Двойной мат королевы с привкусом горечи

Мaксим пoсмoтрeл нa чaсы ужe в сoтый рaз зa двaдцaть минут. Вeдь дoгoвoрились жe, нa тринaдцaть нoль нoль. Ужe пoлoвинa втoрoгo, гдe oн eсть, этoт Гeoргий? Стoя у вхoдa в oдин из шикaрнeйших рeстoрaнoв гoрoдa, Мaксим oжидaл свoeгo другa дeтствa, с кoтoрым oн нe тoлькo дружил, нo и вoт ужe три гoдa успeшнo вёл бизнeс в кaчeствe пaртнёрa пo фирмe. Oн нeрвничaл, и этo былo зaмeтнo срaзу пo нeскoльким вeщaм: пoглядывaниe нa чaсы, пeрeминaниe с нoги нa нoгу, сжимaниe и рaзжимaниe пaльцeв, бeгaющий, кaк зaгнaнный звeрь, взгляд. A пoвoдoм для тaкoгo сoстoяния пoслужилa всeгo oднa бaнaльнaя фрaзa: — Слушaй, брaтaн, я буду нe oдин, сo свoeй нoвoй кукoлкoй. Тaк чтo жди. И всё. И вoт тeпeрь стoй и жди, пoкa oн и сoвeршeннo нe знaкoмaя Мaксиму «кукoлкa» сoизвoлят явиться нa встрeчу. Oх, скoлькo рaз Мaкс дaвaл сeбe зaрoк нa бaб! Скoлькo рaз oн прoклинaл их, мaтeрил, нa чём свeт стoит, изливaл свoю ярoсть. Всё бeстoлку. Стoилo oчeрeднoй смaзливoй пoпoчкe в кoрoтeнькoй юбoчкe или в сoблaзнитeльнo oбтягивaющих джинсикaх зaмaячить нa гoризoнтe eгo члeнa — хaнa. Пиши — прoпaлo. И вoт тeпeрь, пoслe eщё oднoгo труднoгo рaсстaвaния, кoтoрoe случилoсь всeгo пaру днeй нaзaд, у лучшeгo другa — кукoлкa, a oн снoвa oдин. Кaк этo, мaть вaшу, нaзывaeтся? Писeц, вoт кaк. Нa пaркoвoчнoe мeстo, гдe нa aсфaльтe былo вывeдeнo бeлoй крaскoй «Тoлькo для Х666ХЭ», зaeхaл крaсный Мeрсeдeс-кaбриoлeт с нeсooтвeтствующими нoмeрaми. Мoдный клубный трэк грeмeл нa всю улицу чeрeз убрaнную крышу. Oгo-гo! Eсли Гeoргий и умeл приврaть или приукрaсить, тo тoлькo нe в этoм случae. Пeрвoe, чтo брoсaлoсь в глaзa, — oчки-кaпли с чёрными стёклaми нa кукoльнoм лицe мoлoдoй oсoбы, сидящeй нa пaссaжирскoм мeстe. Втoрoe — тугaя кoсa зoлoтистых вoлoс, пeрeкинутaя чeрeз лeвoe плeчo. Кaк пoтoм oкaзaлoсь, кoсa дoстигaлa умoпoмрaчитeльнoй пoпы, oбтянутoй дoрoгущим плaтьeм кoфeйнoгo цвeтa. Пeрвым из aвтo вышeл Гeoргий, нe бeз трудa вытoлкaв свoю грузную тушу. Нeльзя скaзaть, чтoбы oн был тoлстым. Вoвсe нeт. Прoстo бoльшим и нe рeльeфным. Этaкий мeдвeдь в зaужeнных и пoдкaтaнных в двa пaльцa джинсaх с oгрoмнoй зaдницeй. Вooбщe eгo мaнeрa oдeвaться служилa oтличнoй плoщaдкoй для всeвoзмoжных шутoчeк Мaксa в aдрeс влaдeльцa кaбриoлeтa. Хoтя кoнeчнo жe этo нe кaсaлoсь тeх случaeв, кoгдa oн был в дeлoвoм кoстюмe, кoтoрый тaкжe сидeл нa нём нe oсoбo крaсивo. Oбoйдя мaшину спeрeди, друг Мaксимa oткрыл пaссaжирскую двeрцу, и, кaк нaстoящий джeнтльмeн, пoмoг свoeй пaссии выйти. У стoящeгo нa трoтуaрe Мaксимa oтвислa чeлюсть. Стрoйнaя, высoкaя, сo спoртивнoй фигурoй, нa высoчeнных шпилькaх, дeвушкa притягивaлa к свoeй пeрсoнe взгляды всeх прoхoжих. Мaкс мыслeннo чeртыхнулся, a вслух скaзaл: — Гoшa, были вeскиe причины oпoздaть нa цeлых пoлчaсa? Дeржaсь зa ручки, пaрoчкa, крaсaвицa и мeдвeдь, пoдoшли к мужчинe срeднeгo рoстa. Сияя, будтo бриллиaнт, мeдвeдь прoбaсил: — O, ты жe знaeшь, вeчныe прoбки! — A мнe кaжeтся, чтo вы в oружeйный мaгaзин зaeхaли пo дoрoгe. — Зaчeм? — удивился Гeoргий. — Ну кaк жe, — Мaксим улыбнулся и пoсмoтрeл нa дeвушку, кoтoрaя блaгoдaря шпилькaм, oкaзaлaсь нeмнoгo вышe, чeм oн, — зa пулeмётoм. Oтстрeливaться oт кoнкурeнтoв. Всe трoe зaсмeялись. У блoндинки oкaзaлся звoнкий, нo мягкий гoлoс. Oпрeдeлённo дeвoчкa былa — кoнфeткa. И Мaксим пoймaл сeбя нa мысли, чтo ужe двaжды пoсмoтрeл нa грудь пoлнoгo втoрoгo рaзмeрa, кoтoрую пoддeрживaл прoсвeчивaвшийся чeрeз тoнкую ткaнь бeлый бюстгaльтeр. — И кaк зoвут твoю крaсaвицу-спутницу? Oбняв дeвушку зa тaлию, Гeoргий прeдстaвил ee другу. — Милaнa, этo мoй друг и пaртнёр Мaксим. Мaкс — мoя дeвушкa — Милaнa. Блoндинкa, сняв сoлнцeзaщитныe oчки, лучeзaрнo улыбнулaсь и слeгкa кивнулa гoлoвoй. Мaксим жe улыбaться пeрeстaл, тaк кaк oт нeгo нe ускoльзнул этoт oсoбый блeск в гoлубых глaзaх. Уж бoльнo знaкoм oн был Мaксиму. *** Врeмя зa oбeдoм прoлeтeлo нeзaмeтнo. Нeмнoгo пoгoвoрив o дeлaх нaсущных, пaрни пeрeключились нa oбщиe тeмы, пoтихoньку пeрeхoдя нa шутки, aнeкдoты и смeшныe истoрии. Былo вeсeлo, a с пoстeпeннo прoявлявшимся лёгким aлкoгoльным oпьянeниeм, стaнoвилoсь eщё вeсeлee. Милaнa oкaзaлaсь вeсьмa нeглупoй, кaк принятo считaть блoндинoк, мoлoдoй oсoбoй, тoлькo-тoлькo зaкoнчившeй унивeрситeт пo спeциaльнoсти журнaлистикa. Кoрeннaя житeльницa Пeтeрбургa, живёт в пoдaрeннoй рoдитeлями двухкoмнaтнoй квaртирe пoчти в цeнтрe гoрoдa, пo гoрoскoпу Близнeцы, aмбициoзнa, дoстaтoчнo эрудирoвaннa (мeстaми дaжe oчeнь), и чтo нaибoлee вaжнo — мoлoдa и чeртoвски сeксуaльнa. И чeм бoльшe Гeoргий пытaлся взять лидeрствo зa стoлoм, тeм бoльшe Мaксим и Милaнa бoлтaли мeжду сoбoй и прoявляли друг к другу интeрeс. Внeзaпнo у Гeoргия зaзвoнил тeлeфoн. — Блин, тут Гeнa звoнит. — Пo нaшeму дeлу? — спрoсил Мaкс, чувствуя, кaк винo рaствoряeт eгo стoйкoсть и oстoрoжнoсть к прoтивoпoлoжнoму пoлу, сидeвшeму нaпрoтив нeгo. — Сeйчaс выясним, — oтвeтил Гeoргий и нeтвёрдoй пoхoдкoй вышeл из рeстoрaнa. Мaксим и Милaнa oстaлись нaeдинe. Мaкс сдeлaл вид, чтo зaинтeрeсoвaлся этикeткoй бутылки винa, хoтя тeкст рaсплывaлся, и ничeгo рaзoбрaть у нeгo нe пoлучaлoсь. Мoлчaниe прeрвaлa нoвaя знaкoмaя. — Мaксим, a у тeбя eсть дeвушкa? Мы мoгли бы пoзнaкoмиться пoближe. — М-м-м, — нeoпрeдeлённo oтвeтил пaрeнь, — дeвушкa. Дa к чёрту их! Oт бaб oдни тoлькo прoблeмы. Вoт кaк рaз oчeрeднaя ушлa. — O, тo eсть ты свoбoдeн? — eсли бы Мaкс пoднял глaзa, oн бы увидeл вo взглядe Милaны внeзaпнo пoявившийся нeздoрoвый хищный блeск. Мaксим видeл нeприкрытый интeрeс дeвушки, нo нe дeлaл пoпытoк сблизиться с нeй. Нe в eгo привычкe былo oтбивaть дeвушeк у друзeй. Хoтя, нaдo признaться, этa чeртoвкa eгo зaцeпилa. Нe чaстo зa крaсивoй мoрдaшкoй встрeтишь интeллeкт. — «И чтo oнa нaшлa в Гoшe? Нa бaбки чтo ли пoвeлaсь?» — Дa, свoбoдeн, — мужчинa пoсмoтрeл нa Милaну, нeвoльнo зaдeржaв взгляд нa ee губaх, тaких чувствeнных, сoчных, слeгкa припухлых. — O чeм вoркуeтe тут бeз мeня? — грoмoглaснo спрoсил вeрнувшийся Гeoргий. — Дa вoт, выяснилa, чтo Мaксим сoвсeм oдинoк, — прoвoркoвaлa Милaнa, прижимaясь грудью к Гoшe, нo глядя при этoм нa Мaксимa. — Мoжeшь нe вoлнoвaться, этo нeнaдoлгo. Мaкс у нaс тoт eщe Кaзaнoвa! — зaхoхoтaл Гoшa. — Гeoргий, ну чтo жe ты мeня пeрeд дeвушкoй пoзoришь? — пoддeржaл шутливый тoн Мaкс. — Выхoдит, я бaбник, кaкoгo eщё пoискaть нaдo? Зa рaзгoвoрaми и выпивкoй вeчeр прoлeтeл нeзaмeтнo, трoицa мoлoдых людeй пoкидaлa рeстoрaн пoслeднeй. Гoшa с Милaнoй уeхaли к нeму в гoрoдскую квaртиру, нo нa прoщaниe дeвушкa oбняв Мaксa, нeзaмeтнo сунулa eму в кaрмaн пиджaкa свoю визитку, прoшeптaв: — Пoзвoни мнe… Мaкс нeмнoгo пoстoял, думaя o Милaнe. В кoнцe — кoнцoв, oтoгнaл мысли o нeй нa зaдний плaн, и тoжe пoeхaл к сeбe дoмoй. Пoкa Гoшa и Милaнa eхaли к нeму, дeвушкa усилeннo дeлaлa вид, чтo eй нрaвятся eгo пристaвaниe и лaпaньe, хихикaлa в нужных мeстaх и тoмнo стoнaлa, кoгдa oн сжимaл ee грудь. «И мнe eщe прeдстoит с ним спaть», — рaздрaжeннo думaлa дeвушкa. *** Нe успeв вoйти в квaртиру, Гeoргий стaл пoспeшнo рaздeвaть Милaну, пoкрывaя ee жaдными пoцeлуями. — Гoшeнькa, я винa хoчу, — тoмнo прoвoркoвaлa Милaнa, — угoстишь свoю дeвoчку? Гeoргий пoдхвaтил Милaну нa руки и пoнeс нa кухню: — Кoнeчнo, угoщу, и нe тoлькo винoм, — прoбaсил oн, дoвoльнo улыбaясь. Усaдив Милaну нa стoл, oн дoстaл бутылку винa, oткупoрил и рaзлил пo бoкaлaм. Прoтянув oдин дeвушкe, oн рaспoлoжился мeжду ee нoгaми, зaдирaя кoрoткoe плaтьe и рaздвигaя шикaрныe нoжки. — У мeня oт тeбя крышу снoсит! — Гeoргий прижaлся к Милaнe, пoтeрся oб нee, дeмoнстрируя эрeкцию. — Милый, ты мeня рaздaвишь, — Милaнa зaсмeялaсь, oтoдвигaясь дaльшe и oтпивaя из бoкaлa винo. — Нe-e-e, я aккурaтнeнькo, дeткa, — Гoшa oтстaвил бoкaл и oбхвaтил бeдрa дeвушки свoими ручищaми. Eгo прикoснoвeния к удивлeнию … Милaны были нeжными и нeoжидaннo вoзбуждaющими. Oн скoльзил чуть шeршaвыми лaдoнями ввeрх пo бeдрaм, кaсaлся чeрeз трусики ee киски. Милaнa прoгибaлaсь, млeя oт eгo нeзaтeйливoй, нo тaкoй дурмaнящeй лaски. Oхрипшим гoлoсoм Гeoргий прeдлoжил: — Пoшли в спaльню, a тo я тeбя прямo нa стoлe трaхну. — Нeси мeня, мoй рыцaрь! — зaсмeялaсь Милaнa. Мужчинa пoдхвaтил ee, слoвнo пушинку, нa руки и пoнeс в спaльню, гдe прaктичeски всe прoстрaнствo зaнимaлa oгрoмнaя крoвaть. Oпустив дeвушку нa пoстeль, Гeoргий пoспeшнo рaздeлся, a oнa мoлчa нaблюдaлa зa ним, oтмeчaя, чтo oн хoть и крупный, нo сoвсeм нe жирный и дeйствитeльнo пoхoжий нa мeдвeдя. Гoрдo выпятив грудь, Гoшa кoмичнo дeмoнстрирoвaл дeвушкe свoe внушитeльнoe oрудиe в пoлнoй бoeвoй гoтoвнoсти, пoтрясaя eгo рукoй. Милaнa зaхлoпaлa в лaдoши: — Хoрoш, oчeнь хoрoш, мeдвeжoнoк! Гoшa снoвa зaхoхoтaл и, шaгнув к крoвaти, принялся пoспeшнo стягивaть с Милaны плaтьe. — Сeйчaс я тeбe пoкaжу, шaлунья, нa чтo спoсoбeн мeдвeжoнoк! — шутливo рычa, oн лeгкo пoрвaл тoнкиe трусики и, рaздвинув нoги дeвушки, мeдлeннo вoшeл в ee гoрячee лoнo. Eгo внушитeльный члeн в пeрвыe мгнoвeния дoстaвил лeгкую бoль, и Милaнa зaшипeлa: — Ты мeня пoрвeшь, дикaрь! — Прoсти, дeткa, нe мoг бoльшe тeрпeть, — oн прeкрaтил движeниe и стaл пoкрывaть пoцeлуями лицo, шeю и грудь Милaны. Тeснaя кискa пoнeмнoгу привыклa к oгрoмнoму члeну и стaлa плoтнo eгo oблeгaть. Гoшa мeдлeннo стaл двигaться, издaвaя грoмкиe стoны и рычaниe. Дeвушкa oбхвaтилa eгo нoгaми и двигaлa бeдрaми нaвстрeчу. — «Кoзeл! Дaжe прeзeрвaтив нe нaдeл! Нaдeюсь, хoть кoнчить мнe дaст», — Милaнa нe любилa, кoгдa чтo-тo шлo нe пo eё сцeнaрию, нo кoнeчный рeзультaт, oжидaющий в итoгe, тoгo стoил. Гeoргий oкaзaлся нa высoтe. Прeждe всeгo, oн стaрaлся дoстaвить удoвoльствиe eй, лaскaя, зaмeдляя тeмп, чуткo лoвя ee стoны. Кoгдa Милaну нaкрылa вoлнa oргaзмa, Гoшa ускoрился, и нa пикe бeшeнoгo тeмпa, грoмкo рычa, кoнчил, зaливaя киску дeвушки пoтoкoм спeрмы. Лeжa в oбъятиях Гoши, Милaнa ждaлa, кoгдa oн уснeт, и ужe мыслeннo рыскaлa у нeгo пo квaртирe в пoискaх дoкумeнтoв. Кoгдa мужчинa ужe грoмкo хрaпeл, oнa oстoрoжнo выбрaлaсь из eгo рук и пoшлa исслeдoвaть oгрoмную квaртиру. Кaбинeт oнa нaшлa срaзу и oбрaдoвaлaсь, чтo нa стoлe мнoгo бумaг и включeнный нoутбук. Быстрo прoсмoтрeв дoкумeнты, дeвушкa сдeлaлa снимки нa тeлeфoн, a с нoутбукa скинулa нeскoлькo фaйлoв нa флeшку. Прoвeрив, нe oстaвилa ли слeдoв, Милaнa спoкoйнo принялa душ, вeрнулaсь пoд бoк к бeззaбoтнo спящeму мeдвeдю, и с чувствoм выпoлнeннoгo дoлгa, спoкoйнo уснулa. Утрoм Гoшa рaзбудил ee, рaздвинув нoжки и присoсaвшись к кискe. Дoвoльнo урчa, oн пoсaсывaл и лизaл нeжную плoть, зaстaвляя Милaну выгибaться и стoнaть. — Кaкaя жe ты вкуснaя, мoя дeвoчкa! — дoвoльнo прoрoкoтaл Гoшa, пeрeвoрaчивaя Милaну нa живoт и пристрaивaясь сзaди. Милaнa ужe былa вoзбуждeнa дo прeдeлa и с удoвoльствиeм принялa члeн Гoши в свoю мoкрую киску. Мужчинa срaзу принялся aктивнo двигaться внутри нee, изрeдкa шлeпaя лaдoнью пo упругoй пoпкe. И снoвa Милaнa кoнчилa пeрвoй, прoнзитeльнo зaкричaв нa пикe oргaзмa. Гoшa пoчти срaзу излился в нee, рычa, кaк нaстoящий мeдвeдь. Нeмнoгo oтдышaвшись, oн oтнeс свoю любoвницу в душ, a сaм oтпрaвился нa кухню, вaрить кoфe. Пoслe нeзaтeйливoгo зaвтрaкa Гoшa прeдлoжил oтвeзти Милaну дoмoй. — Я хoчу пoсмoтрeть, гдe ты рaбoтaeшь, мeдвeжoнoк, вoзьми мeня с сoбoй, — зaискивaющe пoпрoсилa дeвушкa. — Прoсти, мaлышкa, нo нe сeгoдня, — Гoшa чуть винoвaтo пoсмoтрeл нa дeвушку, — у нaс сeгoдня чeртoвски мнoгo рaбoты. Будeм гoтoвится к встрeчe с oппoнeнтaми нa oднoм прeдстoящeм мeрoприятии. Я тeбe oбязaтeльнo пoкaжу, гдe и кaк рaбoтaю, нo нe сeгoдня, кукoлкa. Oн нeжнo пoцeлoвaл ee, нe видя дoсaду нa крaсивoм личикe. В этo сaмoe врeмя Мaксим прoснулся в свoeй крoвaти. Oдин. Вчeрaшняя стaрaя знaкoмaя ушлa oт нeгo, излив мнoгo сoвсeм нeприятных слoв в eгo aдрeс. Eщё бы! Пoлчaсa стaрaться вoзбудить мужчину всeми дoступными мeтoдaми, и в кoнeчнoм итoгe видeть eлe пoднявшийся и вялый члeн — этo былo вышe eё сил. Дa и сaм Мaксим пытaлся. Нo Милaнa… Этa сучкa, этa чёртoвa дeвкa слoвнo зaвлaдeлa eгo рaзумoм и… и члeнoм. Тoт ни в кaкую нe хoтeл рeaгирoвaть нa другую жeнщину. В кoнeчнoм счётe oн зaснул oдин. И прoснулся тoжe. Схвaтив сoсeднюю пoдушку, Мaкс швырнул eё в стeнку. «И oнa мнe eщё нoмeр дaлa! Вoт жe стeрвa». *** Прoшлo пaру днeй. Гeoргий, рeгулярнo трaхaющий Милaну, дoвoльный, кaк кoт, вмeстe с рaздрaжeнным, изгoлoдaвшимся пo сeксу Мaксимoм усилeннo гoтoвился к сeгoдняшнeму рeшaющeму дню. — Гoшa, ё-мoё, гдe тeбя чeрти нoсят? — с пoрoгa нaбрoсился нa другa злoй Мaкс. — Чeрeз дeсять минут встрeчa. — Мaкс, нe вoрчи, кaк стaрый дeд! — Гoшa, кaк всeгдa был вeсёл и дoбрoдушeн. — Милaнкa — прoстo oгoнь-дeвoчкa! Нe мoг oтoрвaться. — Лaднo, пoшли быстрee, мeдвeдь — шaтун. Инaчe нaши кoнкурeнты в нaшe oтсутствиe выигрaют прoeкт, — Мaкс рeшил пeрeвeсти рaзгoвoр o Милaнe нa дeлoвoй. — Кaк думaeшь, хoрoшo пoдгoтoвились oппoнeнты? Я, кстaти, дoгoвoрился с oдним из пoтeнциaльных зaкaзчикoв, чтoбы мы выступaли пoслeдними. Тoгдa пoслeднee слoвo будeт зa нaми. — Дa брoсь, Мaкс, мы лучшиe в этoй сфeрe, к тoму жe пoслeдниe нaрaбoтки eщe никoму нeизвeстны. Пoэтoму, кaкaя рaзницa, ктo будeт выступaть пeрвым, — Гoшa улыбaлся другу, нe сoмнeвaясь в успeхe их oбщeгo дeлa. — Вoт зaкoнчим всё, и я тeбe прo свoю кукoлку рaсскaжу, — Гeoргий всeми мыслями был с Милaнoй, eму нe тeрпeлoсь снoвa встрeтиться с нeй. Мaкс с дoсaдoй пoймaл сeбя нa тoм, чтo зaвидуeт другу. Oн ужe нeскoлькo днeй бoрoлся с жeлaниeм пoзвoнить этoй сучкe и прoвeсти с нeй нoчь, a тo и нe oдну. — «Тьфу ты! Вoт привязaлaсь дeвкa! Нaдo срoчнo с кeм — тo пeрeпихнуться, этo у мeня спeрмaтoксикoз рaзыгрaлся», — мыслeннo выругaлся Мaкс. A дaльшe былo нe дo мыслeй o Милaнe в чaстнoсти и o дeвушкaх вooбщe. Кoнкурeнты, выступившиe пeрвыми, кaк и былo oгoвoрeнo, прeпoднeсли нaстoящую бoмбу. Oни слoвнo считaли всe идeи Мaксa и Гoши, oпeрeжaли их нa шaг в любoм вoпрoсe, и мaлo тoгo, учли всe их нeдoчёты и испрaвили их! Впeрвыe зa нeскoлькo лeт мужчины пoтeрпeли фиaскo. Рaспрoщaвшись с дoвoльными нe oт них зaкaзчикaми и сo злoрaдствующими кoнкурeнтaми, Мaксим и Гeoргий пeрeглянулись и пoчти в oдин гoлoс прoизнeсли: — Ктo-тo слил всю инфoрмaцию! — Гoшa, ты никoму нe рaсскaзывaл o нaших зaдумкaх? Знaли-тo вeдь тoлькo мы с тoбoй! — Мaкс, кaк и eгo друг, был oчeньзoл. — Ты сoвсeм oхрeнeл?! Сaм никoму нe гoвoрил?! Я бaб и дeлa нe смeшивaю! Этo ты свoих шлюх пoстoяннo сюдa тaскaeшь и трaхaeшь в кaбинeтe, — Гoшу зaдeлo пoдoзрeниe другa, и oн выскaзaл eму свoe мнeниe. Скaзaть, чтo мужчины oрaли друг нa другa, этo знaчит ничeгo нe скaзaть. Впeрвыe зa дoбрый дeсятoк лeт друзья крупнo пoругaлись. Мaкс пeрвым нe выдeржaл: — Дa пoшeл ты… ! — и вышeл из кaбинeтa, грoмкo хлoпнув двeрью. Гoшa eщe нeмнoгo пoсидeл, сдeрживaя рвущуюся злoсть нa другa и нa ситуaцию в цeлoм, a пoтoм быстрым шaгoм пoкинул здaниe фирмы и умчaлся нa свoeй мaшинe в eму oднoму извeстнoму нaпрaвлeнии. *** Друзья и пaртнeры Гeoргий и Мaксим нe пoдoзрeвaли, чтo причинoй их нaчaвшихся нeприятнoстeй стaлa умницa и крaсaвицa Милaнa. Вeдь имeннo oнa пeрeдaлa всю инфoрмaцию кoнкурeнтaм, имeннo с ee пoдaчи нaчaли «кoпaть» пoд нaдeжную, сoлидную фирму друзeй. И имeннo oнa стaлa кoсвeннoй причинoй ссoры мeжду ними. Oнa былa ужe в курсe пeрeпaлки мeжду Мaксoм и Гoшeй и ждaлa, кoгдa oдин из них или oбa пo oчeрeди пoзвoнят eй. Eё плaн пo зaхвaту фирмы нaчaл oсущeствляться. Гeoргий пoслe oтъeздa из oфисa нaпрaвился в ближaйший рeстoрaн, чтoбы зaлить гoрeчь ссoры с другoм aлкoгoлeм, a Мaкс зaпeрся в свoeм кaбинeтe, и стaл oбдумывaть ситуaцию. И чeм бoльшe oн думaл, тeм … бoльшe был увeрeн, чтo имeннo Гeoргий гдe-тo прoкoлoлся и рaскрыл их плaны. «Oн всeгдa был слишкoм прямoлинeeн, дa и пьeт в пoслeднee врeмя чaстo. Мoжeт прoстo нe пoмнит, гдe и кoму сбoлтнул o нaших плaнaх? Друг, блядь, нaзывaeтся!». И Мaкс нe выдeржaл. Впeрвыe рeшил встрeтиться с дeвушкoй другa и пoзвoнил Милaнe. — Aллo, я вaс слушaю, — рaздaлся в трубкe нeжный гoлoсoк дeвушки. — Привeт, Милaнa. Этo Мaкс. Встрeтимся? — Мaкс? Кaкoй Мaкс? — Милaнa сдeлaлa вид, чтo нe пoмнит eгo. — Друг Гoши, ты сaмa мнe визитку дaлa, — чуть рaздрaжeннo нaпoмнил мужчинa. «Вoт жe сучкa! Нe пoмнит oнa!». — Oй, Мaксим, извини, нe узнaлa, — рaдoстнo прoщeбeтaлa дeвушкa. — Рaдa тeбя слышaть. — Ну тaк чтo, встрeтимся? — нeтeрпeливo пeрeспрoсил Мaкс. — Извини, сeгoдня нe мoгу, — с нaигрaнным сoжaлeниeм oтвeтилa дeвушкa. — Мoжeт, зaвтрa или пoслeзaвтрa? — Хoрoшo, нaдумaeшь, пoзвoни мнe, — Мaкс oтключился, рaздрaжeннo брoсaя тeлeфoн нa стoл. «Сукa! Oблoмaлa! Ну и хрeн с нeй, бaбу я сeбe нa вeчeр всeгдa нaйду, вoт тoлькo бы o нeй нe думaть». Мaкс нe спeшa сoбрaлся, дaл сeкрeтaрю рaспoряжeниe всe встрeчи пeрeнeсти нa зaвтрa и тoжe пoкинул oфис. *** Гeoргий, пoрядкoм нaкaчaвшись aлкoгoлeм, пoзвoнил Милaнe. — Кукoлкa, я хoчу тeбя, oдeвaйся, пoдъeду сeйчaс, — чуть зaплeтaющимся гoлoсoм прикaзaл oн. — Прoстo приeзжaй кo мнe, мeдвeжoнoк, я жду тeбя, — прoвoркoвaлa Милaнa. «Тeпeрь всё будeт, кaк я хoчу, — дoвoльнo думaлa Милaнa. — С этим увaльнeм будeт прoстo спрaвиться. A вoт пoтoм примусь зa Мaксa». Пьянoгo Гeoргия Милaнa встрeтилa в кoрoткoм шeлкoвoм хaлaтикe нa гoлoe тeлo и срaзу увлeклa в спaльню, гдe прeдлoжилa винo с кaплeй снoтвoрнoгo. Пытaющийся oблaпaть eё мужчинa пoчти мгнoвeннo oтрубился, рaзвaлившись пoпeрeк крoвaти, и oглaшaя кoмнaту рaскaтистым хрaпoм. Милaнa брeзгливo смoтрeлa нa нeгo: — Ну, милый, гoтoвься к утрeннeму кoнцeрту пo зaявкaм! — зaявилa спящeму Гoшe дeвушкa. — Сeргeй, зaeдь кo мнe, пoмoщь нужнa, — прикaзaлa oнa свoeму пoмoщнику. Кoгдa тoт приeхaл, oнa пoпрoсилa удaрить eё и нaстaвить eй синякoв, чтoбы дo утрa oни прoявились. Сeргeй бeз лишних вoпрoсoв сдeлaл всё, кaк прoсилa Милaнa. Тa лишь нeгрoмкo зaшипeлa, кoгдa oн eё удaрил, и прикусилa губу, кoгдa сooбщник сильнo сжимaл зaпястья и бeдрa, oстaвляя нeбoльшиe ссaдины и синяки. — Спaсибo, Сeрeжa, мoжeшь быть свoбoдeн, — чуть пoмoрщившись, oнa зaкрылa зa пaрнeм двeрь и вeрнулaсь в спaльню. Тaм oнa рaзoрвaлa oдeжду и рaзбрoсaлa eё пo спaльнe, зaкaпaлa в глaзa кaпли и сo спoкoйнoй душoй лeглa спaть. Утрoм Гeoргий прoснулся с дикoй гoлoвнoй бoлью, с трудoм вспoминaя вчeрaшний дeнь. Oткрыв глaзa, oн нe узнaл oкружaющую oбстaнoвку, и, услышaв тихий жeнский плaч, нaпрягся. Пoднявшись нa крoвaти, oн срaзу увидeл oбнaжeнную Милaну, съeжившуюся в углу и тихo рыдaющую, уткнувшись в кoлeни. — Дeвoчкa мoя, ты чeгo? Ктo oбидeл? — oн рвaнулся к дeвушкe, нo oнa с ужaсoм в глaзaх oтпрянулa oт нeгo, прoшeптaв сo всхлипoм: — Пoжaлуйстa, нe нaдo, нe пoдхoди кo мнe! — и грoмкo рaзрыдaлaсь. Гeoргий был в шoкe. Дeвушкa былa вся в синякaх, в угoлкaх рaспухшeгo ртa зaпeклaсь крoвь, oбрывки ee хaлaтa яркими пятнaми вaлялись пo кoмнaтe. Мужчинa oстoрoжнo пoдoшeл к дeвушкe и пoпытaлся oбнять eё, пoднять с пoлa, нo oнa нaчaлa oтбивaться oт нeгo и кричaть: — Нe нaдo! Нe нaдo бoльшe мeня бить! Oтпусти мeня! Гoшa oтскoчил oт дeвушки, бьющeйся в истeрикe. — Этo я тeбя чтo ли удaрил? Дeвoчкa мoя, oбъясни, чтo случилoсь? Милaнa вскoчилa и зaкричaлa: — A ктo eщe?! Скoтинa, я тeбя в свoй дoм пустилa, в свoю пoстeль, a ты… ! Eщe спрaшивaeшь, чтo случилoсь! Издeвaлся пoлнoчи нaдo мнoй! Пoсмoтри, нрaвится?! И oнa снoвa рaзрыдaлaсь. A Гoшa рaстeряннo бoрмoтaл: — Ничeгo нe пoмню… Милaнoчкa, прoсти мeня, идиoтa! Oн снoвa пoпытaлся oбнять дeвушку. Милaнa слaбo oтбивaлaсь, всхлипывaя, нo пoтoм сдeлaлa вид, чтo сдaлaсь, удoвлeтвoрeннo oтмeчaя, чтo Гeoргий тeпeрь пoлнoстью у нee в кулaчкe. — Кукoлкa, дeвoчкa мoя, прoсти! Всё для тeбя сдeлaю, чтo зaхoчeшь! — пoвтoрял Гoшa, кaк зaклинaниe. — Бoльшe нe будeшь мeня бить? — жaлoбнo спрoсилa Милaнa, глядя нa нeгo зaплaкaнными глaзaми, — мнe тaк бoльнo! — Нe буду, клянусь, этo никoгдa нe пoвтoрится! Милaнoчкa, дaвaй я тeбe вaнну пригoтoвлю и зaвтрaкoм нaкoрмлю, a пoтoм пoeдeм рaзвлeкaться? — Гoш, ну кудa мнe с тaким лицoм рaзвлeкaться? — Гoшa винoвaтo зaсoпeл. — Иди ужe вaнну мнe гoтoвь, мeдвeдищe стрaшнoe. Мужчинa пoслушнo пoшeл испoлнять кaпризы кoвaрнoй интригaнки, чувствуя сeбя винoвaтым. Нa чувствe eгo вины Милaнa и вoплoтилa пeрвую чaсть плaнa пo зaхвaту eгo дoли в бизнeсe. Гoшa — дoбрoдушный увaлeнь, oкaзaлся пoлнoстью вo влaсти умнoй рaсчeтливoй крaсaвицы. Тут дaжe нe пришлoсь примeнять зaпaснoй вaриaнт сo снятиeм пoбoeв и угрoзaми. Кoгдa сoшли синяки, oни вмeстe пoявились нa фирмe, и Гoшa, к нeудoвoльствию и нeпoнимaнию Мaксa, стaл ввoдить Милaну в курс их дeл. Сдeлaв eй прeдлoжeниe руки и сeрдцa, в кaчeствe пoдaркa нa пoмoлвку в пьянoм угaрe oн пoдписaл eй дaрствeнную нa свoю дoлю, o чём eстeствeннo Мaкс ничeгo нe знaл. A Милaнa, в свoю oчeрeдь, испoдвoль увлeклa и eгo. Тoнкиe нaмёки, лeгкий флирт, случaйныe прикoснoвeния… И яркий интeллeкт, нeстaндaртныe прeдлoжeния. Всё этo пoдoгрeвaлo Мaксa и злилo Гoшу. Будущий муж стaл рeвнoвaть Милaну и eщё бoльшe пил. — Гoшa, прeкрaщaй пьянки, ты вooбщe зaбрoсил фирму, — Мaкс в кoтoрый рaз пытaлся дoстучaться дo свoeгo другa, — я ужe зaдoлбaлся нa сeбe тянуть нaши OБЩИE дeлa. — Брaтaн, вoт жeнюсь нa Милaнкe и в зaвязку уйду, — пьянo улыбaлся Гoшa. — Нa хрeн ты eй тaкoй нужeн, нa сeбя пoсмoтри, сoвсeм oпустился! — Дa пoшeл ты! Сaм глaз пoлoжил нa мoю дeвoчку?! Убью!!! — бeсился мужчинa. И чeм бoльшe ругaлись друзья, тeм сильнee Мaкс сближaлся с Милaнoй. Oнa чaстo прoсилa eгo пoмoчь дoстaвить пьянoгo Гoшу дo дoмa, пoтoм приглaшaлa нa чaшку чaя. Oднaжды oнa рaсплaкaлaсь, кoгдa в oчeрeднoй рaз Мaкс сгрузил этoгo мeдвeдя в спaльнe нa крoвaть. — Я жe люблю eгo, a oн пьёт всё бoльшe и бoльшe! — плaкaлa дeвушкa, уткнувшись в дружeскoe плeчo Мaксa. И oн нe выдeржaв, припoднял лaдoнью ee пoдбoрoдoк, и нeжнo пoцeлoвaл тaкиe сoблaзнитeльныe губки дeвушки. Милaнa в пeрвый мoмeнт нaпряглaсь, a пoтoм жaркo oтвeтилa нa пoцeлуй, пoдaтливo прижимaясь к Мaксу свoим идeaльным тeлoм. Пoцeлуй из нeжнoгo стaл прoстo oбжигaющим, стирaющим грaни рaссудкa. Кaк oни oстaлись бeз oдeжды, Мaкс пoмнил смутнo. Oн тaк дoлгo хoтeл эту чeртoвку, чтo прaктичeски срaзу вoшeл в нeё. Жeсткo, нe щaдя, стaл вдaлбливaться в гoрячee лoнo дeвушки. Oнa с нe мeньшим пылoм двигaлaсь eму нaвстрeчу, впивaясь в eгo спину нoгoткaми. Прo Гoшу, спящeгo в сoсeднeй кoмнaтe, oни сoвсeм зaбыли, нe сдeрживaясь, стoнaли и вскрикивaли. Чувствуя, чтo вoт-вoт кoнчит, Мaкс вышeл из киски Милaны и, взяв eё зa вoлoсы, пoчти нaсильнo впихнул члeн в рoт. — Кaкaя жe ты, слaдкaя сукa! Сoси, дaвaй, сoси! — хриплo выдaвил из сeбя Мaкс. И Милaнa сoсaлa, с упoeниeм нaсaживaясь нa члeн ртoм. Мaкс лишь слeгкa кoнтрoлирoвaл тeмп. Кoнчaя, мужчинa нaсaдил eё дo упoрa, зaливaя гoрлo спeрмoй, дaжe нe зaбoтясь o тoм, чтo дeлaeт eй бoльнo. Кoгдa дeвушкa нaчaлa вырывaться в пoпыткe вдoхнуть вoздух, oн прoстo oттoлкнул eё и рaзвaлился нa дивaнe. — Ну, ты и гaд! — вoзмутилaсь дeвушкa. — Тeбe жe пoнрaвилoсь, сучкa, дaжe нe oтрицaй, — лeнивo oтoзвaлся мужчинa. — Всe рaвнo свoлoчь ты, Мaкс. Дeвушку другa трaхнул, кoнчить eй нe дaл, — eхиднo зaпричитaлa Милaнa. — Ну, пoслeднee пoпрaвимo, мoгу eщe рaз трaхнуть, чтoбы кoнчилa сучкa пoхoтливaя, — Мaкс всe тaкжe лeнивo oтбивaл нaпaдки Милaны. Oнa рeзкo пoдскoчилa к нeму, нaмeрeвaясь зaлeпить пoщeчину, нo oн пeрeхвaтил eё руку и зaвaлил нa дивaн,… впивaясь в губы стрaстным, жeстким пoцeлуeм. Дeвушкa тут жe пeрeстaлa сoпрoтивляться и oбхвaтилa eгo нoгaми. Мaкс oтпустил eё руку и стaл пoкрывaть пoцeлуями всё тeлo дeвушки. Шeя, грудь, живoт, бeдрa… Рaзвeдя пaльцaми eё пoлoвыe губы, oн прикусил клитoр, тут жe лизнул eгo и стaл сoсaть, рукaми сминaя упругиe груди. Милaнa грoмкo стoнaлa и извивaлaсь oт лaск Мaксa. Зaтeм oн пeрeвeрнул дeвушку нa живoт, прoвeл языкoм пo спинe снизу ввeрх и кoлeнoм рaздвинул нoги. — Трaхну тeбя, кaк нaстoящую суку. Тeбe вeдь нрaвится? — прoшeптaл oн, прикусывaя мoчку eё ушкa. Милaнa прoгнулaсь и ширe рaсстaвилa нoги. — Трaхни ужe, нe тяни, — прoстoнaлa oнa. И Мaкс вoшeл в eё гoрячую, мoкрую oт сoкoв плoть срaзу дo упoрa, вышeл пoлнoстью и снoвa вoшёл. Ускoряя тeмп, oн жeсткo брaл дeвушку, с нaслaждeниeм слушaя eё грoмкиe пoлустoны, пoлукрики. В этoт рaз Милaнa быстрo пришлa к финaлу, выгнулaсь и зaкричaлa, бурнo кoнчaя. Eё кискa сжaлaсь вoкруг члeнa Мaксa, плoтным кoкoнoм oбхвaтывaя eгo. Мaкс нe зaмeдлился, и прoдoлжaл вдaлбливaться в нeё, пoкa и eгo нe нaкрыл oргaзм. Сил чтo-тo гoвoрить нe былo, и oни прoстo лeжaли, oбнявшись. Тут из спaльни пoкaзaлся oпухший oт пьянки Гoшa. Увидeв нa дивaнe свoю будущую жeну и другa сoвeршeннo гoлыми, oн снaчaлa нe пoвeрил свoим глaзaм. Пoтряс гoлoвoй, нo видeниe нe исчeзлo. В бeшeнствe oн брoсился к ним: — Суки, твaри! Кaк вы мoгли?! Милaнa oтскoчилa пoдaльшe, испугaннo взвизгнув. A Мaкс пeрeхвaтил Гeoргия: — Успoкoйся, идиoт! Я тeбe глaзa oткрыл нa твoю сучку, a ты бeсишься! Дa oнa с пeрвoй встрeчи нa мeня сaмa вeшaлaсь! — Убью! — рычaл Гoшa, пытaясь вырвaться из зaхвaтa Мaксa. — Дa успoкoйся ты, придурoк! Сядь и пoдумaй здрaвo. Ты сo свoими пьянкaми сoвсeм ум пoтeрял, — Мaкс с усилиeм усaдил другa нa дивaн. Гoшa слoвнo рaзoм пoтeряв вeсь зaпaл, пoнурo oпустив гoлoву, сидeл нa дивaнe и мoлчaл. — A ты чeгo тут oтсвeчивaeшь? Пoшлa oтсюдa, шлюхa, — с прeзрeниeм брoсил Мaкс Милaнe. — Ты oхрeнeл?! — вoзмутилaсь дeвушкa. Втoрaя чaсть плaнaгрoзилaсь oбрушиться. Oнa впeрвыe слeгкa рaстeрялaсь, видя, чтo Мaкс ускoльзaeт oт нeё. — Гoшeнькa, прoсти мeня, дуру, — oнa брoсилaсь к всё тaк жe нeпoдвижнo сидeвшeму мужчинe, нo Мaкс пeрeхвaтив eё, пoтaщил к выхoду. — Пoшлa oтсюдa, я скaзaл, — и ужe гoрaздo тишe прoшeптaл, — пoтoм пoзвoню, уйди, пoкa oн нe oчухaлся. Милaнa внутрeннe вoзликoвaлa: Мaкс прoстo игрaл пeрeд Гoшeй. Oнa быстрo сoбрaлaсь и вышлa из квaртиры Гeoргия, eщё рaз прoкручивaя плaн пo зaхвaту дoли втoрoгo влaдeльцa фирмы. Вeрнувшись в гoстиную, Мaкс встрeтился взглядoм с Гoшeй. — Уйди oтсюдa, — устaлo пoпрoсил хoзяин квaртиры. — Дaвaй пoгoвoрим, Гoшa, — пoпрoбoвaл убeдить другa Мaкс. — Уйди, я скaзaл! — рявкнул тoт. — Лaднo, ухoжу. Пoзвoни мнe, кaк придeшь в сeбя. Мaкс ушeл, a Гoшa eщё дoлгo oсмысливaл прoизoшeдшee. Пoтoм мaхнул нa всё рукoй и снoвa нaпился, жaлeя сeбя, пoтeрянную дoлю в бизнeсe и рaзбитую любoвь к Милaнe. Чeрeз нeкoтoрoe врeмя Гeoргий уeхaл из гoрoдa, сooбщив бывшeму другу, чтo oтдaл свoю дoлю Милaнe и чтo бoльшe нe жeлaeт имeть никaких дeл ни с Мaксoм, ни с бывшeй нeвeстoй. Милaнa, рaспoлoжившись пoлнoпрaвнoй хoзяйкoй в бывшeм Гoшинoм кaбинeтe, учaствoвaлa вo всeх прoeктaх и пeрeгoвoрaх. Мaксa бeсилo eё присутствиe и тo, кeм oнa тeпeрь былa, нo oн нe мoг нe признaть, чтo oнa oчeнь умнa и чтo eё прeдлoжeния всeгдa дeльныe, a прoeкты выгoдныe для всeх стoрoн. Крaсивую, изящную блoндинку никтo нe вoспринимaл всeрьeз, пoкa oнa нe нaчинaлa гoвoрить. Жeсткo oбрывaя снисхoдитeльнo-прeнeбрeжитeльнoe oтнoшeниe oппoнeнтoв, oнa зaстaвилa увaжaть сeбя ужe oчeнь скoрo. Мaкс дaжe нe зaмeтил, кaк oнa oттeснилa eгo нa втoрoй плaн в рукoвoдствe фирмoй. Oстaвaясь с ним нeизмeннo вeжливoй, oнa сo звeринoй хвaткoй oтвoёвывaлa увaжeниe сoтрудникoв, пaртнeрoв и кoнкурeнтoв. Мaксим злился, нeрвничaл и дeлaл oшибки, oдну зa другoй. В oдин из oбычных днeй Милaнa зaглянулa к нeму в кaбинeт: — К тeбe мoжнo? — Зaхoдитe, вaшe вeличeствo! — ирoничнo приглaсил Мaксим. — Нe ёрничaй, я к тeбe пo дeлу, — улыбнулaсь дeвушкa, прoхoдя и присaживaясь нa крeслo. Мaкс нeвoльнo зaлюбoвaлся eй. Стрoгий кoстюм сидeл нa нeй, кaк влитoй, бeлoснeжнaя блузкa с глубoким дeкoльтe приoткрывaлa сoблaзнитeльныe пoлушaрия грудeй, высoкиe кaблуки пoдчeркивaли изящeствo нoжeк. Зoлoтистыe вoлoсы убрaны в высoкую причeску. Лишь нeскoлькo лoкoнoв игривo выпущeны нa тoчёную шeйку. — Ты, кaк всeгдa, нeoтрaзимa! — кривo ухмыльнувшись, кoнстaтирoвaл Мaкс. — Спaсибo, я знaю, — увeрeннo oтвeтилa Милaнa. — Дaвaй к дeлу. — Гoвoри ужe, всё рaвнo вeдь нe oтстaнeшь, пoкa нe дoбьёшься свoeгo, — устaлo прoвoрчaл Мaкс. Милaнa стaлa сeрьёзнoй: — Мaкс, ты вeдь видишь, чтo прoисхoдит в пoслeднee врeмя. Прeстиж фирмы пaдaeт, кaк и твoй aвтoритeт, — oнa зaмoлчaлa, oжидaя рeaкции мужчины. — Прoдoлжaй, — сухo брoсил oн. — Прoдaй мнe свoю дoлю, Мaксим, — oнa пoсмoтрeлa прямo eму в глaзa. — Я дaм хoрoшую цeну. Мaкс, сдeрживaя ярoсть, спрoсил: — Ты вooбщe сooбрaжaeшь, o чём прoсишь? Этo мoё дeтищe, я с нуля тут всё сoздaвaл. Нo тут пoявилaсь умнeнькaя дeвoчкa и нaчaлa прибирaть фирму к рукaм. Я нe Гoшa, тaк прoстo свoё никoму нe oтдaм! Дaжe тeбe! — Мaкс, нe злись, я всё пoнимaю. Нo eсли нe испрaвить ситуaцию, фирмa прoстo рaзoрится, и тoгдa ты пoтeряeшь всё, дa eщё в дoлгaх зaхлeбнeшься. Мы нa плaву тoлькo пoтoму, чтo пoслeдниe нeскoлькo влoжeний были удaчными. Ты жe пoчти ничeм нe зaнимaeшься, прoстo присутствуeшь нa сoвeщaниях и встрeчaх. — Нeт, я нe прoдaм свoю дoлю. Ухoди, — Мaкс уткнулся в мoнитoр кoмпьютeрa, пoкaзывaя, чтo рaзгoвoр зaкoнчeн. Милaнa встaлa и пoдoшлa к нeму, oбнимaя зa нaпряжeнныe плeчи: — Упрямeц! — прoшeптaлa oнa, прижимaясь к Мaксу. — Уйди, я жe нe жeлeзный, — стряхивaя eё руки с плeч, мужчинa дaжe нe oбeрнулся. — Мaкс, я сoскучилaсь. Мы дaвнo ужe нe были вмeстe, — Милaнa прикусилa eгo ухo и язычкoм пoщeкoтaлa внутри. Мужчинa рeзкo крутaнулся нa крeслe и сжaл тoнкую тaлию дeвушки. Oнa нaклoнилaсь, кaсaясь eгo губ свoими, oбвeлa их кoнтур язычкoм. Мaкс усaдит Милaну к сeбe нa кoлeни и впился в eё нeжныe пoдaтливыe губы пoцeлуeм. Eгo руки зaбрaлись пoд ee oдeжду и сминaли упругиe пoлушaрия грудeй чeрeз тoнкoe кружeвo лифчикa. Милaнa, зaрывaясь в густыe вoлoсы Мaксa пaльчикaми, стрaстнo цeлoвaлa eгo в oтвeт. — Пoшли нa дивaн, — oхрипшим гoлoсoм пoзвaл ee Мaкс. — Идём, тoлькo двeрь зaпри. Рaсстeгивaя нa хoду рубaшку, Мaкс зaпeр двeрь кaбинeтa и вeрнулся к рaспoлoжившeйся нa кoжaнoм oфиснoм дивaнe Милaнe. Oни пoспeшнo пoмoгaли друг другу избaвиться oт oдeжды. Жaднo, нeтeрпeливo oни лaскaли друг другa, рaзжигaя жeлaниe всё сильнee и сильнee. Мaкс лeг нa спину и пoтянул нa сeбя дeвушку. Oнa oсeдлaлa eгo, нaнизывaясь нa члeн. Бeшeнaя скaчкa прeкрaснoй aмaзoнки нa крeпкoм члeнe мужчины былa дoстoйнa кисти худoжникa. Зoлoтистыe вoлoсы рaссыпaлись и нaкрывaли eё дo пoпки. Грудки упругo пoдпрыгивaли в тaкт скaчкaм нa члeнe Мaксa. A oн тo лaскaл eё грудь, пoщипывaя сoски, тo сжимaл бeдрa, нaсaживaя Милaну eщё глубжe нa члeн. Умoпoмрaчитeльный oргaзм нaкрыл их пoчти oднoврeмeннo. В тoт мoмeнт, кoгдa спeрмa Мaксa выстрeлилa внутри киски Милaны, oнa вскрикнулa и зaбилaсь в oбъятиях Мaксa. Упaв eму нa грудь, oнa тяжeлo дышaлa, чувствуя пoд ухoм бeшeнoe биeниe eгo сeрдцa. Тaк oни и лeжaли, пoчти зaсыпaя, кoгдa в двeрь кaбинeтa пoстучaли. — Мaксим Сeргeeвич! — пoзвaлa сeкрeтaрь, — к Вaм пoсeтитeль. — Пусть пoдoждeт! — крикнул Мaкс, — у мeня вaжный тeлeфoнный рaзгoвoр! Милaнa тихo хихикнулa, нe тoрoпясь слeзaть с Мaксимa. — Ты мeня с умa свoдишь, чeртoвкa! — мужчинa пoцeлoвaл eё, пeрeсaживaя нa дивaн. — Тaк жe, кaк и ты мeня, — прoшeптaлa дeвушкa. — Oдeвaться дaвaй, a тo тaм ктo-тo пришёл. Привeдя сeбя в пoрядoк, oни сдeлaли вид, чтo рaбoтaют. Милaнa зaнялa стoл в углу кaбинeтa, a Мaкс пoшeл oткрывaть двeрь. — Свeтлaнa, приглaситe пoсeтитeля, — прикaзaл oн сeкрeтaрю. В кaбинeт вoшёл ничeм нeпримeчaтeльный мужчинa срeдних лeт. Милaнa мeлькoм взглянулa нa Сeргeя, и пoспeшнo oтвeлa глaзa. — Пoзвoльтe прeдстaвиться, Мaрьясoв Сeргeй Aнaтoльeвич, aдвoкaт Ивaнoвa Гeoргия Пeтрoвичa. A Вы, тaк пoлaгaю, Зaлeвский Мaксим Сeргeeвич? — Дa, этo я, — oтвeтил Мaкс, удивляясь прихoду нoвoгo aдвoкaтa Гoши. — Присaживaйтeсь. Слушaю Вaс. — Дeлo в тoм, чтo Гeoргий Пeтрoвич мeсяц нaзaд скoнчaлся и… , — aдвoкaту нe дaли дoгoвoрить. — Кaк скoнчaлся? Умeр Гoшa? — в oдин гoлoс вoскликнули Мaкс и Милaнa. — Сeрдeчный приступ, мoлoдыe люди, — спoкoйнo oтвeтил aдвoкaт. — Гeoргий oстaвил зaвeщaниe. Пoэтoму я здeсь. — Нe вeрю… Гoшa нe мoг тaк вoт прoстo умeрeть! — Мaкс пoчти нe вoспринимaл слoвa aдвoкaтa, oшeлoмлeнный извeстиeм o смeрти другa. Милaнa мoлчa сидeлa нa свoeм мeстe, нe влeзaя в рaзгoвoр. — Мaксим Сeргeeвич, вы мeня слышитe? — пoвысил гoлoс aдвoкaт, пoнимaя, чтo eгo нe слышaт. — Прoститe, нe мoгу пoвeрить, чтo eгo нeт, — Мaкс взглянул нa мужчину. — Прoдoлжaйтe. — Тaк вoт, пo услoвиям зaвeщaния eдинствeнным нaслeдникoм имущeствa Гeoргия Пeтрoвичa являeтeсь Вы, Мaксим Сeргeeвич, — зaкoнчил свoю рeчь aдвoкaт. — Пoдпишитe дoкумeнты, и я нe буду бoльшe oтнимaть Вaшe врeмя. Oн пoдoдвинул Мaксу бумaги, и тoт aвтoмaтичeски пoстaвил свoю пoдпись в нужных мeстaх. Aдвoкaт, пoпрoщaвшись, ушёл, кинув быстрый взгляд нa Милaну, a Мaкс eщe дoлгo сидeл, устaвившись в oдну тoчку. Милaнa нe рeшaлaсь нaрушить мoлчaниe, тaк кaк сaмa былa в лёгкoм шoкe. Eй прoстo нe вeрилoсь, чтo вoт тaк вoт прoстo втoрoй чeлoвeк oтдaл свoю дoлю в бизнeсe. — Мнe нaдo пoбыть oднoму, — нeoжидaннo скaзaл Мaкс, глядя нa дeвушку. — Мaкс, мнe oчeнь жaль… — пoпытaлaсь скaзaть Милaнa, нo прeдaтeльский кoм сдaвил гoрлo. Пoчeму-тo дeвушкe стaлo дo слeз грустнo. — Прoстo мoлчи сeйчaс, лaднo, — тихo пoпрoсил Мaкс и стрeмитeльнo вышeл из кaбинeтa. Сeв в свoю мaшину, oн уeхaл в нeизвeстнoм нaпрaвлeнии. A чeрeз нeскoлькo чaсoв Милaнe пoзвoнилa сeкрeтaрь Мaксa и скaзaлa, чтo тoт пoпaл в aвaрию. Милaнa тут жe пoмчaлaсь в бoльницу, нo к Мaксиму eё нe пустили, скaзaв, чтo oн в рeaнимaции и eгo сoстoяниe oчeнь тяжёлoe. Приeзжaлa дeвушкa к нeму кaждый дeнь, нo всё oстaвaлoсь пo-прeжнeму. Eё нe пускaли дaжe прoстo пoсмoтрeть нa нeгo. Нe пoмoгли ни связи, ни дeньги. Чeрeз нeдeлю oн скoнчaлся, тaк и нe выйдя из кoмы. Милaнa дoбилaсь свoeгo. Зaбрaлa с лёгкoстью пoнрaвившуюся eй фирму. И тoлькo тeпeрь oнa пoнялa, чтo пoтeрялa гoрaздo бoльшe. И вмeстo тoржeствa и рaдoсти душу зaпoлнилa гoрeчь и рaзoчaрoвaниe.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Двойной мат королевы с привкусом горечи

Максим посмотрел на часы уже в сотый раз за двадцать минут. Ведь договорились же, на тринадцать ноль ноль. Уже половина второго, где он есть, этот Георгий? Стоя у входа в один из шикарнейших ресторанов города, Максим ожидал своего друга детства, с которым он не только дружил, но и вот уже три года успешно вёл бизнес в качестве партнёра по фирме. Он нервничал, и это было заметно сразу по нескольким вещам: поглядывание на часы, переминание с ноги на ногу, сжимание и разжимание пальцев, бегающий, как загнанный зверь, взгляд. А поводом для такого состояния послужила всего одна банальная фраза: — Слушай, братан, я буду не один, со своей новой куколкой. Так что жди. И всё. И вот теперь стой и жди, пока он и совершенно не знакомая Максиму «куколка» соизволят явиться на встречу. Ох, сколько раз Макс давал себе зарок на баб! Сколько раз он проклинал их, материл, на чём свет стоит, изливал свою ярость. Всё бестолку. Стоило очередной смазливой попочке в коротенькой юбочке или в соблазнительно обтягивающих джинсиках замаячить на горизонте его члена — хана. Пиши — пропало. И вот теперь, после ещё одного трудного расставания, которое случилось всего пару дней назад, у лучшего друга — куколка, а он снова один. Как это, мать вашу, называется? Писец, вот как. На парковочное место, где на асфальте было выведено белой краской «Только для Х666ХЭ», заехал красный Мерседес-кабриолет с несоответствующими номерами. Модный клубный трэк гремел на всю улицу через убранную крышу. Ого-го! Если Георгий и умел приврать или приукрасить, то только не в этом случае. Первое, что бросалось в глаза, — очки-капли с чёрными стёклами на кукольном лице молодой особы, сидящей на пассажирском месте. Второе — тугая коса золотистых волос, перекинутая через левое плечо. Как потом оказалось, коса достигала умопомрачительной попы, обтянутой дорогущим платьем кофейного цвета. Первым из авто вышел Георгий, не без труда вытолкав свою грузную тушу. Нельзя сказать, чтобы он был толстым. Вовсе нет. Просто большим и не рельефным. Этакий медведь в зауженных и подкатанных в два пальца джинсах с огромной задницей. Вообще его манера одеваться служила отличной площадкой для всевозможных шуточек Макса в адрес владельца кабриолета. Хотя конечно же это не касалось тех случаев, когда он был в деловом костюме, который также сидел на нём не особо красиво. Обойдя машину спереди, друг Максима открыл пассажирскую дверцу, и, как настоящий джентльмен, помог своей пассии выйти. У стоящего на тротуаре Максима отвисла челюсть. Стройная, высокая, со спортивной фигурой, на высоченных шпильках, девушка притягивала к своей персоне взгляды всех прохожих. Макс мысленно чертыхнулся, а вслух сказал: — Гоша, были веские причины опоздать на целых полчаса? Держась за ручки, парочка, красавица и медведь, подошли к мужчине среднего роста. Сияя, будто бриллиант, медведь пробасил: — О, ты же знаешь, вечные пробки! — А мне кажется, что вы в оружейный магазин заехали по дороге. — Зачем? — удивился Георгий. — Ну как же, — Максим улыбнулся и посмотрел на девушку, которая благодаря шпилькам, оказалась немного выше, чем он, — за пулемётом. Отстреливаться от конкурентов. Все трое засмеялись. У блондинки оказался звонкий, но мягкий голос. Определённо девочка была — конфетка. И Максим поймал себя на мысли, что уже дважды посмотрел на грудь полного второго размера, которую поддерживал просвечивавшийся через тонкую ткань белый бюстгальтер. — И как зовут твою красавицу-спутницу? Обняв девушку за талию, Георгий представил ее другу. — Милана, это мой друг и партнёр Максим. Макс — моя девушка — Милана. Блондинка, сняв солнцезащитные очки, лучезарно улыбнулась и слегка кивнула головой. Максим же улыбаться перестал, так как от него не ускользнул этот особый блеск в голубых глазах. Уж больно знаком он был Максиму. *** Время за обедом пролетело незаметно. Немного поговорив о делах насущных, парни переключились на общие темы, потихоньку переходя на шутки, анекдоты и смешные истории. Было весело, а с постепенно проявлявшимся лёгким алкогольным опьянением, становилось ещё веселее. Милана оказалась весьма неглупой, как принято считать блондинок, молодой особой, только-только закончившей университет по специальности журналистика. Коренная жительница Петербурга, живёт в подаренной родителями двухкомнатной квартире почти в центре города, по гороскопу Близнецы, амбициозна, достаточно эрудированна (местами даже очень), и что наиболее важно — молода и чертовски сексуальна. И чем больше Георгий пытался взять лидерство за столом, тем больше Максим и Милана болтали между собой и проявляли друг к другу интерес. Внезапно у Георгия зазвонил телефон. — Блин, тут Гена звонит. — По нашему делу? — спросил Макс, чувствуя, как вино растворяет его стойкость и осторожность к противоположному полу, сидевшему напротив него. — Сейчас выясним, — ответил Георгий и нетвёрдой походкой вышел из ресторана. Максим и Милана остались наедине. Макс сделал вид, что заинтересовался этикеткой бутылки вина, хотя текст расплывался, и ничего разобрать у него не получалось. Молчание прервала новая знакомая. — Максим, а у тебя есть девушка? Мы могли бы познакомиться поближе. — М-м-м, — неопределённо ответил парень, — девушка. Да к чёрту их! От баб одни только проблемы. Вот как раз очередная ушла. — О, то есть ты свободен? — если бы Макс поднял глаза, он бы увидел во взгляде Миланы внезапно появившийся нездоровый хищный блеск. Максим видел неприкрытый интерес девушки, но не делал попыток сблизиться с ней. Не в его привычке было отбивать девушек у друзей. Хотя, надо признаться, эта чертовка его зацепила. Не часто за красивой мордашкой встретишь интеллект. — «И что она нашла в Гоше? На бабки что ли повелась?» — Да, свободен, — мужчина посмотрел на Милану, невольно задержав взгляд на ее губах, таких чувственных, сочных, слегка припухлых. — О чем воркуете тут без меня? — громогласно спросил вернувшийся Георгий. — Да вот, выяснила, что Максим совсем одинок, — проворковала Милана, прижимаясь грудью к Гоше, но глядя при этом на Максима. — Можешь не волноваться, это ненадолго. Макс у нас тот еще Казанова! — захохотал Гоша. — Георгий, ну что же ты меня перед девушкой позоришь? — поддержал шутливый тон Макс. — Выходит, я бабник, какого ещё поискать надо? За разговорами и выпивкой вечер пролетел незаметно, троица молодых людей покидала ресторан последней. Гоша с Миланой уехали к нему в городскую квартиру, но на прощание девушка обняв Макса, незаметно сунула ему в карман пиджака свою визитку, прошептав: — Позвони мне… Макс немного постоял, думая о Милане. В конце — концов, отогнал мысли о ней на задний план, и тоже поехал к себе домой. Пока Гоша и Милана ехали к нему, девушка усиленно делала вид, что ей нравятся его приставание и лапанье, хихикала в нужных местах и томно стонала, когда он сжимал ее грудь. «И мне еще предстоит с ним спать», — раздраженно думала девушка. *** Не успев войти в квартиру, Георгий стал поспешно раздевать Милану, покрывая ее жадными поцелуями. — Гошенька, я вина хочу, — томно проворковала Милана, — угостишь свою девочку? Георгий подхватил Милану на руки и понес на кухню: — Конечно, угощу, и не только вином, — пробасил он, довольно улыбаясь. Усадив Милану на стол, он достал бутылку вина, откупорил и разлил по бокалам. Протянув один девушке, он расположился между ее ногами, задирая короткое платье и раздвигая шикарные ножки. — У меня от тебя крышу сносит! — Георгий прижался к Милане, потерся об нее, демонстрируя эрекцию. — Милый, ты меня раздавишь, — Милана засмеялась, отодвигаясь дальше и отпивая из бокала вино. — Не-е-е, я аккуратненько, детка, — Гоша отставил бокал и обхватил бедра девушки своими ручищами. Его прикосновения к удивлению … Миланы были нежными и неожиданно возбуждающими. Он скользил чуть шершавыми ладонями вверх по бедрам, касался через трусики ее киски. Милана прогибалась, млея от его незатейливой, но такой дурманящей ласки. Охрипшим голосом Георгий предложил: — Пошли в спальню, а то я тебя прямо на столе трахну. — Неси меня, мой рыцарь! — засмеялась Милана. Мужчина подхватил ее, словно пушинку, на руки и понес в спальню, где практически все пространство занимала огромная кровать. Опустив девушку на постель, Георгий поспешно разделся, а она молча наблюдала за ним, отмечая, что он хоть и крупный, но совсем не жирный и действительно похожий на медведя. Гордо выпятив грудь, Гоша комично демонстрировал девушке свое внушительное орудие в полной боевой готовности, потрясая его рукой. Милана захлопала в ладоши: — Хорош, очень хорош, медвежонок! Гоша снова захохотал и, шагнув к кровати, принялся поспешно стягивать с Миланы платье. — Сейчас я тебе покажу, шалунья, на что способен медвежонок! — шутливо рыча, он легко порвал тонкие трусики и, раздвинув ноги девушки, медленно вошел в ее горячее лоно. Его внушительный член в первые мгновения доставил легкую боль, и Милана зашипела: — Ты меня порвешь, дикарь! — Прости, детка, не мог больше терпеть, — он прекратил движение и стал покрывать поцелуями лицо, шею и грудь Миланы. Тесная киска понемногу привыкла к огромному члену и стала плотно его облегать. Гоша медленно стал двигаться, издавая громкие стоны и рычание. Девушка обхватила его ногами и двигала бедрами навстречу. — «Козел! Даже презерватив не надел! Надеюсь, хоть кончить мне даст», — Милана не любила, когда что-то шло не по её сценарию, но конечный результат, ожидающий в итоге, того стоил. Георгий оказался на высоте. Прежде всего, он старался доставить удовольствие ей, лаская, замедляя темп, чутко ловя ее стоны. Когда Милану накрыла волна оргазма, Гоша ускорился, и на пике бешеного темпа, громко рыча, кончил, заливая киску девушки потоком спермы. Лежа в объятиях Гоши, Милана ждала, когда он уснет, и уже мысленно рыскала у него по квартире в поисках документов. Когда мужчина уже громко храпел, она осторожно выбралась из его рук и пошла исследовать огромную квартиру. Кабинет она нашла сразу и обрадовалась, что на столе много бумаг и включенный ноутбук. Быстро просмотрев документы, девушка сделала снимки на телефон, а с ноутбука скинула несколько файлов на флешку. Проверив, не оставила ли следов, Милана спокойно приняла душ, вернулась под бок к беззаботно спящему медведю, и с чувством выполненного долга, спокойно уснула. Утром Гоша разбудил ее, раздвинув ножки и присосавшись к киске. Довольно урча, он посасывал и лизал нежную плоть, заставляя Милану выгибаться и стонать. — Какая же ты вкусная, моя девочка! — довольно пророкотал Гоша, переворачивая Милану на живот и пристраиваясь сзади. Милана уже была возбуждена до предела и с удовольствием приняла член Гоши в свою мокрую киску. Мужчина сразу принялся активно двигаться внутри нее, изредка шлепая ладонью по упругой попке. И снова Милана кончила первой, пронзительно закричав на пике оргазма. Гоша почти сразу излился в нее, рыча, как настоящий медведь. Немного отдышавшись, он отнес свою любовницу в душ, а сам отправился на кухню, варить кофе. После незатейливого завтрака Гоша предложил отвезти Милану домой. — Я хочу посмотреть, где ты работаешь, медвежонок, возьми меня с собой, — заискивающе попросила девушка. — Прости, малышка, но не сегодня, — Гоша чуть виновато посмотрел на девушку, — у нас сегодня чертовски много работы. Будем готовится к встрече с оппонентами на одном предстоящем мероприятии. Я тебе обязательно покажу, где и как работаю, но не сегодня, куколка. Он нежно поцеловал ее, не видя досаду на красивом личике. В это самое время Максим проснулся в своей кровати. Один. Вчерашняя старая знакомая ушла от него, излив много совсем неприятных слов в его адрес. Ещё бы! Полчаса стараться возбудить мужчину всеми доступными методами, и в конечном итоге видеть еле поднявшийся и вялый член — это было выше её сил. Да и сам Максим пытался. Но Милана… Эта сучка, эта чёртова девка словно завладела его разумом и… и членом. Тот ни в какую не хотел реагировать на другую женщину. В конечном счёте он заснул один. И проснулся тоже. Схватив соседнюю подушку, Макс швырнул её в стенку. «И она мне ещё номер дала! Вот же стерва». *** Прошло пару дней. Георгий, регулярно трахающий Милану, довольный, как кот, вместе с раздраженным, изголодавшимся по сексу Максимом усиленно готовился к сегодняшнему решающему дню. — Гоша, ё-моё, где тебя черти носят? — с порога набросился на друга злой Макс. — Через десять минут встреча. — Макс, не ворчи, как старый дед! — Гоша, как всегда был весёл и добродушен. — Миланка — просто огонь-девочка! Не мог оторваться. — Ладно, пошли быстрее, медведь — шатун. Иначе наши конкуренты в наше отсутствие выиграют проект, — Макс решил перевести разговор о Милане на деловой. — Как думаешь, хорошо подготовились оппоненты? Я, кстати, договорился с одним из потенциальных заказчиков, чтобы мы выступали последними. Тогда последнее слово будет за нами. — Да брось, Макс, мы лучшие в этой сфере, к тому же последние наработки еще никому неизвестны. Поэтому, какая разница, кто будет выступать первым, — Гоша улыбался другу, не сомневаясь в успехе их общего дела. — Вот закончим всё, и я тебе про свою куколку расскажу, — Георгий всеми мыслями был с Миланой, ему не терпелось снова встретиться с ней. Макс с досадой поймал себя на том, что завидует другу. Он уже несколько дней боролся с желанием позвонить этой сучке и провести с ней ночь, а то и не одну. — «Тьфу ты! Вот привязалась девка! Надо срочно с кем — то перепихнуться, это у меня сперматоксикоз разыгрался», — мысленно выругался Макс. А дальше было не до мыслей о Милане в частности и о девушках вообще. Конкуренты, выступившие первыми, как и было оговорено, преподнесли настоящую бомбу. Они словно считали все идеи Макса и Гоши, опережали их на шаг в любом вопросе, и мало того, учли все их недочёты и исправили их! Впервые за несколько лет мужчины потерпели фиаско. Распрощавшись с довольными не от них заказчиками и со злорадствующими конкурентами, Максим и Георгий переглянулись и почти в один голос произнесли: — Кто-то слил всю информацию! — Гоша, ты никому не рассказывал о наших задумках? Знали-то ведь только мы с тобой! — Макс, как и его друг, был оченьзол. — Ты совсем охренел?! Сам никому не говорил?! Я баб и дела не смешиваю! Это ты своих шлюх постоянно сюда таскаешь и трахаешь в кабинете, — Гошу задело подозрение друга, и он высказал ему свое мнение. Сказать, что мужчины орали друг на друга, это значит ничего не сказать. Впервые за добрый десяток лет друзья крупно поругались. Макс первым не выдержал: — Да пошел ты… ! — и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Гоша еще немного посидел, сдерживая рвущуюся злость на друга и на ситуацию в целом, а потом быстрым шагом покинул здание фирмы и умчался на своей машине в ему одному известному направлении. *** Друзья и партнеры Георгий и Максим не подозревали, что причиной их начавшихся неприятностей стала умница и красавица Милана. Ведь именно она передала всю информацию конкурентам, именно с ее подачи начали «копать» под надежную, солидную фирму друзей. И именно она стала косвенной причиной ссоры между ними. Она была уже в курсе перепалки между Максом и Гошей и ждала, когда один из них или оба по очереди позвонят ей. Её план по захвату фирмы начал осуществляться. Георгий после отъезда из офиса направился в ближайший ресторан, чтобы залить горечь ссоры с другом алкоголем, а Макс заперся в своем кабинете, и стал обдумывать ситуацию. И чем больше он думал, тем … больше был уверен, что именно Георгий где-то прокололся и раскрыл их планы. «Он всегда был слишком прямолинеен, да и пьет в последнее время часто. Может просто не помнит, где и кому сболтнул о наших планах? Друг, блядь, называется!». И Макс не выдержал. Впервые решил встретиться с девушкой друга и позвонил Милане. — Алло, я вас слушаю, — раздался в трубке нежный голосок девушки. — Привет, Милана. Это Макс. Встретимся? — Макс? Какой Макс? — Милана сделала вид, что не помнит его. — Друг Гоши, ты сама мне визитку дала, — чуть раздраженно напомнил мужчина. «Вот же сучка! Не помнит она!». — Ой, Максим, извини, не узнала, — радостно прощебетала девушка. — Рада тебя слышать. — Ну так что, встретимся? — нетерпеливо переспросил Макс. — Извини, сегодня не могу, — с наигранным сожалением ответила девушка. — Может, завтра или послезавтра? — Хорошо, надумаешь, позвони мне, — Макс отключился, раздраженно бросая телефон на стол. «Сука! Обломала! Ну и хрен с ней, бабу я себе на вечер всегда найду, вот только бы о ней не думать». Макс не спеша собрался, дал секретарю распоряжение все встречи перенести на завтра и тоже покинул офис. *** Георгий, порядком накачавшись алкоголем, позвонил Милане. — Куколка, я хочу тебя, одевайся, подъеду сейчас, — чуть заплетающимся голосом приказал он. — Просто приезжай ко мне, медвежонок, я жду тебя, — проворковала Милана. «Теперь всё будет, как я хочу, — довольно думала Милана. — С этим увальнем будет просто справиться. А вот потом примусь за Макса». Пьяного Георгия Милана встретила в коротком шелковом халатике на голое тело и сразу увлекла в спальню, где предложила вино с каплей снотворного. Пытающийся облапать её мужчина почти мгновенно отрубился, развалившись поперек кровати, и оглашая комнату раскатистым храпом. Милана брезгливо смотрела на него: — Ну, милый, готовься к утреннему концерту по заявкам! — заявила спящему Гоше девушка. — Сергей, заедь ко мне, помощь нужна, — приказала она своему помощнику. Когда тот приехал, она попросила ударить её и наставить ей синяков, чтобы до утра они проявились. Сергей без лишних вопросов сделал всё, как просила Милана. Та лишь негромко зашипела, когда он её ударил, и прикусила губу, когда сообщник сильно сжимал запястья и бедра, оставляя небольшие ссадины и синяки. — Спасибо, Сережа, можешь быть свободен, — чуть поморщившись, она закрыла за парнем дверь и вернулась в спальню. Там она разорвала одежду и разбросала её по спальне, закапала в глаза капли и со спокойной душой легла спать. Утром Георгий проснулся с дикой головной болью, с трудом вспоминая вчерашний день. Открыв глаза, он не узнал окружающую обстановку, и, услышав тихий женский плач, напрягся. Поднявшись на кровати, он сразу увидел обнаженную Милану, съежившуюся в углу и тихо рыдающую, уткнувшись в колени. — Девочка моя, ты чего? Кто обидел? — он рванулся к девушке, но она с ужасом в глазах отпрянула от него, прошептав со всхлипом: — Пожалуйста, не надо, не подходи ко мне! — и громко разрыдалась. Георгий был в шоке. Девушка была вся в синяках, в уголках распухшего рта запеклась кровь, обрывки ее халата яркими пятнами валялись по комнате. Мужчина осторожно подошел к девушке и попытался обнять её, поднять с пола, но она начала отбиваться от него и кричать: — Не надо! Не надо больше меня бить! Отпусти меня! Гоша отскочил от девушки, бьющейся в истерике. — Это я тебя что ли ударил? Девочка моя, объясни, что случилось? Милана вскочила и закричала: — А кто еще?! Скотина, я тебя в свой дом пустила, в свою постель, а ты… ! Еще спрашиваешь, что случилось! Издевался полночи надо мной! Посмотри, нравится?! И она снова разрыдалась. А Гоша растерянно бормотал: — Ничего не помню… Миланочка, прости меня, идиота! Он снова попытался обнять девушку. Милана слабо отбивалась, всхлипывая, но потом сделала вид, что сдалась, удовлетворенно отмечая, что Георгий теперь полностью у нее в кулачке. — Куколка, девочка моя, прости! Всё для тебя сделаю, что захочешь! — повторял Гоша, как заклинание. — Больше не будешь меня бить? — жалобно спросила Милана, глядя на него заплаканными глазами, — мне так больно! — Не буду, клянусь, это никогда не повторится! Миланочка, давай я тебе ванну приготовлю и завтраком накормлю, а потом поедем развлекаться? — Гош, ну куда мне с таким лицом развлекаться? — Гоша виновато засопел. — Иди уже ванну мне готовь, медведище страшное. Мужчина послушно пошел исполнять капризы коварной интриганки, чувствуя себя виноватым. На чувстве его вины Милана и воплотила первую часть плана по захвату его доли в бизнесе. Гоша — добродушный увалень, оказался полностью во власти умной расчетливой красавицы. Тут даже не пришлось применять запасной вариант со снятием побоев и угрозами. Когда сошли синяки, они вместе появились на фирме, и Гоша, к неудовольствию и непониманию Макса, стал вводить Милану в курс их дел. Сделав ей предложение руки и сердца, в качестве подарка на помолвку в пьяном угаре он подписал ей дарственную на свою долю, о чём естественно Макс ничего не знал. А Милана, в свою очередь, исподволь увлекла и его. Тонкие намёки, легкий флирт, случайные прикосновения… И яркий интеллект, нестандартные предложения. Всё это подогревало Макса и злило Гошу. Будущий муж стал ревновать Милану и ещё больше пил. — Гоша, прекращай пьянки, ты вообще забросил фирму, — Макс в который раз пытался достучаться до своего друга, — я уже задолбался на себе тянуть наши ОБЩИЕ дела. — Братан, вот женюсь на Миланке и в завязку уйду, — пьяно улыбался Гоша. — На хрен ты ей такой нужен, на себя посмотри, совсем опустился! — Да пошел ты! Сам глаз положил на мою девочку?! Убью!!! — бесился мужчина. И чем больше ругались друзья, тем сильнее Макс сближался с Миланой. Она часто просила его помочь доставить пьяного Гошу до дома, потом приглашала на чашку чая. Однажды она расплакалась, когда в очередной раз Макс сгрузил этого медведя в спальне на кровать. — Я же люблю его, а он пьёт всё больше и больше! — плакала девушка, уткнувшись в дружеское плечо Макса. И он не выдержав, приподнял ладонью ее подбородок, и нежно поцеловал такие соблазнительные губки девушки. Милана в первый момент напряглась, а потом жарко ответила на поцелуй, податливо прижимаясь к Максу своим идеальным телом. Поцелуй из нежного стал просто обжигающим, стирающим грани рассудка. Как они остались без одежды, Макс помнил смутно. Он так долго хотел эту чертовку, что практически сразу вошел в неё. Жестко, не щадя, стал вдалбливаться в горячее лоно девушки. Она с не меньшим пылом двигалась ему навстречу, впиваясь в его спину ноготками. Про Гошу, спящего в соседней комнате, они совсем забыли, не сдерживаясь, стонали и вскрикивали. Чувствуя, что вот-вот кончит, Макс вышел из киски Миланы и, взяв её за волосы, почти насильно впихнул член в рот. — Какая же ты, сладкая сука! Соси, давай, соси! — хрипло выдавил из себя Макс. И Милана сосала, с упоением насаживаясь на член ртом. Макс лишь слегка контролировал темп. Кончая, мужчина насадил её до упора, заливая горло спермой, даже не заботясь о том, что делает ей больно. Когда девушка начала вырываться в попытке вдохнуть воздух, он просто оттолкнул её и развалился на диване. — Ну, ты и гад! — возмутилась девушка. — Тебе же понравилось, сучка, даже не отрицай, — лениво отозвался мужчина. — Все равно сволочь ты, Макс. Девушку друга трахнул, кончить ей не дал, — ехидно запричитала Милана. — Ну, последнее поправимо, могу еще раз трахнуть, чтобы кончила сучка похотливая, — Макс все также лениво отбивал нападки Миланы. Она резко подскочила к нему, намереваясь залепить пощечину, но он перехватил её руку и завалил на диван,… впиваясь в губы страстным, жестким поцелуем. Девушка тут же перестала сопротивляться и обхватила его ногами. Макс отпустил её руку и стал покрывать поцелуями всё тело девушки. Шея, грудь, живот, бедра… Разведя пальцами её половые губы, он прикусил клитор, тут же лизнул его и стал сосать, руками сминая упругие груди. Милана громко стонала и извивалась от ласк Макса. Затем он перевернул девушку на живот, провел языком по спине снизу вверх и коленом раздвинул ноги. — Трахну тебя, как настоящую суку. Тебе ведь нравится? — прошептал он, прикусывая мочку её ушка. Милана прогнулась и шире расставила ноги. — Трахни уже, не тяни, — простонала она. И Макс вошел в её горячую, мокрую от соков плоть сразу до упора, вышел полностью и снова вошёл. Ускоряя темп, он жестко брал девушку, с наслаждением слушая её громкие полустоны, полукрики. В этот раз Милана быстро пришла к финалу, выгнулась и закричала, бурно кончая. Её киска сжалась вокруг члена Макса, плотным коконом обхватывая его. Макс не замедлился, и продолжал вдалбливаться в неё, пока и его не накрыл оргазм. Сил что-то говорить не было, и они просто лежали, обнявшись. Тут из спальни показался опухший от пьянки Гоша. Увидев на диване свою будущую жену и друга совершенно голыми, он сначала не поверил своим глазам. Потряс головой, но видение не исчезло. В бешенстве он бросился к ним: — Суки, твари! Как вы могли?! Милана отскочила подальше, испуганно взвизгнув. А Макс перехватил Георгия: — Успокойся, идиот! Я тебе глаза открыл на твою сучку, а ты бесишься! Да она с первой встречи на меня сама вешалась! — Убью! — рычал Гоша, пытаясь вырваться из захвата Макса. — Да успокойся ты, придурок! Сядь и подумай здраво. Ты со своими пьянками совсем ум потерял, — Макс с усилием усадил друга на диван. Гоша словно разом потеряв весь запал, понуро опустив голову, сидел на диване и молчал. — А ты чего тут отсвечиваешь? Пошла отсюда, шлюха, — с презрением бросил Макс Милане. — Ты охренел?! — возмутилась девушка. Вторая часть планагрозилась обрушиться. Она впервые слегка растерялась, видя, что Макс ускользает от неё. — Гошенька, прости меня, дуру, — она бросилась к всё так же неподвижно сидевшему мужчине, но Макс перехватив её, потащил к выходу. — Пошла отсюда, я сказал, — и уже гораздо тише прошептал, — потом позвоню, уйди, пока он не очухался. Милана внутренне возликовала: Макс просто играл перед Гошей. Она быстро собралась и вышла из квартиры Георгия, ещё раз прокручивая план по захвату доли второго владельца фирмы. Вернувшись в гостиную, Макс встретился взглядом с Гошей. — Уйди отсюда, — устало попросил хозяин квартиры. — Давай поговорим, Гоша, — попробовал убедить друга Макс. — Уйди, я сказал! — рявкнул тот. — Ладно, ухожу. Позвони мне, как придешь в себя. Макс ушел, а Гоша ещё долго осмысливал произошедшее. Потом махнул на всё рукой и снова напился, жалея себя, потерянную долю в бизнесе и разбитую любовь к Милане. Через некоторое время Георгий уехал из города, сообщив бывшему другу, что отдал свою долю Милане и что больше не желает иметь никаких дел ни с Максом, ни с бывшей невестой. Милана, расположившись полноправной хозяйкой в бывшем Гошином кабинете, участвовала во всех проектах и переговорах. Макса бесило её присутствие и то, кем она теперь была, но он не мог не признать, что она очень умна и что её предложения всегда дельные, а проекты выгодные для всех сторон. Красивую, изящную блондинку никто не воспринимал всерьез, пока она не начинала говорить. Жестко обрывая снисходительно-пренебрежительное отношение оппонентов, она заставила уважать себя уже очень скоро. Макс даже не заметил, как она оттеснила его на второй план в руководстве фирмой. Оставаясь с ним неизменно вежливой, она со звериной хваткой отвоёвывала уважение сотрудников, партнеров и конкурентов. Максим злился, нервничал и делал ошибки, одну за другой. В один из обычных дней Милана заглянула к нему в кабинет: — К тебе можно? — Заходите, ваше величество! — иронично пригласил Максим. — Не ёрничай, я к тебе по делу, — улыбнулась девушка, проходя и присаживаясь на кресло. Макс невольно залюбовался ей. Строгий костюм сидел на ней, как влитой, белоснежная блузка с глубоким декольте приоткрывала соблазнительные полушария грудей, высокие каблуки подчеркивали изящество ножек. Золотистые волосы убраны в высокую прическу. Лишь несколько локонов игриво выпущены на точёную шейку. — Ты, как всегда, неотразима! — криво ухмыльнувшись, констатировал Макс. — Спасибо, я знаю, — уверенно ответила Милана. — Давай к делу. — Говори уже, всё равно ведь не отстанешь, пока не добьёшься своего, — устало проворчал Макс. Милана стала серьёзной: — Макс, ты ведь видишь, что происходит в последнее время. Престиж фирмы падает, как и твой авторитет, — она замолчала, ожидая реакции мужчины. — Продолжай, — сухо бросил он. — Продай мне свою долю, Максим, — она посмотрела прямо ему в глаза. — Я дам хорошую цену. Макс, сдерживая ярость, спросил: — Ты вообще соображаешь, о чём просишь? Это моё детище, я с нуля тут всё создавал. Но тут появилась умненькая девочка и начала прибирать фирму к рукам. Я не Гоша, так просто своё никому не отдам! Даже тебе! — Макс, не злись, я всё понимаю. Но если не исправить ситуацию, фирма просто разорится, и тогда ты потеряешь всё, да ещё в долгах захлебнешься. Мы на плаву только потому, что последние несколько вложений были удачными. Ты же почти ничем не занимаешься, просто присутствуешь на совещаниях и встречах. — Нет, я не продам свою долю. Уходи, — Макс уткнулся в монитор компьютера, показывая, что разговор закончен. Милана встала и подошла к нему, обнимая за напряженные плечи: — Упрямец! — прошептала она, прижимаясь к Максу. — Уйди, я же не железный, — стряхивая её руки с плеч, мужчина даже не обернулся. — Макс, я соскучилась. Мы давно уже не были вместе, — Милана прикусила его ухо и язычком пощекотала внутри. Мужчина резко крутанулся на кресле и сжал тонкую талию девушки. Она наклонилась, касаясь его губ своими, обвела их контур язычком. Макс усадит Милану к себе на колени и впился в её нежные податливые губы поцелуем. Его руки забрались под ее одежду и сминали упругие полушария грудей через тонкое кружево лифчика. Милана, зарываясь в густые волосы Макса пальчиками, страстно целовала его в ответ. — Пошли на диван, — охрипшим голосом позвал ее Макс. — Идём, только дверь запри. Расстегивая на ходу рубашку, Макс запер дверь кабинета и вернулся к расположившейся на кожаном офисном диване Милане. Они поспешно помогали друг другу избавиться от одежды. Жадно, нетерпеливо они ласкали друг друга, разжигая желание всё сильнее и сильнее. Макс лег на спину и потянул на себя девушку. Она оседлала его, нанизываясь на член. Бешеная скачка прекрасной амазонки на крепком члене мужчины была достойна кисти художника. Золотистые волосы рассыпались и накрывали её до попки. Грудки упруго подпрыгивали в такт скачкам на члене Макса. А он то ласкал её грудь, пощипывая соски, то сжимал бедра, насаживая Милану ещё глубже на член. Умопомрачительный оргазм накрыл их почти одновременно. В тот момент, когда сперма Макса выстрелила внутри киски Миланы, она вскрикнула и забилась в объятиях Макса. Упав ему на грудь, она тяжело дышала, чувствуя под ухом бешеное биение его сердца. Так они и лежали, почти засыпая, когда в дверь кабинета постучали. — Максим Сергеевич! — позвала секретарь, — к Вам посетитель. — Пусть подождет! — крикнул Макс, — у меня важный телефонный разговор! Милана тихо хихикнула, не торопясь слезать с Максима. — Ты меня с ума сводишь, чертовка! — мужчина поцеловал её, пересаживая на диван. — Так же, как и ты меня, — прошептала девушка. — Одеваться давай, а то там кто-то пришёл. Приведя себя в порядок, они сделали вид, что работают. Милана заняла стол в углу кабинета, а Макс пошел открывать дверь. — Светлана, пригласите посетителя, — приказал он секретарю. В кабинет вошёл ничем непримечательный мужчина средних лет. Милана мельком взглянула на Сергея, и поспешно отвела глаза. — Позвольте представиться, Марьясов Сергей Анатольевич, адвокат Иванова Георгия Петровича. А Вы, так полагаю, Залевский Максим Сергеевич? — Да, это я, — ответил Макс, удивляясь приходу нового адвоката Гоши. — Присаживайтесь. Слушаю Вас. — Дело в том, что Георгий Петрович месяц назад скончался и… , — адвокату не дали договорить. — Как скончался? Умер Гоша? — в один голос воскликнули Макс и Милана. — Сердечный приступ, молодые люди, — спокойно ответил адвокат. — Георгий оставил завещание. Поэтому я здесь. — Не верю… Гоша не мог так вот просто умереть! — Макс почти не воспринимал слова адвоката, ошеломленный известием о смерти друга. Милана молча сидела на своем месте, не влезая в разговор. — Максим Сергеевич, вы меня слышите? — повысил голос адвокат, понимая, что его не слышат. — Простите, не могу поверить, что его нет, — Макс взглянул на мужчину. — Продолжайте. — Так вот, по условиям завещания единственным наследником имущества Георгия Петровича являетесь Вы, Максим Сергеевич, — закончил свою речь адвокат. — Подпишите документы, и я не буду больше отнимать Ваше время. Он пододвинул Максу бумаги, и тот автоматически поставил свою подпись в нужных местах. Адвокат, попрощавшись, ушёл, кинув быстрый взгляд на Милану, а Макс еще долго сидел, уставившись в одну точку. Милана не решалась нарушить молчание, так как сама была в лёгком шоке. Ей просто не верилось, что вот так вот просто второй человек отдал свою долю в бизнесе. — Мне надо побыть одному, — неожиданно сказал Макс, глядя на девушку. — Макс, мне очень жаль… — попыталась сказать Милана, но предательский ком сдавил горло. Почему-то девушке стало до слез грустно. — Просто молчи сейчас, ладно, — тихо попросил Макс и стремительно вышел из кабинета. Сев в свою машину, он уехал в неизвестном направлении. А через несколько часов Милане позвонила секретарь Макса и сказала, что тот попал в аварию. Милана тут же помчалась в больницу, но к Максиму её не пустили, сказав, что он в реанимации и его состояние очень тяжёлое. Приезжала девушка к нему каждый день, но всё оставалось по-прежнему. Её не пускали даже просто посмотреть на него. Не помогли ни связи, ни деньги. Через неделю он скончался, так и не выйдя из комы. Милана добилась своего. Забрала с лёгкостью понравившуюся ей фирму. И только теперь она поняла, что потеряла гораздо больше. И вместо торжества и радости душу заполнила горечь и разочарование.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх