Без рубрики

Дело о нефритовом жезле

— Дорогой Ватсон, может быть, я, как всегда, лезу не в свое дело, но этим вечером Вы превзошли самого себя в своем неуемном увлечении женщинами, — сказал Холмс однажды утром. — Одна — это еще куда ни шло, но десять за один раз… — Как вы догадались, Холмс? — рассеянно переспросил Ватсон. Он налил дрожащей рукой шампанское брют в фужер, а потом полез в карман, достал платок и вытер бисеринки пота с влажного лба: — Я каждый раз поражаюсь вашей наблюдательности. — Ну, это было нетрудно, Ватсон, — Холмс не торопясь раскурил трубку. — Во-первых, на вашей рубашке остались пятна от губной помады, и все они разного цвета. Я насчитал десять таких пятен. И они совершенно свежие. Во-вторых, обратите внимание на то, чем вы вытирали лоб — это отнюдь не платок. Ватсон посмотрел на то, что продолжал держать в руке, и брезгливо поморщился, увидев шелковый женский чулок. — В-третьих, ширинка на ваших брюках не застегнута. И в-четвертых, не знаю, что вы сделали с миссис Хадсон, завалившись ночью домой после пьяной вечеринки в борделе, но видеть ее утром, глупо хихикающей, в кокетливом малиновом чепце и в одном переднике, выше моих сил. — И все бы это ничего, Ватсон, — продолжал Холмс, — однако после вашего ухода из борделя у небезызвестной вам мадам Брошкинг пропал ее любимый нефритовый мастурбатор. — Я здесь ни разу ни при чем, Холмс, — покраснел Ватсон. — В таком случае мы должны раскрыть это дело, чтобы восстановить вашу репутацию. Иначе нам с вами путь в бордели будет заказан. Порядочные джентльмены не пользуются мастурбаторами. Холмс легко поднялся на ноги: — Пойдемте, Ватсон, нам надо успеть на Юстонский вокзал до отбытия поезда в Дербишир. — М-м-м… а что мы забыли в Дербишире? — Там живет поставщик в бордель провинциальных девиц, некий мистер Олдфренд. Говорят, что он меценат, печется об их сексуальном воспитании, лично давая уроки. Еще — что за завтраком он выпивает галлон бренди, а потом в течение дня — уже ни капли. Но мне что-то в это слабо верится… — Во что слабо верится, Холмс? В галлон бренди за завтраком или в то, что ни капли — потом? — И в то, и в другое… Короче, может быть, он сумеет приоткрыть завесу тайны над порочными наклонностями мадам Брошкинг, а там, глядишь, прояснится, кто последним видел ее нефритовый мастурбатор. — Но, Холмс, разве не легче обратиться за этим непосредственно к мадам? — Легче. К сожалению, она ничего не расскажет без куннилингуса, а я недавно обжег себе язык, когда пытался в своих опытах определить им разницу температур раскаленного и ледяного железных прутьев, да и вы, Ватсон, после вчерашнего не готовы даже к тому, чтобы вам сделали минет… Поэтому, если вы в состоянии сейчас подняться, мы сразу вызовем кэб и поедем на вокзал… На вокзале Холмса и Ватсона встречала величественная бронзовая статуя известного английского инженера Роберта Стефенсона, строителя вокзала, высившаяся в конце Юстон-сквера. — Говорят, половой акт вдохновил Стефенсона на создание собственного паровоза, — лениво заметил Холмс, развалившись на сиденье. — Не вижу связи, — резонно ответил Ватсон. — Он быстро кончал, почему и назвал паровоз «Ракетой». Жене такая скорость, увы, не нравилась, и она так сокрушалась по этому поводу, что прожила недолго. — Но нам сейчас скорость пригодится, потому что мы опаздываем, Холмс! Ватсон стремительно трезвел и к моменту прибытия на вокзал был уже вполне адекватен. Тем не менее, вбежав на перрон, друзья увидели лишь хвост поезда, стремительно удалявшийся от них. — А может, к черту этот Дербишир, Ватсон? — еле отдышался Холмс. — Можем поспрашивать про мастурбатор в самом борделе. Кстати, в отличие от вас, я не был там с прошлой недели. — В борделе? А как же Ирэн Адлер, Холмс? Я думал, вы любите ее. — Я бы много нелицеприятного сказал о женщинах, которые используют свои прекрасные ручки только для того, чтобы играть кольцами или прикасаться к клавишам пианино, не найдя им лучшего применения, — угрюмо ответил сыщик. — Недавно она мне сказала, чтобы я свои животные желания исполнял где-нибудь в другом месте. А в руках вместо члена она лучше подержит баклажан и две сливы. — Не знаю, не знаю, Холмс, — задумчиво произнес Ватсон, только позавчера утром вернувшийся из будуара Ирэн. — Может, вы и правы… В разговорах они и не заметили, как дошли до борделя «Фонтан» на Кливленд-стрит. — Вот что мне нравится в этом борделе, так это то, что здесь можно найти все, что твоей душе угодно, даже кабинет самообслуживания, — заметил Холмс. Они вошли в небольшой зал, который буквально за минуту заполнился девицами легкого поведения. (Эротические истории) Найдя глазами самую любимую свою проститутку, Большую Сиську, Ватсон подмигнул ей и предложил Холмсу: — Я думаю, вам стоит поспрашивать девиц, бывших со мной вчера. Они наверняка подтвердят мое алиби. Могу перечислить их, начиная с буквы «А»: Аделина, Ангелина, Анна, Амальгама, Алабама… — Достаточно, Ватсон. Пятерых мне хватит… Холмс с достоинством удалился в один из кабинетов, сопровождаемый стайкой фемин. Ватсон подошел к Большой Сиське, игриво ущипнул ее за выпуклость, давшую ей имя, и шепнул в ушко: — Крошка, не соблаговолите ли вы уделить мне пару часов на диванчике в соседней комнате, пока Холмс проводит свои изыскания? Когда я служил в Индии, то в одном из отдаленных районов мне посчастливилось узнать несколько новых поз Камасутры, знаниями которых я с вами охотно поделюсь. И могу поклясться, что мой стержень по твердости ничуть не уступает легендарному нефритовому жезлу мадам… … Через несколько часов друзья предстали перед хозяйкой заведения, мадам Брошкинг. Холмс значительно произнес: — Мы пришли сюда, мадам, чтобы сказать, что нефритового мастурбатора нет ни у одного подозреваемого нами лица. Более того — смею предположить, что он и не покидал глубин вашего тела. — Мистер Холмс, сейчас не подходящее время для шуток. Я уверяю вас — там его нет! — Вы могли не почувствовать его! — Послушайте, это невозможно! — Кто знает, такие вещи бывали! Кроме того, это ведь легко проверить! Прошу вас, наклонитесь, мадам! Ватсон, помогите! С этими словами Холмс наклонил мадам Брошкинг, одним движением спустил ее панталоны, а Ватсон просунул палец в ее лоно. Он стал копошиться внутри, хозяйка борделя задышала чаще и развела ноги шире. Рука доктора погружалась все глубже, вот она уже зашла по локоть… и тут он нащупал то, ради чего они с Холмсом потратили почти весь день. — Вот он! — торжествующе вскричал Ватсон, с большим трудом извлекая огромный зеленый жезл из глубин мадам, которая, казалось, была и не рада столь быстрой находке. — Вы им слишком часто пользовались, мадам. Вот он у вас и провалился. — Действительно, он. — Холмс наклонился к Брошкинг: — Поскольку мы с Ватсоном раскрыли довольно деликатное дело, мне бы хотелось… хм… Брошкинг на тот момент была в экстазе, и ей было все равно, что ей говорили. — В общем, мы пойдем, — сказал Ватсон. — А деньги и абонемент на бесплатное обслуживание в течение двадцати лет вы можете прислать нам с Большой Сиськой. Брошкинг рухнула на пол.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх