Долг (окончание)

Глава пятая. Тем временем Сергей продолжал служить своей Хозяйке. Он отрабатывал долг, но уже знал, что свобода не наступит никогда, ему ничего не оставалось, как смирился со своим положением. Он точно знал, что всю свою оставшуюся жизнь, ему придётся провести в рабстве. Для Виктории, он был просто вещью, она не обращала на него не малейшего внимания. Он заботился обо всех её потребностях и нуждах, и она воспринимала это, как должное. Когда приезжала её сестра, Сергей сбивался с ног пытаясь обслужить и угодить двум Хозяйкам. Но это ему редко удавалось, сёстры друг перед другом состязались в садизме, каждая старалась, как можно сильнее причинить рабу боли и более сильнее унизить. Однажды, как всегда, Сергей делал уборку в доме Госпожи, неожиданно его работу прервал звонок, звонила Хозяйка. — Пёс, я сегодня приеду с подругой, приготовь хороший ужин и предупреждаю сразу, чтобы ты делал всё, что прикажет тебе моя подруга. Любой её приказ, чтобы она не захотела, ты должен исполнить с особым усердием, она очень требовательная, даже моя сестра по сравнению с ней ангел. И только попробуй опозорить меня перед ней, я спущу с тебя живого шкуру. Смотри, чтобы всё было на высшем уровне. Сергей понял, что Госпожа позвонила не просто так и ему придётся сегодня очень постараться. Он чуть ли не языком вылизал столовую и прихожую, навел во всём доме идеальный порядок. Потом приступил к приготовлению ужина. Он приготовил очень сложные блюда, рецепты которых вычитал в кулинарный книге. Сергею всегда нравилось готовить, у него был к этому талант. Когда он жил один, он постоянно экспериментировал с приготовлением пищи. Когда ужин был готов, он приступил к сервировке стола. Он выбрал лучшую посуду, расставил приборы согласно этикету, украсил стол. Он превзошёл самого себя, так накрыть стол и приготовить такую пищу, у него никогда не получалось. Он услышал сигнал машины и поспешил открывать ворота. Госпожа приехала со сногсшибательной блондинкой. Сергей открыл дверцу машины, сначала Госпоже, затем обежал машину, и открыл дверь перед её подругой. Девушки не обращая на раба никакого внимание, о чём-то беседуя, пошли в дом. Сергей предупредительно открыл перед ними входную дверь. Пропустив Хозяек, он быстро обогнал их и стал перед ними на колени в прихожей. — Вик, этот, экземпляр, твоё животное, — спросила гостья. — Да, Юленька, это мой раб. — На вид ничего экземплярчик, посмотрим, в какой степени, и как он обучен. Судя по твоим словам, это идеальный раб. Пока Сергей снимал сапоги с гостьи, он пытался аккуратно получше рассмотреть её. Юля была очень красива, но красота казалось искуственной, её голубые глаза были холодны, во взгляде просматривалось пренебрежение и надменность ко всему. Было видно то, что она очень жестока и пощады от неё вряд ли будет. Вика обратилась к подруге: — Проходи в прихожую, располагайся, где хочешь, я сейчас подойду и покажу тебе дом. Раб начал разувать Хозяйку. Пока он снимал с неё туфли, она спросила у него: — Ты сделал всё, что я приказала. — Да, Госпожа, — ответил Сергей, опустив глаза в пол. — Как у нас с ужином? — Я уже накрыл стол. — Я пойду, покажу Юле дом, а ты иди на кухню и жди нас там. Пока Вика показывала Юле свой дом, Сергей добавил последние штрихи к сервировке стола. Девушки осмотрели дом и спустились в столовую. — Не плохой у тебя домик Вик, мне понравился, главное, что очень уютно. — Юль не скромничай у тебя не хуже. Юля обратила внимание на прекрасно накрытый стол, это было действительно шедевром, даже для Виктории, это было приятным сюрпризом. Блеск столового золота и серебра, приборы из тончайшего фарфора, прекрасные бокалы из венецианского стекла, свечи в изящных подсвечниках, букетики цветов, ваза с экзотическими фруктами и многое другое придавали столовой атмосферу сказки. — Вик, я вижу, ты раба обучала специальным манерам. — Да с помощью кнута и плёток. Она рассмеялась над своей шуткой. — Это пошло ему на пользу, действительно, ты меня не обманула, подруга. Раб предварительно отодвинул стулья, чтобы Госпожи смогли удобно усесться. — Виктория, мои поздравления, стол действительно хорошо сервирован, даже не к чему придраться, теперь попробуем, как твой раб готовить. Виктории были лестны отзывы подруге о рабе, она давно знала Юлю, она практически никогда не хвалила рабов, особенно чужих. — Раб, начинай обслуживать нас, — приказала Виктория. Сергей решил начать обслуживание с гостьи. Он положил ей в тарелку, что она попросила, и налил бокал вина. Затем тоже самое проделал для своей Госпожи. — Ну, что за встречу, давно мы с тобой не виделись, — произнесла тост Вика. — За встречу, — сказала Юля. Они сделали по несколько глотков вина и принялись за еду. Юля попробовав пищу сказала Вике: — Действительно твой раб вкусно готовит, он, что профессиональный повар. — Нет, он был простым программистом, работал в моей компании и решил присвоить мои деньги, но его быстро раскололи, теперь он отрабатывает долг. — Если не секрет, много он спёр? — Семьсот тысяч евро. — Ничего себе у него аппетиты, наверно хотел жить богато. Он тебе деньги вернул. — Нет, не вернул, никто не знает где они, поэтому и отрабатывает долг. Он согласился добровольно стать моим рабом, пока не отработает до последней копейки свой долг, а когда закончиться долгу я сама решу. — Странно, как это не найти денег, я бы выбила из него признание куда он дел деньги. — Там, тёмная история, давай лучше отойдём от этой темы, а будем наслаждаться этим прекрасным вином и ужином. — Ужин действительно вкусный, раб тоже умеет обслуживать, видно, что тон очень хорошо вышколен, единственно, что на нём не хватает ливреи, для торжественности. — Действительно я об этом и не подумала, надо на будущее купить ему ливрею. Подруги, наслаждаясь ужином, вели непринуждённую беседу, Сергей как мог, старался, он пытался предугадать любое желание Госпожей, за сегодняшний вечер он не совершил не одной ошибки, к нему было не за что придраться. Покончив с ужином, Виктория приказала рабу: — Накормил нас, теперь мы хотим поразвлечься. Юль, ты хотела узнать, как раб переносит боль, сейчас убедишься сама на практике. — Интересно посмотреть, как, это свинья будет извиваться под ударами плётки. Девушки уже изрядно захмелели, и их садистская натура требовала действия. Хозяйка дома вновь обратилась к своему рабу: — Пора посетить нашу любимую комнату в подвале. — Вик, а что у твоего холопа, ошейник имеется, а привязи нет. — Вот это огромный твой просчёт, раб. Где поводок? — Но Госпожа, Вы, же сами разрешили мне не надевать поводок, без особого распоряжения. Услышав эти слова, Юля поднялась со стула, подошла к рабу и нанесла сильный удар кулаком по лицу, затем ещё один. Сергей не ожидал такого. Из разбитого носа и губ потела кровь. — Мразь, как ты смеешь, пререкаться с Госпожой. Вик, он плохо у тебя воспитан, я была о нём лучшего мнения, а он пытается дерзить своей Хозяйке. Виктория тоже встала из — за стола и начала приближаться к рабу. Глаза её были сужены, взгляд, был очень злым и не предвещал ничего хорошего. — За свою дерзость, тварь, ты сильно заплатишь, сегодняшнее наказание ты заполнишь на долго. Она нанесла удар кулаком в солнечное сплетение раба. Сергей сложился пополам, он пытался набрать в легкие … воздуха, чтобы облегчить боль. Но не успел этого сделать, как последовал второй удар. Юля с силой за волосы подняла ему голову и сильно и резко опустила на своё колено. От сильнейшей боли и болевого шока, раб рухнул на пол. На него сразу же обрушился град ударов, туфелек Хозяек. Они били, не разбирая куда, для них он был лишь вещью, они не заботились о здоровье раба, а пытались удовлетворить свои садистские наклонности. Юля пыталась чаще попадать по лицу раба, сначала Сергей пытался, как возможно прикрывать тело, но руки его были отбиты, он преодолел болевой шок, уже терял сознание и не мог укрыться от ударов, ему было теперь всё равно, куда попадают его учительницы. Девушкам надоело избивать раба. — Вик хватит с него, а то забьём и весь кайф обломает, нам нужно ещё более изощрённо поиздеваться над ним. — Ты права подруга, давай выпьем вина, а то пока, я лично, воспитывала раба, устала. — Пёс, что разлегся, быстро налил нам вина. Сергей пытался подняться на ноги, но это у него плохо получалось. Его всего шатало, он оперся руками об пол, затем встал на коленки, его трясло, он не смог удержать равновесие и рухнул вновь на пол. Его неуклюжесть, лишь разозлила его Госпожу. Виктория подошла к лежащему на полу человеку, пнула его в бок острым носком туфли, а затем поставила туфлю ему на лицо и сильно надавила. — Раб, ты, что не слышал, что тебе сказали, ты меня сегодня окончательно вывел из себя. Быстро встал и обслужил. Сергей, как мог, сосредоточился, с трудом встал на колени и пополз к столу. Он поднялся с колен, налил в бокалы девушкам вина и вновь опустился на колени. Вика приказала рабу: — Пока мы пьём вино, вылизывай нам подошвы туфель, а то пока мы наказывали тебя, они испачкались о твоё мерзкое тело. Начинай лизать у Юли. Они пили вино, Сергей старательно вылизывал подошву Юлиных туфелек. — Лучше вылизывай, чтобы на подошве не осталось даже малейшей соринки. Я проверю, как ты справился со своей почетной обязанностью. Вик, балуешь ты своего раба, чтобы заслужить честь целовать подошвы моих туфелек, моим рабам приходится очень постараться. — Ничего не поделаешь, моя доброта меня погубит. Сергей вылизал подошвы Юлиных туфелек. Она велела снять с её ноги сначала одну, а затем другую туфлю и подать ей. Придирчиво осмотрев их, она не нашла никаких изъянов и осталась удовлетворенна работой раба, но ничего ему не сказала. Раб перешёл к вылизыванию туфелек своей Госпожи. Он старался, чтобы его Хозяйка тоже осталась довольна его стараниями, и это у него получилось. — Ну, что Юль, пойдём продолжать наказание. Раб, быстро нацепи поводок и подай мне. Сергей на коленях пополз за поводком и в зубах его принёс и подал Госпоже. — Так намного лучше, а то вздумал оговариваться. Виктория с гостьей встали из — за стола, и пошли в подвал, в комнату для пыток. Виктория шла и тянула за собой на привязи раба, как собачку. — Сейчас Юль, посмотришь мою комнату для наказаний, а заодно попробуешь всё на практике. Вот мы и пришли. Они подошли к комнате, Виктория включила свет. Комната была выдержанна в красно — чёрных тонах. Это была огромная комната, в ней было много станков и приспособлений для пыток, как современных, так и тех, что пришли из средних веков, но были сделаны под современными мастерами. На стенах висели всевозможные кнуты, плётки, кандалы, наручники и прочее оборудование. Также там стояла бочонок, с замоченными в нём розгами. — Внушительный у тебя арсенал, даже розги замоченные есть. — Розги всегда замочены, правда я пользуюсь ими не так часто, но раз в две недели, мы ездим с рабом в лес, и он обновляет прутья, причём он сам их заготавливает, а я потом проверяю. Розги должны быть под рукой всегда, вдруг мне захочется ими наказать животное. Раб постоянно смотрит за тем, чтобы они были хорошо вымочены. — Вот сейчас мы ими и воспользуемся. — Согласна с тобой Юленька, тем более проступок он допустил серьёзный. Ползи, пёс к станку. — Как будем наказывать? — спросила Вика у Юли. — Я думаю, что не будем заморачиваться, исхлещем его розгами, но так чтобы кожу содрать. Сергей подполз к станку, голову и руки он вставил в прорезь, Госпожа закрыла вторую половину доски, так раб, оказался полностью обездвижен, но его зад был полностью открыт. — Шире ноги. Сергей развел ноги, как мог широко, за манжеты на лодыжках, Юля с Викой прикрепили его к крюкам, находившимся в полу. — Ну, что приступим. Девушки подошли к бочонку и взяли по розге. Взмахнув ими в воздухе проверив, как они гнуться. До раба дошёл звук, как будто воздух разрезали пополам. Он понял, что может быть это его последнее наказание, после которого он может не выжить. Юля первая подошла к рабу, ей не терпелось попробовать розги, она в своей жизни, пользовалась многими кнутами, стёками, плетьми и т. д., но розгами, ни разу. Ей было очень любопытно, как человек переносит удары розги, и какие они оставляют следы на теле. Она нанесла удар в пол силы по заднице Сергея, и хоть удар был не особо сильным, Сергей почувствовал, как его кожу сильно обожгло. Затем она нанесла удар посильнее, на теле раба образовался красный рубец. Юля начинала входить во вкус, она начала наносить удары со всей силы, от сильнейшей боли раб кричал во весь голос. Виктория тоже подошла к рабу. — Вик, эта свинья так сильно кричит, будто его режут, давай закроем ему чем-нибудь пасть. — Мне тоже действует на нервы его крик. Виктория взяла с полки кляп в виде пениса и воткнула в рот рабу. Застегнув ремешки кляпа у него на затылке, Госпожа сказала: — Всё Юль, ты больше не услышишь криков мерзкого животного. А, за то, что ты сучёнок сильно орал и тем доставил нам дискомфорт, пощады не жди. Она тоже взяла розгу и нанесла по спине раба сильный удар. Теперь Сергей ощущал удары с двух сторон, они сыпались на него градом, он чувствовал, как кожа слезает с его тела. Девушки тем временем всё больше входили во вкус, они заменили розги, сначала на кнут, а потом начали стегать плетьми. Сергей уже ничего не соображал от нестерпимой боли, и одно его желание сейчас было умереть. Вика, видя состояние раба, решила прекратить экзекуцию. — Юль, пора прекращать, а то этот свин, не сможет нас обслуживать, а мне так не хочется ничего делать самой. — Согласна подруга, мы и так неплохо потрудились, мне очень нравиться его изрисованное розгами и плетью тело. Всё — таки розги хорошая вещь, я теперь буду постоянно их использоваться на своих рабах. Госпожа отстегнула раба от станка, он рухнул на пол и лежал без движений, никак не мог отойти от болевого шока. Виктория обратилась к подруге: — Юль, пока животное приходит в себя, пойдём выпьем вина. А затем она бросила рабу: — Даю тебе пятнадцать минут придти в себя, ещё десять минут привести себя в порядок, помоешься холодной водой, уберёшься здесь и через двадцать пять минут ты у наших ног, будешь продолжать нас обслуживать. Девушки обнялись и пошли продолжать веселиться. Сергей слышал слова Госпожи, как в тумане, его тошнило, сильно кружилась голова, каждое малейшее движение причиняло ему не выносимую боль. Он ещё немного полежал, с огромным трудом поднялся и еле — еле добрался до душа в своей каморке. Сергей знал, что если он во время и качественно не выполнит приказание своей Хозяйки, то наказание будет сильнейшим. Встав под холодную воду, он смывал с себя кровь, сначала вода принесла облегчение, но она была настолько холодной, что по телу пошёл озноб, он почувствовал, как тысячи невидимых игл вонзились в него со всех сторон. Выйдя из под душа, раб … обтёрся тряпкой, которая служила ему вместо полотенца. Затем он пошёл в комнату, где получил наказание, подтёр там кровь, привел в порядок станок, всё убрал и разложил по местам и пополз на коленях к своей Госпоже. Ползти было очень трудно, он, превозмогая боль и слабость, вполз в комнату, где находились Вика с Юлей, подполз к дивану, на котором сидели девушки, остановился в метре от них, опустив голову в пол. Они разговаривали между собой, не замечая стоящего перед ними коленнопреклонного человека. Наконец Виктория сказала Юле: — Вот и наш пёсик пожаловал. — Это хорошо, а то плохо без слуги, а он у тебя дисциплинированный, ни на секунду не опоздал. Ненавижу в рабах расхлябанность и строго за это их караю, мои зная мой нрав, стараются не допускать ошибок. — Раб налей нам в бокалы вина, — приказала Вика Сергею. Он встал на колени взял со столика бутылку с вином и разлил его по бокалом Госпожей. Они пили вино и разглядывали Сергея. — Вик, а хорошо мы его разукрасили. — В следующий раз будет знать, как оговариваться с Хозяйкой. Но на этом его наказание не закончено, позже продолжим. — С удовольствием Вик. — Я не хочу, чтобы ты подумала, что я очень мягко отношусь к своему рабу. — О чём ты говоришь, я хорошо знаю тебя и никогда об этом и не подумала бы. Они пили вино и разговаривали о своих делах. Наговорившись, Виктория предложила гостье продолжить дальше истязать раба. — Конечно подруга, ты же знаешь, что я готова круглосуточно мучить этих ублюдков, под названием мужики, как же я их всех ненавижу. — Раб ты слышал, наша гостья хочет поразвлечься, и мы как гостеприимные хозяева, должны не отказать ей в этом. Сергей про себя подумал, что очередных издевательств он больше не вынесет, но ему ничего не оставалась делать, как смириться со своей участью. — Викусь, я захотела в туалет, как твой раб отнесется, если я схожу в его рот. — Благосклонно, тем более его мнение никого не интересует. Милая, я его тоже постоянно использую вместо туалета. — Значит, он у тебя и этому обучен, это хорошо. — Ты меня обижаешь, для чего же, тогда нужен раб, если Госпоже нужно делать всё самой. В моём понятии раб нужен для того, чтобы облегчить жизнь своей Госпоже, выполняя все её мысленные и не мысленные желания и фантазии. — Я с тобой полностью согласно, мы родились уже Госпожами, это у нас было заложено с детства. Помнишь, ещё в школе перед нами лебезили все одноклассники, включая мальчишек и девчонок, тогда мы и поняли, что такое настоящая власть. — Помню, как же такое можно забыть, когда после уроков мы должны были убирать класс, и как вместо себя мы заставили делать это Лидку. Я помню, как она стояла перед нами на коленях и просила не бить её, но на тебя её просьбы особого влияния не оказывали. — Ты, тоже Вик, была глухой к её стонам. — Это была первая наша рабыня, какой кайф я испытывала, когда била её, по тупой физиономии. Когда не было родителей, она постоянно убиралась у нас дома. Много можно вспомнить чего мы с ней делали. — С чего это на тебя нахлынули воспоминания. — Сама не знаю, так, что — то вспомнилось. Интересно, где сейчас эта Лидка, после школы я её ни разу и не видела. — Нужна она тебе? — Совершенно нет, таких как она, я сейчас могу заиметь сколько угодно. Но при случае, если бы увидела её, то обязательно вспомнила бы старое. — Вик мы заговорились, у меня сейчас польётся из ушей. Раб, что развесил свои уши, приступай к своим обязанностям туалета. Аккуратно приспусти мои трусики, и предупреждаю, если на них будет, хоть одна капелька мочи, я накажу тебя так, что меня ты будешь вспоминать с большим ужасом. Сергей подполз к Юлии, очень осторожно приподнял очень короткую кожаную мини юбку и начал, чтобы не доставлять никакой дискомфорт Хозяйке, приспускать её трусики из тончайшего шёлка. Трусики были очень дорогими, хорошего качества, Сергей сразу это понял, за время своего рабства он научился различать женское бельё. Так как Госпожа сидела на диване и не думала помогать рабу, Сергею было нелегко снять трусики, не причинив ей неудобства, но он несмотря, ни на что хорошо справился со своей задачей. — Вик, раб стал исправляться, недаром мы его наказали, нужно чаще это проделывать, тогда вообще будет идеальным рабом. Пёс, давай прими теперь в себя мой божественный напиток. Сергей губами припал к её вкусно пахнувшей писечки, открыл рот и легонько языком начал поглаживать клитор, для того чтобы Госпожа могла расслабиться. Как только в рот попала первая капля мочи, он убрал язык с клитора и сосредоточился на том, чтобы проглотить весь поток, не пропустив при этом ни одной капли мимо рта. Юля мочилась в рот рабу и испытывала неземное наслаждение, ей всегда нравился этот процесс унижения человека. Когда последняя капля золотого нектара упала с прекрасных губок Госпожи, раб принялся своим языком подтирать её киску. Юля была очень довольна стараниями раба. Когда он закончил вылизывать пещерку и одел трусики, причём опять это сделал мастерски, так, что Юля даже не на миллиметр не сдвинулась со своего места. Глядя на раба и подругу, Виктория захотела сделать тоже самое. — Глядя на вас, мне тоже захотелось пописать, раб доставь теперь удовольствие своей Хозяйке. Сергей быстро подполз к Госпоже и так же, как и у Юлии принял в свой рот все её выделения. — Вик, он у тебя прирождённый унитаз. — Это я сделала его таким, я дрессировала его, сначала он делал много ошибок, но кнут сделал своё дело. — Подруга, поверь мне, мне твои старания даром не пропали, ты его очень хорошо выдрессировала. — Мне приятно это слышать, особенно от тебя. Ну, что пойдём дальше теперь продолжать наказания, я же обещала рабу, что ещё не всё закончено. — С огромным удовольствием. — Холоп, ползи за нами в подвал, — сказала Виктория рабу. Они грациозно встали с дивана и не обращая никакого внимания на раба не спеша пошли в комнату наказаний. Раб на колеях двигался за своими мучительницами, стараясь не отставать от них. Спустившись вновь в подвал, Виктория обратилась к Юлии: — Как будем наказывать, этого идиота. — Я думаю, что нужно попытать его тело и член электричеством. — Отличная идея, давно он не получал электрических разрядов. Слышал, раб, что тебя ждёт. Давай подготавливайся для наказания. Сергей знал, что это значит, он надел на свои ноги распорку, посредине которой было небольшое кольцо, в которое он вдел карабин лебёдки. Затем Госпожа велела ему поместить руки за спину, согнув в локтях, и прочно связала их ремнями. — Юль, теперь эта свинья готов к наказанию, — с этими словами она подошла к столу взяла с него пульт и нажала на кнопку. Цепь, которая лежала на полу, начала подниматься вверх и вскоре раб уже висел вниз головой, беспомощный, с широко разведёнными ногами и связанными за спиной руками. Вика взяла зажимы, поместила один на члене, другой на яйцах раба. — Вик не мешало бы и к его соскам подключить электричество. — Сделаем. Она подвесила пару крокодильчиков на соски раба, затем на все зажимы надела провода которые шли к аппарату, дававшему ток. Включив аппарат в сеть, она сказала подруге: — Так как ты моя гостья, то тебе и начинать. — С огромным удовольствием, мне очень хочется доставить, как можно боли этой твари. И она крутанула ручку, которая давала напряжение, больше чем наполовину, то резкой боли … и разрядов, которые пронзили тело, Сергей резко выгнулся и закричал. — Ты чего орёшь, наказание даже не началось, я только немного подала электричество. Вика тоже вмешалась: — Раб, тебе не разрешалось кричать, я не буду затыкать твою поганую глотку кляпом, но чем ты сильнее и больше будешь кричать, сильнее и дольше будет твоё наказание. — Юленька, ты будешь подавать напряжение на тело этого животного, а я в это время буду его хлестать, потом поменяемся местами. — Я согласна, не плохо ты придумала. С этими словами она подала очередной разряд на тело раба. Тем временем Виктория взяла кнут, но он был не совсем традиционным. Это был металлический тонкий трос, сплетённый из проволоки, на конце которого была петля, которая надевалась на ладонь. Увидев этот трос, Юля была сильно удивлена. — Ничего себе, Вик, что у тебя есть, я такого никогда не видала. — Поверь мне очень действенная вещь, после воспитания раба этим, он готов сделать для тебя что угодно, лишь бы больше никогда ты не брала в руки этот трос. Сергей всего лишь один раз испытал металлический кнут, но действие его заполнил на всю жизнь. Тогда Хозяйка испробовала его на нем, когда купила, чтобы узнать какое он оказывает действие на раба. Сегодня он понял, что наказание будет действительно страшным. Теперь его тело пронзали заряды электричества и удары металлическим тросом. Причём Юля, посылала максимальную силу тока, а Вика наносила беспорядочные удары по всему телу со всей силы. Раб не мог не кричать, сначала он старался сдерживаться, но потом от боли он думал, что сойдёт с ума и он кричал во весь голос, ему было уже всё равно, что говорила Госпожа, он думал, что сильнее, чем это, наказания больше не будет. Вдруг всё резко прекратилось, но передышка продолжалась недолго, девушки поменялись местами, теперь Вика наносила удары током, а Юля — кнутом. Сергею трудно было переносить это наказание, ещё не прошла боль от прошлой порки розгами, которые, также оставили ощутимые следы на его теле. Он уже не кричал, а хрипел от этой боли. Всё тело его представляло единый синяк, так как удары тросом буквально разрывали кожу. В голове шумело, он висел вниз головой и дергался под ударами, как червяк. Наконец его мучительницы прекратили истязание. — Юль, хватит пока кнута и тока, пора заняться, как следует его ничтожным членом. — Я с тобой полностью согласна, надо оторвать этому животному все его причиндалы. Сергей содрогнулся от ужаса, он знал, что этих садисток ничего не остановит, и они вполне реально могут выполнить свою угрозу. — Можно и оторвать, если хочешь. — Нет, сегодня не будем делать этого, будет много крови, надо было подготавливаться заранее. Видишь раб, какие у тебя добрые Хозяйки, мы оставляем тебе твой жалкий член, точнее тот малюсенький отросток, что ты называешь членом. Но от этого легче тебе не будет, ты испытаешь настоящую боль. Викусь, с чего начнём. — Пока раб висит, я думаю, что надо побить его член и яички пластмассовой линеечкой. — Отличное предложение. — Только сначала надо верёвкой перетянуть всё его хозяйство. Виктория взяла верёвку, сильно обвязала ею яички, петлей затянула головку члена и дёрнула за верёвку, от боли раб невольно дернулся. — Можешь дергаться, сколько хочешь, ты полностью в нашей власти, и ничего не спасёт тебя от наказания. С этими словами она отошла от раба и взяла со стола две пластмассовые линейки. Одну она отдала подруге, другую оставила себе. — Приступим Юлёк, к наказанию этого мерзавца, ты бей по члену, а я буду бить по яйцам, потом поменяемся. Она нанесла сильнейший удар по яйцам, Юля тоже долго не раздумывала начала бить по члену раба. Они били не спеша, равномерно, каждый удар, стараясь наносить, как можно сильнее и чтобы он приносил рабу максимальную боль. Нанеся каждая около пятнадцати ударов, они поменялись местами. От болевого шока Сергей уже ничего не соображал, сознание его полностью отключилось. Очнулся он лёжа на полу от того, что кто — то пинал его ногой в бок. Открыв глаза, он увидел перед собой свою Госпожу. Красивое лицо Вики, было наполнено гневом. — Раб вставай, поднимайся на ноги, ты специально решил отключиться, чтобы не чувствовать боли, но ничего это мы сейчас исправим. Сергей поспешил выполнить приказ своей Госпожи, но это ему удалось с большим трудом, так очень сильно болели член и яйца. Виктория помогла ему подняться, с силой дернув рукой за волосы. Он стоял избитый, униженный перед своими мучительницами. — Козёл, разведи свои ноги, как можно шире, мы с Юлей по очереди будем наносить удары ногой по твоим причиндалам, после наших ударов ты должен выстоять, если упадёшь, то за этим последует другое наказание, чем больше, раз ты будешь падать, тем сильнее будет наказание. Она плюнула в лицо раба, Юля тоже повторила это. — Вик, давай немного выпьем, а то горло уже пересохло. — Наливай подруга, почему бы нет, надо набраться сил перед пыткой раба. Они выпили по бокалу вина. Вика подошла к рабу и её элегантная туфелька со всей силы врезалась в яйца раба. От удара Сергей устоял, лишь слегка пошатнулся. Тут же он получил следующий удар, но уже от Юлии. На этот раз он боли он согнулся пополам. — Мразь, выпрямился, живо, — последовал строгий окрик Хозяйки. Виктория смачно нанесла очередной удар, от которого раб не удержался и рухнул на пол. — Встать, тварь, быстро. Сергей поднялся и тут же на него обрушился удар от Юлии. Он опять упал на пол. Девушкам очень нравилось бить беззащитного человека. Несколько ударов Сергей выдержал на ногах, но в основном, он постоянно падал, с каждым разом ему было всё труднее подниматься с пола на ноги. Он был избит, яйца опухли и покраснели, боль в паху была невыносимой, но этого мучительницам казалось мало. — Ничтожество, я тебе говорила, чтобы ты, как можно меньше падал, но ты проигнорировал мои слова, в течение десяти минут ты получишь на сегодня последнее наказание. Мы возьмём в обе руки по кнуту, и десять минут без остановки будем бить тебя. Как я Юль придумала? — Это называется игра в четыре руки, отлично, только я боюсь Вик, мы его забьём, вдруг у него остановиться сердце от болевого шока, у меня так умер раб. — Юленька, неужели ты стала жалеть рабов, на тебя это не похоже. — Совсем нет, мне его ни капельки не жаль, ты же прекрасно знаешь, что рабов я не считаю за людей, это лишь вещи, у которых нет никаких прав. Просто не хочется возиться с ним, если он ненароком окочуриться. — Ничего с ним не будет, ну а если не выдержит, значит, такова его судьба, ничего не поделаешь. — Сколько раз я тебе говорила, что нужно иметь несколько рабов, кто нас сегодня будет обслуживать, после экзекуции он вряд ли будет на что — нибудь способен, да и сейчас от него мало толку, перед нами лежит бесполезное тело. — Обязательно учту твои пожелания и заведу ещё парочку рабов. Я сама об этом думала, одного раба мне уже не хватает. — Вот это правильно. — Юль хватит разговоров, выбирай орудие наказания, а я пока привяжу раба, а то он на ногах не держится. Она подошла к лежащему на полу Сергею, грубо взяла его за волосы и потащила к цепи, которая свешивалась с потолка. Заставив поднять раба руки, Виктория за наручники зацепила карабин и при помощи пульта натянула цепь так, что Сергей стоял растянут. Ему приходилась стоять на цыпочках, так как Госпожа сильно подняла цепь. Она так сделала специально, чтобы раб не мог стоять на пятках, тем самым ужесточив наказание. Он был полностью открыт … для своих Хозяек. — Выбрала кнутики, а то раб уже заждался. Неплохой выбор подруга. Юля взяла кожаный стёк и тонкий кожаный кнут, Вика взяла две пластиковые трости. — Приступим к последнему этапу нашего наказания, я засекаю десять минут. Они начали экзекуцию раба, девушки били по всему телу, не пропуская не единого участка, Сергей уже преодолел болевой шок, его мозг отключился, и он почти ничего не чувствовал. Десять минут прошло, девушки закончили избиение, они отцепили раба от цепи, Вика дала ему последние указания. — Хороший я тебе преподала сегодня урок, как не слушаться и отовариться со своей Госпожой, ты гадёныш много о себе возомнил. Час тебе восстановиться, помоешься, приведёшь себя в порядок, здесь также всё приберёшь и приползёшь к нам в комнату, ты нам ещё пригодишься в течение ночи. Я, правду говорю Юленька. — Конечно Вик. Она обняла подругу, и они поцеловались и пошли наверх, оставив избитого раба лежать на грязном полу подвала. Такого наказания у Сергея никогда не было, он лежал и плакал от бессилия, он был таким подающим большие надежды специалистом, а Виктория Павловна сломала, растоптала его, превратив в свою вещь. У него не было больше в жизни ничего, не было никаких прав он полностью принадлежал своей Госпоже и зависел от малейших её прихотей. Глава шестая. Прошло время раны зарубцевались, но отношение Виктории Павловны к рабу не изменилось, а только ухудшилось, она вообще не считала его за человека. Он нужен был ей лишь для того, чтобы делать всю домашнюю работу и обслуживать её потребности. Она всё чаще говорила, что он ей надоел, и пора заводить другого раба, а ещё лучше нескольких. — Глупый раб, как же ты мне надоел, — говорила она Сергею. — Пора от тебя избавляться, но ты на свободу не рассчитывай, у тебя передо мной долг, я, же должна, как-то компенсировать хоть немного, что ты у меня украл. Я тебя продам Ирке, у неё есть рабыня, но к тебе она не равнодушна, сейчас она уже занимает больший чин в прокуратуре. Она сильно изменилась, стала очень властной, не завидую я её рабыне, да и тебе, если к ней попадёшь. А, может выставить тебя на закрытом аукционе рабов, кто — нибудь, да купит. Я ещё подумаю, что с тобой дальше сделать, а пока я ищу нового раба и рабыню, ты будешь продолжать служить мне. Может быть, я и оставлю тебя себе, поживем, увидим. Сейчас пойди, помой мою машину, я вечером собираюсь съездить развеяться. Вымой её как следует, натри полиролью, чтобы блестела. Иди, холоп, а я немного подремлю. Сергей пошёл в гараж, выкатил оттуда чёрный Мерседес Виктории, поставил его в специальное помещение для мытья машин. Сначала он очень тщательно промыл машину изнутри, обработал кожу салона, панель, специальным составом, пропылесосил. Он очень старался, так как знал, что если Хозяйка найдёт в машине, хотя бы маленькую соринку, она заставит вылизать его весь салон языком. Покончив с салоном, он перешёл к мойке кузова машины. Облив водой из аппарата машину, он распылил на автомобиль огромное количество автошампуня, дав ему немного постоять, специальной губкой промыл машину и смыл его бесконтактной мойкой и начал насухо вытирать Мерседес прорезиненной тряпкой. Он мыл машину и думал о дальнейших перспективах, которые нарисовала ему Госпожа. Его страшило то, что будет впереди, если у него и была ещё надежда обрести свободу, то после сегодняшнего разговора с Госпожой он понял, что ему придётся быть рабом до конца своих дней. Из его мыслей в реальность вернул ощутимый удар кнутом по спине. Госпожа подошла настолько тихо, что раб и не заметил её присутствия. — Раб, ты совсем заработался, что не слышишь, как я подошла. Сергей моментально встал на колени и начал целовать ноги Госпожи. — Ты ещё долго будешь, мыть машину, не забывай, что у тебя много дел. Ты должен помочь мне собраться. — Госпожа, я уже заканчиваю, осталось совсем не много. — Смотри у меня, если меня не устроит качество мойки, я с тебя живого шкуру спущу, даю тебе ровно десять минут и жду тебя в доме. Она грациозно развернулась на своих высоких каблуках и пошла в дом. Через десять минут Сергей уже стоя на коленях перед своей Хозяйкой, опустив глаза в пол. — Помоги мне одеться, правда, я ещё не решила, что одеть. Раб начал помогать Виктории одеваться, но прежде чем выбрать одежду на сегодняшний вечер, она перемерила с помощью раба кучу вещей, пока не подобрала то, что удовлетворило её вкус. Одев Госпожу, раб, помог ей сделать прическу, наложить макияж. Когда Виктория была полностью собрана, она дала Сергею последние указания. — Пока меня не будет, чтобы тебе не было скучно, и ты не страдал бездельем, вымоешь полы на первом этаже и во всех комнатах, чтобы не было не одной пылинки, я приду обязательно проверю, а ты знаешь, как я проверяю. После отъезда Госпожи Сергей навёл идеальный порядок в доме. Виктория приехала во второй половине ночи. Раб поспешил встретить свою Хозяйку, он открыл ворота, выбежал на улицу, чтобы открыть перед ней дверку автомобиля. Госпожа не обращая не малейшего внимания на раба, прошла в дом, Сергей помог ей раздеться, снял с неё туфельки, подполз, как собака, держа тапочки в зубах, и одел в них её прекрасные ножки. — Раб сегодня я решила твою участь, я продала тебя, теперь ты будешь принадлежать новой Госпоже. Она тебе знакома, это бывший следователь, а теперь заместитель прокурора города Лазарева Ирина Николаевна. Мы с ней сегодня встречались, и я ей предложила тебя в качестве раба, на что она согласилась, с большим удовольствием. Она заплатила мне за тебя сумму, которую ты остался, мне должен, теперь мой долг ты будешь отрабатывать перед ней. Завтра она сама лично приедет с утра за тобой, так что у меня ты спишь последнюю ночь. Теперь помоги мне лечь в кровать, а сам ложись рядом, на пол, в последний раз я разрешаю поспать тебе возле своей кровати. Сергей помог своей Госпоже улечься, а сам лег возле её кровати. Он долго не мог заснуть, завтра его ждала новая жизнь, которая его страшила и в тоже время, ему было всё равно, он теперь не принадлежал сам себе, всю свою оставшуюся жизнь ему предстояло быть рабом, теперь уже новой Хозяйки, но эта совсем другая история. К О Н Е Ц

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх