Дорога

Путь был не близкий и уже достаточно осточертел. Мне не хотелось поступать в военное училище, но дети военных должны становиться военными — так было и всегда будет. И это несмотря на мои сомнительные физические возможности и гуманитарный склад ума. За окнами поезда мелькали названия вокзалов и станций, на одной из которых сошел четвертый пассажир нашего купе. Молодая супружеская пара с Кавказа, занимавшая нижние полки, Георг и Нина, приветливые и милые люди, всю дорогу угощали меня великолепным грузинским вином и брынзой собственного изготовления. Наверное, вино и стало причиной всего происшедшего. Несколько коротких интрижек с однокласницами — вот и весь мой опыт по женской части в мои семнадцать лет. Я легко влюблялся, но природная застенчивость не давала развиться отношениям и всякий раз уводила меня в мир мечтаний, так что все свои сексуальные фантазии я реализовывал в одиночку. Но увидев Нину, я понял, что такое по-настоящему красивая женщина. Она была не просто красива — это был символ женственности. Я просто оторопел, увидев ее в первый раз. Заметив это, она засмеялась и мило потрепала меня по щеке, чем изрядно вогнала в краску. Георг был подстать ей — высокий и красивый грузин с атлетическим торсом. Они были женаты, как выяснилось, уже четыре года. В этот вечер я залег спать на верхнюю полку пораньше. Проспав часа полтора, я проснулся в тот момент, когда Нина уже легла, а Георг запирал дверь купе. Свет был погашен, однако Нина, лежащая внизу напротив меня, была хорошо видна в свете станционных фонарей. Поезд тронулся, и в смене мелькающих полос света ее лицо то появлялось, то пропадало, и я любовался им сквозь прищуренные ресницы. Георг разделся и оглянулся на меня, проверяя, сплю ли я. Затем сел возле Нины и медленно потянул ее одеяло вниз. — Ты с ума сошел! А Олег? — Нина ухватилась за одеяло двумя руками. — Да, спит он. Георг нетерпеливо отдернул одеяло, и его вьющиеся волосы рассыпались на ее обнаженном теле. Он целовал ее грудь, плечи. Одеяло сползало все ниже. Георг встал на колени и покрывал поцелуями ее живот. Одна его рука сжимала ее грудь, а вторая сползала к низу живота. Нина закрыла глаза, ее руки обхватили его голову и прижимали к телу. Их движения убыстрялись, дыхание становилось лихорадочным. Георг сбросил одеяло на пол и зарылся головой между ее ног. Нина тихо застонала, слегка расставила ноги, и Георг припал к ней ненасытным ртом. С самого начала я не подавал признаков жизни. Было бы легче, если бы я лежал лицом к стене, но я лежал лицом к ним, и диким усилием заставлял себя не распахнуть глаза во всю ширь, так как видел такое впервые. Уже в первые минуты моя плоть перестала мне подчиняться, жадно ждала моих рук, но я боялся малейшим движением выдать свое присутствие. Однако они были настолько заняты друг другом, что я рискнул, медленно двинул рукой вниз, и тут же ощутил горячий накал всех своих восемнадцати сантиметров. Трепеща от напряжения, желания и страха быть обнаруженным, я тихо двигался в обхвате руки, постепенно помимо своей воли ускоряя движение. Георг, кажется, окончательно терял голову. Он перевернул Нину на живот, страстно покрывал поцелуями ее спину, ягодицы, ноги. Она обхватила рукой его плоть и, как за руку, повлекла к себе. С тихим рычанием он упал на нее, вонзился, его оголенные ягодицы замелькали в диком танце. Нина, пытаясь успевать за его ритмом, подавалась ему навстречу, потом вдруг вывернулась из-под него, перевернулась на спину, обхватила его спину ногами и притянула к себе. Георг вонзался с такой силой, что я боялся, что он пригвоздит Нину к дивану. Я уже тоже плохо владел собой. Движения все убыстрялись, я почти ничего не соображал, жадно ловя глазами каждое их движение. Я уже не прятался, и в какой-то момент времени мне показалось, что Нина видит меня и мои усилия. Я затих было, но не надолго. Мое тело жадно требовало продолжения, и я вновь отдался упоительному процессу. Нина широко раскрытыми глазами глядела на меня. Уже не было сомнений, что она меня видит. Странно, но меня это уже почти не волновало и даже, кажется, прибавляло активности. Я откинул одеяло, ритм моих движений совпадал с их ритмом. Нина стонала, уже не заботясь о том, слышу ли я. Георг бился в сладостной агонии. Потом вдруг выгнулся дугой, задергался, буквально нанизал Нину и долго держал, ожидая, пока закончатся и ее страстные спазмы. Я кончил вместе с ними. Они шумно дышали, но я не рискнул приводить себя в порядок и долго лежал, весь в поту и сперме. Но пережитое волнение, биение наших сердец, острый запах соития, знание, что мы все стали участниками общего процесса, создавали атмосферу фантастического единения. Я пугался его и купался в нем, с юношеским нетерпением ожидая неизвестного и загадочного завтра. Проснулся я рано, сходил умылся и переоделся. Делать было абсолютно нечего и девать себя было некуда. После вчерашнего, я плохо представлял себе наши дальнейшие отношения в купе. Ясно было одно — по крайней мере Нина знала, что я стал не только свидетелем, но и участником процесса. От греха, я залез на свою полку, скинул одеяло и завалился спать. Проснулся я от того, что кто-то легонько тормошил меня за спину. Я повернулся. Это была Нина. — Вставай, соня! Она насмешливо улыбалась, и я еще раз поразился красоте ее лица. — Да, я посплю еще, — пробормотал я, лег на живот и отвернулся к стене. — Вставай, скоро Георг принесет из ресторана бутерброды! Она тихонько тыкала меня в бок кулачком. Я делал вид, что хочу спать. — Вставай, останешься голодным. Она гладила меня по спине, и это было невыразимо приятно. Я затих, всем своим существом купаясь в ее ласке. Словно почувствовав мое состояние, она провела рукой по всей спине, опустилась к талии, нажим усилился. Рука поползла к моим ягодицам и ласково обвела их вокруг. Я замер, даже перестал дышать. Тепло ее руки пронзало меня до низа живота. Против своей воли я слегка подался ей навстречу. Темп ласк усилился. Я уже ясно ощущал, что лежу на раскаленном стержне. Теперь о «ВСТАВАЙ» не могло быть и речи. Вдруг я ощутил, что ее вторая рука поползла мне под живот. Я вжался в матрас, препятствуя ее усилиям. — Иди сюда, миленький! — ее голос дрожал, одна рука продолжала гладить мои ягодицы, а вторая настойчиво рвалась к цели. Борьба была явно неравной, и я потихоньку сдавался. Наконец пространства между мной и полкой хватило, чтобы ее рука в него ворвалась и заняла целиком. Их там было двое, и они жаждали слиться в едином объятии. Я начал терять голову. Я то вжимался в ее руку, плотно обхватившую мою плоть, то откидывался назад. Не отпуская руки, она потянула меня к себе. Я повернулся на бок. Она быстро оттянула мои трусы, и ее лицо зарылось во мне, покрывая жадными поцелуями. Я пачкал ей лицо, но нам было уже не до этого. Вдруг жар ее рта окатил меня. Я куда-то проваливался, то ли в ад, то ли в рай. Ничего не соображая, я скинул вниз ноги, обхватил ими ее тело, руками вцепился ей в голову и начал буквально нанизывать ее на себя. И тут вошел Георг. Нина резко отпрянула, села на противоположный диван и отвернулась к окну. Георгий разинул рот, выпучил глаза и яростно переводил их с Нины на мою раскаленную плоть и обратно. Наконец он выдавил: — Так! Значит, вот так! — он помолчал, а потом сдавленно произнес: — Иди сюда, сука! Быстро закрыв дверь на засов, он сильно дернул Нину к себе, схватил сзади за волосы, поставил перед моей опавшей от ужаса плотью. — Ну, показывай, на что ты способна при мне! — он ткнул ее лицом мне в пах. — Оближи ему яйца! Умойся спермой! — он продолжал яростно вжимать ее в меня. — Я тебе говорю, соси! На Нину страшно было смотреть. Не поднимая глаз, она вобрала мой опавший член губами и медленно и робко подалась вперед, потом назад. Георг стал регулировать темп ее движений, не отпуская волос. Я был в полуобморочном состоянии и явно ни на что не способен. Я сидел все в той же дурацкой позе со свешенными ногами и с ужасом глядел то на Георга, не обращающего на меня внимания, то на Нину. Я был уверен, что все ее усилия напрасны, но постепенно она все меньше внимания обращала на Георга, и все больше чувств вкладывала в наше с ней общение. Результат не заставил себя ждать: моя плоть напряглась, набухла, я уже не помещался у нее во рту, но Нина все же сумела поглотить меня всего. Дикость ситуации как бы раздвоила меня: глаза в страхе косили на Георга, а все остальное рвалось к Нине со всем пылом юношеской страсти. — Он меня сейчас убьет! Он нас обоих убьет! Господи, пропади все пропадом, будь, что будет! А Нина все убыстряла темп. Глаза оставались закрытыми, дыхание стало прерывистым. Георг уже отпустил ее волосы и жадно следил за развитием процесса. Я тоже закрыл глаза. Знакомые позывы родились где-то внизу живота, я пытался подаваться вперед навстречу движениям Нины. В этот момент Георг выхватил у нее мой член, обхватил его рукой, а Нинину голову ткнул в мои яички. Она обхватила их губами, вобрала в себя, и стала жадно обрабатывать языком. То ли жар ее рта, то ли дополнительные усилия Георга, приблизили неминуемую развязку. Я вскрикнул, забился в руке Георга, судорожно вцепился Нине в волосы, и неудержимый поток горячей влаги затопил ее прекрасное лицо. Мы все тяжело дышали. Нина вытиралась полотенцем, я тупо уставился в пол и ждал развязки. Георг тихо сказал: — Пошла вон! Нина быстро выскользнула из купе, и дверь захлопнулась. Мы остались одни. Я подумал: — Теперь он меня непременно убьет! Ужас буквально парализовал меня и справиться со мной было не трудно. — Значит, щенок, ты считаешь, что можешь трахать в рот чужих жен? — в его тихом зловещем голосе нарастало напряжение. — Ты уверен, сосунок, что это тебе сойдет, останется безнаказанным? — его глаза сверлили меня насквозь. Я и до этого был в параличе, а его слова и облик буквально вогнали меня в шок. Он схватил меня в охапку и бросил животом на нижнее сидение. — Сейчас забьет меня ремнем! — я сжался и вдавился в матрас. Бежать я не мог, сопротивляться ему было бесполезно, да и не в том я был состоянии. Я скосил в ужасе на него глаза. — В крайнем случае буду орать — может кто и услышит. — решил я. Георг, не переставая сверлить меня глазами, вынул какой-то стержень и начал неторопливо мазать его чем-то из тюбика. Тишина, абсолютная непонятность его зловещих приготовлений и его мрачная физиономия не предвещали ничего хорошего. Я был готов уже ко всему, лишь бы все скорее завершилось. Наконец он закончил и сел на меня так, что одна его нога прижала мои ноги, вторая прижала к сидению мою спину и руки, а мои оголенные ягодицы оказались у него между ног. Я в ужасе затих, ожидая удара. Того, что дальше произошло, я не мог и предположить. Я почувствовал, как его пальцы раздвинули мои ягодицы, и что-то твердое и холодное стало медленно входить в меня сзади. Боль в начале была не сильной, но диаметр орудия расширялся, боль усиливалась, я напрягся, как бы препятствуя движению в меня. От этого стало еще больнее. И в этот момент Георг резко ввел орудие сразу на 2—3 сантиметра. Я заорал, но крик потонул в подушке, которой он закрыл мой рот. Орудие (наверное, это был тот самый стержень) медленно поползло назад. Боль отпустила, но я продолжал крепко сжимать ягодицы. В следующий момент движение вниз возобновилось с большей скоростью. Я опять закричал в подушку. — Расслабься, идиот! — зашипел Георг. Башка отказывалась соображать. От боли я терял сознание. Следующие несколько вхождений отняли мои последние силы. Против воли я перестал сопротивляться, и на удивление легче перенес следующий вход в меня. Его движения набирали силу, глубина вхождений стала увеличиваться, и вдруг, на фоне продолжающейся боли, я почувствовал некий приятный импульс, как будто он попал в область наслаждений. Мое напряжение стало спадать, его движения все меньше встречали сопротивление, глубина вхождения еще больше увеличилась, но стало сильнее и непонятно откуда взявшееся удовольствие. Я уже не кричал, а молча прислушивался к новым в себе ощущениям. Совершенно необъяснимо вдруг напряглась моя плоть. Я даже начал испытывать некоторое наслаждение. Мои ягодицы стали подаваться навстречу его движениям. Он это почувствовал, слез с меня, не давая встать, снял брюки и навалился сзади. На этот раз в раздвинутые ягодицы он вошел своим членом. Его размеры превосходили размеры стержня, но я уже не орал и не напрягался, а только терпеливо ждал возвращения новых ощущений. Опять стало хорошо, гораздо сильнее, чем раньше. Я все больше отдавался процессу. Георг продолжал входить с нарастающей силой и темпом. Я уже не успевал со встречными движениями, и только тихо стонал, но мы оба понимали, что это от удовольствия. Георг сорвал меня с сидения, поставил в проход. Я уперся руками в стол. И он опять вошел в меня сзади, неистово и неукротимо. В это время открылась дверь, в купе быстро вошла Нина и бочком пролезла на нижнее сидение. От зрелища, которое перед ней должно быть предстало, я похолодел. Но Георг не обращал на нее никакого внимания и, обхватив меня со звериной силой, вонзался на всю длину своего члена. Моя плоть тоже готова была лопнуть. Вдруг я почувствовал, что ее жар остужается прохладой Нининой руки. Охватившее меня блаженство заставило полностью отдаться во власть Георга. Его мощные толчки превращались в мои движения в Нининой руке. Все было забыто, ничего не существовало, кроме этого буйства наших страстей. Но что-то взорвалось внутри меня жарким пламенем, Георгий застыл, и его конвульсии слились с моими биениями в руке Нины. Георг медленно вышел из меня, и, обняв Нину, сел с ней рядом. Я обессилено бухнулся на сидение напротив, ошалело глядя на них. Не было и тени ярости или тревоги или неудовольствия в их лицах и в их отношениях. Как будто ничего не произошло в стенах этого купе! Как будто не было измены, совращения и насилия! Как будто наши с Георгом голые тела — привычное зрелище для молодой красивой девушки! Что-то стало до меня доходить. Это был спектакль — прекрасно сыгранный талантливый спектакль, с бесподобной игрой актеров, с импровизациями и шекспировскими страстями. Все было решено ими и оговорено заранее, а мне отводилась роль болванчика. Да, подобного я не испытывал еще никогда, но чтобы настолько быть идиотом? Но я был рад. Рад, что закончились все эти ужасы, что пережил небывалое сексуальное потрясение, что мы опять вместе, как старые друзья. И я понял, что до конца дороги, а может быть и до конца жизни, мы уже не расстанемся.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Дорога

Недавно отправили в командировку, всё как обычно, уж посадил на поезд, купе, проводник, чай. Разложила вещи, уставилась в окошко на провожающих. Зашли попутчики, двое молодых парней и седовласый мужчина, очень приятной внешности. Поезд тронулся, познакомились. Сидим, трепимся ни о чём… Время идёт, ребята пьют пиво, периодически выходят в тамбур покурить. Мужчина достал бутылку коньяка, и предложил всем выпить за знакомство, поучая молодых, что нечего пить всякую ерунду, в коньяке вся сила). Пропустили несколько рюмочек, стали ближе знакомится, слово за слово… Я вышла «попудрить носик». Выходя из туалета я столкнулась с одним из ребят из моего купе, ждал, пока освободиться, попросил меня подождать его секундочку, что бы потом вместе покурить. Я вышла в тамбур, и прикурив сигарету, стала смотреть в окно, через минуту открылась дверь в тамбур, и не успела я обернуться, как почувствовала, как меня обняли сзади и сжали мою грудь. — Ты мне очень понравилась — прошептали мне на ухо. Я обернулась, это был мой попутчик, попросивший меня подождать его. Я ему улыбнулась, — Ты тоже милый, — ответила ему. Мы стали целоваться, он лапал мою попу и пытался залезть под юбку, сначала я пыталась убрать его руку, но он был достаточно настойчив и я отступила… — Пойдём, — сказал он и взяв меня за руку повёл из тамбура. Мы зашли в туалет и он закрыл за нами дверь. Мы продолжали целоваться, он мял мою грудь, а я пыталась расстегнуть на нём брюки и взять в руку его член. Добравшись до его члена, я продолжала целоваться с ним. Он очень возбудился, стал сильнее сжимать меня. В какой то момент я почувствовала, что он давит мне рукой на плечо… Я поняла чего он хочет, да и мне самой уже ужасно хотелось, я села перед ним на корточки и стала ласкать языком его член. Я водила языком вокруг по головке, облизывала его ствол, опускалась до яичек и по очереди брала их в ротик. После он загнал свой член в мой ротик и стал трахать меня, с каждым разом всё глубже загоняя свой член. Я чувствовала, как растёт напряжение, его член становился всё твёрже, он сильнее стал притягивать меня за волосы, и через пару мгновений он обильно кончил мне в рот, накормив меня своей спермой. Я вылизала его член от спермы, мы привели себя в порядок и взявшись за руки пошли в купе. Когда мы вошли в купе, наши попутчики заметили, что мы держимся за руки. — А вы время зря не теряете — сказал седовласый мужчина. — Молодец, друган! — вскрикнул друг моего нового знакомого и одобрительно похлопал его по плечу. Предложили дальше выпить за близкое знакомство, на столе появились ещё бутылка коньяка и водки. Парень, которому я сделала минет уже не стесняясь окружающих обнимал и целовал мня, запуская мне руку под юбку. Я уже порядком возбудилась и мне хотелось продолжения. — А давайте в карты играть, на желания, — предложила я. Первой проиграла я. — Ну, что загадываем? — обведя попутчиков взглядом, спросила я. — Порадуй старика, — сказал седовласый мужчина, и расстегнув ширинку достал свой член. Боже, он бы огромен! Он встал передо мной и стал трахать меня в рот. Он достаточно быстро кончил, накончав мне в ротик огромное количество спермы. Мужчина сел на своё место, а я с двумя молодыми ребятами вышли покурить. Ребята ушли в купе, а я докурив и умывшись, пошла за ними. Зайдя в купе я увидела следующее, один из парней стоял прислонившись к столику, лицом ко входу, из его брюк торчал член, а в его руке была рюмка коньяка, которую он протянул мне. — Выпей, красавица, — сказал он. Мы чокнулись и опрокинули по рюмашке. Меня нагнули раком, его член оказался прямо перед моим лицом, я стала медленно ласкать его, в это момент я почувствовала, как ко мне подошли сзади, задрали юбку и член вошёл в мою киску. Меня стали трахать в рот и киску. Первый кончил в меня сзади, мощная струя спермы ударила в стенки моей пиздёнки, я кончила с ним одновременно, они поменялись местами, я стала слизывать сперму с члена кончившего в меня, а мою киску уже трахал тот, кому я перед эти сосала… Скоро кончил и второй в мою киску, вылизав его член, я вышла в туалет, привести себя в порядок, сперма текла по моим ногам. Возвращаясь в купе я поняла, что меня будут трахать всё ночь и была готова к этому. Меня заставили встать раком, уперевшись руками о столик, и задрав юбку один из парней стал пальцами разрабатывать мою попку, всё глубже и глубже проникая, меня это стало возбуждать, я стала постанывать и просила продолжать, меня поставили на четвереньки и загнали член в мою попку, второй, взяв меня за волосы насадил мою голову на свой член, я кончала не переставая, мне кончили в попку, подняли с пола, мужчина лёг на полку а меня усадили сверху на его член, он схватил меня за бёдра и начал и приподнимая насаживал на свой член, в этот момент один из парней пристроился сзади и вогнал свой член в мою попку… — Ну как тебе? — спросил он. Ебите меня, мальчики, — простонала я, — сильнее ебите… дальше из меня вышли, но только для того, что бы загнать мне два члена в попку одновременно, я чувствовала себя последней блядью, и меня это безумно возбуждало… Третий пристроился у моего лица и стал ебать меня в рот. — Соси, шлюха, соси, — приговаривал он. Он исправно отсасывала ему, так что он вскоре кончил мне на лицо… После этого мне подряд кончили в попку. Все слезли с меня, а я оставалась стоять на четвереньках на полке и никак не могла перевести дыхание. Идя в туалет умыться я наткнулась на выходившего из своего купе проводника, — Заебали?, — спросил он с ухмылкой. — Ага, — ответила я. — Может и со моной? — спросил проводник. Поняв, что он не отстанет, я зашла в его купе, встала в привычную позу, уперевшись руками в столик и отклячив зад. — Давай, еби, только быстро, — сказала я. Ухватившись за резинки моих чулков, он стал ебать меня в пизду, кончив в меня минут через пять, он поставил меня на колени и заставил вылизывать его член от спермы. Пока я её слизывала, его член снова стал твердеть и через несколько секунд он уже трахал меня в рот. Кончив в меня, он вытолкал меня из своего купе, у сходила умылась, и вернувшись в купе стала ложиться спать, правда перед сном меня ещё раз выеб один из парней, уложив меня на полку, он задрал мои ноги в верх, я упёрлась каблуками туфель в верхнюю полку, а он жёстко поимел меня, накончав мне в пизду… сил идти куда либо у меня уже не было, я повернулась к стенке и моментально уснула… На утро, за час прибытия поезда, меня ещё раз пустили покругу, на прощание обильно накормив меня спермой. Счастливая и отъёбанная я поехала по своим делам…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх