Деревенские девки хороши!

Ее звали Лена. Одна из тех девушек, что даже и не подозревают о своей привлекательности. Белое легкое платье, какие-то тапки на плоской подошве и велосипед. Такой я ее увидел в первый раз. Каштановые волосы собраны в небрежный хвост. А глаза… карие, огромные, выражают всю печаль этого мира.Она кладет велосипед на траву и бежит к реке. Перевязывает волосы повыше — чтобы не намочить. Думает, что одна. в нашей деревне это единственное место, где можно искупаться. Есть еще пруд, но он облюбован местными мальчишками. Мелко, и не жарко, что еще надо пацанам?А до реки, до той еще надо доехать. Да еще и в такую рань, как сейчас… Я думал, я один такой.Сижу на бревне, комаров кормлю. Хотя слишком уж я тощий, от таких не то что крали деревенские, комарихи носы отворачивают. Вот и Лена, пробежала мимо и не взглянула. Хотя, может и не заметила.Знаю я ее. Видел несколько раз, как хахаль ее, Пашка Фонарь лапал Лену прямо на людях. А она не реагировала. Никак. Словно и не она это вовсе.А она тем временем скидывает с себя одежду, даже трусики — видимо, чтобы не намочить, и заходит в воду.Значит не видела меня. А вода утренняя холодная, пробирает до кости. Лена по щиколотку зашла, наклонилась, и стала себя водой обтирать. Так привыкнуть легче.А меня уже пот прошиб. То ли от того, что на Пашкину девку глазею. То ли вид белой круглой задницы так на меня повлиял. Да и не видел я их до этого, если честно. Говорю же — дрыщ, таким не дают.Вот и не ушел я, продолжил смотреть. Когда еще красоту такую увижу? Хотя… лучше бы мне тогда уйти. Может, и не было бы ничего.А Ленка уже в воду заходит, вот колени вода закрыла, даже мою белую сахарную задницу уже скрыла. При мысли, что скоро ее грудь, наверно такую же белую, медленно скроет вода, меня затрясло. И хочется себе помочь, а страшно, вдруг увидит? Просто подсмотреть это одно — так и отмазаться можно, мол мимо шел, ничего не видел. А дрочка на чужую девку — это уже серьезно. Такое не прощают. Я встал и за дерево спрятался.А она уже обратно идет. Оделась, и на велосипед. Жаль, грудки ее так и не увидел. Пока я пытался представить ее соски, ноги сами меня к дому донесли. Как, я и не понял. Смотрю, а она сама только приехала. Я то по прямой шел, а она по дороге в объезд. Недавно здесь, троп не знает.Заходит она к себе, а я за ней. О чем я только думал тогда, не знаю. Она не видит, прислушивается. А из-за двери входной возня, слышно что-то, но что — непонятно. Она дверь открывает ключом, да так и застывает.— О, моя пришла — доносится громкий Пашкин голос. — Заходи, только тебя ждем, — и ржет как конь, неприятно так. Даже у меня мурашки побежали.Тут бы мне остановиться, не ходить. Развернуться и бежать домой, фантазировать. Ан нет, мне стало любопытно. Что же там за возня, на которую только Ленку и ждали?А та, как раз дверь не закрыла. Прикрыла просто. Заглядываю я в щель, и понимаю почему. Пашка Фонарь себе в ее отсутствие Алену пригласил. Дочь нашего деревенского бухгалтера. Красивая девка, Волосы светлые, грудь сочная, задница аппетитная. Ух, сколько раз я представлял, ее на своем члене. А она все строила из себя недоступную. Вон оно, как оказалось. Сосет Пашке, аж причмокивает от удовольствия. А Ленка стоит и смотрит, ни слова не говорит.— Ленка, это Аленка, теперь она будет жить с нами, — хохочет Пашка глядя на нее, довольный собой.— Иди сюда, хочу трахнуть вас обеих. И живее. — Лена покорно идет к нему, и встает на колени.— Яйца лижи, что смотришь? — рявкнул на нее Фонарь.И тут он переводит взгляд с послушной Ленки на дверь и замечает…— Эй ты, сюда иди! — говорит он повелительным тоном. — И дверь закрой. Пока еще кто на огонек не явился.Теперь убегать поздно. Он и найти может. Я закрываю дверь и на трясущихся коленях подхожу к нему.Хотелось бы мне, чтобы они тряслись от возбуждения, все таки две такие крали на коленях стоят, язычками работают.Но нет. Колени тряслись от страха. Я знаю Пашку, если он захочет, я к этим двум третьим встану, даже пикнуть не успею.— Смотрим значит, — ржет Фонарь.— Да. — осторожно отвечаю я.— Бабу уже имел?— Нет, — мотаю головой я. На всякий случай, я решил, что буду только правду говорить.— О, тогда все ясно. — ржет он и командует: Ленка, помоги молодцу, чтоб довольный ушел.Ленкино лицо не выражает никаких эмоций. В глазах привычная печаль. Она встает, и подходит ко мне.— Поживее, видишь, у человека в первый раз. Организуй ему праздничную атмосфЭру. — Хохочет Пашка и шлепает Ленку по упругой заднице.Она натянуто улыбается и встает передо мной на колени. Трясущимися руками я расстегиваю ширинку и она достает мой член. Сразу видно, когда есть навык в рабочих руках. Или губах? Не важно. Ее губки нежно порхают по моему стволу, прямо до самого основания. Мои волшебные ощущения прерывает Пашка:— Что ты сюда, на флейте пришла играть? Соси нормально. — он берет ее за волосы, и резкими движениями напяливает на мой член, да так, что теперь он доходит до горла.— А ты не стой столбом, покажи ей, кто хозяин. — говорит он мне и отпускает Ленку. Я аккуратно кладу ей руку на голову. И тут мне самому хочется почувствовать себя хозяином жизни. Таким же нахальным и пробивным, как Пашка.— Вот, молодец, — хохочет он. — наш человек. А я наяриваю его девку прямо в горло, так, чтобы мне было хорошо.— Стоп стоп, — вдруг кричит Пашка, И дергает Ленку в свою сторону. Я даже испугаться не успел. Думаю, что после такого и умереть не жалко. А Пашка дальше командует:— Ты сейчас в нее кончишь, а секса не испробуешь. Ленка, раком!И ты Аленка, бери с нее пример. Она у меня наученная, дело свое знает.И правда, Ленка послушно стягивает трусики, ложится на локти, а попку свою оттопыривает, и вилять начинает, да так аппетитно, что я чуть от одного зрелища не кончил.Перекури, — ржет надо мной Пашка и протягивает мне сигарету.Аленка тем временем, недовольная, что ей надо за Ленкой повторять, все таки стаскивает с себя трусы и встает рядом.— Задницей виляй, во, как Ленка. — Критикует ее Пашка.— Я весь в нетерпении. Но передышка сделала свое дело, я уже не настолько возбужден.— Бери, — кивает Фонарь. Я смотрю на стол, там лежат презервативы. Я протягиваю руку, и кое как натягиваю резинку. Благо, это я умею. Тренировался как то, чтобы в первый раз не выглядеть дураком.И вот, этот момент готов свершиться. Я аккуратно пристраиваюсь к Ленке сзади и вхожу в нее. Чуть суховато, конечно, но ничего, приятно. Я поворачиваю голову — Аленка одна. Зато Пашка пристроился к Ленке спереди.— Всегда хотел бабу на брудершафт, — ржет он, и берет Ленку за волосы.Аленка обиженно сопит, но не возмущается. Понимает, что скоро и до нее очередь дойдет.Пашка — кивает ей, и говорит, словно в подтверждение: — Стой краля, эту вдвоем отшпилим и я к тебе.Я начал потихоньку двигаться.— По заду ей дай, — учит меня Пашка.Я хлопаю несильно, потом вдруг, во мне просыпается тот, который хочет быть хозяином жизни. Я несколько раз ударяю, да так сильно, что белая кожа моментально краснеет, а Ленка, сосущая у Пашки, мычит от боли.— Молодчик, — хоть стон у этой рыбины выжал. — Пашка доволен. Он уже не держит ее за волосы, наверно хочет растянуть удовольствие.А я начинаю ускоряться. Я слышу только звук шлепающих друг об друга ягодиц, и забываю обо всем, кроме того, что ждет меня, если я еще немного ускорюсь…Меня снова прерывает Пашка.— Стой сказал. — уже рычит он и бьет меня кулаком в плечо. Я и не заметил, как он переместился из Ленкиного рта в Аленкину вагину.— Стой говорю, — уже добродушнее замечает он, и говорит: — теперь задница. У таких как ты и в рот то не возьмут, куда уж больше. Будешь потом вспоминать. А я хочу послушать, как эта рыбина стонать будет. Буду под ее стоны Аленку трахать, вот уж девка горячая.Давай молодчик, не подведи.Я сглатываю.— А смазка?— Так входи, ты ж в презике. А если смазки не хватит, значит кричать будет громче. Сделает мне приятное.Лена молчит, как будто ее и нет здесь. А Аленка уже стонет, правда как то фальшиво, словно хочет показать, мол, вот она я, лучше рыбины.А нажимаю на узкую звездочку ее попки пальцем, осторожно, чтобы дать ей привыкнуть.— Трахай! — рычит, Пашка, навалившись на Аленку сзади. Тут он вытаскивает из нее член, направляет его чуть выше, и сходу проникает в узкую дырочку. Аленка кричит от боли, но Пашке наплевать. Заломив ей руки — чтоб не соскочила, он с силой входит в ее зад, и приходует ее так яростно, что Аленка только мычит в ковер, приложившись к нему щекой.Я пытаюсь просунуть член Ленке в задницу. Узко. Я шлепаю ее что есть силы и зло говорю — ты ж ученая, помогай.Ленка как то напряглась, и дырочка ее чуть приоткрылась. Мне хватило. Я вставил в нее головку, и чуть потрахивая, стал продвигаться дальше.— Давай же, шлепаю я ее, снова и снова, и наконец вхожу до конца. Ощущение, которое я испытал — не передать словами. Все еще узкая, она обхватывает мой ствол очень сильно, у меня аж дыхание перехватило. Я начал двигаться в ней, одной рукой придерживая за бедро, а другой пошлепывая ягодицу.— Работай, задницей работай, — рычал я, сам не понимая что говорю. Зато она поняла. Начала подмахивать мне, а я все не останавливался. Откуда только силы взялись, продержатся так долго?И вот я чувствую, что оргазм подкатывает, еще немного, и я спущу ей в задницу. Шальная мысль пронзает меня, я выдергиваю член, стаскиваю презик, и бью ее по отшлепанной попке:— Соси, давай!Она разворачивается и берет в рот. Я держу ее за волосы, и трахаю ее в горло, чтобы работала как следует, не халтурила.Хотя она свое дело знает, не давится, даже успевает язычком пройтись по члену. И вот, последний аккорд. Я держу ее голову обеими руками, моя сперма льется в ее горло, она сглатывает, и новая волна возбуждения накрывает меня.— Ух, — как же ты хороша, — выдыхаю я.— Сигарету? — произносит знакомый бас. Пашка. Я уже и забыл о нем.— Да, спасибо, — благодарю я и закуриваю.— А ты хороший трахарь. Хочешь работать на меня?— Кем? — усмехаюсь я.— Есть работа. И досуг после работы тоже. — кивает он, на двух полуголых девчонок, сидящих на ковре.В общем Аленку я себе возьму, она поживее, да поновее. Эту себе забирай.— Ленка, теперь ты с ним. — командует Пашка.В общем приходи завтра, потолкуем.Зовут то тебя, кстати как?— Алексей.Хорошо, значит Леха. Жду завтра, к обеду. Часам к двум. И эту с собой забирай. Хотя нет, оставляй тут. Напоследок оприходую, все-таки не чужой человек, год со мной была. Забирай завтра. Кстати, я пособлю — даже будет куда.Я машинально киваю, одеваюсь, и выхожу из Пашкиного дома. В голове звенит. Во что я сейчас ввязался, и не придется ли мне об этом пожалеть?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх