Екатерина. Окончание

ГЛАВА 19. — Ну, как тебе понравилось, — спросила Ольга у Лены. — Ещё бы, эта шлюшка, так классно лизала мои сапоги, а когда я её била, то испытала неземное удовольствие. — Пошли ложиться спать. Они пришли в спальню, Ольга приказала Чухонке расстелить постель, а Барби и Чмоне раздеть их. Укрывшись одеялом девушки, начали доставлять ласки друг другу. Они занимались любовью около полутора часов и утомлённые и разомлевшие уснули. Утром, проснувшись, Ольга велела подать завтрак в постель. Пока они кормила друг друга с рук, у Ольги в голове возникла новая мысль, как больше унизить Екатерину, она хотела её полностью сломать, чтобы в голове у Кати не было никаких мыслей о непослушании, а было лишь одно, как доставить больше удовольствия своей Хозяйке. Она обратилась к Лене: — Сейчас мы позавтракаем, я прикажу привести Катьку и заставлю разбирать её гардероб, он ей больше не понадобиться, что из её вещей понравиться заберёшь себе, я тоже, что-нибудь подберу, у этой сучки не плохие шмотки. Ей самой вещи я буду покупать только в секондхенде или у вьетнамцев на Черкизовском рынке, большего она не заслуживает, получается дёшево и сердито, я не намерила тратить деньги на эту проститутку. — Оль, я смотрю, твои рабыни относятся к тебе, как к царице. — Я и есть для них Королева. Они должны относиться ко мне с трепетом и большим уважением. Если они окажут недостаточно мне внимания, они будут очень сильно наказаны. К тебе они обязаны будут относиться так же, как и ко мне. Мой тебе совет, ты сразу начинай жестоко обращаться с ними, они уважают только силу, по другому с ними нельзя, это всего лишь рабыни — вещи, которые созданы для поклонения тебе и мне. Я специально провела с ними психическую подготовку, «промыла» им мозги настолько, что, теперь, у них голове мысль, что они родились для того, чтобы служить и быть рабынями. Сюсюкаться с ними нельзя. Чем хуже ты с ними будешь обращаться, тем лучше они будут тебе служить. Я их настолько хорошо выдрессировала, что у них никогда не возникнет мысли, чтобы не исполнить мой любой, даже самый дикий мой приказ. Приказывай им, что хочешь не стесняйся, пользуйся ими, как тебе заблагорассудится. — Барби, помоги мне одеться, — обратилась Лена к рабыне. Рабыня быстро подползла к кровати и не успела Лена поставить ноги на пол, как на ни были надеты мягкие тапочки. Она встала с кровати, Барби моментально одела на неё шёлковый хала и завязала пояс. Несмотря на то, что Барби практически идеально справилась со своими обязанностями, Лена отвесила ей сильную пощечину. Рабыня заморгала глазами, чуть не заплакав, ей было не понятно, что она сделала не правильно. — Это тебе за то, чтобы обслуживала меня с большим почтением, в твоих глазах, дрянь, не было ни капли обожания, я не увидела в них полной покорности. Ты должна гордиться тем, что тебе разрешили обслуживать Божественное создание, которое по своему положению стоит, намного выше, чем ты, жалкая рабыня. Твоё предназначение в жизни, служить подстилкой для нас, богатых и красивых. — Молодец Лен, с этими тварями только так и надо обращаться. Пока их не ткнёшь мордой в грязь, они не понимают, что от них хотят. Что с них взять, животные, есть животные, поэтому, милая, приходиться мириться, это издержки профессии. Только дилетанты думают, что Госпожой быть легко, на самом деле на наши плечи ложится столько забот, о неразумных существах — рабынях. Сучка приведи сюда из подвала Катьку. Пока Сучка ходила за Катей Ольга тоже с помощью Чмони оделась, она решила с утра не наряжаться, а также одеть халат. — Барби заправь кровать, наведи здесь порядок, мы пошли в гостиную. Сучке скажешь, чтобы вела Катьку в гостиную, мы будем там. Сучка привела Екатерину в гостиную, девушки сидели на диване и смотрели телевизор. Ольга обратилась к Кате. — Для начала на тебя нужно надеть ошейник, а то ты отличаешься ото всех рабынь. Подстригать я тебя пока не буду, а вот без ошейника рабыне никак нельзя, ты меня должна понять, сама была когда-то Госпожой и знаешь, что, если на рабыне отсутствует ошейник, на котором указано кому она принадлежит, значит это не настоящая рабыня. Ольга показала рабыне ошейник. — Помнишь, когда ты снимала с меня этот ошейник, я сказала, что он ещё пригодиться, я не ошиблась. Теперь я применю его по назначению, смотри, какую я на нём выгравировала красивую надпись «Вечная рабыня Госпожи Ольги». С этого момента ты будешь носить, не снимая его. Очень редко, я, может быть, и буду позволять тебе снимать его. Я давно представляла этот радостный момент, когда на твоей шее защёлкнется замок этого прекрасного ошейника. Рабыня, ты довольна подарком своей Госпожи? Ударившись головой об пол, рабыня произнесла: — Спасибо Ваше Величество мне очень понравился Ваш подарок, я буду носить его не снимая, как Вам угодно, лишь бы Вы были довольны поведением Вашей рабыни, я готова терпеть от Вас всё, что Вы захотите. Моя жизнь с этого момента в Ваших руках. — Сука, сейчас мы пойдём в твою бывшую комнату, ты будешь разбирать свои наряды, а мы с Госпожой Еленой будем выбирать из них, что нам понравиться, у тебя есть из чего выбрать. А, теперь ползи сюда, тварь, я надену на тебя, этот символ рабства. Рабыня подползла к Госпоже, Ольга убрала её волосы, надела на шею металлический ошейник и защёлкнула его. — Видишь этот ключик, я уберу его в надёжное место, а может быть, он больше никогда мне не понадобится, я не собираюсь снимать с тебя такую красоту. Ольга прицепила к ошейнику поводок и отдала его Лене в руки. Пошли наверх, веди эту суку, пусть она ползёт за нами. Они пришли в бывшую комнату Кати, где она хранила свои вещи. Эта комната, также служила Кате для релаксации. Лене очень понравилось комната, в ней было очень уютно. Всё было подобрано строго и со вкусом, а световая гамма располагала к спокойствию. Потолок, стены и мебель были практически одного цвета отличавшись лишь оттенками, которые плавно переходили один в другой, что при общем осмотре выглядело очень красиво. Сама комната была полукруглой, полуквадратной формы и смотрелась очень необычно, но, зайдя в неё, сразу ощущалось полное спокойствие. Сев в мягкие кресла, в которых они почти утонули, Лена спросила Ольгу: — Оль, можно мне жить в этой комнате, мне здесь очень понравилось. — Вообще-то я сначала сама сюда хотела переехать, но затем решила, что спальня пусть будет спальней, а хотела оставить эту комнату, для тех же целей, как она была и при Катьке, но раз тебе здесь нравиться, то, пожалуйста, живи. Ничего не скажешь, у нашей рабыни неплохой вкус, и фантазия работает хорошо. — Олечка, спасибо тебе. На глаза Кати вновь навернулись слёзы, ещё несколько дней назад она пользовалась всеми благами и очень любила посидеть в кресле в этой комнате и поваляться на кровати., а теперь благодаря предательству человека, которому очень доверяла, всю оставшуюся жизнь ей придётся быть рабыней у своей жестокой Хозяйки — Так, тварь открывай шкаф, будем смотреть, что ты имеешь, — произнесла Лена. Катя молча отодвинула дверцу шкафа-купе, перед Ольгой с Леной предстали ящики. — Доставай сначала нижнее бельё. Катя начала выдвигать ящики и доставать из них, трусики, бюсгалтеры, чулки, колготки, пояса и т. д. — Не спеши, новое ни разу не одёванное бельё, откладывай в одну сторону, а которое одевала в другую. Оль, я не хочу одевать после этой шалавы, трусы или лифчики, которые она носила, а новое бельё другое дело. Я смотрю, сучка предпочитала только элитное бельё, не жалела на себя денег, а мне платила гроши. Ползи, тварь быстро ко мне. … Екатерина подползла к Лениному креслу. Лена встала с кресла, велела стать рабыни на четвереньки и со всей силы пнула Катю в живот, от сильного удара она упала на пол, Лена нанесла ещё несколько ударов по одному и тому же месту. Катя начала задыхаться, от сильной боли она заплакала. Даже Ольга поразилась Лениной жестокости. — Лен, хватит с неё, не расходись, у тебя будет ещё время поиздеваться над рабынями, а сейчас на это особо нет времени. — Ты, Оль права, давай корова поднимайся и иди дальше разбирай свои тряпки. — Лен, мне надо с тобой поговорить. — Давай поговорим. — Этот разговор должен остаться только между тобой и мной. Животные быстро покиньте комнату и ждите за дверью, пока не позову. Рабыни поспешно выползли из комнаты. Ольга встала с кресла и плотно закрыла дубовую дверь. — Лен, неужели так сильно ненавидишь Катьку. — Я, готова её задушить, если бы была у меня такая возможность, я с неё содрала полностью кожу, сама не знаю, почему, я её так ненавижу. Может потому, что всегда в тайне ей завидовала, у неё было всё, она наслаждалась жизнью, я работала лишь на одну зарплату. А, тут мне выдался такой шанс поиздеваться над строптивой дурой и не воспользоваться им было грех. — Извини, меня Лен, пожалуйста, сначала, я думала, что ты сочувствуешь этой потаскухе, Катьке. Потом увидела, как ты обращаешься с ней, мне показалось, что это, как-то наигранно, но потом я поняла, что ты просто сначала не вошла в роль Госпожи. Сегодня, я до конца поверила мне. — Оль, неужели ты могла подозревать, что я тебя предам. Извини, я всё забуду, что здесь было, никому ничего не скажу, будь спокойна, я поеду домой. Я не хочу, чтобы меня в чём-то подозревали, тем более, я не напрашивалась к тебе и ничего не знала про твою жизнь, ты сама привезла меня к себе. А, то, что ты, Катьку сделала своей рабыней, я даже не могла никогда о таком подумать. — Лен, не горячись, остынь, я ещё раз прошу, прости меня. Я же сама тебе всё рассказала о своих подозрениях, а могла ничего не говорить и ты бы не узнала, это говорит о том, что я полностью доверяю тебе. Пойми меня тоже правильно, сейчас такое время, что не знаешь, чего от кого ждать, все стараются навредить друг другу, даже самые близкие родственники могут предать. — Оль, извини, я тебя прекрасно понимаю, давай забудем об этом, впереди у нас столько интересного. — Я уже забыла, самое главное, что ты веришь мне. Она подошла к Лене обняла и поцеловала её. Лена ответила ей взаимностью. Ольга вновь позвала рабынь. — Твари, можете заползать. Катька, продолжай работать. Катя разобрала всё своё нижнее бельё, получилось две большие кучи. Катя покупала много вещей, которые ей нравились, и многие из них она не успела надеть, теперь их будет носить другая, думала про себя Катя. Несмотря на то, что в душе она смирилась со своим нынешним положением, но всё равно она надеялась, что рано или поздно выберется из него. Так как все трое девушки носили почти одинаковый размер, Ольга велела Катьке сложить новые вещи обратно в ящик, а старые выбросить на помойку. Катя ударила головой об пол. Лена сказала: — Можешь говорить рабыня. — Госпожа, зачем выкидывать вещи, среди них много, которые, я одевала всего один раз, они как новые, разрешите оставить мне их себе. Ольга очень строго посмотрела на рабыню. — Сука, забудь о своих нарядах навсегда, ты больше ничего из своих вещей никогда не оденешь. Все вещи я буду покупать тебе в самых дешёвых магазинах или на рынках, ты даже близко не должна одеваться, как Госпожа. Ты не имеешь права донашивать мои вещи. Потаскушка, ты привыкла всю жизнь одеваться только в дорогих магазинах, а теперь поноси, что носят простые люди, выкинь из своей головы мысли о вещах, которые ты носила раньше. — Но, я же тебе разрешала ходить в моих вещах, — взмолилась Катя. Она была так унижена Ольгой, что не заметила, как перешла на ты со своей Хозяйкой. Ольга подошла к ней, подняла её лицо и начала наносить по нему звонкие, сильные пощёчины. — Ты, тварь, кажется, забылась, что ко мне обращаться надо только Ваше Величество. Ты допустила неслыханную для рабыни дерзость, назвала меня на ты. С этим мы потом разберёмся, за свою дерзость будешь наказана. Никогда больше не напоминай мне о прошлой жизни, что было тогда, меня больше не интересует, для меня важно, что есть сейчас. Поняла, тупая свинья. Со слезами на глазах Екатерина ответила: — Простите Ваше Величество, что расстроила Вас. Ольга пнула её ногой. — Пошла вон, продолжай разбираться. Лена не захотела оставаться в стороне и решила тоже уколоть Катю. — Катька, теперь давай теперь посмотрим, что у тебя есть из халатов, пеньюаров, бюстье, сорочек. Катя начала доставать с вешалок свои красивые вещи. Все вещи были развешаны аккуратно, отдельно друг от друга. Халаты, пеньюары, боди и другие вещи, висели каждые в своём отделение. Лена выбрала себе несколько халатов. Жаккардовый корсет-бюстье с кружевом, эластичный корсет, сетевой пеньюар с цветочной аппликацией, а также атласный пеньюар с кружевной отделкой. Ещё она выбрала сетевую и атласную сорочку, сорочку с цветочным орнаментом и эластичный комплект. Ольга выбрала нежный атласный корсет, шифоновый пеньюар, платье с подвязками и эластичную сорочку в полоску с атласной шнуровкой и длинную сорочку с кружевным бюстом. Выбранные вещи Лена велела убрать обратно в шкаф, а остальные сложить в кучу, в которой находилось бельё, предназначено для выброса. Обратившись к Кате, она сказала: — Один шкаф разобрала, теперь давай переходи к другим. Будем разбирать одежду. Катя открыла шкаф и начала доставать из него костюмы, юбки, брюки, блузки, жакеты, платья, шорты и многое другое. Ольга с Леной очень тщательно разглядывали понравившиеся им вещи, и если им нравилась вещь, они заставляли Катю одевать её на них, чтобы примерить и посмотреть, как она будет смотреться. С одеждой они провозились около трёх часов, но ещё половину вещей не разобрали. Все вещи были куплены в дорогих бутика и в основном за границей, поэтому трудно было выбрать, что оставить, а что выбросить. Лена оставила бы всё, но ей не хотелось терять своё лицо перед Ольгой. Ольга к вещам относилась более спокойнее, чем Лена, у неё был очень не плохой гардероб, и она выбрала всего лишь несколько вещей. Ольга велела Чмони накрыть обед. — Лен, я думаю, пора перекусить, а потом продолжим, что-то я захотела есть. — Я тоже. — Мы сейчас пойдём обедать, ты пойдёшь с нами, ты уже двое суток ничего не ела, может быть тебе, что-нибудь и перепадёт с господского стола. Они уселись за роскошно накрытый стол, Барби и Чухонка прислуживали за обедом, чуть не с ложки кормили Госпожей, стараясь, как можно обслужить своих Хозяек. Катя стала на колени рядом с Ольгой. — Хочешь салатика, твой любимый, из морепродуктов. Катя замотала головой. — На, жри скотина. Ольга взяла в рот салата, пережевала его, смешала со слюной и выплюнула на пол. — Можешь приступать, вылизывай лучше с пола, чтобы ни осталось, ни крошки, ни пятнышка. Эту процедуру Ольга проделала несколько раз. Также она и поступила с первым. Остатки супа, который не доела она и Лена, Ольга велела вылить в металлическую собачью миску из нержавейки. Они с Леной плюнули туда несколько раз, Ольга вдобавок высморкалась, но ей этого показалось мало. Она велела Барби принести хрустальную ёмкость, в которую она пописала и велела вылить это в суп. — Вот, теперь, сука, можешь … жрать, и попробуй только не съешь всё — запорю, — сказала Ольга. Лене очень понравилась идея Ольги с мочой. — Ты, Оль, молодец, я до такого, наверно, никогда бы не додумалась, надо будет теперь постоянно кормить собачку, кормом вперемешку с мочой. Кате, было очень противно есть, она боялась, что её сейчас вырвет, но Лена будто прочитала её мысли: — Если вдруг тебя вырвет, я заставлю сожрать свою блевотину. Руки Кати были заведены за спину и закованы в наручники, есть ей было неудобно, и она принялась, как собака лакать из миски еду, которой решили накормить её Хозяйки. Не смотря на привкус мочи, Катя всё же смогла, есть, что ей налили в миску, она очень хотела, есть и может быть, это помогло ей проглотить еду, не смотря на противный вкус. Лена смотрела, как неудобно было есть рабыне. Она, видя, как Катя мучается, была довольна её мучениями… — Оль, смотри, она ест, как свинья в хлеву. Свинка, не чавкай, наверно, очень вкусно. Мы заботливые Хозяйки, накормили тебя со своего стола. Она ногой наступила на голову Екатерины, супа из тарелки расплескался на половину. Лена ещё сильнее вдавила её голову в тарелку. — Тварь, ты навела беспорядок, который необходимо убрать. Ты же не любишь, когда грязно, мы тоже не любим, так что давай убирать. Это раньше за тебя всё делали, а теперь, это ты будешь делать для нас. Вылижи всё с пола начисто, чтобы не осталось и следа от твоей параши. Она быстро языком вычистила пол и преданно, как собака смотрела на Лену. — Благодари Госпожу за вкусный обед, — обратилась к ней Ольга. — Спасибо Вам Госпожа за очень вкусный обед, без Вашей мочи он не был бы таким вкусным, — поблагодарила Катя Лену. — Лен, пошли дальше, разбирать вещи, там много ещё осталось. Они вновь пошли в комнату продолжать разбираться с вещами. Через несколько часов все вещи были разобраны. Они также разобрали верхнюю одежду: шубы, плащи, куртки. Ольга велела Чмоне отвести Катю в подвал. — Чмоня отведи Катьку в подвал, запри в клетку, а ты Чухонка иди, запрягай в сани тройку: Лизку, Машку, Светку, мы с Леной покатаемся. — Оль, я не поняла, про какую тройку ты говоришь. — Я тебе забыла рассказать, что кроме обслуживающих рабынь, у меня есть рабыни-лошади. Это бывшие рабыни, которые раньше обслуживали Катьку. Теперь они живут на конюшне и используются только, как лошади. — Ты меня всё больше и больше удивляешь. — Сейчас прокатимся, развеемся, а то целый день провели в помещении, я думаю, что тебе понравиться кататься. Я позже тебе расскажу о дальнейших своих планах, вот тогда ты по настоящему удивишься. Ты посмотришь, какую я построю здесь империю, где буду полностью властвовать над телами и душами рабынь. — Барби помоги нам одеться. Ольга надела норковую шубу, которую забрала у Кати, а Лена надела песцовую шубу, тоже из гардероба Кати. — Лен, посмотри, какие мы красивые, богатые, в дорогих шубах, перед нами преклоняются, ничего нестоящие твари, наши рабыни, это разве не жизнь. — Оль, мне всё очень нравиться, а можно сегодня вечером я позанимаюсь воспитанием Катьки. — Выбирай любую другую рабыню, Катьку сейчас трогать не надо, в понедельник мы поедем с ней к нотариусу, она должна всё своё имущество переписать на меня. А, если сейчас ты её отделаешь, куда она больная поедет, и вообще, я хочу её сделать своей личной рабыней, чтобы она служила только мне. В моё отсутствие можешь издеваться над ней, как захочешь только калечить не надо. Сегодня можешь взять Чмоню, отведи её в подвал и наслаждайся себе на здоровье. — Я, поняла Оль, мне и без Катьки будет над кем поиздеваться. Мне всё равно кого наказывать, просто, намного приятнее это делать с бывшей начальницей. Они вышли из дома, возле крыльца перед ними во всей красе предстала запряжённая в сани тройка. На улицу спустились сумерки, но вокруг дома были включены фонари, вся территория была хорошо освещена, снег искрился и играл на свету, было очень красивое зрелище, будто кто-то рассыпал вокруг множество бриллиантов. Несмотря на небольшой мороз рабыни, были полуголые, из одежды на них были надеты лёгкие рубашки больше похожие на туники, на ногах — сапоги, доходящие ниже колен, имитирующие копыта лошади. Тонкое трико обтягивало ноги, на головах красовались султаны из перьев, в задницу были вставлены фаллосы с хвостами. Девушки, выйдя из помещения, вдохнули свежего, морозного воздуха. Лена невольно залюбовалась открывшийся перед ней картиной. — Вот это да, красота, — только и смогла произнести она. — Так мы и живём, — стараемся, — пошутила Ольга. — Погодка хороша, действительно просидели сегодня целый день дома, а на улице такая красота. — Не говори Лен, морозец небольшой, ветра тоже нет, скоро придёт настоящая зима, до Нового года осталось совсем немного времени, мы будет его встречать вдвоём, у меня. — На Новый год у меня были другие планы, но теперь, они ничего не стоят. Конечно, я буду встречать его с тобой. Разговаривая, они сели в сани. Сани были огромные, сделанные из дерева, они были очень красивыми и удобными. Мягкое велюровое сиденье было сделано наподобие дивана. Лена села и провалилась в сиденье, рабыни за руки помогли ей подняться, она удобно уселась, Ольга села рядом. Они полулежали, удобно устроившись в санях, рабыни бережно накрыли ножки Господ шкурами леопарда и тигра, с поклоном подали кнут. Ольга потянула поводья и хлестнула рабынь. — Но, поехали. Сначала лошади не особо быстро тащили сани, но с каждым ударом кнута, они увеличивали темп и начали бежать довольно резво. — Как тебе, нравится, — спросила Ольга Лену. — Здорово, дай мне кнут, я тоже хочу их постегать. — Я смотрю, ты садистка, а прикидываешься невинной девочкой. — Мне всегда нравилось доминировать над людьми, но это было лишь в мечтах, а тут появилась такая возможность, грех не воспользоваться. Благодаря тебе я смогу воплотить в жизнь все свои мечты и желания. — Воплотишь, не переживай, лишь бы сама хотела этого. Они ехали на санях, разговаривали, наслаждаясь чудесным зимним вечером. От мороза снег поскрипывал под санями и копытами лошадей. Рабыни, тащившие сани начали задыхаться и стали снижать темп, несмотря на то, что Лена с Ольгой попеременно наносили удары кнутом, они не могли взбодрить их. — Клячи, живее, вы, что совсем заснули или вам не нравиться нас возить, — подгоняла их Лена. — Воспитывай их, а то давно я их не объезжала, застоялись, совсем разленились. Особенно зверствовала Лена, ей очень нравилось бить беззащитных людей, в душе она чувствовала себя рабовладелицей и от её прихоти зависела судьба её рабов, что впрочем, так и было. ОТ пота и крови рубахи рабынь помокли, от мороза они стали, как деревянные. Накатавшись, они подъехали к крыльцу. Пока Хозяйки катались Сучка и Чмоня ждали их на улице, стоя на коленях, по приказу Ольги на снегу. Когда лошади остановились, рабыни помогли Госпожам выйти из саней. Ольга обратилась к Сучке: — Сучка, распряжёшь этих трёх уродин и отведёшь в пыточную комнату, закуёшь их в цепи, нам не понравилось, как они сегодня катали нас. Госпожа Лена хочет их проучить, она преподаст им урок, как нужно слушаться своих Богинь. — Спасибо тебе Ольга. Почему, ты велела их оставить в конюшни, а не спустить в подвал. — Это лишь животные и им не положено находиться дома, даже в подвале. Я специально, уговорила Катьку, чтобы в конюшне сделать … пыточную комнату, чтобы грязные животные не ступали и близко на порог дома, ей понравилось моё предложение, и она со мной согласилась. Не волнуйся там ничем не уже чем в подвале, там также созданы комфортные условия и имеются все удобства для нас, но не для рабынь. — Здорово вы придумали, содержать скотину лишь в конюшне. — Не мы, а я. — Извини, Оль. — Я обещала тебе развлечения, иди, развлекайся, только до смерти не забей, они нам ещё пригодятся и послужат, как надо. — Постараюсь. Они зашли в дом рабыни услужливо сняли с Ольги и Лены шубы и сапоги. — Сучка и Чухонка, идите с Госпожой Еленой, поможете ей переодеться, потом пойдёте с ней на конюшню. Лен, я пойду, сделаю пока кое-какие дела, а ты развлекайся, я может быть, позже подойду к тебе. Лена поднялась в свою комнату, упала на кровать и велела рабыням переодеть её. — Сучки, переоденьте меня, но снимите эту одежду и наденьте новую так, чтобы я не пошевелила ни одной конечностью. Приступайте. Рабыни очень старательно начали раздевать Госпожу, они сняли с неё брюки и блузку и надели пояс для чулков с подвязками и чёрные чулки. Также на Госпожу надели короткую кожаную юбку, белую шёлковую блузу и кожаный жакет без рукавов. На ноги надели сапоги из тонкой кожи, которые Лена позаимствовала из гардероба Кати. Они были совершенно новые, Катя не успела их не разу одеть. Они очень удобно сидели на ногах, обтягивали икры и очень красиво смотрелись. Лена подала рабыням руки, они помогли ей подняться с кровати и они пошли вниз. В прихожей Лена велела надеть шубу. Когда она была полностью одета, взяла в руки поводки рабынь, и они пошли в конюшню. Лена вошла в пыточную комнату Лизка была закована в колодки, а Машка со Светкой висели на цепях. Убранство комнаты понравилось Лене, Ольга её не обманула. В этой комнате находились различные приспособления и устройства для пыток, было очень много всевозможных орудий для наказания, разнообразных кнутов, плетей, стёков и т. д. Также было множество различных инструментов для пыток, всевозможные наручники, кляпы, зажимы и пр. Лена была очень изумлена таким разнообразием и количеством инструментов неволи в одном месте. По середине комнаты стояла большое кожаное кресло, возле которого был постелен ковёр, а сбоку стоял большой мягкий диван. Она щелкнула пальцами, рабыни, пришедшие с Госпожой, без слов поняли, что означает этот жест, моментально сняли с неё роскошную шубу, повесили на плечики, которые находились в комнате специально для этой цели. — Ну, что, мятежницы, приступим к изучению хороших манер, тем более ассортимент инструментов для наказания здесь просто прекрасный, будет, чем позабавиться. Вам сукам было сказано, чтобы быстрее везли своих Хозяек, а вы клячи даже не стали напрягаться, думали, что всё сойдёт вам с рук, но вы ошиблись. Вы, наверно, думали, что у Госпожи Ольги много дел и ей некогда будет заниматься вашим воспитанием, но вы и не могли себе представить, что вместо неё, эту работу могу выполнить я, причём с большим удовольствием. — Госпожа, мы старались, бежали, быстро, как могли, — промолвила Машка. — Кто дал тебе право, ничтожество, разговаривать без разрешения? Ты решила сделать из меня дуру, думаешь, я не знаю, что вам строго настрого запрещено разговаривать, вы лишь животные и только, если Госпожа соизволит, чтобы вы открыли свой поганый рот, только тогда вы имеете право говорить. Я тебе такого права не давала. За это ты сейчас сильно получишь. Потом, я пожалуюсь, Госпоже Ольге, на то, что ты, мразь, относишься не с должным уважением к своей Госпоже. Распустились вы, ну ничего, я порядок быстро наведу Она начала кулаками бить по лицу и телу девушки, как по боксёрской груше. Устав бить, она плюнула в окровавленное лицо девушки и обратилась к Чухонке: — Я видела, что на столе лежат медицинские иголки, принеси мне их, в одном кинофильме я видела, как в грудь рабыни втыкают иголки, и всегда сама хотела это попробовать. Сучка завяжи животным рты, я не хочу слышать никаких воплей Чухонка принесла Лене медицинские иголки, она начала втыкать их в Машкины груди, как в подушечку для игл. Машка дёргалась от боли, но после пары ударов кнута, присмирела. Лена втыкала иголки, не спеша, наслаждаясь страхом и мучениями рабыни. Примерно, через пол часа обе груди рабыни представляли собой ряд железных игл. — Красивые получились «ёжики», — хихикнула Лена. — Чухонка, принеси ещё иглы, а то в коробке почти ничего не осталось, будем продолжать, это увлекательное занятие дальше. Рабыня принесла иглы, Лена начала втыкать их в промежность Машке. Закончив это занятие, она обрадовалась, как ребёнок, глядя на своё произведение искусств. — Сучка, подай мне разноцветные свечи, будем заниматься боди-артом. Сучка подала свечи Госпоже. — Тупоголовое животное, ты, что принесла только три свечи, неси не менее десяти, только, чтобы они были разного цвета. Зажги их и держи, я что сама, должна всё делать. Может, ты захотела на её место, я это сейчас тебе быстро устрою. Сучка принесла ещё свечей, зажгла их. Когда свечи разгорелись, Лена брала их и лила горячий воск на груди, живот, влагалище рабыни. Она постоянно меняла свечи, поэтому узоры на теле рабыни получились красивыми. — Чухонка, иди в дом и позови Госпожу Ольгу. Через несколько минут Ольга пришла к Лене. — Лена, что случилось? — Посмотри, как я украсила эту тварь, можно смело посылать на выставку авангардистов, моё произведение может занять одно из призовых мест. — Очень оригинально, у тебя настоящий талант к пыткам, где ты этому научилась? — Я смотрела много фильмов по садо-мазо тематике и всегда мечтала осуществить некоторые из них сцены на практике, но всё это так бы и осталось в мечтах, если бы я не попала к тебе в дом. Я не знала, что в наше время можно иметь рабынь, несмотря на то, что мне нравилась тема садо-мазо, я никогда не увлекалось этим. Не заглядывала в интернет, не читала специальную литературу. Сейчас у меня в голове появилось много интересных мыслей, что можно сделать с рабынями. Оль, подойди ко мне, я хочу тебя поцеловать, я так сильно возбуждена, вся дрожу и горю, ты сейчас мне просто необходима. Ольга подошла к Лене, села рядом с ней на диван, они прикоснулись губами к губам и слились в страстном долгом поцелуе, постепенно переходя к более активным ласкам, друг друга. Вскоре они были абсолютно голыми и предались интимной близости. Они вели себя, как дикие кошки, страстно, но в тоже время, грациозно. Рабыни наблюдали за ласками Хозяек, не отрывая глаз, в душе они очень завидовали им, красивым, богатым, а главное свободным. Удовлетворив друг друга, девушки немного полежали, а потом Лена оделась с помощью Сучки и вновь направилась к своим жертвам. Она взяла кнут и начала сбивать иглы с тела рабыни. — Надо тебя почистить от игл и от воска, мне жаль, убирать с тебя воск, но всё равно он сам спадёт, так что это лучше сделаю я, а то ты не получишь никакого кайфа. Представляешь, Госпожа и чистит рабыню, когда такое ещё будет, — произнесла Лена с иронией. Сбив последнюю иглу, она принялась сбивать воск с тела рабыни. Машка от боли не знала, что делать, хотя она и привыкла переносить боль, но столько всего сразу, она испытала первый раз. За час в неё втыкали иглы, лили на тело горячий воск, стегали кнутом. Закончив «очищать» Машку, Лена перешла к Светке и Лизке, и проделала с ними аналогичную процедуру. Пока Лена занималась с рабынями, Ольга сидела на диване и с интересом наблюдала за её действиями, а между ног у неё расположилась Барби и удовлетворяла Госпожу. Ольге очень понравилось,… как Лена проводила наказание, от возбуждения она несколько раз кончила в рот рабыни. Окончив пытки Лена, велела Чухонке и Сучке навести порядок в комнате, вымыть рабынь и отвести их в стойло. Ольга тоже решила внести свою лепту в воспитание рабынь. — Когда поместите этих тварей в стойло, привяжите их так, чтобы они всю ночь только стояли и не могли не прилечь, не присесть, чтобы в следующий раз подумали над своим поведением, как надо исполнять приказы Хозяйки. — Оль совсем забыла тебе сказать, эта тварь Машка разговаривала без разрешения, да ещё смела мне, перечить, они совсем от рук отбились, нужно заняться их воспитанием, а то они совсем от рук отбились. — Леночка, за такой проступок она получит жесточайшее наказание, не знаю, останется после него, она жива или нет. У меня на всё не хватает времени, а они пользуются моей занятостью и добротой. Ничего, я скоро разберусь с Катькой и тогда плотно займусь их воспитанием. У меня будет много свободного времени и я всё расставлю по своим местам, каждый получит то, что заслуживает. Я думаю, что ты мне поможешь. Раньше их воспитанием занималась в основном Катька, теперь мы будем вместе следить за нашими животными. — Оль, конечно, можешь полностью рассчитывать на мою помощь, я с огромным удовольствием буду помогать тебе в воспитании рабынь. Мне хотелось посмотреть, как в конюшне живут лошадки, ты сходишь со мной. — Я, знала, что могу на тебя рассчитывать. Ты говоришь, что хочешь в конюшню, а, по-твоему, где мы сейчас, где находимся? — Я не так выразилась, я имела ввиду, что хочу посмотреть помещение, где находятся рабыни, а то ничего не увидела, прошла сразу в эту комнату и больше никуда не заходила, хочется посмотреть стойла, где стоят лошадки. — Сегодня мне некогда, если хочешь, сходи одна, а если нет, завтра сходим вместе. — Я сегодня тоже устала, но без тебя я идти никуда не хочу, придётся ждать завтрашнего дня, одной мне не интересно. — Вот и хорошо, что ты согласна подождать до завтра, честное слово, Лен, скопилось столько дел, не знаю, когда их переделаю. Пошли в дом. Войдя, домой Ольга сказала Лене: — Лен, я пойду, закончу дела, а ты, если хочешь, пройдись по дому, более подробно и детально со всем ознакомься. — Это от меня никуда не денется, на это ещё будет время, пойду лучше приму ванную, пока наказывала, этих мразей вся вспотела. Ольга обратилась к Сучке и Чухонке. — Подготовьте ванну для Госпожи Елены и вымойте её, как следует. Оль, в ванной найдешь, чем помыться, рабыни знают, где, что находится. Там много разнообразных гелей, шампуней, мыла и много чего другого. Новые мочалки рабыни тоже знают, где лежат. Легкого тебе пара. — Спасибо, любимая. Чухонка пошла, подготавливать Госпоже ванную, а Сучка с Леной в комнату. Там она помогла снять с неё одежду и накинула халатик из тончайшего шёлка. Лена спустилась в ванную комнату. Ванная была уже набрана. Лена погрузилась в огромное джакузи с ароматной пеной. Рабыни включили гидромассаж, она лежала и наслаждалась водяным массажем спины и тела и тёплой водой. Когда ей надоел массаж, она велела рабыням выключить гидромассажные форсунки и приступить к мытью. Сучка с Чухонкой взяли мягкие губки, нанесли на них гель для тела и начали мыть Госпожу. Чухонка начала намыливать ножки Хозяйки, а Сучка уделила вниманием грудям и животику. Чухонка намыливала ножки и всё ближе приближалась к пещерке Госпожи. Лена раздвинула ножки, рука рабыни с губкой проникла в её «грот любви» и начала нежно протирать все складочки. В это время Сучка аккуратно тёрла груди Хозяйки, уделяя внимание сосочкам. Они старались делать всё очень эротично, чтобы Госпожа была чисто вымыта и в тоже время получила наслаждение. Закончив мыть Лену, они смыли мыльную пену, которая осталась на её теле чистой водой, помогли ей подняться и встать с джакузи. Она вышла из ванной и встала ногами на Сучку, которая предварительно легла на пол. Несмотря на то, что пол был обогреваемым, Ольга всегда требовала от рабынь, чтобы, когда она выходила из ванны или душа, одна из рабынь должна была обязательно ложиться на пол и служила своего рода ковриком. Они видали, как Лена издевалась над рабынями из конюшни, решили не испытывать судьбу и делать для новой Госпожи, так, как их учила Ольга для себя. Лене понравилось то, что не надо было вставать ногами на кафельный пол, а намного приятнее было стоять на молодом девичьем теле. Пока Чухонка вытирала Лену, она ногой играла с грудями рабыни, она то надавливала на них, то отпускала. Рабыня вытерла Госпожу сверху и начала вытирать её ножки. — Сучка, открой рот и высуши мои ножки языком. Она вставила свою безупречную ступню в рот рабыне, которая момента начала её облизывать. Сучке было с каждой минутой всё труднее держать на себе Госпожу, она начала задыхаться, но Лена будто не замечала мучений рабыни. Когда тело Госпожи было сухим, она спросила у лежащей под её ногами девушки: — Что устала держать свою Госпожу, я могу стоять на тебе, сколько мне вздумается, ты лишь подстилка для моих ног, захочу, и ты умрёшь у меня под ногами. Не бойся, я пошутила. Чухонка надевая на Госпожу халатик, спросила у неё: — Госпожа Вы не желаете получить массаж? — Это не плохое предложение, давайте приступайте. Рабыни повели Лену в специальную массажную комнату. Она легла на специальную кушетку для массажа, и рабыни сделали ей профессиональный гигиенический и косметический массаж. Они полностью промассажировали всё тело Госпожи, но в тоже время, не причинив ей не малейшей боли и беспокойства. Массаж благотворно подействовал на Лену, во время массажа она расслабилась и чуть не заснула. После массажа Госпожа взяла рабынь за привязь и пошла с ними, к себе в комнату. Она легла на кровать, приказав рабыням: — Приступайте к ласкам, вылижите меня всю, доставьте мне удовольствие. Рабыни начали ласкать Госпожу, Сучка начала сразу спустилась к киске Госпожи, а Чухонка начала ласкать груди. Лена лежала и наслаждалась своей властью. Она перевернулась со спины на бок, взяла Чухонку за волосы и опустила её к своей заднице. — Засунь свой язычок в мою попочку, и как следует, поласкай меня там, мне это ужасно нравиться, Сучка, а ты получше ласкай моё гнёздышко, уделяй больше внимания клитору. Она сильно возбудилась от умелых ласк рабынь. — Да, так… Так… Очень хорошо… Я, сейчас умру от наслаждения. Пока Лена развлекалась с рабынями, Ольга велела привести к ней Катьку. Она сидела за столом в бывшем рабочем Катином кабинете. Барби привела Катьку. Ольга велела ей покинуть кабинет. — Пошла вон, закрой плотно дверь и жди в коридоре, когда будешь, нужна позову. Барби выползла из кабинета, Ольга обратилась к Кате: — Ты, наверно, догадываешься, для чего я тебя вызвала. Катя хотела стукнуться головой об пол, но Оля повелительным жестом остановила её. — Отбросим на время церемонии, отвечай на вопрос. — Нет, Ваше Величество. — Неужели ты настолько тупая, не ожидала этого от тебя. Я, вызвала тебя по следующему вопросу. Послезавтра с утра, мы поедем к нотариусу, ты всё своё имущество перепишешь на меня. Тебе понятно, тварь. Екатерина поняла, что, если она ещё на что-то надеялась, то после того, как подпишет на Ольгу всё своё имущество, она останется на всю жизнь её рабыней, Ольга никогда её больше не отпустит на свободу. Впереди было ещё больше суток, и Катерина надеялась, что вдруг, что-то может измениться, она решила, чтобы хоть, как-то усыпить бдительность Ольги, на всё с ней с оглашаться. — Ваше Величество,… я обещаю, то, что у меня есть, всё переписать на Вас. Ольга тоже не была наивной девочкой, она не поверила, что Катя так легко согласилась на её условия, но решила держать ситуацию под контролем и не подавать вида, что не поверила ей. В её голове мелькнула мысль, что Катька сломалась, но всё равно на карту было поставлено всё и до понедельника, она решила быть очень осторожной. — Рабыня не так просишь меня. — Извините меня. Ваше Величество, я прошу Вас забрать, всё, что у меня есть. Я готова отдать Вам безвозмездно, по доброй воле, всё своё имущество. — Это другое дело, звучит, как сладкая музыка для моих ушей. Если ты, так в понедельник будешь петь в кабинете у нотариуса, будет просто превосходно. — Ваше Величество, я сделаю для Вас, что Вы хотите. — И не вздумай хитрить, до понедельника будешь находиться в подвале, в клетке, я прикажу тебя крепко связать, сама лично запру тебя, а ключ от замка будет находиться у меня. У нотариуса, тоже не советую тебе, что-нибудь выкинуть, всё равно ничего не получится, я предпрениму все меры предосторожности, так что лучше смирись со своей участью. Я по твоим блядским глазам вижу, что тебе очень хочется позвонить своим подругам, попросить у них помощи, но это исключено, тебе это сделать, никак не удастся. Открою тебе некоторые свои планы. Через некоторое время я сделаю и из твоих подруг, даже не рабынь, а просто сучек. Они будут моими собаками. Я куплю для них специальные костюмы, помнишь, мы видали в одном секс шопе в Швеции, поставлю во дворе будки, в которых они будут жить, насчёт их у меня много планов, сама потом увидишь. Я ненавижу твоих подруг, особенно эту задаваку, банкиршу Ирку, если она думает, что у неё богатые родители и ей всё можно, она глубоко ошибается, найдётся и на неё управа. Я помню, как она любила меня мучить, но ничего скоро она сама окажется в таком положении. Ты, что-то хочешь мне сказать, можешь говорить. — Оль за, что ты меня так ненавидишь, я извинилась перед тобой, я старалась дать тебе всё, что ты хотела, чтобы искупить свою вину. При чём тут мои подруги, пожалуйста, не трогай их, мало того, что ты мне жизнь сломала, прошу тебя, оставь их в покое. — Тебя бесполезно переубеждать, я как велела ко мне обращаться, только Ваше Величество и никак по другому, а ты смеешь мне тыкать, жалко, что в понедельник ехать к нотариусу, но после того, как мы завершим все дела, я тебе всё припомню. Или лучше отдам на воспитание Лене, она большая выдумщица и хорошая дрессировщица рабынь, тем более, что она просто жаждет твоей кровушки. Я, думаю, что тебе будет приятно получить наказания от рук твоей бывшей секретарши. Я тебя ненавижу, я поняла, что мне хочется быть единовластной Хозяйкой всего, что у тебя есть, квартир, машин, имущества, предприятий, а чтобы всю оставшуюся жизнь была моей рабыней. Я была твоей рабыней, теперь твоя очередь, быть моей рабыней. Теперь тебе придётся всю жизнь выполнять мои прихоти. Вспомнила о своих шлюхах подругах, я их так опущу, что они за всю оставшуюся жизнь не отмоются, они так же, как и ты, будут до конца своей никчёмной жизни моими рабынями. Ты лучше позаботься о своей судьбе, чем думать о других. Всё аудиенция закончилась. Она позвонила в колокольчик, появились Барби и Чмоня. — Эту рабыню отведите в подвал, полностью свяжите, вставьте в рот кляп, и поместите в клетке, я потом приду, и сама закрою клетку на замок. Рабыни увели Екатерину, а Ольга решила зайти в комнату Лены, посмотреть, что делает её новая подруга. Увидев, что Лена лежит в забытье и наслаждается ласками рабынь. Она не стала её беспокоить, а пошла в подвал. По дороге Ольга подумала, да, дорвалась девочка до власти, теперь это будет для неё, как наркотик. Она подошла к клетке, где находилась Екатерина, открыла её, проверила, как рабыни связали её, повесила замок, а ключ убрала к себе в карман. На обратном пути Ольга решила вновь зайти к Лене в комнату. Лена всё ещё принимала ласки рабынь, Ольга сказала ей: — Леночка, спокойной ночи, завтра увидимся. — Спокойной ночи, Оля, — томно произнесла Лена. Оставив Лену наедине с рабынями, Ольга пошла в свою комнату и легла спать. На следующий день с утра Лена попросила у Ольги машину, чтобы съездить в город. — Лен, может быть, ты сегодня никуда не поедешь, а завтра езжай куда захочешь, мне хочется, чтобы сегодня ты была со мной. — Я, что в тюрьме, я хотела лишь съездить домой, забрать кое-какие вещи. — Нет, ты не в тюрьме, но пойми меня правильно, за вещами можно съездить и в другой день, я завтра еду к нотариусу с Катькой, я же тебе говорила и не хочу, чтобы возникли какие-нибудь непредвиденные проблемы. — Значит, ты держишь меня в заложниках. — Лен, пойми меня, ставки слишком высокие и я не хочу, чтобы случилось что-то непредвиденное. — Ты, мне не доверяешь, думаешь, я хочу, что-то предпринять, чтобы освободить Катьку. — Я, тебе доверяю полностью, но давай ты поедешь завтра после обеда. — Оль, я от тебя такого не ожидала, мне не нужно освобождать Катьку сама знаешь, как я её ненавижу, в органы я тоже не буду ничего сообщать, ты видела, как я издевалась над рабынями. Если они станут давать показания, мне влетит не меньше, чем тебе, тем более что рубцы от моих истязаний не скоро заживут, я не враг себе и идти под суд мне не хочется. — Хорошо, в твоих словах есть резон, ты меня убедила, но почему, ты решила ехать именно сегодня. — Я, между прочем, хотела сделать тебе сюрприз и мне очень не приятно твоё недоверие, тем более, я до позавчерашнего дня не знала, что буду у тебя дома, ты сама привезла меня к себе. Я даже и предположить не могла, что мы, когда-нибудь станем любовницами, и все эти дни я постоянно находилась рядом с тобой, никуда не отлучалась и никому не звонила. Тебе этого достаточно? — Всё, уговорила, я действительно, что-то стала подозрительной, прости меня, нервы сдают в последнее время, на душе, как-то не спокойно. Бери любую машину, документы от машин лежат в тумбочке, в моей комнате, в компьютере есть форма доверенности, выписывай её и едь. — Огромное тебе спасибо, я знала, что ты поможешь мне. — Завтра, когда я приеду от нотариуса с Катькой, отдам её тебе на пару часиков, можешь делать с ней, что захочешь. — Спасибо Оленька ты такая щедрая, — она поцеловала Ольгу. ГЛАВА 20. Ольга целый день занималась делами, она подготавливалась к завтрашнему дню, готовила документы, просматривала счета и т. д. Лена возвратилась из Москвы только к вечеру. Зайдя в Ольгин кабинет, она похвасталась: — Оль у меня для тебя сюрприз. Я купила две бутылки вина Chateau Palmer 1945 года выпуска и Chateau Cheval Blanc 1947 года выпуска. Одну мы выпьем сегодня за завтрашний успех, а другую завтра, когда ты приедешь от нотариуса и станешь официально, полновластной хозяйкой всего имущества. — Лен, ты что миллионерша, это вино очень дорогое, две бутылки стоят приблизительно около шестисот тысяч. — Оленька, это мой сюрприз для тебя. Какая разница сколько это вино стоит, мне очень хотелось отблагодарить тебя за то, что ты сделала для меня. Я не знала, что тебе купить, у тебя всё есть и тебя ничем не удивишь, поэтому заехала в бутик элитных вин и купила эти две бутылки вина, мне продавец посоветовал взять именно это вино. Мне для тебя ничего не жалко, ты же для меня ничего не жалеешь. Она медленно подошла к Оле обняла её и поцеловала. — Сейчас я дам распоряжение рабыням, чтобы накрыли в столовой стол, ты, наверно, проголодалась. — Да, я очень проголодалась … и с удовольствием поем. Давай лучше останемся у тебя в комнате, не хочется никуда ходить, поужинаем, выпьем вина, зажжем и свечи и будем наслаждаться друг другом и этим прекрасным зимним вечером. — Ты, так всё красиво преподнесла, у меня даже мурашки по спине побежали от желания обладать тобой, несмотря на то, что эти дни мне не до чего, быстрее всё оформить и тогда я буду спокойна. Он а позвала рабынь и приказала им накрыть ужин в комнате. — Барби и Сучка, идите на кухню, принесите в мою комнату еду, накройте стол, откройте вино, и будете прислуживать нам за ужином. Чмоня принеси подсвечники со свечами и зажги свечи. Лен, сейчас я разберусь с последними бумагами, пойдём ужинать и заниматься разными безобразиями. — Заканчивай, свою работу, я пойду к себе пока переоденусь и зайду за тобой. Лена переоделась и зашла за Ольгой. — Ты готова. — Да, я заканчиваю, осталось минут пять. Хочу сегодня всё подготовить, чтобы завтра взять все бумаги, ничего не забыть. — Не буду тебе мешать, пойду пока проверю, как рабыни, накрыли стол. Проверил сервировку стола, она пошла за Ольгой. — Оль, стол готов. — Всё, я закончила, пошли. Они зашли в комнату, в ней был небольшой полумрак, в красивых позолоченных канделябрах горели свечи, стол был накрыт изысканными блюдами, вино уже было разлито по бокалам. — Как всё романтично, спасибо тебе Лен, порадовала меня, мне очень приятно. Я сегодня так заработалась, даже не обедала. — Ничего, завтра всё закончиться. Давай выпьем за то, чтобы завтра у тебя всё прошло без каких-либо эксцессов. — Согласна с тобой, давай за это выпьем. Они выпили вина и обменялись поцелуями. — Оль, пусть эти сучки выйдут, а то они меня смущают, я хочу побыть с тобой один на один. — Ничего, пройдёт немного времени, ты будешь их совсем не замечать, будешь относиться к ним, как к вещам, которые созданы только для одной цели, служить таким прекрасным девушкам, как мы. Она приказала рабыням: — Пошли вон отсюда, ждите за дверью, когда понадобитесь, вызовем. Они наслаждались прекрасным ужином. Лена налила ещё вина по бокалам. — Олечка, я хочу выпить этот бокал прекрасного вина за то, чтобы тебе завтра и всегда сопутствовала только удача. — Спасибо, Лен, вино действительно прекрасно. Они выпили ещё по бокалу. Через некоторое время Ольга пожаловалась Лене. — Что-то у меня голова закружилась, наверно, вина перепила, да и ко сну клонит, я все эти дни вся на нервах, устала сильно, извини, я прилягу на кровать. — Конечно, ложись, я сейчас позову рабынь, чтобы они здесь всё убрали. Она вызвала рабынь и приказала навести порядок. Пока рабыни убирались в комнате, Ольга заснула. — Потише, кошёлки убирайтесь, ваша Госпожа заснула, если вы разбудите её, вам придётся не сладко. Когда всё уберёте, остатки пищи отнесите в столовую и ждите меня там. Рабыни, быстро закончили уборку, закрыли Ольгину комнату, и как приказала Лена спустились на кухню. Лена зашла в столовую, перед ней на коленях стояли три рабыни. — А, где ещё двое. — Госпожа они находятся возле спальни Госпожи Ольги, она нам запрещает отлучаться даже на секунду, возле её двери всегда должен кто-то находиться. — Чмоня, иди, позови их. — Госпожа, но вдруг они понадобятся Госпоже Ольге, а их на месте не будет. — Не переживайте, Госпожа крепко спит, но даже, если вдруг она проснётся, то я скажу, что я вам приказала спуститься в столовую. — Извините, пожалуйста, Госпожа, но нам, очень сильно достанется, если мы уйдём от комнаты Госпожи. — Вы, что, скоты, подвергаете сомнению мои приказы, я сейчас разбужу Госпожу Ольгу, и мы с ней на пару так вас накажем, что вы это будете очень долго помнить. Чмоня встав с колен, быстро пошла, приглашать Сучку и Барби. Лена уселась на стул, и когда все пять рабынь стояли перед ней на коленях, она тя не могла поверить сказала: — В холодильнике стоит три пакета виноградного сока, Барби достань его. Я купила специально, его для вас. Не удивляйтесь. Я попросила Госпожу Ольгу, чтобы она разрешила мне немного побаловать вас. Я теперь буду жить, в этом доме и вы будете подчиняться мне, как и Ольге, поэтому, я угощаю вас, так как остаюсь Госпожой в этом доме. Госпожа Ольга разрешила, в честь этого, чтобы вы доели, то, что осталось от нашего ужина. Рабыни не могли поверить этому. Сучка переспросила у Лены: — Нам, что можно всё съесть. — Ты, что тупая, я же сказала, не люблю два раза повторять одно и тоже, а может быть отменить свой приказ, сок заставить вылить в раковину, а еду выбросить, говорила мне Ольга, что вы неблагодарные твари, а я по своей наивной, щедрой душе хотела сделать вам приятное. — Простите меня Госпожа, я не хотела ничем Вас огорчать. — Всё приступайте, на всё даю вам пять минут, что будет не съедено или не выпито за это время, окажется в мусорном ведре. Я засекла время. Рабыням не надо было дважды повторять, и через три минуты сок был весь выпит, еда вся съедена, а через пять минут, они все спали крепким сном. Лена возвратилась в комнату Ольги и начала искать ключ от Катиной клетки. Она проверила всю её одежду, но там ключа не оказалось, она открыла прикроватную тумбочку и обнаружила там заветный ключ. Катя лежала связанная, избитая, голодная в клетке и думала, почему так получилось именно с ней, как же она могла так довериться Ольге, поддаться минутной слабости и теперь на всю жизнь остаться рабыней. Лежать было не удобно, тело было крепко связано, пошевелить было невозможно ни одной конечностью. Вдруг в подвале зажёгся свет, и она увидела спускающуюся по ступенькам Лену. Она подошла к клетке и открыла замок. — Давай вылезай быстрей. Катя подумала, что на сегодня её мучения не закончились, и сейчас Лена вновь будет над ней издеваться. От Лены она, также не ожидала предательства, она ей многое доверяла и некогда не думала, что Лена сможет её предать. Несмотря на неудобство Катя, как могла быстро вылезла из клетки, Лена начала развязывать верёвки и освобождать её от ремней. Екатерина насторожилась, ей было странно, почему её развязывают, что ещё придумали её мучители. — Екатерина Алексеевна нужно действовать быстро и решительно. Ольга спит, все рабыни также спят, я подсыпала им снотворного, пойдёмте наверх, их всех нужно связать, хотя таблетки действует как минимум три часа, всё равно лучше не рисковать. Катя не могла поверить этому, она подумала, что это какой-то розыгрыш, какой-то коварный хитрый план, придуманный Ольгой, чтобы посильней унизить и поиздеваться над ней. Но всё равно выхода у неё не было. — Сколько вы меня будете мучить, оставьте меня в покое. — Екатерина Алексеевна, я Вас освободила, это не шутка, я потом всё объясню, пойдём быстрей наверх. Будь, что будет подумала Екатерина, хуже, чем было, уже не будет. От боли, усталости, недоедания Катю шатало из стороны в сторону, но она нашла в себе силы собраться и пойти за Леной. Когда они зашли в Ольгину комнату, Катя поняла, что она действительно свободна. — Екатерина Алексеевна, где в доме находятся верёвки. Неожиданно у Кати открылось второе дыхание, откуда-то появились силы. — Они тебе не нужны, в прихожей есть шкаф, там находиться куча всякой садо-мазохисткой атрибутики, сходи, пожалуйста, туда принеси наручники, манжеты с цепями на ноги, кожаные ремни, короче … неси сюда всё, что там есть, здесь разберёмся. Лена принесла целую сумку приспособлений для бандажа, здесь действительно было много различных девайсов, наручников, кандалов, армбиндеров, разнообразных фиксажей, были даже смирительные рубашки и куча всяческих мелочей. На Ольгу они одели ременной арт-бондаж, зафиксировав очень жёстко руки от плечей до ладоней и благодаря ошейнику, который был прикреплён к ремням, Ольга была полностью обездвижена и освободится от этого, самостоятельно было невозможно. Этого Кате показалось мало, она поверх бандажа одела смирительную рубашку, а ноги стреножила строгими кандалами со шнуровкой вместо застёжек, за счет чего они очень плотно прилегли к друг к другу. Длину шнура ограничивали специальные стопоры, концы которых были заправлены вовнутрь, после чего их было невозможно самостоятельно снять. Когда Ольга была полностью связана, они перешли к связыванию рабынь. С ними Екатерина особо не церемонилась, руки завели за спину, и надели на них кожаные чулки со шнуровкой и петлями, стягивающими плечи. На ноги так же, как и у Ольги, были надеты строгие колодки. Когда все были связаны, Катя позвонила Ире и Лене и попросила их бросить всё, и срочно приехать к ней. Катя начала понемногу приходить в себя. Только сейчас она заметила, что находится голая. — Лена, извини меня, я пойду приму душ и что-нибудь одену на себя. Стоя под тёплыми струями воды, Катя вновь наслаждалась жизнью. После всего происшедшего с ней за несколько последних дней, было вдвойне приятно оказаться под тёплым контрастным душем. Она думала, как же в доме оказалась Лена, она никогда не замечала, чтобы она дружила с Ольгой. Было ещё много вопросов, на которые предстояло найти ответы. Времени теперь было много, не спеша можно было во всём разобраться. Она помылась, вытерлась, пошла в свою комнату, взяла из шкафа свою одежду, которую Лена присвоила себе, оделась и прошла в гостиную, где её ожидала Лена. — Вы, хорошо помылись, как Ваше самочувствие. — Да, помылась просто прекрасно, мне стало намного лучше, а теперь рассказывай по порядку, как всё произошло, как ты здесь оказалась, только подробнее. Лена поведала Екатерине свой рассказ. — В пятницу Ольга с утра позвонила мне и велела собрать собрание. Я должна была оповестить всех сотрудников, которые занимают ключевые должности в фирме, велела даже вызвать с больничных и отпусков, кто был рядом. На собрании она объявила, что Вы больше не являетесь хозяйкой фирмы, а передали её полностью Ольге. После собрания она вызвала меня к себе, мы начали заниматься с ней любовью. Я никогда не была с женщиной, но хотела попробовать, но не представлялся случай, а тут получилось всё так хорошо, я сама от себя такого не ожидала, что у меня получиться это и мне понравилось. Затем она предложила дружить, поставив такие условия, что отказаться, было просто невозможно. Мы проехались по магазинам, поужинали, и она пригласила меня домой. Я была сначала очень обескуражена тем, что увидела, думала, это какая-то игра, мне в душе всегда нравился садомазохизм, но тут оказалась всё более серьёзней. А, когда я увидела Вас в таком состоянии, сразу же решила подыграть Ольге, чтобы она ничего не заподозрила, а при удобном случае помочь Вам. Екатерина Алексеевна, прошу меня простить, что принесла Вам много боли и оскорбления, но по другому было нельзя, Ольга была очень осторожна, и мне пришлось действовать так, будто я всю жизнь была Госпожой, и что ненавидела Вас. Сначала Ольга мне всё равно не поверила, но потом я своими действиями убедила её, тем более, что осуществила все свои тайные желания с рабынями. Как только я узнала, что Ольга собирается завтра завладеть Вашим имуществом, я решила поспешить с Вашим освобождением, мне ничего не оставалось делать. Я с утра у неё отпросилась в Москву, она очень не хотела меня отпускать, мне пришлось наврать, что мне надо съездить домой. А, сама я поехала в аптеку, у меня в аптеке заведующей работает подруга, купила сильнодействующее снотворное, без вкуса и запаха, по дороге заехала в винный магазин, купила две бутылки дорогого коллекционного элитного вина и приехала домой. Предложила Ольге отметить успех предстоящего дела. Я, думала, как бы незаметно подсыпать снотворное Ольге в бокал, но всё оказалось гораздо проще. Когда я приехала, Ольга подготавливала бумаги на завтра, она готовилась к завтрашнему дню и хотела с вечера собрать всё, чтобы утром ничего не забыть. Рабыням было приказано накрыть стол в её комнате, извините в Вашей комнате. Я велела рабыням открыть вино и разлить по бокалам, и пока Ольга занималась делами и спокойно подсыпала в бокал снотворное, потом пришла к ней, как ни в чём не бывало, она как раз закончила работать и мы пошли в комнату. Там уже был накрыт стол и разлито вино, так что Ольга ничего не заподозрила. В последние дни Ольга очень сильно нервничала, хоть она не хотела этого не перед кем показывать, я чувствовала это, да и Ольга мне сама потом сказала, что за последние дни очень стала нервной и подозрительной. Когда Ольга уснула, я пошла в столовую, собрала всех рабынь, которые были в доме, и дала им выпить сока, в которое также подмешала снотворное. Ну, вот и всё, а дальше Вы всё знаете. — Лена, спасибо тебе большое, если бы не ты, я наверно, никогда не выпуталась из этой истории. Теперь бы найти документы, которые эта падла припрятала из офиса, ничего, когда она проснётся, я допрошу её с пристрастием, думаю, она всё расскажет, и что знает и что не знает. Пока Катя разговаривала с Леной, приехали её подруги. Сначала Лена, а и чуть позже Ира. Екатерина подробно рассказала им, что с ней произошло, и как она чудом спаслась. Также рассказала, что в дальнейших планах Ольги было и их сделать своими рабынями. — Мне никогда не нравилась Ольга, — сказала Ира. — И я тебе говорила сколько раз, чтобы ты ей особо не доверяла, но ты меня не слушала, — поддержала её Лена. — Она у меня давно работала и стала мне очень близким человеком, я ей всё доверяла, тем более, что я ей не отказывала ни в чём, и прибыль фирмы очень сильно выросла, когда она стала ей руководить. — Кать, признайся себе, тебе просто стало лень заниматься фирмой. У тебя и так всё было хорошо отлажено и наработано и ты, если бы хотела сама со всем справилась без Ольги. Конечно, она старалась работать, потому что хотела прибрать к рукам твою фирму, — сказала Ира. — Меня насторожило одно, когда Ольга переезжала во время ремонта из своего в мой кабинет, мой секретарь Лена заметила, что Ольга достала из своего сейфа портфель, засунула в него какие-то бумаги, принесла его в мой кабинет и засунула в сейф, который я выделила временно ей и отдала от него ключи. Сделала она так, чтобы я не видела этого. Когда, через пару дней Лена мне об этом сказала, я проверила сейф, у меня были запасные ключи от него, но Ольга об этом не знала и ничего в нём не обнаружила. Я попросила Лену внимательней понаблюдать за Ольгой, что она делает в моё отсутствие, обещая ей за это хорошо доплачивать. Но, особо ничего она не обнаружила. С Леной у меня всегда были хорошие, доверительные отношения, она хорошо справлялась со своей работой. Она всегда знала, что твориться в фирме и всегда держала меня в курсе всех дел. В доме с Ольгой она оказалась случайно, но не знаю, почему она решила освободить меня, мы не были подругами, да и жить она могла на всём готовом и не знать не в чём проблем. Ольга ей это обещала. — Екатерина Алексеевна, честно говоря, что предложила мне Ольга было очень хорошим предложением, если бы Вас не было, я может быть и не отказалась жить в таких условиях, но как только я увидела Вас избитой, связанной, мне очень захотелось, во чтобы то ни было, освободить Вас. Ольгу я всегда недолюбливала, хотя Екатерина Алексеевна, иногда и Вы … обращалась строго со мной, но Ольга была намного опаснее, я это чувствовала. Я подумала, что, если не освобожу Вас, то вскоре и меня может ждать такая же участь, когда я надоем Ольге, ради своего удовольствия она готова была пойти на всё. Люди для неё лишь пешки, которыми она играла, как ей вздумается. — Извини меня Лен, за бывшие обиды, по этому поводу мы более подробно поговори позже. Пойдемте, посмотрим, не очнулись ещё эти твари. Они прошли в комнату, где лежали связанные и скованные рабыни. Ольга открыла глаза, в голове гудело, она не могла понять, где она и что с ней случилось. Через несколько минут она полностью пришла в себя. Она поняла, что лежит на полу полностью обездвиженная и связанная, подняв глаза, она увидела перед собой на кровати Лену и Катю, а на креслах сидели Катины подруги. Она поняла, что пришёл её конец. — Ну, что Ваше Величество очухались, — тон голоса Екатерины не предвещал ничего хорошего. Ольга хотела, что-то сказать, но кляп, который был у неё во рту, не дал ей этого сделать. — Сейчас шваль, пойдём в подвал, там и поговорим, обо всех наших делах. У меня за эти дни накопилось много вопросов. Заодно и Лена с Ирой спросят тебя, что ты хотела с ними сделать. С рабынями разберусь потом, с этими тварями разговор вообще будет короткий, сегодняшний день, точнее ночь, будет самым чёрным днём в их никчёмной жизни. Девчонки побудьте здесь, я сейчас пойду переоденусь и начнём сегодняшний вечер развлечений. Она пошла к себе в комнату и через пол часа вышла совершенно не узнаваемой. Подруги, которые всю жизнь её знали, были удивлены переменами, произошедшими с Екатериной. Перед ними возникла Богиня, Царица, Королева. Она была одета в чёрный латексный комбинезон и сапоги на очень высокой тонкой шпильке. Комбинезон плотно облегал идеальную фигуру Госпожи, каждый изгиб тела был виден под тонким латексом. Волосы были распущены по плечам, прекрасно подобранный макияж придавал лицу гордое, властное, хищное выражение, ноздри аристократического носа были раздуты, она была похожа на чёрную пантеру, которая отследила свою жертву и в любую секунду была готова к прыжку. На руках были надеты перчатки, поверх которых на каждом пальце были надеты золотые и платиновые кольца и перстни с брильянтами. Подойдя к Ольге, она сняла, точнее, сорвала с неё смирительную рубашку, Ольга осталась лишь в ошейнике и ремнях. Катя взяла её за волосы намотала их на руку и потащила Ольгу в подвал. Ольга мычала от адской боли, ей казалось, что сейчас с неё слезет скальп, она как могла, старалась помочь себе, чтобы уменьшить боль, но это ей особо не удавалось, так как она была связана и не могла ничем пошевелить. На Катю её стоны и попытки облегчить свою участь никак не действовали, для неё данный момент, она была лишь жертвой ведомой на заклание. — Ну, что сука, ты получила, что хотела, — злобно спросила у неё Екатерина. Добравшись до лестницы, которая вела в подвал, Катя бросила Ольгу на первую ступеньку и сильно пнула ногой, так, что Ольга покатилась по ступенькам вниз. Благо, что лестница была не сильно крутая, и было всего два пролёта. Опустившись на пролет, Катя вновь проделала тоже самое. Пока Ольга летела по лестнице, она думала, что у неё переломаются все кости. Переступив через лежащее на полу полубессознательное тело, Катя предложила подругам и Лене сесть на диван. — Сейчас вы увидите Екатерину Алексеевну во всей красе, садитесь на диван и наслаждайтесь незабываемым зрелищем. Давненько, я никого не мучила, проставляете девчонки, пока тянула эту проститутку, невероятно возбудилась, мои трусики настолько мокрые, хоть отжимай, жаль, что не одной рабыни нет под рукой, кто снял бы напряжение, ну, ничего, я сейчас сниму его на этой презренной рабыне. Она подошла к лежащей на полу Ольге и вытащила из её рта кляп. — Начнём разговор. Можешь говорить, псина. Ты, хотела сделать из меня свою рабыню, за мою доброту, за всё, что я для тебя сделала. Ты захотела завладеть всем моим имуществом, неужели тебе не хватало денег, что я тебе платила, кроме этого сколько вещей я тебе подарила, одна машина Порше чего стоит. Что ты можешь мне сказать в своё оправдание. — Кать, прости меня, это всего лишь был розыгрыш. Я не хотела причинить тебе вреда. Последнее время у тебя было, какое-то подавленное настроение и я решила немного встрянуть тебя. — Хорошая встряска, если бы не Лена, завтра мне пришлось всё своё имущество переписать на тебя, и я стала бы бомжихой и на всю жизнь твоей рабыней. — Нет, завтра утром, я тебя хотела освободить и сказать, что это была лишь шутка. — Допустим, но как ты объяснишь, что рабыни подчинялись только тебе, что в пятницу ты собрала собрание, на котором объявила, что являешься полновластной владелицей фирмы. Как объяснишь, что говорила мне и Лене, что сделаешь из меня рабыню. Ты сама мне призналась, что всю жизнь ненавидела и завидовала мне. Как ты объяснишь побои и унижения, которые ты нанесла мне, тебе показать своё тело, на котором ещё не скоро сойдут следы от твоего кнута. Как ты объяснишь, что половину моих вещей забрала себе, а половину хотела выбросить. Как получилось, что ты переселилась в мою комнату, это тоже была шутка. Также ты шутила, что сделаешь из моих подруг собак. Не надо делать из меня дуру, теперь ты снова рабыня и сейчас я отыграюсь на тебе за все твои шутки. Я больше не поддамся на твои штучки и уловки, можешь говорить в своё оправдание, что захочешь, я не верю ни одному твоему слову. Пока Катя произносила свою тираду, Ира встала с дивана и подошла к ней. — Значит, ты хотела сделать из меня свою суку, — сказала Ира и без предупреждения начала наносить удары сапогами по телу лежащей на полу Ольги. — Я, тебе покажу суку, кто из нас станет сукой ещё вопрос, Кать отдай её мне, я сделаю из неё идеальную рабыню. — Ир, хватит бить у неё всё впереди. Извини, я тебе не смогу её отдать, у меня другие планы, что делать с ней. — Заканчиваю, а то я и правда немного увлеклась. Тебе тварь повезло, что Екатерина не отдала тебя мне, но ничего не расстраивайся, я буду очень часто приезжать, и каждый мой приезд, будет для тебя концом света. — Ир, помоги мне закрепить эту кобылу на станке. Катя взяла Ольгу снова за волосы, Ирина за ремни бандажа, они совместными усилиями подняли Ольгу с пола и подтащили её к станку, открыли планку, вставили в неё голову и груди рабыни, закрыли планку и закрепили её. В рот вставили кляп-грушу в форме члена и надули его, так, что он полностью заполнил рот. — Теперь приступим к мучению жертвы. Смотрите, девочки и учитесь, я ещё не потеряла квалификацию, а наоборот, приобрела её. Пока эта тварь, мучила меня, в моей голове прошло столько мыслей, как я буду ей мстить, когда настанет мой черёд, и вот он наступил. Осталось поупражняться на практике, что я с огромным удовольствием и сделаю. Все эти дни у меня в голове была только одна мысль, когда эта сука, окажется в моём положении, не смотря ни на что, я верила, что это произойдёт. Екатерина приступила к пыткам. Сначала она в течение пятнадцати минут наносила удары по телу рабыни семихвостной плетью, с узелками на концах, стараясь нанести удары, как можно больнее. Затем взяла две иголки и воткнула каждую в середину соска каждой груди. Взяв длинные тонкие острые спицы, она проткнула груди насквозь крест на крест, а третью спицу вставила параллельно животу. Когда она протыкала груди, смотрела на Ольгу, на её лице отражалась боль, она не могла произнести ни звука, кляп полностью заполнил рот. Кате было приятно видеть и ощущать страдания бывшей подруги. Когда с грудями было покончено, она освободила груди и голову рабыни из станка и попросила секретаршу Лену помочь подвесить Ольгу к потолку…. Она освободила ей ноги, сняла с неё ремни арт-бондажа и сказала подругам: — Девочки будьте наготове, я не знаю, что может выкинуть эта скотина. Но Ольга и не думала сопротивляться, она была настолько сломлена, что у неё не было на это сил. Она понимала, что против четверых она ничего не сделает, а принесёт ещё больше себе боли. Ей на руки надели кожаные манжеты, которые закрепили к цепям, свисающим с потолка. Ноги расставили широко, прикрепив к ним распорку. За подъёмный механизм подняли тело так, чтобы оно висело на полом. Похлопав Ольгу по щеке, Екатерина сказала: — Продолжим иглоукалывание. Катя сняла свои перчатки, вместо их надела тонкие медицинские резиновые, бесцеремонно нащупала клитор, взяла его пальцами и проткнула его острым крючком, на который подвесила груз. Затем взяла семь игл и проткнула ими половые губы Ольги, расположив их так, чтобы они были параллельно друг другу. Получилось, что влагалище было закрыто, половые губы сомкнуты друг с другом, снаружи был только клитор с подвешенным на него грузом. Затем Екатерина взяла широкий стёк и начала наносить удары по грудям и вагине рабыни. Удары попадали по иголкам спицам, что причиняло дополнительную боль. Закончив порку, Катя взяла огромного размера фаллоимитатор и начала пытаться засунуть его без смазки его в задницу Ольги. Фаллос с трудом проникал в анус, но Катя, несмотря ни на что пропихивала его всё дальше и дальше. Он был очень большого размера и вошёл в Ольгу только наполовину. Ольга думала, что сейчас её разорвёт от боли. — Как, тебе нравится, когда тебя трахают в жопу, большим членом. Я специально не стала применять смазку, чтобы ты, как следует, почувствовала кайф от траханья. Она одной рукой водила член, как поршень взад-вперёд в заднице рабыни, а другой рукой мяла её груди, не забывая касаться иголок и спиц. — Насладилась, сука сексом, я тебе доставила бесплатное удовольствие, но хорошего понемножку, ты надеюсь, поняла, что я не буду развлекать тебя только сексом. Катя грубо вытащила иглы и спицы из Олиного тела, опустила лебёдку, отвязала Ольгу от распорок и освободила от цепей и подвела её к станку. Перегнув Ольгино тело через станок, она одела на себя страпон, размером поменьше, чем она толкала в Ольгу, но тоже внушительных размеров, без жалости вогнала в анус и начала насиловать. Екатерина сильно возбудилась от вида беспомощного тела, и давления на её клитор стимулятора, который был прикреплённый к фаллоимитатору. Получив мощный оргазм, она закончила насиловать рабыню, освободила её из станка, подвела к кресту, и закрепила на нём Ольгу, подвесив на груди зажимы с грузом, спустила и вытащила изо рта Ольги грушу. Взяв в руки для устрашения тонкую пластиковую трость, она продемонстрировала её Ольге. У Ольги от пережитых мучений невольно лились слёзы из глаз. — Получила урок, но это ещё не всё наказание. Теперь я хочу тебя кое о чём спросить. Меня интересует один вопрос, что было в бумагах, которые ты прятала от меня и где они находятся. После перенесённых мучений на Ольгу было жалко смотреть, и дело было не только в наказании, а в том, что она была морально уничтожена. Посмотреть на Екатерину, но в её взгляде было столько ненависти, что Катя невольно вздрогнула, Ольга еле произнесла: — В бумагах было все данные о фирме со дня основания, все копии счетов, важных документов, договоров и т. д. А, хранятся они в… банке, в ячейке под кодом 567484. — Я, проверю твои слова и горе тебе, если ты меня обманула. Вот же, тварь, что делала, у неё такие данные, которыми полностью можно контролировать работу предприятия, она в любую минуту могла разрушить мой бизнес, — обратилась Катя к девушкам. — Госпожа, снимите, пожалуйста, с меня зажимы с грузами, очень сильно болят груди, — взмолилась замученная Ольга. — Мы, оказывается, очень нежные. Ещё чего, до утра побудешь на кресте, сейчас я тебя смажу гелем, чтобы не скучала, а утром посмотрим, что си тобой ещё можно сделать. С этими словами она воткнула рот рабыни кляп-шарик, сильно застегнув его на затылке, затем взяла ватный тампон нанесла на него жгучий гель, который также, кроме жжения, придавал телу зуд, нанесла на ватный тампон и обильно помазала подмышки, груди и влагалище рабыни. Закончив с рабыней, Екатерина обратилась к своим подругам: — Хватит на неё сегодня, а то подохнет, пусть повисит на кресте до утра, а мы пойдём наверх, будем ложиться спать, у меня больше нет сил, за эти дни я много их потеряла. С рабынями разберёмся с утра, на них можете оторваться по полной, девочки, меня всё равно на пятерых не хватит, так что ваша помощь мне очень понадобиться. С ними можно вообще не церемониться. Давайте сейчас перетащим их в подвал, я не хочу этих скотов видеть в моём доме. Они перетащили рабынь в подвал, закрепили в различных устройствах и станках, к этому времени рабыни уже немного пришли в себя и с ужасом думали, что с ними будет дальше. Они прекрасно понимали, что пощады и никакого снисхождения им не будет. Катя предложила девушкам, что-нибудь перекусить. — Давайте, перекусим, я проголодалась, потом хочу принять ванну и лечь спать, все дела завтра. Жалко, что некому прислуживать за столом, этих тварей я больше не хочу использовать, у меня в конюшне есть старые рабыни, но я не хочу, чтобы нас обслуживали животные. Придётся делать всё самим. — Кать, хочешь я съезжу домой, привезу своих рабынь, они всё равно нам пригодятся, пока ты со своими не разберешься, — предложила Ира. — Нет, не надо, давайте хоть некоторое время побудем без посторонних. — Какие же он и посторонние, они лишь вещи, предназначенные для служения нам, — искренне удивилась Ира. Девушки настолько привыкли к своим рабыням, что для них было дико, как можно было существовать без служанок, но с Катей они согласились. — Я, согласна с Катей, можно сегодня обойтись без рабынь, — поддержала её Лена. Девушки пошли готовить поздний ужин. Изо всех присутствующих готовить более-менее умела только секретарша Лена, но имея в холодильники большой выбор продуктов, под её руководством они приготовили неплохой ужин. Поев, Катя сказала: — Я пойду приму сейчас ванную, чтобы смыть с себя всю грязь которая налипла на меня за эти дни, а вы ложитесь спать, завтра с утра поговорим. ГЛАВА 21. Девушки проснулись поздно, около полудня. Умывшись, позавтракав, Екатерина попросила Лену обзвонить всех сотрудников, предупредить, что совещание переноситься на среду, а пока пусть все работают в обычном режиме. — Теперь прошу всех спуститься в подвал, сообщу нечто важное. Они спустились в подвал, Ольга была привязана к кресту, места, которые Катя смазала гелем, были красного цвета, увидев Екатерину с подругами, она пыталась привлечь к себе внимание, пробуя, что-то сказать, но из-за кляпа закрывавшего рот, послышалось лишь мычание. Катя, не обращая на её попытки никакого внимание, села в кресло и произнесла: — С тобой потом разберусь, сейчас слушайте все, что я хочу вам сказать. После того, что со мной случилось, я больше не хочу жить в этом доме, рабыни, которые меня предали, мне тоже не нужны. Я решила свой дом и всё, что в нём есть, обстановку, вещи, машины подарить своей бывшей секретарше Лене, она возвратила меня к жизни, вытащив из этого кошмара. Рабынь и Ольгу также отдаю ей, пусть делает с ними, что хочет, мне всё равно, что с ними будет дальше. Секретарем она у меня больше не будет. У Ольги также есть счета, сегодня я ёще проведу с ней беседу, узнаю, сколько у неё есть средств, всё переведу на себя и тридцать процентов денег отдам тебе Лен, ты их честно заслужила. Этих денег, я думаю, тебе хватит, чтобы организовать свой небольшой бизнес или выгодно вложить во что-нибудь. Не буду тебе давать советы, сама разберёшься, что с ними делать. Лена была удивлена таким предложением от своей бывшей начальницы. — Екатерина Алексеевна спасибо Вам, я не ожидала такого подарка. — Не за что, Леночка, это всё мелочи, ты сделала для меня гораздо больше. — Кать, а где ты будешь жить, — спросила у неё Ира. — Пока поживу в своей квартире, а дальше будет видно. Ир, можно будет на время попросить у тебя одну рабыню, потому что я сразу не смогу найти себе служанок, сама понимаешь, что без рабыни мне будет трудно. — Катюш, какие разговоры, заедем ко мне, выберешь, какая из рабынь тебе понравиться, и пользуйся столько, сколько нужно. — Все вопросы, вроде решены, теперь, напоследок, я хочу наказать зарвавшихся рабынь, чтобы запомнили меня на всю жизнь. Лен, особо не церемонься с ними, не давай им малейшего спуска. С Олькой я позже напоследок побеседую. Девушки приступили к наказанию рабынь, они издевались над ними около пяти часов. Закончив истязания рабынь, Екатерина узнала у Ольге о её счетах, договорилась с Леной поехать на неделе к нотариусу, чтобы оформить на неё дом и автомобили. Попрощавшись с Леной, она села в машину к Ире и поехала начинать новую жизнь. К О Н Е Ц

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх