Это сладкое слово ИЗМЕНА

Приветствую всех, кто сейчас читает эти строки. Я хочу поведать вам историю моей измены своему парню. Может, для некоторых это обычное дело, и даже в каком-то смысле скучное. Но для меня эта измена была первой, она продолжается сейчас, и её особенность заключается в том, что она вызвала у меня бурю различных эмоций — ярость, страх, вину, тревогу и… наслаждение… Это всё равно что попробовать запретный плод. Мои чувства никогда не были столь обострены, так как… Но обо всём по порядку. Моего парня зовут Бари (на самом деле у него немножко другое имя, но оно слишком длинное ;)), и он просто замечательный человечек! Он представляет собой весьма экзотическую смесь русской, таджикской и чеченской крови. Симпатичный, зеленоглазый, смуглый… по мнению всех моих друзей мы с ним очень интересная парочка, так как я тоже космополитка. 😉 Мой отец наполовину поляк, наполовину латыш, а в маме сочетаются русская, башкирская и аварская кровь. 😉 Так что я тоже выгляжу очень экзотично (блондинка с миндалевидными зеленовато-голубыми глазами, чуть смуглой кожей, широкими скулами и кукольным личиком с пухлыми губками), и по этой причине на меня западают одни нерусские парни и мужчины. Да и темперамент у меня южный. Так что мы составляем с ним взрывной коктейль. В сексе Бари просто превосходен, когда я с ним — я изнемогаю от наслаждения. У меня было много парней, но ни один не доставлял мне такого неземного удовольствия… кроме одного человека — молодого 27-милетнего таджика по имени Алик, который был у меня первым парнем во всех смыслах. Именно с Аликом я впервые узнала, что такое французский поцелуй, именно он дарил мне самые страстные и умелые ласки, именно с ним я стала женщиной. Хотя он поцеловал меня по-настоящему лишь через неделю после знакомства, а прежде чем впервые овладеть мной, гулял со мной больше полутора месяцев. Он ласкал меня, доводил до изнеможения… он как будто разрабатывал моё тело, готовил меня к тому, что я стану женщиной. В нашу первую ночь он был нежен, настолько нежен, что я не чувствовала боли совсем. И он был горд тем, что я досталась ему девственницей. Он не говорил об этом, но это читалось в его глазах, даже в его жестах после нашей первой ночи любви. И он был так красив!!! Он вызывал в моём воображении восточного принца — стройный, с густыми, вьющимися чёрными волосами, с точёным лицом, тонким носом, чётко очерченными красивыми губами и огромными тёмно-карими глазами в обрамлении невероятно густых и длинных (до бровей) ресниц. Алик был худым и довольно высоким, и у него был просто огромный член!!! Даже если я просто трогала его ладонью, я возбуждалась, заводилась с полоборота. Ну а уж Алик в долгу не оставался… и мы занимались любовью так, как будто никогда больше не увидим друг друга, и стремились насладиться друг другом в полной мере. После всего времени, что я проводила с ним в постели, у меня всё болело. От страстных поцелуев болели губы, соски, шея, плечи, болезненно-сладостной судорогой сводило бёдра и живот, а моя горячая и влажная щёлочка саднила от боли, наслаждения и желания повторить всё снова, и не один раз. Но у Алика был один недостаток… он был слишком молчалив, и этим никак не соответствовал своему знаку Зодиака — Стрельцу. А мне с моим темпераментом нужен был мужчина, с которым я бы и поговорить смогла, а не только получить физическое удовольствие. У нас просто-напросто не совпадали характеры. Он молчал, я злилась… когда злость перехлёстывала через край — я взрывалась, наполнялась яростью, а Алик только молча, понимающе и нежно улыбался. Даже если бы я ударила его — он ответил бы мне такой же спокойной и снисходительной улыбкой. Мне хотелось крикнуть… «Да ответь ты мне хоть раз! Разозлись на меня так же, как я на тебя! Ударь меня в ответ! Прояви хоть какую-то агрессию, чтобы я знала, что ты мужик!!!». Но безрезультатно. Я чувствовала, видела по глазам Алика, что он любит меня, и что я ему небезразлична, и нужна не только для секса. Но он не умел выразить этого словами, и по этой причине я с ним рассталась, как ни старалась сохранить отношения. Потом у меня были, конечно же, отношения с другими парнями. Но они не устраивали меня — ни один!!! От них, напротив, я и чувствовала любовь, и слышала слова о любви, но когда дело доходило до секса — то тут эти так называемые мужчины думали только о себе. Они снисходили лишь до того, чтобы пару минут ласкать меня. Это происходило как по графику — пару минут ласкают клитор, минуту лижут соски, а потом — просто насаживают меня на свой член и действуют до победного конца. И при этом они ещё удивлялись — почему это я лежу с таким равнодушным видом, и не отвечаю на их ласки? Да потому что никакой ласки я от них и не чувствовала. Я понимала — они это делали не специально, они пытались разжечь меня, и какое-то время я действительно хотела пойти им навстречу. Но потом я устала притворяться, мне надоели эти неумелые ласки, надоела эта (пусть и не нарочитая) грубость. И поэтому я всё чаще отказывала своим парнями в сексе, они обижались, ревновали, ударялись в загул — а после первого, максимум второго загула я их отправляла куда подальше. Наконец, Бари. О, он действительно произвёл на меня впечатление. Мы с ним сначала общались просто так, и довольно долго. Но — скажу вам по секрету — с большинством нерусских парней практически нереально долго общаться «просто так». Тем более, что мои парни сами признавались мне, что до меня их так не заводила ни одна девушка. Наверное, это объяснялось тем, что я не «давала» им сразу же, по первому требованию. И с Бари я поступала точно так же… доводила его до белого каления, изводила до такой степени, что он раскалялся как нить электролампочки…). И только когда он уже, так сказать, взмолился, пожаловавшись на обострение спермотоксикоза , я ему уступила. В конце концов, я к тому времени сама уже хотела его, и подумала, что глупо строить из себя монашку. И в первую же ночь он заставил меня тихо таять от наслаждения. Я помню это, как сейчас… я лежала, распростёртая на постели, и чувствовала, как мои и его любовные соки стекают по моим бёдрам, и время от времени сладостные судороги пробегали по моему телу. Бари всегда мастерски трахал меня, он так двигал бёдрами, что его член тёрся о стенки моего влагалища попеременно. С каждым толчком его член задевал мой и без того возбуждённый, набухший клитор, и заставлял меня стонать. Мне хотелось выть от наслаждения. Мои нервные окончания во всём теле становились невообразимо чувствительными, я даже чувствовала, как его сперма орошает глубины моей мокрой щёлочки и дрожащую матку (я вовсе не преувеличиваю, поверьте, я чувствовала это). К тому же Бари, когда кончал, нисколько не замедлял темп, буквально вонзался в меня, и при этом издавал низкий стон, переходящий в хриплый и протяжный горловой крик. А я, когда слышала этот крик, испытывала ещё большее наслаждение, от которого мои пальцы непроизвольно сжимались, и ногти вонзались ему в спину. Потом Бари целовал меня и, не прекращая этого делать, перекатывался на спину, и отдыхал. А я обычно устраивалась комочком в его объятиях, и он гладил меня, до тех пор, пока мы не засыпали. К сожалению, такой дикий секс был у нас всего один день в неделю.  Бари работал (мы ведь жили не вместе), и освобождался только в субботу. Но за эту субботу мы с ним трахались семь-восемь раз, так что практически восполняли утраченное. Почему практически? Да потому, что мне этого было всё же маловато. Мне нужно, чтобы эти семь-восемь половых актов были каждый день!!! Уже в субботу ночью, после такого секса, моя щель и мой клитор снова начинали пульсировать желанием. И поэтому когда мы с Бари снова встречались в субботу, я вновь была настолько неистовой, словно у меня секса не было уже по меньше мере полгода (в принципе, он вёл себя так же). Да, мне нужен был такой мужик, который смог бы удовлетворять меня по несколько раз каждый … день. Но на седьмое ноября, как раз на праздник, Бари не смог вырваться ко мне. У него возникли серьёзные проблемы на работе… проблемы, требующие немедленного решения. Помню его слова… «Прости, кисулечка, я так хочу к тебе, но не могу сегодня. Я вообще не смогу на выходных. Я тоже хочу тебя, малышка, но потерпи немного. Не скучай. Целую тебя везде, в особенности между ножек…». Я мучилась желанием. Родители уехали на дачу к друзьям с ночёвкой, я была дома одна. Пересмотрела все фильмы, перечитала все журналы, посидела в интернете, прочитала все письма, ответила всем, кому могла. Думала уже посмотреть какой-нибудь ужастик и лечь спать. Но тут позвонил… Алик. Поздравил меня с праздником. Он вообще-то и до этого звонил несколько раз. Но только сейчас явственно намекнул на то, что хочет меня… «Я правда, очень соскучился по тебе… Давай я сейчас приеду к тебе?». Когда я насмешливо сказала ему, что он, вообще-то, должен сейчас соблюдать уразу (мусульманский пост), он ответил, что на ночь про пост можно и забыть. Сначала я отказывалась. И это было вовсе не жеманством, так как я думала о Бари, и никоим образом не хотела ему изменять. Но мне было скучно дома одной, а кроме того, я томилась без мужской ласки. Короче, я разрешила ему приехать. Едва Алик зашёл на порог — с горящими желанием, полными страсти глазами — как тут же, не раздеваясь, принялся меня целовать. У меня закружилась голова и подкосились ноги — впрочем, как всегда, от поцелуев Алика. Он быстро снял куртку и ботинки, прошёл в мою комнату вслед за мной, сел на диван. Когда я хотела пройти мимо, к туалетному столику, он обхватил меня обеими руками, притянул к себе и откинулся назад, так что я оказалась лежащей на нём сверху. Я почувствовала его желание, почувствовала его напряжённый, пульсирующий член… и ощутила, как у меня запульсировал низ живота. Моя голодная щель стала влажной… и в ней появилось такое сосущее чувство, ощущение пустоты. И я поняла, что если мой разум противился измене, то моё тело настойчиво требовало наслаждения… оно требовало заполнить эту сосущую пустоту между моих ног. Алик неожиданно повалил меня на спину, лёг сверху. Его рука с длинными тонкими пальцами проникла под мой халатик и принялась ласкать мою грудь, туго обтянутую красной кофточкой. Бюстгальтера на мне не было, и поэтому предательски напрягшиеся соски выдали моё возбуждение. Алик впился своими губами в мой рот. Его язык сновал внутри моего рта, лаская мой язык и мои губы. Потом движения его языка стали напоминать толчки члена внутри влагалища. Алик словно трахал языком мой рот. Я потекла чуть сильнее. И во время этого бесконечного поцелуя его руки ни на миг не прекращали двигаться — за это время он уже успел снять с меня длиннющий халат. Затем он задрал мою красную кофточку, обнажил грудь и… мгновенно прекратив меня целовать, принялся ласкать языком и губами соски левой груди. Одной рукой он теребил сосок правой, а второй снял с меня трусики и… его дрожащие от нетерпения, но по-прежнему ловкие и пронырливые пальцы, легко пробежав по тёмным волосикам на моём лобке, принялись массировать мой клитор. Я невольно охнула от резкого, как укол иголки, наслаждения. Пальцы Алика на мгновение углубились между половыми губками, собирая скопившуюся там смазку, и затем вновь вернулись к клитору. Это продолжалось целую вечность — его умелый язык, похожий на сладострастное жало, ласкал соски моих грудей, а опытные умелые пальцы нежно, но настойчиво и в быстром темпе ласкали мою щёлку. Алик дрочил мой клитор быстрыми круговыми движениями, теребил его пальцами, щекотал головку клитора быстрыми ударами подушечек пальцев. Мои ноги раздвинулись ещё больше сами собой. Я истекала смазкой, чувствовала, как мои любовные соки стекают по внутренней стороне бёдер. Наконец Алик перестал мучить меня. Он понял, что я теку как последняя сучка, и уже умираю от желания поскорее ощутить в себе его член. Он мгновенно сорвал с себя одежду, зашвырнул её, не глядя, Бог невесть куда и, оставшись совершенно голым, на некоторое время замер надо мной. Алик смотрел мне прямо в глаза, и я догадываюсь, какую мольбу он видел в моих. Я чувствовала, как головка его члена тычется во влажные половые губки, вновь ощутила сосущую волну в области матки и не выдержала — взяла рукой его член (Боже, он был настолько твёрдым — прямо как камень, обтянутый кожей, горячий и пульсирующий в моей ладони) и направила его в себя. Алик начал медленно вводить своё орудие в мою сочащуюся, раскалённую, раскрывшуюся розочку, а затем сделал резкий толчок бёдрами, и одним махом проник в меня на всю длину, упершись головкой в матку. Это вызвало у меня крик, в котором сочетались боль и блаженство, и в ответ на этот крик, словно пытаясь меня успокоить, Алик прильнул к моим губам своим ртом. И затем начал двигаться во мне. Господи, что со мной творилось!!! Я извивалась под ним, стонала, просила его трахать меня сильнее и быстрее, я чуть ли не кричала. Моя раскалённая щель готова была, казалось, полностью поглотить собой этот мужской член. Алик прислушивался к моим мольбам, но и импровизировал. Его движения были то изнуряще медленными, то запредельно быстрыми… он вытаскивал свой член из моего влагалища то наполовину, а то полностью, и снова насаживал меня на своё орудие. Он то бережно двигался во мне, как самый нежный в мире любовник, а то просто дикими движениями драл меня, буквально драл, как кобель дерёт суку, исторгая из моего горла животные крики. Каждый раз, как его толчки становились бешеными, смазка маленькими капельками брызгала из моего влагалища и, собираясь в тонкие ручейки, медленно стекала вниз по моим ягодицам. Клитор пульсировал, горячие губки плотно обхватывали член Алика, словно обсасывали его. Я подтянула ноги к груди и свела их вместе, так что вагина сжалась внутри. По лицу Алика пробежала волна удовольствия, так как моё и без того тесное влагалище стало ещё теснее, и его член теперь с большим усилием тёрся о стенки моей пещерки. Мои ощущения опять были обострены, впрочем, как и всегда во время секса, и я чувствовала, что с каждым ударом член Алика упирается мне в матку. Так он трахал меня минут 10, долбил мою матку, чуть не разрывая меня своим членом… за это время я успела кончить четыре раза. И после каждого оргазма я становилась лишь ещё более ненасытной. Наконец Алик задвигался так быстро, что я сорвалась чуть ли не на визг и вонзила ногти ему в спину. И тут он кончил… кончил так же, как всегда кончает Бари — нисколько не замедляя темп, а лишь делая долгие, завершающие удары внутри моего влагалища. На этом пике я почувствовала, как тугая струя его спермы ударила в стенки моей трепещущей щели, орошая всё внутри белыми вязкими капельками. И Алик, наконец, обессиленно рухнул на меня, осыпая поцелуями мои плечи, грудь и губы. Он ещё долго лежал на мне так, не выходя из меня, и также довольно долго его член пульсировал внутри меня. А я занималась любимым делом — сжимала мыщцы своего влагалища, вызывая новые мощные пульсации и выдаивая всю его сперму до последней капли. В тот праздничный вечер мы с Аликом занимались любовью как в прежние времена… только с ещё большей страстью. Мы легли спать в 2 часа, но до трёх ещё занимались любовью, и только потом заснули. Мы трахались с ним 4 раза за один вечер, чего прежде с ним не бывало. Алик провёл со мной вечер и целую ночь, и за это время я поняла, что даже спустя столько времени мы по-прежнему хотим друг друга, и ещё что-то значим друг для друга. По крайней мере мне было достоверно известно, что с той поры, как мы расстались с Аликом, у него не было другой девушки. Это даже не в его характере. Я получила с ним просто дичайшее наслаждение. Прошло уже несколько дней, но когда я вспоминаю об этом вечере 7-го ноября, я точно также чувствую ощущение незаполненности внутри себя, и у меня даже подгибаются колени. Я снова хочу Алика, моего Алика. Пусть я буду грешницей, изменяющей Бари, но я не могу отказаться от такого удовольствия. Алик снова звонит мне… и что-то мне подсказывает, что скоро мы с ним встретимся ещё раз. И таких встреч будет много, и они будут нести блаженство…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Это сладкое слово — измена!

У меня очень красивая жена. Так, что все друзья завидуют. И некоторые даже объяснялись ей в любви, предлагали меня бросить и выйти замуж за них. Она сама мне об этом рассказывала. На меня эти разговоры действуют возбуждающе. Мне приятно думать, что моя жена нравится другим мужчинам. Я отдаю себе отчёт в том, что у мужчин, конечно же, на неё встают… И это меня волнует больше всего. С самой нашей свадьбы я настаиваю, чтобы Зоя носила короткие, легкомысленные юбочки, едва прикрывающие попу, и кофточки с очень глубоким, эротическим вырезом-декольте, в котором, особенно при наклоне, ощутимо видны её хоть и небольшие, но очень соблазнительные, овальные мячики грудей. Так же я против того, чтобы она носила бюстгальтер.Для пляжа я специально посоветовал ей купить такой откровенно сексуальный купальничек, с такими узенькими плавочками-стрингами, вдающимися сзади в попу на всю глубину, что у самого у меня долго стоял, не ложась член, когда она примерила дома это чудо! Мне очень нравится ходить на пляж с женой и с каким-нибудь другом, чтобы он любовался Зоей в этом стриптиз-наряде. Подобной пытки выдерживает не всякий. Многие вначале долгое время лежат на берегу на животе, боясь подняться на ноги. Якобы загорают, хоть с утра и солнца толком нет. Представляю, что делается у них в плавках!Ещё я люблю в час «пик» втискиваться с женой в переполненный городской автобус. Её там сжимают со всех сторон, и я блаженствую, если вижу, что это мужчины. Однажды она мне призналась, что какой-то мужик, от которого ощутимо несло перегаром, всю дорогу откровенно лапал её за задницу, и я, слушая её, чуть не кончил. Представляю, какое удовольствие получил этот полупьяный грубый пассажир, ведь под очень коротенькой юбчонкой Зоя носила всё те же модные современные стринги, которые не прикрывают попу, а только лишний раз подчёркивают её наготу. А задница у жены роскошная и мягкая, словно вата. Иной раз я довожу себя до взвинченной эякуляции только одними прикосновениями к ней.Наиболее часто к нам в гости заходит мой друг Толян. Я знаю, что он запал на мою жену, но мне только этого и надо. Лучшей кандидатуры в любовники для Зои и желать не чего. Высокий, красивый, обаятельный, интеллигентный! К тому же, одинокий и, видимо, ещё не познавший женщину. В меру скромный, можно сказать женственный. Мне он и самому нравится… как мужчина. Сам я по натуре — пассивный и в школе часто влюблялся в мальчиков — своих одноклассников. Зачастую это были наши лидеры. Девушек для себя выбирал тоже активных, как Зоя.Жена в нашем сексе зачастую выполняет мужскую роль. То есть, трахает меня пальцем в попу. От этого я очень сильно завожусь и кончаю в неё наиболее бурно, почти как в первые месяцы нашей совместной жизни. Я вообще-то не против, чтобы Толян трахнул Зою, и часто оставляю их вдвоём. Сам, придумав какой-нибудь повод, ухожу из дому. Однажды отсутствовал около часа. Когда вернулся, Толяна уже не было, а жена была подозрительно возбуждена, — глаза её искрились, а домашний халатик был сильно измят. Я тут же потащил её в постель. Зоя отнекивалась, была смущена и растеряна. Не обращая внимание на сопротивление, я почти насильно её раздел. Так и есть! Её трусики впереди были мокрые… Она, видно, не успела ещё подмыться. У неё, наконец-то, был секс с моим другом!Член мой от одной мысли об измене жены вскочил на всю длину, я тут же ввёл его в мокрую от чужой спермы, горячую вагину Зои и моментально кончил, излившись в неё конвульсивно и с криками. Мне было безумно приятно трахать жену, зная, что передо мной её имел Толян. Никогда ещё у нас с ней не было такого бурного соития. Я представил, как она извивалась под моим другом, целовала его в губы, а может быть и — там… Как широко раскидывала ноги и он видел её раскрывшуюся навстречу его хую пизду, лизал её своим языком, а потом кончал… И я сам тут же начал кончать повторно, чего со мной никогда ещё не было. Зою это весьма удивило. — Что с тобой, Гена? Ты как заведённый сегодня, — простодушно сказала она.Я скептически хмыкнул и посмотрел ей в глаза. — А ты как будто не знаешь — что… — Не знаю, на что ты намекаешь? — убрала она взгляд, смутившись. Это не ускользнуло от моих глаз, лишний раз подтвердив подозрение… — Ты была с Толяном? — напрямик спросил я, следя за её реакцией. — Нет, с чего ты взял? — испуганно встрепенулась Зоя, и я понял, что угадал. — Ты с ним трахалась, пока меня не было. Не ври, я всё знаю, — категорически сказал я.Жена заплакала, думая, что я буду её бить. — Дурочка, не бойся, я тебя не трону, — успокоил её я и погладил по спутанным волосам. — Я хочу услышать, как это было… — Тебя почему-то долго не было, хоть ты сказал, что сходишь на несколько минут в магазин, — растерянно, в волнении начала рассказ Зоя. — Толик вначале смотрел телевизор в зале. Я прибиралась в комнате. Он то и дело смотрел на мои ноги. Ты же сам просил меня носить дома короткое, а трусики на мне всегда с открытым задом — модные заграничные стринги. В какой-то момент, когда я очень сильно нагнулась, он, вероятно, увидел мою попу. Он возбудился сразу, я это заметила. Краем глаза видела, как вздулись между ног его джинсы. Это меня взволновало. Через время я специально поднялась на цыпочки, чтобы смахнуть пыль с шифоньера. Халатик мой задрался так высоко, что попа обнажилась чуть ли не на половину. И тут он, не выдержав, подошёл ко мне сзади и взялся руками за мои ягодицы. Я помертвела всем телом от этого осторожного, мягкого прикосновения. Прекратив стирать пыль и не оборачиваясь, ждала, что будет дальше. Он просунул трепетную руку между моих ног и стал ласкать влагалище. Я тут же потекла как последняя сучка и поняла, что это всё! Я совершенно потеряла над собой всякий контроль, и когда он потянул меня к постели, безвольно легла на спину, позволила себя раздеть и широко раскинула ноги. Он стал целовать меня в губы, и я ответила на его поцелуи. Он проник языком глубоко в мой рот и ласкал мой язык. Правой рукой он продолжал гладить и теребить мои половые губы и клитор. Левую руку просунул под ягодицы и мял их, подбираясь пальцами к дырочке. Я стонала и металась под ним, как полоумная. Я напрочь обо всём позабыла и не понимала, что делаю. Он взял мою руку и всунул в неё свой большой, вставший, жилистый член. — Он у него очень большой? — задыхаясь от возбуждения, спросил её я. При этом рука моя сама собой потянулась к ширинке и, расстегнув молнию, нырнула в трусы. — Да, очень. Намного больше, чем у тебя, милый, — ответила, потупив взгляд, Зоя. — Продолжай, дорогая, — пересохшими враз губами попросил я, массируя и гладя свой член у неё на глазах. Слова её привели меня в страшное возбуждение. — Я никогда не брала у тебя в рот, — рассказывала супруга, — хоть мне этого всегда хотелось. Но я стеснялась сказать тебе об этом, а ты, вероятно, стеснялся меня об этом попросить… Твой друг ни о чём не просил, он просто взял меня рукой за затылок и с силой ткнул лицом в свой пах. И я, поняв его, подчинилась, взяла в рот его член. Он у него такой большой, что еле помещался во рту. Меня это сильно завело — сознание, что у меня во рту член чужого мужчины. Я облизала его весь языком от основания до глянцевитой, набрякшей грибом, шляпки. Он стонал и корчился, пока я это делала. Я довела его до высшей точки кипения, ещё чуть-чуть и он бы кончил в меня, прямо в горло. Но он вынул у меня изо рта свой член, и чтобы успокоиться, принялся меня лизать… там, в промежности. Его слюна изо рта смешалась с моими выделениями, влагалище было мокрое, как будто я только что приняла душ. Я стонала всё громче … и громче, так, что вероятно, слышали соседи. Но я уже ни о чём таком не думала, даже о тебе, — что ты можешь в любую минуту войти в квартиру. Но он, видимо, об этом не забывал. Вылизав мою вагину с клитором и доведя меня своим языком и губами до бурного экстаза, он вошёл в меня, наконец, на полную глубину. Это было непередаваемое ощущение! Я просто взвыла от удовольствия и через несколько качков стала кончать одновременно с ним. Мы крепко сцепились с ним руками и ногами и, покатившись по скомканной постели, упали на пол. Я чувствовала, как брызжет в меня мощной струёй его горячая сперма, а он, содрогаясь в конвульсиях, всё сливал и сливал, как будто делал это впервые в жизни. Когда он, наконец, вытащил из меня свой мокрый член, я сразу же натянула трусики, боясь, что его сперма запачкает простыню. Он тоже быстро стал одеваться, вспомнив, что вот-вот можешь появиться ты. Когда он ушёл, поцеловав меня на прощание в губы, я быстро прибрала постель, чтобы скрыть следы нашего преступления, но не успела помыть от спермы свою киску… Когда ты меня раздел, я поняла, что пропала! К тому же это огромное слипшееся пятно на трусиках…Я, слушая её, уже довёл свой член руками до эякуляции. Теперь откровенно бесстыдно дрочил у неё на глазах, явно давая понять, что просто потухаю от её рассказа. Я действительно испытывал острое сексуальное удовольствие от измены жены. Я представил всю сцену её ебли с Толиком красочно, во всех деталях, со всеми стонами, словами и телодвижениями, и стал бурно кончать, содрогаясь и конвульсируя всем телом. Зоя, помогая мне, крепко сжала своей миниатюрной ручкой мои крупные, поросшие мягким волосом, яйца. Сперма длинной струёй вырвалась из головки моего члена и забрызгала мои и её руки. Для полноты удовольствия я быстро повернулся к ней задом и Зоя, поняв меня, умело всунула мне в задний проход указательный палец. Кайф мгновенно увеличился, я задёргался ещё сильнее, насаживая свою попу на её палец, как на член подростка. Из головки моего вставшего агрегата выплеснулась последняя порция спермы, и я устало упал грудью на постель, широко разбросав руки.После этого случая мне страшно захотелось посмотреть, как Толян будет трахать мою жену. Шло время. Зоя ничего мне больше не говорила, да и Толян перестал к нам заходить. Супруга стала отлучаться куда-то по вечерам. Однажды её не было всю ночь, и вернулась она только под утро. Я в нетерпении ждал её, и когда она заявилась, сразу же из коридора затащил в спальню, снял с неё трусики, тщательно их обследовал. Так и есть — на них были пятна мужской спермы! Влагалище жены тоже пахло спермой, и было ещё мокрое. Зоя с кем-то мне изменяла всю ночь. — Ты трахалась с Толяном? — с предательской дрожью в голосе спросил я. — Сегодня — нет, — отрицательно качнула головой жена. — А с кем? — удивился я. Я не ожидал, что Зоя ебётся ещё с кем-то помимо Толяна. — Я была с нашим шефом с работы, — небрежно сказала Зоя. — У него уволилась секретарша, и он предложил эту должность мне. Но, непременным условием перевода является, сам понимаешь, — постель… Мы были с шефом в ресторане… — А потом? — В гостиничном номере… — Ты делаешь успехи, жена! — скептически усмехнулся я. Через постель скоро в замы к нему пролезешь. — Гена, но тебе ведь нравится, что меня трахают чужие мужчины? — игриво взглянула на меня Зоя. — У тебя ведь встаёт от одной мысли, что в меня суют свои хуи мужики и спускают в мою пизду? Ты ведь и сей час аж весь трясёшься в нетерпении облизать мою пизду, в которой ещё не просохла сперма моего жеребца-шефа?Я виновато кивнул головой, быстро сбросил джинсы с трусами, майку и рубашку, голый припал к влагалищу жены, активно заработал языком. Зоя развела пошире ноги, чтобы мне было удобнее её вылизывать, откинулась на подушку, прикрыла глаза и стала блаженствовать.Я взбил её юбочку до самых сисек и старательно лизал влагалище и ляжки. Она стонала и извивалась подо мной всем телом. Ртом я ощущал терпкий, пьянящий вкус её влагалища, смешенный с приторным вкусом свежей мужской спермы. В этот миг мне захотелось собственными глазами увидеть, как мужики трахают мою жену и дают ей в рот свои вставшие члены. Я сказал Зое об этом. — Завтра у меня свидание с Толиком, в районном парке Авиаторов, — сквозь стоны тяжело проговорила жена. — Приходи в восемь часов в парк, мы будем недалеко от летнего Кемпинга для интуристов. Там есть полянка… От угла аллеи — в глубь несколько десятков шагов. Посмотришь…На следующий день без четверти восемь я уже занял пост в густых кустах возле вышеуказанной полянки. Парк Авиаторов хоть и назывался так в официальных бумагах — по сути был обыкновенной, неухоженной рощей, куда забредать в тёмное время суток было не безопасно. Солнце ещё не зашло, и полянка из моей засады хорошо просматривалась. Я сидел, боясь пошевельнуться, чтобы не спугнуть любовников, которые могли появиться в любую минуту. Даже курить опасался, чтобы не выдать себя дымом.Вот, наконец, и Толян с Зоей. У друга в руке целлофановый пакет: вероятно, угощение для Зои. Так и есть — вытаскивает дорогой коньяк, большую коробку конфет. Жена расстилает на траве прихваченный из дома плед — предусмотрительная! Толян ставит на плед коньяк, кладёт конфеты, высыпает из пакета фрукты. Вот они уже с удовольствием пьют коньяк из одноразовых пластиковых стаканчиков. Зоя сидит вполоборота ко мне: и без того короткая юбочка задралась ещё сильнее и я отчётливо вижу её обнажённые почти на всю длину, стройные точёные ножки. И прихожу от их соблазнительного вида в сладковатый эротический трепет. В штанах у меня начинает шевелиться, и я медленно расстёгиваю молнию.Толян целует Зою в губы, она жадно отвечает на поцелуй. Он длится слишком долго. Это уже засос, а не поцелуй. Любовники похотливо сосутся у меня на глазах и я, не выдержав, медленно снимаю брюки. Трусы мои сильно выпирает спереди… Оторвавшись друг от друга, любовники съедают по банану. Толян показывает жене наполовину очищенный от шкурки банан, намекая… Начинает облизывать его языком. Зоя заразительно смеётся и лезет ему рукой между ног. Внимание! Самое интересное: моя жена расстёгивает чужому мужчине ширинку и без стеснения вытаскивает красный, вставший уже на неё член. Нежно обволакивает гладкую, с натянутой туго кожей, головку своими чувственными, накрашенными губками. Сосёт затем его член, страстно постанывая, поглаживает пальцами правой руки мужские яички.Я впервые вижу, как моя жена сосёт член у чужого мужчины. Меня это дико возбуждает. Я сбрасываю на траву рубашку и трусы и остаюсь без ничего. Член стоит колом, и яйца просто выворачивает от желания. Я безумно хочу свою жену, но не могу это сделать! Она мне сейчас не принадлежит, — она сосёт хуй у другого мужчины и ей это приносит такое же дикое удовольствие, как мне — наблюдать за ними! Толян полностью расслабился и с тихими стонами кайфует, изредка посылая член глубже в рот Зои. По нему видно, что скоро кончит.Я начинаю мастурбировать на них. Правая моя рука торопливо бегает по стволу члена, пальцами левой я массирую и разминаю свой анус. От этого мне делается вдвойне приятно. Постепенно я ввожу в заднюю дырочку указательный палец, предварительно хорошо обслюнявив его ртом. Зоя довела Толяна до судорожного оргазма. Я наблюдаю, как вибрирует и дергается его вздыбленный член, головка которого находится во рту у моей супруги. Щёки её то и дело западают в такт глотательным движениям горла, — она отсасывает вытекающую из его члена сперму. Он выебал мою жену в рот, и она с явным наслаждением жадно пьёт его семя.В голове моей мутится от этой картины. Я дрочу себя ещё интенсивнее и ещё глубже ввожу палец в свою попу. Я представляю, что это хуй Толяна и он ебёт меня, как мою жену. Неужели я педераст?Зоя хорошенько облизывает член своего любовника. В знак благодарности он снова целует её в губы. Она смеётся и, оторвавшись от его мокрого рта, что-то говорит. Вероятно, предупреждает, что не всю ещё его сперму проглотила, и она может попасть ему в рот. Они снова выпивают коньяк и едят конфеты. Зоя по быстрому сбрасывает одежду и остаётся перед ним без ничего. Я кончаю от одного её обнажённого вида, далеко фонтанируя спермой, которая забрызгивает ветки кустарника. А жена уже снова похотливо стонет под навалившимся на неё сверху так же обнажённым телом Толяна.Я еле удерживаюсь, чтобы не застонать самому — до такой степени мне приятно. Удовольствие многократно увеличивает палец в моём заднем проходе. А Зоя, не сдерживая себя, кричит и мечется под Толяном. Неужели ей так хорошо? Со мной она никогда не кричала. Но как это прекрасно: смотреть на извивающуюся в чужих объятиях свою собственную жену. Видеть, как чужой самец вонзает в её промежность свой член. В ту же самую, до каждой интимной складочки и извилины знакомую щель, которую всю-всю не единожды обследовал руками, вылизал языком и обкончал из члена. Жена изменяет тебе с другим, но от этого совершенно не больно, а наоборот — радостно и хорошо, и так томительно сладко, будто в детстве полакомился мороженым.Какое же это воистину сладкое слово — измена!30 мая 2012 г.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх