Если бы

Если бы сейчас дверь кабинета открылась, и вошла ТЫ? Что бы я сделал? Я бы встал из-за стола тебе навстречу, обнял за талию и поцеловал в нежные губки, чуть коснувшись верхней своим языком… Правду сказал киношный доктор: «Голова — предмет тёмный, исследованию не подлежит». Одна мелькнувшая в этом тёмном предмете мыслишка, как тот камушек, рождающий обвал в горах, вызывает на свет целую лавину новых мыслишек и мыслей. При этом, как и в случае с обвалом — никто не знает, куда заведёт человека эта мысленая лавина, куда завернёт и завернёт ли, где и на чём остановится… Вот и сейчас: первый камушек — ты, зацепил второй камушек — вошла в кабинет, затем третий — обнял, четвёртый — поцеловал… А потом уже и начинается лавина — по телу растекается приятная нега, а в голове в клиповом калейдоскопе начинают мелькать картинки возможного дальнейшего развития действа — одна обворожительнее другой. Но постепенно калейдоскопическое мелькание замедляется и вырисовывается настолько реальная картинка, что пропадает грань между реальностью и разыгрывающейся фантазией — лавина набрала свою силу и стремительно несёт меня. Я уже не могу точно сказать: действительно я пытаюсь крепче тебя прижать к себе, но ты выпархиваешь из моих объятий и толкаешь меня в моё кресло… или это лишь плод накатившихся мечтаний, желания и возбуждения? Да какая, в принципе, разница?! Говорят, что весь наш мир — иллюзия… Пусть и то, что я сейчас вижу с закрытыми глазами, слышу в тишине и чувствую без прикосновений — тоже только плод желания яви, а не сама явь, пусть так! Да и некогда мне размышлять на тему строения мирозданья, когда ты — такая осязаемая и ЖИВАЯ, на ходу сбрасываешь с себя пальто и так ловко… ныряешь под мой рабочий стол! Не успеваю я опомниться, как две прелестные ручки грациозными змейками появляются из под стола и, обхватив меня за колени, разворачивают и притягивают вместе с креслом к этому столу… Точно — лавина — не маршрутное такси — кто б мог предположить такой её поворот… Всё происходит так неожиданно и быстро, что кажется — ты и не входила в кабинет, а я как сидел, так и сижу в одиночестве в кабинете за столом. Только глаза у меня, наверняка, круглее и выпуклее, чем были минуту назад и… явно оглупевшее выражение лица… Да — тебя нет в кабинете. Я здесь один. Что, лавина остановилась? Тут же твой шёпот опровергает такое опрометчивое утверждение. Я точно слышу твой шёпот… Эта музыка уже — бальзам… Любой мужчина сначала наслаждается музыкой женского голоса, и лишь потом, с некоторым усилием, заставляет себя услышать в этой музыке отдельные слова и предложения. Когда к моему сознанию, оцепеневшему от неожиданности произошедшего, начинает пробиваться смысл журчащего из-под стола ручейка слов, сменяющие друг друга волны жара и ледяных мурашек пробегают по моей спине. Мне послышалось или действительно ручеёк донёс до меня фразу: «Я хочу тебя высосать… И хочу сейчас же… Сиди смирно, мой медвежун… «? Какие чудеса с мужчиной творят всего-то несколько женских слов! Мой мальчик тут же стремительно восстал с готовностью отдаться в полное твоё распоряжение… , хотя его хозяин ещё до конца и не осмыслил услышанное. Сидит парализованный с идиотской улыбкой на лице и пытается что-то сказать, но кроме: «э-э-у-у… я это… м-м-м-м… « — ничего не может произнести… А вот ма-а-альчик — уже всё понял, осознал, готов, хочет и ждёт! Ждёт, чтоб твои ласковые ручки погладили его сквозь брюки… , охватили, помяли… Постой!? Да ведь это уже происходит! Да! Твои ручки уже гладят и мнут… Но вот ручки исчезли… Куда… ? Почему… ? Вспышку паники от их исчезновения тут же гасит звук расстёгиваемой твоими пальчиками молнии моих брюк… У-ух! Шаловливые и нетерпеливые пальчики, проникая в открывшееся пространство, коснулись моих ног в самой верхней их части, от чего они только ещё шире раздвинулись, чтобы дать свободу твоим пальчикам в их дальнейшем проникновении и исследованиях… Всё тело начинает замирать, и волны предвкушения радости плывут по нему от этих замираний, а все ощущения и ожидания концентрируются… там… — внизу… — под столом… — под брюками… И каждая клеточка жадно ожидает и тут же ловит каждое твоё прикосновение… А пальчики, оттягивая резинки моих плавок, уже забираются под них, пощипывая захваченные случайно волосы, обрамляющие мальчика, покалывая и слегка процарапывая ноготочками… Спина моя теряет стойкость… и я подсползаю всем телом с кресла навстречу твоим поискам… с одной мечтой, чтоб ты нашла скорее ТО, что ищут твои пальчики… , ТО, что я хочу, чтобы ты нашла… И вот они уже на-а-ашли! Охватили мои яички… , сжали их… Мне чуть больно… , но какая сладкая эта боль… ! Преодолевая мешающую упругость плавок, ручка твоя движется выше… и вот уже основание моего мальчика охвачено ею… Ты чувствуешь, как он отвердел в предвкушении твоей ласки? Как он пульсирует под твоими сжатиями, ощущаешь? Чувствуешь, что он ещё не весь в твоей ладошке, что ещё значительная его часть, как-будто растёт из твоего кулачка и уходит своей вершиной куда-то под верхнюю резинку плавок, упираясь в ремень брюк? Чувствуешь? Тебе хочется увидеть его весь? Завладеть всем им от яичек, до самой вершины как своей собственностью? Так скорее утоли своё и моё желание! Расстёгивай скорее мои брюки… Расстегнула? Так… Бери их, хватай за пояс вместе с резинкой плавок и тяни скорее вниз… ! Тебе легко это сделать, потому, что я уже приподнял свою попку над креслом и стоит тебе только потянуть и… Вот видишь? Совсем небольшое твоё усилие и брюки с плавками уже проскользили по коленям и упали на туфли… и уже не мешают тебе… Только в самом начале своего скольжения они слегка зацепились за мальчика, от чего он сначала отклонился, следуя за брюками, но тут же прыгнул освобождённый на своё прежнее место и слегка покачивался совсем близко от твоего лица, пока не застыл весь такой напряженный, ждущий и… покорный любым твоим желаниям… Да, он — моя часть, но сейчас он ТВОЙ! Он принадлежит тебе! Он такой большой, твёрдый, пульсирующий, гордый в своём стоянии — ТВОЙ РАБ, готовый подчиниться любому твоему желанию, он ждёт с нетерпением прикосновения и повеления своей госпожи!!! Женщина имеет такую привилегию получить в свою полную собственность мужскую часть, а через неё и всего мужчину целиком, завладеть и распоряжаться им! Мужчина только тешит себя тем, что овладевает женщиной. А на самом деле — женщина овладевает мужчиной! Потому, что это женщина поглощает, вбирает мужчину в себя, внутрь своего тела. Позволяя мужчине только думать, что всё наоборот. Вот и сейчас ТЫ держишь в своей ладошке мальчика и всего меня. Мальчик застыл от наслаждения в твоих объятиях… и ждёт… твоих желаний, ласк, действий… Он подрагивает в твоей руке… и вместе с тем, как твои пальчики сжимают его сильнее, яички подпрыгивают в мошонке к его основанию как привязанные резиночкой к твоим пальчикам… А стоит их разжать чуть-чуть, и яички опять опускаются, заполняя и отягощая мошонку, заставляя ложиться её на блестящую поверхность кожаного сиденья… Тебе интересно как подвластен тебе этот солдатик в выглядывающей вверху розовенькой шапочке… ? Как он откликается на твоё самое неуловимое движение? А попробуй чуть двинуть свою ручку вниз… Ты чувствуешь, что основанием мальчик уходит ещё дальше вглубь меня? Видишь как от твоего такого нехитрого движения верхняя плоть заскользила вниз… , а кажется, что — наоборот — из неё мальчик стал расти у тебя на глазах всё больше и больше… ? Смотри… розовая шапочка, раздвигая плоть, как стартующая ракета из прятавшей её шахты… устремляется вверх… и уже перед тобой венчает мальчика поблёскивающая головка… И только … натянутая уздечка удерживает её от дальнейшего взлёта… Видишь? Проверь теперь, что этот старт ракеты не прихоть самой ракеты, а твоё веление… Как? Очень просто: двинь свою сжатую ладошку вверх по мальчику… Ты ощутишь и увидишь, что рвавшаяся только что ввысь головка повинуясь тебе, заспешит в своё прежнее укрытие… И если ты захочешь, то спрячется там вся, укрывшись сморщившимся бутончиком плоти, который только и будет виден из твоего кулачка… И как бы мальчику не хотелось вновь стать стартующей ракетой, он будет ждать твоей команды… !!! Разожми кулачёк… Мальчик сам пошёл на взлёт, отираясь о твои пальчики… ! Но для полного взлёта ему, всё равно, нужна твоя помощь… Охвати его! И потяни вниз… Теперь вверх! Вни-и-из! Вве-е-ерх! Вни-и-из! Сколько раз ты захочешь, столько и будет стартов ракеты на уздечке. Мальчик мой и я — весь в твоём подчинении… Смотри, как вслед за твоей рукой каждый раз сжимается моя попка и толкает мальчика в твоей руке… Если ты остановишь и чуть разожмёшь ладошку, но не выпуская мальчика из неё и благосклонно позволишь мне двинуться, то я уже сам не в силах сдерживаться протолкну мальчика сквозь твой кулачёк… Вот видишь? Протолкнул вверх… И вернул наза-а-ад… Опять протолкну-у-ул… ! Помоги мне… Ка-а-а-а-ак здорово! В глазах туман… Я чувствую своё тело только там, где ты его касаешься… Весь я только там… !!! Волны тепла расходятся от движения твоего кулачка… по каждой клеточке… Что тепло перешло уже в жар, тебе даже стало видно… Видишь, на самом кончике головки у мальчика появилась капелька… Она растёт с каждым твоим движением вверх-вниз… вверх-вниз… ! Головка не розовая, а уже красная с бордовым… И капелька стекает с красной головки как воск от пламени сгорающей от желания и наслаждения свечи. Видишь? Это всё рядом — прямо перед твоим личиком… Жар от мальчика-свечки ты уже чувствуешь на своих щеках? А от щёк, в такт движению моих бёдер, это тепло уже доплыло до низа твоего животика? Разгорается ТАМ? И вместе с капелькой скользящей по мальчику цветочек твой уже уронил первую СВОЮ капельку со своих лепестков и оросил твои трусики… ? У тебя ручка вторая свободна — проверь… Ну, проверь, пожалуйста… Проведи ладошкой у себя между ножек. Мокро? Мо-о-окро… Как я рад, что мокро! Хочу дотянуться и сам дотронуться до расплывающегося по материи пахучему пятнышку. Но… , ты — проказница, обездвиживаешь меня, заставляя замереть, не дышать, не шевелиться — почти умереть, слизывая скользящую капельку с мальчика… О-о-о-о-о-о! Какое блаженство! Нежный язычок искоркой касается мальчика и его обдаёт волнами твоего дыхания. Ты вдыхаешь — и прохладная волна обнимает мальчика, выдыхаешь — и он горит от жаркой волны. А язычок поднимается выше и выше по дорожке оставленной капелькой. Вот уже и носик твой, на мгновение уткнувшись в уздечку у основания головки, слегка оттолкнул её, но тут же уступил место язычку… Твои губы, целуя головку, тихонечко раздвигаются и плавно охватывают её. Моих сил хватает только на выдох: «м-м-м-м-м-а-а-а-а-а!!!» Остатками ускользающего сознания в последний момент умоляю мальчика не излиться сразу же после первого та-а-акого поцелуя: «Потерпи, мальчик! Не спеши! Своим нетерпением ты можешь лишить себя и меня та-а-акой бесконечности удовольствия и блаженства, которую при твоём терпении ещё нам предстоит испить… !». Мои уговоры становятся сбивчивыми. Ещё бы! Ведь твои губки уже обцеловали всего мальчика и опять сомкнулись на его вершине, а язычок защекотал венчающую её маленькую щелочку. Я весь подаюсь навстречу твоим губам, ноги вздрагивают, когда ты сначала чуть-чуть — нежно-нежно, а потом всё сильнее и сильнее, всё настойчивее посасывать головку мальчика… Она набухает и пульсирует под твоими губами и язычком. Чувствуешь, какая она налитая, нежная, солоноватая, подвластная и покорённая тобой подрагивает и ищет твои ласки? Слышишь, как я постанываю? Чувствуешь, как извиваюсь и вздрагиваю в кресле от малейшего твоего движения? Кресло поскрипывает… И я уже почти сполз с него со спущенными до щиколоток брюками и плавками, с раздвинутыми ногами и прерывистым дыханием. Судорожно стискиваю подлокотники кресла и умоляю Всевышнего, чтобы эта сказка не кончалась! И только стон: «А-А-А-А-М-М-М-У-У-У… !!!» — оглашает кабинет, когда ты убираешь язычок, в который с таким наслаждением упирался мальчик… и он, не встречая сопротивления, толкаемый моими бёдрами проваливается между твоих нежных горячих влажных губ, скользит по ним всей своей длиной и ты буквально, проглатываешь его! Я вместе с ним проваливаюсь в бездну наслаждения… Голова кружится в этом падении… Всё расплывается… Я лечу, я па-адаю-ю… , слегка обжигаемый касанием твоих зубок, пока мальчик мой не тычется в твоё нёбо, где-то совсем-совсем глубоко. Миг просветления… Но ты начинаешь поднимать свою головушку… А я уже не падаю, а взлета-а-аю-ю… ! Мальчик постепенно освобождается твоими губками, а освободившаяся его часть тут же оказывается зажатой в твоей ладошке, когда другая ручка играет и перебирает пальчиками мои яички, щекоча промежность и временами поглаживая попку. Вот губки на вершине головки и почти сомкнулись… И только я успел вдохнуть не пике взлёта, как ты опять глотаешь мальчика, а я опять со стоном падаю в бездонность наслаждения по имени блаженство… Безумные, блаженные, бесконечно наслаждающие ка-а-а-че-е-ели-и-и-и… ! Мир не существует… !!! Есть только ты — бьющаяся меж моих ног под столом, твоя грудь упирающаяся в мои колени, твой ротик, губы, язычок… Хочу перевернуть и откинуть стол, чтобы увидеть все великолепие происходящего у меня меж ног, но все силы и моё тело в твоей власти и мне не подчиняются… не могут… и не хотят мне подчиняться… Всё плывёт, размывается, пропадает… Я с неистовой скоростью и всеполащающей негой блаженства приближаюсь к моменту очередного превращения моего мальчика — теперь он в любую секунду готов стать фонтаном и напоить тебя своим соком… О-о-о-о-о-о-а-а-а-а-м-м-м-м-а-а-а-а-а! Так-так… Сейчас самый подходящий момент вспомнить о реальности и иллюзиях. И о том, что между ними есть, и к сожалению, очень значительные различия, потому что, если я не остановлюсь в своих фантазиях сейчас, то… «напою» не тебя, а… мои брюки… ! Когда, кстати, я интересно их расстегнул? Когда, и как моя рука оказалась ТАМ… ? Нет! Об этих мелочах я ещё не в состоянии думать. Подумаю потом… Надо же… Лапушка, так как ТЫ сейчас, меня та-а-ак никто не трахал! Спасибо, Солнышко! Ты подарила мне столько и такого удовольствия, хоть тебя здесь и не было… Или ты здесь была… ??? e-mail: dom60@bk.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх