Без рубрики

ДТП

Сначала я не придал произошедшему по формальной вине моей супруги ДТП большого значения. Это было уже не в первый раз, сумма ущерба была не малой, но для нашего бюджета вполне подъемной. Жена работала в крупной иностранной компании, я тоже неплохо зарабатывал. Ее ошибкой было то, что она решила послать виновников происшедшего «подальше», так как это была явная «подстава». Знакомый адвокат обещал все уладить без проблем. Жене было стыдно, что из-за нее уже второй раз семейный бюджет серьезно страдает, и она обещала все уладить сама. Я согласился и это была уже моя ошибка. Через некоторое время начались звонки с угрозами. Жена немного нервничала и объясняла, что это ерунда, братве просто обидно, что их вывели на чистую воду. Что закон на нашей стороне и можно спать спокойно. Вскоре у жены на выставке пропали какие-то важные документы. У нее начались неприятности. Звонившие по вечерам утроили сумму «долга». Я попытался подключить свои «неформальные связи» но было уже поздно. Братки в помощи отказали. Жену с работы уволили, так как пропавшие документы «всплыли» там где не нужно. Это было уже серьезно. Я начал торговаться со звонившими, братки требовали все больше денег. Я отдал им почти половину того, что они теперь требовали (десять тысяч баксов), что в четыре раза превышало первоначальную сумму. Но они требовали все, намекая на квартиру. Естественно это было исключено. Однажды охранник не открыл мне дверь на работе. Я звонил в течение почти двух дней звонил шефу В конце концов он сказал мне, что у него скромный бизнес и нет крутых покровителей. Что у меня проблемы с нашими доблестными защитниками государства и он при всем своем понимании не может позволить себе общаться со мной дальше. В общем в сложившейся безвыходной ситуации, приходилось рассматривать все способы заработка. Опять же, жена, женщина молодая, симпатичная, явно неоднократно мне изменявшая со своими иностранцами предложила заняться проституцией. Причем совместно. Вообще мне всегда нравился свинг, групповой секс и я даже неоднократно предлагал жене пригласить кого-нибудь, сексуальные отношения у нас были весьма раскованые. Она частенько шутливо рассказывала мне о домогательствах клиентов и т. п. Я тоже аналогично «прикалывал» ее. Идея не показалась мне такой уж ужасной. Тем более что от всего нервы и психика у нас обоих была «на пределе». Секс с женой, да еще на глазах мужа, очень возбуждает. Она говорила, что многие на ее бывшей работе не прочь отвалить нехилые деньги, чтобы развлечся подобным образом. Я согласился, народ у нее был солидный, и опасаться серьезных проблем не стоило. Так как терять ей было уже нечего, она распустила среди «своих» слух, о том, что мы занимаемся подобными вещами не только от безисходности но и по увлечению. Первым клиентом, как я и полагал, был ее непосредственный начальник. Они пришли прямо с утра. Я встретил их накрытым столом, с фруктами, вином, свечами и плотно закрытыми шторами. Немного робеющий экс-шеф, очень оживился увидев свечи — «Как раз кстати, кстати.» Мы довольно долго сидели, пили и говорили ни о чем. В основном о их работе. Потом я решил перейти наконец к делу. — Вам нравиться моя моя Юлька? — Ну, в общем, конечно. Даже очень. — А вы хотите ее трахнуть? — Ну да… я за этим и пришел. — А вы ее уже трахали? Только честно? — Я нет… но за других не скажу. Хотя мне всегда хотелось. — Она вам не давала или вы не просили? — Не давала к сожалению, хотя может я был не очень настойчив, все таки она замужем и все такое… на работе не принято. Теперь другое дело. «Вот сука!» — подумал я. — Теперь даст! Я указал ей на разложенный диван. Она легла на спину и развела ноги. На ней были подаренные мной чулки и не было трусов. Лобок свой она всегда тщательно брила. В предвкушении и явном возбуждении, опершись локтями на диван она смотрела на нас. Ее половые губы распухли и отчетливо выделялись между ног в неровном свете свечей. — Ей раздеться, как встать? — спросил я. — Не надо раздеваться. Кладите ее на стол головой к себе и держите ноги. Внимательно смотрите, что я буду делать. И не мешайте. Иначе не получите денег. Он смахнул все со стола. Переставив свечи на пол. Юлька легла поперек стола. Я встал сзади и сильно задрал ей ноги к себе, так как стол был довольно высокий. Ей было явно не удобно так лежать, она съезжала ко мне. В конце концов она уперлась голвой мне в живот и я смог развести ей ноги так, чтобы не причинять боль. Ее дырочки были задраны вверх и легкодоступны. Шеф достал видеокамеру. Я сначала напрягся, но жена сказала, что это по договору, для «рекламы». Камера была с прожектором. Он направил ее прямо между ног моей Юльке, ярко осветив все. Затем поснимал нас немного, поинтересовался принимает ли Юлька противозачатачные таблетки. — Ну что ж, начнем пожалуй. Он так и не снял брюки. Я предусмотрительно поставил рядом баночку с креом. Он смочил руки в креме и начал онанировать мою жену, с силой натирая клитор пальцами. От возбуждения влагалище Юльки уже давно блестело, и из него обильно сочилась белая смазка. Крем был явно излишен… Мой член уже сильно упирался ей в голову. Он начал вводить ей во влагалище пальцы и она начала подмахивать ему готовая вот вот кончить — Э… нет так не пойдет девочка моя. Рано расслабляться. Он взял с пола зажженую свечу в подсвечнике и начал капать горячим воском ей на живот и лобок. Юлька задергалась и, кажется, начала кончать. Тогда он внимательно посмотрел на меня. — Не мешай мне, напоминаю… Я кивнул. Он приблизил пламя свечи прямо к половым губам, будто прицеливаясь. Затем поднял повыше и наклонил. Горячий воск полился прямо в раскрывшееся влагалище. Юлька сильно дернулась и прогнулась зажав зубами свою руку, чтобы не заорать. Я уже изрядно завелся и не отпустил ее. Воск не мог сильно повредить ей, кроме того, это все была ее идея. Пусть терпит теперь. Неожиданно он резко вогнал свечу зажженным концом прямо во влагалище. Юлька дернулась еще сильнее и кажется, кончила. Он быстро выдернул свечу из влагалища и вставил ее в попу. От новой резкой боли Юлька тихо заскулила. Руку она прокусила до крови. Он начал трахать ее свечой поглаживая обожженное влагалище. — Ну что, ты доволен? Надеюсь ты все свои фантазии не будешь до конца доводить? — Прошептала жена. — Ну почему же… ты обещала. — Давай в следующий раз, сейчас наверно уже достаточно… — Ну хорошо, теперь терпи. Все это происходило под ярким светом прожектора камеры. «Ну и реклама!» — подумал я. Он начал вводить пальцы в не такое уж и большое влагалище моей не рожавшей жены. Один, два, три, ладонь, все глубже… При этом он трахал ее попу свечой все интенсивнее. — Мы же договорились в другой раз… больно… — Привыкай терпеть, работа у тебя теперь такая. Ты же всегда этого хотела, правда? Он смотрел ей в глаза. — Нет я не могу больше, пожалуйста не надо. Просто трахни меня, спусти в меня все, не терпи до жены. — Я не хочу изменять жене. Я внимательно наблюдал за женой ожидая условного знака, но она пока молчала. — А зачем вы спрашивали про противозачаточные таблетки? Вмешался наконец я. — А ты вообще молчи. Отправились на панель так отрабатывайте. Обещал — выполняй. — Она наверно наобещала, как обычно не подумав… — А это меня не волнует! На нет, я пошел домой. Мы обо всем с Юленькой договорились. — Стоп, стоп, — вы же немало уже получили! — А вы что, мне квитанцию выписывать будете? Вы же лохи! Вас все «разводят»! Я продалжал стоять как идиот сжимая ноги жены. — Стойте! Придумай что-нибудь еще, руки на следующий раз оставь пожалуйста! — Вмешалась жена. — Ну хорошо, деньги стоят столько, сколько они стоят. Держи ее крепче. Он снял ремень и спустил брюки. Затем начал хлестать ремнем Юльку по ногам и животу (правда не очень сильно). Мастурбируя при этом одной рукой и стараясь не попадать «в кадр». Молчаливая покорность жены возбудила меня еще больше чем все увиденное, я готов был кончить и начал помогать этому жирному импотенту. Сильно, до предела развел ноги жены, максимально подняв раскрытые дырки. — Бей ее сильнее, не жалей, по заднице, по пизде, за все, бей! Я разрешаю! Он распалялся все сильнее. Сначала он бил несильно, стараясь не попадать по чувствительным местам, но потом стал хлестать по ляжкам и промежности. Юлька уже орала в полный голос, в основном поливая нас матом. Во мне поднялась сильная волна злобы на нее, ведь из за нее наша благополучная семья не только все потеряла, но и превратилась неизвестно во что! Мне было наплевать на соседей на все. Кажется, Юлька уже несколько раз крикнула условные слова но я продолжал со всей силы раздвигал ей ноги а ее любезный шеф уже хлестал со всей силы прямо по разверстому влагалищу, оставляя на животе красные полосы сходящиеся книзу. Наконец он кончил. Разбрызгав сперму по всей комнате. Его член посинел и, казалось, вот-вот лопнет. — Ну вот и все. А ты боялась. Он достал из брюк пачку долларов отсчитал три, потом подумал и отсчитал еще две и, помедлив, добавил еще одну стодолларовую купюру. Затем мы вместе свели Юльки ноги, что оказалось весьма непросто для нее. Положили ее отдохнуть на диван. Он достал бутылку водки и мы в течении часа молча пили, поглядывая на спящую в отрубе Юльку. Шеф явно не торопился уходить. Выпив всю водку, мы, также молча, смотрели новости до тех пор пока Юлька не пришла в себя. — Как самочувствие? Мы подскочили к ней оба, чуть не стукнувшись. — Не знаю, что сказать… Два влюбленных идиота… Юлька улыбнулась. — Со мной порядок, я терпеливая. Вообще, сбылась мечта идиотки… Кто хочет, тот всегда найдет… проблем на жопу… Она хитро посмотрела на шефа. — Ты еще не отказалась от своей идеи? — Нет. — Тогда проводи меня на работу. — Я там больше не работаю. — Пока… — Ты же не можешь мне помочь с трудоустройством? — Я нет, но кое кто может. — А ты идти то, можешь? — Должна, раз хочет! — Да я иду. Юлька довольно бодро попыталась спрыгнуть с дивана, но сморщилась, и нам пришлось помогать ей. Ходить она могла, только ноги расставляла заметно шире и шагала довольно неловко. — Не переодевайся! — Наверно на сегодня хватит? — Да разумеется! Они ушли. Привезли ее через три часа. Я весьма сильно волновался и проклинал себя за уступчивость. Юлька рассказала, что они были в кабинете шефа. Собралось почти половина всех мужиков филиала (человек тридцать). Все вместе смотрели снятое ее шефом видео. Разумеется он умолчал, кто это все снимал. Она публично раздевалась перед всеми на столе шефа, демонстрировала свои достоинства и обещала, что с моего согласия и покровительства будет удовлетворять все сексуальные фантазии желания клиентов по установленному тарифу с системой скидок (она сама все это придумала, про скидки постоянным клиентам, призы и т. ). Причем я тоже должен принимать в этом активное участие. Все должно быть строго анонимно и не выходить за пределы круга «посвященных». Затем, явно весьма довольная, жена показала мне составленный ею «прайс» и, расписанный на месяц вперед «лист посещений». В прайсе, кроме всех возможных видов секса и извращений с ней, было указано что я бисексуал, и указаны расценки на мои услуги. Упор она явно делала на садомазохизм. Мне оставалось только согласиться. От всего пережитого и выпитой водки у меня разболелась голова и я отрубился. А Юлька с зажатыми между ног бинтами, все продолжала возбужденно прикидывать доход от планируемых клиентов. Начиналась новая жизнь. Кажется проблем добавляется. 2. На следующий день никто не звонил, «клиентов» не было, Юлька лечилась а я был отправлен в секс-шоп со списком игрушек. Удивительно, как там все дорого! Почти все полученные страданиями Юльки деньги ушли на эту фигню, которая еще совсем недавно меня очень возбуждала. Но как только секс стал работой — удовольствие от него пропало. Кстати, Юлька сама напросилась, чтобы я трахнул ее ночью в попу, чего до сих пор не бывало. Мне не очень понравилось. Три дня прошли довольно спокойно за чтением порнографической литературы. Приходили какие-то ребята, установили по всей квартире кучу скрытых камер. Я был против, Но жена уговорила меня, объяснив что магнитофон установлен у нас, и мы сами управляем съемкой. Я был не вполне в этом уверен. Камеры замаскировали очень здорово, прямо в стену замуровали. Весь следующий день, меня какой-то дядька обучал видеомонтажу. Аппаратуру они натащили видимо нехилую. Два больших видеомагнитофона, огромный микшерский пульт, компьютер с кучей прибамбасов. Все это установили в соседней комнате. Всем этим делом явно руководил Юлькин шеф, который постоянно забегал, интересовался что и как, сам показывал мне кое какие приемы. Тренировались мы разумеется на Юльке, которую пялили те ребята которые ставили камеры. Ребята трахали ее просто, без затей. По быстрому кончив пару раз они потеряли к ней интерес. Вяло потрахивали ее висячими членами в различных позициях, как того требовал обучающий мужичок. Который объяснял Юльке, куда ей поворачиваться и как ложиться. Чтобы было лучше видно. Потом место за микшерским пультом занял бывший Юлькин шеф. — Иди теперь твоя очередь! Я еще не зная еще что меня ожидает пошел в комнату. Юлька в одних чулках, и кожаном ошейнике с цепями лежала на диване. Пол и диван были закрыты полиэтиленом. В руках у нее была плетка. Рядом сидели на корточках «мальчики», которые ставили видео. На них тоже были ошейники с цепями, концы которых Юлька держала в руках. — Раздевайся! Скомандовала она. Я разделся. — На колени, целуй ноги! Я не без удовольствия исполнил все это, нежно целуя черезвычайно сексуальные ножки жены. Член мой стоял колом. — Целуй, лучше, каждый пальчик целуй! Я склонился над ее ногами, отставив к верху зад. — Мерзавец! Почему грязная зацница! Я почувствовал что мне в анус лезет что-то холодное и узкое. Вскоре я понял, что мне ставят клизму. Я продолжал лизать ноги своей жене и это меня все больше заводило. Такое униженое положение доставляло мне все больше удовольствия. Мне хотелось смешаться с грязью, унизиться окончательно. Я отставил зад и лизал ноги очень старательно. Юлька ткнула меня лицом себе между ног. Я стал лизать еще активнее. Ее влагалище сильно раздроченное пред идущим сексом с двумя молодыми парнями сильно пахло чужими выделениями, и и из него обильно вытекала чужая сперма. Которую я старательно глотал. Мне было одновременно противно и очень хорошо, хотелось унижений и боли, хотелось чтобы меня тоже трахнули. Но ощущения в наполняемом кишечнике становились все острее. Вскоре я не мог думать ни о чем кроме как о опорожнении кишечника. Лизал Юльку практически на автомате, а сперма из нее все лилась и лилась. Только эти ребята вряд ли могли столько наспускать! Я не мог больше терпеть! Когда же прекратиться эта пытка? Со спины я не мог видеть сколько они в меня накачивают. Жена снова начала возбуждаться. Она с силой, двумя руками прижимала мою голову к своей промежности. Вскоре к запаху чужой спермы примешался знакомый запах Юлькиной смазки. Все было мокро и хлюпало мое лицо словно было под душем из слюны, спермы и женских соков. Я не мог больше терпеть, по ногам уже текло. Запахло калом. Неожиданно меня вздернули на ноги и посадили в детскую ванну, в которой Юлька раньше стирала. Из меня вылилось не меньше ведра практически чистой воды. Пока я опорожнялся мне в рот стали совать члены мальчики. Я в первый раз взял в рот мужской член. Один из них довольно быстро кончил но не врот ко мне, а на лицо. Теперь мне было уже довольно противно. Меня снова поставили раком. Тот который кончил от моего минета стал протирать и смазыват ь мою задницу а второй снова вставил член мне в рот. Юлька встала и стала хлестать меня плеткой по спине, весьма уже чувствительно. Обалдевший ото всего, я практически не почувствовал, как меня лишил «мужской чести» парень сзади. Я остервенело подмахивал всем. О таком позоре я даже не мог и подумать! Вскоре парень сзади кончил мне на спину, тогда Юлька переступила через меня, я оказался у нее между ног. Она уже со всей сили хлестала плеткой по моей заднице, стараясь попась по анусу. Я сильно дергался от боли но не мог даже кричать, так как рот был занят. Вскоре на лицо кончил мне и второй, я начал вскрикивать от ударов. — Ну все! Отлично для начала! — Вбежал в комнату режиссер. — Нет не все! — Кричала жена. «Подержите его» Кивнула она «мальчикам». Меня бросили животом на диван, один ловко заломил руки за спину, другой стал заталкивать в рот резиновый кляп. Юлька выдернула из моих брюк ремень и стала изо всех сил охаживать меня по заднице, стараясь попасть между ягодиц и по эрегированному члену. От боли я начал терять сознание. Дергаться перестал и постарался расслабиться лихорадочно вспоминая все, что знал о порке. «Гад! Сволочь!» кричала она. Затем она неожиданно перестала меня пороть и я почувствовал что она обильно смазывает мой анус, заполняя его смазкой. Затем я почувствовал резкую боль. Она стала грубо и быстро впихивать мне в зад пальцы добавляя их количество и сильно растягивая его. Я уже привык к боли и ждал эту новую напасть как избавление. По мере того как она запихивала мне руку я начал кончать. Увидев это и, видимо, почувствовав сокращения сфинктера, жена будто озверела. Она стала сильно пихать мне руку. Я одурел от боли. Все что ниже спины я уже практически не чувствовал. Потом была резкая вспышка, провал. Помню только чувство, что Юлькина рука роется у меня в желудке. Очнулся я от того что режиссер давал мне нюхать ватку. Рядом было заплаканное лицо Юльки, которая стоя на коленях просила у меня прощения. Тут я обратил внимание на ее неестестенно большие зрачки. Видимо она была «под кайфом». Рука у Юльки была чуть не до локтя в крови. Подо мной все было мокро и липко. — Ну вот, и тебе целку порвали! — вышел радостный Юлькин шеф, — классное кино получиться! 3 Из больницы я вышел через неделю. Жена навещала меня каждый день, рассказывая о своих «подвигах». Каждый день ее трахал кто-нибудь из бывших сослуживцев. Один раз ее отимели на работе ВСЕ члены их «секс клуба». Об этом мне рассказал уже ее шеф, так как она сама не пришла после этого. Все по разу кончили ей в пизду, и на следующем круге в попу. Он сказал, что после этого директор обещал восстановить ее на работе, и даже, выделить отдельный кабинет. При условии, что она не будет носить трусов. Перед самой выпиской, шеф сказал, что жена моя тоже лежит в этой больнице, но в женском отделении с такой же как у меня болезнью. Интересно, думал я тогда, что же станет теперь с ее дырками после такой «эксплуатации», ведь никто не сможет получить удовлетворения от растянутых отверстий. Дома меня ожидал сюрприз — квартиру обворовали. На столе лежала записка, что аппаратура пошла в счет долга, но они все вернут и даже предложат сотрудничество и поддержку, если мы всего пару недель «отработаем» на них. Мне было уже все безразлично. Я решил отдаться на волю событиям и сразу согласился. Через некоторое время (у жены были месячные и период восстановления) мы должны были побывать в течении 14 дней в рабстве у братвы где то в подмосковъе. Сексом мы довольно долго не занимались. После прошедших событий наша сексуальная энергия словно утроилась, и мы были готовы ко всему. Перед поездкой затарились новокаином, кремом и салфетками. Мы приехали на роскошную дачу, расположенную среди соснового бора. Вокруг было еще несколько таких же дач. Одежду с нас сняли еще в машине. Когда отъехали подальше от Москвы меня голого посадили за руль, а Юлька делала минет расположившимся на заднем сидении БМВ двум «сопровождающим». Меня заставили ехать с предельной скоростью не взирая на ограничения в населенных пунктах. В конце концов нас остановили гаишники. Я не представлял, что будет, когда они увидят нас с Юлькой. Я не мог выйти и ждал когда гаец подойдет. Ребята вовсю веселились на заднем сидении не обращая ни на что внимания. Увидев меня и происходящее на заднем сидении, гай несколько растерялся. — Старшина такой-то, пробормотал он, документы ваши… Где же он их достанет! Заржали ребята сзади. Это наш шофер, увлекся тут с девочкой немного. — А там не Серега Батькович с вами в машине? — Он вчера дежурил вообще то. Гаец начинает соображать. А как штраф-то платить будете? — Ну видишь ли, натурой конечно, деньги забыли с ксивами. Эх, жалко Сереги нет! А сколько штраф-то? — 3 минимальных. — На три минимальных только минет капитану. — Я сейчас. Гай убежал. Долго что-то объяснял сидящему в машине напарнику. Потом «шаха» подъехала поближе. Оттуда приглашающе махнули и я поехал за ними. Мы выехали из деревни и свернули на проселок в посадки. Гайцы остановились и братва вытолкала Юльку из машины. Они положили ее животом на капот и начали лапать руками. Ну это уже на 5 минимальных тянет, веселились братки. — Ладно вам, давайте в кредит… — Ну валяй. Гайцы долго трахали ее на горячем капоте, а жена сжав зубы смотрела мне в глаза через стекло. На дачу мы приехали в темноте. Нас сразу повели в сауну. Там я, готовый к самому ужасному, просто парил мужиков веником, а жена, гладила им пятки и члены. Потом делала всем по очереди эротически массаж, водя грудью по спине расслабляющихся братков. Все было бы ничего, если бы не жара в парилке. Пришлось Юльке имитировать сердечный приступ. Все переместились в летний домик, где Юлька танцевала на столе и ее периодически трахали, судя по доносящимся звукам. Меня же отправили подметать двор в темноте. В общем, у меня сложилось впечатление, что после жениных «иностранцев» наша братва — вполне мирные и безобидные люди. На ночь нас оставили в прихожей, потребовав утром вкусный завтрак и кофе в постель. Юлька старалась с 6 утра. Утром приехали гости еще шесть мужчин и 4 дамы, в том числе хозяин дачи с женой и дочерью старшего школьного возраста. Нас внимательно рассматривали но не трогали. Юлькин завтрак кажется понравился. Все погрузились в машины и поехали купаться. Нас сразу привязали в прибрежных кустах. Гости готовили шашлыки пили. Первым зашел в кусты здоровый мужик. — Ну что клоун, кивнул он, — это твоя жена? — Да. — Много должен? — Ничего не должен. — Не пизди, я знаю что штук 50 должен. — Нет. — Не пизди козел. Ты знаешь, что такое 50 штук? Это охуенные бабки. За это кучу народа замочить могут. А вы бляди хотите за две недельки отделаться суки. Еще небось удовольствие получить хотите? А пидор? Нравится когда тебя ебут? Смотри что я сейчас с твоей сукой делать буду… Он отвязал ее, привязанную стоя к прибрежным ветлам. Затем связал руки и ноги вместе одним узлом. Веревку привязал к суку, так, что она оказалась как бы «подвешенной». Затем он навалился на нее и начал трахать. Кончил он почти сразу в нее. Тогда стал засовывать огромную ручищу ей во влагалище. Юлька стала орать. Он заткнул ей рот своими плавками. Руку он быстро засунул внутрь полностью. Жена вся скорчилась, покраснела, на лбу выступили жилы. — Смотри, я ей сейчас палец в матку засуну… Все Юлькино тело покрылось красными пятнами от напряжения. Тогда он вытащил руку, вынул плавки из о рта и похлопав по щеке удалился. — Я там бабе пизду порвал, браво доложил он собравшимся. — Зря, рановато… От пляжа разносился громкие пьяные разговоры и смех. Вскоре к нам зашла дочь хозяина, внимательно осмотрев нас, она потрогала меня за член и удалилась. Но в скоре вернулась в сопровождении двух подруг. Девчонки были, прямо скажем, не красавицы. Я был поставлен на колени и мне пришлось ласкать их молодые письки до тех пор, пока они не кончали. Дочка в это время онанировала мой член. Не прекратила она этого и когда я кончил, мне было очень больно, я дергался и стал плохо лизать. За это меня стали хлестать крапивой между ног. Очень скажу вам, стимулирует секс. Хозяйская дочка подошла к Юльке и стала бить ее ногами по влагалищу. Затем пришли толпой пъяные мужики. «детей» выгнали. Они долго обсуждали, что им делать с Юлькой. В результате бурных дебатов, поступили самым жестоким из всех предложенных способов. Связали руки и еще одну веревку привязали к левой щиколотке. Веревки перебросили через сук, и «вывесили» ее так, что она висела боком параллельно земле со страшно разведенными ногами. Все это время Юлька молчала сжимая зубы. Ее стали трахать по трое во все дыры. Я попросил разрешение подержать ей вторую ногу, чтобы жене не порвали связки. Мне разрешили. Трахали ее все и довольно долго, привязанная нога вся посинела и я за нее очень боялся. Когда все кончили по разу, Юльку отпустили на землю и мне разрешили вылизать ее дырочки. Конечно ее гениталии претерпели сильные изменения. Во влагалище легко мог пройти кулак. Количество спермы выливавшейся из них было огромно. Затем наступила очередь «подвижных» игр. Команда мужчин с командой женщин стали играть на раздевание. На песке расставили бутылки из-под пива. Я должен был выступать за мужчин, а измученная Юлька за женщин. Кто быстрее сядет анусом на все бутылки, тот и выиграл. После группового секса, Юлька не имела реальных шансов и мужчины предвкушали победу. Проигравшему рабу, пообещали очень сильную боль. Больше всех проявляла инициативу уже изрядно возбудившаяся жена хозяина. Судя по всему женщины готовы были раздеться и так. Кстати, они внимательно наблюдали из-за кустов, как насилуют мою жену, и даже давали советы. Естественно я не мог допустить чтобы мою жену мучали еще и поддался. Все были очень разочарованы и с энтузиазмом стали меня наказывать. Сначала просто повалили и били ногами, потом в меня грубо проникла чья то рука. Видимо анус опять порвался. В развороченную задницу мне стали совать все подряд — что было на столе, какие то палки и еще непонятно что. Жопа горела огнем, к счастью я научился расслаблять анус и теперь засовываемые предметы не доставляли больших мучений. Потом по идее женщин меня поволокли в лес, где посадили на муравейник привязав к елке. Хозяйская жена, что-то сказала дочке, та засмеялась, и принесла конфеты. Затем мамаша оголила мне залупу и намазала ее начинкой. Муравьи тут же облепили конец. Я как будто сидел на раскаленной сковороде, а член горел в пламени. Вскоре я отрубился. Очнулся я только под вечер. Я лежал на полу на животе, из жопы торчала бутылка. Нестерпимо хотелось чесать искусанное иссеченное тело. Юльку распяли на большой железной кровати, от которой разносился методичный скрип и сопение. Так прошел этот ужасный день. Нас даже не кормили. На следующий день любое движение давалось нам с большим трудом. Нас положили в летнем домике на стол лицом друг к другу, связав вместе руки, а ноги привязав к ножкам стола. Так мы провели практически весь день. Нас периодически трахали во все дыры какие-то люди. Снова засовывали руки в промежность, что вызывало теперь только неприятные ощущения. У меня было такое чувство, что вместо ануса у меня сзади кровавое месиво. Так продолжалось дня четыре. По вечерам нас мыли во дворе из шланга холодной водой с какой-то пеной. Спали мы в том же домике. За все это время нас не кормили ничем, кроме спермы, ко вкусу которой м уже привыкли и сосали с видимым удовольствием, кроме того мне не нравилось, когда кончали мне не в рот. Я даже слизывал с лица жены, то, что оставалось на нем после очередного минета. Голод давал о себе знать. На пятый день мы опять куда-то ездили. Нас привязали к дереву и устроили «тир» — стали стрелять по нам из духовых ружей. Нас поставили раком и стреляли по ягодицам на которых нарисовали мишени с центром в анусе. Юльке дважды попали в пизду, мне один раз по яйцам. Несколько раз пульки попадали в анус… Хоть стреляли и с большого расстояния, наши тела быстро покрывались синими точками. Боль была жуткая. Когда мы падали и корчились от боли, то братва радовались — завалил! Затем нас заставляли лазить по деревьям изображая обезьян, в задницы засунули веревки в качестве хвостов. Потом нас даже довольно неплохо покормили. На следующий день нас почти не трахали, жалея иссеченные дырки. Но вечером на Юльку одели куртку, колготки и туфли и отвезли на сельскую дискотеку. Приехали они только утром, Юльку несли на руках. На ней все еще были колготки, которые впрочем превратились в чулки. Волосы были все мокрые от спермы и свалялись в жуткие колтуны. По ногам обильно текла сперма вперемешку с кровью. Ее положили отдыхать, а сами пошли смотреть свежеотснятую порнуху. Как нам объяснили на следующий день, они хотели устроить секс марафон. Чтобы поставить рекорд по количеству половых актов с одним человеком. С Юлькой были первые пробы. Ее трахнули тридцать человек, больше в этом селе не было. Последующие дни нас фотографировали в разных позициях. Сами мы практически не могли передвигаться и нас просто привязывали в нужной позе. Я постоянно терял сознание т плохо помню происходящее. Единственное только отчетливо помню как нас фотографировали распятыми на каких-то полках в сарае с вставленными куда только можно огромными фаллоимитаторами. Искусственный член 6 сантиметров в диаметре уже не создавал мне проблем в заднице. Еще нас сажали на настоящий кол. Мне связывали яйца, вставляли в член трубки и вливали в мочевой пузырь какую-то жидкость. Юльке тоже что-то закачивали, кажется. На одной из вечеринок мы писали этой жидкостью в бокалы гостей… Говорили что это Тайский эксклюзив. Юльке протыкали иглами грудь, тушили об нее сигареты. Чтобы заставить нас передвигаться одних слов и побоев было уже недостаточно, так как болевой порог уже был сломлен. Мне к члену, а жене к половым губам прикрепили электроды, провода от которых постоянно за нами волочились. И когда мы что-то делали слишком медленно или не так, получали сильные удары током. Это очень хорошо стимулировало, мы непроизвольно дергались при каждом приказе, даже когда проводов не было. Помню еще, как нас осматривал врач. Что-то мазал и колол. Счет дням я давно потерял, и мне казалось что ничего другого кроме этой боли со мной никогда не происходило, я забыл прошлое, не ждал будущего. Жизнь в Москве, представлялась неправдоподобной сказкой. Однажды нам объявили, что до конца нашего «отдыха» осталось 2 дня, и нас ждет собственно марафон. Нас привязали к железным кроватям в заброшенном телятнике недалеко от деревни. По замыслу организаторов, все желающие из окрестных сел, могли нами «воспользоваться». Причем мы должны были сами просить каждого, так, чтобы это нельзя было назвать изнасилованием. Кроме того, нас даже заставили написать специальную расписку, что все происходящее делается с нашего согласия и по «нашей просьбе». Которую повесили над кроватями. Рядом поставили тазики с водой, полотенцами, салфетками, кремом, и невероятное количество презервативов. Использованные презервативы, нужно было складывать в специальный тазик, по их количеству и должен был определяться рекорд. Я помню только, начало представления, мы даже действительно кого-то просили, многие не пользовались презервативами а только дрочили на нас. Я отрубился раньше Юльки. В себя я пришел только в реанимации. В больнице пробыл довольно долго, врачи как-то странно на меня поглядывали, практически не говорили со мной. Жена моя тоже была в этой больнице, говорят ее привезли на день раньше. Домой мы попали только через два месяца, где нас ждали новые сюрпризы. О результатах марафона мы так и не узнали.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

ДТП

Короче еду я вчера на велосипеде домой, еду по дороге, никого не трогаю. тут вижу впереди лужа, ну думаю пока машин нету надо ее быстро проехать, чтоб меня не обрызгали машины. Включаю повышенную передачу и разгоняюсь. Тут краем глаза замечаю машину, которая из дворов собирается выезжать на проезжую часть, т. к. я нахожусь на главной — то скорость естественно не сбавляю. Но когда выезжаю из-за кустов успеваю понять что водитель машины меня не видел и, стукаясь головой о капот — успеваю пожалеть что не приобрел шлем. Далее у меня идет провал в памяти секунд на 10 (это позже проанализировав ситуацию я понял по вращающемуся колесу лесапеда в стороне от меня). Надо мной стоит белокурая девушка с белым лицом и трясущимися руками она пытается открыть свой телефон лягушку, когда ей это удается она видимо пытается набрать скорую или что-то подобно 112 или 911, тут я уже прихожу в себя и говорю (правда не своим голосом:)) не надо скорую. Она переводит взгляд на меня и видимо до нее доходит что я еще не мертв, я ощупываю свою голову — вроде цела. Цвет ее лица мгновенно меняется с белого на красный, потом приобретает меловый оттенок когда я пытаясь подняться с земли свалился на бок от боли в колене. Я подумал — ну все пипец — перелом. Ощупываю ногу, кости на месте, задираю штанину — вроде все в порядке, девка на до мной что-то щебечет типа извините я вас не видела, может вызвать скорую и еще чего-то. Попытался встать второй раз, попросил помочь — держась за ее плече с трудом встал, покрутил ногой вроде двигается. Пытаюсь собрать мысли в кучку, как это так получилось. Из задумчивости меня выводит голос девушки которая «думала что никого нет, поэтому и поехала, а за рулем я недавно и т. д.» мысленно обозвав ее очень нехорошим словом, присматриваюсь к моей виновнице ДТП: как я уже говорил — белокурая девица, лет 20—22, вся в модном прикиде, с острым носиком и красивыми чертами лица и осиной талией, юбочкой до половины бедра и очень стройными ножками на высоком каблуке, на лице все еще маска испуга. Заценив ее и посмотрев на РАВ4 последней модели — понимаю что девочка не из бедной семьи, в голове появляется злодейская мысль развести на бабло, но т. к. я человек не злой по натуре и алчности у меня нету как таковой, думаю надо решить полюбовно, а то вдруг папа/брат/сват/муж бандюки и я потом еще должен останусь — обращаюсь к девушке: — «чтож вы так неаккуратно ездите, а если бы тут КамАЗ ехал» Она: — КамАЗ бы я заметила, а вы не очень заметный, поэтому я вас не увидела, еще дождь на стекле мешает обзорности и… Я ее перебил, т. к. сразу понял что мне опять расскажут все заново и про недавно за рулем и что я торопилась и т. д. и т. п. Говорю, если вы мне поможете разработать ногу то я вас прощу, она конечно соглашается и подставляет свое хрупкое плечико. Опираясь о нее я сделал пару шагов и понял что жить я буду и от этого еще никто не умирал. Находясь в такой почти интимной близости интересуюсь именем белокурой шумахерши — Аня, говорит она, почему-то краснеет и опускает ресницы, я говорю что меня зовут Женя и что при других обстоятельствах — добавил бы что мне очень приятно, ессественно не упускаю случая еще раз подколоть и вывести Аню из ступора спрашиваю — а вы всегда так знакомитесь с мужчинами. Она видимо еще не понимая что это шутка говорит — нет, я так первый раз, потом до нее доходит, она улыбается. Вот тут то я и заценил полноценно ее красоту, делаю ей комплимант что у нее очень обворожительная улыбка — которая валит мужские сердца на повал, и что ей надо почаще улыбаться. Аня смущаясь — говорит спасибо. Аня видя что я уже сам стою решает быстро ретироваться — типа ну если с вами все в порядке — я тогда поехала, я говорю нет Аня, так легко вы от меня не отделаетесь, как я мокрый поеду домой? и ваще как я поеду — ножка то болит:) Она видимо понимает что это некрасиво так вот сбить человека и свалить предлагает мне зайти обсушиться и попить чаю. Я ессественно говорю — это я с удовольствием, если папа мама будут не против. Это чудесное создание все как на духу мне выкладывает, что зайдем мы к ее бабушке, которой нету дома и приезжает она только завтра, а кота надо кормить, цветы поливать, поэтому она и приехала. Поднимаю велик, осматриваю, удивляюсь отсутствию повреждений, видимо весь удар пришелся на коленку и голову:) Пристегиваю его к запаске сзади, сажусь в машину мы едем по двору подъезжаем к подъезду, интересуюсь этажом, к счастью для моего больного колена, бабушка живет на втором этаже, но пропуская ее вперед и осматривая округлости попки и сексуальных, стройных ножек — уже жалею что бабушка живет не 44 этаже или хотя бы на 5-м. Она открывает дверь, тут же нам на встречу выскакивает огромный серый кот, я аж немного пугаюсь, никогда не видел таких здоровых котов, Аня видя мой испуг с улыбкой говорит — «не бойся он не кусается». Аня срази дет на кухню, я пока снимаю с себя джинсовку, разуваюсь,, ощупываю себя на наличие мокростей, нахожу что задница у меня мокрая, спина тоже: ( Спрашиваю Аню — не против ли она будет если я сниму майку и повешаю ее на стул сохнуть, Аня гремя на кухне посудой говорит что нет, если я сам не стесняюсь то могу снимать и вешать, тут наглости у меня хватило и на джинсы, этот же вопрос про джинсы заставил ее поколебаться пару секунд, но видимо успев подумать за эту пару секунд добавила — «можешь хоть весь раздеваться», тут уже я смутился и сказал что нет — весь раздеваться я стесняюсь:) Раскидав по стульям свои шкуры — пошел на кухню — где хозяйничала Аня, а Аня уже ставит на стол мед, варенье, диетические хлебцы, успевает извиниться из-за отсутствия хлеба, типа никто его не берет и не ест в их семье. Я ей отвечаю что у меня детство тоже было тяжелое, что я хлеба не видел и приходилось икру прям на колбасу мазать, как не странно но ее этот прикол зацепил на жесткое хи-хи, смеялась он минуты 2. Я уже посмеялся с ней ради приличия, потом успел подумать, что у нее хорошее чувство юмора, потом успел подумать о том что она накурилась, но когда ее смех перешел в слезы — понял что это была запоздалая истерика. Подбодрил ее вопросом «где обещанный чай?», она успокоилась, взяла себя в руки, налила чаю мне потом подумала и налила чаю и себе. Потом мы мирно побеседовали я расспросил ее о ее жизни, она рассказала, что учится в московском… институте, на 2-м курсе, что-то связанное с юрдеятельностью, что приехала на лето, что 1-го сентября ей опять ехать на учебу, как трудно было первый год, я задавал наводящие вопросы — типа как мама с папой согласились отправить такую красивую девушку одну в Москву, кто делает такое вкусное варенье и т. д. и т. п. На 3-й кружке ей видимо стало жарко, она сняла что-то типа короткой кофточки (кажись у женского полу она называется балеткой или что-то подобное). Я ее подбодрил типа не стесняйся я же почти голый перед ней тут сижу, правда типа стесняюсь дико, но не теряю мужества, как не странно она согласилась и сняла топик оставшись в лифчике и юбке. Вот тут я понял что это не случайность — наша встреча, что это каприз судьбы. Она забирает мою пустую кружку, предварительно поинтересовавшись буду ли я еще чаю и идет к раковине чтоб ее помыть. Стоя ко мне спиной и открывая вид как ровная линия позвоночника будто стрелка от тонкой лебединой шеи плавно перетекает к осиной талии и спускается под юбку, мое мужское «инь» или «янь» придает мне мужеств. Я встаю и с мысль будь что будет, и лучше уж будет! чем потом корить себя что не попробовал подхожу к ней сзади, беру руками за талию и быстро слегка впиваюсь зубами в нежную шею. Я чувствую как по ее телу пробегает электрический разряд, как мурашки начинают бегать по ее телу, из рта — слышится что то типа вздоха-оха, это был джек-пот! Целуя шею и поглаживая животик, думаю о последующих своих действиях, тут она поворачивается и впивается мне в губы, страстно целуясь я расстегиваю ее лифчик и схватив ее за попку приподнял и понес на диван. Положив — и продолжая целовать ее в губы плавно начал плавно переходить на ушко, укусив мочку опустился на шейку, далее вниз до упругой девичьей груди. Мой нежный укус за сосок, словно удар током, заставил ее изогнуть тело и сжать мои плечи. Осыпая ее тело поцелуями — от груди вниз до пупка, руками начал расстегивать ее юбку. К моему счастью замок с пуговицей — был знакомой для меня системой крепления, и с ним я освоился за 3 секунды, стянув ее юбку увидел черные кружевные трусики, с ними я церемониться не стал и они пошли вслед за юбкой, как я снял с себя трусы — я уже хоть убей не помню. Когда я в нее вошел она уже была мокрой от желания и лишь сжала мои плечи когда я полностью вошел в нее. Так плавно двигаясь не разгоняясь мы двигались некоторое время. Потом почувствовав что она начинает активно двигаться мне навстречу я нарастил темп, все быстрее и быстрее. Ее дыхание становилось коротким, она начала стонать и царапать мне спину, дабы моя спина оставалась целой я зажал ее руки у нее над головой своими руками. Через 10 минут бешеной скачки — она длинно простонал, выгнулась и затихла, обессиленный и взмыленный я завалился рядом. Это был бешенный секс. Полежав так минуть 10 она встала и пошла в душ. Через минут 5 она вышла нагая прекрасная нимфа, так она у меня и отложилась в памяти в голом виде. Далее я пересилив желание уснуть — пошел в душ. Слышал как ей звонила мама, как она сказала что скоро будет. Вышел с душа — она уже была одета, и поправляла диван, я тоже стал одеваться. Через 3 минуты мы уже стояли возле двери. Она довезла меня до дома, свой телефон не дала, но записала мой, на прощанье она подарила мне страстный поцелуй и пообещав что обязательно позвонит — укатила…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

ДТП

Утрo нaчинaлoсь тaк бeзoблaчнo. Eгoр в хoрoшeм нaстрoeниe eхaл пo гoрoду, высмaтривaя пo дoрoгe дeвчoнoк пoсимпaтичнeй. Сeксa у мoлoдoгo, симпaтичнoгo мaжoрa былo прeдoстaтoчнo, нo чтo-тo пoтянулo нa экзoтику. Лeнивo oглядывaя ряды смeющихся свeтлoвoлoсых студeнтoк, шeдших пo улицe пeрeгoвaривaясь или пoкусывaя мoрoжeнoe, мoлoдoй пaрeнь рaзмышлял кaк бы рaзнooбрaзить свoю сeксуaльную жизнь. Мoжeт нaйти кaкую-нибудь мулaтoчку или иссиня-чeрную прeдстaвитeльницу Бурунди, a мoжeт… В этoт мoмeнт ктo-тo рeзкo въeхaл в зaд eгo «Тoйoты». Eгoр выругaлся, ктo бы этo ни был, нo пaрeнь жeсткo пoпaл. Нe спeшa выйдя из мaшины Eгoр oглядeл пoврeждeния, oни были дoвoльнo сущeствeнны. Нo вoдитeль тoнирoвaннoй тaчки, пoтрeвoжившeй пoкoй Eгoрa, выхoдить видимo нe сoбирaлся. Eгoр пoдoшeл и пoстучaл пo oкну. Стeклo мeдлeннo пoпoлзлo вниз, и oн с удивлeниeм увидeл, чтo вoдитeль дeвушкa. Дa и вeсь сaлoн был зaбит жeнскими тeлaми. Пять прeдстaвитeльниц прeкрaснoгo пoлa, явнo приeзжих пo внeшнeму виду, сидeли в мaшинe. — Ну чтo крaсaвицы, рaзбирaться будeм? — нeдoбрo усмeхнулся Eгoр. — A чтo рaзбирaться? — бoйкo вступилa в рaзгoвoр, сидeвшaя рядoм с вoдитeлeм, взрoслaя фигуристaя жeнщинa — Мы ни в чeм нe винoвaты. Этo вы рeзкo зaтoрмoзили. — Я вooбщe нe тoрмoзил, жeнщинa — вoзрaзил Eгoр — a вoт вы чe-тo сeйчaс тoрмoзитe. — Мы пoдтвeрдим — зaвeрeщaлa смуглaя дeвушкa в плaткe, сидeвшaя в сaлoнe — вы нeoжидaннo зaтoрмoзили и вы винoвaты в ДТП. — Кoнeчнo oн — издeвaтeльски дoбaвилa мoлoдeнькaя дeвчушкa в футбoлкe с нaдписью «Дoчь Кaвкaзa» и бeйсбoлкe — дa и вaщe eгo нaдo прoвeрить, oн пoхoжe бухoй сoвсeм. — Дa чтo eгo слушaть — вoзмутилaсь зaкутaннaя в хиджaб пухляшкa — пусть скaжeт спaсибo, чтo мы пoлицию нe вызывaeм. Eгoр внимaтeльнo oглядeл всeх кудaхтaвших куриц. — Знaчит, нe хoтим пo-хoрoшeму — прoцeдил oн. Oтвeтoм eму был дружный смeх. Нo Eгoр ужe взял сeбя в руки. — Я вeдь гoтoв рaзoйтись мирнo, мaлышки — oслeпитeльнo улыбaясь, скaзaл oн — мнe вaших дeнeг нe нaдo, дoстaтoчнo прoстых извинeний, пoдкрeплeнных примиритeльным сeксoм. Вoт ты — ткнул oн пaльцeм в смуглянку в плaткe — я смoтрю, судя пo кoльцу ужe зaмужeм, пoэтoму нe будeшь прoтив, eсли я тeбя с удoвoльствиeм oсeмeню, чтoб ты знaлa кoгдa кричaть стoит, a кoгдa нeт. Ты — нaпрaвил oн пaлeц в стoрoну щeкaстoй в хиджaбe — стaнeшь рaчкoм и примeшь мeня сзaди, рaз нe мoжeшь сидeть нa пoпe рoвнo. A ты — oн кивнул в стoрoну мaлoлeтки в бeйсбoлки — чуть пoрaбoтaeшь губкaми, чтoбы знaть, кoгдa oткрывaть рoт. Ну a тeбя рaдoсть — oн oбeрнулся к сoсeдкe вoдитeля — я буду дрaть вo всe дырки, пoкa ты нe пoпрoсишь o пoщaдe. Ну a нaшeгo тихoню вoдитeля — oн внoвь улыбнулся — я, тaк и быть, oтпущу. Ну кaк сoглaсны? Нa сeкунду вoцaрились мeртвaя тишинa, a зaтeм жeнщины с брaнью нaкинулись нa мoлoдoгo чeлoвeкa. — Дa никoгдa в жизни нe дaм тaкoму урoду — oрaлa смуглянкa в плaткe. — Бeсстыжaя твaрь — вoзмущaлaсь тoлстушкa. — Имeй свoю руку — хихикнулa бeйсбoлкa. — Вышлa бы из мaшины и oтoрвaлa тeбe писюн, зaсрaнeц — лeдяным гoлoсoм скaзaлa их нeфoрмaльный лидeр, жeнщинa лeт 50 в тeмных oчкaх с длинными чeрными вoлoсaми. Лишь дeвушкa-вoдитeль сидeлa, пристыжeнo глядя пeрeд сoбoй, и мoлчaлa. Нo Eгoр ужe принял рeшeниe, нe слушaя их вoпли, oн дoстaл их кaрмaнa нeскoлькo визитoк и швырнул их в сaлoн. — Тут мoй aдрeс и тeлeфoн. Я жду вaс дo 7 вeчeрa зaвтрaшнeгo дня. Жeлaтeльнo прихoдить сo смaзкoй, для вaшeгo жe блaгa, члeн у мeня бoльшoй, бoюсь, вы к нeму будeтe нe гoтoвы. A ктo нe придeт, я нe винoвaт, тoгдa я сaм приду к вaм. Скaзaв этo, Eгoр пoвeрнулся и нaпрaвился к свoeй мaшинe, oстaвив жeнщин в глубoчaйшeм удивлeнии. Вдoвoль нaсмeявшись и oбсoсaв кoстoчки пaрню, дeвушки пoзaбыли oб этoм случae, лишь врeмя oт врeмeни пoдкaлывaя друг другa, спрaшивaли — «Скoрo 7, ты нe oпaздывaeшь?». Тинa, смуглaя дeвушкa в плaткe, тoрoпливo вoзврaщaлaсь вeчeрoм дoмoй. Eй стoлькo нужнo былo успeть, вeдь зaвтрa уeзжaть oбрaтнo дoмoй, нaдo сoбрaть вeщи. Тинa нe зaмeтилa, кaк oкoлo нee oстaнoвилaсь мaшинa, и здoрoвый мускулистый пaрeнь, выскoчив из нee, схвaтил ee зa шeю и швырнул нa сидeниe. — Чтo тaкoe, ктo вы? — в пaникe зaгoлoсилa дeвушкa, внeзaпнo узнaв в пoхититeли, тoгo сaмoгo чeлoвeкa, чью мaшину oни стукнули. Вoдитeль дaл пo гaзaм, a Eгoр сeл рядoм с дeвушкoй придeрживaя ee и нe дaвaя вырвaться. — A я тeбя ждaл милaя, рoвнo дo 7 вeчeрa, кaк и oбeщaл — улыбaясь, скaзaл oн — нo рaз ты нe шлa, пришлoсь мнe прийти зa тoбoй, кaк и oбeщaл. — Чтo вы хoтитe? — дрoжaщим гoлoсoм спрoсилa Тинa — Дeнeг? Я дaм вaм. — Мaлыш — oтмaхнулся пaрeнь — дeньги ты мнe и тaк принeсeшь. Нo я хoчу eщe, и нaучить тeбя пoслушaнию, чтoб ты былa хoрoшeй и пoслушнoй дeвoчкoй, a нe грубиянкoй. Пoвeрь, в жизни тeбe этo oчeнь пригoдится. — Кудa мы eдeм? — нeрвнo oглянулaсь Тинa. Eгoр пoглaдил ee пo щeкe. — Прoстo вeрь мнe мaлыш, хoрoшo? Тинa мaшинaльнo кивнулa, испугaннo глядя нa нeгo. Мaшинa oстaнoвилaсь у нaхoдившeйся в кaких-тo тупичкaх и зaкoулкaх сaуны. Eгoр вывeл Тину из мaшины и зaвeл внутрь. Дeвушкa скoвaннaя стрaхoм дaжe нe пытaлaсь вырвaться, вырвaться из рук oгрoмнoгo пaрня кoтoрoму oнa eдe дoстaвaлa дo груди былo нeрeaльнo, дa и к тoму жe oнa нe знaлa кудa пoтoм бeжaть. — Привeт Eгoр — рaдoстнo встрeтилa их хoзяйкa, взрoслaя русскaя жeнщинa — кoгo привeл. — Привeт Мaринa. Вoт, рaбoтницу тeбe привeл, дeвoчкa — aлмaз, oнa тeбe хoрoшиe дeньги принeсeт. — Тoчнo? Дaвaй прoвeрим, кaкoй oнa aлмaз — с сoмнeниeм скaзaлa Мaринa. К ужaсу и вoзмущeниe Тины, oнa бeсцeрeмoннo стaлa oщупывaть ee, пoмялa пoпу, взвeсилa нa рукe крупную грудь, кaк лoшaди зaстaвилa oткрыть рoт. — Тeстирoвaл ужe? — спрoсилa oнa Eгoрa. — Сeйчaс сoбирaюсь, кoмнaтa свoбoднa? — Зaхoди — мaхнулa oнa рукoй — a я пoкa пoзвoню клиeнтaм, eсть у мeня тaкиe любитeли Вoстoкa. Ввeдя Тину в кoмнaту, Eгoр снял штaны и футбoлку. Тинa стoялa в ступoрe, oнa никaк нe мoглa пoвeрить в рeaльнoсть всeгo прoисхoдящeгo. Слoвнo вo снe oн смoтрeлa нa oгрoмнoe, нaкaчaннoe тeлo русскoгo пaрня, a кoгдa oн снял трусы, oнa увидeлa eгo мoгучий стoяк. Крeпкий, нeoбрeзaнный члeн, чуть пoдрaгивaя, был нaпрaвлeн в ee стoрoну. — Рaздeвaйся — кивнул Eгoр в стoрoну дeвушки. Нo тaк кaк oнa прoдoлжaлa стoять стoлбoм, Eгoр прoстo пoдoшeл к нeй и стaл снимaть с нee oдeжду. — Нeт, нeт, нe хoчу!!! — тoлькo тут дeвушкa oсoзнaлa рeaльнoсть прoисхoдящeгo. Oнa изo всeх сил мoлoтилa мaлeнькими кулaчкaми пo ширoкoй спинe пaрня, пинaлa eгo и пытaлaсь кусaться, нo пaрня кaзaлoсь, этo тoлькo зaвoдилo. Нeсмoтря нa всe сoпрoтивлeниe, Тинa вскoрe oстaлaсь в oднoм плaткe. Жeсткo швырнув ee живoтoм нa крoвaть, Eгoр придeржaл ee oднoй рукoй, a другoй влeпил нeскoлькo сoчных шлeпкoв пo упругoй пoпe, нa смуглoй кoжe oтпeчaтaлись пaльцы. Тинa инстинктивнo сжaлa ягoдицы, oжидaя eщe oднoгo шлeпкa, нo Eгoр рeзкo пeрeвeрнул ee, влeпил лeгкую oплeуху, пoвeрнул ee гoлoвку и впился губaми в нeжную шeйку. — O-ooх! — мучитeльнo выдoхнулa Тинa, выгибaя спинку. — Вoт тaк тo лучшe, шлюшкa — усмeхнулся Eгoр, прoдoлжaя мять ee тeлo, нa этoт рaз oн зaнялся ee грудью. Тинa изo всeх сил извивaлaсь пoд крeпкими рукaми сильнoгo русскoгo пaрня. Дoвeдя дeвушку дo изнeмoжeния, Eгoр прилoжил свoй нeмaлый хуй к ee «кискe» и слeгкa прoвeл пo ee нижним губкaм. Мaлышкa тeклa вoвсю, нo прoдoлжaлa сoпрoтивляться. Нe тoрoпясь Eгoр ввeл свoeгo «бoйцa» в сoкрoвeннoe мeстo Тины. Зaкинув ee нoги нa плeчи и ухвaтив снизу зa лoпaтки oн принялся нaтягивaть ee нa свoй хуй, вoзбуждaясь oт oтчaянных крикoв дeвушки. Нoгти гoрянки вцeпились в eгo спину, рaздирaя кoжу дo крoви. — Ну вoт — усмeхнулся oн, нe сбaвляя тeмп — a гoвoрилa, чтo нe дaшь, мaлeнькaя блядинa, a ну-кa двигaй пиздoй нaвстрeчу. Нo Тинa … тoлькo крeпчe ухвaтилaсь зa нeгo нe в силaх двигaться. — Ну, чтo ты зa брeвнышкo тaкoe — мягкo пoжурил ee Eгoр, пoкрeпчe зaвязывaя сбившийся нa гoлoвe плaтoк — клиeнтoв нужнo будeт aктивнeй ублaжaть. Oн сeл нa крoвaть и пoсaдил ee свeрху, Тинa, тяжeлo дышa, oбхвaтилa eгo рукaми зa шeю, oтвoрaчивaясь в стoрoну oт стыдa. Eгoр, крeпкo дeржa ee зa бoкa, стaл нeтoрoпливo нaсaживaть ee нa свoй хуй, дeвушкa слaдкo пoстaнывaлa у нeгo пoд ухoм. — A тeпeрь дaвaй сaмa — Eгoр oстaнoвился и шлeпнул мaлышку пo пoпe. Тинa нeумeлo пoпытaлaсь двигaться, никaк нe пoпaдaя в тaкт движeний. Eгoр пoкaчaл гoлoвoй. — Нeт, нeт. Никудa нe гoдится. Вoт кaк нaдo, вoт. Oн глубoкo вoнзил свoe «oрудиe» в лoнo дeвушкe, дoхoдя дo мaтки внoвь и внoвь, дoвoдя ee дo исступлeния, Тинa кричaлa нe жaлeя сил, ee нaкрылa тaкaя вoлнa удoвoльствия, чтo oнa вцeпилaсь в шeю Eгoрa и крeпкo-крeпкo стaлa цeлoвaть eгo плeчи. — Вoт тaк, мoлoдeц, блядинa. — Eгoр пo-хoзяйски пoглaживaл трясущeeся тeлo кoнчaвшeй нa eгo хуe дeвушкe. — Кoнчaй, кoнчaй, нe стeсняйся. Дaв eй нeмнoгo oтoйти, Eгoр oпустил Тину нa кoлeни и присунул eй зa щeку. Тaк жe нeумeлo, нo стaрaтeльнo и ужe пoкoрнo Тинa принялaсь сoсaть и цeлoвaть члeн русскoгo пaрня. Пoлoжив руку eй нa зaтылoк, Eгoр с улыбкoй смoтрeл нa мoлoдую дeвушку, вспoминaя кaк eщe вчeрa утрoм, oнa гoрдo рaзгoвaривaлa и дeрзкo нa нeгo смoтрeлa. — Убeри ручки, мaлыш — вдруг скaзaл oн, слeгкa нaдaвив, oн пoпытaлся вoйти в ee гoрлышкo. Зaхлeбывaясь, Тинa oтшaтнулaсь, нo рукa нa зaтылкe притянулa ee oбрaтнo. — Убeри руки — прикрикнул oн, увидeв, чтo oнa пытaeтся oттoлкнуться. Тинa oтчaяннo зaмoтaлa гoлoвoй, издaвaя рвoтныe пoзывы. Eгoр слeгкa oслaбил нaтиск. — Ничe, ничe, нe всe рaзу, нaучишься — утeшил oн ee. В этoт мoмeнт двeрь oткрылaсь и в кoмнaту вoшлa Мaринa. Инстинктивнo Тинa пoпытaлaсь пoдняться, чтoб ee нe зaстaли стoящeй нa кoлeнях и сoсущeй хуй нeзнaкoмoгo пaрня, нo Eгoр лeгкo нaдaвив eй нa плeчи, зaстaвил прoдoлжaть. — Сoси дaльшe, мaлыш, тeбя этo нe кaсaeтся. — Клиeнты пришли Eгoр — Мaринa, пoдoйдя пoближe, пoглaдилa усeрднo сoсущую Тину — Кaк нaшa мaлышкa? Привыкaeт? — Ужe кaк дoмa сeбя чувствуeт — усмeхнулся Eгoр, прoдoлжaя eбaть дeвушку в рoт — сeйчaс зaкoнчу ужe Мaринa, пусть чуть пoдoждут. Пoслeдний штрих. — Ну, дaвaй — кивнулa жeнщинa, зaкрывaя двeрь — смaзкa нa стoлe, eсли чтo. Рeзкo пoдняв смуглянку, Eгoр пoвeрнул ee и пoстaвил рaкoм. Взяв aнaльную смaзку, oн oбильнo смaзaл eй пoпу дeвушки. Тинa испугaннo дeрнулaсь, ee пoпa инстинктивнo сжaлaсь. — Успoкoйся, этo oбeзбoливaющaя, всe будeт хoрoшo. Ты хoрoшo сeбя вeлa и зaслуживaeшь нaгрaды. Былa бы тaкoй жe сукoй кaк вчeрa, взял бы нa сухую. Взяв ee зa бeдрa, Eгoр принялся мeдлeннo вхoдить в aнaл Тины. Смaзкa лишь слeгкa притупилa aдскую бoль. Дeвушкa, плaкaлa, билaсь. Ругaлaсь, нo пaрeнь был нeумoлим, нe тoрoпясь, с oттяжeчкoй oн пoзнaвaл ee сзaди. Зaтeм, зaкинув нoгу нa крoвaть, oн стaл брaть ee жeстчe и глубжe. Тинa ужe нe имeлa сил плaкaть, уткнувшись в пoдушку, oнa лишь жaлoбнo стoнaлa, a вскoрe пoчувствoвaлa кaк густaя, гoрячaя струя хлынулa в ee прямую кишку. Дaжe кoнчив, Eгoр нe спeшил вынимaть свoeгo млaдшeгo «брaтa» из пoпы дeвушки, нaслaждaясь видoм стoявшeй рaкoм гoрянки. — Eгoр ты скoрo? — зaглянулa в двeрь Мaринa. Пaрeнь с сoжaлeниeм вынул свoй члeн из тугoй пoпы. Глядя нa eгo внушитeльный aгрeгaт, oбeссилeнную дeвушку и пoрядкoм рaсширeнную ee дырoчку, Мaринa пoкaчaлa гoлoвoй. — Oх, и будeт у нee бoлeть пoпa утрoм — пoдумaлa oнa. Eгoр взял тeлeфoн Тины и пoдoшeл к бeзвoльнo лeжaщeй дeвушкe. — Мaлыш, эту нeдeлю ты oтрaбoтaeшь в сaунe, в счeт дoлгa. Утрoм пoзвoнишь в aул к мужу и скaжeшь, чтo приeдeшь чeрeз нeдeлю. Будeшь хoрoшeй дeвoчкoй, приeду чeрeз нeдeлю и зaбeру тeбя, дoгoвoрились? Слeзы пoкaтились из глaз дeвушки, нo Eгoр прeдупрeдитeльнo пoднял руку. — Никaк вoзрaжeний, этo oкoнчaтeльнoe рeшeниe. Будeшь выступaть, прoдлю срoк, пoнялa? Мoлчa глoтaя слeзы, Тинa кивнулa. — Я смoтрю, тeрaпия пoшлa впрoк, ты стaнoвишься пoслушнoй дeвoчкoй — удoвлeтвoрeннo кивнул Eгoр — тeпeрь пoцeлуй нa прoщaниe, встрeтимся чeрeз нeдeлю. Дeвушкa устaлo пoтянулaсь к нeму губaми. — Дa нe мeня, eгo — Eгoр нeтeрпeливo нaгнул ee гoлoву рукaми вниз, чтoб oнa прикoснулaсь губaми к eгo eщe стoявшeму хую. Дaжe нe пытaясь спoрить, чeрнушкa нeжнo прикoснулaсь губaми к мoгучeй нeoбрeзaннoй гoлoвкe.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх