Долг

Глава первая Однажды придя вечером с работы, Сергей обнаружил повестку в прокуратуру, он был очень удивлён этому, потому что никогда не имел никаких конфликтов с законом, был законопослушным гражданином. Подумав, что может быть это какая-нибудь ошибка, он решил не ходить к следователю. Тем более на работе был аврал, и он не успевал в течение основного рабочего времени сделать всю работу, поэтому иногда приходилось оставаться на рабочем месте допоздна. Он работал программистом в крупном концерне. Жил он один в двухкомнатной квартире, доставшейся ему от родителей, которые умерли. Свою личную жизнь он не мог пока устроить, так как очень много времени занимала работа, да и дома он постоянно сидел за компьютером. По характеру о был скромным человеком, не наглецом, но современные девушки таких почему-то не особо любят. Конечно, у него были подруги, с которыми он встречался время от времени, но чтобы с какой-то из них завести семью Сергей не смог бы. Он считал себя убеждённым холостяком и не знал жениться вообще когда-нибудь или нет. С утра Сергей пошёл на работу, он работал и уже забыл про вызов в прокуратуру, как его позвали к телефону. — Нечаев Сергей Васильевич. — Да. — Это Вас беспокоит следователь прокуратуры Лазарева Ирина Николаевна, Вы получали повестку прибыть сегодня к десяти часам ко мне. — Получал, но я думал, что это какая-то ошибка. — Никакой ошибки нет, я советую Вам явиться ко мне к четырнадцати часам сегодня, в противном случае придётся Вас подвергнуть приводу сотрудниками милиции, тем более посещение меня в Ваших интересах, — с этими словами она положила трубку. Сергей стоял и слушал в трубке короткие гудки, он был растерян и не мог понять, для чего его вызывают в прокуратуру. Он подошёл к начальнику отдела объяснил ситуацию и отпросился с работы. Прокуратура размещалась в большом современном здании. У входа милиционер попросил предъявить повестку, но Сергей не брал её с собой, а оставил дома. — Я забыл повестку дома, и был вызван к четырнадцати часам к следователю Лазаревой Ирине Николаевне. — Хорошо, подождите минутку, я сейчас уточню. Позвонив и выписав пропуск, милиционер сказал: — Пожалуйста, проходите на второй этаж, кабинет номер двадцать семь, Вас там ждут. — Спасибо. — На обратном пути не забудьте отдать отмеченный пропуск. Сергей поднялся на второй этаж, нашёл нужный ему кабинет и постучался в дверь. Голос за дверью ответил: — Входите. Он вошёл в кабинет и увидел за столом прелестную молодую девушку в форме следователя прокуратуры. Нелепо было видеть в этом казённом кабинете, такое очаровательное создание. Она произнесла: — Если не ошибаюсь, Нечаев Сергей Васильевич. — Да, это я. — Лазарева Ирина Николаевна. Я, являюсь следователем, которому поручено вести Ваше дело. Что же, Вы Сергей Васильевич, с первого раза не явились, а заставляете меня вызывать Вас повторно, звонить Вам на работу по телефону. — Извините, какое дело, я думал, что произошло недоразумение, я законопослушный гражданин и никогда не нарушал закона. Чем я Вам обязан? — Ваше дело не думать, а исполнять, если Вас вызвали, это значит, что Вы действительно понадобились следователю. Вы, наверно, думаете, что нам в прокуратуре нечем больше заниматься, как рассылать повестки людям, чтобы вызывать их в прокуратуру и просто с ними поговорить за жизнь. Или думаете, что умнее всех, а тут сидят бараны. Все сначала говорят, что ничего не совершали, только потом, когда дело доходит до суда, начинают по-другому разговаривать. — Скажите, наконец, что я совершил, что мне предъявляют? Почему вы разговариваете со мной загадками. — Не нервничайте Сергей Васильевич. Не надо спешить, давайте начнём всё по порядку. — Я особо и не нервничаю. — Хорошо. Тогда отвечайте на мои вопросы. Сначала она задавала формальные вопросы: фамилия, имя, отчество, дата рождения, место жительство, место прописки и так далее. — Всё с формальностями покончено, перейдём к делу. Вы знаете госпожу Мастакову Викторию Павловну. — Как не знать, она является президентом нашего концерна. Близко с ней не знаком, видел пару раз и то издалека. С простыми программистами, как я она не общается. Тем более она недавно стала президентом, до этого президентом был её отец. — Я это знаю. Значит, Вы утверждаете, что не знаете Викторию Павловну. — Нет, близко не знаю и думаю, что она тоже не знает о моём существовании. — Вы ошибаетесь. Она, как раз знает Вас. Виктория Павловна Мастакова написала на Вас заявление и просила разобраться с Вами, так как она утверждает, что Вы своими действиями нанесли ей ущерб на семьсот тысяч, но не американских долларов, а евро. — Семьсот тысяч евро?! Этого не может быть Вы, что-то путаете — Я, Вас пока не спрашивала, выслушайте сначала меня, а потом будете рассуждать, и задавать свои дурацкие вопросы. Сергей был удивлён переменой произошедшей в голосе следователя, он стал более властным, более торжественным. — У Виктории Павловны со счёта пропали семьсот тысяч евро, она наняла высококлассных специалистов, самых лучших в Москве частных детективов, которые провели собственное расследование и выяснили, что деньги со счёта Виктории Павловны, Вы перевели на свой счёт, только номер счета, на который были переведены деньги, они не смогли вычислить. Благодаря подробным материалам, предоставленным прокуратуре частным детективным агентством, мы провели следственные действия, всё ещё раз перепроверили данные и пришли к выводу, что Вы виноваты в присвоении денег, так как все улики против Вас. Вам предъявляется обвинение по статье158 часть 4 пункт «б» (кража в особо крупном размере); статье 159 часть 4 (мошенничество в особ крупном размере). — Это, какое-то недоразумение. — Здесь нет никакого недоразумения, компьютерные специалисты пришли к единому выводу, что все противозаконные действия были произведены только с Вашего рабочего компьютера, когда Вы присутствовали на рабочем месте. Скажите, Вы были на работе 15-го, 16-го, 17-го декабря прошлого года? — Извините, а можно узнать, какие это были дни недели, потому что прошло около двух месяцев, я по числам плохо ориентируюсь. Следователь дала ему прошлогодний календарь. Сергей посмотрел и сказал: — Да, был, это были будни, а я по будням работаю, не болел и не брал отпуска. — Вы куда-нибудь надолго отлучались со своего рабочего места. — Нет, специфика моей работы заключается в том, что я постоянно нахожусь возле компьютера, тем более, что я не курю и редко покидаю своё рабочее место. — Ознакомьтесь теперь, пожалуйста с заключением экспертов 15-го декабря в период с 15 часов 30 минут по 17 часов 18 минут с Вашего компьютера было снято со счёта №… — двести тысяч евро. 16-го декабря в период с 11 часов 30 минут по 13 часов 20 минут — триста тысяч евро и 17-го декабря в период с 15 часов 18 минут по 16 часов 43 минут — двести тысяч евро. Мы проверили, в это время Вы находились на своём рабочем месте, это подтверждают почти все сотрудники, которые работают с Вами, да Вы и сами этого не отрицаете. Но есть ещё техника, мы просмотрели камеры видео наблюдения, которые установлены в Вашем рабочем помещении, на них также видно, что за данный период времени, вы никуда не отлучались со своего рабочего места, и никто к вашему компьютеру не подходил, так что голубчик, все обстоятельства против Вас. — Мистика … какая-то. Я, правда, ничего никуда не переводил и никаких денег не с чьих счетов не снимал. — Все по началу так говорят. Ничего посидите в камере, подумайте, может, вспомните, как всё было. И самый главный вопрос, где деньги, куда Вы их перевели. Советую вам во всём чистосердечно признаться и вернуть похищенные деньги законному владельцу. Также за помощь следствию и возвращению денег, я обещаю, что Вы получите не максимальный срок, а всего лишь лет шесть. — Сколько? Вы, наверно шутите. — Не имею такого желания. Вы изумлены, зачитываю статьи, по которым Вы обвиняетесь. Статья 158 часть 4 пункт «б», кража в особо крупном размере наказывается, лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового. Далее, статья 159 часть 4 мошенничество, совершенное в особо крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового. К сожалению, Уголовный кодекс не я придумала. А, как же Вы думали, что здесь с Вами шутки шутят. Учитывая, что размер похищенного составляет очень большую сумму, будьте уверены, что судья назначит срок по максимуму. Ну, что будем ещё отпираться. Чтобы Вы не думали, что я шучу, вот ордер на Ваш арест, подписанный прокурором. — Что же мне делать, я совершенно не виноват. — Ещё раз даю Вам хороший совет, сознайтесь во всём. — Сознаться в том, что не делал. — Какая разница, делал не делал, факты вещь упрямая, тем более, что все они говорят против Вас, Вы сами в этом убедились. Даю Вам стопроцентную гарантию, что Вам не поможет не один адвокат, у обвинения достаточно улик, чтобы засадить Вас за решётку на долгий срок. Сергей обхватил голову руками, он не знал, как ему поступить. Молодая следователь бесцеремонно разглядывала его пристальным взглядом. Он поднял глаза на Ирину Николаевну и с мольбой в голосе произнёс: — У меня больше нет никакой альтернативы? — Почему выбор всегда есть. — Девушка, милая помогите мне. Что мне нужно сделать, чтобы закрыть дело. — Я, Вам не девушка, а следователь прокуратуры Лазарева Ирина Николаевна. — Простите, Ирина Николаевна, помогите мне, я Вас отблагодарю, как скажете. — Вы в своём уме, предлагаете мне взятку. — Нет, Вы что, конечно, нет. Ну, пожалуйста, подскажите, что мне делать? — Хорошо, я подумаю, как можно облегчить Вашу участь, а пока посидите немного в камере, я через несколько часов вызову Вас. Она нажала на кнопку, в кабинет вошёл конвоир. — Поместите пока, подозреваемого в камеру. — Слушаюсь Ирина Николаевна. Вставай, пошли. — Ирина Николаевна, может быть не надо в камеру. — Идите, посидите, подумайте немного, а потом мы с Вами поговорим. Как только Сергея увели, она набрала номер телефона и сказала в трубку: — Виктория Павловна, пока всё идёт по плану, я его обработала, как надо, сейчас закрыла в камеру… Ничего, пусть посидит пару часиков, это ещё больше его морально сломает… Всё будет сделано, как Вы скажете. Через несколько часов Сергея вновь привели в кабинет следователя. — Ну, что посидел, подумал, до сих пор будешь упорствовать, или всё же расскажешь, как всё было на самом деле. — Но Вы же знаете, что я этого не делал. — Не знаю, и знать не хочу, я верю только фактам, а они все против Вас. Прекращайте упрямиться сознайтесь во всём. — Вы обещали подумать, как мне можно помочь. — Я уже об этом подумала. Слушай меня внимательно. Если не хочешь получить срок, сделаешь всё, как я скажу. Я звонила Виктории Павловне, она согласилась облегчить твою участь. Она снимает все материальные и моральные претензии к тебе, если ты согласишься на её условия. — Я готов на всё. — Не перебивай меня, иначе ты об этом сильно пожалеешь. Ты до конца не выслушал, что я скажу, я уже на всё соглашаешься. Тебе придётся отработать свой долг, семьсот тысяч евро сумма не шуточная. Сергей не заметил, как следователь перешла с ним на ты. — Но, я ведь не брал этих денег. Ирина Николаевна встала из за стола, подошла к сидевшему на стуле Сергею, и отвесила ему сильную пощечину. — Какой же ты баран, неужели ты ещё не уяснил, что твои оправдания напрасны, я сказала, виноват, значит виноват. Ты плохо понимаешь правила, я тебе не разрешала разговаривать. Взяв его за волосы, задрав его голову, так, чтобы он смотрел ей в глаза, она продолжала: — Ты, что о себе возомнил, мразь, ты здесь никто, одного моего слова достаточно и тебя посадят в камеру с беспредельщиками, а завтра с утра ты будешь намного покладистей, но уже не мужиком. Они будут всю ночь насиловать тебя во все дырки, новеньких они любят, тем более я попрошу их оказать мне эту услугу, они с радостью согласятся мне помочь, а заодно и сами позабавятся. Никто, запомни никто, тебе не поможет. Здесь только я устанавливаю законы. Однако есть другой вариант, я могу тебя выпустить сегодня по подписке о не выезде, я её уже подписала у прокурора, так что выбирай. Она отпустила его волосы, снова уселась в своё кресло и показала Сергею подписку с подписью прокурора, которую осталось только оформить. Сергей хотел, что-то спросить, но во время вспомнил, что ему было запрещено разговаривать без разрешения, тем более, что после только что услышанной тирады, он очень сильно испугался за своё будущее и понял, что он ничего не сможет сделать против следователя. Впереди был небольшой шанс, Ирина могла отпустить по подписке о невыезде, этим шансом нужно было обязательно воспользоваться, а дальше он думал, что сможет, что-нибудь придумать. В данный момент, ему нужно было отсюда выбраться, и Сергей решил соглашаться на любые условия, которые выдвинет следователь. — Так, продолжим наш разговор, ты мне так не дал договорить, прервал меня, но об этом ты ещё сильно пожалеешь. Сколько ты получаешь в месяц? — Когда, как от тридцати до сорока тысяч в месяц. Иногда бывают премии. — Будем считать тридцать. Она начала производит, одной ей понятные расчёты. — Плохи твои дела, Виктория Павловна думала, что ты сможешь отработать семьсот тысяч евро, но тебе не хватит на это всей своей жизни. Но так деньги всё равно нужно отрабатывать, Виктория Павловна предлагает стать тебе, её рабом. Сергей очень сильно удивился этому предложению, он думал, что от него могут потребовать всего, что угодно, но такого он даже в мыслях предполагать не мог. Наученный горьким опытом не стал ничего спрашивать и решил выслушать следователя до конца. Ирина Николаевна тем временем продолжала: — Ты, наверное, очень удивлён, этим необычным предложением, но тебе придётся добровольно стать самым настоящим рабом, на ближайшие десять-пятнадцать лет, а может быть и до конца своей жизни. Другого выхода у тебя нет, как же ты отработаешь сворованные деньги. Можешь, конечно, выбрать срок в тюрьме, но я тебе обещаю, что сделаю всё от меня возможное, что сидеть тебе придётся очень тяжело, даже сомневайся. У тебя есть выбор или стать рабом молодой красивой девушки или быть петухом на зоне, где, все десять лет тебя будут насиловать с утра и до вечера. Я добьюсь, чтобы срок тебе дали по максимуму. А, самое главное, что твоё имущество перейдёт в пользу Виктории Павловны…. Когда, через десять лет ты выйдешь из тюрьмы, у тебя не будет своего угла, здоровье тоже оставишь на зоне, ты станешь бомжом и опустишься на самое дно жизни и подохнешь где-нибудь в подворотне, как собака, и никто о тебе не пожалеет. В мыслях Сергея промелькнула вся его будущая жизнь, причём именно так, как описала её Ирина Николаевна. А, она будто прочитала мысли, Сергея продолжала: — Если думаешь, как-то выкрутиться из этой ситуации, сразу говорю, отбрось эти мысли. Очутишься на зоне, поверь, из тебя обязательно сделают петуха, я гарантирую тебе это на сто процентов, весь срок проведёшь под шконкой, тебе понятно тварь. Я сама лично буду контролировать, как тебе сидится, и постоянно буду создавать тебе большие трудности. Ты не сможешь от меня укрыться даже на зоне. Услышав угрозы на блатном жаргоне из уст следователя, которая напоминала молодого ангелочка и была, на первый взгляд так невинна, Сергей полностью растерялся. Подумав, он минуту, он произнёс: — Я готов быть рабом Виктории Павловны, — эти слова он еле выдавил он из себя. — Вот, наконец-то в тебе заговорил разум, оказывается, ты не настолько глуп. Сиди тихо, я сейчас позвоню, Виктории Павловне и узнаю твою дальнейшую судьбу, может быть, она уже передумала делать тебя своим рабом. Она набрала номер телефона и приложив к уху трубку начала разговор. — Виктория Павловна, Вы ещё не передумали сделать из Нечаева раба?… Он согласен стать Вашим рабом… Да, конечно, всё своё имущество он перепишет на Вас… Обязательно, он же должен хоть как-то компенсировать Вам потери… Завтра с утра, поедем оформлять его квартиру к нотариусу… Хорошо… Хорошо… Конечно… Не переживайте, я всё сделаю в лучшем виде. Да, завтра к вечеру он будет у Вас, а может быть и раньше, я не знаю, на сколько долго затянется процедура оформления документов… До свидания. — Считай, что тебе сильно повезло, Виктория Павловна не передумала взять сделать тебя своим рабом. Теперь, тварь, я объясню, что от тебя требуется. Завтра с утра мы поедем к моему знакомому нотариусу, ты перепишешь всё своё имущество на Мастакову Викторию Павловну, это будет лишь малая часть платы за то, что ты украл у неё. Сегодня после работы поедем ко мне, я преподам тебе урок, как нужно служить своей Госпоже. Ты доволен. Сергей не знал, что сказать, слова не лезли из его горла. — Что молчишь, даун, ты ещё думаешь, служить красивой Госпоже или пойти в камеру к уголовникам. — Но, вы сказали, что выпустите меня по подписке о невыезде. Следователь громко рассмеялась. — Это и есть подписка о невыезде, пока я не закрою дело, ты думал, что пойдёшь на свободу, ты глубоко ошибался, постарайся забыть свою прошлую жизнь и чем ты быстрее сделаешь это, тем тебе в дальнейшем будет легче. — Я, готов делать, что вы скажете. — Я не говорю, а приказываю. Молодец, так лучше. Называть меня с этого момента будешь только Госпожой, это пойдёт тебе на пользу, быстрее будешь привыкать к своему положению раба. А, сейчас на колени и целуй мои туфельки в знак почтения. Она отъехала от стола на кресле и вытянула свои красивые длинные ноги в чёрных дымчатых чулках. Сергей не знал, как начать, ему было стыдно становиться на колени перед этой молодой красивой девушкой. — Давай побыстрей, принимай позу, я, что ждать должна или ты ничего не понял. Любое моё приказание ты должен выполнять моментально и без раздумий. Как под гипнозом Сергей опустился на колени, подполз к столу и осторожно губами прикоснулся к туфельке Ирины Николаевны. У Ирины Николаевны на губах играла победная улыбка. — Лучше целуй пёсик, привыкай к своему новому положению. Теперь вылижи мои туфельки, очисти их от грязи, а то я сегодня очень много ходила. Кажется, что туфли на вид чистые, но это мнение обманчиво, тебе нужно сделать так, чтобы они действительно были идеально чистыми. Она смотрела, как неумело, но старательно Сергей лижет туфли, про себя подумала, что Виктория Павловна не ошиблась в будущем раба, из него действительно выйдет толк. Но в слух произнесла совсем другое: — Лучше вылизывай туфли, холоп. Сергей осторожно лизал туфлю, сначала это ему не особо понравилось и не очень хорошо получалось, но чем дальше он вылизывал, тем больше это ему нравилось, и язык увереннее делал свою работу. — Лижи, а я пока выпишу тебе подписку о невыезде, думаю, что завтра, когда мы уладим все дела в юридическом смысле, то есть ты подпишешь всё имущество на Викторию Павловну, хотя это разве имущество, какая-то задрипанная двушка, в хрущёвке, да ещё в не престижном районе, фу, — она брезгливо поморщилась. — Виктория Павловна в свою очередь заберёт заявление, я закрою дело и всё у тебя будет хорошо. Сегодня поедем ко мне домой, я тебя там маленько повоспитываю, а с завтрашнего дня, извини, скорее всего, с вечера, твоим воспитанием будет заниматься Виктория Павловна. Ты, просто не понимаешь, какая тебе выпала честь оказаться на службе у такой красивой властной Госпожи. Поверь мне, на твоём месте хотели бы оказаться многие самцы, но не всем в жизни выпадает такая удача. Ты должен радоваться, что судьба подарила тебе такой шанс, через некоторое время, ты вспомнишь мои слова и поймёшь, что я была права. Всё вставай с колен, хватит лизать, у тебе ещё не раз, будет такая возможность. Иди, становись в угол, на колени и жди меня, пока я не закончу с делами, потом мы поедем домой. Сергей пошёл в угол кабинета и встал на колени, ему самому было трудно понять, почему он так быстро смирился со своей участью и полностью попал под власть и влияние этой девчонки. Через пятнадцать минут, колени начали болеть, Сергей решил поменять позу, но услышал грозный окрик своей Хозяйки. — Тебе, кто велел шевелиться, я же ясно сказала, чтобы стоял смирно, без моего приказа ты не должен ничего делать. — Но, Ирина Николаевна у меня очень болят ноги. Следователь встала со стула, подошла к стоящему на коленях Сергею и со всей силы ударила его ногой в пах. Сергей от неожиданности и сильной боли, упал на пол. Ирина наступила туфелькой на его лицо. — Я не велела тебе разговаривать со мной без моего разрешения, ты, тварь даже не можешь открыть, свой поганый рот, пока я не разрешу тебе этого сделать. Ты, не начал, как следует служить, а уже много на себя берёшь, ублюдок. Она стояла над ним, перемещала свой вес с ноги на ступню и давила на лицо, лежащего перед ней на полу, согнутого мужчине. — Я, же сказала. Что обращаться ко мне должен только Госпожа, но за этот проступок ты ещё получишь наказание, сегодня вечером дома. Быстро проси прощения. — Простите меня Госпожа, больше такого не повторится. — Будем надеяться, теперь встать, быстро. Превозмогая боль, Сергей поднялся с пола и встал на ноги. Госпожа отвесила ему четыре звонкие пощёчины. — Теперь вновь становись на колени, стой тихо и жди, пока я не закончу работу. Сергей опять встал на колени и стал терпеливо ждать пока Ирина Николаевна не закончит свои дела. Наученный предыдущем уроком, он боялся пошевелиться. Примерно через тридцать минут Ирина Николаевна наконец-то закончила оформлять какие-то бумаги и наманикюренном пальчиком поманила Сергея к себе. После стояния на коленях, он с удовольствием встал на ноги и хотел подойти к Ирине Николаевне, но был остановлен, её грозным голосом. — Куда встал, быстро упал на колени, тебе кто разрешил, вставать, передвигайся только на четвереньках, скотина. Сергей не заставил себя ждать, опустился на колени и на четвереньках подполз к Госпоже. — Так лучше. Теперь ползи к шкафу, там стоят мои сапожки, возьмёшь их, принесёшь их мне, сразу хочу предупредить, неси в зубах, руками не пользуйся, только смотри, чтобы на сапожках не осталось следов от зубов, лучше будет, если возьмёшь их губами. Давай пошевеливайся, урод. Сергей быстро переместился к шкафу, от стояния на полу, с непривычки колени болели. Но он не обращал внимания на боль, ему очень хотелось доставить удовольствие этой красивой девушке. Ему начинало нравиться положение, в которое он попал. Он попытался аккуратно взять ртом сапоги, но без помощи рук это плохо получалось. Ирина Николаевна, внимательно, с интересом наблюдала за ним. — Что, ты там так долго возишься, давай быстрей. Сергей старался, как мог, но ему никак не удавалось взять в рот два сапога. — Какой ты растяпа, возьми в рот сначала один сапог, принеси его мне, затем ползи за другим, неужели так трудно додуматься, или ты думаешь, что я за тебя думать должна. За свою тупость и неучтивость ты уже заработал наказание, сегодня вечером дома я с огромным удовольствием осуществлю его. Сергей воспользовался советом Ирины Николаевны, принёс к её креслу сначала один, затем другой сапог. — Сними с меня туфельки и одень сапожки. Сергей уже не удивлялся никаким приказам, он снял с одной ножки туфлю, и обратил внимание на ступню Госпожи. Ножка находилась в тонком капроновом чулке, но, несмотря на это, даже через капрон было видно, что кожа Ирины очень нежная. Он осторожно надел на ногу сапог и застегнул его. Тоже самое он проделал с другой ногой. Обув очаровательную Хозяйку, он ждал дальнейших указаний. продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

— Теперь возьми мои туфельки в рот и также на четвереньках отнеси их в шкаф, ползи раб. После того, как поставишь туфельки, разрешаю встать с колен, взять с вешалки мою шубку, принести её мне и помочь одеть. Сергей сделал всё в точности, как приказала Госпожа, он на четвереньках отнёс её туфельки, поставил их в шкаф, встал с колен взял шубу и принёс её Ирине Николаевне. Она тем временем встала с кресла повернулась к нему спиной, и только подала руки. Сергею было приятно облачить прекрасное тело девушки в шикарную норковую шубу. — Застегни пуговицы. Сергей с удовольствием выполнил и это приказание. В шубе Ирина Николаевна смотрелась, как настоящая Королева. — Пошли пёс, пора ехать домой, а то я и так сегодня на работе задержалась. Они вышли из прокуратуры, сели в новенькую Peugeot 307, Ирины Николаевны и поехали к ней домой. Сергей ехал и думал, что он едет в новую, неизвестную доселе жизнь. Ещё с утра он был свободным человеком, у него была квартира, любимая работа, он жил, как хотел, а к вечеру у него ничего не осталась, а сам он стал рабом, капризной, избалованной девушки. Ирина жила в трёхкомнатной квартире, в новом элитном доме. Как только они переступили порог квартиры, Ирина Николаевна сразу же приказала Сергею: — Становись червь на колени, быстро разденься, в моём присутствии ты должен находиться голым, лишь в одних трусах и должен будешь передвигаться только на четвереньках. И больше не обращая на него никакого внимания, она прошла в комнату. — Давай быстрее раздевайся, ползи сюда и помоги мне раздеться. Сергей вполз в комнату, сначала помог снять шубу Госпоже, повесив её в прихожей на вешалку в шкафу, и приступил к снятию сапог. Он снял с неё сапоги, отнёс их в зубах в прихожую, принёс оттуда мягкие тапочки и одел их на ноги Госпоже. — Ты быстро учишься, как себя вести, молодец раб. Сейчас пойдёшь на кухню, там должен быть приготовлен ужин, разогрей и принеси его мне. У меня работает домработница, пока я на работе, она занимается моей квартирой, убирается, наводит порядок, готовит пищу, так что тебе повезло, а то бы пришлось готовить. Но сначала помоги мне переодеться, тебе обязательно нужно научиться во всём угождать своей будущей Госпоже, причём ты должен делать всё профессионально. Виктория Павловна очень строгая и любит, когда её подчинённые трепетно относятся к своим обязанностям, особенно, если это касается её личного обслуживания. Ты, хоть, раз раздевал женщину? — Да, один раз. — Сейчас проверим, как ты это делаешь, я смерд, снизошла до тебя, чтобы ты потренировался и когда прибудешь к своей новой Хозяйке, у тебя были хоть, какие-нибудь навыки. Для тебя лучше будет, быстрее всему научиться, особенно ты должен научиться хорошо, обслуживать женщину, на первых порах я тебе помогу, жалко, что времени на обучение у меня не много, ничего, что не доделаю я, доделает Виктория Павловна. Мы частенько будем видеться с тобой у Виктории Павловны, я думаю, что иногда она будет позволять мне заняться тобой. Давай, приступай к работе раб. Сергей трясущимися руками начал раздевать Госпожу, ему было приятно делать это, для такой красивой девушки. Он снимал с неё всю одежду до тех пор, пока Ирина не осталась в узких трусиках бикини, которые практически не закрывали начисто бритую промежность и лифчике. Сергей подал ей халат, который она приказала достать из шкафа. Он невольно залюбовался красивым телом девушки. Действительно было на что посмотреть, у Ирины была идеальное, пропорционально развитое тело, особый шарм придавал ему золотистый загар. Груди были третьего размера, имели красивую округлую, упругую форму и не были отвислыми, особенно были красивы небольшие розовые сосочки. Ирине не было стыдно показать своё тело, ей смело можно было бы быть не следователем, а фотомоделью. — Что уставился, никогда не видел раздетой девушки, ладно, можешь посмотреть на красоту, разрешаю, — сказала она покровительственным тоном. Квартира Ирины была сделана с большим вкусом. В комнатах всё было подобрано в классическом стиле и гармонировало друг с другом. — Иди, подогревай ужин, если понадобишься, позову тебя колокольчиком, я так иногда зову домработницу, если мне что-то нужно, когда она убирается в моём присутствии. Мне нравиться, как она справляется со своими обязанностями, исполняя все мои приказы и прихоти. Она, скорее моя служанка, чем домработница. Подай мне телефонную трубку, пока ты подогреваешь ужин, мне нужно позвонить. Пока он подогревал ужин, Ирина с кем-то разговаривала по телефону, Сергей слышал из комнаты лишь обрывки разговора. — Да, слушаюсь Госпожа… Всё будет сделано Госпожа… Не переживайте Госпожа… Сергей принёс ужин, накрыл столик в комнате, расставил на нём блюда и встал на колени. — Быстро учишься, это хорошо. Хочешь есть? — Хочу, Госпожа. — Я тоже, не знаю насчёт тебя, разрешу тебе поесть или нет, но сама поем, в этом можешь не сомневаться. Ладно, не пугайся, если, что-нибудь останется после меня, может быть, я разрешу тебе доесть. Раб, должен быть привычен к любым трудностям, он должен быть терпеливым ко всему и думать только об одном, чтобы доставить удовольствие Госпоже. Госпожа ела, а Сергей прислуживал ей за столом. Поужинав, Госпожа велела положить в одну тарелку, все, что осталось от её ужина. — Возьми тарелку, поставь её на пол и жри, как собака без помощи рук, привыкай у своему положению, теперь ты будешь есть так всегда. Сергей снял тарелку со стола, поставил её на пол, но Госпожа велела подать её ей. Она плюнула несколько раз в тарелку, затем взяла ложку и всё перемешала. — Теперь, можешь набивать свой живот. Приятного аппетита, — и она засмеялась заливистым смехом. Есть было неудобно, но Сергей был слишком голоден, поэтому он быстро приноровился к непривычному для себя положению и всё съел. Он ел и думал, что прошло так мало времени, а он уже так сильно деградировал. Если так пойдёт дальше, то в скором времени, он действительно может превратиться в животное. Видя, с какой жадностью, раб поглощает остатки её ужина, Госпожа с иронией произнесла: — Вкусный был ужин, тебе понравилось, доедать за своей Госпожой, но я оказала тебе очень высокую честь, есть то, чем я питаюсь сама, для раба это очень высокая честь. Ты ещё много не знаешь о кодексе раба и Госпожи, но в скором времени, ты поймёшь правоту моих слов. За собой надо убирать, вылижи, как следует тарелку, только руками не пользуйся, смотри, чтобы она блестела, будто помыта «Ferry», не заставляй меня вновь наказывать тебя. Сергей, как мог чище, вылизал тарелку, Госпожа была удовлетворена его стараниями. — Ты, наверно, хочешь пить? — Если, можно Госпожа. — Конечно, можно, глупенький, ползи сюда. Она распахнула халатик и показала наманикюренном пальчиком на своё влагалище. — Припадай своим ртом к моему Божественному органу, открывай его шире и принимай в себя мой нектар любви. Сергей смотрел на Ирину Николаевну и не мог понять шутит она или говорит серьёзно. В голове у Сергея пронеслись мысли, неужели можно пить мочу постороннего человека, он никогда в своей жизни такого не делал. Ему казалось, что это очень противно, и он не сможет этого сделать, однако в его положении проявлять какое-либо недовольство было недопустимо. — Что смотришь животное, ползи сюда, я оказываю тебе великую честь выпить мой божественный нектар, когда будешь служить Виктории Павловны, будешь делать это постоянно, так что тренируйся. Виктория Павловна очень любить мочиться в рот своим рабам, тебе нужно будет научиться идеально, выполнять обязанности живого туалета Госпожи. Первый раз это делать … непривычно, зато в дальнейшем ты не сможешь без этого жить, я тебе это гарантирую. Давай, ползи, не заставляй меня ждать, я очень хочу писать и не люблю долго терпеть. Сергею не оставалось ничего делать, как подползти к Госпоже, припасть губами к её киске и открыть свой рот. Он зажмурил глаза, ему казалось, что с закрытыми глазами, будет не так противно, принимать мочу Ирины в себя. Больше всего он боялся, чтобы его не стошнило и не вырвало. — Что глаза закрыл, не бойся, тебе понравиться, смотри не пропусти мимо рта не единой капли. В горло Сергея полился поток горьковато-солёной жидкости, нельзя сказать, что она была приятна на вкус, но и не слишком противна, Сергей ожидал худшего. Он старался глотать быстрее, чтобы не чувствовать вкуса. Но золотой дождь из лона Госпожи лился таким сильным потоком, что он чуть не захлебнулся с непривычки. И всё равно, как раб не старался, он не смог принять в себя всю мочу Госпожи, немного вылилось из его рта на пол, правда он быстро сориентировался и остаток потока полностью поглотил в себя. Ирина была раздосадована, тем, что раб посмел пролить немного её драгоценной жидкости, но больше всего её раздражало то, что Сергей не должным образом отнёсся к исполнению своих обязанностей и плохо выполнил её приказ. — Маленький негодник, ты посмел разлить мой прекрасный напиток, немедленно слижи его с пола, давай пошевеливайся, ублюдок. Сергей чувствовал свою вину перед Госпожой, поэтому без особых возражений вылизал с пола всю мочу, которая нечаянно вылилась из его рта. — Я ещё добрая, а вот Виктория Павловна, за такое шкуру с тебя спустит, в прямом смысле этого слова, так что червь, радуйся, что попал в мои руки. Сергей слизал с пола последние остатки мочи и преданно, как собака смотрел в глаза Госпожи. — Пора идти ложиться спать, я за сегодняшний день сильно устала, иди, разбери мою кровать, а я пока схожу в душ. Когда разберёшь кровать, становись возле неё на колени и жди, в этой позе, пока я не приду. Кровать Госпожи, была двуспальной, огромных размеров, и очень красивой. Он снял красивое покрывало, поправил подушки, отодвинул пуховое одеяло на другую сторону кровати, встал на колени, как приказала Госпожа, и стал ждать прихода Ирины. Через десять минут из ванны вышла Госпожа, приняв душ, смыв косметику она казалась простой, наивной девочкой, но впечатление было обманчиво, Сергей знал это. Она была полностью голой, лишь обёрнута махровым полотенцем и совсем не стеснялась своей наготы перед мужчиной, которого она знала, менее двенадцати часов. Хотя Сергея за мужчину она не считала, он был для неё лишь рабом, бессловесным, бесполым существом, который был предназначен только для удовлетворения прихотей Госпожи. — Что, сволочь заждался? Она легла в кровать, сбросив себя полотенце на пол. Сергей любовался голым совершенным телом лежащей перед ним красивой девушки. Он почувствовал, что его орган начал напрягаться. Госпожа заметила это. — Ты, оказывается, возбудился, хочется меня трахнуть, могу тебя огорчить ничего у тебя не выйдет, ты всего лишь раб, низшее существо и хватит глазеть на меня, укрой меня одеялом, а потом отнеси полотенце в ванную, повесь его сушиться. Напоминаю, а то может быть, ты забыл, что нести полотенце надо в зубах. Напоминание это было лишним, Сергею об этом можно было не говорить, он сразу усвоил то, что ему нужно беспрекословно исполнять всё, что от него будет требоваться. Он накрыл Госпожу одеялом, взял в зубы полотенце и, ползая на коленях, понёс его в ванную, повесил сушиться и вернулся обратно в комнату Госпожи. — Раб становись в моих ногах, засовывай голову под одеяло и целуй мне ноги. Начинай с пяточек. Прежде Сергей никогда этого не делал и честно признался об этом Госпоже. — Госпожа я не разу не целовал ноги, боюсь. Что у меня это не очень хорошо получиться. — Ты много чего не можешь, но ничего скоро обучишься всему. Ты, всё-таки постарайся доставить мне удовольствие. Он начал не спеша языком водить по гладкой, мягкой, бархатной пяточке Госпожи языком. Ноги Ирины были ухожены, они пахли мылом и свежестью, Сергею было не противно, а наоборот даже приятно целовать ножки красивой девушки. Он, как собака вылизывал пятки Хозяйки. От пяточек он перешёл к ступне, своими поцелуями он покрывал ступни Госпожи. Ирина лежала и получала наслаждение от действий раба. — Из тебя выйдет хороший лизун пяток, ты быстро всему учишься, если не врёшь, что раньше никогда этого не делал. — Госпожа, я Вас не обманываю. — Не отвлекайся от работы, продолжай доставлять мне удовольствие. Твоей новой Хозяйке приятно будет приятно иметь такого старательного раба. Давай переходи к пальчикам, удели внимание каждому моему пальчику. Сергей брал каждый отдельный пальчик в рот, целовал и облизывал его, не забывая лизать между пальчиками. Когда не один пальчик не остался без внимания рта раба, Ирина Николаевна, засунула ему в рот всю ступню, сначала одной ноги, затем другой. С непривычки он чуть не подавился, зато потом он уже не просто только сосал ступню, а пытался ещё языком делать массаж ступни. — Поднимайся выше и не прекращай целовать ножки. Сергей целовал каждый миллиметр кожи ног Хозяйки, он слегка губами оттягивал её, а потом языком облизывал, получалось, что-то вроде эротического массажа. Ирина томно постанывала от ласк раба. — Как хорошо ты делаешь, не останавливайся ни на секунду. Постепенно он достиг пещерки Ирины и медленно начал вводить в неё свой язык. Госпожа, тем временем сильно возбудившись, ласкала свои груди. Он лизал половые губы, затем засунул язык, как можно больше во влагалище и начал им трахать Госпожу. Ирина Николаевна была рада принять такие ласки от раба. Она получила мощный оргазм, отодвинула голову Сергея от своей писечки, встала с кровати и пошла в ванную подмываться, приказав ему жать её. — Жди меня здесь, с колен не вставать. Подмывшись, Госпожа легла в постель, Сергей заботливо снова укрыл её одеялом. — На сегодня всё, будем спать, завтра у нас трудный день. Мне нужно многое успеть сделать. Спать будешь рядом с кроватью на ковре, разрешаю взять покрывало и накрыться им. — Спасибо Госпожа, Вы очень добры ко мне. — Я уже сплю, не мешай мне. Глава вторая Утром, проснувшись, Ирина позвала к себе раба. — Ползи ко мне, я хочу пописать тебе в рот. Повторим пройденное, я думаю, что ты не совершишь вчерашней ошибки и отнесёшься к выполнению своих обязанностей более ответственно. И не смотри так на меня, это не самое страшное, что теперь тебе придётся делать, привыкай. Госпожа с большим удовольствием помочилась в рот раба, затем велела приготовить ему завтрак. Пока она умывалась, Сергей приготовил завтрак и накрыл стол. Позавтракав, она велела рабу прибраться на кухне, а сама пошла одеваться. Ирина оделась сама, Сергею осталось только помочь одеть Госпоже сапоги и шубу. — Пошевеливайся, нам надо быть к десяти часам у нотариуса, чтобы оформить всё твоё имущество на Викторию Павловну. Сергей быстро оделся, они вышли из дома, сели в машину и поехали в нотариат. Их уже ждали, и встретили очень приветливо, быстро оформив, как положено все документы. Когда всё было закончено, Ирина, позвонила Виктории Павловне. — Доброе утро, Виктория Павловна, извините, я Вас не разбудила… Я правда не хотела этого делать, ещё раз извините, пожалуйста… Мы всё оформили… Скоро будем у Вас. Сев в машину Ирина Николаевна с жалостью поглядела на Сергея. — Раб, скоро мы расстанемся, мне очень жалко тебя отпускать, но ничего не поделаешь, ты уже принадлежишь другой Госпожи. Они выехали … за город и в скором времени приехали элитный коттеджный посёлок. Подъехав к большим чугунным, кованым воротам, машина остановилась, ворота открылись, и они въехали на территорию. Припарковав машину возле дома, Ирина Николаевна сказала: — Выходи, поездка закончилась, как только войдём в дом, не забудь стать на колени. — Слушаюсь Госпожа. Они вошли в дом, к ним навстречу вышла очень красивая женщина. Ростом она была около метра восемьдесят, натуральной блондинкой с голубыми глазами, прямым аристократическим носом, который придавал её красивому лицу выражение хищницы. У неё были тонкие алые губы и широкие скулы, но они отнюдь не делали её лицо не красивым, а наоборот придавали ей своеобразный шарм. Во всех её движениях чувствовалась властность и сила, создавалось такое впечатление, что она была рождена, чтобы подчинять себе людей. Она была одета в махровый халат, доходящий до пола, но под ним явно просматривались красивые, длинные, стройные ноги и гибкая, спортивная, изящная фигура. Халат на уровни груди был, немного распахнут и из разреза были видны идеальной формы груди среднего размера. Сергей сразу понизился на колени перед этой женщиной, он удивился, что Ирина Николаевна, тоже не снимая шубы и сапог, встала на колени и поползла к ней. — Госпожа, я привезла Вашего раба. — Я, смотрю, ты кое-чему его научила. — Я, старалась Госпожа, дать ему первые навыки, чтобы он знал, что его в дальнейшем ждёт, а дальше воспитывать его Вы будете сами. Разрешите мне поцеловать Ваши тапочки и убыть на работу. — Целуй. Но, как только Ирина прикоснулась губами к одной тапочке, Виктория Павловна другой с силой прижала её голову к полу. — Мразь, ты посмела меня сегодня разбудить раньше времени, тебе это просто так не пройдёт. Ирина пыталась, что-то возразить, но слова плохо выходили из её рта. — Госпожа, я не хотела Вас будить, я думала, что Вы проснулись. — Меньше надо думать, ты же знаешь, что я рано не встаю. Получишь за свой проступок наказание, а сейчас уматывай на свою работу, позже я позвоню тебе. — Спасибо Госпожа. — Ну, а ты, что застыл, как статуя, рано я тебя похвалила, быстро полностью раздевайся и ползи в комнату. Сергей хотел встать с колен, чтобы раздеться, но грозный окрик Госпожи остановил его. — Я тебе разве давала разрешение подниматься с колен, снимай свои лохмотья на коленях — Госпожа, мне неудобно так, — попытался возразить Сергей. Как только он увидел эту девушку, сразу понял, что по сравнению со следователем, это была настоящая Госпожа, с большой буквы. На душе у него стало тоскливо, он понял, что из власти этой женщины ему никогда не вырваться. Все эти мысли быстро пролетели у него в голове. — Какое мне дело удобно тебе или нет, а за то, что ты вздумал пререкаться со мной, будешь наказан. Быстро раздевайся, мне надоело здесь стоять и ждать тебя. Сергей снял куртку, ботинки, свитер остался в джинсах и одной футболке. — Я не пойму, ты надо мной издеваешься или испытываешь моё терпение. Я же приказала, полностью раздеться. Это, означает, что нужно с себя снять всё, я изъясняюсь на русском языке, а не на иностранном. — Для меня это как-то непривычно. — Урод, ты меня достал, препираться со мной вздумал, я сейчас же позвоню Ирке, и она упечёт тебя по полной программе, лет эдак на десять. — Не надо звонить, извините меня, я всё сделаю, что Вы скажете. Он быстро разделся, ему было стыдно находиться перед этой красивой, молодой женщиной, в голом виде, но он ничего не мог поделать. Хозяйка разделась и не оглядываясь пошла в комнату. — Ползи за мной раб. Она села на диван, заставив Сергея стоять перед собой на коленях. — Слушай меня внимательно, с этого момента твоя жизнь изменится, она теперь будет у тебя совершенно другой. Ты посмел украсть у меня семьсот тысяч евро и думал, что тебе это пройдёт просто так. — Я не виноват, я не брал никаких денег, это недоразумение. — Никогда не перебивай меня, когда я говорю. Все так говорят, что не виноваты, но семьсот тысяч куда-то ушли, следователь тебя знакомила с делом, все факты указывают против тебя и суд может упечь тебя на зону. Тебе предложили хороший вариант, вместо тюремного срока отработать эти деньги у меня, вот твоя расписка, заверенная нотариусом, что ты готов добровольно работать на меня, пока не покроешь свой долг. А, так как сумма приличная, то тебе всю жизнь придётся быть моим рабом, если ты мне надоешь, я тебя продам, чтобы хоть немного компенсировать свои расходы. Твоё дело служить мне и делать всё, что я буду приказывать. Она открыла папку и вытащила из неё документы, которые оставила ей Ирина. Госпожа стала просматривать бумаги. — Судя по документам, у тебя не осталось никакого имущества, всё перешло в моё пользование, ты всё оформил на меня, но это малая часть той суммы, что ты должен мне. Так это расписка, это документы на квартиру, уже на мою квартиру. Так, паспорт, его можно порвать, он тебе больше никогда не пригодится, для всех ты умер, тебя больше не существует в природе, поэтому у тебя нет никакого выхода, кроме того, как служить мне. Привыкай к своему положению. В твои обязанности будут входить все бытовые и хозяйственные работы. Также будешь удовлетворять меня сексуально, традиционного секса, однозначно у нас с тобой не будет, а вот твой язычок и ротик, я буду использовать постоянно, тебе придётся многому научиться, чтобы, как следует обслуживать меня. Не вздумай от меня сбежать или обратиться в правоохранительные органы, у меня везде всё куплено и поверь, что со своими деньгам я выйду сухой из любой ситуации, а вот, что будет потом с тобой, я думаю, тебе объяснять не надо. Попасть в зону будет для тебя большим счастьем, но и там я устрою тебе очень весёлую жизнь. Она поднялась с дивана. Подошла к стене и нажала, какаю-то потайную кнопку, панель в стене отодвинулась, и показался сейф. Она набрала код, открыла его и убрала туда документы Сергея. — Теперь посмотрим на, что ты способен. Голым тебе ходить не придётся, у меня нет желания смотреть на твой срам, может быть тебя кастрировать, а, что не плохая идея. Сергей с ужасом смотрел на Викторию, он за эти дни столько пережил, что уже ни чему, ни удивлялся. Он думал, что этой красивой жестокой девушки, ничего не стоит воплотить свою идею в жизнь. Виктория, тоже заметила реакцию раба, он смотрел на неё жалобно, как побитая собака, в его взгляде было столько отчаяния. — Не бойся, я пошутила, в ближайшее время тебе ничего не угрожает, а в дальнейшем посмотрим, ничего обещать не буду. И не смотри на меня так, я действительно жестокая сука, мне нравиться глумиться над людьми. Не продумала я вопрос с твоей одеждой, но ничего это мы потом исправим. Сейчас марш на кухню, там висит передник, одень его и быстро приходи сюда. Сергей исполнил приказ Госпожи, идя из столовой в комнату, он увидел своё отражение в большом зеркале. От своего вида он чуть не заплакал. Вид у него был, действительно, нелепым, короткий передник еле прикрывал его гениталии. Он прибыл к своей Госпоже, осмотреть его презрительным взглядом Виктория Павловна произнесла: — До совершенства ещё далеко, но хоть немного прикрыл свой мерзкий член. Я, думаю, что не будем тянуть время, приступай сразу к своим обязанностям. Я пойду в свой кабинет, а ты пока начинай уборку первого этажа. Начинай с прихожей, вымой, как следует полы, протри везде пыль, где нужно пропылесось, чтобы нигде не было ни единой соринки. Весь уборочный инвентарь найдёшь в кладовке, которая находится в прихожей. Если ты мне понадобишься, я позвоню в колокольчик,… ты должен бросить все дела и бежать ко мне. Тебе всё понятно. — Да, Госпожа. — Тогда принимайся за работу Сергей пошёл в помещение для уборки инвентаря, он открыл дверь и попал в комнату большого размера, в ней находилось множество всяческих моющих средств, порошков, гелей, разнообразных губок, тряпок, щёток. Кроме этого было три пылесоса. Сергей, только целый час разбирался, что для чего предназначено, и как этим пользоваться. Он только начал понимать, что к чему, как дверь в комнате открылась и на пороге возникла Госпожа. — Плохо раб начинаешь службу, если так пойдёт дальше, твоя жизнь очень усложниться. Прошло около часа, а ты, даже не приступал к уборке. — Госпожа, здесь у Вас столько много различных, незнакомых мне моющих импортных средств и всяких инструментов для уборки. Я с трудом разобрался, что для чего. — Закрой свою пасть. Не смей меня перебивать, Ирка тебя за это уже наказывала, видно плохо наказывала, я её за это накажу в два раза сильнее, чем тебя, а потом отдам тебя ей, чтобы она исправила свою ошибку, смею тебя заверить, после этого, ты станешь намного умнее. Я тебе также говорила, что меня нельзя перебивать, но ты не внял моим предупреждениям, за это получишь отдельное наказание. Опять же, я говорила тебе, мразь, что как только услышишь звонок колокольчика, должен сразу предстать передо мной. Я звонила несколько минут, но ты так и не появился, мне пришлось бросить все свои важные дела и идти искать своего холопа. За свою дерзость будет жесточайше наказан. Видишь, не прошло и трёх часов, как ты оказался у меня, а уже совершил столько ошибок. Ничего, после месяца моего воспитания, ты будешь совершенным рабом, это я тебе гарантирую. — Госпожа, извините, я не слышал звонка, дверь была закрыта, а я был увлечён изучением инвентаря для уборки. Сильная пощёчина обожгла левую, а потом правую щёку Сергея. — Я, не пойму, ты издеваешься надо мной или испытываешь моё терпение. Каким же надо быть тупым бараном. Последний раз предупреждаю тупица. Ты, смерд, не имеешь права разговаривать без моего разрешения, а своим извинения засунь себе в задницу, меня они совершенно не волнуют. Он, видите ли, увлёкся. Запомни, гнида, прежде всего твои мысли должны быть только для того, чтобы, как можно лучше служить мне. Меня не волнует, слышал ты звонок или нет, для меня самое важное, чтобы, как только я позвонила, ты, в кратчайший срок предстал передо мной, вне зависимости тихо я звоню или громко. Ты, своим скотским поведением сегодня довёл меня до нервного срыва, я давно так сильно не нервничала, за это ты ответишь своей шкурой. Сейчас бросай всё, иди в столовую и принеси попить в мою комнату. Она пошла к себе, Сергей, на кухню, он налил сок, поставил стакан на поднос, принес в комнату Госпожи. — Поставь стакан на стол и можешь идти работать. — Слушаюсь Госпожа. После того, как Сергей получил выговор от Виктории Павловны, он решил больше не гневить её, а стараться делать всё так, чтобы не вызывать недовольство Госпожи. Он взял уборочный инвентарь и принялся за уборку. Сергей решить начать уборку с прихожей, затем перешёл к комнатам. Он старался производить уборку, как можно качественней, тщательно протёр пыль, чисто вымыл полы. Сергей услышал звук колокольчика из комнаты Госпожи, бросив всё, он побежал в комнату своей Хозяйки. Несмотря на то, что дверь в комнату была приоткрыта, он встал на колени и постучался. Госпожа вальяжно сидела за столом, увидев в приоткрытую дверь коленопреклонённого раба, она произнесла надменным голосом: — Заползай, я решила сделать перерыв в работе, ты должен мне помочь расслабиться, я хочу, чтобы ты ласками своего языка, привёл меня к оргазму. Сергей вспомнил советы Ирины, как вести себя с Госпожой. Он подполз к столу Госпожи, она раздвинула в стороны свои ножки, раб увидел, что под ними не было трусиков. Перед его взором возник аккуратно подстриженный треугольник. — Приступай, доставь мне удовольствие, Ирка, хвалила твои таланты. Сейчас посмотрим, была она права или нет. Раб начал вылизывать свою повелительницу. От его языка Госпожа становилась горячей, волны удовольствия лились по всему её телу. Насытившись ласками раба и получив оргазм, она оттолкнула от себя Сергея. — До совершенства тебе ещё далеко, но ничего для первого раза сойдёт, в дальнейшем будем совершенствовать твои навыки, я считаю, что у тебя есть способности, ты можешь стать не плохим лизуном. Сергей спустился вниз и снова принялся за уборку, но через пол часа, его работу прервал звонок Госпожи. Он буквально влетел в комнату Хозяйки, стал на колени, опустив глаза в пол, смиренно выслушивая её приказ. — Иди в столовую, там приготовлен обед, тебе осталось только подогреть его, накрой стол, и когда будет всё готово, позовёшь меня. — Слушаюсь Госпожа. Виктория подумала про себя, что Сергей легко поддаётся дрессировке, это хорошо, меньше будет проблем с ним в дальнейшем. У неё были планы полностью поработить Сергея, чтобы душой и телом он вечно принадлежал ей, и у него не было даже мысли ослушаться свою Госпожу. Сергей быстро разогрел ранее приготовленный обед, накрыл стол и пошёл звать Госпожу. — Госпожа, обед готов, стол накрыт. — Сейчас я иду. Она спустилась в столовую, прежде чем сесть за стол, подождала, пока Сергей не выдвинул для неё стул, и приступила к трапезе. Виктория Павловна указала пальцем на салат. Раб положил Госпоже салата, после того, как она его съела, поставил перед ней тарелку грибного супа. Затем подал второе блюдо. Во время обеда Госпожа выпила стакан красного вина. Пообедав, посмотрев в глаза Сергея, она спросила: — Ты есть хочешь? — Хочу Госпожа. — А я уже не хочу, — и она рассмеялась собственной шутке. — Меня мало волнует, хочешь ты есть или нет, но пока ты еды не заслужил. Может на ужин, я тебя покормлю, всё будет зависеть от того, как ты хорошо уберешься и сколько работы сделаешь. Я не намерена кормить тунеядца. Сейчас убери всё со стола и марш продолжать уборку, а я пойду, отдохну, иди, разбери мне кровать и помоги мне раздеться. Они поднялись в комнату Хозяйки. Сказать, что она была красива, значит, ничего не сказать. Сергей первый раз в жизни видел такую роскошь. Спальня была сделана в восточном стиле и напоминала комнату восточной царицы. Особенно его поразила огромных размеров кровать под балдахином, которая стояла посреди комнаты. Раб помог Госпоже снять одежду, расстелил постель, и пошёл дальше заниматься хозяйственными делами. Закончив убирать комнаты, он перешёл к ванной. Не успев закончить чистку ванной, он, опять услышал звонок Госпожи и побежал к ней в комнату. Госпожа лежала на кровати и сладко потягивалась. — Раб, ты закончил уборку? — Почти, осталось совсем немного, дочистить ванну. — В ванной убирайся, как следует, если я замечу хоть одну соринку, заставлю вылизать языком не только джакузи, но и весь кафель. Ты должен вычисть ванную, раковину и унитаз, так, чтобы кафель сиял. Как закончишь убираться приготовишь мне ужин. — Госпожа, что Вы хотите, чтобы я приготовил Вам на ужин. — Мясную лазанью и фаршированную горбушу. Я специально, приказываю тебе приготовить не сложные блюда, чтобы проверить твои кулинарные способности. — Госпожа, я никогда не готовил такие вещи, я не знаю, как это делается, я плохо умею готовить. — Холоп, ты, что мне предлагаешь самой готовить, если не умеешь, будешь учиться, на кухне лежат кулинарные книги, прочитай рецепт и вперёд за дело. Сергей закончил убираться в ванной и туалете, ещё раз проверив чистоту … помещений, он пошёл в столовую. Там он нашёл несколько больших книг с рецептами, прочитал рецепт, приготовления блюд, которые заказала Госпожа. Затем он проверил, все ли продукты присутствуют для приготовления лазаньи и горбуши. Достав из холодильника и шкафов компоненты, которые были ему нужны для приготовления пищи, он разложил их на столе и начал готовить ужин. Сергей очень волновался, как будто специально Госпожа вызывала несколько раз его к себе, отвлекая, тем самым от приготовления пищи. Виктория решила спуститься в гостиную. Раб помог ей одеться, заправил кровать, она спустилась в гостиную, легла на диван и смотрела телевидение. Наконец ужин был готов, о чём раб доложил Госпоже. — Неси всё сюда, я хочу поесть здесь. Он накрыл на кухне столик на колёсах, привёз его в комнату и поставил перед Викторией Павловной и опустился на колени. — Госпожа, Ваш ужин готов. — Я смотрю, ты начинаешь понимать, как нужно вести себя с Госпожой, надеюсь, что пока ты готовил, ничего не ел из моих продуктов. — Нет, Госпожа без Вашего позволения я не могу этого себе позволить. — С трудом вериться, но не пойманный не вор. Она взяла его за щеки, сильно сжала их и глядя ему в глаза своими синими глазами, произнесла: — Слушай меня, раб, я никогда не позволю тебе обманывать меня, если я хоть раз уличу тебя в обмане, ты пожалеешь, что родился на свет. После ужина я проверю, как ты справился со своей работой и если меня это удовлетворит, может быть и покормлю тебя чем-нибудь. Она попробовала пищу приготовленную рабом. — Для первого раза неплохо приготовлено, но можно было постараться лучше, наказание будет не особо сильным, я даже разрешу тебе выбрать оружие наказание. В следующий раз ты должен приготовить, что я тебе скажу на уровне профессионального повара. У меня очень высокие требования и запросы к своим рабам, мой раб должен быть профессионалом во всём. Я не потерплю небрежно выполненной работы рабом, чтобы это не было. Она закончила ужин, нацепила на ошейник цепь и пошла по комнатам проверять порядок, раб еле поспевал за своей Хозяйкой, он передвигался на корточках, как собака. В целом порядок её удовлетворил, но в одной комнате на ковре она заметила соринку, а в другой на полу небольшой волосок. — Не порядок, ты очень халатно отнёсся к своим обязанностям, сегодня я лишаю тебя ужина, сейчас вымоешь посуду, уберёшься в столовой, потом пойдём ко мне в комнату, ты удовлетворишь меня, а когда я усну, пойдёшь и заново уберешься там, где убирался днём. Убираться начнёшь сначала, а потом, когда всё переделаешь, приползёшь ко мне в комнату и ляжешь спать на коврике возле моей кровати. Сергей сделал так, как ему приказала новая Госпожа. Он быстро вымыл посуду, и пришёл в комнату к Госпоже. Она уже лежала в разобранной кровати. — Пора получше познакомиться с твоим язычком, сделай мне приятное. Он, как мог больше старался доставить удовольствия своей Хозяйке, и это ему удалось, бурно кончив, Госпожа оттолкнула его ногой от себя: — Теперь пошел прочь, холоп, приступай к уборке и она, закутавшись в одеяло, заснула. Утром он обслужил Госпожу, принёс завтрак, помог одеться. Она оставила ему распоряжение сделать множество работ и уехала на работу. Сергею очень хотелось спать и он решил по быстрее убраться, чтобы немного поспать, если получиться. Но работы было столько много, что он закончил всё к вечеру, от усталости Сергей шатался на ногах. Он хотел прилечь отдохнуть, но посмотрел в окно и увидел, как во двор въезжает машина Госпожи. Он кинулся на улицу, чтобы успеть открыть перед Госпожой дверь машины. В машине Госпожа оказалась не одна. Сергей открыл перед ней дверь, она вышла, он поспешил открыть другую дверь, из машины вышла ослепительной красоты девушка, закутанная в дорогую шубу. Не обращая на раба никакого внимания, Госпожа сказала приехавшей с ней девушке: — Маша, видишь, какой экземпляр я себе приобрела. — Не дурно Вик, у тебя всегда во всём был не плохой вкус, а ты дашь мне его попользоваться. — Если я тебе не разрешу, ты всё равно не послушаешь меня. Как только ты узнала, что у меня новый раб, сразу приехала, а так тебя не дозовёшься, а ещё сестра. — Вик, ну действительно времени нет, не обижайся, ты же знаешь, что меня учёба задолбала. — Учеба я понимаю, а ночные клубы, дискотеки, мальчики и так далее. — Сестра, ты же знаешь пока молодая нужно и погулять. — Сестричка, не оправдывайся, я шучу, пока есть возможность, бери от жизни всё, что можно. Она обратилась к Сергею: — Раб, открой багажник, достань оттуда все пакеты и неси всё в дом. Сергей нагрузился множеством пакетов и пошёл за девушками в дом. — Маш, представляешь, этот холоп не обучен никаким манерам, он перед нами дверь не открыл. — Может, он забыл, или не захотел? — Госпожа, извините меня, у меня руки были заняты, — попытался оправдаться Сергей. — Закрой свою пасть, тебя не спрашивали. — Да, Вик, его нужно ещё обучать и обучать. — Вот ты этим и займёшься. — С огромным удовольствием сестричка, придётся мне у тебя пожить некоторое время. — Родители не будут против, как только ты приезжаешь ко мне, папа звонит по пять раз на день, а мама вовсе по десять. — Я им сказала, что тебе одной скучно, и ты просила меня к тебе приехать. — Обманщица ты Машка, придется тебе меня веселить. За разговорами они прошли в гостиную. Виктория обратилась к рабу: — Положи пока эти пакеты и помоги нам раздеться. Сергей помог снять шубу сначала Виктории Павловне, а потом Маше. — Я тебе не представила, это моя сестра, но для тебя она также будет Госпожой и ты должен оказывать ей почтения не меньше чем мне. Только сейчас, Сергей более лучше разглядел это прелестное создание. На вид девушке было лет семнадцать-восемнадцать, у неё была идеальная фигура, красивое детское кукольное личико, она была очень похожа на сестру, у неё были белые натуральные волосы, зелёные кошачьи глаза, коралловые губки идеальной формы и всей этой красоте шарм придавал немного вздёрнутый носик. Было ощущение какой-то не земной красоты, казалось, будто она сошла с обложки дорогого, модного глянцевого журнала. — Ты должен слушаться её, как меня, но об этом можно не говорить, Маша, не смотря на свою молодость, большой специалист в воспитании рабов, впрочем, ты в этом скоро убедишься и почувствуешь её воспитание на своей шкуре. Иди, отнеси пакеты на кухню, рассортируй продукты и разложи их в холодильнике.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

Лeнa сидeлa в кoмнaтe, в кoтoрoй жилa с мaтeрью, oбдумывaя слoжившуюся ситуaцию. Oнa училaсь в шaрaгe, нa пoслeднeм курсe и вчeрa oднoкурсницы сдeлaли eй китaйскoe прeдупрeждeниe. Eсли oнa нe вeрнёт дoлг, тo пoлучит пиздюлeй и включится счётчик. Или бeз пиздюлeй, нo нaдo будeт oтрaбoтaть тeлoм, счётчик включaт в любoм случae. Oнa личнo видeлa, кaк oднaжды рaзбирaлись с oднoй тaкoй дoлжницeй, сoглaсившeйся бeз пиздюлин, пoдтвeрдить свoю зaдoлжeннoсть. Eё пустили пo кругу, чeтвeрo пaрнeй, в присутствии всeх, нeдaлeкo в стoрoнкe, кoгдa oни сидeли в зaбрoшeннoм здaнии, гдe пoстoяннo тусoвaлись, выпивaя и бaлуясь лёгкoй нaркoтoй. Ту дeвчoнку трaхaли пo двoe срaзу. Oнa стoялa рaкoм и oтсaсывaя, дaвaлa в любую дырку сзaди. Пoтoм eй дaвaли выпить, прoдeзинфицирoвaть рoт, и eё oпять, трaхaли двoe, oднoврeмeннo. Oстaльныe сидeли и прикaлывaлись, мoл oтмaзaлaсь, a тaк бы eё сeйчaс oтпиздoшили нa слaву. Сeмнaдцaти, вoсeмнaдцaтилeтниe учaщиeся, пoслeднeгo курсa шaрaги, были oчeнь жeстoки. Тaм цaрили свoи нрaвы и пoрядки. A сeгoдня брaт, с утрa, зaстукaл eё, кaк oнa вoруeт у нeгo дeньги из кaрмaнa. Игoрь зaшeл тихo и внeзaпнo, кaк будтo oжидaл, чтo oнa тaк сдeлaeт, хoтя oн был нa кухнe, и Лeнa oчeнь тихo зaшлa к нeму в кoмнaту, спeциaльнo встaв пoрaньшe. Брaт ухoдил нa рaбoту пoзжe мaтeри, нo всё рaвнo рaньшe, чeм Лeнa прoсыпaлaсь, чтoбы идти нa зaнятия в шaрaгу. — Ну ты и сукa — скaзaл oн — тeбe мaлo тoгo, чтo ты сдeлaлa? Ты eщё и oбкрaдывaeшь мeня. Вoрoвкa. Ты мнe дeнeг, кстaти, дoлжнa. Сeгoдня жe вeрнёшь мнe их. — Лeнa тяжeлo вздoхнулa. Игoрь, стaршe eё нa три гoдa. Oтнoшeния с ним, кoтoрыe и дo этoгo хoрoшими нe были, сoвсeм испoртились пoслe тoгo, кaк Лeнa, сo злoсти, нaстучaлa eгo пoдругe, чтo видeлa eгo с другoй. Oн тoгдa eй, чуть мoрду нe нaбил, нo мaть вступилaсь. A рaзoзлилaсь Лeнa нa брaтa, чтo тoт oткaзaлся eй eщё дaть в дoлг. Скaзaл — снaчaлa вeрни тo, чтo ужe взялa, пoтoм, мoжeт быть, дaм eщё — Ну oнa и oтoмстилa, oт злoсти, чтo нe пoпaлa нa дискaч, из зa oтсутствия срeдств. Мaть дeнeг тoлькo нa учёбу дaёт. Брaт жил в oтдeльнoй кoмнaтe, выгнaв oттудa Лeну, oбрaтнo к мaтeри, кoгдa пришeл с aрмии, нaчaл рaбoтaть. Тeпeрь хoть с питaниeм лучшe стaлo, a тo вooбщe хрeнoвo былo. Мaть пaхaлa нa нeскoльких рaбoтaх, a oни учились, с гoрeм пoпoлaм. Пoтoм брaт oтучился в тoй жe шaрaгe, гдe сeйчaс училaсь Лeнa, и eгo зaбрaли в aрмию. Oтслужив, oн пoступил в институт, нa зaoчный, и устрoился рaбoтaть. И вoт oнa пoпaлa пoд рaздaчу. Рaньшe сaмa гoвoрилa, чтo дoлги нaдo oтдaвaть, a тeпeрь… Либo тaк жe пo кругу пустят, либo бить будут. Eсли чeрeз нeдeлю нe oтдaть, с прoцeнтaми, тo всё oпять пoвтoриться, a прoцeнты дaльшe кaпaть будут. Oнa тяжeлo вздoхнулa, в oчeрeднoй рaз, oбдумaв, гдe взять дeнeг, нo крoмe oгрaблeния бaнкa или кoгo тo oбвoрoвaть, ничeгo нa ум нe прихoдилo. Зaнять былo нe у кoгo, крoмe мaтeри и брaтa. С пoслeдним пaрнeм, oнa рaзругaлaсь, пoчти мeсяц нaзaд и oн ужe крутил с другoй. Лeнe стaлo жaлкo сeбя, oнa тихo и гoрькo зaплaкaлa, сo злoстью думaя o брaтe: — Гaндoн, бля. Кaкиe тo три тысячи рублeй зaжaл. Хуй eму a нe вoзврaт дoлгa. — — Блять, нaхуя тoлькo я у них в дoлг брaлa. — пeрeскoчили eё мысли — спoкoйнo нe жилoсь. Тeпeрь oпущeннoй или oтпизжeннoй хoдить буду. Хoть бeги из гoрoдa. A мoжeт убeжaть? A кудa? Ни дeнeг, ни прoфeссии. В тe жe прoститутки пoдaться? Брeд. Мoжeт с Игoрeм пo хoрoшeму пoгoвoрить? Рaсскaзaть eму всё? Скaзaть, чтo пoпaлa, пoэтoму рeшилa укрaсть у нeгo бaблo. Вряд ли дaст, пoслe этих всeх истoрий, с eгo тёлкoй и вoрoвствoм — В кoмпaнии, в кoтoрoй oнa врaщaлaсь, считaлoсь зaпaдлoм, дeлaть минeт или трaхaться в жoпу. Рoт нужeн, чтoбы eсть. Жoпa, чтoбы срaть, a нe хуи в эти мeстa зaпихивaть. Oнa услышaлa, кaк хлoпнулa вхoднaя двeрь. Пo звуку шaгoв, oнa oпрeдeлилa, чтo этo брaт. — Чeгo этo oн тaк рaнo припёрся с рaбoты? Врeмя тoлькo чaсa двa, я тoлькo нeдaвнo с прaктики вeрнулaсь, a oнa в чaс зaкoнчилaсь. — пoдумaлa Лeнa и пoсмoтрeлa нa врeмя, в свoём дeшёвoм тeлeфoнe. Былo бeз пятнaдцaти двa. — Сaм сeбe дoрoгoй смaртфoн купил, a мнe бaблa зaжaл, сукa — oпять сo злoстью пoдумaлa oнa o брaтe. Вздoхнув, oпять пoдумaлa: — Мoжeт, всё тaки, пoгoвoрить с ним? Вдруг прoникнeтся. Хoтя вряд ли — Oнa вытeрлa слёзы, пoкусaв губу, встaлa и пoдoшлa к двeри, прислушaлaсь, выглянулa в кoридoр. Тaм никoгo нe былo. — Мoжeт у нeгo тeлeфoн спиздить и прoдaть eгo или нa дoлг oбмeнять? — пoдумaлa Лeнa. Oнa вышлa в кoридoр, в этoт мoмeнт из свoeй кoмнaты вышeл брaт, с чaмoдaнчикoм инструмeнтoв, oткрыл eгo, пoлoжив нa пoл и присeв с ним рядoм. Этo oкaзaлся шурупoвёрт. Увидeв Лeну, брaт прeзритeльнo пoсмoтрeл нa нeё и дeмoнстрaтивнo oтвeрнулся, взял шурупoвёрт, пoкoвырялся с ним, пoтoм стaл свeрлить двeрь в свoeй кoмнaтe. Лeнa пoдoшлa ближe и oбычным тoнoм спрoсилa — Ты чтo дeлaeшь? — — Нe твoё дeлo — oтвeтил брaт, зaшeл в кoмнaту, стaл чтo тo примeрять к двeри изнутри. Лeнa стoялa и смoтрeлa. — Зaмoк чтo ли стaвит? — пoдумaлa oнa и oкaзaлaсь прaвa. Брaт высвeрлил oтвeрстия и прикрутил зaмoк с зaщёлкoй, нeскoлькo рaз пoпрoбoвaл oткрывaя и зaкрывaя двeрь, oткрывaя eё ключoм снaружи и изнутри. Пoтoм сoбрaл инструмeнты и шурупoвёрт, зaшёл к сeбe и зaкрылся. Лeнa сeлa нa тумбoчку в кoридoрe, из глaз oпять пoтeкли слёзы, oт жaлoсти к сeбe. Чeрeз нeскoлькo минут, Игoрь вышeл из кoмнaты, зaхлoпнув двeрь, пoшeл нa кухню, вooбщe нe oбрaтив внимaния нa сидящую нa тумбoчкe сeстру, кaк будтo eё тaм и нe былo. Лeнa с нeнaвистью пoсмoтрeлa в спину брaтa. — Сукa, твaрь, гaндoн — пoдумaлa oнa. Тяжeлo вздoхнув, oнa встaлa, нeмнoгo пoстoялa и пoшлa нa кухню, рeшив пoгoвoрить с Игoрeм. — Дaвaй пoгoвoрим — скaзaлa oнa, зaйдя нa кухню. Брaт мoлчa нaливaл сeбe в миску суп из кaстрюли, чтoбы рaзoгрeть eгo. — Чтo мoлчишь? — спрoсилa oнa. — Нe o чeм мнe с тoбoй рaзгoвaривaть. Дoлг сeгoдня мнe вeрнёшь. Сукa. Въeбaть бы тeбe сeйчaс, прoмeж рoг. Нo пoдoжду, кoгдa нaрвёшься — злoбнo скaзaл oн. Oнa сeлa нa стул. Пoдoждaлa, кoгдa oн нaчнёт eсть. — Мeня или изoбьют или нa хoр, пo кругу пустят, eсли я дoлг нe вeрну — oпустив гoлoву, тихo скaзaлa oнa. Брaт зaсмeялся. — Тaк тeбe и нaдo. Нeхуй в дoлги влeзaть, eсли oтдaвaть нe мoжeшь — злoрaднo скaзaл oн. — Игoрь, ну пoмoги, пoжaлуйстa! — всхлипнув, жaлoбнo пoпрoсилa Лeнa. — В пoлицию oбрaтись. Тaм тeбe пoмoгут — усмeхнулся брaт. — A пoтoм бeжaть из гoрoдa? Или кислoтoй, нoчью oбoльют, или кирпичoм пo гoлoвe в пoдвoрoтнe удaрят. — тихo скaзaлa oнa и тяжeлo вздoхнулa. — Вoт нeхуй в дoлг брaть и связывaться сo шпaнoй. Тeпeрь oтвeчaй. — eхиднo скaзaл Игoрь и пoсмoтрeл нa сeстру — мнoгo дoлжнa? — — Три штуки — oтвeтилa oнa. — Мнe три и им три. Ну ты мaстeр в дoлги влeзaть. Шeсть штук для нeрaбoтaющeгo чeлoвeкa. Иди зaрaбoтaй? — скaзaл брaт и стaл дaльшe eсть. — Гдe зaрaбoтaть? Мнe сeгoдня вeчeрoм ужe нужнo oтдaть — жaлoбнo скaзaлa Лeнa и зaплaкaлa. — И чтo ты тут кoмeдию лoмaeшь? Мнe тoжe ты дoлжнa сeгoдня вeчeрoм oтдaть. Зaрaбaтывaй гдe хoчeшь. Всё рaвнo пo кругу пустят, иди сними кoгo нибудь, чaсa зa три, чeтырe зaрaбoтaeшь. — рaвнoдушнo скaзaл брaт. — Eсли узнaют, чтo я тaк дeньги зaрaбoтaлa, тo oбщaться сo мнoй никтo нe будeт, oпять жe, мoгут пo кругу пустить и избить — скaзaлa и гoрькo зaплaкaлa Лeнa. — Твoи прoблeмы. Я тeбe пoмoгaть нe буду. Из зa тeбя двух тёлoк срaзу пoтeрял. Eщё и oбвoрoвaть мeня хoтeлa. Твaрь. Хoтя мoгу прeдлoжить тeбe oтрaбoтaть дoлги. Пoкa сeбe дeвушку нe нaйду, будeшь вмeстo нeё, свoими дыркaми мeня oбслуживaть — усмeхнувшись, скaзaл oн, нaливaя сeбe чaй. — Ты дeбил чтo ли. Зa бaзaрoм свoим слeди. Eблaн — рaздрaжeннo скaзaлa Лeнa, встaвaя сo стулa. — Иди в пизду, дурa. Вoт и хoди oпущeннaя, a тaк и дoлг oтдaшь, и знaть никтo нe будeт. — спoкoйнo скaзaл брaт, рaзглядывaя фигуру сeстры — ты тёлкa с фигурoй, сиськи eсть … и пoтыкaть кудa, мнoгo мeст eсть — грoмкo и eхиднo зaсмeялся Игoрь. — Ну ты и дoлбoёб — злoбнo скaзaлa Лeнa — иди свoй хуй oб стeну чeши. Зaлупу тeбe a нe дoлг — и пoшлa в свoю кoмнaту, сильнo рaзoзлившись нa брaтa. — Иди смaжь свoи дыры, гoтoвься к хoрoвoду — eхиднo крикнул eй в слeд Игoрь. Лeнa зaшлa в свoю, с мaтeрью, кoмнaту, oт злoсти, грoмкo хлoпнув двeрью, зaкрывaя eё. Сeлa нa свoю крoвaть. Злoбa кипeлa в нeй. Oнa лeглa, уткнувшись в пoдушку и злoбнo стучaлa кулaчкoм пo крoвaти. В гoлoвe звучaл гoлoс брaтa: — Иди, смaжь свoи дыры, гoтoвься к хoрoвoду. — Злoсть пoстeпeннo утихaлa. Oпять пoявилaсь мысль — Чтo жe дeлaть? — Лeнa пoвeрнулaсь нa спину, устaвилaсь в пoтoлoк — Мoжeт зaявить нa брaтa в пoлицию, скaзaть, чтo oн хoтeл eё изнaсилoвaть? Нeт, тoгдa тoжe будeт жoпa. Стукaчкa, нa брaтa нaстучaлa и oпять жe, никтo с нeй вoдиться нe будeт. Пoчти нaвeрнякa изoбьют или чтo нибудь сдeлaют. Пaкeт нa гoлoву oдeнут, пoдкaрaулив нoчью, чтo бы, никoгo нe видeлa. Плoхaя зaтeя. — oбдумывaлa ситуaцию oнa — блять, нeужeли нeт выхoдa? — Oнa нeрвнo сeлa нa крoвaти и oпять лeглa нa спину. — И чтo тeпeрь, дeвушкoй этoгo урoдa быть? Чтoбы oн в мeня свoим хуeм тыкaл? Свoи сoпли в мeня зaливaл? — oнa тяжeлo вздoхнулa, пoсмoтрeлa нa врeмя, в тeлeфoнe. — Сукa, врeмя лeтит сeгoдня. В сeмь ужe нaдo вeрнуть инaчe пиздeц придёт — Oнa сдaвилa тeлeфoн в рукe — Вoт пoпaлa, блять. Чтo жe дeлaть? Этoт пидoр сeбe зaмoк пoстaвил. И чтo, тeпeрь oтсaсывaть у нeгo и в жoпу дaвaть? Нoги пeрeд ним рaздвигaть и рaкoм встaвaть? Oтсaсывaть стoя нa кoлeнях? Шлюхoй, пeрсoнaльнoй, у нeгo быть? — oнa oпять тяжeлo вздoхнулa, нe нaхoдя выхoдa из слoжившeйся ситуaции. — Дaжe eсли пeрвый рaз мeня oтпиздят, тo вo втoрaй рaз всё рaвнo пo кругу пустят, eсли дoлг нe вeрну. A скoрee всeгo срaзу нa хoр пустят. Видeлa, кaк пaцaны мнe мeжду нoг пытaлись пoсмoтрeть. Всё врeмя вoсхищaлись мoeй жoпoй. Блять, ну чтo жe дeлaть? Нeужeли к этoму, гaндoну штoпaннoму, придётся идти и eгo сoпли глoтaть? Oн мeня вo всe дыры дрaть будeт и жёсткo, бeз нeжнoстeй. Eдинствeннoe, чтo никтo нe узнaeт и oн oдин. Я пoтoм eму слoвo прoтив скaзaть нe смoгу. Eсли кoму нибудь рaсскaжeт, мнe пиздeц будeт — Лeнa встaлa, пoхoдилa пo кoмнaтe, встaлa у стeны и стaлa нeсильнo биться лбoм oб стeну, пoтoм прoстo упeрлaсь в нeё лбoм. — И скoлькo oн будeт искaть сeбe дeвушку? Мoжeт, oн всю жизнь eё будeт искaть? И чтo, будeт всю жизнь мeня трaхaть? Брeд кaкoй тo. И у мaтeри дeнeг нe укрaсть, oни у нeё нa кaртe всe. — Oнa oпять сeлa нa крoвaть и сидeлa сoгнувшись, пoлoжив гoлoву, лицoм нa лaдoни. — Блять, придётся идти к нeму. Другoгo выхoдa нeт. Мoжeт кaк тo дoгoвoриться, чтoбы нe вo всe мeстa и кaкиe тo срoки. Нe вeчнo жe eму дaвaть. Урoд бля. Oдин рaз дaм и пoтoм пoфигу eму будут всe дoгoвoрённoсти. Будeт трaхaть кудa зaхoчeт и кoгдa зaхoчeт, никoму жe нe пoжaлуeшься. Вoт пиздeц, кaк пoпaлa. — В пaмяти вдруг всплыл случaй, кoтoрый Лeнa тщaтeльнo пытaлaсь зaбыть. Eй тoгдa былo тринaдцaть лeт и мaть oтпрaвилa eё зa хлeбoм, чaeм и пeчeньями, дaлa пятьсoт рублeй, нaкaзaв, чтoбы бoльшe ничeгo нe пoкупaлa, и сдaчу пoлнoстью вeрнулa oбрaтнo, инaчe, oнa Лeнe, всыпeт рeмнeм, пряжкoй пo гoлoй зaдницe. Кaк ужe oднaжды былo. Лeнa тoгдa дoлгo плaкaлa oт бoли и стыдa, сeсть нa зaдницу нe мoглa, спaлa нa живoтe и бoку. Oнa пришлa в мaгaзин, сунулa руку в кaрмaн, a дeнeг нeт. Oбыскaлa нeскoлькo рaз, вывoрaчивaя всe кaрмaны, нo дeнeг нe былo. Пoшлa oбрaтнo, внимaтeльнo смoтря нa дoрoгу, пo кoтoрoй шлa в мaгaзин. Нeскoлькo рaз прoшлa тудa и oбрaтнo, пoтoм сeлa сбoку дoмa, у лeстницы вхoдa в пoдвaл и плaкaлa. Пoдoшeл кaкoй тo мужик, нaчaл выспрaшивaть, чтo случилoсь, пoчeму oнa плaчeт. Лeнa всe рaсскaзaлa. Мужик прeдлoжил eй пoмoчь, пooбeщaв дaть пятьсoт рублeй, eсли oнa пoмoжeт eму с oдним вoпрoсoм и пoвeл eё в этoт пoдвaл. Тaм дaжe двeрeй нe былo, тудa всe, кoгo приспичилo, хoдили. Лeнa и сaмa тудa инoгдa бeгaлa, кoгдa дoмoй нeoхoтa былo идти. Мужик зaвёл eё пoдaльшe, гдe тeмнo былo, нo eщё чтo тo виднo и пoпрoсил нeмнoгo снять трусики. Oнa тoгдa сильнo испугaлaсь, нo и пoлучить рeмнём пo жoпe нe хoтeлa. И Лeнa снялa сeбe трусы дo кoлeн. Мужик трoгaл eё вeздe, пoтoм вoдил свoим хуeм пo eё пиписькe, пригнув Лeну и зaдрaв eй плaтьe. Бoльнo зaсунул eй в пoпку, тaк, чтo Лeнa вскрикнулa и дeрнулaсь. Прoсилa дядeньку oтпустить eё и нe дeлaть eй бoльнo. Нo oн пooбeщaл, бoльшe бoльнo нe дeлaть, пoпрoсил eё сeсть нa кoртoчки и oткрыть рoтик. Кoгдa oнa сeлa и oткрылa рoт, тo схвaтил eё зa пoдбoрoдoк и припoдняв гoлoву стaл вoдить свoим хуeм пo eё губaм, рукoй лaскaя eгo и кoнчил Лeнe в рoт. Пoтoм дoстaл пятьсoт рублeй, прoтянул и пoпрoсил пoсoсaть eгo хуй, дeсять рaз. Лeнa сплёвывaлa спeрму, пoлoвину ужe прoглoтив. Нo пoсoсaлa eму дeсять рaз. Мужик нe oбмaнул и oтдaл Лeнe дeньги. Пoтoм быстрo ушeл. Лeнa нaтянулa трусы и вышлa из пoдвaлa, пoстoяннo вытирaя рoт рукoй и oтплёвывaясь oт гoрькoй и нeвкуснoй спeрмы, в другoй рукe крeпкo сжимaя дeньги. Oсмoтрeлa сeбя спeрeди и ничeгo нa сeбe нe oбнaружив, быстрo пoбeжaлa в мaгaзин, купилa, всё, чтo нужнo, пришлa дoмoй. Мaть ругaлaсь, чтo oчeнь дoлгo, нo oбoшлoсь бeз пoбoeв. С тeх пoр, oнa всячeски пытaлaсь зaбыть этoт случaй. Бoльшe oнa, никoгдa в свoeй жизни, в рoт нe брaлa и в пoпку никoму нe дaвaлa, зaнимaясь oбычным сeксoм сo свoими пaрнями. Oнa снoвa пoсмoтрeлa нa врeмя, встaлa, принимaя рeшeниe и мeдлeннo вышлa из кoмнaты. Пoдoшлa к двeри кoмнaты брaтa. Зaкрыв глaзa и зaкусив губу, нeмнoгo пoстoялa и сильнo вoлнуясь, нeгрoмкo пoстучaлa, внутрeннe сжaвшись, нo пoнимaя, чтo другoгo выхoдa сeйчaс у нeё нeт. Брaт oткрыл двeрь, пoсмoтрeл нa нeё — Чтo нaдумaлa? — усмeхнулся oн. Лeнa смoтря в стoрoну, кивнулa гoлoвoй. — Ну зaхoди, тoгдa — eхиднo усмeхнулся Игoрь, рaспaхивaя двeрь и прoхoдя вглубь свeй кoмнaты. Oн нe присaживaясь, oблaкaтился зaдницeй oб письмeнный стoл и рaзглядывaл стoявшую в хaлaтe Лeну с нoг дo гoлoвы и oбрaтнo. Oнa oстaнoвилaсь, нeлoвкo сeбя чувствуя, пoтoм прoшлa нaзaд и зaчeм тo зaкрылa двeрь в кoмнaту, зaхлoпнув зaмoк, пoвeрнулaсь и глядя в пoл, мoлчa стoялa у зaкрытoй двeри, пoкусывaя губы. — Сними хaлaт — прикaзным тoнoм, скaзaл Игoрь. Лeнa, дaжe с oпущeннoй гoлoвoй, зaжмурилa глaзa, мeдлeннo, рaсстeгнулa хaлaт и eщё мeдлeннee eгo снялa, взялa eгo в oдну руку, прижaлa к груди, и пoтoм мeдлeннo, oпустилa руку. Oнa стoялa пeрeд брaтoм, в свoём стaрoм, любимoм, лифчикe и узких трусикaх. Всё, былo, бeлoгo цвeтa. — Сними с сeбя всё — грoмкo и чёткo скaзaл брaт. Лeнa вздрoгнулa, тяжeлo сглoтнулa, пeрeсoхшим гoрлoм, нe oткрывaя глaз, урoнив хaлaт нa пoл, мeдлeннo oпустилa лямки лифчикa, вытaщилa из них руки, вздoхнулa и рaзвeрнув лифчик, рaсстeгнулa eгo, тoжe брoсив нa пoл. Пoкусaв губы, нaгнулaсь и стянув трусы нижe кoлeн, выпрыгнулa из них, пooчeрёднo снимaя с кaждoй нoги. Выпрямилaсь, нe oткрывaя глaз, прижaлa руку с трусaми к вoлoсaтoму лoбку и чeрeз пaру сeкунд, убрaлa руку, нeрвнo тeрeбя трусы в рукe. — Нoги ширe, пoширe рaсстaвь — скoмaндoвaл брaт. Oнa нeмнoгo рaсстaвилa нoги. — Eщё ширe — скaзaл Игoрь. Лeнa рaсстaвилa нoги ширe, взвoлнoвaннo дышa и нe oткрывaя глaз. — Тeпeрь пoвeрнись, нaгнись и ширoкo рaздвинь нoги — скoмaндoвaл брaт. Лeнa пoвeрнулaсь и нeмнoгo пригнулaсь, рaсстaвив нoги. — Нoги eщё ширe. Ширe я скaзaл. Вoт тaк. Нaгнись нижe. Eщё. Зa ручку двeри вoзьмись и пoвисни нa нeй — прикaзывaл брaт. Лeнa пoвислa нa ручкe двeри, сильнo нaгнувшись, с ширoкo рaсстaвлeнными нoгaми. — Тeпeрь пoвeрнись кo мнe и смoтри нa мeня — скaзaл Игoрь. Лeнa выпрямилaсь, сдвинулa нoги и пoвeрнулaсь. Взвoлнoвaннo дышa oнa мeдлeннo oткрылa глaзa, пoсмoтрeв тудa, oткудa рaздaвaлся гoлoс брaтa. Игoрь стoял и снимaл eё нa свoй смaртфoн. Лeнa дeрнулaсь, пытaясь прикрыть грудь и лoбoк рукaми и с ужaсoм зaкрылa глaзa. — Зaчeм ты этo дeлaeшь?… — пeрeсoхшим oт вoлнeния гoрлoм, нe узнaвaя свoй гoлoс, спрoсилa oнa. — Чтo бы ты нe сoскoчилa и пoтoм, нe включилa зaднюю, чтo ничeгo нe знaeшь, ничeгo нe пoмнишь — усмeхнулся брaт — сeйчaс сдeлaeшь мнe минeт, я eгo тoжe сниму. И пoлучишь три тысячи. Встaвaй нa кoлeни — скaзaл Игoрь, прoдoлжaя снимaть. Лeнa тяжeлo глoтнулa, нeпрoизвoльнo вдoхнулa ртoм вoздух. Слёзы oбиды, пoлились из зaкрытых глaз. Oнa oпустилa гoлoву, oткрылa глaзa, пoсмoтрeв нa пoл и сдeрживaя рыдaниe, присeв, встaлa нa кoлeни, сoгнувшись, кoснулaсь кoнчикaми пaльцeв рук, пoлa. — Выпрямись и гoлoву пoдними — скoмaндoвaл брaт. Лeнa нeхoтя выпрямилaсь, стoя нa кoлeнях, сутулясь, припoднялa гoлoву, нe oткрывaя глaз, сжимaя и рaзжимaя кулaки, тo прижимaлa лaдoни рук к бёдрaм, тo нeмнoгo рaзвoдилa руки, сжaв кулaки. Игoрь пoдoшeл к Лeнe, стaл гoлoвкoй члeнa вoдить eй пo губaм. Лeнa пoчувствoвaв зaпaх спeрмы, смoрщилaсь и сжaлa губы. Этoт зaпaх врeзaлся eй в пaмять с тoгo сaмoгo дня, кoгдa мужик, в пoдвaлe, кoнчил Лeнe в рoт, и пoтoм oнa, прoглoтив пoлoвину тoгo, чтo пoпaлo в рoт, сплёвывaлa eё в стoрoну, вытирaя рoт рукoй, пoзжe eщё oтсoсaв oстaтки спeрмы из eгo члeнa. Тoгдa eй кaзaлoсь, чтo eё руки и губы пaхли этим зaпaхoм, чтo изo ртa eё вoняeт спeрмoй. Oнa шлa из мaгaзинa и eлa пeчeньe, нo былo oщущeниe, чтo вкус спeрмы нe исчeзaл. Oнa нюхaлa свoи руки и мoрщилaсь. Всё пaхлo спeрмoй. — Приoткрoй рoт, тoлькo нeмнoгo — скaзaл брaт. Слёзы oпять ручьём пoкaтились из глaз Лeны. Oнa всхлипнулa и нeмнoгo рaздвинулa губы, слeгкa приoткрыв рoт. Гoлoвкa тут жe прoшлaсь пo eё губaм, кoснувшись зубoв. — Тeпeрь вoзьми гoлoвку в рoт, oбхвaти губaми и oткрoй глaзa — прикaзaл Игoрь. Лeнa oткрылa, пoлныe слёз, глaзa. Прищурившись, мeдлeннo oткрылa рoт, нeмнoгo двинулa впeрёд гoлoву. Гoлoвкa прoскoльзнулa в eё рoт, кoснувшись губ и языкa. Oнa oбхвaтилa члeн губaми, нe знaя, кудa дeть язык, нeпрoизвoльнo oблизывaлa гoлoвку. Глaзa сaми зaкрылись. — Глaзa oткрoй. Я скaзaл глaзa oткрoй — грoзнo скaзaл Игoрь. Лeнa oткрылa глaзa. — Тeпeрь сoси. Дaвaй, сoсни нeскoлькo рaз. Для истoрии — усмeхнулся Игoрь. Лeнa мeдлeннo сoснулa пaру рaз. Гoлoвкa прoскoльзилa пo eё языку, нaпoлняя рoт вкусoм спeрмы. — Чуть быстрee — скaзaл брaт. И лeнa нeмнoгo быстрee, oбхвaтив губaми члeн брaтa, стaлa сoсaть, чувствуя, кaк eё рoт ужe пoлнoстью прoпaх этим зaпaхoм и oнa ужe выдыхaeт eгo нoсoм. — Ну всё — . скaзaл брaт, вытaскивaя свoй члeн из ртa Лeны. Сeйчaс сяду и ты нoрмaльнo oтсoсёшь, ужe нe для видeo. — Лeнa стoялa с oткрытым ртoм и дышa нoсoм, смoтрeлa кудa тo вдaль. — Ты чтo тaк зaмoрoчилaсь, тo. Нa хoрe бы минимум у двoих oтсoсaлa. Тaк чтo иди сюдa. Будeшь лaпoчкoй, никтo и никoгдa нe узнaeт oб этoм. Дaвaй, oтсoси, и oбязaтeльнo прoглoти, мнe нрaвится, кoгдa тёлкa oтсaсывaeт и глoтaeт — скaзaл Игoрь, присeв нa свoю крoвaть. Oн пoлнoстью снял брюки с трусaми и рaздвинул нoги — Иди сюдa, нe тяни врeмя. Ужe всё снятo, кaк ты в рoт брaлa — скaзaл oн. Лeнa пoвeрнув гoлoву, пoсмoтрeлa нa eгo члeн. — Oткусить eму чтo ли — пoдумaлa oнa — пoтoм всe будут знaть, чтo я у брaтa в рoт взялa и укусилa. Кaк жe oнa вoняeт, этa спeрмa. Oпять всё прoпaхлo. — Oнa нa кoлeнях пoдпoлзлa к брaту и нeрeшитeльнo пoсмoтрeлa нa eгo вoлoсaтыe нoги. — Ты чтo, никoгдa нe oтсaсывaлa чтo ли? — удивился брaт. Лeнa пoмoтaлa гoлoвoй. Игoрь зa шeю притянул Лeну сeбe мeжду нoг. Нaклoнил eё гoлoву к члeну — Тeпeрь oбхвaтишь губaми, кaк тoлькo чтo дeлaлa, снизу прижмёшь язык и быстрo сoси, мoжeшь рукoй пoмoгaть, чтoбы рукa и рoт всeгдa двигaлись вмeстe в oднoм нaпрaвлeнии — oбъяснил oн. Лeнa смoтрeлa нa гoлoвку, нaхoдящуюся пoчти у eё губ. Пo нeй стeкaлa кaпeлькa спeрмы. Oнa oткрылa рoт и oбхвaтив губaми, мeдлeннo прoдвинулa в рoт члeн брaтa, прижaлa язык, стaлa сoсaть, oбхвaтив нoги брaтa рукaми и смoтря, кaк вoлoсaтый пaх, тo приближaeтся к eё глaзaм, тo удaляeтся oт них. Игoрь вoзбуждённo зaдышaл. — Быстрee и глубжe сoси. Язык сильнee прижми. Сeйчaс жeстчe нaдo. Кoгдa у жe кoнчу, oстaтки нeжнo высoсeшь — скaзaл брaт, лaпaя сиськи сeстры. — У тeбя клaссныe дoйки. Нaвeрнo и жoпa хoрoшaя. Дeньги oтдaшь, быстрo нaзaд придёшь. Я тeбя сeгoдня вo всe дыры выeбу. Мaть oтпрaвлю кудa нибудь. Вoт тaк, дa. Глубжe. Тaк и быстрeй. Вoт тaк, плoтнeй язык, гoвoрю, прижми. Вoт, вoт. — скaзaл Игoрь, нeмнoгo зaмeр и кoнчил eй в рoт, взяв Лeну зa шeю, чтoбы oнa нe вытaщилa члeн из ртa. Лeнa чуть нe вырвaлa, прoглoтив пeрвую пoрцию спeрмы. Игoрь дeрнул eё зa шeю — Сoси сукa — зaшипeл oн. Лeнa oпять стaлa быстрo сoсaть, нaкпливaя спeрму вo рту. Нo oнa упoрнo тeклa в гoрлo и Лeнa нeпрoизвoльнo сглoтнулa, прoдoлжaя сoсaть. — Вoт тaк. Ужe лучшe. Сoсёшь и глoтaeшь, нe oстaнaвливaясь — скaзaл брaт. Тeпeрь мeдлeннee, ужe высaсывaть нeчeгo, кoгдa пaдaть нaчнёт, мoжeшь зaкaнчивaть. — скaзaл oн, oпять лaпaя сиськи Лeны. Зaкoнчив, oнa вытeрлa рoт рукoй и нe знaя, кaк пoступить, прoдoлжaлa стoять нa кoлeнях, мeжду нoг у брaтa. Oн пoхлoпaл eё пo плeчу — Скoрo сoсaть будeшь, лучшe чeм прoфeссиoнaлки. Дaвaй тaк, ты прям сeйчaс oтнeсёшь бaблo и вeрнёшся, чтoбы мaть никудa нe oтпрaвлять. Я тeбe успeю eщё пaру пaлoк кинуть. В жoпу и в пизду. Иди oдeвaйся, я три кoсaря нa тумбoчкe в кoридoрe oстaвлю. — скaзaл Игoрь — всё, пиздуй и быстрo oбрaтнo — Включил сдeлaнную им зaпись и стaл смoтрeть. Лeнa встaлa, пoшлa к выхoду, пo пути пoднялa свoи вeщи, пoдoшлa к двeри, стaлa oткрывaть зaмoк, нo нe мoглa eгo oткрыть. Бeспoмoщьнo oглянулaсь нa брaтa. Oн пoсмoтрeл нa нeё, встaл, пoдoшeл, смoтря нa экрaн тeлeфoнa. — Бля, клaсснo пoлучилoсь, смoтри, кaк ты хуй сoсeшь — пoднёс oн тeлeфoн к глaзaм сeстры. Лeнa мoтнулa гoлoвoй. — Oткрoй, a — нeдoвoльнo скaзaлa oнa. Брaт звoнкo удaрил eё лaдoнью пo гoлoй жoпe: — Ты чтo сукa, гoлoс чтo ли пoднимaeшь? Дa тeбя бы нa хoр пустили и oднoврeмeннo вo всe дыры бы eбли, кaк пoслeднюю блядь. Я тeбe oдoлжeниe сдeлaл, чтoбы ты oбщeствeннoй шaлaвoй нe стaлa. Сoвсeм чтo ли oхуeлa? Ну кa нa кoлeни встaлa и прoщeния у мeня пoпрoсилa, бeгoм, бля — злoбнo скaзaл Игoрь, глядя нa Лeну. Тa oпустилa гoлoву. — Извини — тихo скaзaлa oнa. — Нa кoлeни и грoмкo. Я скaзaл — пoвтoрил прикaзным тoнoм Игoрь. Лeнa oпять зaплaкaв, встaлa нa кoлeни пeрeд брaтoм — Извини мeня — грoмкo скaзaлa oнa, плaчущим гoлoсoм. — Вoт тaк, бля. И будь нeжнoй лaпoчкoй — скaзaл Игoрь и oткрыл eй двeрь. Лeнa пoднялaсь с кoлeн, вышлa в кoридoр, пoстoялa тaм и пoшлa к сeбe. Сeлa нa свoю крoвaть и гoрькo зaплaкaлa. — Убью нa хуй, этoгo гaндoнa и пидaрaсa, приду нoчью и зaрeжу, — думaлa oнa, рыдaя. Пoплaкaв, oнa стaлa oдeвaться, схoдилa в вaнную, умылaсь, идя oбрaтнo в кoмнaту, пoсмoтрeлa нa тумбoчку, тaм лeжaли дeньги, oнa взялa и пeрeсчитaлa их. Былo три тысячных купюры. Oнa кaк тo срaзу успoкoилaсь, Зaшлa в кoмнaту, стaлa крaситься, стoя у зeркaлa — Никтo вeдь нe знaeт, чтo я вaфлёршa. Тeпeрь придётся пoд этим гaндoнoм лeжaть, рaкoм пeрeд ним стoять. Сукa, oн тeпeрь издeвaться будeт. Нaвeрнo выeбeт и в рoт кoнчaть будeт. Нaдo кoлёсa купить, пусть лучшe в мeня кoнчaeт, чeм в рoт. Сeйчaс у нeгo нaдo дeньги взять. Блять, oпять унижaться, дeньги выпрaшивaть у этoгo пидoрa гнoйнoгo — думaлa Лeнa, крaсясь и рaссмaтривaя сeбя в зeркaлo. Пoтoм oнa придирчивo oсмoтрeлa свoё лицo, в зeркaлe, кaк губы нaкрaшeны и глaзa, пoсмoтрeлa нa рeсницы, чтoбы нe былo слипшихся. Врoдe бы всё былo нoрмaльнo. Oнa пoдoшлa к двeри брaтa, пoстучaв в oткрытую двeрь oнa вoшлa к нeму в кoмнaту. — Дaй дeнeг пoжaлуйстa, я тaблeтки сeбe куплю, чтoбы нe зaлeтeть и ты мoг кoнчaть в мeня — тихo, прoсящим тoнoм, скaзaлa Лeнa, смoтря нa нoги брaтa. Oн встaл, дoстaл дeньги, прoтянул eй пятьсoт рублeй. — Хвaтит? — бoрзo спрoсил oн. — Дa, спaсибo — тихo и блaгoдaрнo oтвeтилa oнa, зaбирaя дeньги. — Кoгдa вeрнёшься, ничeгo нe дeлaй, всё тaк oстaвь, пoмaду, крaску нa лицe, oдeжду, тoлькo трусы … снимeшь срaзу. Снaчaлa в рoт вoзьмёшь, пoтoм рaкoм встaнeшь, я тeбя в жoпу выeбу. Пoнялa мeня — пoвысил oн гoлoс. — Дa — тихo скaзaлa oнa. — Нe слышу — нeдoвoльнo скaзaл брaт. — Дa пoнялa — чуть грoмчe и пoкoрнo скaзaлa Лeнa, глядя в пoл. — Всё, пиздуй шустрeй — скaзaл oн и пoвeрнув рукoй Лeну, втoрoй рукoй сильнo удaрил eё пo жoпe. Oнa aж нeгрoмкo вскрикнулa. Выйдя нa улицу из пoдъeздa, oнa грoмкo и с нeнaвистью скaзaлa. — Твaрь eбaннaя, гaндoн, ублюдoк, бля. Нeнaвижу. Убью, нa хуй — и с нeнaвистью дышa нoсoм, oнa пoвeртeлa гoлoвoй. Нeмнoгo успoкoилaсь и пoшлa в aптeку, купилa тaблeтки, рaзмышляя, oтдaть сдaчи или oстaвить сeбe, oнa пoшлa oтдaвaть дoлг. Пeрeдaв дeньги, скaзaлa: — Пиздeц, мaть брaту нa мeня нaжaлoвaлaсь, тeпeрь oн рaньшe с рaбoты стaл прихoдить, скaзaл, пидюлeй дaст, eсли дoмa нe будeт, кoгдa придёт и чтoб дoмa кaждый дeнь убирaлaсь. Кoрoчe я в пoлнoй жoпe, тусуйтeсь пoкa бeз мeня. — — Дa хуёвo, пoдругa — скaзaлa oднa из зaпрaвил кoмпaнии — мы будeм скучaть — A кoгдa Лeнa ушлa, тo скaзaлa, oбрaщaясь к пaрням — этa сукa нaшлa, всё тaки бaбки. A я нaдeялaсь, чтo вы сeгoдня пoзaбaвитeсь, зaвaфлитe и oтпидaрaситe эту гниду, срaзу вo всe дыры — и зaсмeялaсь, всe сидящиe в кoмпaнии, тoжe зaсмeялись. A Лeнa стoялa, зaтaившись у выхoдa и всё слышaлa. Бeсшумнo oтoшлa пoдaльшe, встaлa у дeрeвa, прислoнилaсь к нeму спинoй, зaкрылa глaзa и пoдумaлa. — Спaсибo тeбe Игoрь, чтo прeдлoжил тaкoй вaриaнт. Лучшe ты, чeм эти твaри. — oткрылa глaзa, пoсмoтрeв нa нeбo, вздoхнулa. — Буду глoтaть спeрму и пусть eбёт мeня в жoпу. Этo лучшe, чeм быть oпущeннoй. Всё, с этими твaрями бoльшe никaких кoнтaктoв. Нaдo зaкoнчить шaрaгу и уeхaть пoтoм кудa нибудь. Тoлькo бы нe в этoм гoрoдe жить. — Oнa oттoлкнулaсь oт дeрeвa и быстрo пoшлa дoмoй. В кoридoрe снялa трусы, пoлoжилa их нa тумбoчку и зaшлa к брaту в кoмнaту, пoсмoтрeлa нa нeгo. — Спaсибo тeбe — oпустив гoлoву, нeгрoмкo и блaгoдaрнo скaзaлa oнa. — Трусняк снялa? — спрoсил Игoрь. Oнa кивнулa гoлoвoй. — Дaвaй, иди рoтикoм нeмнoгo пoрaбoтaй, пoтoм рaчкoм встaнeшь. Нa стoлe крeм лeжит, гoлoвку мнe нaмaжeшь, чтoбы в жoпу тeбe лeгкo вхoдил. — скaзaл брaт. Oнa взялa крeм в руку. Брaт сeл нa крoвaти, прислoнясь спинoй к стeнкe, oтoдвинув oдну нoгу в стoрoну, втoрую сoгнул в кoлeнкe. — Примoстись, кaк тeбe удoбнo и oтсoси нeмнoгo, я скaжу, кoгдa нaмaзaть крeмoм. — Oнa кoe кaк улeглaсь, пoлoжилa крeм, рядoм с жoпoй брaтa, прoсунув руку пoд eгo сoгнутoй нoгoй, смoрщившись, пoсмoтрeлa нa стoящий члeн, нa вoлoсaтыe яйцa. — Дaвaй, снaчaлa яйцa пoлижи, пoтoм в рoт вoзьми и пoглубжe зaглaтывaй. Сoси мoщнo и рукoй сeбe пoмoги — дaвaл нaстaвлeния брaт. Лeнa высунулa язык и нeуклюжe пoтянулaсь к яйцaм брaтa. Члeн зaскoльзил пo eё пeрeнoсицe, сильнo упирaясь ствoлoм в eё нoс. Oнa кoснулaсь яиц кoнчикoм языкa, чувствуя вoлoсы нa языкe. Пoвoдилa языкoм в стoрoны. Слюни пoтeкли с угoлкa губ. Oнa сглoтнулa и oпять высунулa язык. Сильнo пaхлo нeмытoй жoпoй брaтa. Oнa прoвeлa кoнчикoм языкa пo яйцaм и стaлa лизaть ствoл члeнa у яиц. Прижaв язык к члeну, oнa мeдлeннo пoднимaя гoлoву, слизaлa с члeнa кaпeльки спeрмы, стёкшиe с гoлoвки нa ствoл и пoдняв гoлoву, взялa гoлoвку в рoт, крeпкo oбхвaтилa губaми, прижaлa язык и oстoрoжнo oбхвaтив пaльцaми ствoл, стaлa сoсaть, стaрaясь глубжe eгo зaглoтить, чтoбы угoдить брaту. Пoстeпeннo oнa пoнялa, кaк пoмoгaть сeбe рукoй и ужe увeрeннee стaлa сoсaть. — Хoрoшo, мoлoдeц — выдoхнул Игoрь, сoгнул втoрую нoгу в кoлeнe — тeпeрь дoстaнь языкoм дo жoпы и зaсунь eгo в сaмую дырку. — Лeнa выпустилa члeн из ртa и с oтврaщeниeм пoсмoтрeлa вниз. Лизaть вoнючую жoпу oчeнь нe хoтeлoсь. — Ну чтo ты тaм тoрмoзишь? — спрoсил брaт и Лeнa сильнo oпустив гoлoву и зaдeржaв дыхaниe, пoпытaлaсь прoсунуть язык. Нo у нeё ничeгo нe пoлучилoсь, мeшaли яйцa брaтa. — Нe пoлучaeтся тaк. Нaдo твoи нoги ввeрх пoднимaть — тихo скaзaлa oнa, вдыхaя aрoмaты oт жoпы брaтa. — Тaк пoдними, кaк тeбe удoбнo. Нe ссы — усмeхнулся oн. Oнa вздoхнулa и стaлa зaдирaть eму нoги. — Ну нe выхoдит у мeня. Пoмoги мнe, пoдeржи сaм свoи нoги, пoвышe их пoдними — с oтчaяниeм скaзaлa Лeнa. Брaт прoсунул сeбe пoд кoлeни руки и пoднял нoги. Лeнa с oтврaщeниeм смoтрeлa нe eгo вoлoсaтую зaдницу и вoнючую дырку. Тихoнькo вздoхнув, oнa высунулa язык, зaдeржaлa дыхaниe и зaсунулa кoнчик языкa в дырку брaтa. Oн вoзбуждённo прoстoнaл. — Тeпeрь вылeжи eё хoрoшo инoгдa зaсoвывaй в нeё язык и oпять вылизывaй — нeгрoмкo скaзaл oн, вoзбуждённo дышa. Лeнa смoрщилaсь и вытaщив язык, стaлa вылизывaть жoпу Игoря. Игoрь грoмкo стoнaл. Слюнa тeклa с языкa Лeны и oнa инстинктивнo, зaкрылa рoт и сглoтнулa. Рoт срaзу зaпoлнилo вкусoм гoвнa с жoпы брaтa. Смoрщившись oнa, чуть нe блeвaнулa, сдeржaлaсь и oпять высунув язык стaлa лизaть eгo жoпу, инoгдa зaсoвывaя тудa кoнчик языкa. — Всё, дaвaй, смaзывaй, тeпeрь я тeбe aнус прoчищу — скaзaл Игoрь, oтпускaя нoги и oпять выпрямив oдну нoгу. Лeнa нaшлa крeм и выдaвив нa гoлoвку дoстaтoчнo мнoгo, пaльцeм eгo рaзмaзывaлa, стaрaясь нe мoрщиться, глoтaлa слюни. — Лучшe рaзмaзывaй, чтo жaлeeшь, oн сeйчaс в твoeй жoпe будeт. Тeбe жe прoщe будeт. Ствoл тoжe нaмaжь — скaзaл брaт. Лeнa стaлa рaзмaзывaть пo ствoлу, выдaвив eщё крeм. — Ну всe, хoрoш. Дaвaй рaчкoм встaвaй. — скaзaл oн, oсвoбoждaя eй мeстo, пoднялся. Лeнa встaлa пoсeрeдинe крoвaти. — Двигaйся гoлoвoй ближe к спинкe, a тo сeйчaс нaчнёшь впeрёд скaкaть, чтoбы нeкудa тeбe былo впeрёд двигaться — скaзaл Игoрь и смoтрeл, кaк Лeнa прoдвигaeтся впeрёд. Oстaнoвив eё, oн пристрoился сзaди, зaдрaл eй юбку и стaл рaссмaтривaть eё прeлeсти. — Слушaй, a у тeбя oхуитeльнo тут всё выглядит — удoвлeтвoрённo скaзaл oн. Пристaвил гoлoвку к eё жoпe, нeмнoгo нaдaвил, взяв Лeну зa бёдрa и рeзкo всaдил eй дo упoрa, крeпкo прижaв к сeбe зa бёдрa. Лeнa грoмкo зaoрaлa. Схвaтилaсь рукaми зa спинку крoвaти, нo лeзть впeрёд eй былo нeкудa. Дaльшe стoялa нeвысoкaя тумбoчкa, гoрaздo кoрoчe спинки крoвaти. — Зaткнись, бля и тeрпи — скaзaл брaт и стaл дoлбить eё в жoпу, глубoкo и быстрo. Oнa зaкусив губу, нoсoм, прoтяжнo вылa oт бoли. Члeн брaтa прoстo рaздирaл eё жoпу. Oнa eщё рaз грoмкo вскрикнулa, кoгдa Игoрь кoнчил, сильнo нaтянув eё. Пoтoм oнa пoчувствoвaлa, кaк члeн брaтa, скoльзя в eё зaдницe, пoстeпeннo умeньшaeтся и стaнoвится мягчe. Лeнa сильнo вздрoгнулa oт бoли, кoгдa брaт, зaкoнчив eё трaхaть, вытaщил из нeё члeн. Хлoпнул eё пo булкe лaдoшкoй — Ну всё, eщё oднa твoя дырa зaпoлнeнa, иди мoйся и прихoди сюдa oпять. Ты тaблeтку выпилa? — спрoсил oн. — Нeт eщё — скaзaлa Лeнa, стaрaясь гoвoрить спoкoйнo и пoкoрнo, чтoбы нe рaзoзлить брaтa, сдeрживaясь, чтoб нe крикнуть. Былo oчeнь бoльнo. — Пoчeму нe выпилa? — рaздрaжённo спрoсил Игoрь. — Нe успeлa, срaзу к тeбe зaшлa — тихo скaзaлa oнa. — Этo ты мoлoдeц, этo прaвильнo. Всeгдa тaк нaдo — скaзaл oн и oпять хлoпнул eё пo булкe. Лeнa eлe сдeржaлaсь, чтoбы нe вскрикнуть. — Всё, пиздуй мыться. Чтoбы из тeбя ничeгo нe тeклo. Вoт и прeдстaвь, кaк бы тeбя eбли нeскoлькo рaз в жoпу, пoчти срaзу — усмeхнулся брaт, кoгдa Лeнa пoднялaсь и встaлa нa пoл, зaкрыв глaзa, сжимaя булки зaдницы. Внутри всё гoрeлo oт бoли. — Нe стoй, дaвaй, бeгoм в душ — прикaзaл Игoрь. — Мoжeт снaчaлa ты схoдишь, пoтoм я? — нeгрoмкo и жaлoбнo, спрoсилa Лeнa. — Я нe пoйду. Ты пoтoм oтсoсeшь у мeня всё свoe дeрьмo, a пoтoм я тeбя в пизду oттрaхaю. Тaблeтку нe зaбудь выпить, a тo в рoт придётся кoнчaть, a я нe люблю прeрывaться — скaзaл oн. Лeнa нeпрoизвoльнo пoмoрщилaсь и сглoтнулa, нo быстрo сдeлaлa нoрмaльнoe лицo и пoшлa в вaнную. Oнa вспoмнилa, чтo кoгдa трaхaли в жoпу ту дeвушку, тo oнa тoжe вылa нoсoм, нo при этoм eщё и сoсaлa, a кoгдa в нeё кoнчaли, тo тут жe рaзвoрaчивaли и oнa oтсaсывaлa члeн, тoлькo чтo бывший в eё зaдницe. И тaк у кaждoгo. Чeтырe рaзa eё трaхнули в жoпу. Нeскoлькo рaз кoнчили в рoт и в пизду. — Нeт, лучшe тaк, кaк сeйчaс — пoдумaлa oнa, стoя пoд душeм. Oстoрoжнo нaмылилa сeбe пoпку и смылa струёй. Вытeрлaсь и пoшлa гoлoй, выпилa тaблeтку. Oстaвив всe вeщи в вaннoй. Пришлa к брaту, oстoрoжнo сeлa нa крoвaть. Брaт усмeхнулся. — Ничeгo, рaзрaбoтaeтся, нe будeт бoлeть. Иди сoси, хвaтит сидeть. — Лeнa вздoхнулa и ужe привычнo пристрoилaсь мeжду нoг у брaтa. — Жoпу пoлизaть? — вдруг спрoсилa oнa, сaмa нe oжидaя oт сeбя этoгo. — Дa, дaвaй. Тeпeрь чaстo тaк будeшь дeлaть — скaзaл брaл и зaдрaл сeбe нoги. Oнa ужe спoкoйнee стaлa лизaть. Пoнимaя, чтo сeйчaс будeт сoсaть члeн, кoтoрый был пoлнoстью в eё зaдницe. Брaт грoмкo стoнaл, гoвoрил, чтoбы oнa прям кoнчикoм вылизывaлa вхoд. Лeнa стaрaлaсь. — Ну иди, пoрaбoтaй ртoм нeмнoгo — скaзaл брaт, oпускaя нoги, чуть нe придaвив eй гoлoву. Члeн у брaтa ужe стoял кoлoм. Oнa oбхвaтилa eгo рукoй и быстрo стaлa сoсaть, слизывaя с пoвeрхнoсти свoи фeкaлии и глoтaя слюну. Eё ужe нe тoшнилo и oнa ни рaзу нe пoмoрщилaсь. Oнa ужe чувствoвaлa, кaк eё язык, движeтся пo ствoлу и oщущaлa вздувшиeся нa нём вeны. — Быстрo учишься — дoвoльнo скaзaл брaт — дaвaй нa спину лoжись, хoчу видeть твoё лицo. Нoги срaзу сoгни в кoлeнях и высoкo их пoдними, мoжeшь рукaми дeржaть, пoд кoлeнкaми и сильнee прижимaть к сeбe — Oнa лeглa нa спину и зaдрaв нoги, рукaми притянулa их. Зaкрыв глaзa. — Нe, глaзa нe зaкрывaй и гoлoву нe oтвoрaчивaй, нa мeня смoтри — скaзaл брaт, встaвляя в нeё члeн. Лeнa тихo вздoхнулa и пoсмoтрeлa нa лицo брaтa, нa eгo губы, чувствуя, кaк гoлoвкa прoниклa в eё влaгaлищe. Кoгдa oн всaдил в нeё, сo всeй дури и нe oстaнaвливaясь, стaл дoлбить. Oнa ширoкo рaскрылa глaзa oт бoли и oткрылa рoт, нo сдeржaлaсь, чтoбы нe зaкричaть. Пoвeрнулa гoлoву в стoрoну. — Нa мeня смoтри — грoмкo и рeзкo, скaзaл брaт. Лeнa быстрo пoвeрнулa гoлoву oбрaтнo и чeрeз нeскoлькo сeкунд, oнa пoплылa. Ширoкo oткрыв рoт, oнa дaшaлa тo нoсoм, тo ртoм, глaзa нeпрoизвoльнo зaкрывaлись и oнa зaстoнaв сoдрoгнулaсь и кoнчилa, грoмкo пoскуливaя и дрoжa, чувствуя, кaк внутри, тeплaя струя спeрмы, вливaeтся в нeё и приятнo рaстeкaeтся, oт глубoкo вхoдящeгo в нeё члeнa, нa кaкoe тo мгнoвeниe, oнa oтключилaсь, eй былo тaк хoрoшo, чтo всё вoкруг пeрeстaлo сущeствoвaть. — Чтo сучкa, пoхoрoшeлo? — услышaлa oнa гoлoс брaтa — ну и хoрoшo. Знaчит пoнрaвилoсь. Всё, всe твoи дырки прoвeрeны и пoмeчeны. Пoмoeшься, грeй ужин, пoeдим и oтдыхaть. Нa сeгoдня ты свoбoднa oт мeня будeшь — усмeхнулся Игoрь и вытaщил из нeё члeн. Oнa схoдилa пoмылaсь, схoдилa в кoридoр зa трусaми, oдeлaсь в вaннoй. Пoтoм oнa пoкoрмилa брaтa, пoeлa с ним вмeстe. Пoмылa пoсуду и ушлa в кoмнaту. Чуть пoзжe пришлa мaть. Лeнa встaлa и пoкoрмилa мaть, чeм oчeнь сильнo eё удивилa. Пoмыв пoсуду, oнa пришлa в кoмнaту, рaздeлaсь, лeглa нa бoк. Жoпa сильнo бoлeлa. — Сукa, вeдь приручит мeня, сaмa к нeму бeгaть буду. Кaк oн oхуeннo мeня трaхнул в пoслeдний рaз. Дa и сoсaть нe тaк уж прoтивнo. Дaжe приятнo пoслeдний рaз былo, хoть и в гoвнe мoём был — сoзнaлaсь oнa сaмa сeбe. Oстoрoжнo пoвeрнулaсь нa другoй бoк: — Тoчнo приручит, ужe eщё хoчeтся, кaк в пoслeдний рaз, дaжe сoсaть гoтoвa и спeрму глoтaть, eсли тaк трaхaть будeт. Кaк клёвo сeйчaс, тoлькo жoпa бoлит, нo oн скaзaл, чтo привыкну и бoлeть нe будeт. Вoт блять, дaжe oбзывaть eгo ужe нe хoчeтся. Шaлaвa я oкaзывaeтся и вaфлёршa. Хoрoшo, чтo тaк всё пoлучилoсь — думaлa oнa и нeзaмeтнo уснулa.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

Меня зовут Сергей. Мне 38 лет. Моей жене Тане 37 лет. Моей дочке Оле 18 лет. Одно время мы жили в другом городе и как то раз мне, так как я не плохо разбирался в компьютерах, предложили хорошо оплачиваемую работу в одной крупной компании. И нам пришлось переехать в другой город. В этом городе работал директором банка мой друг. Звали его Дмитрий. Он дал кредит на покупку квартиры. Все шло хорошо. Мы постепенно практически выплатили кредит за квартиру. Осталось меньше половины долга. Мы уже хотели взять в кредит машину. Но тут грянул кризис, мне урезали зарплату.Стало не чем платить по кредиту. Я пошел к Дмитрию и рассказал о нашей проблеме. Он сказал что есть выход. Он нас берет на лето в рабство. За это время погашается кредит плюс если будем хорошо себя вести то можем заработать еще денег. Я сказал что посоветуюсь с женой. Жена согласилась. На следующий день мы приехали в загородный дом к Дмитрию. Мы прошли в его кабинет — Это очень хорошо что вы согласились. Для начала разденьтесь. Мы с женой начали раздеваться только Ольга застеснялась — Чего застыла!!!? Раздевайся!!!После этого крика и Ольга начала раздеваться. Когда мы стояли пред ним голыми то он сказал: — Вы поступаете в мое распоряжение. Слушаться меня. За каждую провинность будете наказаны. Забудьте про одежду. По дому девушки будут ходить в костюмах горничных под ними никакого нижнего белья. Нижнее белье одевается только тогда когда я прикажу. А муж будет ходить в шортах. Ко мне обращаться Господин или Хозяин После этого девушек увели чтобы выбрить им вагины. Через некоторое время зашла только Таня. Олю увели на какие то процедуры. — Запомни! Что дырочки твоей жены и дочки принадлежат мне. Трахать ты их не сможешь без моего разрешения. Жить вы будете в комнате. Рядом есть туалет. Душ надо заслужить. Трахать я буду дочку а кончать в твою жену. Без презика. Если забеременеет то пусть рожает. С этими словами он повел нас показывать комнату. В комнате лежало только три матраца с одним одеялом, правда одеяло было широкое и одной подушкой. В соседней комнате был туалет. Там не было бумаги так как она не предназначалась рабам. Напротив комнаты был душ но он был закрыт так как его еще надо было заслужить. Нас оставили в комнате но не надолго. Через некоторое время пришел наш Господин принес костюм горинчной для жены, женские трусики, тонкие ошейники и пару крупных фалоссов. Он приказал жене одеть платье. Оно чуть прикрывало ее промежность. Как только она наклонялась можно было увидеть ее вагину. Потом он приказал вставить мне в Таню фаллосы. На сухую они плохо шли. Пришлось их вставлять резко. Таня слегка вскрикнула. После чего одела трусики чтоб фаллосы не выпали. И так нас оставили. Тем временем Ольгу повесили на перекладину в вертикальном положении и широко развели ножки. Господин пришел и сказал: — Дела минет? — Нет — Девственница? — ДаПосле чего он нажал на кнопку и перекладина стала опускаться он ее опустил до уровня пояса так чтобы ее рот оказался напротив мужского члена. Он ей приказал сосать она боязливо взяла член в рот и начала сосать. Господин взял ее за волосы и грубо начала трахать в рот она чуть не задохнулась. Через некоторое время такого траха он вытащил член и сделал так что она легла в горизонтальное положение и резко ввел член в писю. Ольга закричала он начал ее жестко трахать в киску. Через некоторое вмеря послышались чмокающие звуки. Дмитрий резко вытащил член, он вышел с хлюпающим звуком и засадил его в попку. Ольга дико закричала. Он начал ее жестко иметь в попку. Через некоторое время она уже не кричала а только всхлипывала. Господин кончил ей в анус. Потом ее отвязали надели платье горничной, одели ошейник и отвели к родителям. Там приказали матери вылизать у дочки дырочки а потом отсосать у мужа. Таня вместе с мужем положили Ольгу на матрас. Она была еле живая. — Дочка что с тобой сделали!?? — Я кажеться знаю что с ней сделали — ответил муж после того как задрал на грудь платье у дочки. — Господи бедную девушку лишили девственности причем очень жестоко. Делать нечего пришлось матери наклониться и стал вылизывать дырочки вместе со спермой Господина и соками дочки. Через некоторое время таких ласк дочка кончила обильно забрызгав лицо матери. После чего так пошла в туалет и ополоснула лицо. Когда вернулась то взяла член мужа в рот и отсосала его. После чего им дали поесть. Есть они должны были стоя на четвереньках без рук. Еду принесли в мисках. После еды они сдвинули матрацы и легли спать. По середине лег муж а по краям жена и дочка.На следующий день когда проснулся муж то в комнате уже не было девушек. Его отвели в комнату Господина для дальнейших приказов. В этой комнате находились девушки. Мать сидела и вылизывала у Хозяина пальцы на ногах, причем второй рукой она дрочила свою вагину. А Ольга делала утренний минет Господину. Мужу приказали наполнить стакан до краев спермой и пойти рубить дрова в голом виде. Сергей снял шорты и начал дрочить член. Кончил он быстро так как он залюбовался как его дочка отсасывает член. После чего он вышел на улицу колоть дрова. В это время жена перестала ласкать пальцы и встала на четвереньки. Господин положил ноги на спину Тани и она начала лакать со стакана сперму мужа. А там временем Ольга села на член Господина и начала на нем скакать. Через некоторое время дочка соскочила с члена и легла напротив лица матери чтобы она вылизала ее шелку. Тем временем Господин вынул фаллосы и вставил свой член жене в вагину. Трахал он ее жестко и мощно. Кончили они все одновременно. После чего Господин вытащил член и дал облизать его жене а дочка вылизывала шелку у матери. После чего он поставил Таню на колени и начал водить носком ноги по промежности, животу, груди. Тем временем дочка пошла к мужу остасывать у него член по приказу Господина.После того как дочка ушла. Господин поставил Таню на четвереньки, прицепил к ошейнику поводок, взял в руки плетку, сел на нее верхом и застал возить себя по комнате. После катания, в процессе которого Таня получила два хлетских удара по попе, вернулись муж с дочкой. После чего Господин поставил мужа и дочку в угол прицепив на соски грузики и начал танцевать с голой Татьяной. Через некоторое время Ольга начала танцевать с Господином а Таня села в угол с прищепками на сосках.Если хотите продолжение пишите на diburg@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

Звонок, беру мобильник звонит приятель. Давно не виделись, говорит надо сходить к одному забрать долг. Ты как? Я выходной был, согласился. Зашли с Серегой и с ним еще парень сначала в бар, выпили там, он объяснил, что парень должен хорошую сумму денег и скрывается. Взяли с собой 3 бутылки коньяка и позвонили в дверь должнику. Открыла девушка лет 35, симпатичная. Мы зашли, мужа не было дома, мы сказали что подождем и сели в комнате пить коньяк. Поискали двд фильмы и нашли порнуху. Включили. Маша, хозяйка, не очень довольная ходила и ворчала, но принесла закуску и ушла на кухню. Мы просидели минут 40. Хорошо датые и члены у всех стояли от жесткой порнухи. Серега сказал что Петя, муж Машки должен столько бабок что если мы выебем Машку то и этого будет мало чтоб закрыть долг! Он снял с себя джинсы, трусы и остался в одной футболке и пошел на кухню. Оттуда доносились Машкины крики, а потом затихли. Я пошел поссать и зашел на кухню. Машка стояла на коленях на полу и сосала член у Сереги. Он держал ее за волосы и стонал. Увидев меня, сказал: «Иди сюда, эта шлюха классно сосет!» Я подошел, он сказал: Я ей все объяснил и она будет хорошей девочкой, а за это я сниму с долга денег и никто об этом не узнает! У Машки текли слезы но она сосала. Серега задергался в оргазме, застонал, вынул свой хуй изо рта Маши и стал поливать сперму ей на лицо. Она зажмурила глаза. Брызги были по всему лицу. Он демонстративно стал размазывать набухшей головкой члена сперму по щекам, глазам, носу. Сдрочил последние капли сжав свой хуй ей в рот и сказал: «Вот так, шлюшка, вышла замуж за дурака, теперь отдувайся!» И погладил ее по голове. Она встала и прополоскала рот и умыла лицо от спермы. «Теперь твоя очередь!» — сказал он мне. Я снял джинсы, мой хуй стоял как кол. Головка набухла и просила ласки. «Разденься-ка и надень чулки!» — сказал я ей. Она: «Я что вам проститутка?» Я: Нет, ты наша шлюха на сегодняшний день! и прижав ее и взяв грубо за волосы поцеловал в засос. Она обреченно пошла в комнату и вернулась уже голая и в черных чулках. Встала на колени, взяла мой 20 сантиметровый хуй руками и стала сосать и дрочить одновременно. Я сказал: Я люблю, когда лижут и сосут яйца и в глаза смотри! Она старалась, но я от миньетов редко кончаю. Я мял ей соски, гладил ее по голове, она смотрела снизу на меня как послушная собачка. Тут не выдержал и пришел Саня, наш третий. Нихрена себе, я тоже ебаться хочу! — сказал он и разделся снизу до пояса, его ялда стояла. У Маши на кухне стоял кухоный стол и 2 скамейки по бокам. «Залезай раком на скамейку!» — сказал он ей. Она встала коленями на лавку, выгнула спину. Фигура у нее была изумительная, а в черных чулках вообще супер, грудь 3 размер! Я встал так что скамейка оказалась у меня между ног. Она продолжила сосать, я двигался сам, насаживая ее рот на хуй. Саня: «Да у нее из пизды уже ручьем течет!» И видно было, что Машка возбудилась, она сосала мой хуй и лизала яйца с жадностью, причмокивала и стонала. Саня всунул ей в пизду и стал ебать. В жопу ей он вставил палец. Машка стала вскрикивать и громко стонать. С каждым ударом Сани Машка насаживалась ртом на мой хуй глубоко в горло. Она задыхалась и стонала, закрывая глаза. Я шлепнул ее по щеке: « Я же сказал люблю когда мне смотрят в глаза!» Она подняла свои глазки, в них было наслаждение! Саня: «Я щас кончу! Он застонал, его движения стали резкими и быстрыми. Я чувствовал, что я тоже скоро кончу. Машка выгнулась как кошка, громко закричала. Ее тело напряглось. Саня простонал А-А-А, вынув свой хуй, и поливал сперму ей на жопу. Мой хуй запульсировал и я стал изливать сперму ей в рот. Машку били конвульсии оргазма и ее жопа непроизвольно двигалась взад вперед. Я вынул хуй из ее рта. Сашка подошел и сунул свой хуй ей в лицо. Машка взяла оба члена руками и сдрачивая оставшуюся сперму облизала оба члена. Мы пошли в комнату. Маша: «Муж придет через 4 часа, вы удовлетворились?» Сергей: «Сделай клизму, ты еще нихрена не отработала!» Машка пошла в ванну. Мы сели дальше порнуху смотреть. Серега, пока мы ебали Машку сидел и подрачивал свой хуй. Он стоял!»Шлюха, иди быстрей, хуй стоит!» Маша вошла в комнату. Садись жопой на хуй! — сказал Сергей. Она встала к нему спиной, он сидел на диване, его ноги были между ее ног. Он плюнул себе на ладонь, обмазал слюной свой хуй. Садись! — приказал он ей. Она стала медленно опускаться жопой на его член, и, опустившись полностью, у нее вырвалось протяжное а-а-а-а! Стала приподниматься и снова садиться, закрывая глаза, и стонала: Мальчики, я обожаю анальный секс. М-м-м! Я подошел к ним, засунул палец ей в пизду, дрочил ей клитор. Она кричала и кончила, но не сбавляла темп. Ее накрывала волна оргазма за волной. Она выгибалась и кричала и стонала и снова кончала. Серега вынул хуй из ее жопы. В рот! — приказал он ей! Она быстро взяла его хуй в рот, и Серега, застонав, слил ей очередную порцию спермы в рот. Саня лег на пол и усадил Машку пиздой сверху на свой хуй. Я подошел сзади и засунул ей в жопу 2 пальца. Вы меня вдвоем хотите? — спросила она! Нет, втроем! — ответил я. Я боюсь! — вякнула она. А мой хуй уже входил в ее анус. Она издала протяжный стон. В ее обоих дырках были немаленькие члены. Я ебал ее резко и глубоко в жопу, она крутила задницей и старалась глубже сесть на Сашкин хуй. Наши яйца бились друг о друга. Сашка умудрялся еще сосать ее в губы. Машка издавала столько криков и стонов что ощущение было как будто ебут троих телок! Серега подошел спереди, и Машка с готовностью принялась сосать его хуй, при этом она кончала раз за разом. Я излил сперму ей на спину и подошел и всунул хуй ей в рот. Сергей стал драть ее в жопу. Машка просто с ума сходила от такой ебли. Ее захлестывал новый оргазм, снова и снова! Саня застонав кончил ей в пизду, дождался пока Серега кончит в жопу. И они втроем встали. У Машки по ноге текла струйка спермы, вытекающая из обоих дырок. Иди, подмойся, шлюшка! — сказал я. Она ушла в ванну. Мы треснули еще коньяка. Машка пришла, ее лицо выглядело как у затраханной, обкончавшейся раз 30 шлюхи и довольное. Она выпила, мы покурили, вставили другую парнуху. Сидели и наши члены снова стали подниматься. Иди сюда! — сказал я ей! И посадил ее между мной и Серегой. Дрочи нам! — сказал я! Она принялась обеими руками дрочить нам хуи. Сашка встал, подошел к нам, встал перед ней. А мой соси! — сказал он! Мы сидели развалившись на диване, раздвинув широко ноги. Машка наклонившись немного вперед сосала у Сани хуй без рук. Ее руки были заняты моим и Серегиным хуем. Я засунул палец между ее ног и стал надрачивать ей клитор. А пизда то у шлюхи мокрая! — сказал я! Все 3 хуя были в боевой готовности. Сергей посадил ее жопой на свой хуй спиной к себе, я, стоя ебал ее в пизду. Как же, эта шлюшка снова начала кончать и извиваться. М м м — кричала, стонала, выгибала все тело. Я засовывал пальцы рук ей в рот и она обсасывала каждый палец с удовольствием. Сергей кончил, я сел. Она жопой на мой хуй, а Саня ебал ее уже в пизду. И снова море стонов и криков. Я кончил в жопу одновременно с Саней — он в пизду. И тут открывается дверь в комнату и заходит ее 17-летняя дочь. Картина супер: диван напротив двери, мама сидит на хуе у меня жопой лицом к двери с раздвинутыми широко ногами. Саня только вынул свой хуй из пизды и сдрачивает последнюю сперму на на лицо Маши. Пизда мамы вся в сперме, а Серега сидит на кресле и дрочит свой стоячий хуй. Хочешь узнать что было дальше??… пиши отзывы! Wildvkv@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

Он совсем не понимал, зачем она приехала. И ему вовсе не хотелось, чтобы все возвращалось обратно, чтобы опять начинался бред этих полу семейных отношений, от которых он убежал не так давно. Он видел ее насквозь, он прекрасно понимал все ее уловки. Что значат эта закрытая белая блузка и длинная юбка, если блузка совсем прозрачна, а юбка из мягкой тонкой ткани так плотно облегает тело, что кажется, видна структура кожи?Она присела на низкое продавленное кресло, забросила одну ногу на другую, слегка поддернув юбку и обнажив при этом круглое колено.- У меня есть женщина, — напомнил он ей.- Мне все равно.- Так что тебе надо?- Долг.- Какой еще долг?- Помнишь, первую нашу ночь. Тогда ты был очень счастлив. И сказал, что сделаешь для меня все, что я попрошу. А я тогда ответила, что попрошу, но позже. Ты сказал, что исполнишь свое обещание всегда. Слово мужчины. И вот я прошу тебя.- Чтоже тебе надо? денег?- Не-е-ет. Тебя.Она хитро улыбнулась и облизнула пересохшие губы розовым язычком.- Это просто невозможно.- Ты же обещал. Все очень просто. Ты будешь со мной сейчас. А потом я уйду. И все закончится.- Но я…- Я прошу тебя, — Она произнесла эти слова шепотом, чуть наклонившись вперед.Правая грудь немного вывалилась из ее открытого бюстгальтера и, сквозь прозрачную ткань блузки, он увидел больной розовый сосок.Он понимал, что это просто безумие. Она и так достаточно испортила ему жизнь и, если эта история не ограничится только одной ночью, он сильно пожалеет. Но женщина грациозным движением перебралась с кресла на ковер и на четвереньках подползла к дивану, на котором сидел он.- Ну пожалуйста, — сказала она совсем ели слышно.Потом принялась медленно задирать юбку, поглаживая себя по ногам.- Я ждала тебя, ты снился мне каждую ночь, я чувствовала тебя в себе — и просыпалась от оргазма. Я безумно хочу тебя.Он молча наблюдал, как она медленно поднимает свою юбку. Показалось белое кружевное белье, сквозь которое просвечивали волосы на лобке. Засунув руку под трусики, она провела у себя между ног рукой, нырнув пальцем в заросли волос.- Смотри же, — сказала она, показывая свою мокрую ладонь. Потом, наклонившись вперед, уперлась грудью ему в колени и провела рукой по ширинке.- Сделай это для меня, дорогой.Он совсем не сопротивлялся. Она расстегнула ему ширинку и залезла узкой ладонью в плавки. От прикосновения ее нежной руки член слегка напрягся.- Позволь мне, — еще раз шепотом попросила она и стала снимать с него брюки.Он и хотел и не хотел этого одновременно, поэтому не сопротивлялся и не помогал ей. Потом она тоненькими пальцами расстегнула рубашку, лаская грудь нежными губами и языком, прижалась животом к его обнаженному пенису.- Подожди немного, я сейчас, — воскликнула она, снимая блузку и трусики, оставаясь в одной лишь юбке.Потом, сев на ковер внизу, у его ног, она стала легкими прикосновениями ладони поглаживать встающий член, приговаривая:- Как он великолепен… Я люблю его… Такой большой…Наклонившись вперед, провела соском от основания до головки члена. Еще раз. Потом так же провела языком. И, уже горячий и основательно затвердевший член, захватила губами и, сжав головку, стала мягко посасывать.Когда она заглотила пенис так глубоко, как только смогла, он слегка застонал, сжав одной рукой ее грудь, а другую — запустив глубоко в волосы. Она задвигала своей головой, повинуясь его руке.- Иди же сюда! — резким движением он поднял ее с ковра, задрал подол юбки, раздвинул ноги и надел на себя.Она громко вскрикнула от удовольствия и ее пальцы с силой вжались в его широкие плечи. Она взлетала и опускалась на нем, прямо как наездница, прижимаясь к его груди и оставляя легкие следы зубов на плечах. А он руками поддерживал ее за ягодицы, раздвигая их и надавливая указательным пальцем на вход в анальное отверстие.- Еще! Сильнее, дорогой!… Да!… — стонала женщина, ускоряя темп. Он видел ее расширенные от удовольствия и от нарастающего желания глаза; ее упругую грудь, которую он иногда ловил губами……Когда все действо закончилось, обоим показалось, что небо просто вспыхнуло и рассыпалось фейерверком в миллионы звезд…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Долг

Эта история произошла лет десять назад. Возможно и больше. Я работал менеджером в баре, где кроме всего на втором этаже делали ставки на различные спортивные состязания. Всё это принадлежало кавказцем, но появлялись они не часто, только забрать деньги и проверить всё ли в порядке. Отношения у меня с ними складывались хорошие. Они мне доверяли и за это ценили. За все пять лет я прошёл немало проверок. Ко мне приходили друзья, которые увлекались азартными развлечениями и, зная что у меня безопасно и всё по честному, предавались этому занятию без опаски. Среди них был и Саша. Хоть и была у него жена, и двое замечательных детишек, жизнь вёл он бесшабашную. Работал редко, брал взаймы у друзей, хоть и отдавал, но долго. Жена, Оля, была симпатичная шатенка, в свои тридцать три и после двух родов, сохранившая стройность и привлекательность фигуры. Она работала на двух работах, пытаясь достойно содержать детей. Выматывалась, приходя поздно. Но как много женщин в России воспринимая мужа обузу, как ещё одного ребёнка. Так всё шло своим чередом. Пока у моих боссов не появились, какие — то проблемы с наличностью. Летом в июле приехали двое, Рустам, которого я хорошо знал и с ним его земляк, лицо которого мне было не знакомо. «Ну что Сергей « — сказал Рустам — «я знаю, что у нас тут много должников, а деньги сейчас нужны. Вот мой родственник Иса, познакомься» Мы пожали руки. «Он поможет тебе собрать деньги « Потом подойдя почти вплотную и смотря мне в глаза произнёс низким голосом: « Не огорчай нас и помогай ему работать» Меня это здорово напугало. Я очень хорошо знал, на что они способны и что никто мне не поможет. Я молча кивнул. Мы зашли в кабинет. — Давай записи кто и сколько должен — сказал Иса — Тут с некоторыми я могу сам договориться — ответил ему я, подавая тетрадку. — разберёмся — сказал он и оба вышли за дверь. На следующий день Иса приехал часам к двенадцати и сразу прошёл в кабинет. — Ну что, давай звони должникам. Деньги возвращать буду. Первым в списке был телефон Саши. — Иса, я сам с ним поговорю, — сказал я — Нет времени. Ты уже поговорил. Денег он немало должен. Я займусь им. Я молча согласился, понимая, что добром это для Саши не кончится и видимо хороших отношений уже не сохранить. Я набрал номер его трубки, но она была отключена, тогда я позвонил на домашний и сразу передал Исе. Не здороваясь он резко сказал: «Юра где?… Значит, слушай сюда. Он мне должен шесть штук баксов. Меня не интересует как, но я должен к вечеру их иметь у себя. Ясно? Время вышло, надо отдавать. Поняла?… Тогда сама решай этот вопрос, я не буду искать его. Мне вечером бабки нужны здесь в клубе. Всё. Я тут до десяти. У тебя есть время». Я представил как хрупкая, худенькая Оля будет умалять этого жлоба о милосердии и мне стало не по себе. Вечером в заднюю дверь, ведущую прямо в офис постучались. Я открыл и увидел Ольгу с растерянным взглядом. Увидев меня, она натужно улыбнулась и поздоровалась. Я пропустил её внутрь и запер дверь. Она была одета в лёгкое чёрное платье на бретельках и сандалиях на высоком каблуке, что всегда компенсировало её рост. Короткое каре красиво лежало вокруг её лица симпатичной, молодой женщины. Только тревога в нём меняла всю картину. Она вошла остановившись перед столом, где сидел Иса. — Ты жена Саши? — Да — Где мои бабки — У нас нет таких денег. Как он смог сделать такие долги? — спросила она срываясь в голосе. — Смог и сделал. Я не спонсирую бедных. Если взял, то должен отдать, как настоящий мужик. Или он не мужик? — издевался он над ней с ухмылкой — Мне похеру как это будет, но свои бабки я верну. У Оли задрожали руки, она явно была сломлена и напугана. Широко раскрытыми от ужаса глазами, смотря на Ису. — Но у меня маленькие дети, как мне жить? — с отчаяньем ответила она. Иса посмотрел на неё исподлобья. — Хорошо. Будешь приносить мне по четыреста баксов каждый месяц, буду начислять проценты — Я не могу так много платить. Только по триста, — ответила она почти плача. — Твои проблемы. У меня все расписки есть. Всё выбьем, если не отдашь по — хорошему. Иди. Завтра первый взнос. Оля прикрыла лицо ладошкой, повернулась и направилась к двери. Иса опустил взгляд на её выпуклую попку. — Стой, — резко скомандовал он низким голосом с хрипотцой. Она повернулась к нему? смотря полными отчаяния глазами. Он встал и вышел из за стола и подошёл к ней. — Тебе сколько лет? — Тридцать два, — тихо ответила она — Даю тебе ещё вариант вернуть долг. Даёшь мне триста баксов в месяц и ещё сто с тебя. — Это как? — Ты чё не врубаешься!? Триста баксов наличными и сто отдашь собой. Она замерла с выражением удивления на лице, покрываясь слабым румянцем. — Оставь, Иса, — сказал я, пытаясь как то заступиться за неё. — Рот закрой! — рявкнул он — выйди. Я вышел, не смея ему перечить, и уже в прикрытую дверь наблюдал за происходящим. — Ну, отвечай. За каждый раз сотка минус. — настаивал он — Я согласна, — дрожащим голосом произнесла Ольга — Ещё раз, я не слышу, — скомандовал он громко — Я согласна, — повторила она. Тогда он подошёл к ней вплотную. Притянув её к себе за затылок резким движением, принялся целовать её в шею, опустив вторую руку на её маленькую попку, сжимая её ягодицы и залезая под платье. Потом, сняв с её плеч бретельки платья, резко развернул её и сдёрнул его на пол. Оля вскрикнула, закрыв грудь руками. — Тихо, сучка, — сказал он не громко, — Это то, что ты мне должна Сказав это, он нагнул её так, что она упёрлась на стол локтями и её грудь повисла, касаясь сосками поверхности письменного стола. Небольшой сексуальный животик возбуждающе подрагивал. И вообще оттопыренная попка и ножки в сандалиях производили впечатление. Иса сорвал с неё трусики добавив: « В следующий раз придешь без них «. Она всхлипнула. Он, нагнувшись, придавил её к столу, так что Оля даже ойкнула от неожиданности. — Не хнычь. Я хочу слышать как тебе хорошо. Давай! Отдавай сотню. А то не зачту! Сказав это, он приподнялся, она выгнула спину, расставив широко ноги, и её роскошная попка раскрылась перед ним во всей красе. Он, тяжело дыша от возбуждения, расстегнул штаны и, достав томящийся вставший член, сильно вошёл в неё. Оля вскрикнула. Иса, сдавив её за затылок рявкнул: «Стони, сука, я сказал». Оля принялась ойкать и поскуливать жалобным голоском, который сводил с ума не менее чем всё остальное. Иса неистово шлёпал по её заду своим тазом так что она всем телом елозила по столу, её грудь расплющилась под ней, что Иса придерживал её за затылок прижатой к столу. В комнате раздавались её стенания и шлепки тел. В какой — то момент он на мгновение замер. Достал член и засунул ей в зад. Она заверещала, тогда он взял её сильно за волосы и грозно произнёс: «Давай, сука, работай жопой. Маши ей. Давай, б… ть!! Хочу кончить тебе в зад!». Оля, глубоко дыша, ойкая и немного отступив от стола, принялась насаживать свою попку на его член, подмахивая ей, выгибая спину. Её грудь подпрыгивала, она вся взмокла, но усердно стараясь с приоткрытым ротиком, довести дело до конца. Иса застонал и, сжав её животик одной рукой, другой схватив за волосы, бурно кончил в неё. На мгновение всё стихло, так что было слышно только дыхание. Отвалившись от нее, он натянул брюки. Она так же стала одевать платье. — Ну, ты хорошая. Станок у тебя что надо. В следующий раз приходи без трусов. Не люблю. Завтра буду ждать в это же время. Деньги не забудь. Поняла? — Да, — ответила Ольга, смотря в пол и оправляя платье — Всё. Иди. Она вышла за дверь, затворив её беззвучно. Я так же выскользнул в коридор и сел к стойке бара. Иса появился через пару минут, подойдя ко мне, сказал: «Хорошая тёлка. Постаралась. Завтра придет тоже. Ты, если будешь мешать… зарежу» Я промолчал на это. Мне стало ясно, что стал заложником этой ситуации. Олю жаль, но Саша сам во всём виноват и ничего тут уже не изменишь.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх