снова медленно приподнял меня. По плечам прошел озноб.Я обняла его обеими руками за шею и прошептала: «Продолжай, пожалуйста. Пожаааалуйста»Пауза…Как он, оказывается, любит драматичные паузы!Он со всей силой опускает меня вниз.— Вот так?— ДА!!!Это уже как взрыв. И двигаясь все быстрее-быстрее, сильнее… крепче прижимаясь, он, задыхаясь, так же как и я: — «Это нужно делать так? Ты так хочешь?…»А я: «да, Да, ДААА!!! ДААААА»Внезапно по мне снизу пошла… даже не волна, а выброс какой-то. Я сильно изогнулась, прижавшись к нему. Меня выкидывало куда-то вверх. Он на мгновение захватил губами скользящий по его лицу сосок, и засмеялся — удерживая меня. Это было нечто! Было впечатление, что меня, било как фонтаном вынося с него. Он почувствовал, что у меня оргазм. Вышел из меня. Быстро уложил меня на диван и… (а, вот для чего были влажные салфетки):)… вошел уже в меня с более привычной стороны):)Это было какое-то безумное родео для двоих. Ощущения были острые, сильные, ни с чем не сравнимые. Он прижимал мое мечущееся тело к дивану, пытаясь удержать мою голову в своих руках и любуясь своей работой. Он был просто божественен, пристально глядя на меня и ловя каждый мой стон открытым наслаждающимся ртом. Встрепанные и слипшиеся волосы, частое дыхание — остановиться просто невозможно! Это были то ритмичные и быстрые волны, то…ОХ!!… Сильные, острые толчки, от которых реально становилось темно в глазах… или он входил полностью и замирал, ощущая, как конвульсивно на его члене сжимается мое влагалище… и потом медленно-медленно и очень чувствительно задевая стенки всеми округлостями вынимал член почти до конца, чтобы с размаху всадить его снова.Он упал рядом.Это было как сон. Тело не чувствовалось совсем. Я растянулась на животе и смотрела, блаженствуя куда-то в его сторону. Он гладил меня по лицу, по волосам. Мы долго лежали не двигаясь.— Ну, я надеюсь, тебе понравилось?, спросил он улыбаясьЯ с улыбкой, в слезах кивнула головой.Он стал пальцем щекотно водить по моей пояснице: — «Это не правильный ответ»Я, не понимая, но чувствуя, что моему прекрасному сну что-то мешает, сделала изумленные глаза.— «Правильный ответ» — его рука опустилась между ягодиц, — «Я хочу еще»Ну, тут уж моя очередь. Я, прищурив глаза, ответила ему уверенной ухмылкой. Теперь-то уж он мне ничего…ОЙ!— «правильный ответ», — еще раз с нажимом (ой-ой-ой… еще с каким нажимом! — я, ослабшая, безрезультатно попыталась отползти, а по всему телу проходили разряды тока его прикосновений), начал он.Заметив, что его член упирается мне в бок (а ведь я так и не видела, как кончил) и становится все тверже, удивилась и, прижатая к дивану слабо сказала, — « А что если я не скажу этого?»Он по прежнему улыбаясь, приподнял бровь, привстал на одно колено, придавил меня другим. Взял откуда-то (вот его я точно не видела) кожаный ремень и стал затягивать мне запястья рук, говоря сквозь зубы, которыми, захватив один конец ремня, затягивал его потуже:— Тебя я еще слушать буду…Я спрятала лицо в диван и довольно улыбнулась.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх