Дыра

Трамвай звякнул на повороте, и Светлана Игоревна резко тряхнула головой, пытаясь вытолкнуть себя из сладостной полудремы. Опять — двадцать пять. Первый раз это случилось ночью. Теплой летней ночью. Светлане не спалось, и в ее голове хороводом кружились призрачные воспоминания детства: качели, речка, мороженное, вечная стройка около дома — загадочный и притягательный мир. И, конечно, та смешная история: как полезла, тогда еще просто Светка, в какую-то дыру и застряла, напрочь. Вперед не пускала попа. А назад было как-то не упереться, или не ухватиться. «Сколько же мне тогда было лет?», — попыталась вспомнить Светлана. Но в памяти остался не возраст, а то как она сначала испугалась, а потом мальчишки щекотали ей пятки, а она смеялась до колик, от необычности и беспомощности своего положения. Вытянуть, вернее вытолкать, ее из дырки смог только, вызванный ребятами, изрядно опешивший, отец. Может быть и забылась бы та история, да пока жила она с родителями, напоминали о ней чуть не на каждом семейном празднике. Прошло много лет, Светлана Ивановна уехала в другой город, постепенно доросла до должности главного бухгалтера в небольшой фирме. Купила квартиру, подумывала и о машине, но, вот, никак не решалась. Да и с виду, настоящая «бизнес-вумен» — строгая былая блузка, черная юбка, педантично зачесанные в тугой узел светлые волосы. Однажды, на веселом девичнике бухгалтерии, после пары бокалов десертного вина, девчонки рассказывали смешные истории из своей жизни. И Светлана Игоревна решила рассказать. Да не докончила рассказ. Уж больно фривольной показалась эта история подвыпившим подругам. А вскоре была та самая ночь, и полусон в котором кто-то невидимый гладил и целовал Светочкины бедра, ягодицы, промежность, половые губы, клитор… С тех пор жизнь Светланы Игоревны как-то незримо переменилась. Не раз и не два просыпалась она в поту, от того, что очередной невидимый любовник из ее сна был слишком резок или жесток. Сперва это это случалось только во сне, а теперь любая минутная дрема грезила этими ощущениями. Вот и сейчас. Трусы, небось, опять влажные. Через 10 минут Светлана Игоревна была на рабочем месте. В бухгалтерии еще никого не было, Светлана взяла из ящика стола недельку и направилась к маленькому офисному месту уединения. Она присела, стянув юбку на пол, и приспустив трусики, внимательно рассмотрела их — и правда, мокрые. Но сначала надо промакнуть промежность. Даже сквозь туалетную бумагу она почувствовала твердую горошинку клитора. Это было необычное ощущение. Светлана не имела большого опыта мастурбации. С сексом у нее было все хорошо. На вопрос гинеколога о половой жизни, Светлана Игоревна честно отвечала — регулярно. У нее был любовник, вернее даже жених, Сергей Витальевич — зав. отдела кадров. Выходные и отпуска они проводили вместе. Если бы Светлане Игоревне кто-нибудь сказал, что она фригидна, она бы обиделась. Она, определенно, получала удовольствие от секса. Но это шло ни в какое сравнение… Светлана выронила бумажку и терла свою вульву сильней и сильней. И клитор… палец провалился внутрь, еще пара движений и ее настиг оргазм. Нет. Оргазм. Это был взрыв атомной бомбы. Она таяла, и ей казалось, что она сучит ногами с той, недоступной ей стороны стены. Светлана Игоревна записалась на прием к сексопатологу. Обходительный молодой мужчина рекомендовал физические упражнения, особенно утренние пробежки, строгий режим дня, регулярный секс. Светлана выполняла рекомендации с энтузиазмом. Она отказалась от своего любимого сериала, купила спортивную форму строгих цветов и решила встречаться с Сергеем Витальевичем еще и по средам. Тот был в восторге, а Светлана… После того как Сергей засыпал, она шла в ванную и занималась онанизмом. Сколько замечательный вещей можно было найти в этой комнате: душ, разнообразные флаконы, а чуть позже к ним прибавилась и дыра. Да, дыра. Удивленный узбек за 100 долларов пробил перегородку между ванной комнатой и стенным шкафом в коридоре. Конечно, это была не настоящая, а игрушечная дыра. Она была прямоугольной, скорее аккуратное отверстие, с местом для рук. Да и высота была детская. Даже босиком хозяйка доставала до пола и могла вылезти из нее в любой момент. И, тем не менее, каждая минута проведенная там была как праздник. На работе, в транспорте, в постели с Сергеем, Светлана мечтала только об одном. Иногда Светлана подумывала о том, не поделиться ли своим секретом с Сергеем, но ее тут же охватывало негодование. Она как будто изменяла той, своей настоящей, многорукой безликой любви. Но это случилось чуть позже, после ключевого в жизни Светланы Игоревны дня. Это была суббота. Вот уже месяц Светлана на выходных бегала трусцой. Она старалась разнообразить свои утренние маршруты, но, раз уж она выбирала парк, то так или иначе, ей приходилось бежать мимо высокой бетонной ограды, заросшей снаружи плотным кустарником. В тот день Светлана обратила внимание на парня нырнувшего в кустарник около стены. Светлана бежала не торопясь и, казалось бы, парень мог десять раз сделать свои нехитрые дела, но он так и не появился в поле ее зрения. Молодая женщина чувствовала как у нее забилось сердце. Она не торопясь подошла к тому месту где скрылся парень, преодолела минутное замешательство, и прикрывая лицо руками, сделала пару шагов вперед. Если честно, то она думала, что встретит сидящего на корточках, со спущенными штанами, молодого человека, но там никого не было. Только сложенная из метровых бетонных блоков стена. Светлана пошла вдоль стены и увидела Дыру. Один из пустотелых бетонных блоков был пробит, таким образом, что образовалась овальное отверстие. Как в детстве… Светлана испугалась, она выскочила на дорожку идущую вдоль стены и, вдруг, подумала, что может потерять это место — стена была такой длинной. Надо было как-то пометить это место. Но чем? В карманах ничего не было, а если внимательней? Света подумала о лифчике, но она не очень понимала как сделать из нее отметку. Другое дело трусики. Света зашла в кусты. Снять кроссовки, брюки, теперь белые трусики танго. Они совсем мокрые. Странно. Света повязала их на длинную ветку ивы, посмотрела на Дыру, и опустилась на колени. Сил бежать домой не было. Только ползком. Дыра стала смыслом жизни Светланы Игоревны. Ей было страшно. В воскресение она пробежала мимо Дыры, увидела, что платок на месте и успокоилась. Но не надолго. Что если дыру заделают? Поэтому она и приняла меры по созданию домашней дыры. Ко вторнику она была готова. Светлана думала, что это успокоит ее, но получилось наоборот. Стоило попробовать залезть в дыру и Светлана Игоревна поняла, что у нее нет подходящей одежды. Сославшись на недомогание, Светлана отменила встречу с Сергеем, и решила поехать в большой торговый центр. Где-то там она видела притягательную вывеску «Эротическое белье». Потратив почти час на поиски, она оказалось перед небольшой стеклянной дверью с красивой вывеской. Минутная пауза и вот она внутри. Покупателей в этот поздний час здесь было немного. Зато было много манекенов. Они завлекали и шокировали одновременно. Светлана Игоревна не считала чулки практичной вещью. Но эти чулки и не претендовали на статус практичных. Светлана Игоревна подошла к прилавку, взяла в руки пару черных чулок, которая показалась ей наиболее приличной, и как сомнамбула двинулась к примерочной. По дороге ее нагнала продавщица, смазливая брюнетка лет 20, в руках она держала пояс. «Давайте я Вам помогу», — сказала девушка. Светлана поняла, что продавщица поняла, что она, несмотря на свой возраст, недостаточно опытна. Сперва она хотела отказаться, но ведь, как не крутись, к этим чулкам действительно нужен пояс. Примерочная была большой и светлой, с широкими зеркалами с трех сторон. Светлана протянула чулки продавщице и начала раздеваться. Через пару минут она осталась в белых трусиках танго и плотном бюстгальтере такого же цвета. Светлана пожалела, что не взяла сразу трусики в тон. Стараясь показаться искушенной покупательницей, она спросила продавщицу: «Какие трусили чаще всего берут … к этим чулкам». Ответ был ошарашивающим: «никакие». Светлане не осталось выбора, кроме как раздеться донага. Но за это она получила явный бонус — она сама себя не узнала в новом наряде. Это было возмутительно, но те неизвестные, гладящие ее по бедрам сзади — им это должно быть приятно. Светлана Игоревна нагнулась, представив себя в дыре, и, обернувшись, глянула в зеркало. В зеркале отразилась молодая ухоженная женщина с хорошо сформированной попкой правильной формы. Теперь продавщица смотрела на нее с явным интересом. Светлану все еще терзали сомнения, когда отлучившаяся на минутку продавщица принесла красное полупрозрачное платье. Только взяв его в руки, Светлана почувствовала прилив душевных сил. Сеточка была довольно частой и в сложенном виде это было обычное платье, пусть и невесомое. Но стоило его одеть… Оно ничего не скрывало. Твердые розовые соски, упругие груди, попка, рыжеватые волосы на лобке. Все было на виду. Светлана решительно сняла платье и остановилась, чулки снимать не хотелось. Продавщица жестом показала, что это не обязательно. Светлана натянула свою плотную юбку, блузку, и почувствовала к ним острое отвращение. Небрежно запихнув в сумочку трусики и бюстгальтер она подошла к кассе. Она уже оплатила покупки когда продавщица сунула ей в руку визитную карточку. «Салон интимного макияжа», — прочитала наша героиня и пожала плечами. Новые чулки потребовали новые туфли, а новое платье… Светлана Игоревна неторопливо ходила вдоль длинных рядов плащей. Этот? Может этот? Он висел чуть дальше. Красный, едва закрывавший бедра по длине, едва прикрывавший груди в охвате — это был он. Светлана прихватила темные очки. Из примерочной кабины вышла другая женщина. Пусть внутри у нее все мелко вибрировало, но внешне она была абсолютно уверена в себе. До кассы. «Снимите пожалуйста плащ, наши правила не позволяют… « Большой супермаркет, много народу. Ее юбка так и осталась лежать в примерочной. Вернуться? Но из Дыры нельзя вернуться. Она спокойно сняла плащ и протянула его кассиру. Было забавно смотреть как меняется его лицо. «Красивое платье, не правда-ли?» Щелкнула магнитная защелка. Сдача. Чек. Спасибо. Очки. Теперь плащ. Как бьется сердце. Спокойно. Всем наплевать. Только на улице, когда свежей ветерок остудил ее разгоряченную промежность, Светлана Игоревна немного пришла в себя. Такси. Немолодой таксист с интересом поглядывал на странную пассажирку. Строгая прическа и макияж, с одной стороны, откровенный плащ и чулки — с другой. Два разных человека. Светлана посмотрела в окно. Тот самый парк. — Вы случайно не знаете, что находится за длинным бетонным забором? — Какая-то воинская часть. С той стороны есть проходная. Светлана Игоревна сжалась до предела: — Туда наверное трудно попасть? Водитель скептические окинул ее взглядом. — Да, нет. И потом на присягу пускают всех желающих. — И часто? — Откуда я знаю? — Давайте подъедем к проходной. Тут рядом? В небольшой кирпичной будке около закрытых ворот сидел сонный прапорщик. Двое солдат слонялись поблизости. Внезапное появление молодой женщины в коротком красном плаще и черных чулках вызвало общее оживление. — Ребята. Не подскажете, когда у вас… Светлана забыла название мероприятия. Когда всех пускать будут посмотреть. — В следующую среду — ответили солдаты хором. Светлана Игоревна как-то дернулась и задумчиво пошла обратно к машине. На этот раз шофер не сдержался. — А Вам то, если не секрет, какой интерес? Я туда пошел как-то, хотел на пушки посмотреть, только там хлам один и бардак. Матери солдатские, конечно, приезжают, невесты, а так, постоянно, туда только самые последние бляди ходят. Светлана Игоревна промолчала. Остаток пути до дома она думала о следующей среде. Конечно, она не пойдет туда. Зачем это ей надо? Однако, подготовиться надо к любому развитию событий. Светлана залезла в тренировочное окошко и критически осмотрела в зеркале свою задницу. Потом провела рукой. Кожа не была гладкой, хотя она и брилась два дня назад. С большим скепсисом она ощупала свой сфинктер — тугой и девственный. С этим надо было что-то делать. Дыра и боль связаны между собой. Сладостная боль. Выдержать и получить удовольствие. Надо готовиться. Потом. А сейчас Светлана плотно сжала клитор между пальцев. Сильней. Те сзади могут сжать его. Может быть у них будут прищепки. И они обязательно… Утром Светлана Игоревна позвонила на работу и взяла отпуск. Конечно, Сергей был удивлен, но Светлана вдохновенно соврала что-то насчет поездки в родной город. Теперь она была свободна. Вот и визитка. Светлана и сама не знала, определено, какие косметические услуги ей необходимы. Ее записали на час дня. Пора было ехать. Светлана Игоревна вызвала такси. И не зря. В дневном свете ее наряд выглядел еще более вызывающе. Найти салон было определенно невозможно. По-крайней мере без помощи охранника, это было достаточно большое помещение, разгороженное на несколько комнатушек, тонкими перегородками. Светлану сразу привлекли переводные картинки мастера тату, но пришла она сюда не за этим. А за чем? Девушка-консультант внимательно осмотрела обнаженную промежность и предложила бразильский воск. Светлана Игоревна не любила подобные процедуры. Много боли — мало эстетики. Одно дело выщипнуть пару волосков из брови — совсем другое горячий воск. Но сейчас ей даже хотелось боли. Дыра не для трусливых изнеженных девочек. Она лежала на кушетке в бесстыдной позе и здоровая веселая деваха втирала в ее лобок, промежность, вульву какой-то гель. Ожидание чего-то необычного затягивало. «Да… Лобок полностью… Нет… Легко… « Горячий воск. Какие забавные полоски. Что-то средневековое… Ой… «Шире… Ага… Мужики скопом… Перевернитесь. Действительно слишком узко… Можем помочь… « Все. Светлана присела и с интересом заглянула себе между ног. Влажная от лосьона покрасневшая кожа, казалась нежней чем обычно, и верно, Светлана провела пальцем, потом еще… К счастью, она вовремя подняла взгляд. Девушки уже не было, рядом стоял молодой человек атлетического вида. Светлана спешно сжала ноги и прикрылась руками. — Здравствуйте, меня зовут Иван и я Ваш массажист. Мне сказали, что у Вас есть небольшая проблема. Думаю, что я смогу Вам помочь. Вы знаете размер ожидаемого члена? Светлана Игоревна напряглась. Откуда она могла его знать? — Он большой. Очень большой. Иван аккуратно перевернул женщину на живот. — Сколько у нас времени? Неделя, выдавила из себя Светлана Игоревна. — Потребуется три сеанса массажа и еще Вы будете носить расширитель. А сейчас следует сделать клизму. Иван дружелюбно улыбнулся и показал рукой на давнишнюю девушку с пластиковой кружкой в руках. Светлана даже не успела опомниться, как наконечник глубоко вошел в ее прямую кишку. Зажурчала вода. Через 15 минут она уже расположилась на топчане массажиста. В нее втирали какое-то душистое масло. Всюду. Вглубь. Иван начал с груди девушки, затем последовал живот, лобок, давление было таким сильным, что она даже хотела попросить о снисхождении, не не решилась. Затем ее перевернули. Поясница, бедра, ягодицы — как же сильно он давит! И вот его пальцы уже в ней. Один, два, три. Ее сфинктер мяли, растягивали, скручивали. А вот и стеклянная пробка странной формы. Сильно расширенная с обоих концов, она надежна запечатала ее заднее отверстие. Хлопок по попе и Светлана свободна. Впрочем нет. Еще макияж. Услуги в этом салоне не были дешевы, но тем не менее у нее еще остались в сумочке деньги. И она уже знала, куда их потратить. Она выбирала белье куда как уверенней чем раньше. Чулки в крупную сетку. Прозрачная блузка. Через 10 минут Света сидела в туалетной кабинке торгового центра с двумя пальцами во влагалище и ощупывала расширитель. Она была готова кончить, но удержала себя в руках. Такси. Парк. Дыра. Светлана … Игоревна просунула туда голову, это было какое-то помещение и в нем было темно; глаза медленно привыкали к темноте, а рука уже отчаянно терла клитор. Прямо у ее ног затявкала какая-то шавка, но она так и не остановилась. Уже кончив, она присела спиной к стене и начала приходить в себя, появился хозяин собаки — пожилой интеллигентный мужчина. Светлана Игоревна с трудом встала на ноги и пошатываясь направилась к дому. Мужчина, сперва, хотел ее о чем-то спросить, но потом принял за пьяную и успокоился. Светлана провела дома два дня. Главным образом в своей домашней дыре. Также она ходила к Дыре, но мастурбировать не решилась. Она почти не ела эти три дня, стараясь ограничиваться кефиром и соками. В пятницу ее ожидал еще один сеанс массажа и новый, гораздо более крупный расширитель. Кроме того, Светлана зашла в сексшоп и купила вибратор. Она думала, что сгорит со стыда, но ничего подобного не произошло. С новым расширителем ее походка стала еще более сексуальной. Добравшись до парковой Дыры, она вставил в себя вибратор и некоторое время стояла просто опираясь на стену. Потом она отдохнула, сидя на скамейке в парке. На следующий день Светлана Игоревна решила подойти к проходной воинской части. Раньше ее никогда не возбуждали солдаты, однако сейчас их униформа, их почти полная тождественность показались ей такими притягательными. Она простояла там почти полчаса. И потом, вернувшись домой, не могла найти себе места. Все-таки ее домашняя дыра была ненастоящей. Игрушка. В понедельник она получила последний сеанс массажа. Ее сфинктер теперь был свободен. Он стал гораздо мягче и эластичной в результате упражнений. Вторник она провела дома в мучительных сомнениях. Каждое безумие должно иметь границы. С другой стороны, почему Светлана должна лезть в эту дыру? Да и возможно ли ее найти с внутренней стороны? Что это за темное помещение? Все, что Светлана смогла рассмотреть в темноте какие-то металлические конструкции. Возможно это охраняемый склад? Секретное оружие? Конечно, никто не пустит ее к Дыре. Можно сходить на праздник, просто для очистки совести. В среду Светлана Игоревна проснулась не свет не заря. Позавтракав, она приступила к выбору чулок. За последнюю неделю у нее образовался изрядный ассортимент. Ей хотелось одеть чулки в крупную сетку, но она не была уверена, что в таком виде ее, вообще, пустят на территорию части. Чулки, которые она выбрала, были чуть целомудренней, хоть это и была сетка, но мелкая. Черный цвет, тоже был много менее провокационен, чем красный, хотя немного подумав, она положила в сумочку про запас алые чулки-сетку. Черный шелковый пояс. Светлана не удержалась от того, чтобы погладить бархатистые половые губы — какая прелесть! Свое счастливое, купленное в тот переломный день красное платье. И черные туфли — высокий каблук. Но это еще не все, сперва Светлана Игоревна отправилась в уже знакомый ей салон, чтобы сделать прическу и макияж. Пытаясь казаться совершенно спокойной, она сняла плащ и села в кресло. Она уже знала весь здешний персонал четырех девушек и двоих парней — раскованные веселые ребята. Умели они предугадать ее желания и выразить их в тактичной форме. Вот и сейчас, пока она нечленораздельно мычала, пытаясь объяснить, что она хочет сделать со своими волосами, парикмахер, ее звали Таня, нашла точную формулировку: «Освободить?». Навряд ли подчиненные узнали бы своего главного бухгалтера в этой, неожиданно помолодевшей женщине. Теперь маникюр. «Ярче!» Макияж делала совсем молодая девушка. Она почти с восторгом смотрела на Светлану: — Вечерний? — Ночной, пожалуйста! Сказала Светлана и осеклась. Клизма, и она была готова на все сто. Из зеркала на нее смотрела незнакомая женщина, скорее даже девушка. Светлана почувствовала в себе силу и решимость. Между ног — а если присмотреться, то сквозь платье просвечивал ее лобок — пекло. До проходной воинской части было полчаса ходьбы. На каблуках и больше. Но Света решила идти пешком. Был солнечный летний полдень, ее макияж казался еще ярче чем был на самом деле. Впрочем, куда уж ярче? У проходной воинской части царило оживление, площадка у ворот была заставлена легковыми автомобилями. Ворота были открыты настежь. Светлана без проблем прошла на территорию части, на большой площади — плац вспомнила Светлана, что-то происходило. Она присоединилась к толпе зрителей. Полк. Или, может быть, батальон, маршировал по плацу, распевая строевую песню. «Сколько же их здесь!», — выдохнула Светлана. Две толстые женщины, стоящие рядом обернулись. «Вот же блядь! одного тебе мало, дивизион тебе подавай», — сказала одна из них с такой злобой, что Светлана Игоревна отшатнулась и быстро пошла прочь. Прошло три часа, Светлана долго бродила по гарнизону, устала. Она была ошарашена, какими-то странными машинами и сооружениями, огромными ангарами. Рядами колючей проволоки. Она уже поняла, что нее нет никаких шансов самостоятельно найти эту чертову Дыру. Она пыталась идти вдоль окружающий гарнизон стены, но путь ей преграждали какие-то здания, непонятного назначения. Обойдя их она уткнулась в забор из колючей проволоки. Теперь она сидела на скамейке в импровизированной курилке и вдыхала терпкую смесь табачного дыма с мужским потом. По всей видимости, мероприятие на плацу закончилось, стихла музыка, солдаты постепенно разбредались по территории части. Светлана Игоревна старалась не всматриваться в их лица. Вот один из них сел рядом с ней. Она почувствовала что он смотрит в разрез ее плаща. Я если самой глянуть? Верхняя пуговица расстегнута, видна ложбинка между грудей и небольшой кусочек платья. Светлана расстегнула еще одну пуговицу, и почувствовала как освобождаются ее груди, чуть прикрытые ажурной тканью платья. Теперь внизу. Запах мужчины стал сильнее и откровеннее, в нем прибавилась новая тонкая нота. Она скосила взгляд — солдат, сидящий рядом с ней, онанировал, запустив руку в широкие форменные брюки. Жар между ног стал нестерпимым. Светлана буквально воткнула пальцы в свою горячую щель. Без прелюдии. Они сидели рядом и трахали каждый себя. В воздухе таял тонкий аромат спермы. — Вы не подскажете… Знаешь где здесь Дыра. Солдат удивленно обернулся всем телом. — Дыра в стене. Я снаружи видела. Мне очень надо! — Светлана говорила быстро, почти скороговоркой. — Так открыто же? — Изумился парень — Праздник! — Ты не понимаешь! Мне не выйти, мне сама Дыра нужна! Солдат вытащил руку из брюк, встал и быстро пошел в сторону низкого длинного здания. Вот и все. Светлану Игоревну охватило чувство знакомое всем брошенным женщинам. Ощущения какого-то холода и бессмысленности существования. Она как-то сразу утратила весь свой лоск, сникла и осунулась — встала со скамейки, и понуро двинулась в сторону проходной. И тут, краем глаза, она увидела своего нового знакомого. Он стоял вместе с двумя рослыми кавказцами и махал ей рукой, показывая не невзрачное сооружение за ее спиной, в таких дворники часто хранят инвентарь. Интуиция привела ее в нужное место, но, конечно, она никогда не смогла бы… Вот и дверь — Светлана дернула ручку — она оказалась заперта. Эти двое походили статью на братьев, Светлана избегала смотреть на их лица, подойдя они встали так, что она уже не могла выскочить из этой западни. Точка невозврата была пройдена. Щелкнул замок, заскрипела дверь и Светлана вошла в темный проем. Сна сделала несколько шагов и когда ее глаза адаптировались к полутьме, увидела, что большая часть помещения завалена старыми металлическими кроватями. Стоило отодвинула щит, стоявший у противоположной стены, и увидела Дыру. Из Дыры шел яркий свет. Светлана встала перед ней на колени, сняла плащ и начала выстилать своим плащом ее нижний неровный край. Неторопливо сняла пояс, поменяла чулки на алую сеточку, задрала платье на шею и полезла в дыру. Она чувствовала как наполняется солдатами помещение за ее спиной, слышала их шумное дыхание, но сейчас ее заботило лишь то как … бы пропихнуть в дыру отвердевшую вдруг грудь. Еще немного вперед. Ее ноги уже развели в стороны чтобы она случайно не выскользнула на свободу. Последнее резкое движение, и она лежит на животе, намертво застрявшая в Дыре. Секундная пауза. Она представила как соблазнительно она выглядит с той стороны, с широко разведенными в стороны ногами в красных чулках и полностью раскрытыми розовыми влажными дырочками между ними. Она хотела поласкать себе промежность, но это было невозможно. Ей оставалось только сжать руками груди. Первый! Он показался таким толстым, заполняя ее до конца! Какая сила! Какая глубина. Светлана ощущала себя одетой на этот член, она лишь маленькое послушное дополнение к нему. Ее потряс глубокий оргазм. Отключившись на несколько мгновений, она уже не могла понять, тот же член накачивает ее спермой, или уже была смена. Да и какое это имело значение? Она пыталась представить тех кто, стоя за стеной, накачивал ее спермой: иногда член оказывался необычно длинным или толстым — настоящая балда. Тогда она представляла коренастого крепыша, основательно долбившего ее дупло. Если же что-то невнятное хлюпало в ее заполненном спермой влагалище, то она просто давала себе возможность отдохнуть. Впрочем, многие из солдат пользовались ее аналом. Хорошо растянутый он с легкостью принимал в себя члены, доставляя хозяйке массу удовольствия. Многие пошли по второму разу и теперь ему предстояло здорово потрудиться. Ее ощущения напоминали те, которые она испытывала при постановке клизмы, до такой степени она была накачана спермой. Но если ощущения от анального секса постепенно притуплялись, по мере того как ее сфинктер растягивался все больше, то ее пизда, да именно пизда, вдруг превратилась в оголенный нерв. Постоянные оргазмы вызвали какую-то странную гиперчувствительность. Как в замедленной съемке она чувствовала каждое движение члена в себе и кричала в голос с каждой фрикцией, пока какой-то мужик, прогуливавшийся по парку не решил посмотреть, что происходит. Он пытался вытянуть Светлану наружу, но она отрицательно мотала головой. Тогда от воткнул свой член ей в рот. Крики прекратились, теперь и ее рот был наполнен спермой. И вдруг все кончилось. За стеной шел спор о каком-то пропуске, а Светлана Игоревна безвольно висела на животе, как ненужная кукла. Покрытый синяками и ссадинами живот не мог выдержать ее вес. В глазах было темно. Или просто наступил вечер? Светлана начала ворочаться, пытаясь изменить положение, но ее как никогда крепко держали за ноги. Вдруг она услышала тихое жужжание. Как будто большой жук, поселился в ее промежности. Что-то странное происходило с ее левой ягодицей, как будто на нее наложили какой-то компресс… И тут ее пронзила боль, казалось, что с нее заживо снимают кожу. Она опять кричала, а когда источник боли перешел на внутреннюю поверхность бедра, то она просто потеряла сознание. Она очнулась от толчка ладонью в попу. Свободна! Мужик, которому она делал минет, был еще рядом. Он начал тянуть Светлану Игоревну из Дыры. Кто-то помогал им изнутри. И вот она стоит на земле. Сверху, если не считать опухшие веки — как цветочек, а внизу — ноги покрытые спермой, мочой и кровью. Светлана сняла безнадежно испачканые чулки и вытерла промежность. Одела плащ, застегнув его на все пуговицы и пошла домой. Она шла по вечернему немноголюдному парку, широко расставляя грязные босые ноги. Редкие прохожие, принимая за алкоголичку, обходили ее стороной. Мужик тоже отстал, так и не сумев ее разговорить. Она дошла до дома без приключений. Сумочка с ключами осталась с той стороны Дыры, но это было не важно, подсознательно предвидя такое развитие событий, Светлана положила под коврик запасной комплект. Теплая ванна принесла облегчение. Смешанная с мылом сперма толстым слоем плавала на поверхности воды. Сколько же литров семенной жидкости приняла она за один день? Светлана оттягивала неприятный момент, но рано или поздно это все-равно придется сделать… Она встала спиной к зеркалу и посмотрела на свою задницу. Водопады воды струились из ее широко раскрытых дыр, а на левом бедре, синели на красной припухшей коже два скрещенных хуя в лавровом венке и подпись «Блядь богов войны». Светлана с плеском рухнула обратно в ванну. Только не это. Кто она теперь? Солдатская шлюха! Пробуждение Светланы не было веселым. Нет, ей не снились кошмары, то, что связано с Дырой не может быть кошмаром. Ей снились перекрещенные, свежевынутые из нее солдатские члены в лавровых венках. Она еще раз осмотрела татуировку. Какая мерзость! Такое впечатление, что у художника дрожала рука. С этим, определено надо было что-то делать! Шел дождь, и это был благовидный повод одеть длинный плащ. Она вошла в салон, улыбнулась девушкам, и подойдя к мастеру тату спросила: — Что с этим можно сделать? — нагнувшись вперед и забросив полы плаща на спину. — Свести будет непросто… — Я не хочу сводить — это пропуск — надо поправить, чтобы было красиво! Мастер тату рисовал эскизы, вокруг столпилось свободный персонал, а Светлана рассказывала им историю свой жизни. Внезапно Иван встал и ушел в процедурную. Не успела возникнуть интрига, как он вернулся с двумя красными шарфами, перекинутыми через плечо. Подойдя к Светлане вплотную, он завязал одним из них ее глаза. Потом поднял ее как пушинку и куда-то отнес и, положив на топчан, зафиксировал ее руки вторым шарфом. Это была чистая условность. Она могла шевелиться, наверное, могла снять шарф с глаз, но это даже не приходило ей в голову. Она ощущала себя как в Дыре. Даже лучше. Она была свободна быть несвободной! Она чувствовала, что ее окружают друзья. Светлана чувствовала нежные женские губы целующие ее уста и крепкий мужской член раздвигающий ее половые губы. Кто-то впился в ее левую грудь и терзал кончиком языка ее сосок. Потом, когда член уже вовсю ходил в ней, она вздыбила ртом еще один член. Ей отвязали руки и она села на этот новый член попой, а затем, откинувшись до предела, предложила свое лоно тому, кто первым вошел в нее. Это было первое двойное прикосновение в ее жизни и оно было очень приятным. Вчерашний массивный трах не только не огрубил или ослабил, а, напротив, освежил и усилил ее чувства. Ей хотелось сделать всех окружающих такими же счастливыми как она. Она лизала чьи-то клиторы и половые губы, запихивала куда-то пальцы, Иногда она пыталась угадать, кто где находится, но потом отбрасывала эту игру. Сейчас это было неважно. Семь тел сплелись в один плотный клубок наслаждения. Ей предложили отдохнуть на кушетке, набраться сил. Впереди была большая работа. Она рассматривала эскиз и не верила, что она станет полотном для такой шикарной картины. — Может быть не стоит? — Похоже Ивана терзали сомнения… — А разве не красиво? — Я частенько трахаю старух за деньги, после того как как следует их разомну, но не хотел бы носить татуировку «жиголо»… — А зря — рассмеялась Светлана — пойми, любимый, я прошла через Дыру, она теперь позади меня, я вышла из нее полностью преображенной, и на мне должен должен остаться след от Дыры. Символ моего освобождения! Татуировка растянулась на три дня. Окруженная со всех сторон любовью, она не замечала боли. Когда же она спросила цену, то ребята сказали, что это подарок от их кооператива. Девушки смотрели на ее попу с восхищением, а парни с вожделением. — Мы посовещались и решили, что нам совсем не помешает сексуальная бухгалтер — сказал Иван. — Я очень благодарна Вам за это приглашение, и я принимаю его, но прежде я должна дойти до конца. Я хочу полностью соответствовать своему новому телу. Красивая блондинка в мини и маленькой красной блузке вошла в проходную, улыбнулась и, повернувшись спиной к сидевшему в будке прапорщику нагнулась, задрав юбчонку. На фоне глубокий вздох окружающих, едва слышно щелкнул замок турникета. — Ребята где у Вас штаб? — Спросила Светлана и упруго качая бедрами пошла в указанном направлении. Ее «пропуск» открывал любые двери. Через пять минут она стояла перед немолодым седовласым полковником. Впрочем, стояла это неудачное определение. Сразу же подойдя к столу, она скинула юбку и, упираясь в стол руками, продемонстрировала свой пропуск. Полковник не мог оторвать глаз от раскинувшейся перед ним картины. На фоне багряного неба, потянутого дымами горящих танков, вела бой противотанковая батарея. Придерживая фуражку выскакивал из укрытия офицер, какой-то солдат тащил снарядный ящик. И четкая, набитая рукой профессионала, надпись: «Блядь Богов войны!» Полковник вошел в щель, так как он делал тысячи раз. Так как пристало бравому командиру — не снимая фуражки. Уже много лет он не чувствовал в себе такой силы. — Что ты хочешь? — Спросил полковник, переведя дух. — Что может хотеть полковая шлюха? Заработать денег, конечно. Палаточный лагерь вышедшего в поле артиллерийского полка затихал. Светлана вышла из офицерского шатра, и обнаженная стояла в свете луны, приняв максимально развратную позу. Она хорошо поработала сегодня, как и в предыдущие дни. Из неопытной бляди она быстро превращалась в опытную шлюху. Могла получить удовольствие от большого горячего члена молодого лейтенанта и, не испытав никаких эмоций, пропустить через себя пару пузатых майоров. Научилась избегать оргазма и симулировать его. С каждым разом ее минет поднимал члены все быстрее. А вот и шорох. Опасаясь открыто покуситься на офицерскую добычу, солдат стоял, едва-ли не на коленях. — Только раз — услышала она голос, ради которого и стояла на ветру. — Деньги принес? — в ответ мерзавец встал и протянул ей, ее собственную сумочку — А разрешение на»пропуск» ты спрашивал? — зло крикнула Светлана, ухватив придурка за яйца, и затаскивая его в офицерскую палатку. Там уже ждали обещанного представления. В тусклом свете лампы, солдата уложили на топчан и Светлана, несколькими ловкими жестами подняв обрезанный солдатский хуй, перевязала его у основания толстой ниткой. Потом села на него и под аплодисменты офицеров, начала танцевать на кончиках пальцев. Ей было приятно чувствовать себя хозяйкой положения, приятно осязать набухший до предела член. Она чувствовала себя судьей выносящий приговор подонку и палачом приводящим его в исполнение. Вначале она танцевала лицом к лицу, но когда солдат заорал в голос, развернулась на скользком члене. Теперь она видела лишь дрожащие солдатские ноги, крепко удерживаемые молодым атлетично сложенным лейтенантом. Наконец, солдат затих и Светлана уверенно встала с члена. Кто-то пытался развязать нитку на, превратившемся во вздутый багрово-синей комок, пенисе. Пока бесчувственное солдатское тело выкидывали из палатки, Светлана попросила командира подбросить ее домой. Лето заканчивалось. Несколько молодых людей играли на пляже в волейбол. Отдыхающие смотрели на них с интересом, а порой и с осуждением. На левой груди молодого человека — сплелись в головокружительном танце парень и девушка, внизу виднелась надпись: «Я жиголо!». Одна из девушек ограничилась бабочкой вызывающего вида, а вот у другой на заднице была изображена настоящая картина… Многие из присутствующих пытались поймать ее в объективы своих фотоаппаратов, и это только радовало членов маленького кооператива, оказывающего самые разные услуги в подвале большого торгового центра — бесплатная реклама лишней не будет! E-mail автора: i.shmyakov@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх