Без рубрики

Эротические, комические приключения Петрова Константина в сказочной стране.

Из стены торчала голова оленя. Несуразность происходящего, заключалась ещё и в том, что она говорила! — Константин Иванович Петров? — поинтересовался рогатый предмет. — С утра, по крайней мере, меня так называли, — искоса поглядывая на початую бутылку коньяка, механически ответила особь мужеского пола, осьмнадцати лет отроду. Парню не везло в жизни. Его родители умотали встречать Новый Год в Америку, предоставив великовозрастному дитяти в распоряжение на две недели всю квартиру. Всё благоприятствовало для наступления праздника жизни. Однако судьба насмехалась над Костей. Его возлюбленная скрылась в направлении турбазы, где со своими родными, они по традиции ежегодно справляли этот праздник. С друзьями тоже выходил полный абзац. Один укатил к бабушке, другой собирался почтить круг семьи. Третий был недоступен для сотовой связи. Показав телевизору гордо вздёрнутый средний палец руки, окну, реющий над Миром кулак полусогнутой руки, символизирующий нечто популярное в широких массах, Константин, изобразив исконно русскую фигуру из трёх пальцев, открыл холодильник и произнеся сакраментальную фразу: «Ну и хрен с вами!», достал бутылку коньяка и приступил к прощанию со старым годом. Попрощаться толком ему не удалось. После третьей рюмки из стены высунулась говорящая оленья голова. — Вы избранный! — Восхищённо заявила голова. Вам выпала честь спасти Мир… — А покороче, нельзя? — перебил восхищённого зверя парень, Вкратце: в чём заключается моя миссия, какое оружие, конечная цель, и кого при этом спасать. — Это тебе не компьютерная игра, — возмутился оратор, — спасать надо Снегурочку от коварных гномов, похитивших ледяную любовницу Дед Мороза. Сам он в больнице с инфарктом. Так что Нового Года в этот раз может и не быть! Тебе Константин представилась уникальная возможность спасти Мир! — Хех! Ну, наконец-то! Упиться с трёх рюмок! Я разговариваю с галлюцинацией! Константин зажмурил глаза и досчитав до десяти, отожмурил один. Голова не исчезла. Более того она продвинулась вперёд. И вот уже статный олень стоял в комнате. Из его разверстой пасти валил, не понятно почему, пар. — Я щас бодну тебя в пузо рогом, чтобы не обзывался! Так ты идёшь? — А, конечно, — чуть испугался парень, — а куда и что с собой взять? — Следуйте за мной, — сказало говорящее животное, брать ничего не надо, там всё есть. Костя проследовал за оленем, ничуть не сомневаясь, что врежется в стену. Однако каково было его удивление, когда сделав всего один шаг, он попал в сказочный мир. Шёл снег. Прекрасные бабочки размером с земную сороку, порхали тут и там. При ближайшем рассмотрении это оказывались эльфы. У каждой особи в руке была маленькая хрустальная палочка, которая искрилась, издавая при этом волшебный звон. Парень совершенно не чувствовал холод, хотя его одежда состояла из шортов и футболки. Олень куда-то пропал. Подлетевшая к отроку эльфийка, показала в сторону заснеженного здания, отдалённо напоминающего дворец хрустальной палочкой, пропищала: — Нам туда. Тебя уже давно ждут. Утопая по щиколотки в тёплом снегу, Константин двинулся вслед за порхающим созданием. Сильно подул северный ветер, ласково поглаживая лицо парня. Бросая охапки хлопьев тёплого снега больше похожего на тополиный пух, заставил громко чихнуть отрока. — Ты не простыл? — участливо поинтересовалась проводница. — Да вроде, нет. Щекотно. — Сейчас, отрегулирую… Ветер мгновенно утих, снег перестал падать и спрессовался в ровную дорогу. Быстро дойдя до заснеженного здания, Костя открыл дверь и вошёл в залу. Сказочное убранство состояло из диковинной мебели и кучи фонтанов, в которых резвились смешливые русалки. Посреди комнаты стоял огромный обитый бордовым бархатом трон. На нём возлежала золотая рыбина. Слегка кивнув головой, речное создание сказало: — Подойди… Костя, лавируя между фонтанов, из которых его обливали водой смешливые русалки, наконец, добрался до царственного лежбища мокрый с ног до головы. — Константин! — торжественно заявило золотое создание, — тебе единственному из семисот квадро-квинта-гепталиона людей нашей Галактики, выпала честь доставить деньги по назначению. — А олень говорил про Снегурочку? — Тупица! Это же выкуп! — А чё обзываться то сразу?! — сказал обозлённый парень, — Вот не посмотрю, что ты золотая, как пну сейчас и русалкам твоим наподдаю, облили с ног до головы! — Ладно, ладно не кипятись, — примирительно сказала рыбина. Так ты готов?! Мир ожидает Нового Года! В твоих руках вся его судьба! Он может и не наступить! «Вот же бредятину несёт эта рыба. Без меня они не могут тут справиться!», — подумал избранный, а вслух сказал: — Всегда готов! Карты, оружие, описания врагов, друзей, миссии. — Эк, ты завернул! Тут тебе не компьютерная игрушка. А жизнь, со всеми её реалиями! На твоём нелёгком пути встретятся и жара, и холод! Тебя подстерегают укусы комаров и змей. Может тебе удосужиться стать завтраком или ужином крокодила или свирепого тигра. Кто знает, кто знает. А может, ты падёшь на поле брани от руки славного воина! — Не, я так не играю! Я ещё пожить хочу! — Умерев здесь, ты вернёшься в свою квартиру и продолжишь напиваться своим коньяком. Но ты будешь помнить свой позор! — гневно выговаривала рыбина. — А сколько, у меня жизней? — Одна здесь, одна там, — усмехнулась рыбина, — с тобой пойдёт твой проводник… — А сколько было до меня? — Тебе лучше не знать. Вот она! Показывая на дверь, кивнула золотая рыбина. Открылась дверь. В комнату вошла улыбающаяся эльфийка. Её рост, теперь был человеческим. Крылья за ненадобностью отсутствовали. Нежная, персикового цвета кожа лица, была восхитительна. Карминовые губы ни когда не знавшие помады были прекрасны. Золоту ниспадающих локонов, могла бы позавидовать любая земная женщина. Её изумрудные глаза, манили, очаровывали, и утопляли в своей глубине сердца многих и многих… Дальше парню рассмотреть не удалось, ангельский голосок, полившийся из прекрасных уст красавицы, ненадолго отвлёк его от созерцания её прелестей. — Нам надо спешить, — улыбнулась та, показывая белоснежные зубы, кои никогда не были тронуты Колгейтом, — Меня зовут Настя, — протянув руку, представилась проводник. Пожав маленькую тёплую ручку восхитительного создания, Константин, последовал за ней, на минуту забыв о говорящих оленях, золотых рыбах и врединах русалках. На улице их встретил обжигающий холод. Теперь уже колючий снег впивался в лицо. Ноги проваливались по щиколотки в холодный снег, быстро замёрзли. — Бежим скорее, эта рыбина, вечно перемудрит. Ухватив парня за руку, Настя резво поскакала, выдёргивая голые ноги из пут снега. Подбежав к третьей избушке, они ворвались в полумрак и холод пустующего жилища. — Скорее разведи огонь! — вскричала девица, — иначе мы тут околеем. — А как? — Поинтересовался начинающий герой, безуспешно хлопая по пустющим карманам шорт, там по обыкновению не водились ни спички, ни зажигалка. Ведь он не курил. — Кто из нас мужик, ты или я? — гневно поинтересовалось, бывшее крылатое создание, — если через пять минут, здесь не будет тепло, мы тут околеем! Но прежде я задушу тебя! Или сделаю харакири. Её не накрашенные ногти стали удлиняться, сталенея, превращались в холодное оружие. А ну-ка ширкни ими, — сказал, ничуть не испугавшийся, парень, хватая с полки несколько газет. — Зачем это? — изумилась красавица, однако ширкнула. Сноп искр, просыпавшись на вовремя подставленную бумагу, воспламенил её. Предупредительно оставленные дрова в камине заполыхали, привнося живительное тепло в избушку. Через пять минут там было достаточно тепло, что бы кровожадная фурия отказалась от своего первоначального плана. — Ты заслужил поцелуй, — сказала прелестница, подходя к восседавшему на уже тёплом полу избранному. Присев … перед ним, эльфийка надолго присосалась к его губам, источая божественную сладость. Следует признать, что продлись, это немного дольше, парню пришлось бы поменять бельё. Но к счастью изумрудноглазое создание вовремя остановилось. Или к несчастью? Сказочное предприятие, поначалу не очень понравившееся Косте, начинало нравиться парню. «А как же твоя подруга?», — канючила забитая в уголках сознания совесть. «А пошла она!», — подумал мой герой: «Ведь она променяла меня на турбазу, а я променяю её на Настю!», «Тебе виднее», — сказала совесть и растворилась в уголках подсознания. Эльфийка, тем временем, пробежавшись по полочкам, шкафчикам и ящичкам, готовила нехитрый ужин… Подкрепившись нехитрым ужином, состоявшим из утки по-пекински с гарниром из молодой картошки, креветочным салатом с красной икрой, Костя задал сакраментальный вопрос: — Ну что, выступаем? — Сначала надо денежек добыть… — Не понял? Их что нет, что ли? — Нет, конечно! — И где мы их возьмем? — У Кощея. Сколько можно ему над златом чахнуть. — Понятно… , — ничего не поняв, сказал Костя, — С экипировкой как быть? — Сейчас что-нибудь подберём. Девушка стала открывать дверки бесчисленных шкафов. Выкидывая на пол бесчисленное количество одежды, оружия, и разнообразного снаряжения. Костя, заприметив овчинный тулуп, тут же одел его поверх джинсового костюма, обнаруженного там же. Увешав себя парочкой кольтов и самурайским мечом, парень предположил, что готов к разбойному нападению. Эльфийка, ничего не сказав, облачилась в костюм из блестящей кожи, прихватила восьмиствольный пулемёт с кучей патронов и пару ракетных установок. — Не замёрзнешь? — поинтересовался будущий террорист. — Не спаришься? — парировала красотка. — Помочь, что-нибудь донести? — Спасибо! Мне не тяжело. Косте показалось, что их тандем в этом предприятии, оставляет желать лучшего. За дверьми стояло жаркое лето. Яркое солнце жарило нещадно. В такое время года выступать в тулупе, было бы не просто глупо, а смешно. Первоначальная экипировка парня подошла бы как нельзя лучше. — Что это значит? — поразился Костя, — куда подевалась зима? — Это не ко мне, — усмехнулась Настя, — к рыбине золотой. Она тут творец. — А чё ж, ты сразу не сказала? — разозлился мой герой, заходя обратно в избушку и скидывая с себя тулуп. — А ты не спрашивал… — А сейчас спрашиваю: «на дворе зима или лето?» — Лето, лето! Пошли, уже. Путь их был долог и изобиловал разнообразными опасностями. В Кашемирском болоте, Костя чуть не утонул. Благо Настя вовремя успела нагнуть подвернувшуюся берёзу и вытащить парня. Молочная река с кисельными берегами изобиловала здоровенными крокодилами. И если бы не восьмиствольный пулемёт, быть бы эльфийке прекрасным ужином зелёных земноводных. В Муромских лесах Настю укусила за грудь, спрыгнувшая с баобаба змея. Константин, долго отсасывал яд из прекрасного холмика своего проводника. — Может, хватит? — поинтересовалась напарница, скоро уже молоко потечёт. Чуть покраснев, парень сказал: — Тебе виднее, а во вторую она не укусила? — Нет! Но вижу, тебе хотелось бы, — разозлилась девушка. Затем сжалившись над парнем, спасшим ей жизнь, она оголила вторую и поинтересовалась: — Ну что, нет укуса? — Нет, сказал Костя, еле ворочая языком в мгновенно пересохшем горле. Ему очень хотелось поцеловать грудь своей возлюбленной, но для этого не было повода. К стыду своему он признал, что змей искуситель был не далёким. И вероятно будь он чуточку проворнее, укусил бы и вторую. Над лесом спустилась сказочная ночь, На небе радостно полыхали, месяц, звёзды и луна. Отблески костра создавали причудливые тени во мраке ночи. Где то вдали лаял одинокий койот, тявкали дворовые собаки. Верещали черно-бурые белки, сипел простуженным голосом белый барс, мяукал счастливый белый медведь. Короче, всё располагала к празднику жизни. Эльфийка, ласково рыгнув после уютного ужина, состоявшего из грибов, устриц и мяса месопотамского рябчика, положила свою золотоволосую головку на плечо избранного. — Знаешь, — начал было свою пространную речь Костя, — я давно хотел тебе… — Знаю! — перебила сказочная дева. — А тебе не кажется… — Не кажется! — Может… — Да, может. — Ты не даёшь мне слова сказать! — разозлился парень. — А к чему слова? Любишь? Люби! — Но я не знал… Точнее боялся спросить… — А ты не бойся! Ты спроси! — Я люблю тебя, Настя! — А я тебя, Костя! Их губы сплелись в поцелуе, тела слились в вожделении. Руки ощупивали груди, ноги пенисы, попы. Затвердевший пенис, начал знакомство с вагиной. Вагина была непротив. Любовные фрикции — это же так замечательно, восхитительно, радостно. А если ещё и заканчивается оргазмом. К тому же мульти, то лучшего в жизни не бывает! Насмешливый месяц, одаривал своими радостными лучами влюблённых. Луна, искрясь, поддерживала их костёр. А звёзды… А что звёзды? Эти завистливые и себялюбивые создания, только фыркали, отплевываясь и заявляя: «И чего в этой порнушке хорошего? Вот эротика — это, да!» Настало утро! Новый день принёс свежесть и прохладу утренней росы. Вдали, куда ни глянь, виднелись стены Кощеева царства. — Кажется, мы дошли? — поинтересовался герой — любовник. — Да, Любимый, — сказала Настя, — и пусть теперь победит сильнейший! Из внезапно раздвинувшихся кустов появилось зелёное чудище. Тело пришельца, было лягушачьим. Ростом с 10-и годовалого ребёнка, оно венчалось головой, отдалённо похожей на человечью. — Ты кто такой? — спросил Костя. — Вопрос не корректен! — проквакала его зелённость, — это вы у меня в гостях, а не я у вас. Представьтесь, пожалуйста, — поглаживая трёхпалой лапой негустую бородёнку, зло, поглядывая на путешественников, заявило чудище. — Эльфийская принцесса Настя третья. — Знаем, знаем, — улыбнулся зелёнокожий, — слухом Земля полнится. — А я не знал, что ты принцесса, — удивился Костя. — А ты не спрашивал, — усмехнулась его подруга, — кстати, это леший, если ты не в курсе. — Ну, а ты отрок, каковских будешь? — Константин, я, Петров, Иванович по батюшке. — Много тут Константинов сложило буйные головушки, не ты последний и ни ты первый. Задам-ка тебе вопросец. Соврёшь, растерзают тебя на части слуги мои верные. Из-за кустов позади лешего вышли два здоровенных волка с крокодильими мордами. Их рост не оставлял за собой желать лучшего. Он был примерно раза в два выше отрочьего. Костя резко выхватил оба кольта, и как учили в лучших традициях американских вестернов, направил их на кроковолков. — Пукалки-то убери, рассмеялся хозяин леса, — слуги мои верные пуленепробиваемые, противоударные. Прозвучали два почти одновременных выстрела, но фигуры чудовищ, даже не шелохнулись. Поняв безуспешность своих попыток, парень спрятал оружие в кобуру. — Ну, задавай, — сказал отрок, чувствуя безысходность своего положения. — Куда путь держите и по каковской надобности? Настя молчала. Казалось её потухший взгляд, был совершенно безучастен к происходящему. — В Кощеево царство путь держим. Чтобы отобрать малую толику денежек от его злата, — переходя на манеру речи лесовика, молвил отрок. — А на какую, такую надобность, денежки вам? — Выкупить Снегурочка, кою, мерзкие гномы, держат у себя в заточении. И дабы произошло наступление Года Нового! — Благое дело! Константин. Совет я дам вам, тут в верстах двух отсель Бабушка живёт, Ягою кличут. Она вам поможет. Показав направление, троица скрылась в чащобе. — Фу-у-у-у-х тяжело выдохнула принцесса. — Ты чего молчала? — с укоризной посмотрел на подругу парень. — Заморозил он меня, уходя, оттаял. А ты молодец! Правду сказал. — А если бы соврал? — Разорвали … бы тебя на куски, демоны крокодильерожьи. До тебя, много Костей полегло тут. — Сколько? — Тебе этого лучше не знать… — Все так говорят. И ты туда же. — 58. Ну что, полегчало? Веру в свою особенность не потерял? — Полегчало, но 60-о не будет! — Хотелось бы! — Улыбнулась Настя и нежно поцеловала своего избранного. На опушке леса стояла избушка. Куринных ног, почему-то не наблюдалось, но и дверей с окнами тоже. Внезапно, вдали послышался звук двигателей реактивного лайнера. Белодымный след расчертил участок неба. Ступообразный летательный аппарат с треском и грохотом, приземлился подле путешественников. Из него на пружинистых ичигах, резво выпросталась горбатенькая, косоглазенькая, одноногая, но бравая старушенция. С места в карьер бабушка вопросила: — Каковских будете и куда путь держите? Тронув за плечо Костю, Настя произнесла велеречивую речь: — Здравствуйте Ядвига Макаровна. Эльфийские мы. Я принцесса, а это мой паж. Костя приподнял изумлённо вверх брови, но ничего не сказал. — Путь к Кощею держим, — продолжила Костина любовница. Описав, что и как, почему и где, принцесса попросила помощи. — Помогу я вам ребятки, доброе дело замыслили. Вон за по тою горой, есть поляна грибочками мухоморами усыпанная, там подземный ход, ведущий прямо в кладовые Бессмертного. Коротко ли, долго ли, но обогнув указанную гору, мои герои разыскали потайной лаз в царство Кощеево. Пройдя пару километров по сырому подземелью парочка уткнулась в винтовую лестницу, по которой, поднявшись, их взору представились несметные сокровища. Полутёмная зала размером со школьный спортивный зал, была в беспорядке усыпана кучами изделий из золота, драгоценных камней, долларов, фунтов и юаней. С краюшку вырисовывались лиры с рублями. Вспыхнувший внезапно яркий свет, заставил огорошиться начинающих воришек. Из невидимого дверного проёма вышел статный красавец. Парчовый плащ, усыпанный рубинами с куриное яйцо, выдавал в нём не последнее лицо в Кощеевом царстве. Массивная корона из чистого золота, пудового веса, позволяла думать, что это правитель всея Кощеии. — Попались воры! — гневно вскричал царь, — взять их! И на кол на центральной площади, дабы в назидание. С девкой погодить немного. С девкой я позабавлюсь маленько, но потом всё равно на кол. — Она, между прочим, принцесса, — подал голос, охваченный двумя стражниками Костя. — Да знаю я, что она принцесса эльфов. И что теперь? Ей воровать можно? — Жаль… , — сказал начинающий ворюга, — не видать теперь Галактике Нового Года. — Стоп! — Кощей жестом остановил охранников, готовых утащить преступника, — о чём глаголет этот младенец, — обратился он к Насте. — Нам нужны деньги для выкупа Снегурочки, — пролепетала напуганная девушка. — Так это ж на благое дело! Отпустите их. А чё ж вы через заднее крыльцо, а зайти, как все люди, через парадный вход и попросить, тямы не хватает? Любовники переглянулись. Действительно, их такая мысль не удосуживалась посетить. — Ладно. Берите сколько хотите и уматывайте, пока не передумал. Царь и стражники скрылись за дверями. — Странно? В сказках Кощей злой и баба Яга тоже. А тут? — поражался Костя, набивая ценностями холщовый мешок, забытый кем-то в углу, — и выглядит он не так, как этот — красавЕц, маладЕц. — В сказках гномы добрые и не меркантильные, а тут выкуп требуют. — И как ты это объяснишь? — Это не ко мне, к рыбине. Наполнив мешок, Настя молвила: — Давай присядем на дорожку и в путь. — Может, займёмся любовью на дорожку и в путь? — предложил парень. — Прекрасная идея! — улыбнулась Эльфийская принцесса. Бессловесные груды золота, драгоценностей и кучки денег разных стран, наблюдали, как на персидском ковре двое любовников преподавали друг другу уроки из книги «Дао любви» или учебника «О семье и браке». Утолив жажду неугомонных сердец, спасатели Снегурочки, отправились в путь дороженьку дальнюю, в царство Гномов и их злой властительницы Белоснежки. — С мешочком расстаёмся, ручки к верху, нежно проворковала Лиса Алиса. Кот Базилио тем временем поводил миномётом то на Эльфийскую принцессу, то на Константина. Дрожащие герои, скорее не от страха, а от холода заснеженного морозного леса, мягко улыбнулись грабителям. — Ну, я щас вам задам! — расхохоталась Настя, — чертяки глазастые. Подпрыгнув на три метра шесть по сторонам, принцесса опустилась подле котяры чуть полуприсев в полупоклоне. Резко выпростав правую ногу, демонстрируя вертикальный шпагат под углом 30 градусов, она нежно и бережно коснулась тупоголового предмета, именуемого в просторечье кошачьей головой, отправила обладателя сего предмета в долгосрочный полёт забвения, не забыв при этом забрать орудие убийства. Развернувшись в сторону Лисы, будущая королева Эльфов проворковала: — Кто тебя послал! Говори! Или полетят клочки рыжей шерсти по закоулочкам!? — Да это… Настёна, я… , — обделываясь под себя от страха Лиса Алиса тряслась крупной дрожью, — Буратино! — сдавая с потрохами работодателя, вскричала рыжая бестия и пустилась наутёк, только пятки заблескали. — Буратино?!? — удивился Костя, — это тот деревянный мальчишка, которого они облапошили на пять сольдо? — Когда это было? — криво усмехнулась принцесса, — сто лет уже минуло. Он заматерел давно… Выходя из заснеженного леса на проспект Санкт Карабасии, пред друзьями представились чистенькие улочки пасторального городка. Тут и там сновали деловые черепахи в беленьких и розовеньких чепцах. Остановив одну, путешественники по сказкам, поинтересовались, далеко ли до харчевни «Трёх пескарей». Ткнув Тортиллу для большей убедительности экспроприированным миномётом и с понтом доставая меч из ножен, они быстро получили надлежащий ответ: — Всё время прямо, прямо по проспекту Мальвины, уткнётесь в улицу Арлекино. Она-то вас и доведёт до площади Артемона. Там посредине… Трудно не заметить. Оголодавшие друзья, ещё не согревшиеся, значительно обозлённые, быстро перебирая ногами, достигли означенной площади. Посредине ими было увидено 40-а этажное здание из стекла и бетона. На фронтоне переливаясь золотом и багровея аршинели знакомые буквы: «Харчевня трёх пескарей». Чуть повыше в три раза большими: «Карабас, Дуремар и Буратино Стэйт Билдинг Эмпайр и Ко» Негостеприимные ворота, распахнувшись в лице швейцара Папы Карлы, не впустили моих героев. — Вы бездомные, беспаспортные и к тому же без головных уборов. Вам тут не место! Только избранные вольны переступить порог сего заведения. — Зови меня Нео! — сказал Константин, доставая катану из-за широких плеч, — а как ни так, порублю тебя на куски, как агента Смита. — Милости просим, — подобострастно улыбаясь, отворил двери швейцар. — Хули надо этим оборванцам! — Вскричал деревянный владелец заводов, труб, пароходов. — Какого хрена они тут делают?! — возопил мэр города Карабас. — Мне кажется, их надо погрузить в жбан с пиявками, а денежки забрать, — пояснил Дуремар. — А я бы их на кол, на кол! — хищно хихикая, позёвывала кровожадная голубоволосая, розовой ориентации, бестия. — Мы пришли с Миром! — сказал Костя, нажимая на курок миномёта. Огроменная люстра, напоминающая пламенеющий очаг, медленно и нежно опустилась на стол обидчиков. Рассыпаясь мириадами стекляшек, вымазанных в креветочном соусе, горчице, супе, суфле и мясных изделиях приправленных Жюльеном, Провансалем, и просто хренодёром, отменно соприкасалась со всеми частями тела элиты мира сего. Измазанные, испачканные, побитые стекляшками, отбросив надменность, стали искренне рады не прошенным гостям. — С чем пожаловали дорогие гости, — слащаво улыбаясь, поинтересовался мэр. — Мы вам так рады! Так рады! — запела Мальвина. — Жрать хотим! — угрюмо пояснил Константин. — И выпить не мешало … бы, и поспать, — добавила Настя. — Любой каприз за ваши деньги! — щёлкая пальцами, подозвал богомола-официанта, деревянный хитрец. Шесть столов были мгновенно составлены в равнобедренный прямоугольник и в течение трёх кликов мыши, заполнены всевозможными яствами. Я там не был. Не ел чёрной икры, седла барашка, селёдку под шубой и без, не пил Шартре Ла Пез, Хенесси, Менесси, и просто пива. Но мои герои, нажравшись от пуза, попросили отвести их в покои, дабы сдаться в царство Морфея Утром, распрощавшись с гостеприимными хозяевами, путешественники по сказкам сели в межконтинентальную ракету, следовавшую на Луну и занялись показом эротических поз друг другу, в состоянии невесомости, невзирая на похмельных синдром. Головная боль у Кости быстро прошла, когда дёргаясь в пароксизме довольства, он крепко врезался в корабельную переборку означенным предметом. Хитроумная Настя утолила жажду пламенеющих труб цитрамоном. Прилунетившись корабль сильно тряхнуло. — А чё мы тут забыли? — поинтересовался у своей любовницы землянин. — Я Сиропчику и Незнайке пару лимонов должна. Давно отдать собиралась. А до НГ лучше все долги отдать. — Но ведь Снегурочка страдает! Мы могли бы сделать это после. Кто знает, что с ней делают гномы? — Я знаю! Шпилют во все дыры, вкупе с Белоснежкой. — И тебе её не жалко?! — Жалко в попе у пчёлки, Костя! Думаешь эта прокудла сопротивлялась, когда её увозили в неизвестность? Да она сама всё придумала и подстроила. Я её понимаю. Когда два раза в год на восьмое марта и на тридцать первое декабря! А тут 13 и каждый день! Конечно, и старика жалко. Но этот импотент, раз уж не может доставить должного своей избраннице, так хоть бы глаза закрывал… — Так какого ж хрена? — Любимый! Ты забыл! Грядёт Новый Год в Галактике. Гепталионы гепталионов существ жаждут его, аки перец перцовка! Наша задача… Тьфу на тебя! Короче, если ты против, что бы отдать все долги в преддверии НГ, сворачиваемся и на Землю… — Нет! Что ты, Моя Любовь! Я за. Это ж не долго! У нас в запасе ещё почти три недели. — Ну, тогда не вякай! Лучше помоги определиться, где ферма Сиропчика. — Да вот же! Подходя к терминалу и вводя в Яндекс запрос, показал Костя синеющие буквы: «Фазенда эль Шугэ. Цирк Месопотам, купол семь, пять, стрит 9876, офис DRM». — Ну, тогда покатили, свистнув по-разбойничьи, Настя подозвала лунотакси. Сиропчик, разжиревший скупердяй, слащаво улыбаясь, сделал заявление. Что «щёчик натикал» троекратную сумму. — А может всё простишь. В знак доброй воли, — направляя один из кольтов в жирнючее пузо нахала, поинтересовался, улыбающийся 32-х зубой давно не чищеной белизной землянин. Второй кольт перебегал с первого по четвёртого охранника. — Раз, два, три, говори! — пропела Настя, — так… сколько я тебе должна? — Друзья! Ну, имейте совесть, — залился горячими слезами ростовщик. Отдав беспроцентный долг, друзья поинтересовались, где найти Незнайку. — Ан Мас, — кратко сообщил, коверкая аглицкий, толстопузый. На космодроме, путешественники по сказкам, быстро прикупив билеты на Марс, отправились в удаление от исторической родины. У меня нет зависти к ихним путешествиям. «Ан мас» — это что-то! Марс! Что может быть прекраснее? Полное отсутствие присутствия краснопесчанных пустынь. Суша местами угадывается среди безбрежных вод планетарного океана. Незнайка правитель всего Марса обводнил бывшую некогда багровую планету. Приподводнившись под купол имени Бессинджер, наши путешественники направились в святая святых — дворец короля планеты. Преодолевая препоны на своём пути, кому закатывая в табло, кому давая взятку, они, наконец, стояли на персидском ковре секретаря Пончика, грудью, а точнее непомерного размера пузом, не пускающего их в кабинет начальника. — Как ты думаешь, дорогой, — поинтересовалась Настя, — если я со всей дури пну ему в жирнючее пузо, он лопнет или нет? — Дымаю, нет! Но пукнет знатно! — Это угроза при исполнении… — запричитал Пончик, но от двери отошёл. — Здрям братела, — поприветствовала правителя, вошедшая принцесса Эльфов. — Цёмки, Настя, не отрывая взгляда от ноутбука, — сказал придурок в огроменной шляпе ядовитого цвета, к тому же с кисточкой. — Я те должок принесла, — одним движением своей прелестной ножки, очищая стол от ненужных предметов, пояснила посетительница. — В ращщёте или как? — А кто мне заплатит за разбитый ноут, за хрустальную пепельницу и за много ещё чего, что ты свалила на пол, — мигая карими глазами, в которых ярко светилась тупость, вопросил кредитодаец. — А по харе? — поинтересовался Костя. — Ладно, ладно! Платите и уё… То есть улетайте. Небрежно бросив на девственно чистый стол несколько пачек с франками и динарами, мои герои, расплатившись со всеми долгами, уё… точнее улетели на Землю. Во время перелёта они немного предавались Бахусу и шутили Венериачьими изысками. Благо невесомость благоприятствовала и способствовала. Земля с радостью приняла искателей на свою попу приключений и, усадив их на пародвигательный корабль, отправила в путешествие на острова Кука. Почему именно туда? А Настя так сказала. Вскорости на них напали пираты. Эти разодетые в пух и прах придурки испанской национальности требовали злата и женщин, иначе все будут отправлены на корм акул. Уповая к справедливости, следует отметить, что богоугодные создания при любом исходе не остались бы без обеда и ужина. Они и не остались. Правда их кормом стали пираты, любезно предоставленные Константином и Настей, кои отменно использовали оружие массового поражения, именуемого «миномёт» и многозарядные кольты. Пристав к означенным островам, мои герои не обнаружили Снегурочку. Не обнаружили они и Белоснежку с гномами. — И где нам их теперь искать? — поинтересовалась Эльфийка у своего друга и соратника. Учитывая благоприятные для зачатия дни, любовницей в этот раз она не была. — Так тыж, Настя Сусанина, завела нас сюда! Спрашивается зачем? Жарко же здесь? Снегурочка давно бы растаяла. — Не ругайся Костик! — дерзко рассмеялась боевая подруга, — Что в имени её? Конечно не показатель температуры и артериального давления! Эта бестия горячая как огонь! Жар её грудей может растопить любой мужской лёд, а… — замолчав, видимо покрывая какую-то тайну, захлопнула рот принцесса. — Ну, так договаривай, сказала «а» будь добра сказать «бэ». — «Бэ» тоже витамин! Доволен? — Это не честно! Наше совместное предприятие должно основываться на взаимном доверии… — Философ, блин! Ну, розовели мы по молодости. Оттуда и знаю. Что было то прошло и быльём поросло. — Что-то мне подсказывает, подружница моя, что ты в доле. Что скажешь? — Ах ты Догада моя! Дай я табя пацалую! — Искромётно расхохоталась Эльфийка. После, всё равно, любовных утех, немного уставшие, но счастливые мои герои оправились на северный полюс. Якобы там Снегурочка не растает. Приближение к точке схождения часовых поясов, было затруднено тем, что их пароход был затёрт во льдах. Ко всем прочим прелестям на них надвигался айсберг, высотою с Карабас и ко билдинг, ломая и круша всё на своём пути. При его приближении чёрным по белому, стала явственно угадываться надпись: «ГИБЕЛЬ ТИТАНИКА!». Внизу корявым почерком было написано: «Приветульки от Белоснежки и гномиков)))» — Им чё выкуп не нужен? Изумился Константин. — Кабы знать, — запричитала Настя, — Ох грехи мои тяжкие! Не видать теперь Галактике Нового Года, Сгинем мы теперь сирые и убогие подо льдами Лапландии… — Хорош причитать-то, — вскричало неизвестно откуда взявшееся белокурое, точнее белошёрстное создание, сильно напоминающее белого медведя. Размер его, правда, превосходил умерших давным-давно бронтозавров или даже игонодонов, — помощь нужна? — А как же! А ты кто такой? И каковских будешь,… — молвил стандартное в сказке приветствие Костик. — Умкой меня кличут. Севернополюсские мы. Скажавши такую пламенную речь, Умка на пару с Умачкой, супружницей своей, раздолбали вдрызг весь лёд в искромётную крошку. Освободив тем самым пароход от пут ледяного безмолвия, они позволили продрейфовать убивцу — айсбергу в миллилитрах от транспортного средства, моих героев. Сказка медленно сказывается, а дело ещё медленнее делается. Распрощавшись с благодарностями с Умкой и Умачкой, корабль, ведомый рукой провидения, продвигался дальше к тому пресловутому центру, где даже стоячие часы показывают точное время. Хоть полшестого, хоть 12 нуль-нуль… Пройдя Северный полюс, мои герои направили колёсья своего парохода к берегам знойной Украины. Тих Днепр при чудной погоде… не всякий зверь доплывёт до его середины. А уж тем более птица долетит… Посреди разверзшихся облаков внезапно показалось круглолицее создание. Размер его непомерно большого тела был равен примерно, той горе, которая не шла к Магомету. Безножье и безручье компенировалось огроменным весом и объёмом. — Кто таковский… — начал стандартное приветствие Костик. — Колобок я, — перебило жёлтоцветное создание, — я от бабушки ушёл и от дедушки ушёл, а ежели по вашему кораблику прокачусь, щепок не останется! Пристаём к бережку и делаем доклад. Прокатившись пару раз по кораблику своей грузностью, Колобок, действительно превратил его в щепки. — Шож ты гад делаешь? — рассвирепела Эльфийская принцесса, как же мы теперь отмороженную деваху спасём? Прицелившись в глаз круглорожего создания, она пару раз нажала на спуск. Сильносвистящие мины пролетели в трёх метрах от шарообразного существа, которое быстро откатилось. — А чё ж сразу не молвили. О мисси своей? — поинтересовался шар с пирамиду Хеопса. — Так ты слова сказать не даёшь! Штопаное резиновое изделие, — разозлился путешественник по сказкам. — Ладно, ладно! Не ругайся! Помогу я вам. Свистнув по-разбойничьи, так, что путешественники чуть не оглохли, бывшее съедобное изделие предоставил летающее средство в форме огнедышащего дракона о трёх головах с каретой на спине. С благодарностями распрощавшись с Колобком, искатели полетели в Африку, где, по словам разумного шара, прятали Снегурочку злобные Гномы. — Кажется цель, как никогда близка? — поинтересовался Костик, засовывая руку в трусики своей возлюбленной. — Может ты и прав, — отвечая тем же, согласилась Эльфийка. Пока они испытывали неземную любовь, разнообразя её эротическими позами, именуемыми в нумерологии 69, 11 и 53, летательное средство несло их к берегам Нила, Конго или Нигеру. Закончив свои дела и путешествие, искатели попросили трёхголового поджечь костёр из тут же подобранных брёвнышек и веточек. Пожарив на углях мясо неизвестного чешуйчатого, зелёного зверя, коий пытался превратить в ужин пришельцев, мои герои заспорили, кого это они съели. — По-моему, это был крокодил, — заявила Настя. — А мне думается змей, — парировал Костя. — Нашли о чём спорить, — съязвило неизвестно откуда появившееся создание. Кривоногость, сутулость и странного вида шляпа в купе с потёртым камзолом и женскими туфлями с бантиками, выдавали в нём предводителя пиратов — Бармалея. Рядом стоявший Врунгель и боцман Лом дополняли идиллическую картину. — Значица, по душу Снегурки приперлись, освободители, мать вашу, приветствовал их капитан Беды. — Чё та типа того, — поприветствовал его Константин. — А вы в курсе, что тут епархия Айболита? — удивленно поднимая брови вверх, — сказал Лом. — Это звериного доктора, что ли? Просвети — поинтересовалась Настя. — Скорее зверского! — Расхохотались вышедшие из леса, — он вас полечит! Развернувшись, троица скрылась за коричневеющими деревьями. Через непродолжительный промежуток времени, треск ломающихся сучьев, крики: «Улю-лю, гав и ути-пути», огласили негостеприимный лес. — Это нападение! — Воскликнула Настя, сбрасывая шаловливые ручки, своего напарника, ненароком залезшие в лифчик своей избранницы Резко приняв боевую стойку принцесса с пылающим взором и миномётом в руках, вероятно, являла жуткое зрелище для нападавших. К сожалению, это было не так. Бой был не долог. Обезьяны, волки, змеи, бегемоты, тигры и львы не дали сделать ни одного выстрела моим героям. Быстро и ловко захомутав их, потащили в царство Доктора Айболита. — Развяжите их! — приветствовал своё воинство, седовласый в очках платиновой оправы, усыпанной алмазами, Док. Его одеяние, состоявшее из горностаевой шубы усыпанной бриллиантами чистой воды, предполагало, что живёт он не совсем плохо. Белоснежный докторский колпак не вязался с ансамблем, но предполагал, что вероятно пред вами врач. — С чем пожаловали дорогие гости? — выступая из-за спины медицинского работника, спросил один из двенадцати. В том, что это Гном не приходилось сомневаться. Его малый рост и идиотская шляпа с бубенцами, являлись стопроцентным подтверждением. — Мы на правильном пути, шепнула Настя, — Снегурка стопицот здесь. Колобок не обманул. — Не уверен, — сквозь зубы прошептал парень. — Чё вы там шепчетесь?! — Отвечайте на поставленный вопрос, зло крикнул Гном. — Молчи, — прошипела Принцесса. — Молчу, — ответил отрок. — Придётся их полечить, — слащаво улыбаясь, запел доктор, — думаю атоминал натрия с кофеином развяжет им язык. Потащив к мед креслам упирающихся воинов — освободителей, друзьям тут же был вколот означенный препарат, подключен детектор лжи и начался допрос. Через пять минут, Настя и Костя рассказывали не только цель своей миссии, но и разнообразие поз, в коих они предавались любви. Вся их история была разложена по полочкам и по минутам, записана на лазерные диски, дабы потом благодарные слушатели могли наслаждаться велеречивыми описаниями их приключений. Полностью выжатых, как парочка лимонов, бросили в зиндан, предварительно дав им пару кусков заплесневелых лепёшек и пластиковую бутылку с водой, пахнувшей тиной. — Здесь кажется мыши! — в страхе вскричала Настя, прижимаясь к своему возлюбленному. — Сами вы мыши! Черти полосатые! Зовите меня Дюймовочка, — сказало создание ростом в два спичечных коробка, выходя из-за угла… — Ну, задавайте свои вопросы, — поправив причёску и усевшись на Костину руку, сказала маленькая девчушка. — Почему гномов 12, а не 7? — поинтересовался великан для Дюймовочки. — К ним примкнуло 10 из «Чёрного царства», двоих они обратили в свою веру, а пятерых прогнали. — А что с Белоснежкой? — Как лишили её девственности, так как будто её подменили. Меркантильность так и прёт со всех щелей её белокурого тела. К тому же 12-ть любовников ей маловато. Точнее, россказни о гиперсексуальности гномов, сильно преувеличены. Эти милые создания со скверным характером способны только бубенцами звенеть. — А тебе-то, откуда известно? — Да они ж все пни старые! — рассмеялась малышка. — Она права, — подтвердила Настя. — С каждым разом, я узнаю изумительные подробности из твоей биографии! — удивлённо взглянув на соратницу, промолвил соратник. — Ну, было пару приключений по молодости. Хочется же всего испытать неизведанного и прекрасного. — Ну, только не начинайте! — Притопнув ножкой по Костиной ладони, воспищало крошечное создание, — вы желаете, что бы я провела вас в царство гномов? Туда где прячут Снегурочку? — Желаем! — в унисон воскликнули искатели ледяной девушки. — Тогда раком становись! И следуйте за мной! Крот… Крот! Да где же ты глухая тетеря?!! Возникшее шебаршение в тёмном углу, ознаменовало явление Крота народу. Проводник, подслеповато щурясь и постоянно повторяя неизвестное слово Константину: «Ась?», видимо свидетельствующее о его врождённой глухоте, повёл моих путешественников, точнее покарачил в позе рак … навстречу неизвестности в лице златокудрой бестии Белоснежки и её 12-ти эротических приближённых. Тщательно замаскированный выход из подземелья был половинного человеческого роста. Поэтому маленькая девочка, закинув обе ноги на шею своего слуги, и понукая его тростинкой, со всеми удобствами испытывала прелести подземного путешествия. Чего не скажешь о моих героях. Им приходилось передвигаться на четвереньках. Изгвоздавшись в грязи по полной программе, они были очень не довольны. Особенно будущая королева Эльфов. Выяснилось, что она страдает агарофобией, арахнофобией, её сильно угнетала рипофобия, всегда чистенькая Эльфийка, была похожа на свинью, оргазмирующию от валяния в грязи. Повторяя, постоянно имя матери всуе, Настя тихонько подвывала и стенала. И когда в пятисотый раз порывалась вернуться назад, путешественникам по сказкам открылся свет в конце тоннеля, они, удвоив колено локтевые двигательные функции, обрели свободу и прямостояние. Распрощавшись со словами благодарности со своими проводниками, и получив от них дальнейшее направление, они двинулись вперёд. На их пути попалась бурноводная река. Смыв в ней грязь подземелья и после утоления голода одной из хорошо прожаренных акул, кояя пыталась сама поужинать не водоплавающими. Они по обыкновению занялись любовью на травушке муравушке. Множественным водоплавающим и землеползающим созданиям было представлено несколько замечательных уроков любовных игрищ. Орлица, пролетающая мимо по своим делам, постаралась запомнить изысканность и изящность поз, демонстрируемых человеческими созданиями. Отвалившись друг от друга, любовники были испуганы бурей аплодисментов, издаваемых троицей, вышедшей из леса. Это были их старые знакомцы. Капитан Врунгель, Лом и неизменно сопровождающий их, Бармалей. — Друзья! — патетически снимая шляпу, воскликнул капитан, я с готовностью доставлю вас на тот берег, за малюсенькую услугу. Оставьте автографы на этом диске. — А что на нём? — поинтересовалась принцесса, оставляя витиеватую роспись фломастером, предоставленным Бармалеем. — Порнорассказики о вашем путешествии, — счастливо рассмеялся Врунгель, Айболит раздает всем бесплатно, россказни о ваших приключениях. Попутный ветер вяло дул в похожие на шторы в ванной, паруса. Долго ли быстро, но наконец, скорее корыто, чем красавец корабль, доставил моих героев на тот берег. Пожелав счастливого пути и попутного ветра пониже спины, путешественники и искатели приключений на вышеозначенный предмет, отправились дальше. Быстро разобравшись с семеро козлятами и их предводителем — Серым Волком, кому поотшибав рога, кому понакрутив хвост, искатели приключений попали в царство Трёх Поросят. Приветливые жирдяи, попытались напоить моих друзей и обокрасть, пока те спят. Но не тут-то было! Утро принесло не только свежесть, похмелье и горечь во рту, но и всепоглощающую злость. Расплата за оказанное свинское гостеприимство, не заставила себя ждать. Костик, угрожая миномётом, а Настя, любезно раздавая тумаки и шишки свинячим созданиям, резво вернули свою наличную собственность. Долгий конец пути искателей Снегурочки, был преграждён неприступным бетонным забором, уходящим вдаль. На белокаменных воротах сереневела витиеватая надпись: «Королевство Белоснежки и Двенадцати Гномов». — Дошли! — Радостно вскричала Настя и подпрыгнула на три метра в высоту шесть по сторонам. — Дошли! — Вскричал Костик и перекувырнулся вокруг своей оси три раза. — А как мы туда попадём? — задала вопрос Эльфийская принцесса. — Надо подумать… — задумался отрок. — Думай быстрей! Кто из нас мужик ты или я?! — разозлилась девушка, из щелей всего тела которой, опять полезли королевские замашки. Ногти засталенели, зубы заостренели. — Ну что вы всю дорогу ругаетесь?! — воскликнул неизвестно откуда взявшийся гном. Бубенцы на его клоунской шляпе смешно позвякивали в такт его словам. — А ты кто такой и каковских будешь? — по обыкновению затараторил сказочное приветствие Костик. — Ренегат я. Можете меня не бояться. Я вас проведу. Сделаю вас невидимками и неслышимками. Скоро ворота откроются для торговцев всякой всячиной, мы и пройдём. — Ну, вот и всё! — Сказал дружище Гном, делая тантрические пассы волшебной палочкой, сильно смахивающей на школьную указку, вокруг тел околдовываемых, — Крекс, пекс, фекс! Станьте невидимыми и неслышимыми. Волшебные слова, подняли бурю воспоминаний детства в голове отрока. Не понятно почему, они ассоциировались с итальянскими сольдо, достоинством в пять монет. — И когда это произойдёт? Когда мы заколдуемся? — Вопросил Костик. — Уже. — Но я его вижу? — удивилась освободительница. — А я её слышу? — поразился освободитель. — Так и должно быть! Но для других вы невидимы и не слышимы! Подходя к открывшемся воротам, путешественники по сказкам, с опаской взирали на окружающих. Убедившись в несостоятельности своих страхов, они бодро прошествовали во дворец по пустующим улочкам, изобилующими редкими прохожими. Посередине царства Белоснежки и 12-и Гномов, показался желтокаменный дворец. Указующий перст Предателя Гнома, семенящего своей кривоногостью, едва поспевал за воинами освободителями. — Где-то я уже это видел? — морща лоб и кивая головой в сторону не величавого здания, пробормотал Константин. — Возможно в старой, доброй Англии? — Поинтересовалась принцесса Эльфов, — в жёлтый цвет красили дома умалишённых. Войдя внутрь, взору моих героев была представлена огромная круглая зала, устланная персидскими коврами. Множество дверей с витиеватыми надписями окольцовывали зияющую пустоту. Кое-где в беспорядке висели портреты правительницы и её соратников. — Нам сюда, указывая на одну из дверей, — сказал Гном. Надпись на означенном помещении отсутствовала. Осторожно открыв дверь, троица прошествовала в кромешную темноту. Раздался непонятный шум — это двери превращались в бронированные, как выяснилось позже, затем вспыхнул свет. Посреди комнаты на золоченом троне восседала златокудрая правительница в бессовестном полупрозрачном одеянии, совершенно не скрывающим, а скорее подчёркивающим её прелести. Рядом с ней на серебряном троне сидела девушка неземной красоты. Метиска, мулатка, а может быть креолка, с огненно рыжей копной прекрасных волос. Её чуть раскосые огромные глаза изумрудно бирюзового цвета манили за собой в непроглядную даль. Резко очерченные черты лица и надменность в испепеляющем взгляде предполагали в ней знатную особу. Справа и слева по полудюжине, чуть в отдалении восседали Гномы. — Кто эта рыженькая? — прошептал Костик. — Ты что с дуба рухнул? — изумилась его соратница, — это же Снегурочка. — Перестаньте шептаться! — подала голос Белоснежка, мы вас видим и прекрасно слышим. — А как же… — гневно взглянув на предателя Гнома, не закончила фразу Эльфийка. — Так он же ренегат! — расхохоталась Снегурочка, ему какая разница, кого предавать. — Лишь бы платили, — бочком, бочком, удирая от разгневавшихся освободителей, пробормотал коротышка. — Вот же гад! И как я не вспомнил! Крекс, пекс, фекс — это из сказки о Буратино! Надо было посолить, полить и на утро вырастет дерево украшенное золотыми монетками… — Сколько? — презрительно оглядывая предателя, поинтересовалась Белоснежка. — 30 — стандартная цена, — подобострастно кланяясь, провозгласил мерзавец. Подобрав, небрежно брошенные серебряники белокудрой королевой, гадёныш, быстро ретировался через заднюю дверь. — Ну и где выкуп? Мои дорогие, — снадменничала полуголая девица. — Выкуп то здесь! — доставая заплечный мешок, и встряхивая им, так что зазвякали драгоценные побрякушки и зашелестели банковские и казначейские билеты, — сдаётся мне, что держат меня за дурака, за Иванушку Дурака! Я сейчас прострелю себе тупую башку и окажусь дома наедине с бутылкой коньяка, а вы без Нового … Года! Сказав эти слова, Иванушка, тьфу, Константин подставил один из кольтов к своему виску. — Милый! Я, конечно, понимаю, что попав в дом жёлтого цвета на тебя, гнетуще действует его атмосфера, но пожалуйста, не делай этого! Ты же обещал, что 60-о не будет?! — расстроилась Настя. — Тогда пусть приведут настоящую Снегурочку, а не эту рыжеволосою индейку. — А я, по-твоему, кто? — рассвирепевшая огненно рыжая фурия, выставив пред собой занейларченные когти, не далее как вчера, с гнусным намерением расцарапать рожу обидчика в форме шахматного поля, начала своё приближение к жертве. — А моего подтверждения тебе недостаточно? — изумилась боевая подруга. — Недостаточно… Ещё шаг и я стреляю! — обратился к лжеснегурочке Костик. Та безвольно опустив руки, вернулась на трон. — Настя, ты, где такого придурка нашла? Вопросила метиска подругу, — почему он тебе, даже, не верит?! — Вероятно, сказываются тяготы путешествия, чрезмерная интеллектуальная нагрузка набекренила ему мозги. Экстрасенсорное перевёрнутое восприятие текущего мира неадекватно… — Перестань чушь нести! — зло, поглядывая на любовницу, перебил её отрок, предоставьте мне настоящую Снегурочку и я отдам деньги! — А что в твоём представлении: «Настоящая»? — Подходя к парню и ласково поглаживая его руку, при этом нежно и бережно заглядывая ему в глаза, вопросила огненноволосая. — Светлые блондинистые волосы, голубые глаза, бледная кожа лица, — начал перечислять Костик. Фарс происходящего состоял в том, что Снегурочка трансформировалась в такт его словам. — Ты не забыл о главном? Температура тела? — Намертво промораживаясь к губам Иванушки Дурачка (тут исправлять, и плеваться не буду), поинтересовалась ледяная девчушка. — У-у-у-у-у-а-а-а-а-а-э-э-э-э-э, — пытался что-то сказать мой герой. — Так признаёшь, что она настоящая? — Поинтересовалась боевая подруга. — А! — Стреляться, больше, нет намерений? — Э! — убирая кольт от виска, согласился Константин. Морозный поцелуй, сменившийся на адекватный цвету волос «настоящей», поверг в нирвану «сомневающегося». — Время, платить по счетам? — спросила полуголая девица. — Да, да. Конечно, — передавая Насте мешок с деньгами, пытаясь оторвать от себя пышущую, теперь уже жаром любви, разгорячённую девицу, сказал ослабленный мужчина. Пока Настя отсчитывала означенную сумму, Снегурочка ретиво, что-то нашептывала в ушк»о новообращённому, иногда касаясь его огненным язычком. Выяснилось, что зовут её Наташа. И идея с похищением принадлежала именно ей. И если старый прохиндей, наконец, отдаст концы, может ей дадут нового, значительно по моложе. Поинтересовавшись, нет ли у Костика желания занять, возможно, вакантное место, Наташа надула губки, получив прямолинейный отказ. — Какая ты жестокая! Тебе совсем не жалко старика. Уверен, он столько для тебя сделал… — Прямо!? Ты многого не знаешь. Кто, по-твоему, ухаживает за оленями? А кто подбирает и сортирует подарки? И кто их развешивает и раскладывает в носки, варежки и под ёлку? Ответ очевиден! А как дело доходит до супружеских обязанностей… Хорошо хоть, он закрывает глаза на мои маленькие шалости… Ну не хочешь не надо. Но я надеюсь на обратной дороге, ты не откажешь мне в небольших любовных подарках? — Вообще-то у меня есть любимая женщина, поглядывая на Настю, — сказал «сомневающийся» — А ты спроси у неё. Вдруг она непротив? — Я непротив! — Рассмеялась принцесса Эльфов, раскладывая на столе перед Белоснежкой выкуп. — Может и меня возьмёте? — под неодобрительный ропот 12-и любовников поинтересовалась Белоснежка. — Ну, нет, троих я не потяну, — огорчённо констатировал Константин. Сказка не быстро сказывается. Дело не быстро делается. А до нового года осталось меньше двух недель… Троица возвращенцев стояла перед бурноводной рекой в ожидании чуда в лице капитана Врунгеля его помощника Лома и бессменного соратника Бармалея… — Я кажется, догадываюсь почему они не появляются, — внезапно заявил Константин, — они ждут эротического представления. — Ара ю шура? — на чистейшем английском с армянским акцентом поинтересовалась Снегурочка. — Ай»л би бык, — уходя от ответа в кусты, чтобы пописать, ответил отрок. Вернувшись назад, ему была представлена картина Репина: «Приплыли!» Сладкотелые девчушки поотшибали веточки у двух соседствующих берёзок, превратив их в шесты для эросостязаний. Попотрошив рюкзачки они приоделись соответствующим образом. В рюкзачке Наташи оказался сотик, затаренный разнообразными мелодиями по самое «нимагу». Включив полюбившуюся многим жителям планеты в предновогодье: «В лесу родилась ёлочка», прелестницы, то обвивая шесты, поползновенили по ним, показывая как «она росла», то периодически скидывали с себя предметы одежды, как бы символизируя «песни метели». Настя показывала, какая она «зайка серенькая», порою демонстрировала, как бы она скакала «на мохноногой лошадке» — Наташе. Косте надоели беспочвенные любования, и он решил «срубить одну из ёлочек под самый корешок». Рубил он Снегурочку, так что щепки летели. Настя в этот момент развешивала игрушки — поцелуи и кусушки. Через небольшой промежуток времени произошла смена любовного караула, но бороздители океанов и морей так и не появились. — Ну! И какие идеи в голове нашего единственного мужчины? — злостно багровея, поинтересовалась Эльфийская принцесса. — Настя! Будь же благосклонней к нашему любимому, он найдёт выход. Я в этом уверена! Ты же найдёшь Костик? — обращаясь уже к своему освободителю, спросила Снегурочка. — Нашёл уже, — ответил тот, — придётся построить плот и на нём пробороздить бурноводную реку. — Костик, — ласково укусила за ухо своего избранника, так, что тот ойкнул, — в сказках так не делается! Найди другой способ, иначе я тебя свежую, как рождественского оленя, — кровожадно помахивая засталеневшими когтями, участливо улыбнулась принцесса Эльфов. Прохаживаясь взад, вперёд по бережку в сильной задумчивости взору путешественника по сказкам, был предоставлен отблеск неизвестного предмета, сиротливо прячущегося за кустами. При ближайшем рассмотрении нашими героями было выявлено, что это древнючая лампа, предположительно арабского производства, судя по орнаменту. — Там что-то белеется, — воскликнула Настя, разглядывая внутренности донашеэрского предмета. — А, по-моему чернеется, — не выкидывая слова из песни, изумилась Наташа. — Может надо потереть? — незамедлительно исполняя задуманное, разрулил ситуацию Константин. Из лампы повалил едкий дым, живо напоминающий тлеющую вату и запах еловых шишек. Отбросив подальше вонючий предмет, герои сказки, стали ожидать завершения содеянного. Дым превратился в джина, форматом с собор Парижской Богоматери. — Я раб лампы! — Внезапно возвестило существо. — Нам нужно транспортное средство, типа ковра самолёта или безлошадного экипажа, заявил тот-кто-тёр. — Я раб лампы, — повторило существо, подслеповато щурясь, разглядывая людишек. — Мы это уже слышали! — Притопнув прелестной ножкой, вскричала Снегурочка, — ты будешь, исполнять наши желания или нет?! — Он не похож на Алладина, — ни к селу, ни к городу сказал джин. — Алладин сдох пять тысяч лет тому назад, — разозлилась Эльфийская принцесса, — но его предок стоит пред тобой, о каком сходстве может идти речь? — Хорошо! Я выполню его желание, но только одно! Сказав эти слова, джин и лампа исчезли в неизвестном направлении, а на их месте появился персидский ковёр. Усевшись на ткацкое изделие, троица возвращенцев в мановение розги опускающейся на попу нерадивого ученика, оказались на том берегу. Ковёр тут же исчез, как мотылёк, а с ним и Костин кошелёк. — Где наши деньги?!! — возмутилась Настя. — Кажется, пошли в оплату за услуги, транспортной компании. — Я буду жаловаться … в письменном виде, — возопила принцесса, я им устрою, как драть три шкуры за какой-то перелёт, через эту паршивую речушку. Они ещё не знают, что существует общество защиты прав потребителей?!!! — демонстрируя небу сжатый кулак, поинтересовалась Эльфийка. Мешок, услышав такие слова, тут же материализовался перед друзьями. На его лямочке торчал чек с подписями и печатями, что у них вычли $100 за транспортные услуги. — Меня что-то не тащит, тащиться на карачках по грязи в зиндан, — пояснила Настя, показывая на зияющее отверстие подземного хода, из которого их вывела Дюймовочка. — Вероятно, есть наземная дорога!? — Прояснил ситуацию широкоплечий отрок, неожиданно появившейся из кустов. Его огроменное пузо и причёска под горшок, гармонировала с глуповатой улыбкой. Надутые щеки, пышущие отменным здоровьем и молодостью, с голубоглазостью и крутобровостью, вероятно сводили с ума не одну сотню деревенских красавиц. Холщовые штаны и самотканый кафтан, вкупе с кирзовыми сапогами, довершали образ Иванушки Дурачка. — Желаешь стать нашим проводником? — Поинтересовался Константин. — Типа того. Услуга за услугу. На королевском балу я познакомился с одной красоткой и безнадёжно влюбился. — Я даже не знаю её имени, — горестно вздохнул Иван, но убегая, она потеряла туфельку, — докончил свой немудрёный рассказ, доставая из широченных штанин означенный предмет хрустального вида, являвшийся дамской туфлей из неизвестного материала, оказавшимся мягким и податливым на ощупь, 33 размера, согласно Российскому стандарту. Получив назад предмет своих вожделений, начинающий фетишист почти двух метрового роста продолжил рассказ: — Я был несколько проворней принца, хотя следует отметить, что и он положил глаз на мою девчонку. Как только часы начали пробивать полночь, моя пассия, попыталась смыться по-французски. Признаться ей это удалось. И только туфелька доказывает, что это не сон! Ну как поможете? — Ясен перец! Нет проблем! Кстати твою любовь зовут Золушка, — меня Костя, это Настя, будущая Эльфийская Королева, а это Снегурочка, в Миру — Наташа, — пояснил Константин, представляя себя и своих подруг. — Очень приятно! А меня Иваном. Дураком кличут, почему-то. — Не расстраивайся, у всех есть свои недостатки. Есть и достоинства, беря под руку нового товарища в путешествии, — пояснила Снегурочка, как твоё достоинство, в соответствии с ростом, такое же большое? — Я не совсем понял, о чём ты говоришь? — приклеив идиотскую улыбку, сказал Иванушка. — Ладно, проехали, ночью разберёмся, — рассмеялась рыжеволосая красотка. — А откуда Константину известно имя моей избранницы? — понизив голос, поинтересовался Иван. — Я тебе ночью объясню, милый, ласково улыбаясь, пояснила Снегурочка. Две пары, чуток отклонившись от курса, побрели в ближайший городишко, разыскивать обладательницу прелестной ножки 33 размера. Близился вечер, а Золушки всё нет! Дурынды и раскрасавишны от осьмнадцати лет отроду и выше. Обладали ростом не по ранжиру и сайзом ноженьки беломраморной далеко за 38. — А какой рост у пассии твоей был? — Поинтересовался Костик. — От горшка два вершка, ну это… метра полтора, — изъяснился Иван. — Слышь, парниша, — погрозила пальчиком Наташа, — а ты случайно не с малолеточкой связался? У тебя сексуальных аномалий никаких не наблюдается? Педофилии, к примеру? — Да что, Вы, такое наговариваете, Снегурочка! На бал беспаспортных и безродных не пропустили бы! — Ладно, ладно не кипятись! Пошутила я, — рассмеялась огненногривая дева. Спустилась ночь над городом, и спать давно пора. А парочки мои в двух комнатах… Приятного им сна! Как только свечерело, путешественники остановились в переполненной гостинице. Номеров по обыкновению не оказалось, но за тройную цену им выделили два смежных номера. Предаться любовным утехам Косте и Насте помешали громкие шепотки, доносившиеся по ту сторону, видимо картонной перегородки. — Оспади! Снегурочка! Что вы делаете. Куда ж вы свои рученьки-то суёте? — Хочу в пропорциональности убедиться! Правду ли говорят, что при росте 180 на 7 делить надо… Кажется не в моём случае, — с обидой и горечью, уже в полный голос возвестила всему Миру, Снегурка, рост надо на количество лет делить… — Не люба ты, мне дева! Люба мне Золушка. Для неё размер берегу! — А поучиться? Пред первой ноченькой брачной? Чтобы не оплошаться и не опростоволоситься?! — Ну, если только поучиться… Застенье, огласилось чарующими: чавкающими, чмокающими, скрипучими и стонущими звуками. Мои герои любовники не преминули принять участие в соревновании, кто больше и кто дольше. Утро, по обыкновению, принесло чашку кофе по-бразильски и круасан по-французски. Совершив омовения и насытившись, друзья отправились в дальнейшие поиски не бизнес вуман. Теперь они ориентировались на полутораметровых кобылок не младше 18 лет. В одном городишке по прозванию Сен Жерминаль, им попалась отроковица 156 сантиметрового роста и ножного сайза 33. Выспросив её имя путешественникам пришлось огорчиться. Имя её было Ирина, а не Золушка. Догадавшийся Костик спросил претендентку: — А ник в чате у тебя какой? — Золушка, — ответила Ирочка. Тогда достав один предмет от пары обуви, Иван задал сакраментальный вопрос: — Чей туфля? — Моё… — потупив синеокость, — сказала дурнушка. — Но на балу была красавица!? А эта чучундра, совсем не похожа, — разозлился придурок. — Ванятка! Так она ж не умыта, не прихорошена, неприухожена, — запели подружки, — счас мы её приоденем, причешем, затуфлим, заюбим, кое-где оголим, кое где прикроем. Замажем, запомадим, закрасим, затемним. Говоря такие словеса, подружки утащили упирающуюся Золушку в куда-то. Не прошло и каких-то шести часов, как на подиум подвального помещения выплыла прекрасница неземной красоты. Хрустальные туфельки почивали на помойке. За место них ножки красотки обхватывали чёрнолакированые 15-ти сантиметровые каблуки. Юбочка из плюша двухспичечно коробковой длины изящно гармонировала с топиком того же материала. Голубоглазость и малиновогубость, были подчёркнуты в соответствии рекомендациями Мейбилин и прочих косметиков. Золушка была этого достойна! Упав на колени и сравнявшись с ростом претендентки на свой двор, Иван произнёс пламенную речь: Что никогда прежде… Его рука и сердце… луна и звёзды… посадка деревьев… постройка дома. Ну и т. д и т. п по тексту. Моим путешественникам некогда было становится свидетелями брачующихся, поэтому отсыпав небольшую толику денег, для свадебных расходов, они скрылись по-английски в неизвестном направлении. — Я Шрек! — Сказало злобное существо зелёной окраски, попавшееся им на пути. — А я Фиона! — осклабившись стозубной острооточенностью, заявила зелёная толстуха с жабьими глазами. — И хуле? — поинтересовалась Эльфийская принцесса. — И фигли? — спросила Снегурочка. — Что вы имеете ввиду? — задал вопрос Константин. — Мы людоеды, — пояснил Шрек, — Снегурочку на ужин, Костика на завтрак, Настю на обед… Быстро опутав овощными верёвками друзей, перенесли в деревянное строение, пахнувшее плесенью, тиной и жабьим помётом. — А в мультике Шрек, добродушное создание, с жалостью в голосе отметил Костик, — а Фиона так, вообще сама скромность и добродетель. — Так и есть! — Заявила зеленая дева, — а причём тут гастрономические пристрастия? — А Новый Год?! Новый Год! Галактика жаждет НГ! А вы хотите сожрать приоритетную фигуру в данном вопросе. — А у нас Новый Год, каждый день, когда мясцо есть, прицыкивая острозубьем, счастливо рассмеялась Фиона. — Милая! А может, сварим их втроём? Уж больно вякают они много. — Деловая мысль, Шрекунчик! Так и поступим, — распаляя дрова размером … с самца человеческой особи, созналась, зеленогрудая женщина. Двухсотведёрный котёл, водружённый в отверстия очага не спешил кипеть. Троица решила помыться в естественной бане. Эльфийка быстро перерезав путы стальными когтями, тёрла спинку, своему избраннику. — Я сейчас заморожу эту стенку, ты по ней стукни хорошенько, пояснила Снегурочка Издав боевой клич китайских ниндзюцу, Константин врезал со всей дури по замороженной стенке котла. Чугун, охлаждённый до — 273 градуса по Цельсию, рассыпался в порошок. Вода вылившись, через полученное искусственное отверстие, залила огонь. Две фурии, зависнув в трёх метрах по вертикали от котла в психоделическом прыжке на пару тысяч микросекунд, набросились на своих обидчиков. Клочья зелёной шкуры полетели по закоулочкам. Дикие вопли и просьбы о пощаде огласили болотистые окрестности. — Ладно, живите. Но поклянитесь, что завяжете с людоедством, — сказал Константин, выплёскивясь из котла — Век воли не видать! — плачущим голосом клялся исполосонаный вдоль и поперёк зелёный человечек. — И на лодке не кататься, — соглашалась засиняченная и знатно отдубасенная Фиона. Распрощавшись с негостеприимными хозяевами, мои герои отправились дальше навстречу приключениям на свою попу. — Кушайте, кушайте! Гости дорогие! — Потчевала троицу проголодавшихся пирожками, извлекаемыми из торбы непомерных размеров девица во всём красном. — Шапочка, как же ты такую неподъёмную торбу таскаешь? — удивлённо взирая на кубометровую корзинку, восхитилась Снегурочка. — Есть у меня дружбан и соратник по бизнесу. Серым кличут. Да вы не бойтесь его! Он смирный. Друзья с опаской поглядывали на прямостоящее серошерстное создание, вышедшее из леса. Обыкновенные волки ему в подмётки не годились! Ростом с индийского слона, Волчара был сильно устрашающ. Прихлебывая горячий кофе, разогретый на костре, Константин умудрился пролить его себе на штаны при виде монстра, клацающего зубами в приветственной улыбке. Дико вскрикнув: «Ай! Уй! Мои шары!», — отрок станцевал зажигательную румбу под хлопки восторженных зрителей. Успокоившись, он пожал протянутую лапу, для знакомства размером с седло яка. — С кем не бывает! — мягко улыбнулся Волк, Мы с Красной шапочкой давно в доле. У Мамусика своя пекарня, я отвожу, а Бабусик продаёт. Шапочка связующее звено в торговле. — А дровосеки? — Поинтересовалась Настя. — Дрова Мамочке поставляют, — пояснила девушка в красном. — А охотники? — удивился Костик. — Поставляют мясо для кондитерских изделий, — пояснил Серый. Шапочка, сетуя на судьбу, пожаловалась, что по законам жанра, ей приходится на протяжении многих лет ходить в красном. Подружки быстро убедили девушку, что цвет должен быть у шапочки, а не у платья. Джинсу тоже носить разрешается. А уж бельё можно носить, вообще любого цвета. Поколошматив свои рюкзачки, они одарили растрогавшуюся девицу, разноцветием своих нарядов. Прощанье и расставание было долгим. Пока девушки растрогано обнимались, мужчины чуток законьячивались. Выпив последнюю на посошок, Костик был уже никакущий и подругам пришлось тащить горланящего отрока под белы рученьки. Его репертуар изобиловал не вяжущимися к месту композициями. Например, о каком: «Эх, мороз, мороз!», стоило петь, если стояла 35-ти градусная жара? Или «Льёт ли тёплый дождь»? А «Соль на рану», ему вообще никто не сыпал! Вдали показалась одинокая фигурка. Поравнявшись с друзьями у неё было спрошено: «Кто таков и каковских будете?» — Зовите меня, Кай! — сказал несчастный, заливаясь горючими слезами. — Ты наверно ищешь свою, Герду? — поинтересовался сопровождающий Снегурочку. — На кой она мне сдалась? Эта меркантильная стерва, давно выгнала меня из отчего дома, заграбастав наследство: всю движимость и не движимость. Хитростью и обманом завладев всеми банковскими счетами. — А кого же ты ищешь? — удивлённо пожимая бровями, поинтересовалась Эльфийка. — Вопрос поставлен неверно! Ни кого, а что! — прояснил ситуацию Кай. — И что же ты ищешь? — спросила Наташа. — Голубую мечту моего розового детства, — утирая непрошеные слёзы разрулил ситуацию парень. — Надеюсь, это не связано с гомосексуальными наклонностями? — поинтересовались подруги. — Конечно, нет! Я хочу пройти путь Донкихота Ламанчского. Но на моём пути ещё не встретился Санчо Панса. — О, моя, Дульсинея! Жди меня! — воздев очи и руки небу, вскричал несчастный, — твой герой уже в пути! И уже нормальным голосом: «Не будут ли путешественники, столь любезны, ссудить мне небольшую толику денег, на мои дальнейшие изыскания?» Получив небольшую мзду, Кай с поклонами распрощался и удалился прочь. — Мне кажется, он немного не в себе, — задумчиво отметила Снегурочка. — Думаю, у него башню напрочь снесло! — Констатировал Константин. — Оспади! — расхохоталась Настя, — да развёл он нас на деньги, как парчуков! — А чёж молчала?! Когда я ему тугрики отсмаливал? — А тебе жалко? — Вроде нет… — Зато смешно! Друзья дико хохотали, продолжая свой путь домой. Над кем смеялись? Над собой, конечно. Путь им преградили скалистые горы. Чуть правее и впереди виднелась деревенька. По улицам бродили убитые горем жители. На прямо поставленный вопрос, все увиливали от ответа. — Здесь скрывается какая-то тайна, — недовольно покачивая головой, отметила Настя. — Мы должны её раскрыть, согласно кивая рыжегривостью, добавила Наташа. — На кой она нам? Изумился Константин, — может по прямой дороге — домой. — У нас в запасе ещё целых 10 дней! Ужель не успеем?! — глубокомысленно изрекла Эльфийская Принцесса, да и гостиница вон. Хоть отоспимся по-челвечачьи. — Твоя, правда! Подруженция! Мне тоже надоели комары да мошки, мураши да блошки. Иль милый не хочет показать нам своё эротическое искусство? — игриво ухмыляясь, ткнула в бок кулаком своего спасителя Наташа. — Да нет! Я всегда готов как пионер, — приближаясь к постоялому двору, отметил Константин. Выбрав светёлку почище, друзья предались чревоугодию, перемежаемому эротическими скачками… Спустившись в салун, ранним утром, моим друзьям предстала неприглядная картина. Опухшие от беспробудного пьянства жители городка, восседавшие на колченогих стульях, увивающиеся вокруг них утренние бабочки любовной страсти, ползающии по всей кухонной утвари тараканы, размером с мышь, а мыши, беззастенчиво делящиеся трапезой с красномордыми посетителями. Испитые лица коих вязались с грустными лицами прохожих. — Три кофе по-неаполитански, пампушки с кленовым сиропом и пармезан с оливками, — сделал заказ Константин. Налив три стакана на два пальца лиловой сивухи, бармен бросил три блинчика на тарелки, снабдив их хрустящими солёными огурчиками. Крякнув и выдохнув пламенеющий аромат, Настя, похрустев зелёной овощью, поинтересовалась, что за напасть спустилось над городишком, что все жители ходят понурые. — Дракон, — кратко ответил корчмарь. — А поподробнее? — закусывая блинчиком, — поинтересовался Константин и добавил, — повтори. Буфетчик налил ещё на два пальца жидкости годной для заправки автомобилей, грустно произнёс: — Каждую неделю это огнедышащее существо прилетает к нам в город и требует девственных отроков и отроковиц в количестве двух особей. Мы пробовали оказывать ему отпор, но после сожжения городской ратуши и публичной библиотеки, пришлось смириться. Теперь рождаемость не справляется со смертностью. Грядёт тот день, когда в городе останутся одни старики. И мы бесславно отдадим концы. — И как скоро его следующее посещение, — спросила Снегурочка. — Сегодня. Не далее как к полудню, — утирая невольно набежавшую слезу, пояснил гарсон. — А кто претенденты? — вопросила Эльфийская принцесса. — Алёнушка и братец Иванушка. Лучше бы ему козлёночком оставаться, — разрыдался уже в голос кабатчик…. Выйдя из салуна, троица героев заспорила. Настя была против. Костя со Снегурочкой были готовы к ратным подвигам. — Ну, подумайте сами! Что мы сможем противопоставить плазме, разогретой до 3000 градусов Цельсия? — Мороз абсолютного нуля! — Гневно сверкая изумрудьем своих глаз, убеждала подругу рыжеволосая креолка. — Девочки! Давайте не будем спорить! Пусть судьба распорядится за нас, доставая, давно запримеченным им пятиалтынный с орлом на обеих сторонах. Если орёл выступаем, если решка… — Ты что, ушастую во мне увидел? — Демонстрируя стальные когти, поинтересовалась эльфийка, сейчас покоцаю! Твоя мулька с орлами не катит! — Ну не пролезло и не надо, — расхохотался отрок, нежно целуя принцессу. — Ладно! Если вам хочется, уподобится вон тем несчастным, показывая на парочку несчастных, медленно бредущих на заклание, то я с вами. — Настя, с гордо поднятой головой, зарядила миномёт до отказа. При ближайшем осмотре отрока и отроковицы, выяснилось, что они и есть пресловутые Иван и Елена. — Короче, не высовывайтесь, держите дистанцию и только в случае нашего поражения смело выходите навстречу своей смерти, — распределила права и обязанности ледяная девушка. Брат с сестрой дружно кивали русоголовостью, живо напоминая китайские болванчики. Загрозовело небо. Затучилось солнце. Свинцовая тишина опустилась на город. Замолкли пичуги. Заткнулись собаки. Перестали шуршать мыши. Остановился дождь. Одинокие прохожие попрятались по домам и теплотрассам. Вдали на самом краю сизого неба появилась всё увеличивающаяся точка. Обнявшиеся брат с сестрой тряслись как осиновые листья от страха пред неизбежностью. Настал час откровения! Одноглавый дракон приземлился в центре городка. Куда ни глянь, были только крылья и хвост. Голова, размером с вулкан Килауэа, была готова извергнуть потоки плазмы и лавы. — Кто таков и каковских будешь? — произнёс стандартное приветствие Константин, доставая меч из-за плеч. — Хи, ха-ха, — рассмеялось огнедышащее создание, я вам, щас, покажу! В подтверждение краткой тирады, земноводное разверзло пасть и попыталось опалить троицу микробов. Наташа, выпростав пред собой левую руку, издала свистящий звук на грани слухового восприятия: — Ч-ш-щ-щ-ю-ууу Зародившаяся во чреве дракона плазма превратилась в кусок льда размером с пизанскую башню. Чудище крылатое поперхнулось и так и осталось с раззявиной пастью. Глыба не давала её зазявить. В мгновение чиха простуженного младенца, путешественники по сказкам оказались на спине мерзкого существа. Их требования были просты и понятны. Пара мин выпущенных в кумпол существа, подтвердили, что шутить они не намерены. Орлан Кентерберийский, взмахивая стометровыми крылами, полетел домой, неся на своём горбу, тех-кто-скоро-преподаст-ему-урок. Драконье царство изобиловало мраморными постройками. Кои представляли из себя, жилые помещения, столовые, тренажёрные залы и танцполы. — Я чё-та не врубаюсь, ты не ешь их что ли? — Разглядывая счастливую молодёжь, снующую тут и там, поинтересовался Костик. — А зачем? — ответил дракон, освобожденный от ледяной глыбы, — я ж травоядное. — И на фига всё это, тогда? — изумилась Снегурочка. — Ну, что-то типа Эдема. Они ж там сопьются. А здесь спорт, здоровый образ жизни. Без табака, алкоголя и травы. И детишки у них лишены всякого рода превратностей цивилизации. — И кто тебя к этому сподвиг, надоумил? — спросила Эльфийская принцесса. Я сам… — потупив глазки с трёхэтажный дом, за скромничал дракон. — Тут где то подвох! — с сомнением в голосе заявил Костик, — ты ж нас сжечь хотел!? — Как же! А то я не знаю способностей Снегурочки! Это была ловушка для вас. — А чё бы тебе не рассказать жителям городка о своих намерениях, — поинтересовалась Наташа. — Говорил раньше… не верят. Погостив у гостеприимного дракона. Порадовавшись за Алёнушку и братца Иванушку, привезённых опосля, в тот же день, друзья, перенесенные через скалистые горы, благородным созданием, продолжили свой путь к ждущему свою ненаглядную, Деду Морозу, возлежащему под капельницами и поедающему, так осточертевшие каждодневные кашки. Путь их был долог и изобиловал опасностями. Впереди пред путешественниками на многие мили простиралась долина с райскими кущами. На всём её протяжении в кажущемся беспорядке произрастали разнообразные фрукты, овощи и ягоды. — Вот сейчас пообедаем, — радостно потирая руки, заявил отрок. — У нас с Наташей диета, поэтому мы полакомимся ягодами и фруктами, — спускаясь вслед за любовником, определилась Настя. — Чё это ты за меня решаешь? — Изумилась подруга, — я может картошки, хочу, с помидорами и огурцами! — Девочки не ссорьтесь, тут всего навалом. Сейчас костерок сварганим, и будет вам и картошечка и огуречики с помидорками. Подойдя к картофельной полю, Константин ухватился за понравившуюся ему ботву и попытался потянуть. Внезапно услышанные им крики боли и ярости, сподвигли его, временно отказаться от богоугодного занятия. — Ах ты змея! — Раздавался непонятно откуда голос, у стоявшей подле вишнёвого дерева Насти, — Она меня съесть хотела! Нет, вы видели что-нибудь подобное?! Она хотела мною полакомиться! Я себе лежу спокойнёхонько так, почиваю, а тут подходит какая-то идиотка и заявляет, что я вкусненькая и она меня покушает прямо, сейчас. — Это не слыхано… ! — Это возмутительно… ! — Мы будем жаловаться… ! Вразнобой кричали вишни. Константин, подошедший к Эльфийской Принцессе, осторожно закрыл раззявинный, чуть не до долу, рот. Девушка в полной прострации взирала на катавшуюся по её открытой ладони вишенку, которая дико орала и возмущалась, костеря девушку, на чём свет стоит. Раздавшийся позади странный шорох, явил взору потрясённых путешественников ужасающее зрелище. Картофель самовыкопавшись, резво шевелил клубнями в количестве не одной сотни кустов, угрожающе приближался к возвращенцам. — Кажется, мы, попали в царство говорящих овощей, — подытожила происходящее, подошедшая Снегурочка. — Что-то не припоминаю такого, — почёсывая затылок, молвил отрок. — Бестолковщина! Ты что «Приключения Чипполино» не читал!? — До глубины души возмутилась графиня Вишенка. — Кажется, припоминаю, широко улыбнулся Костик. — Он ещё и лыбится! Нахал! — Вскричала оскорбленная в своих самых лучших чувствах Графиня. Резво перепрыгнув на веточку, с принадлежавшим ей местом, она, призывая соратников в поддержку, заорала, как резаная курица, обращаясь к соседнему лимонному дереву: — Господин принц Лимон, господин принц Лимон! Сделайте же что-нибудь. Эти мерзкие существа, пришли на нас войной! Эти растенеееды, эти убийцы нашего свободолюбивого народа… — Не беспокойтесь милая графиня, — раздался голос с верхних веток лимонного дерева, кто на нас с зубами придёт, от зубов и погибнет! Картофель вязать бездельников! Чипполины к газовой атаке — товсь! Кокосовая артиллерия! Огонь! Ореховая: Пли! Тыквы, арбузы, прокатитесь по наглецам, пусть почувствуют свободолюбивость и миротворчество нашего народа. Ни отдадим не пяди на поругание нашей исконной земли! Наслушавшихся велеречивых призывов, войско Джаниродарии, набросилось на пришельцев, попытавшихся попрать самое дорогое: Свободу и отлюдскую Независимость! Опутанные поножно и поручно картофельной ботвой, мои герои получали отменные удары по всем частям тела летящими со свистом кокосами, грецкими орехами и другими твёрдоскорлупными представителями растительного мира. По упавшим путешественникам, грузно прокатывались танковые войска, состоявшие из крупнейших экземпляров, арбузов и тыкв. Подкравшиеся незаметно, чипполины, прыскали своим ядом в глаза, уши и носы обидчиков. — Чего ты ждёшь?! — поинтересовалась Эльфийка у подруги, кромсая стальными когтями опутывающую её ботву. Кажется, она проигрывала … неравный бой. — Прекратите! — заорала Снегурочка, — или я вам устрою! — Ха-ха-ха, — рассвистелись грецкие орехи и со всей дури врезались в Наташин нос. — Ну, покажи, — слащаво улыбнулся барон Апельсин и прыснул яд из своей кожи в правую ноздрю Ледяной девушки. — Громко чихнув, Наташа на пределе слышимости издала морозный звук, эквивалентный пятистам килограммов тротила: — В-жи-и-и-И-И-И-ААААААх!!! В округе 500-т метров всё мгновенно покрылось инеем. Наступила гробовая тишина. Оставшиеся в меньшинстве воинственные овощи, освободив пленников, поспешно ретировались, лавирую между заледеневшими соратниками. — Ну, что?!! — Гневно сверкая, изумрудьем своих глаз спросила Наташа, размороженного принца Лимона, — может всю вашу долину превратить в морозильник? Вы только попросите! Я с радостью!!! — Пощады, пощады! Смилуйтесь Снегурочка! Не признал! Виноват! — катался в подобострастие справа налево принц. — Ладно, — взмахивая рукой, Снегурочка, разморозила участок долины… Отношение к моим героям мгновенно изменилось. Овощи, фрукты корнеплоды, были рады принести в жертву свою жизнь, во имя вселенской идеи. — Пожалуйста, съешь меня! — Заламывая руки, восклицала Графиня Вишенка. — Пожарь меня! — восклицал, некогда враждебный картофель. — Ах! Мой сок прекрасно утоляет жажду, кокетливо верча задом предлагал себя барон. — Что мы звери какие. Начал свою пространную речь Костик, — мы дорогие овощи, фрукты, ягоды и корнеплоды, мясоеды! Но иногда, умирая с голоду, готовы стать презренными вегетарианцами. Но это только в крайних случаях. А так, мы, только мясо, мясо и мясо! И если б мы знали заранее, что попали в страну разумных овощей, разве б мы посмели людоедствовать! Да! Я не побоюсь, именно этого слова, — патетически провозглашая свою пламенную речь, олух царя небесного, добавил, — Мир вам о люди! Растрогавшийся Принц Лимон напИсал целый стакан ароматного освежающего сока, в подставленный путешественниками котелок. Не преминули отметиться там же и вишни, сливы и виноград. Айва и бананы вкупе с кокосами, грушами, яблоками, малиной и прочими фруктово-ягодными жителями добавили изысканный и вкус. Отведав божественного нектара, мои герои отправились в дальнейшую дорогу. Что их там ждёт? Известно, только автору, то есть мне! А вы мои дорогие читатели и читательницы, будьте уверены! 2010 год наступит! 2012-й тоже! И никаких катастроф! Потому, что Костик, с полной серьёзностью взялся за это дело! — А есть всё-таки, хочется! — заявил Костя, когда долина разумных овощей потерялась из вида. — Нда! В следующий раз буду предельно осторожней, — усмехнулась Настя, — прежде чем покушать, спрошу разрешение. — Здесь проходил олень, — внезапно остановившись, доложил отрок. Его указующий перст, привлекал внимание к свежему помёту. — Как ты узнал, что это именно олень? — Потряслась Настя. — По запаху, — кратко констатировал Константин. — Фи, как грубо! — отчебучила Наташа. — Подруженция, может, возвестишь Миру, что Снегурочки не какают и не писают? — Расхохоталась Принцесса Эльфов. — У меня от этого сока живот пучит! — Разозлилась ледяная девица, — я сейчас, вам, так воздух подпорчу, что газовая атака раем покажется! — и без перехода, — мясо хочу! — О! У нас, кажется, есть мужчина?! Настоящий добытчик. Он ведь не оставит своих девушек умирать от голодной смерти? — Ласково поглаживая выпячивающимися сталенеющими когтями плечо избранного, сквозь зубы, гневно произнесла будущая королева. Прекрасно зная своенравный характер своей любовницы, парень тут же поменял обоймы в кольтах и скрылся в известном только ему направлении. Выйдя на поляну, ему представилась картина троих величавых зверей. Это были: осёл, козёл и косолапый мишка. — Приветствую тебя, о, чужестранец! — незамедлительно поздоровался Осёл. — Кто таков? И каковских будешь? — Поинтересовался Козёл. — Куда путь держишь, милейший? — не промолчал Мишка. Пояснив кто, куда и зачем, Константин сказал, что ищет оленя, судя по помёту, бродящего где-то поблизости. — А в вашем лесу все звери, что ли говорящие? — Ни в коем разрезе! — усмехнулся Козёл, только мы и белка, которая лузгает не простые, а золотые орешки. — Кстати, помёт не олений, а мой, — прояснив ситуацию иакнул усмехнувшийся Осёл, — а оленей здесь отродясь не водилось. Раскланявшись с приятелями, Константин побрёл дальше в надежде найти неразумную пищу. Собирая по дороге молчаливые грибы для супчика и немые ягоды на десерт, добытчик, чуть нос к носу не столкнулся с Иваном Дурачком. В том, что это именно он, сомневаться не приходилось. Прическа, созданная с помощью горшка и вероятно тупых ножниц, как и улыбка на лице здоровяка. Голуболазость и картошконосатость, дополняли тупорогость ансамбля круглолицести. Вывернутые толстые губы, как у Анджелины Джоли или Памелы Андерсон Ли, в какой то мере подчёркивали страстность натуры их обладателя. Бычья шея, широкоплечье, кувалдоподобные кулаки и выдающееся вперёд пузо, говорящее о сильной любови мужчины к слабоалкогольным напиткам, добовляли некий шарм их обладателю, но убавляло ум, слабо светящегося в огромных глазах. Обменявшись приветствиями, и поделившись знаниями, куда путь держат, Константин поинтересовался, поглядывая на полупустой колчан, лук и заплечный холщовый мешок охотника, улыбнулась ли тому удача. — Трёх уток и двух зайцев стрелил, — глуповато улыбаясь, сказал Иванушка. — Как думаешь, хватит нам на четверых отобедать вкупе с моими грибами? А мы тебе поможем в твоих нелёгких изысканиях. Боюсь, если вернусь к моим полюбовницам без мяса, они меня сначала захаракирят, а потом заморозят. — Ещё останется! — улыбнулся Иван, — где ты таких кровожадных надыбал? — Судьба играет с человеком, а человек играет на трубе, — глубокомысленно заявил Константин. — Да! Хорошо быть умным, следуя за новым другом, огорчился здоровяк, а вот мне Бог ума не дал… — Стоит ли беспокоиться!? — утешая увальня, пояснил Костя, — зато он дал тебе силу и кое-что ещё, чему не учат в школе… — Да! С этим у меня всё в порядке, даже с лихвой, догадался не дурак. Выйдя на полянку, где его соратницы разожгли костёр и баловались чайком, Костя попытался познакомить подруг с пришельцем. Но не тут было. Тут же подскочив к дурогону, рыжеволосая бестия, стала крутить перед ним своей крутопопостью и стрелять глазками, помахивая своей огненогривостью, поглаживая то его руку, то щёку, слащаво, распевая, притоптывая ножкой: — Что ж дружок, мой, ты не весел? Что буйну головушку повесил? Аль не даёт никто? Иль молодуха бросила тебя, раскрасавца такого? Введя парня в ступор и краску, Наташа, наконец, успокоилась и, погрозив пальцем Иванушке, прошептала: — Ах ты, скромник, мой! Ночью я тебе покажу! Иван был просто в шоке от таких откровенных поползновений Снегурочки. Вывалив на траву охотничьи трофеи, надолго замолчал. Накушавшись вдоволь, в благодушном настроении, благодарная троица, сладко позёвывая и местами рыгая, изготовились слушать историю Ивана Дурака второго. Оказалось, что у отца было три сына, третий естественно, дубина. Прикупив, где-то три стрелы с электронным наведением, управляемые психо-экстра-сенсорными ощущениями сексуального второго порядка, умником папашой, был проведён эксперимент брачевания сыновей. Старшему досталась боярыня, среднему — купчиха, младшему, натянувшему тетиву со всей мощи, пока что, никто, а только поиски. — Я уже вторую неделю брожу, но стрелы так и не нашёл, закончил свою историю юноша. — А попадалось ли на твоём пути болото? — поинтересовалась Настя. — Попадалось в десяти верстах отсюда, — согласно кивая головой, сказал Иван. — Ну, тогда всё ясно! — рассмеялась Снегурочка, — завтра, мы тебе представим пред очи твои ясные суженную твою. А пока, ночь опускается над … лесом, пойдём, разведём костерок, чуть поодаль, я преподам тебе знания, важные и нужные в твоей дальнейшей супружеской жизни. Отдалившись на значительное расстояние, Снегурочка попыталась дать Ивану частные уроки. К её вящему изумлению, казавшийся туповатым, отрок сам мог ей преподать, и кто был учитель, а кто ученик, довольно спорный вопрос. Настя с Костей тоже время зря не теряли и, чтобы заглушить доносившиеся ахи и вздохи от другого костра, так звонко целовались, что вдали завыли шакалы, заухал филин, а проходившие неподалеку, Осёл, Козёл и Косолапый Мишка, довольно отчётливо съязвили: «Ну, вы, блин даёте!». Заутренев неароматной сыростью, свежесть погасших костров, разбудила парочки. Ширкнув, по обыкновению, стальностью своих когтей на ловко подставленную Костей бересту, Настя позволила разгореться новому костру, Плотно позавтракав оставшимся ужином, четвёрка отправилась в сторону болота, в поиски Иванушкиной судьбы. — Десять вёрст, для бешеной собаки не крюк, — глубокомысленно, изрёк Константин. — Философ, блин! — расхохоталась Настя, — смотри не утони, как в начале пути. Здесь берёз не наблюдается, показывая на тихую гладь предательской поверхности болота, добавила Эльфийка. — Куа-а, ку-а-а, — раздался призывный клич, вероятно, невесты Ивана. — Нам, туда, — показывая чуть левее, откуда исходил звук, пояснил Костик. Держась друг за друга, четвёрка людей продвигалась к густым зарослям орешника, непонятно откуда взявшегося на болоте. Раздвинутые кусты явили друзьям удивительное зрелище. — А в сказке, она была маленькая, — удивился сопровождающий Снегурочку. Тёмно зелёное, местами пупырчатое создания, форматом с годовалого телёнка, восседавшее на золочёном троне, в золотой короне, живо напоминало Царевну Лягушку из сказки, за исключением одной детали — огромного размера. В трёхпалых руках существа, возлежала стрела, на которой чётко угадывалась надпись: «Иван Дурак», что рассеивало всякие сомнения. — Квакнув для порядка пару раз, Лягушка произнесла человеческим языком: — И как же она превращалась в здоровенную девицу? — Скидывала кожу и всё, — пояснил Костик. — А под ней Дюймовочка? — Хм… Логично! Но нести то легче! Сколько в тебе кило? — 67, — проквакала Царевна. Только нести меня не надо. Я способна ходить. Сказав эти слова, она обратилась к отроку с открытым ртом: — Хлебало-то закрой! И отвечай на вопрос: «Берешь меня в жёны или нет?» — А куды деваться? — молвил отрок, закрыв хлебало, — супротив тятеньки не попрёшь. — Меня твой тятенька не интересует, ты за себя скажи! — Беру! — молвил Иван Дурак. — Ну тады, ладушки! — Нажимая, какую-то кнопку у себя на шее молвила царевна. Зелёное одеяние спало и пред глазами путешественников и их друга предстало создание неземной красоты. Описать сию красоту больше не берусь, в связи с поломкой трёх клавиатур и двух мышей. Короче — отпадная бикса! Зелёную шкуру Царевна брать не стала, отломала только корону, кратко объяснив: «А на кой она мне? Шкура-то?» Сопроводив влюблённых до хаты, троица попарилась в русской баньке. Отведала кушаний разных. Пива хмельного, медов всяческих. И отправились, уже поспешая, домой. А чё там осталОся-то? Меньше недели! Торопиться надо! — А сколько дней осталось, — поинтересовался отрок у отроковиц, разглядывая безбрежный океан пустыни, простиравшийся, куда ни забрось свой взгляд. — 3 дня, — мило и нежно улыбалась Настя, методично и мелодично, пошаркивая стальностью своих когтей. — Да… Костик, у меня нет к тебе зависти, — сердито поджав губы, сказала Снегурочка. У тебя есть выбор: или харакири, или глубокая заморозка с последующим разбиением на тысячи частей. — Какие же вы всё-таки кровожадные создания, — усмехнулся путешественник по сказкам, — а может, прогуляемся пяток километров? А там видно будет. — Ну, прогуливай нас, Константин Сусанин, — дерзко и игриво подбоченилась Эльфийка, пряча свои ногти в отведённые им места. На четвёртом километре монотонность песчаного пейзажа, внезапно изменилась. Не понятно, откуда выросли дубы-великаны, разнообразье лиственных дерев тут и там, поражало глаз путешественников. Позади виднелась стена непролазного леса. — Это ловушка! — вскричал Сусанин. — А мы и не догадывались!!? — хищно посвёркивая изумрудноглазостью, подтвердила, будущая королева. — Там кажется, вьётся тропинка? — Перстоуказала вперёд, Наташа. — Луис аделанте! — Сказал мой герой и попёрся навстречу опасностей и неизвестностей. Подруги потрусили гуськом за не очень широкой спиной богатыря. Через пару десятков шагов тропинке пришёл кабздец и взору путешественников приоткрылся чудесный сад. Разнообразие фруктовых дерев поражало взгляд и будило неприятные воспоминания. Дежавю спустилась на благородные чела путешественников. — Что-то мне подсказывает, что мы вновь попали в сады Джаниродарии, — молвил отрок, — уж больно они ненастоящие. Светило неяркое солнце, ласковый ветерок нежно теребил листву, пичуги пели свои незамысловатые песни. Протянутая рука Наташи к яблочному дереву обрела прекрасный полупрозрачный плод, аромат которого заставлял желудок сокращаться в предвкушении сладострастия. Вкусив кусочек заморского фрукта, Снегурочка забилась в пароксизме довольства и намертво приклеилась к яблочному дереву, в бесчинстве пожирая амброзийные плоды. — Смотри не лопни! — предупредил отрок, поглощая тут и там сочное разнообразие райского сада. — М-м-м-м-м, как вкусно, — погрузив по уши свою белокурость, в предварительно расколотый об коленку арбуз, причитала Настя. Немного полежав в тени кустистых деревьев и поглаживая барабанные животы, троица продвинулась дальше. За фруктовоягодной рощей обнаружилась огромная поляна прекрасных цветов. Их размеры форма, раскраска поражала и умиротворяла путешественников. Вероятно, где-то там рос тот самый Цветик Семицветик. А может, даже, и пресловутый Аленький Цветочек. Увидев алую розу, больше похожую на тюльпан, размером превосходящую лошадиную голову, Костя задумал преподнести одной из любовниц незабываемый подарок. — Стой придурок! Не вздумай рвать! — кричала одна из одариваемых. Вероятно, это была Снегурочка? Может Эльфийка? Теперь это уже было не важно. Погасло Солнце! И в песках стало темно! Умолкли птицы. Неласковый, теперь уже свирепый, ветер пригнул фруктовую рощу до земли. Трёхметровое чудище явило себя миру сказок. Оно не смахивало на Чужого, не было похоже на Хищника. Джиперс Криперс тоже не имел с ним родства. Ничего человеческого от Фреди Крюгера не наблюдалось. Но животный страх от увиденного парализовал конечности парня и его спутниц. — Мам-ма, — причитала Снегурочка. — Я, кажется, описалась, — канючила Настя. — А я и то и другое, — расстроился Костя. Поглядывая на пожухлый и мгновенно повядший цветок. — Как ты посмел! — Пророкотало чудище, — сорвать цветочек Аленький. Многие сотни лет, я приходил сюда, чтобы услаждать свою душу любованием этого прекрасного создания флоры. Теперь ты умрёшь в страшных муках. Я разорву тебя, но буду делать это медленно, с чувством, с толком, с расстановкой. — А других вариантов нет? — Натягивая мокрые трусы и штаны, отстиранные в пробегавшем неподалеку ручье, поинтересовался Костик. — Есть! — сгромогласничало чудище, — пусть одна из твоих спутниц полюбит меня, тогда я превращусь в прекрасного принца и, мы будем жить долго и счастливо, и умрём в один день. Поглядывая на своих спутниц, Константин нервно пощёлкивал пальцами. Залюбовавшись упругопопостью и острогрудостью своей первой, совершенно голой пассии, бережно отстирывающей свой комбидрес в бурных водах протекающего ручья, он невольно перевёл взгляд на Снегурочку. Наташа эротично и пластично в позе раковой шейки, являла миру тоже очень сексуальные откровения. И не будь здесь Чудища омерзительного,… он бы постарался удовлетворить низменность страстей своих спутниц. Следует отметить, что во главе угла стоял Гамлетовский вопрос ту би или не ту би. — Ну что ж Настёна, настал твой час, — горестно пожимая плечами, молвил отрок. — Почему это я, — возмутилась Эльфийка, — пусть Натаха, умирает с ним в один день. — Извини! Подруга. Я дама замужняя. С какого это коня? — А как ты относишься к гей семьям? — Поглядывая то на чудище ужасное, то на Костика, потерявшего дар речи от такого кощунства, спросила Настя. — Никак! — Молвил трёхметровый. — У меня нормальная ориентация. — Не быть мне теперь королевой эльфов, — утирая невольно набежавшие непрошеные слёзы, молвила принцесса, и шаг за шагом приближалась навстречу своей судьбе. Поравнявшись с теперь уже не ужасным, но препротивным созданием, Настя сказала: — Ну что ж, приступим. — Дай я тебя поцелую, суженная моя! — Возвестило чудище и, наклонившись к сладкогубию Эльфийки, попыталось запечатлеть на нём соответствующую печать. Зловонное дыхание, коснувшись губ избранницы, мгновенно сменилось на риглис сперминт. Выбрав лучшее, ужастик превратился в молодца — удальца. Красивостью и статностью, могущего поспорить со многими киногероями Голливуда. Однако недолго длилось Настино счастье. Он стал стареть не по дням, а по секундам. Запевшие было птицы, мгновенно смокли. Начавший вновь расцветать цветочек Аленький, завял и пожух. Рассыпавшись в пыль веков. Через 15 секунд всё было кончено. Прах мгновенно постаревшего молодца был тут же развеян поднявшимся сильным ветром. Цветы повяли, деревья исчезли, высох ручеек. И только безудержный плач, оставшейся одной одинешенькой Принцессы, орошал и оглашал окрестности. Следует признать, что плакала она не от горя, а от радости, что всё так быстро закончилось. Закончилась и пустыня, неподалеку виднелась заснеженность и обледенелость Края Вечной Зимы. — Девочки мои! — патетически заявил Костик, — нам предстоят тяжкие испытания. Холод и голод. Ветер и вьюга встанут на нашем пути. Но прежде чем вступить в царство Мрака и Холода, я предлагаю заняться любовью, здесь и сейчас! Там-то нам вряд ли удастся. Не каждый захочет попу морозить на пронизывающем ветру. — Согласна, — созналась Настя. — Поддерживаю, — сделала заявление Наташа. Они любили друг друга, пылко и страстно, развратно и целомудренно. И только безмолвный песок, посмеиваясь про себя, думал: «Кама с утра отдыхает». Наконец, распавшееся троелюбие, двинулось в заснежено-ледяную даль. Что ждёт там моих героев? Думаете Снежная Королева? Кто знает, кто знает… Я-то точно знаю, что их ждёт, но это в следующей главе… — А у вас никогда не возникало желания построить прекрасную законченную фигуру из ледяных пазлов? — с сомнение, разглядывая троицу, возвестила голуболёдая женщина. — У тебя крыша от мороза съехала, — зло определился отрок. Во-первых, говори по-русски: «мозаики», а не «пазлов». Во-вторых, нас интересует, другое. — Что же? — приподняв изумительно выщипанные брови, поинтересовалась Снежная Королева. — Пожрать, — прояснил ситуацию Костя. — И поспать, — Добавила Настя. — Вуаля! — издала волшебное приказание Королева. Перед друзьями возник обледеневший до крайности стол, уставленный замороженными яствами. С Баскин Робинс, небрежно соседствовали мороженки, фабрики «Красный Октябрь», эскимо, усмехалось своей шоколадностью. Салаты из крабовых палочек с кукурузой, быстрозамороженные до — 40, соседствовали с «Оливье». Хорошо прожаренная конина, баранина и свинина с говядиной, были готовы к употреблению, но находились за гранью 0 градусов Цельсия. Разнообразные напитки обледенели так, что пить их не представлялось возможным — грызть да! Снегурочка, набивая рот по очереди, кониной, морожеными апельсинами, ломтиками ананасов в собственном льду, захрустывала их соком из персиков и папайи, была просто в восторге, чего не скажешь о Эльфийке и Константине. Десятки километров, оставленные позади, взявшую на себе роль проводницы до ледяного царства, ни как не сказывались на её обледенелой сучности. Гордо вышагивая впереди, трясущихся от холода друзей, Наташа Сусанина, привела замёрзших окончательно путников в Царство холода. — Я тебя, сучка сейчас попишу, — разозлилась будущая королева, ты чё охламонка, думаешь, мы будем этот лёд грызть? — Выставляя в сторону Наташи полуметровые стальные когти, претенциозно, выразила свои мысли Настя. — Не злитесь, синьорина Помидорина, от злости витамины пропадают! Щас поправлю! — Расхохоталась Снегурка. Мановением своей белорукости, она довела кофе до кипения, салаты до 20 градусов Цельсия, а мясные блюда до ароматного парения. Соки стали прохладными, стол растаял, обнажив деревянную основу и друзья, отдавая дань Бахусу, классно закусили. Откровенно позёвывая, они были препровождены гостеприимной хозяйкой в ледяные покои, переделанные, тот час же Наташей в пухоперинные и сладкоподушечные. Зажатый с двух сторон, горячими телами двух отроковиц, Костя мгновенно провалился в царство Морфея. Утро, кроме знойной любви, преподнесло плюшки с ароматным Нескафе Классик. Распрощавшись с гостеприимной Королевой, троица окунулась в морозную стынь обледенелой дороги, ведущей в неизвестность. — О чём ты думаешь? — поинтересовалась Настя, с остервенением клацая зубами от холода. — О тулупе, который оставил в избушке, начав путешествие. — Вот засранец! — возмутилась Эльфийка, — я думала о безудержном сексе со мной! — И об этом тоже, но в тепле. — Еле усмехаясь посиневшими от холода губами. Обнадёжил свою любовницу парень. — Ну что, отмороженные, ещё не околели, — усмехнулась обёрнувшаяся Наташа, нарядом коей являлись цвета июньского неба трусики и лифчик. Остальная одежда была водружена на подругу, коя, один хрен мёрзла. И трусилась, как ржавая подкова на пронизывающем ветру. — Ещё пару часов и околеем, — стуча зубами, как швейная машинка Зингер в порыве пошива подвенечного платья, за подругу прометелил Костя. — Возрадуйтесь други! И воскричите: «Земля!», показывая на чернеющую вдали полоску суши, обнадёжила мерзляк, Снегурочка. Возрадовавшиеся, собрав остатки сил, бросились наутек к теплу и полуденному зною. Через непродолжительный промежуток времени, нога человеческая ступила на раскалённую землю. Полностью обнажившись, они каталися и валялиляся ничего не поевши. Утоливши голод грибоягодным безобразием, а жажду соком любви, путешественники по сказкам, проторили дорожку дальнюю с помощью Эльфийских когтей в непроходимых джунглях. — Куда путь держим? — поинтересовался мудрый Каа, попавшийся на встречу троицы людей. — А может, покушаем их? — Предположила Багира и вторивший ей Балу. — Я думаю — это верное решение, — ковыряясь в зубах, добавил Акела, на сей раз я не промахнусь. — Надо бы испросить у Маугли, как он к этому относится, — прошакалил Табаки. — Маугли не до этого — просипел тигр Шерхан, — Он сейчас с новой подружкой, я за то, что бы встретить НГ мясным ужином, кто против? Воздержавшиеся? — Путь мы держим в головной город, — пояснил Костик, — демонстрируя миномёт, парочку, до отказа заряженных кольтов и ширкая катаной, — Мы пришли с миром, дорогу, оборванцы! — Ну, чё уж сразу так, — голосом Касаткиной поинтересовалась Багира, «оборванцы», на нас одежды то и нет! А вот вас я щас покусаю и тогда известно будет, кто «оборванцы»! — Головы отъем! — просипел Шерхан. — Порву как Тузик грелку, сверкая красноглазостью, — добавил Акела. — Задушшшшу, — зашипел Каа. — А пошли вы! — замораживая воинство до — 237, усмехнулась Снегурочка. Продвигаясь вблизь конца путешествия, друзья осторожно обходили ледяные фигурки. Поставив пару фингалов, возмутившемуся было Маугли, за поруганную честь друзей в близ лежавшей деревеньке, друзья, наконец, достигли моря-окияна…. Обнаруженная там одинокая отроковица, заламывающая руки, отвечать на вопросы отказалась. — Можете меня пытать, но я не скажу, зачем я здесь! — сделала заявление она. — Если вы её подержите, я лишу её девственности, кто знает, может — это послужит для неё откровением, ни с того ни с сего сказал Костя. — Нет, нет! только не это! — вскричала девушка, я скажу! Я жду корабль с алыми парусами. Там мой принц и только ему я могу подарить самое дорогое, что у меня есть! — Ну, ты и тупушка, — расхохотался Костик, — это была шутка! — Я его когда-нибудь свежую, за его идиотские шутки, — успокаивающе поглаживала Ассоль, Настя, — может… что-то прошептав, на ушко девственницы, поинтересовалась Эльфийка. — Нет, что Вы Принцесса! У меня нормальная ориентация! На крайний случай, я готова разделить ложе с вашим мужчиной, но только не это! Грей, думаю, простит мне мелкий левак, но это! Впрочем, обсудим это попозже, когда ступим на палубу… Вдали показалась розовая точка, будящая ностальгические воспоминания: «2000 метров, 2000 метров, две тысячи метров!», — реализуясь в алопарусный корабль, она явила облизывающейся Снегурочке и Насте, независимо от Ассоль, статного капитана с бархатным голосом. Это был Вася Лановой. — Возьми меня, — с утробным придыханием, сказала Настя. — Я твоя… , — Слащаво, подмигивая, определилась Наташа. — Девочки, девочки! В очередь! — возмутилась Ассоль. — Моя принцесса! Давя косяка в сторону, Эльфийки и Снегурочки сказал Грей… — Милый, — разворачивая лицо своей мечты на 90 градусов в сторону своего кареглазья, строго расставила точки над ё, Стася, — Кажется нам пора в опочивальню? — Да, да — в сильной задумчивости провозгласил капитан, — а вы, друзья, добро пожаловать на борт! Куда путь держ… — Потом, потом! — увлекая в неизвестность, перебила вертихвос… тьфу Вертинская. Путь их был не долог и не изобиловал опасностями. Любовь скрашивала путешествие. Периодически меняясь дамами, друзей чуть чёрт не попутал заняться друг с другом любовью. Слава Нептуну, Костик был гетеросексуалом и отверг поползновения Грея. Чего не скажешь о последнем?! Автор предрасположен к моногамии, но его герои, к сожалению, категорически отрицают природную данность. Поэтому Ассоль и Настя, пока, никто не видит… , но это их личное дело и распространятся в подробностях я не буду. А путешествие продолжалось… — Земля!!! — вскричал вперёдсмотрящий. — Земля!!! — кричали Костик, Настя, Наташа, Грей и Ассоль. На берегу, друзья распрощались, пожелали Нового Года друг другу и расплылись по своим делам. — Теперь, только чудо поможет нам воссоединить Дед Мороза и Снегурочку, — заявил Константин, сверяясь по компасу. — А это нам не сможет помочь? — Выпуская стальные когти из соответствующих мест, поинтересовалась Эльфийка. — А может тебя заморозить козлёныша и пнуть со всей дури, что бы ты разлетелся на миллион осколков? — поинтересовалась Наташа. — Не думаю, что это поможет, — с тяжёлым всхлипом отметился козлёныш, — какие будут ещё откровения? — Какие-то траблы? — поинтересовался белобородый старец, вышедший из-за горизонта. — Пред нами встало расстояние в три тыщи семьсот километров, — объяснился Костя, — а ты кто таков и… — Хоттабыч, я! Гассан Абдуррахман ибн Хоттабыч. Какие будут пожелания? О, мои повелители. — Хотим оказаться в том месте, где Дедушка Мороз находится, — сказал Костя ибн Иванович. — Нет проблем, — старец выдернул волосинку из своей бороды и произнёс волшебное заклинание: « Ахалай, махалай, эйнштейн бирнштейн, бор, мор, эчбом, мир во всём мире». И друзья оказались в больничном сортире, именно того здания, где отлёживался симулянт. Сделав свои дела, троица прошерстила в палату. — Натусик, пампусик! Ты вернулась в родные пенаты! Вскричал Борюсик разодетый во всё красное с белыми оторочками. — Да дорогой! Нам предстоят великие дела! Дети ждут… — Подождут, — перебил супружницу, дедок. — А как же… — Никак! — А может… — Не может! Ну-ка, мать вашу, туды вас в качель, все вон! — вскричал старичок-бодрячок. Прикрыв за собой дверь, ошарашенные Настя и Костя, задали друг другу вопрос: — Чего это он? Но вскорости услышав ахи, вздохи, всхлипы и ойканья, допёрли в чём дело. — А мы что серые? — сдирая одежку всю без застёжек с будущей королевы, определился отрок. — Так люди же ходят! — отталкивая, трепещущего, аки самовар, влюблённого от себя, изумилась Настя. — Где эти люди? Один хрен на блюде, — сдирая со свистом трусики со своей возлюбленной, жизнеутверждался Константин. — Ну, тогда ладно! С Новым Годом? — ухватываясь за то, чему не учат в школе, поинтересовалась Настя. — С н-о-н-о-н-о-в-ы-м-щ-а-щ-а-щ-а-с-ь-т-ь-е-м-ем! — оросил громогласностью и пристрастностью больничные коридоры Константин. И понеслась душа в рай… Через часок дверь палаты открылась, и выпавший оттуда Бориска сделал заявление: — Ну, вы блин, даёте! — А сами то! Сами то! А то я не слышала, как Настя мяукала, а ты квакал! — расхохоталась Эльфийка. — Ну, так чё? Моя миссия окончена или нет? — поинтересовался у обнажённой и заджинсованной золотой рыбы, вошедшей с шумом и грохотом в больничные покои. — Конечно, окончена! А не будете ли, Вы, сударь так любезны, спровадить с нами старый год, и встретить новый? А в 5 минут первого, мы Вас домой отправим? — Отчего же! С превеликим удовольствием! Больничные покои в мгновение щелобана, преобразились в огромную залу со столами по кругу, ломящимися от яств. Посредине торжественно восседали Борюсик с Натахой, а по краям все герои, встречавшиеся и не успевшие встретиться на пути путешественников по сказкам. Я там не был. Не поставил по второму разу фингалов Маугли, не пнул под зад Табаки, не отломил нос у Буратино, не натянул шляпу по самую шею Незнайке. Чуть не съел Дюймовочку, и много чего не сделал. А какой Новый Год без веселья? ***************** Комменты для незнаек «Приключения Буратино», «Незнайка на Луне» Нашумевшие фильмы: « Матрица», «Голый пистолет» и многие другие, оставили неизгладимый след в моём произведении))))))))) «Подпрыгнув на три метра шесть по сторонам» Обчифирённый зек прыгает на три метра шесть по сторонам» « — Кто тебя послал! Говори! Или полетят клочки рыжей шерсти по закоулочкам!?» Из фантастического фильма и известной русской сказки)))))))) « — Зови меня Нео! — сказал Константин, доставая катану из-за широких плеч, — а как ни так, порублю тебя на куски, как агента Смита.» Из фильма Матрица, чуток изменено))))))) « — Мы пришли с Миром! — сказал Костя» из фантастического ужастика. Фраза звучала: «Я пришёл с Миром» « — Мы вам так рады! Так рады! — запела Мальвина.» Может, кто и догадается откуда?)))))))))))) « — Я Сиропчику и Незнайке пару лимонов должна…» Незнайка на Луне. «Гепталионы гепталионов существ жаждут его, аки перец перцовка!» Гепталион — очень большое число. За триллионом следует квадрилион, пенталион, а уж потом гепталион, и далее секстилион, окталион, наноллион и декалион. Дальше не заю))))))))) Яндекс — найдётся всё! Не на правах рекламы! «Ан Мас» Мой любимый фантастический фильм со Шварценегером в главной роли: «Вспомнить всё» Ах, как мне стыдно! Про Маршака забыл! Самуэль Яковлича! «… владелец заводов, труб, пароходов.» Кстати… «Фазенда эль Шугэ» дословно переводится с аглицкого, как Агентство недвижимости Сиропчика.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх