Фантазия

У меня множество фантазий. Но одна посещает меня в последнее время с особой интенсивностью) Мне очень нравится мой начальник, просто до умопомрачения. Ему посвящается) Закончился рабочий день. Все ушли и мы с тобой остались совсем одни. Я специально выдумала какое-то неотложное дело, чтобы побыть с тобой наедине. Ну что я могу с собой поделать, если в последнее время я лишена возможности думать о чем-либо другом кроме тебя. Стоять рядом с тобой, вдыхая запах твоего парфюма, который смешивается с ароматом твоей кожи, смотреть на эти красивые руки, длинные пальцы нервно постукивают по столу, ты поднимаешь на меня глаза, смущенно улыбаешься, словно в чем-то виноват передо мной. Что ты сказал? Я ничего не слышу, я больна, у меня горячка, лихорадка, я сошла с ума… Заставляю себя отвернуться, подхожу к шкафу, тянусь за папкой на самую верхнюю полку, слышу твое дыхание у себя за спиной, твоя ладонь ложится на мою руку: «Давай я помогу. « Это прикосновение горячих ладоней, ах, чувствую, что мои трусики уже насквозь промокли, в голове одна мысль: «Я ХОЧУ ТЕБЯ «, колени подкашиваются. Подхватываешь меня, бумаги разлетаются, ну да кому они теперь нужны. «Что с тобой?» Молчу, поднимаю взгляд, твои губы, так близко, еще ближе, неужели?.. Сначала ты целуешь робко, будто пробуя на вкус, просто касания губами, поцелуй становится все требовательней, у тебя вырывается глухой стон, страстно, кусая друг друга, хочешь меня сьесть?… , прижимая все ближе, ощущаю твой член уже в полной готовности, выпирает напряженным бугром из-под брюк. Твои руки не бездействуют, моя блузка расстегнута, твои пальцы забрались под чашечки моего бюстгалтера, играют с сосками, пощипывая, теребя их, они уже настолько твердые, можно стекло резать) Отрываешься от моих губ, покрываешь поцелуями шею, грудь, покусываешь сосочки, засасываешь, сжимаешь губами, ниже, ниже, ты знаешь, чего я хочу, мой милый. Сдвигаешь трусики в сторону, проводишь пальцем по губкам, раздвигаешь их, твоя ладонь вся блестит от моих выделений, вводишь в меня два пальца, большим находишь клитор и начинаешь нежно поглаживать, дразнишь меня, твои глаза смеются, на лице озорная улыбка, закрываю глаза, ласки становятся более нежными, начинаешь языком щекотать клитор, прикусывать набухшие от возбуждения губки, трахаешь языком мою дырочку, ох, еще немного и я кончу… Ты чувствуешь это, припадаешь губами к клитору, один палец в киске, второй резко входит в попку, с моих губ срывается полустон, всего несколько секунд — и меня сотрясает мощнейший оргазм. Ты поддерживаешь меня, пока я не прийду немного в себя. Теперь я должна доставить тебе удовольствие. Толкаю тебя на кожаное кресло, расстегиваю брюки, снимаю трусы, вот он, мой красавец, нежно целую в головку, провожу ладошкой по горячему стволу, облизываю словно мороженое, ручками, нежно тереблю яички, нежно засасываю в ротик. Прерывисто дышишь, постанываешь от наслаждения, хочешь кончить, но нет, рано. Поднимаюсь с колен, ну и вид у меня, развратный до невозможности, волосы растрепались, голая грудь с торчащими сосками, юбка сбилась вверх, кружевные трусики сдвинуты в сторону, сажусь на стол, поднимаю ногу и сгибаю ее в колене, ну, чего же ты ждешь?… Вскакиваешь, срываешь трусики, одним резким движением входишь в меня: «Ах ты маленькая шлюшка, тебе ведь это нравится, мм?» «Да, еще, еще…» Выходишь из меня, водишь головкой по мокрой щелочке, слегка надавливая на клитор, я не могу больше терпеть, сгораю от желания, пытаюсь двинутся тебе навстречу, но нет, ты крепко меня держишь, хочешь помучить. Задыхающийся от страсти голос: «Пожалуйста… « Звучит как мольба. «Скажи мне это, попроси меня. « «Умоляю, трахни меня, заставь меня кончить… « Быстрым движением закидываешь мои ноги к себе на плечи, теперь я и правда как шлюха, моя дырочка полностью открыта твоему взгляду, жесткими ритмичными начинаешь двигаться. «Быстрее, сильнее, прошу тебя…» Так сильно, даже больно, но это сладкая боль, с моих губ срываются бессвязные стоны, мои возгласы смешиваются с его, потеряв всякий стыд, стеснение, теряя ощущение реальности, нас накрывает волна оргазма, одновременно, с рычанием вытаскиваешь член, начинаешь извергать сперму на мой животик. Обессиленный, наклоняешься надо мной, влажный поцелуй. «Это было потрясающе.» 15.06.08 21:17

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Фантазия

Всем привет. Хочу поделится своей простой фантазией. Согласитесь у каждого из нас появляются фантазии. У кого то в день по несколько, у кого то одна но эта фантазия долго не дает покоя, становясь навязчивой. Хотя в ней и ничего так нет, просто желание. Это желание появилось у меня не давно. Я познакомился с одной девушкой по интернету. Симпатичная, общительная девушка. Но в ней есть одна изюминка, которой мало у кого есть. С ней очень легко общаться. Я не встречал девушек с которыми было так легко. У нее есть свои заморочьки, свои проблемы, но она о них общается с искренний легкостью, так что проблемы которые она пытается решить не нагружают тебя. Ладно, надеюсь вы меня понимаете. По сколько это моя фантазия, я расскажу про нее от третьего лица. Утро. Раннее утро. Сквозь тяжелые шторы, темно-бордового цвета настырно пробиваются лучики солнца. Основная масса света, которая готова ворваться и залить комнату упираются в эти шторы, от чего они становятся ярко-бордовыми. Венеция начинает просыпаться. За стенами отеля проплыл катер, слышно как в тишине еще не до конца проснувшегося города, волны от катера разбежались в стороны и отразившись о стены отеля плавно разлились. Они проспали почти двенадцать часов после долгой дороги. Первым проснулся Саша, от стука в дверь. Он тихо открыл дверь на пороге стоял официант с подносом. На подносе стояли чашки с кофе и круассаны. Саша отдал чаевые, забрал поднос, тихо закрыл дверь. Поставив поднос на столик, возле кровати, уже хотел будить ту, которая так сладко еще спала, слегка улыбаясь во сне. Ее зовут Юля. Весь Юлин вид, это сплошное кокетство. Даже сейчас, во сне, она кокетливо высунула ножку из под одеяла. На белоснежной простыне ее загорелая ножка с аккуратным педикюром выглядела очень соблазнительно. Саша присел на корточки и чуть касаясь губами поцеловал подушечку большого пальца. Юля во сне сжала пальчики. Саша продолжил и поцеловал подушечку второго пальца, Юлина ножка чуть дернулась и вернулась обратно, на губах улыбка стала чуть более выражена. Юля проснулась, но старалась не подавать вида. Поцелуи Саши легкой щекоткой пробежали по ее пальчикам, где то под коленом ощущения от двух поцелуев встретились, переплелись, и уже в месте устремились по Юлиной ножке к центру ее животика. Там эти ощущения изменились. Одно ощущение прошло через центр ее живота по стенкам влагалища, оставляя за собой влагу и легкой томностью остановилась на клиторе, Второе ощущение побежала по телу, разливаясь приятной легкостью отдохнувшего тела, заставляя открыть глаза. Юля проснулась, но глаза не открыла. Слегка затаив дыхания, предвкушая, ожидала продолжения. Тело Саши медленно но уже не обратимо, начало активироваться. Сердце начало часто и с силой гонять кровь по телу, перед глазами повисла легкая пелена предвкушения наслаждения. Пульс добрался до висков. От куда то из нутрии, по телу пробежала волна напряжения, заставляя делать глубокие частые вдохи. С каждым вдохом напряжение увеличивалось и устремляясь в низ, упираясь где то в самом низу, отражалось и проходя через его член, заставляло его орган становится каменным. Напряжение еще не достигло его рук. Они оставались теплыми, нежными. Одной рукой он приподнял за пяточку оголенную ножку Юли, нежно целуя поднимался выше и выше. С каждым поцелуем, его дыхание становилось все горячее а поцелуи все настойчивее. Дугой рукой он стягивал одеяло с Юли. Это были не поцелуи сумасшедшего, боящегося потерять предмет своей страсти, а поцелуи уверенного в своих действиях мужчины, напор которого уже не возможно было остановить. У Юли в этот момент не возникло никакого другого желания как, только отдаться в его сильные руки и уверенные действия. Которые приносили все большее и большее удовольствие. Губы Саши уже добрались до ее внутренних частей бедер, оставляя за собой очаги наслаждения от поцелуев. Которые приятно ныли и немного пощекочивая сливаясь в единую вереницу устремляясь к ее киске, вызывая внутри желание секса. Ее ножки инстинктивно согнулись в коленях и развелись широко в стороны. Легкое чувства стыда и неловкости гасятся желанием отдаться Саше. Из ее киски практически течет сок желания. А его губы так медленно приближаются к ее сгорающей от желания промокшей пещерки. Еще поцелуй и еще поцелуй. Саша наслаждается бархатной кожей Юли. Он уже в плотную добрался до ее киски. Перед его губами блестящие от влаги губки Юлиной киски. Саша вдыхает аромат возбужденной до предела киски и своим языком слизывает весь сок. Теперь все возбуждение, которое концентрировалось на ее клиторе и в нутрии влагалища нежно расползается по всему телу. Тело Юли становится одной эрогенной зоной. Эпицентр этой зоны клитор, который Саша ласкает языком. Юля сильней прижимает голову. Саша вылизывает ее киску, глотая ее сок. Ему нравится ее вкус и чувства, что он доставляет Юли райское наслаждение от кунилингуса. Сашин язык на мгновение отрывается от киски и Юля почувствовала как два пальца погружаются в ее пещерку. Еще мгновение и язык Саши снова начал порхать по клитору, а пальцы то заполняли то выходили из ее влагалища. Еще немного и первый оргазм разлился по ее телу волнами наслаждения. Юля вздохнула, резко выдохнула, ее тело начало подергиваться, рот открылся и поплыло перед глазами. Саша вытащил свои пальцы, сильно руками обхватил ее ноги и прижал к клитору свой язык. Еще и еще волны оргазмов расходились по телу Юли, заставляя ее тело подрагивать. Юля не зная что с этим делать то приподнималась, то падала мотая головой. На конец то ее тело успокоилось и обмякло. Приятное тепло еще гуляло по ее телу, уютно клонило ко сну. Саша ослабил хватку, отпустил ее, и лег рядом на спину. Юля сделав над собой небольшое усилие, приподняла голову и поцеловала его в губы, такие нежные и влажные от ее сока. Саша обнял ее и закинул на себя с веху. В ее живот уперся каменный член Саши. Теперь очередь Юли. Она приподнялась, немного прогнулась, стала осыпать Сашу такими же легкими и горячими поцелуями. Ее груди приятно скользили по телу Саши. Иногда ее сосочки встречались с его сосочками и от этого по телу Саши пробегали электрические разряды удовольствия. Саша не в состояние больше ждать, взял ее за плечи и решительно направил ее в низ. Юля спустилась к его члену. Одной рукой сжав его ствол, она выдавила прозрачную капельку. Кончиком языка она слизала капельку, улыбнувшись, игриво посмотрела на Сашу. Саша прикрыл глаза и глубоко дышал. Юля обхватив рукой горячий член, открыв свои пухлые губки, втянули в рот головку члена. Он уперлась ей в небо. Подвигов языком в зад в перед, смочив немного дальше ствол Саши, изменив положение головы, Юля закрыв зубки языком, начала насаживать свой ротик на упругий член Саши. Вот он продвинулся уже настолько глубоко что дышать можно только через нос, еще немного и он уперся в… Щекоча, вызывает небольшие потуги рвоты. Юля справляется с этим и снимает голову с его члена. Подходя к самому началу головки, Юля кончиком языка упирается в маленькую дырочку, пытаясь проникнуть кончиком языка как можно глубже, подрачивает рукой ствол и снова заглатывает его до конца. Она в этот момент чувствует себя великодушной царицей. Она знает что он сейчас полностью подвластен ей. Она может доставить ему и ужасную боль и огромное удовольствие. Ей не хочется делать ему больно, есть только чувство благодарности за приятный кунилингус, и ей хочется чтобы он так же получил максимум удовольствия от ее ласк. Она ускоряет темп, погружая в свой ротик его член, двигая руку по его члену в месте со своими губками. Второй рукой она нежно сжимает его налившиеся яйца. Саша глубоко втягивает и резко выправляет живот, упираясь затылком в подушку пытается выгнутся верх. Легкая тупая боль от сжимаемых яичек перемешиваясь с томными ощущениями наслаждения от горячего и влажного ротика Юли приводили Сашу в ни с чем не сравнимый экстаз. Казалось что через головку его члена ты выходит, то опять заполняет его тело жизнь. Саша не … выдержал и оторвав Юлю, приподнял ее голову и потянул ее к себе. Юля раздвинув ноги, привстала, медленно погрузила в свою киску Сашин член. Опустившись до самого основания, Юля чувствовала как ее влагалище полностью заполняется горячим членом. Не большая боль в нутрии живота, он достиг самого придела, заполнив ее полностью, тут же проходит и заменяется наслаждением. Она медленно привстает, чувствуя как в нутрии ее начинается обратное движение. Но ей хочется опять почувствовать то наслаждение тупой боли с легкой щекотки которая гасит эту боль разливаясь по телу радостью приятных ощущений. И она с силой опускается в низ. И опять эти томно ноющие ощущения но уже не такие яркие и острые как в первый раз. Хочется повторить еще раз и еще. Она начинает ускорять движения, с силой опускаясь на член, упираясь своими мокрыми губками в лобок Саши. Саша приподнялся, пытаясь поймать ее губы своими губами. Его руки поймали упруго раскачивающиеся груди и зажали ее сосочки между пальцами. Легкие покалывания удовольствия, от сосочков Юли побежали по ее грудям, через подмышки в верх. Мгновения и эти ощущения мурашками побежали в низ. В нутрии Саши начинают просыпаться давно забытые инстинкты самца. Инстинкты которые снимают с него всю сдержанность и благочтивость. Ему хочется насладится ее тело в полной мере. Он снимает Юлю с себя, ставит ее раком к себе. Секунду он любуется красотой открытых прелестей. Направляет свой кол в Юлину киску, с силой вгоняет входи в нее до конца. Теперь уже все его тело напряженно и действует как мощная пружина. Быстро, не меняя ритм вгоняет в ее мокрую киску, каменный член, хлопая яйцами по ее открытому клитору. Его руки с силой сжимают ее талию. Сильный шлепок горячими иголками разбегается по упругой Юлиной попке. Еще один шлепок в тоже место оставляет на ее попке уже гораздо меньшую боль. Только горячая волна разбежалась по телу, заставляя спинку Юли сильно прогнутся и раскрыть обе дырочки. Сосочки ее грудей, от сильных и ритмичных толчков, чуть касаясь простони добавляют в общий букет наслаждения легкую щекотку. Пробегает мысль в Юлиной голове — «меня трахают как последнюю блядь и мне это нравится». Сашина рука сместилась с ее талии. И его большой палец уперся в ее вторую дырочку. Еще толчок и его палец немного погрузился ей в попку причиняя тупую и в тоже время жгучую боль. Еще толчок и его палец полностью погрузился в ее попку. Юля напряглась, сделав четную попытку вытолкнуть большой палец из своей попке, но тут же сдалась. Примерившись с болью она постепенно начала получать от этого тоже удовольствие. Боль и наслаждение, сила и нежность, все ощущения перемешались. Еще несколько толчков и в нутрии Сашиного живота начала зарождаться ноющая томность, которая увеличивалась как снежный ком. Еще толчок и эта томность обежав тела Саши за мгновении, заставило напрячь все клеточки тело. Это напряжение в теле как бы начало выталкивать из себя все то удовольствие которое за мгновение собралось где то глубоко в недрах его члена. Пульсируя горячее наслаждение, пробежало по члену Саши и выстрелило внутрь Юлиной киски. Юля почувствовала как Сашины руки еще сильнее сжали ее тело, а в нутрии ее киски мягкое и горячее струя пульсируя стало разливаться. Это ее подхлестнуло и она с сома стала помогать Саши насаживаясь с силой на его пульсирующий кол. Мгновение и по Юлиному телу, как бы в такт пульсации Сашиного оргазма, все ее удовольствие много кратно увеличилось, сосредоточилось в нутрии ее животика, разлилось по телу сильным оргазмом. Сашины руки стали ослаблять хватку, его движения сбавлять темп. Он вышел, убрал руки и лег рядом с Юлей. Она игриво улыбнулась и пошла в ванну. Идеальный секс не обязательно должен быть изощренным. Идеальный секс — это секс когда партнер своими действиями доставляет тебе удовольствие и ты воспринимаешь его действия как удовольствие, в свою очередь ты делаешь то что ты считаешь нужным и твои действия оцениваются как удовольствие. E-mail автора: vothuligan@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Фантазия

Погоду можно было бы назвать «мороз и солнце, день чудесный», если б только не поздний вечер и дерьмовое настроение. Андрей ушел с людных улиц в огромный пустынный парк на склонах реки — не хотелось никого вообще видеть. Три недели, как он расстался с подругой. А ведь всерьез намеревался жениться, встречались полгода… По-началу все было как нельзя лучше, но через пару месяцев после знакомства стали проявляться невыносимая черта ее характера. И чем дальше — тем больше. Патологическая, на грани паранои, ревность. Причем, абсолютно необоснованная! Четыре месяца Андрей терпел сначала упреки и слезы, пытаясь объяснить, что он не изменяет и не намерен, но после несколький безобразных истерик и скандалов, к тому же прилюдных, порвал с ней раз и навсегда. Три недели назад. Неделю она еще звонила, устраивала истерики по телефону, обвиняя его во всех сметрных грехах. Потом, поняв бесперспективность этого, прекратила. Но настроение все еще было дерьмовым… Углубившись в парк, Андрей неспеша шел по безлюдным аллеям, мрачно размышляя о превратностях судьбы. Постоял пару минут на смотровой площадке, глядя с высоты крутых склонов на противоположный берег реки, пошел дальше. На повороте алеи, поднимая воротник шубы, оглянулся и увидел две рослые фигуры на площадке, откуда только ушел. Присмотрелся — вроде, девчонки. Высокие, стройные. Одна в короткой меховой куртке, другая — в толстой, «надутой» куртке — пуховке. Мелькнула мысль, а не попробовать ли познакомиться, но настроения не было, и Андрей неспеша пошел дальше, временами оглядываясь. Девчонки тоже неспеша шли по аллее, беседуя о чем-то своем, не сокращая и не увеличивая дистанцию, явно не обращая на него никакого внимания. Один раз он заметил, что одна из девчонок говорит по мобильнику… Андрей уже приближался к летнему «Зеленому театру», от которого до выхода из парка и до ближайшей станции метро оставалось минут 10—15 ходу, когда от помпезных колон входа в этот самый театр отделились три рослые, но явно женские фигуры, стали поперек аллеи: две по краям, одна в середине. — Похоже, ждут своих подруг, идущих сзади — подумал Андрей. — Или намечается разборка! Приблизившись, рассмотрел: спортивного склада, высокие. Он, хоть и не был гигантом, 175см — не много для мужчины, но самая маленькая, тоже в «дутой» куртке, была не ниже его ростом. Другая, в короткой дубленке «а-ля снегурочка», явно была за 180, а третья, в длинной мохнатой шубе с капюшоном, вообще росту была баскетбольного — минимум на полторы головы выше Андрея! Оглянувшись назад, с удивлением заметил, что шедшие за ним девченки резко сократили дистанцию и были всего в нескольких шагах у него за спиной! Обе также повыше его ростом! Стоявшие впереди не обращали на Андрея никакого внимания, глядя на двух других девчонок. Но, когда он проходил мимо стоящей посредине аллеи девченки в «дутике», она вдруг резко и неожиданно выбросила в сторону левую руку, крепко ухватила его за отворот шубы и повернула к себе. В тот же миг в правой руке у нее мелькнул маленький газовый баллончик. Андрей только лишь успел рот открыть, чтоб возмутиться, но и слова сказать не успел, получив в лицо два коротких «пшика». Так ничего и не сказав, он стоял удерживаемый девченкой за отворот, ожидая рези в глазах и жуткого кашля… Но ни рези, ни кашля не было. Зато жутко захотелось спать! Настолько сильно, что глаза стали закрываться сами собой, ноги подкашиваться. Андрей успел еще заметить шагнувших к нему со всех сторон остальных девчонок, почувствовал взявшие его за грудки и за воротник шубы сильные руки — и провалился в темноту… Дальнейшее он помнил смутно, урывками. Его куда-то вели, останавливаясь, когда он засыпал и совсем не мог передвигать ногами, «баскетболистка» поднимала его, плотно сграбастав за грудки и сильно встряхивала, пока он немного не приходил в себя и снова кое-как стоял на ногах, после чего его опять вели, удерживая и приподнимая за ворот шубы. Вроде бы, завели в какой-то подъезд, но этого Андрей почти не помнил… Пришел в себя от резкого, острого запаха, дернулся, отворачиваясь, но сильная рука крепко держала его за ворот. Открыл глаза. — Ну вот, проснулся, наконец! — На него, улыбаясь, смотрело симпатичное женское лицо. — Очухался? понюхай еще! — Девушка снова поднесла к его носу ватку с нашатырем. Андрей замотал головой: — Хватит, не надо больше! Кто вы? Где я? — Не бойся, полежи спокойно. Все будет хорошо! — Что вам от меня нужно? — Нам нужен ты! — Продолжала улыбаться девченка, — а зачем — скоро узнаешь! Не волнуйся! — Она встала, ее короткая меховая шубка распахнулась, и Андрей увидел, что кроме этой шубки на ней ничего нет! От ее стройного, крепкого спортивного тела трудно было отвести глаза. Но она отошла в сторону и исчезла из поля зрения. Андрей огляделся. Он лежал на узкой кушетке, стоящей почти посреди большой, не ярко освещенной комнаты. Окна и часть стен закрыты плотными шторами. На полу огромный толстый пушистый ковер. Глянув на себя, Андрей с удивлением и ужасом увидел, что, кроме шубы, на нем также нет никакой одежды! Попытался вскочить, но бесшумно появившаяся девченка придержала его за плечо, заставив лечь: — Погоди, не дергайся! И не нервничай, все будет О-кей! К кушетке со всех сторон подошли остальные девченки, глядя на Андрея сверху вниз. Он снова попытался встать, но его удержали., плотно запахнули на нем шубу, кто-то просунул ему под талию матерчатый пояс от борцовского кимоно, обмотали в несколько оборотов и туго завязали. Над ним склонилась «баскетболистка», тщательно сгребла за шубу на груди с такой силой, что перехватило дыхание и… Андрей буквально взмыл в воздух, повиснув в отнюдь не девичьих по силе и размеру руках! Крепко встряхнула. Длинная мохнатая шуба «баскетболистки» распахнулась, показав сильное, накачаное, но не изуродованное, как у культуристок, буграми мышц, тренированное тело. Она легко поднесла Андрея к стене, прижала на весу и придавила всем телом. — Сейчас мы отымеем тебя по полной программе! Мы не садистки, боль причинять не будем. И без извращений. Можешь сопротивляться, но не советую: это не поможет. Вреда мы тебе не причиним, превязывать не будем. Но лучше, если ты сам постараешься нам не мешать и продержишься подольше! — и, повернувшись к другим девченкам, спросила: — Начнем? Я первая! — А почему ты? После тебя другим почти ничего не останется! — возразила девчонка в «дутике», которая брызнула в Андрея загадочным газом-снотворным. — А кто тащил его на себе? Не надо было дважды на него «пшикать»! Знаешь же, что раза достаточно! Короче, начали! С этими словами она поставила вконец растерявшегося Андрея на пол, перехватила за отвороты, сграбастав и намотав их на кулаки так, что они уперлись ему под подбородок, лишив всякой возможности отвернуться, снова подняла и притянула к себе, впившись губами в его губы. Андрей замычал, задыхаясь, но сильный девичий язык уже проник к нему в рот, начал умело орудовать там… Через минуту Андрей понял, что не в силах совладать с собой, его член сам по себе начал напрягаться и вставать! Оторвавшись, наконец, от его губ, «баскетболистка» с поворотом швырнула его на стоящих поодаль остальных девченок. Ему не дали упасть, подхватив за шубу со всех сторон, поставили на ноги. Перед ним оказалась «снегурочка». Сграбастав одной рукой за ворот, а другой крепко ухватив за пояс и приподняв, она притянула его к себе и тоже одарила могучим поцелуем. Задыхаясь, Андрей попытался оттолкнуть ее, не смог и только сгреб за дубленку на боках. Прервав поцелуй, она толкнула Андрея на других, его снова брали за грудки, целовали и передавали дальше. Он оставил всякие попытки сопротивляться, сбился со счета, сколько кругов прошел… Иногда его швыряли на пол, точнее, на мягкий пушистый ковер, но тут же поднимали опять, вздернув за ворот, за грудки, или за отвороты шубы. Его член давно уже стоймя стоял под шубой, готовый к работе, а трепка все продолжалась. Наконец, повалив его в очередной раз на ковер, его не подняли. Кто-то распахнул полы его шубы снизу до пояса. Решив, что «клиент созрел», одна из спортсменок приподняла его за пояс, другая подсунула под ягодицы небольшую жесткую подушечку. «Баскетболистка» стала над ним, раздвинув ноги, распахнув свою длинную шубу, опустилась на колени, села ему на бедра. Сграбастав за грудки, подняла в сидячее положение. Кто-то подсунул ему под спину огромный, свернутый в тугой рулон поролоновый матрас. Теперь Андрей находился в полусидячем положении. «Баскетболистка» приподнялась, сдвинулась чуть вперед, крепко сжала коленями Андреевы бока и снова села, на этот раз точно и сразу на его член. От внезапного кайфа Андрей застонал, дернулся, прогибаясь, но «наездница» только сжала его сильнее ногами и притянула к себе за грудки, уткнув его лицом в мех своей шубы. Она почти совсем не двигалась, лишь чуть раскачивалась, но при этом ощутимо мяла его член наредкость сильными мышцами влагалища. Иногда она, продолжая очень крепко держать Андрея за грудки, отстраняла его, с силой вжимая в рулон матраса, затем наклонялась к нему и, не давая увернуться (впрочем, он не очень-то и пытался), целовала его в засос, вытягавая весь воздух из его легких. Или откидывалась назад, снова притягивая Андрея к себе и вжимая его лицо себе в грудь. Все это продолжалось необыкновенно долго, намного дольше, чем обычно Андрею удавалось, из-за отсутствия продольных возвратно-поступательных движений. По мере приближения к оргазму, «баскетболистка» стала больше вращать тазом, раскачивалась все чаще и сильнее, все жестче трясла Андрея за грудки и, наконец, несколько раз подпрыгнув на нем, с криком и стоном кончила, дав и ему закончить одновременно с ней и почти совсем вытряхнув из него душу и чуть не задушив, сжимая за шубу на груди так, что ребра трещали. Отпустив Андрея, она отвалилась в сторону и лежала, тяжело дыша и постанывая, вздрагивая и медленно приходя в себя. Но Андрею не то что в себя прийти — отдышаться не дали! Девченка в «дутике», та, что брызнула на него в парке усыпляющим газом, легла рядом и, ухватив одной рукой за ворот, другой — за пояс, легко втащила его на себя, крепко обхватила ногами. После только что закончившегося акта член Андрея отнюдь не был готов к столь быстрому продолжению. Тогда она сгребла Андрея за отвороты и, стиснув зубы и постанывая, стала его жестоко трясти, все сильнее сжимая ногами. Андрей попытался было взять и ее за грудки, но она она так тряханула его и сжала бедрами, что он невольно отпустил ее куртку. И тут произошло неожиданное: его член вдруг резко напрягся и пришел в боевую готовность! Девчонка, на миг отпутив одной рукой отворот Андреевой шубы, быстро направила член к своему входу и с силой рванула Андрея на себя и вверх. Он попытался упираться, держа девчонку за пуховик на груди и прогибаясь, но силы были не равны, к тому же кто-то из стоящих вокруг девушек не сильно, но ощутимо подтолкнул его, наступив босой ногой на его ягодицы. Попав вовнутрь и ощутив горячий влажный жар, Андрей перестал упираться, расслабился и лежал на девченке бревно-бревном. Но ей это и не мешало, а, похоже, даже и помогало: она все равно вела активную роль, извиваясь, изгибаясь под Андреем, сжимая и прижимая его ногами и таская за грудки. Она была очень сильно возбуждена и кончила, быстро достигнув сильнейшего оргазма, даже раньше Андрея, но продолжала жестоко трепать его, пока и он не разрядился. И лишь тогда отпустила, бессильно раскинув руки и ноги, так и оставшись лежать под до смерти затраханным парнем, не имевшим даже сил сползти с нее в сторону. Но и теперь Андрею не дали и минутной передышки — трое девченок подняли его, как лежал, за шубу и за пояс, и переложили на уже пристроившуюся рядом девушку в короткой меховой куртке-шубке, которая приняла его, как и другие, крепко сграбастав за грудки и обхватив ногами. Она не стала сразу же пытаться быстро возбудить обессиленного парня, и только легонько таскала его отвороты, водя его лицом по меху своей шубки и по груди. Но как только почувствовала, что парень начинает приходить в готовность, тут же усилила захват, грубо тряхнула и… понеслось! Она не только извивалась под Андреем и трепала его за грудки, но и буквально подпрыгивала под ним, нанося чувствительные, но не болезненные удары своим тренированным телом, загоняя его член в себя как можно глубже. Когда же Андрей попробовал проявить активность и задергался, чтобы быстрее кончить, насильница не дала ему этого, ловко следуя за его движениями, уходя от его ударов и двигаясь за ним, не давая члену выскочить из влагалища. Андрей быстро выдохся и перестал двигаться, позволив насильнице трахать его по ее усмотрению, что она и делала с видимым удовольствием. После предыдущих актов Андрей никак не мог разрядиться и девчонка кончила раньше его, сразу же аккуратно перевернув его на спину рядом с собой. И тут же его оседлала следующая амазонка. Она оказалась настолько сильна, что сев на торчащий член, схватила Андрея за обмотанный вокруг его талии пояс, поднялась на колени и подняла следом парня, не двигаясь сама, начала поднимать и опускать его, тем самым двигая его член в своем влагалище. А потом вообще встала, в полуприседе, широко раздвинув ноги, и продолжила двигать Андреем вверх-вниз и раскачивая его в стороны, держа на весу за пояс. Ему было неудобно в таком положении «мостик», сделать он ничего не мог. Но ту две девченки подхватили его, одна — за ноги, другая — за воротник, и приподняли над полом, так что ему пришлось меньше прогибаться назад, да и таскавшей его за пояс насильнице было легче. Так и дотрахала она его, держа на весу — измученного парня хватило на двоих за этот раз. Его опустили на пол. Теперь была очередь последней, пятой девушки, в дубленке «а-ля снегурочка». Понимая, что врядли парень сможет сразу же продолжить, она опустилась рядом с ним на колени, осторожно взяла натруженный член рукой и стала нежно и аккуратно его поглаживать, шевелить. Андрей двинулся, попытался сесть, но «снегурочка» без церемоний толкнула его обратно на пол, на ковер: — Лежи! — взяла за шубу на животе одной рукой, продолжая другой поигрывать с его членом, иногда наклоняясь к нему и нежно трогая его языком, губами. Но при первых же признаках его шевеления грубо схватила за кожу мошонки и сильно сжала, одновременно сильнее сграбастав Андрея за шубу. И от этих ее действий член неожиданно снова встал, буквально подскочив!»Снегурочка» сразу же оседлала Андрея, ввела в себя его член и распласталась на нем, вдавливая в пол грудью и крепко держа за грудки, интенсивно двигая и вращая тазом и бедрами, не обращая внимания на то, что Андрей все — таки схватил ее за дубленку и пытался трясти. Она тоже кончила раньше измученного парня, отпустила его, легко освободилась от пытавшегося удержать ее за грудки Андрея и, взяв его напряженный член в рот, умелым минетом разрядила его. Круг замкнулся. Все пятеро насильниц отымели Андрея от души, «по самое не могу». Он лежал на ковре, абсолютно без сил, а его насильницы о чем-то шептались, усевшись на кушетку и пару сульев, не упуская, впрочем, его из виду: стоило только ему подняться, как тут же последовал тихий, но властный окрик: — Ты куда это? Лежать! Мы с тобой еще не закончили! — Да вы что, девченки? Хватит. Я пойду. Я все равно не смогу больше! — Никуда ты не пойдешь, пока мы не отпустим! И сможешь столько, сколько мы захотим! Так что отдыхай пока, набирайся сил! — Ладно, хорош! Хватит! Где моя одежда? — Андрей попытался развязать тугой узел пояса, которым его обвязали поверх шубы. — Ты что, не понял? — «Баскетболистка» не спеша поднялась и подошла вплотную к Андрею. — Тебе что, не ясно сказали? Сиди и не рыпайся! Андрей смотрел на нее снизу вверх, потом опустил глаза, уткнувшись взлядом в красивые груди с темными небольшими сосками, торчавшими из-под распахнутой шубы прямо на уровне его носа, отступил чуть назад. — Не слышу! Ты понял, что тебе сказано? — «баскетболистка», держа руки в карманах шубы снова приблизилась к нему, он отступил еще на шаг, затем еще и еще, а рослая «амазонка» продолжала на него наступать, пока Андрей не прижался спиной к стене. Выпятив грудь, насильница коснулась ею Андреева лица. — Так ты понял, что тебе сказано? Андрей уже совсем был прижат к стене всем мускулистым телом спортсменки и даже привстал на цыпочки, чтоб оказаться выше ее груди и отвернуться. Тогда она вытащила руки из карманов, сгребла его за грудки и подняла к своему лицу, крепко поцеловала. Андрей уже не пытался спорить, возражать и, тем более, сопротивляться. К тому же, ему даже начало нравиться такое властное, уверенное, даже грубоватое, но в то же время совсем не злобное обращение с ним. — Хорошо, понял… — ответил он, когда насильница оторвалась от его губ — Сразу бы так! Молодец! — Она хитро улыбнулась. — За это я тебя даже поцелую! — И снова впилась в его губы. Наконец она поставила его на пол, но не отпустила, взяла за шиворот, хитро подмигнула и, повернувшись к девченкам, спросила: — Ну что, продолжим? — Нет. подожди, я не могу больше, у меня же… уже не встанет! — запротестовал Андрей. — Не встанет? — с деланым удивлением спросила «баскетболистка» — А мы поднимем! Не сомневайся! Девченки снова окружили Андрея. «Снегурочка» поманила его к себе: — Давай, иди ко мне, мой хороший! «Баскетболистка» отпустила его и, понимая, что ему не избежать уготованного, Андрей осторожно приблизился к «снегурочке». Она смотрела на него, в глазах прыгали веселые чертики. — Ты, кажется, хватал меня за тулуп? Хочешь еще? Давай, бери, не стесняйся! — она легонько прятянула Андрея к себе за пояс — Ну, бери! Андрей подозревал какой-то подвох, но не знал какой. Осторожно взял «снегурочку» за дубленку на груди. — Давай, давай, смелее! — подбадривала она Андрея. Тогда он сильнее сграбастал ее за грудки и даже слегка встряхнул. И тут же пол ушел у него из-под ног: девченка одним быстрым движением снизу вверх скользнула руками от его пояса на грудь, сгребла за грудки, еще несколько рук одновременно взяли его за пояс, за воротник, за шубу на боках и подняли вверх. Шагнув друг другу навстречу, девченки зажали Андрея как в тиски своими крепкими телами и начали мять и тискать его, держа одновременно за шубу на весу. И через короткое время натруженный и даже побаливающий его член зашевелился и стал приходить в рабочую готовность! Но девченки продолжали мять и трепать парня. Они расступились и, как в начале, бросали и передавали Андрея друг другу, играя с ним, как кошка играет с мышкой. Только разве что собирались не есть его, а употребить с другой целью, для удовлетворения голода другого рода. Его поднесли к стене, «баскетболистка» спиной прижалась к стене, Андрея же тоже спиной прижали к ней, поставили рядом табурет. Девченка в короткой шубке стала перед ним, подняла на табурет одну ногу, чуть присев, ввела в себя его член и выпрямилась, стоя одной ногой на полу и поднимая парня за грудки. Другие помогали ей, поддерживая его за пояс и шубу на весу, поднимая и опуская его так, что его член заскользил во влагалище стоящей неподвижно насильницы. Через пару минут ее сменила друга, третья, четвертая, потом они пошли по новому кругу, и только «баскетболистка» продолжала стоять у стены, удерживая Андрея в воздухе за пояс своими железными руками, встряхивая и подталкивая вперед, навстречу меняющимся насильницам. Они прошли четыре или пять кругов, пока измученный парень смог кончить, разрядившись в одну из них. И снова Андрея трясли и таскали за грудки, грабастали и сжимали с нечеловеческой силой, опрокидывали на мягкий ковер, поднимали и снова бросали, и поднимали опять, за полы шубы вниз головой, крутили и переворачивали, трепали за грудки и отвороты, за ворот и пояс… И, о чудо! — у вконец затраханного и изможденного парня снова поднялся член! Теперь уже ждать не стали — «баскетболистка» сразу же опрокинула Андрея на кушетку, стала над ним, широко расставив длинные сильные ноги по обе стороны кушетки, и опустилась на его сук, крепко придавив парня всем своим весом и держа его за грудки. Она опять долго мяла его член тренированными мышами влагалища, не давая ему кончить, но сама забилась в оргазме намного быстрее, чем в первый раз, и тут же уступила место другой насильнице, точно также оседлавшей Андрея. Потом Андрей не мог точно вспомнить, сколько раз отодрала его каждая из девченок, все смешалось у него в голове. Он смутно помнил, как ему, усталому и измученному, помогли одеться, уже одетого и готового к выходу, еще немного потрепали за грудки и вдруг неожиданно коротко пшикнули в нос из балончика. В себя он пришел, сидя на скамейке неподалеку от давно уже закрытого метро, к которому собирался выйти из парка. Немного очухавшись, он неспеша побрел домой, широко расставляя ноги, чтоб не травмировать измученный, но вроде живой и здоровый член. Ему пришлось еще пару дней ходить так, пока его хозяйство перестало побаливать, но к тому времени он уже знал, что попытается найти, встретить этих девченок, чтобы попробовать повторить пережитое.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Фантазия

Я бы заезжал к тебе на машине, забирал бы после работы или занятий, если студентка. Обязательно с красивым цветком. Представляю, как бы ты светилась улыбкой, запрыгивая мне в машину, как бы елозила своей попкой на пассажирском сидении, пока мы ехали в лес недалеко. А я бы пялился на твои красивые ножки, выглядывающие из-под коротенькой юбочки и пока ты весело щебетала, поглаживал бы тебя по коленке и бедру, поднимаясь ладонью всё выше и выше. Думаю, что ты быстро заводишься и начнёшь скоро сама ко мне приставать, начиная поглаживать мне пах, пытаясь расстегнуть ремень и брюки, пока я веду машину. Представляю, как ты, несмотря на моё некоторое сопротивление, всё-таки добиваешься своего и достаёшь из брюк мой член. Как ты, улыбаясь подрачиваешь его ладошкой, ощущая, как он твердеет в твоих пальчиках. Представляю, как ты резко нагнёшься и поглотишь головку моего члена своими пухленькими губками и начнёшь мне сладенько сосать. Мне придётся остановиться на обочине, не доезжая до леса. Хочу, чтоб ты сосала мне в машине, сидя рядом. Сосала страстно, чавкая и сильно засасывая член. А я бы поглаживал твою спинку и попку. Погладил бы своими грубыми пальцами тебя между ножек, почувствовал, как намокли твои трусики. С удовольствием бы кончил тебе в ротик, и потом, когда бы ты подняла своё счастливое личико, чмокнул бы во влажные губки. Затем завёл бы машину и повёз бы тебя таки в лес. Хочу там и тебя ублажить. Ладно, девчонка, поедем дальше. В лесу сейчас классно, свежо, всё расцвело. Завожу машину, выруливаю на трассу. Но видно, что ты ещё возбуждена. В глазках чёртики бегают, вся ёрзаешь по сиденью. Гладишь себя по бёдрам. Специально, чтоб я видел, когда бросаю редкие взгляды с дороги на твои бёдра. Задираешь юбочку, начинаешь поглаживать киску по трусикам. Затем, хитро улыбнувшись, проникаешь пальчиками под трусики. Откидываешься на кресле, вжимаешься в него спинкой, закатываешь от удовольствия глазки, приоткрываешь губки и тихонько стонешь, трогая пальчиками половые губки, клитор, поглаживая их, легонько потирая. Так сладко мастурбируешь себя на пассажирском сиденье, не обращая того, что мы несёмся по трассе, и рядом с нами пролетают машины. Стоны сладострастия, аромат твоих выделений распространяются по салону моей машины. А ты всё энергичнее и энергичнее потираешь свою прелесть. Я всё чаще заглядываюсь и предполагаю, какое чудесное действие происходит в твоих трусиках. Вот уже и край леса. Сворачиваю на грунтовую дорогу. Совсем немного и мы окажемся на широкой полянке, скрытой от посторонних взглядов. Машину раскачивает на разбитой грунтовке. Но тебе это кажется, совсем не мешает, а даже наоборот. Ты уже очень громко стонешь, скулишь и очень быстро потираешь свою киску, второй рукой сдавливая одну из грудей. Останавливаюсь, глушу двигатель, кладу руку с рукоятки переключателя скоростей тебе на бедро. И в этот момент ты взрываешься. Громко выдыхая, твоё тело пронзают конвульсии оргазма. Тебя сотрясает. Ты выгибаешься. Кричишь. Это так красиво выглядит со стороны. Я заворожено смотрю на твой кайф. Успокоившись, ты виновато посмотришь на меня. « — Я, не сильно кричала? « — тихонько спросишь ты. « — Не переживай, здесь никого нет» — улыбаясь отвечу я. Ты, кончившая и довольная выпорхнешь из машины. Потянешься, стоя во весь рост. Скинешь свои босоножки, юбочку, топик и побегаешь босиком по траве, веселясь и крича всякие глупости. Буду смотреть на тебя бесшабашную, голенькую и сам выйду из машины, снимая с себя брюки, трусы и рубашку. Буду стоять у машины голым, опираясь на неё попой, когда ты, собрав немного лесных цветочков радостная подбежишь и прижавшись ко мне своим девичьим телом обовьёшь мою шею своими тонкими ручками. « — Хочу тебя» — скажу я низким голосом тебе, сильно прижимая к себе, когда ты чмокнешь меня в щёку. « — мммм, Здорово! А ты полижешь мне киску? Она после пальчиков язычка хочет. « — с загадкой в глазках скажешь ты. « — Конечно, любимая!» Подниму тебя за попку и усажу ею на капот. Ты сама так широко раздвинешь похотливо свои ножки и пальчиком отодвинешь тонкие трусики со своих половых губок. Представляю, как призывно в такой момент смотрится твоя разгорячённая киска, немного красненькая, влажная, с виднеющимся из-под капюшончика клитором. Приседаю, прикладываюсь губами к твоей прелести, провожу по ней несколько раз языком, собирая нектар твоих выделений с половых губок. Затем чуть выше, надавливая языком на клитор, и трясь языком об него. Ухом прижимаюсь о внутреннюю сторону бедра. Так приятно чувствовать тебя и слышать, как ты стонешь от удовольствия. Положи мне одну ножку на спину, пока я буду лизать тебя. Продолжая лизать клитор, проведу указательным пальцем по твоим половым губкам. Чувствую, как твоя ладошка ложится мне на голову, как ты пытаешься прижать меня к киске. Мой палец проникает в тебя. Начинаю водить им вперёд назад, продолжая полировать языком твой клитор. Твои пальчики впиваются мне в голову, из ротика сладкий стон наслаждения. Добавляю ещё палец и трахаю тебя двумя пальцами. Быстрее и глубже. Ты вся напряглась, выгнулась. Дрочну второй рукой член. Он уже стоит. Твёрдый и большой. Хочу войти им в тебя. Разогнусь, Приложу ствол члена к половым губкам, потру им по ним. Пальчиком ты прижмёшь головку члена к клитору. Головка трётся по клитору. Вижу, как тебе это нравится. Положи свои ножки мне на плечи. Ступнями обними меня за шею. Хочу чувствовать затылком пальчики твоих ножек. Чувствую, как ты вся дрожишь в ожидании, как проталкиваешь член в себя. Не буду долго тебя томить. Резкий толчок и член в тебе. Толстый, твёрдый. У тебя аж дыхание перехватило, глаза округлились. Чуть назад, опять толчок. Кайф! Какая же у тебя узкая щёлка! Обалденно! Толкаю и толкаю в тебя свой член. Держу тебя за бёдра и трахаю, трахаю такую очаровательную девушку. Твоя киска мокренькая, хлюпает от удовольствия. Я всё быстрее и глубже трахаю тебя. Скидываю с плеч твои ножки, нагибаюсь, прижимаю тебя к машине своим весом и трахаю, трахаю, малая твои бёдра и попку. Лицом упираюсь в твою грудь, у губ сосок. Начинаю языком теребить сосок языком. Губы трубочкой и засасываю сосок, сильно сосу, продолжая вгонять свой член в твою возбуждённую киску. Хочу снять тебя с капота. Сесть на траву и чтоб ты была сверху. Чтоб обняла меня ножками, упёрлась мне в грудь своими ладошками и попрыгала на мне как наездница. Прикольно видеть, как ты насаживаешься на мой член, как охаешь от удовольствия, как болтаются, нет, скорее дрожат твои груди. Соски набухли, как красиво торчат и дрожат при каждом твоём насаживании на мой член. Ты так страстно прыгаешь на мне. Так страстно трёшься своим клитором о мой волосатый лобок. Ротик твой приоткрыт. Дам тебе пососать большой палец моей руки. Соси любимая, соси. Дай поменяем позу. Хочу тебя рачком потрахать, вставай. Пристроюсь к тебя сзади, стоящую на траве коленками и упирающуюся ручками. И опять загоняю в тебя сзади своего твёрдого дружка на всю длину. И опять твоё дрожание, и стон, пока я настойчиво и с размахом трахаю тебя сзади толчками. Хлоп, хлоп легонько шлёпну тебя по попке. Затем пальцами в попку. Так призывно приоткрывается попка, когда раздвигаю ягодички в стороны. И яйца внизу болтаются туда-сюда и бьются с размаху по киске и клитору. Шпок, шпок, слышится снизу. Бля, кончить хочу. Давай приподниму тебя и уложу лицом на капот животиком. Продолжая трахать тебя сзади. Представляю, как ты вжимаешься сисечками в тёплый капот, как елозишь животиком по нему при каждом моём толчке. А я всё трахаю и трахаю твою узенькую дырочку, бьюсь животом о твою попку, а яйцами о киску. Блин, уже на грани. Не могу больше терпеть. Высовываю член из тебя, дрочу, глядя на твою красивую попку, на стройненькие ножки, спинку, лопатки. Ебать! Взрыв. Сперма брызжет тебе на спинку, заливает её… Класс!!!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Фантазия

Этот рассказ — мою дебют в этом щекотливом жанре, так что не обессудьте 🙂 Ночь. Темно. На окне тихо колышутся плотные шторы. И лишь свет одинокой свечи на тумбочке пронзает темноту длинными, трепещущими тенями. Я стою на коленях возле двери в спальне и жду. Мое сердце бьется запыхавшейся птичкой под самым горлом, заставляя дыхание врываться короткими, неровными вдохами. Я обнажена. Кожа золотится в отблесках пламени. Легкая дрожь пробегает по груди и связанным за спиной рукам, поднимая тонкие волоски на теле — не то от холода, не то от возбуждения и страха. Соски сморщились маленькими темными пуговками. Разведенные бедра подрагивают, вызывая трение кружевного пояса для чулок на чувствительном животе. Ступни, обтянутые шелковистым черным капроном, холодны. Я не смею шевельнуться и изменить позу, чтобы облегчить этот чувственный озноб. Я стою на коленях и жду. Жду с любовью и нежностью, с желанием боготворить и ублажать, готовая на все ради тебя. Ты выходишь из душа, и меня окутывает волной влажного тепла, а ноздри раздуваются, впитывая острый запах твоего шампуня. Твое тело, как потом, покрыто не высохшими капельками воды. Ты спокоен, тебе не нужны слова. Ты подходишь ко мне, и мягко и властно проводишь рукой по щеке, лбу, волосам, наматывая на ладонь мой высоко забранный конский хвост. Моя в повиновении опущенная голова поднимается навстречу твоему горящему взгляду. Я чувствую как к губам прижимается твой теплый член. Я, с наслаждением и счастьем, от столь долго сдерживаемой тоски, нежно обхватываю его губами. Ты прикрываешь глаза, отпуская мой захваченный в ловушку взгляд. Я, ощутив твое желание, начинаю с упоением облизывать и сосать твой член. Ты позволяешь мне. В тишине лишь слышны громкие чмокающие звуки, но они не смущают меня, я полностью отдаюсь твоему удовольствию, чувствуя, как моя женская суть начинает разгораться и покрываться влагой. Некоторое время ты просто стоишь, разрешая мне с упоением ласкать тебя, наблюдая за моими стараниями из под опущенных ресниц. Но вскоре тебе этого становится мало. Я чувствую, как давление твой ладони на моем затылке становится все сильнее, понуждая вбирать твой член все глубже и глубже. И вот, он уже как разъяренный зверь рвется, стремится, понукаемый твоими резкими движениями, в мое горло. Я хриплю и задыхаюсь, из глаз начинают течь жгучие слезы, но я продолжаю нанизываться на тебя, словно стремясь поглотить. Твои яички стукают меня по губам, а носом упираюсь в твой плоский, напряженный живот. Мне уже почти невыносимо, но я чувствую, что и ты уже близок к разрядке. И вот она наступает. Дернувшись в последний раз, со стоном, ты начинаешь сливать горячую живительную влагу мне в горло. Лишь кончив, ты слегка отодвигаешься, давая мне возможность проглотить. Я обожаю вкус твоей спермы, ее терпкость и вязкость. Я с нежностью облизываю весь твой член, слегка обмякший, но еще крупный — благодаря за доставленную радость. Ты, в ответ, водишь им по моему лицу, размазывая остатки спермы и оставляя на мне свой запах. Затем ты развязываешь мои руки, а сам ложишься на постель. У тебя в руках айпад, на лице — спокойное удовлетворенное выражение. Новости занимают тебя сейчас гораздо больше, чем я. Мне боязно сойти со своего места, но колени уже ноют, и я тихо подползаю к тебе, надеясь, что ты простишь мне мое своеволие. Я осторожно начинаю целовать твои ноги. Ты не возражаешь, и это придает мне смелости. Я беру в рот, и по очереди сосу пальцы, покусываю свод стопы, облизываю и разминаю руками все чувствительные местечки. Мне этого достаточно — ласкать тебя — лишь бы ты позволил. Ты, наконец, обращаешь на меня внимание, похлопываешь ладонью по постели, подзывая меня к себе. Я с радостью забираюсь на кровать, слегка смущаясь, не уверенная, рад ли ты был моему вмешательству. Ты обнимаешь меня и крепко целуешь. Покрываешь жесткими, колючими поцелуями мою шею, а руки твои мнут мои груди. Ты крутишь и тянешь соски, вызывая яркие вспышки боли и наслаждения во мне. Потом твои губы и зубы продолжают начатые руками терзания, пока мои соски не становятся яркими и припухшими, словно вишни. Ты встаешь, и я с замиранием сердца понимаю, что мне сегодня не избежать наказания за проявленное самовольство. Ты достаешь большую коробку с игрушками, но это не милые детские игрушки, а игрушки, чтобы играть со мной. Ведь твоя самая любимая игрушка это я… Ты не даешь мне увидеть, что ты задумал, только распаляя мой страх. Ведь ты наслаждаешься испугом и нетерпением в моих широко раскрытых глазах. Шлепнув меня по ягодице, ты заставляешь меня встать на колени, и подложив подушки мне под живот, сильно давишь на поясницу, повелевая опуститься. Я покорна тебе. Внутри разгорается горячее желание, струится по моим венам, еще больше распаляя нервные окончания. Ты гладишь меня по спине, ягодицам, упиваясь их мягкостью. Шлепки следуют, перемежаемые ласками, пока моя попка не становится огненно горячей, а влага из киски не начинает течь по внутренней стороне бедер. Ты отдаляешься, видимо любуясь результатом своих трудов. Потом я слышу шуршание и понимаю, что ты достаешь что-то. Через несколько мгновений, что кажутся мне вечностью, к моей разгоряченной щели прикасается что — то безумно холодное и вторгается в мою попку. Я чувствую как оно скользит внутри и замирает, раздается длинный тягучий звук и я чувствую что в меня выдавливается что-то холодное, вязкое и жирное. Смазка. Ты вынимаешь аппликатор и начинаешь с силой мять мои ягодицы, разгоняя мою кровь и заставляя крем поскорее растопиться, покрывая мою анальную пещерку изнутри. Я чувствую твои руки и твой твердый как камень член, что прижимается к моей попке, и понимаю, что эта игра не продлится долго — ты уже более чем готов, несмотря на недавнюю разрядку. Я же преодолеваю сводящее с ума возбуждение, боясь кончить, ведь спади пелена страсти, продолжение анальных игр для меня может быть очень болезненным. Ты, зная об этом, дразнишь меня, проникая пальцами поочередно в мои скользкие дырочки, выставленные на твое полное обозрение и растерзание. Я сжимаю зубы, теряя голову, и мои стоны, становятся настолько громкими, что их не гасит даже подушка. Ты недолго позволяешь мне наслаждаться этими сладкими пытками. Вскоре я чувствую, что в мой анус проникает что-то и начинает растягивать его. Я знаю, что это одна из игрушек. Но тут я слышу странный звук, словно от надуваемого шарика, и в страхе понимаю, что это увеличивающаяся анальная пробка, способная не только растянуть, но и повредить мою попку, стоит лишь немного переусердствовать. В следующее мгновение, отвлекая меня от волнений по поводу целостности моего зада, в мое влагалище входит большой холодный дилдо. Я кричу, ощущение абсолютной заполненности сводит меня с ума. Ты быстро подходишь к моему лицу и вставляя свой член в мой рот, начинаешь меня неторопливо трахать, одновременно надувая дилдо в мой попке и растягивая меня до предела. Я даже не могу стонать, лишь издаю хриплое горловое мычание. Внезапно ты вытаскиваешь член из моего рта. Я тянусь за тобой губами, но ты отдаляешься, и глядя мне в глаза, молча достаешь презерватив, показывая мне, что будет дальше. Я, страшась, смиренно принимаю неизбежное — прогибаю спину, еще ближе к подтягиваю колени к груди и развожу бедра. Ты подходишь ко мне сзади, медленно вытягиваешь дилдо из моей попки, приставляешь член к моей блестяще дырочке и не торопясь, с наслаждением, входишь. Ты огромен и тверд, другой дилдо во влагалище делает мою попку слишком узкой, мне больно. Я по-звериному рычу под тобой, пытаясь расслабиться. (Эротические рассказы) Протискиваю руку под животом и начинаю судорожно ласкать свой клитор, пытаясь ослабить боль в попке дополнительным возбуждением. Ты начинаешь свою дикую скачку. Вскоре я подстраиваюсь, мне все также больно, но наслаждение настолько велико, что полностью затмевает мой разум. Ты поддерживаешь искусственный член в моем влагалище, не давая ему выпасть. Он все же выпадает. Тебе уже все равно, ты хватаешь меня за волосы и подтягиваешь наверх, еще глубже вторгаясь в мою попку. Я хриплю от боли и наслаждения. Ты словно чувствуя, что я на пределе, изменяешь темп. Твои движения становятся длинными и неторопливыми, твои руки бродят по моему телу, сжимают груди, ласкают клитор, потом ты засовываешь свои пальцы в мой рот, понуждая сосать. Затем, мокрой от моей слюны рукой ты проникаешь в мое влагалище, и одновременно резко увеличиваешь скорость движений члена. Моя попка разрывается от боли, влагалище горит от наслаждения. Еще мгновение, и ты кончаешь, впившись в мои ягодицы руками. Я же в облегчении падаю, давая тебе прийти в себя… Ты обнимаешь меня, целуешь, затем нежно начинаешь массировать мне клитор. Всего несколько движений и я распадаюсь на долгий, сладкий оргазм. Я чувствую боль во всем теле, попка и горло саднят, но я счастлива как никогда.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Фантазия

— Ты не поможешь мне снять обувь? — Что? — переспросил он — Обувь. Ты не поможешь мне ее снять? — и испытующе посмотрела ему в глаза — Снять? — тупо и нерешительно сказал он — Да. Просто у меня что-то разболелась спина. Пожалуйста. — «Надеюсь это последнее пожалуйста. По крайней мере с моей стороны.» пронеслось у нее в голове. — Ну-у… хорошо… Сейчас я принесу стул. — Зачем тебе его нести? — улыбнулась она — Просто встань на колени. — Да? Ну хорошо. Она облокотилась спиной о стену и с удовольствием смотрела, как этот мальчик становится перед ней на колени. Она подобрала его на улице. Сама заговорила с ним и по ходу разговора поняла, что в очереди за мозгами этот малый не стоял. «Ну что ж. Тем лучше для меня. Легче будет заставить его делать то, что нужно мне.» Она вспомнила, как учащенно забилось ее сердце, когда в первый раз в каком-то фильме увидела, как мужчина целовал ступни женщине. Она завидовала ей, хотела быть на ее месте… А потом встретился этот мальчик… Итак, он стоял перед ней на коленях в ожидании, когда она подаст свою ногу. Она оторвала ступню от пола и, стараясь не торопиться, начала ее поднимать. Почувствовав, как кровь прилила к лицу постаралась себя успокоить… «Не волнуйся. Не волнуйся. Впереди еще есть время. Он еще будет их целовать…» Но это не помогло — она не смогла вовремя остановить свою ногу и чуть-чуть коснулась носком босоножки его губ… и чуть не задохнулась от возбуждения. Хотя нога двигалась медленно, носок босоножки застал его врасплох. От неожиданности он дернул головой и непонимающе посмотрел на нее. А она ничего не смогла ответить и просто улыбнулась ему. Когда он снял эту туфельку она, как бы нечаянно коснулась подошвой босой ступни его руки… — М-м-м… Какие у тебя мягкие руки… — вырвалось у нее. — Мягкие? А, да! Конечно! У меня очень мягкие руки. — «нашел» что сказать он. — Ну тогда вот тебе вторая ступня. Докажи и ей то же. — улыбнулась она, протянула ему вторую ногу и прикрыла глаза в ожидании. Но «доказательства» свелись к тому, что он решил ее просто пощекотать. Она отдернула ногу, мысленно ругнулась и подтянув к себе колено, занесла ногу, чтобы припечатать подошву к лицу этого болвана. Но вовремя спохватилась. Она вытянула ногу, поставив подушечки пальцев ему на лоб и медленно провела их через все лицо до подбородка. — Шалун! — заставив себя мягко улыбнуться, сказала она. Они прошли в комнату и устроились на диванчике. Повисло неловкое молчание. «А что тянуть?» — спросила она себя и сказала… — Тебе нравится массаж? — Массаж? Какой массаж? — опешил он. — Ну массаж. Ты лежишь, а тебя массажируют. Так нравится или нет? — А! Ну конечно нравится! — Тогда ложись на кровать. Он подошел к кровати и лег на живот. — Нет, ложись на спину. — заговорщицки прошептала она и выключила свет. Подошла к кровати и, перекинув через его тело ногу уселась верхом на его тазе. По его лицу было видно, что он мало что понимает. «Наверное, он сейчас думает о сексе. Не буду его расстраивать. Пока.» — улыбнулась она про себя. Медленно нагнувшись, она начала расстегивать пуговицы на его рубашке, затем раскинула ее полы в разные стороны и провела ладонями по его груди и животу. «Что бы такое сказать, чтобы… А какая, к черту разница?» — подумала она. — Кстати, а ты знаешь КАК нужно смотреть на женщину, чтобы видеть ее полностью? — Чего? — Ладно, ничего — я тебе сейчас покажу. Она встала над ним так, что ее ступни расположились по бокам от его груди. — Ну? Как тебе мое тело? — Э-э-э… Ну… Нормально… — А ноги? Тебе нравятся мои ноги? Он повернул голову из стороны в сторону, разглядывая ее ноги. — Я облегчу тебе задачу. — сказала она и, облокотившись рукой о стенку чтобы не потерять равновесие, поставила правую ногу ему на грудь. — Ну как? — Норма-а-ально… — с видом знатока протянул он. — Ха! Мне пришло в голову. Смотри — ты лежишь у моих ног, а я поставила тебе ступню на грудь. Прямо как Госпожа и раб. Ты не чувствуешь себя рабом, а? — Подожди-подожди. Ты о чем это? — Я говорю, что я похожа на Госпожу, а ты на раба. Хотя нет. Не там моя нога стоит. С этими словами она оторвала подошву от груди и медленно поднесла ее к его лицу. Она поставила пятку на его подбородок, оттянула носок на себя и поиграла пальчиками. — Так, я думаю, будет более правильно… ступне Госпожи самое место на ЛИЦЕ раба. Ты так не считаешь? — Я… Я не знаю… — Пора уже определиться. Разве тебе не нравится твое положение? — с этими словами она медленно опустила всю подошву на его лицо. Теперь пятка по прежнему оставалась на его подбородке, а пальцы расположились на лбу, выше левого глаза. Она постояла так несколько мгновений, наслаждаясь, а потом прикрыла глаза и начала тихонько массировать свою подошву об его лицо. Ее пытливая подошва исследовала каждую черточку его лица — глаза, нос. Губам ее подошва уделила больше внимания… Какие-то звуки выдернули ее из этого блаженного состояния. Это оказался его голос. — … Я говорю хватит! Мне не нравится быть рабом, и… — ее подошва прервала его никчемную речь, расположившись поперек его лица, на рту. — Похоже ты не совсем понял, какая роль тебе уготована. Ты — раб. И голоса твоего я не должна слышать, кроме тех случаев, когда я тебя спрашиваю. Иначе ты вообще не сможешь говорить. Сейчас ты поймешь, ЧТО я имею ввиду. Она убрала с губ свою ступню, поставила ее на горло и невольно задержалась в этой позе. Она почувствовала, как кровь пульсирует под ее ступней. Под ее ступней пульсирует жизнь! И она может этой ступней ее прервать! Вот, что ей не хватало все это время. Власти! Власти над мужчиной. Она слегка надавила на горло… — Ну как? — Я… — Очевидно тебе мало. — она наступила значительно сильнее. — Я… хр-р… — начал хрипеть он. Это ее развеселило и она рассмеялась. — Хыр-хыр… — передразнила, смеясь, она. — Ты как маленький жук, которого я давлю своей подошвой! — Я… хр-р-р… — опять прохрипел он и потянулся руками к ее ступне, стараясь снизить давление. — Ну что ж. Ты сам напросился. — и она перенесла весь свой вес на его горло, оторвав вторую ногу от кровати. — Ну как ты себя чувствуешь там, под моими ногами? Что же ты молчишь, ведь я тебя спрашиваю? А, ты не можешь произнести ни слова потому, что моя ступня перекрыла тебе воздух? — издевалась она над ним. Постояв так с полминуты, она продолжила… — Ух, как ты покраснел! Ладно, на первый раз достаточно. Тем более, кто же будет лизать мои пятки? Она смеялась, она парила в облаках, она была счастлива. Она упивалась властью. Она сошла с него, поставила свои ступни по обе стороны от его горла и с улыбкой смотрела, как он откашливается и хватает ртом воздух. — Я… (… кашель…) Я не… раб… — выдавил он. — Та-а-ак. — протянула она. — Похоже, не доходит с первого раза. Как ты думаешь, мои подошвы мягкие? Не знаешь? Я тебе помогу. — она очень медленно провела своей подошвой по его лицу. — Так вот теперь ты узнаешь, что они могут быть и очень твердыми. Она перешла чуть ниже. Теперь ее ступни располагались как и в начале — по бокам его груди. Облокотившись о стенку, она медленно подняла одну ногу, задержала ее в воздухе, посмотрела в его глаза, и резко ударила подошвой о грудь. Послышался звук как от пощечины. Он крякнул. Это ее позабавило и она повторила удар. — Пожалуйста, не надо больше… — взмолился он. — Остановлюсь, когда посчитаю нужным. — и еще три удара последовали один за другим. Он согнулся. — Так кто я? — Гос-пожа… — переводя дыхание ответил он. — Та-а-ак, правильно. А кто ты? … молчание… — Еще не понял? Ну что ж, объясню. Поверни голову набок! — Зачем? — Затем, что я не хочу сломать тебе нос! Набок! Он отвернул голову… Она занесла над ней ступню, задержала на пару секунд и два раза хлестко припечатала подошву к его голове. — Кто я? — Госпожа… — Кто ты? — … Я… Я… ваш… раб… — А-а-а… Начинаешь понимать. Не такой уж ты и тупой. А теперь открой рот. Она опять встала у его горла. Подняла одну ногу, согнув ее в колене, над его лицом. Вытянула вниз носок ступни и начала медленно опускать ее. — Сейчас ты будешь целовать, лизать и сосать пальцы на моей ноге. Она провела пальцем ноги по его губам и погрузила его в рот. — Соси его! Соси мой палец как вкусную конфетку. Он взял его в рот и стал облизывать его языком. Она смотрела как он это делает, время от времени прикрывая от блаженства глаза. Вскоре она захотела «поглубже» узнать его рот. Она начала очень медленно, но настойчиво просовывать внутрь остальные пальцы. Когда, казалось, его рот уже расширился окончательно, она начала мягко проталкивать ступню внутрь, как потихоньку протискиваешься к выходу в забитом до отказа автобусе. Ее ступня, описывая маленькие «восьмерки», вскоре почти полностью погрузилась в его рот. Она замерла на мгновенье и слегка пошевелила внутри пальцами. Очевидно, она достала до горла, потому что он начал давиться. «Еще не хватало, чтобы его вырвало на мою ногу» — подумала она и вытащила ступню. — Вытри ее. — приказала она. Он взял простыню и неловко вытер ее. — Ты даже вытереть нормально не можешь! Но ничего. Держи голову ровно — сейчас я буду вытирать свои подошвы о твое лицо. Она оперлась двумя руками о стену и поставила одну ступню на его лицо. Слегка поерзав ею, выбрала наилучшее положение. Потом поставила вторую ногу рядом. Было немного трудно удерживать равновесие, но ощущения… Это было что-то! — Ну как? Нравится? Конечно нравится — ты ведь раб. Нюхай запах моих подошв… А теперь я использую твое лицо как половик и вытру об него ноги. — и начала неторопливо шаркать ими по его лицу. Потом остановилась и просто стояла так, ощущая струйки воздуха, которые вырывались из его рта и носа и приятно обдували ее подошвы. — А теперь я хочу погулять по тебе. Передвинься поближе к стене. Держась за стену, она начала медленно и мягко, но особо не заботясь куда поставить ногу прохаживаться по нем. Грудь — живот — лицо — горло — грудь — обе ноги на лицо — опять на грудь. Он кряхтел там, внизу, под ее ногами и ей это доставляло дополнительное удовольствие. Почувствовав легкую щетину на его лице, решила почесать о нее подошву. Она встала за его головой, оперлась спиной о стену и, велев ему поднять подбородок, стала медленно шаркать «на себя» ступней. Потом, поставив подушечки пальцев ему на губы, подняла пятку над его лицом. — Тебе нравится этот вид? Она не нуждалась в ответе. Она «плыла по течению». Очень медленно опустила пятку на лоб. Подняла и снова опустила. Его нос уперся ей в подошву и она использовала его в качестве наилегчайшего массажа, начав водить по нему подошвой, едва задевая его. Когда ей это надоело она опять встала к нему лицом, зажав его голову между ступней. Она стояла и смотрела на него, поигрывая большими пальцами с его ушами и думала… «Что бы еще сделать?» Потом подняла ногу и начала медленно опускать ее на его лицо, наслаждаясь этим видом. Она остановила подошву в паре-тройке сантиметров от его лица и сказала… — Я хочу, чтобы ты лизал мою подошву. Он начал лизать. — Так… Да… М-м-м… Лижи ее!… Лижи мою подошву!.. — Теперь к пятке!… Да-а-а… Целуй ее… Облизывай… А теперь чеши ее зубами… М-м-м… — Теперь к пальцам… Соси их… Каждый в отдельности. Начни с большого… Да, так… Теперь следующий… Следующий… — Теперь между пальцами… Да… Ах, как же мне хорошо… Ты просто рожден для того, чтобы лизать мои ступни, малыш… От блаженства у нее подгибались руки и ноги. Она стояла, широко раскрыв глаза и буквально впитывала в себя это зрелище. Из ее рта вырывалось прерывистое дыхание. Она медленно облизывала пересохшие губы и чувствовала, что может потерять сознание от удовольствия… Наконец она заставила себя оторвать ногу от его губ. Опершись пальцами ноги о его лоб она приподняла пятку на пару сантиметров и стояла так, выравнивая дыхание. Отдышавшись, она убрала ногу с его лица. Приказав ему перелечь на другу сторону кровати, взяла подушку, прислонила ее к стене, и сев поудобнее, приблизила вплотную к его лицу вторую ступню. Провела подошвой по его лицу и ласково сказала… — А теперь повтори это все с моей второй ступней. И карусель блаженства завертелась с новой силой. Она уже плохо контролировала себя, как сквозь сон приказывая лизать, целовать, сосать и опять лизать каждый миллиметр ее подошвы, пятки, пальцев. Она не знала, сколько уже прошло времени, но почувствовав, что может сойти с ума от всего этого, приказала ему остановиться. — Обдувай мои ступни своим дыханием. — и пока он выполнял этот приказ, приходила в себя. Потом она опять встала над его лицом и игралась с его языком своей подошвой, пальчиками… Наконец, она сошла с него со словами… — На сегодня хватит, раб. Пойдем, ты меня обуешь. ********************************************************************************* Она стояла в коридоре, облокотившись спиной о стенку и подавала ему ноги, а он их обувал. Когда он закончил, она решила сделать для себя последнее удовольствие на сегодняшний вечер. — Ляг на живот. А теперь лижи языком носки моих босоножек. Он облизал одну и, пока он занимался второй, поставила первую ступню ему на голову. Постояла так немножко, потом носком придавила его голову к полу и сделала движение, как будто тушила окурок. — Ты раб. Ты лежишь под подошвой моей туфли. И, похоже, тебе это нравится. Еще, увидимся, мой покорный раб. Она открыла дверь и ушла, оставив его лежать на полу…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Фантазия

Дверь открылась. — Явилась? Ну, заходи. Мужчина включил свет в прихожей и запер за мной дверь. — Чего смотришь? Скидывай туфли и проходи! Я вошла внутрь, с трудом представляя, что меня здесь может ожидать, лучше вести себя так, будто ничего не произошло и не показывать волнения. По условиям договора мне предстояло провести несколько дней в обществе неизвестного человека. Обстоятельства этого договора так скучны, что нет смысла упоминать их. Имя этого человека — А. Как я успела заметить, А. внешне некрасив, но черты лица — не отталкивающие, движения сдержаны, если не сказать, скованны. Мысли прервал голос А.: — Ты будешь делать все, что я прикажу, начнем с простого. Ты останешься у меня на несколько дней. А начнем с твоего нового наряда. Раздевайся-ка! А. сказал это таким тоном, будто иначе не может быть, я не ожидала такого поворота: — Что? С ума сошел, я ухожу! — Если ты собралась изображать непокорную стерву, можешь выкатываться отсюда, ты свободна. Никто не держит. Свобода в незнакомом городе не влекла меня. Мне нужно было переждать несколько дней. — Не заставляй себя ждать, — в голосе звучало равнодушие — делай выбор. Как дать ответ, я не знала, только кивнула, но сомневалась: — Извини, — поморщилась я, — думаю, такие меры мне вредны. — Вредны? Нет, тебе пойдет это на пользу. Теперь ты, считай, моя служанка. Или, если хочешь, заложница своего обещания. Ты же гордая девушка, как же ты его нарушишь? — он вдруг сжал руку и заломил за спину, я отдернулась, но А. сразу отпустил меня и толкнул по направлению к комнате. Я вошла — комната была просторной, минимум мебели и порядка. Я стояла в нерешительности, жалкая гостья. Неожиданно А. достал из ящика стола какой-то предмет — это хлыстик. — Да, обещания нужно выполнять, впрочем, можешь царапаться сколько хочешь. А. казалось, не обращал на меня внимания: — Я прошу, только не нужно + я не могла подобрать слов. — Мало ли что ты там просишь! — Хлыст опустился на мои плечи. — Не хочешь по-хорошему, отведаешь хлыста! От удара не было больно, но я инстинктивно сжалась и втянула голову в плечи, мужчина оттолкнул меня и дал пощечину: — Хватит ломаться, раздевайся. Сначала — рубашку. Раз, два, три! Путаясь в пуговицах, я расстегнула блузку. — Во-первых, я для тебя отныне — Хозяин, и ты будешь меня называть только так. Во-вторых, молчи, когда тебя не спрашивают. И поживее стаскивай рубашку. Понимая, что борьба за лифт будет более долгой и мучительной, А. его просто срезал ножницами и кинул на пол, рядом с блузкой. Я стояла с открытой грудью, и очень, конечно, этого смущалась. Считай, что ты с этим справилась, — он рукой приподнял мне грудь, будто оценивая ее, потом другую. — Симпатичные сиськи. Не смей сутулиться. Меня передернуло, что он себе позволяет, попыталась отстранилась от него. А. провел рукоятью хлыста вдоль шеи. — Снимай цепочку, служанке ни к чему золото. И кольцо снимай Сумочку я оставила в другой комнате, и едва сдерживая себя, ответила, что хотелось положить их именно туда: — Стой на месте, твоя сумочка никуда не денется. Освободишься — возьмешь. Я сказал снять побрякушки! А. и сам мог бы сорвать эту цепочку, но очевидно, ему нужна была покорность. Я сжала руки на груди, в ту же секунду хлыст ударил по незащищенной спине. Интересно что будет, если вырвать это орудие и кинуть, например, ему в лицо, но рискнуть на это не решилась. Про себя я думала, что виновата сама. — Перестань вертеться! Руки за голову! Рукоятью хлыста А. поднял мне подбородок. — Не отворачиваться! Смотреть вперед и вниз! Руки за голову! Я подчинилась. А. сам легко снял цепочку — Забавный вид у тебя. Снимай штаны, глупая. — Мне холодно. Я дрожала, меня бросало то в жар, то в холод. Встав сзади, А. «обнял» за талию с такой силой, что у меня перехватило дыхание, и сжал рукой сосок — это было довольно болезненно. — Ты забыла, как ко мне обращаться? Я пыталась вывернуться. — Я спрашиваю, как ко мне надо обращаться? А продолжал мучить сосок, он уже весь налился от этого. — Я не знаю, мне больно, отпусти, пожалуйста… как скажете. — Говори!»Как скажете, Хозяин» Наконец, он отпустил грудь и, взяв за пояс брюк, потянул их вниз. — Что, я должен сам с тебя штаны снимать? И вообще, не думай, что все, о чем я мечтаю, — это тебя трахнуть. Давай, оголяйся. Я стянула джинсы — Я смотрю, ты не горишь желанием обнажить свою киску. Сними колготки теперь, о трусиках я сам позабочусь, если будешь лениться. Я все время пыталась закрыть себя, отворачивалась от взгляда, рукой скрывала грудь. Я понимала, что выглядит смешно и глупо, и потому чувствовал себя еще смущеннее. А. пришлось дать мне по рукам, что бы я опустила их и занялась делом. Стянула колготки и трусы. — Выпрями спину, перестань сутулится. Если будешь сжиматься, плеть заставить тебя держаться достойно. — На этот раз удар был болезненным, я взвизгнула. А. достал наручники. — видимо весь инвентарь хранился поблизости — завел мне руки за спину и сковал их. — Так тебе больше нравится? — издевательски спросил он. — Теперь твои руки ничего не могут сделать. Своей рукой А. провел по киске, затем погладил меня по щеке, коснулся пальцами губ, давая мне облизнуть мой сок. Было заметно, что А. доволен таким послушанием. Неожиданно он сильно надавил мне на плечи — ничего не осталось, как упасть на колени, при этом с трудом мне удалось сохранить равновесие. Я слегка потерлась щекой о его ногу в знак покорности. А ухмыльнулся в ответ, и протиснул ногу между колен, резко раздвинул их. Мне стало неловко за свою слабость. Я поймала себя на мысли, что стесняюсь не своей наготы, меня пугало, что я не нравлюсь своему мучителю. — Посмотрели бы твои приятели на тебя, недотрогу! Веди себя хорошо, и я подумаю… а то ведь надо же им посмотреть, как ты выполняешь обязательства? Мне не пришлось долго стоять на коленях, рукоятью А. толкнул в спину и приказал нагнуться, так чтобы лицо коснулась пола. Ноги оказались прижаты к животу, а руки — зацеплены за спиной. — Приподними зад. Я попыталась насколько это было возможным. В таком состоянии я оставалась несколько минут, я закрыла глаза, мне было очень стыдно; между ног я чувствовала прохладу. Хозяин ничего не говорил, он сел в кресло смотрел сверху на мою согнутую фигуру и курил. — Подымайся! Я с готовностью встала. — Я хочу освободиться. Мне нужно знать… я запнулась — Все твои обращения, которые не сопровождаются словом «Хозяин», я буду игнорировать. Он внимательно посмотрел на меня, играя хлыстом. — Ты хочешь знать пределы допустимого? Хорошо, мы установим лимиты, но позже. А теперь вставай, и пройдись по комнате, посмотрю на тебе в костюме Евы, если не считать цепи. На этот раз мне не думалось возражать. Казалось, все самое непреодолимое уже случилось, возражать — это равнозначно остановке на пол пути. Граница преодолена. Обряд свершен. Он шлепнул ладонью по голой попке: — А ну пошла!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Фантазия

Я вошла в комнату и замерла в ожидании, пока ты продолжал возиться с видеокамерой. Закончив, ты повернулся ко мне, сделал комплимент моему внешнему виду и затем объяснил, что мне предстоит. Я буду твоей шлюхой, блядью, рабыней, я — для всех твоих прихотей на эту ночь. Ты будешь пользовать меня в своё удовольствие и даже применишь силу, если вдруг захочешь. Ты спрашиваешь, согласна ли я на это. Чувствую дрожь в ногах — от непривычного ощущения высоких каблуков, но в основном от нервов. Лишь второй раз в жизни я одет женщиной и впервые мне предстоит испытать на себе удары плети. Я опускаю глаза на пол. «Согласна», — слышу свой голос где-то вдалеке. «Хорошая девочка. Из тебя выйдет отличная шлюшка, Кэти, я с тобой как следует поиграю. Но для начала я хочу на тебя повнимательнее посмотреть. Иди встань сюда, здесь места побольше». Я повинуюсь и иду шаткой походкой, боюсь, но в то же время чувствую накатывающее возбуждение. Ты ходишь вокруг меня — твои глаза следят за каждой деталью моего костюма: моя чуть скошенная белая блузка со школьным галстуком; каблуки; чёрные чулки, выглядывающие из-за края моей необычайно короткой расклешённой юбки. «Неплохо, шлюшка», — наконец выражаешь своё мнение, рука твоя при этом скользит по моей попе, затем задирает юбку и начинает ласкать ягодицы. Я постанываю и двигаю бёдрами навстречу тебе, наслаждаясь твоим прикосновением, но ты улыбаешься и отдёргиваешь руку. «Для этого ещё будет достаточно времени, я тебя ещё не всю осмотрел. Сейчас, Кэти, я хочу, чтобы ты встала на колени, уперлась головой в пол и задрала свою попку». Становлюсь в нужную позу, при этом понимаю, что коротенькая юбочка и узкая полоска трусиков ничего не скрывают от твоего взора. Это ещё больше меня заводит, особенно когда ты просишь стянуть трусики до чулок. Полностью открытая тебе я ощущаю твой взгляд как прикосновение. Когда ты осматриваешь меня, я более расслаблена. Ты становишься на колени позади меня, чтобы рассмотреть получше, раздвигаешь мою попу. «Ммм, какая узенькая дырочка, шлюшка! Мой член попозже ей займётся. Я это отверстие чуток расширю. А сейчас давай посмотрим, насколько же ты тут узкая». Ты водишь пальцем вокруг моего ануса. Я задерживаю дыхание с каждым движением, палец приближается ко входу, сфинктер расслабляется и ты свободно проскальзываешь внутрь. Я издаю стон удовольствия, ощущая как твой палец ходит во мне. Ощущаю себя развратной шлюхой, я полностью вошла в роль, готова к употреблению, ты можешь меня взять. Тяжело вздыхаю, когда ты вводишь второй палец. Прогибаюсь назад, чтобы полностью принять их. «А, тебе это нравится, шлюшка? Нравятся мои пальцы?» «Да!», — отвечаю, задыхаясь. «Хорошо, потому что позже ты получишь ещё — и пальцев тоже. Но сейчас я хочу попробовать твой вкус», — ты быстро убираешь пальцы и тут же заменяешь их своим языком. Ты прижимаешься лицом к моей попе, языком начинаешь лизать колечко ануса. Скоро я начинаю извиваться и корчиться от наслаждения, ты добавляешь к ласкам пальцы и я почти схожу с ума от удовольствия. Однако я здесь для твоего удовольствия, а не для своего, так что когда ты прерываешься и говоришь мне взять твой член, я не возражаю. На самом деле я давно уже хочу к нему прикоснуться. Я на коленях у твоих ног. Добираюсь до твоей ширинки, но ты внезапно хватаешь меня за голову и прижимаешь к своему паху. «Потрись тут сначала своим лицом. Почувствуй, как он стремится к тебе из-под одежды». Ты двигаешь тазом и я чувствую движение твоей тверди. Наконец ты позволяешь мне извлечь его из трусов. Я обвожу рукой яички и жду, когда он сам вывалится в мои объятия (ведь ты только что так ублажал меня). Но ты снова сжимаешь мою голову и придвигаешь к себе. Я покорно открываю рот и заглатываю выглядящую угрожающе головку, скользя по ней своим язычком. Твой член просто громаден и мне поначалу тяжело. По моему телу проходит дрожь, когда я представляю, что рано или поздно ты вставишь его между моими ягодицами, смогу ли я принять его там? Вскоре мои челюсти расслабляются и становится легче. Ты начинаешь двигать бёдрами — спокойно трахаешь мой рот. Я продолжаю сосать и лизать твой член, работая губами и языком. Я знаю, что всё делаю правильно — твоё дыхание учащается, движения бёдрами ускоряются — так что для меня полный сюрприз, когда ты вдруг извлекаешь член и делаешь шаг назад. «Безнадёжно, абсолютно безнадёжно. Похоже, тебе ещё сосать и сосать, тогда у тебя будет получаться лучше». Ты хватаешь меня за ноги. Твои слова глубоко меня обидели, я не думала, что всё настолько плохо, но вскоре всё проясняется. «Херовато у тебя выходит, шлюшка, придётся тебя наказать». У меня пересыхает в горле. Приехали. Ты волочишь меня через всю комнату и садишься на стул… «А теперь, блядь, я дам тебе небольшой урок. Ложись мне на колени». Я неуклюже повинуюсь, переваливаясь через тебя — лицо моё оказывается почти на полу, а попка торчит кверху. Чувствую, как ты одёргиваешь мою юбку, затем снова стягиваешь мои трусики к чулкам. Я боюсь, не смею вздохнуть, но в то же время необычайно возбуждена. Когда ты двигаешься, я сжимаю ягодицы в предвкушении того, что сейчас будет. Первый удар, характерный звук. Моя голова вздрагивает от ожога, но по спине проходит холодок удовольствия. Хоть и больно, но мне это очень нравится. Это сладкая боль. К следующему удару я уже готова и желаю его. Поначалу ты наносишь удары без спешки, чередуя ягодицы — моя попка становится тёплой, затем горячей, я начинаю извиваться у тебя на коленях. Ты заканчиваешь свой «урок» серией быстрых шлепков и я вся горю от ожогов. Я хочу потереть свой воспалённый зад, но ты не позволяешь мне это сделать. Чувствую твои руки — они скользят по моей горящей плоти, даря ей покой. Я двигаюсь попкой навстречу твоим пальцам, которые двигаются к моему анальному отверстию. Палец легко проскальзывает внутрь — моя дырочка всё ещё мокрая от твоей слюны и с радостью его принимает. «Ну как тебе урок, шлюшка? Понравилось?» — твои пальцы растягивают мой анус. — «Понравилось, как тебя шлёпают, будто маленькую девчушку?» «Да-а-а», — с трудом отвечаю я. Мне нравятся твои вопросы, они добавляют остроты ко всему пережитому унижению. — «Я заслужила это наказание». «Позже ты получишь гораздо больше, но пока с тебя хватит». Твои пальцы по-прежнему скользят в моей попке и я опять не могу бороться с наслаждением. «Думаю, пришло время тебя как следует выебать, что скажешь, Кэти? Хочешь почувствовать как мой член пробивается через твою тугую задницу, а?» — ты подкрепляешь свой вопрос хлопком. Я вскидываю голову: «Да! Пожалуйста!» «Тогда хорошенько меня попроси, шлюшка. Грязная шлюшка всегда должна хорошо просить, ты ведь грязная и шлюха, а, Кэти? Ты просто отвратительная блядь!» «Да, господин, я ужасная мерзкая блядь, возьмите меня», — я упивалась этими словами, — «Выебите меня!» «Молодец, конечно выебу, но сначала надо тебя подготовить. Надо бы тебя маленько растянуть, чтоб мой член смог в тебя войти, как ты думаешь?» «О да, господин! Пожалуйста! Я хочу ещё один палец». Я не успела закончить. Ты вогнал их в меня, сразу почти на всю длину. Я прогнулась назад, ещё шире открывая свою дырочку, принимая твои пальцы целиком. Мне было тяжело дышать, но в то же время было так приятно стоять вот такой открытой, когда тебя растягивают и насилуют пальцами. Мне хотелось ещё, я хотела быть использованной и униженной. Я стала помахивать тазом, насаженным на твои пальцы, хоть это и было слегка больно. Я чувствовала костяшки твоей кисти и понимала, что глубже пальцы уже не войдут. Такой грязной шлюхе как я всё ещё хотелось большего. Твои пальцы вращаются с каждым движением, я взвизгиваю с каждым толчком: «Ох… как хорошо!» … Теперь я так резко двигаюсь, что есть риск упасть с твоих коленей, поэтому мы перемещаемся на пол, где я раскрываюсь перед тобой, моя попка призывно приподнимается. Ты погружаешь своё лицо в мои ягодицы, целуя и полизывая вход в анус. Затем ты располагаешься так, что твой член оказывается перед моим лицом, а ты можешь и дальше трахать меня своими пальцами. Я заглатываю твой член и начинаю ласкать его язычком. Не особо волнуюсь о качестве работы — ведь это позволит мне заработать ещё одну порку. Возбуждение даёт мне новые силы и я могу принять половину твоего члена у себя во рту. Чувствую, как в тебе возрастает тепло. Ты всё жёстче вгоняешь в меня свои пальцы, но я чувствую, что моя победа близка. Ещё немного и ты кончишь. Я уже готова к этому, но вдруг ты отстраняешь от и удерживаешь меня от продолжения. «Уже лучше, шлюшка, но всё ещё недостаточно хорошо. Иди и ляг на кровать вниз лицом». Я вскакиваю и ковыляю к кровати, скованная трусиками, которые повисли в районе колен. Ты срываешь их и укладываешь меня на кровать. Вытягиваешь мои руки и привязываешь запястья к спинке. Раздвигаешь мне ноги, опутываешь верёвками мои щиколотки, затем ты приподнимаешь мои бёдра и подкладываешь под них подушку — моя попка снова оказывается наверху. И снова я напугана. Испуганная и абсолютно беспомощная, целиком в твоей власти, вся в предвкушении. Слышу как ты раздеваешься и подходишь ближе. Чувствую что-то мягкое на своих бёдрах: что-то милое и прохладное. Свист и острая боль! Начало моего наказания, но на этот раз ты решил пороть меня кожаной плёткой. И это заводит меня ещё больше твоих ладоней. Попка сама приподнимается в ожидании каждого нового удара и хотя я вздрагиваю каждый раз от боли, всё же я жду следующего. После первых пяти розг моя попка пылает, но я не хочу, чтобы это кончалось, сознание беспомощности и уязвимости добавляет новых ощущений к тем, что меня и так переполняют. Я извиваюсь в своих путах, но они крепко меня держат, так что ты волен делать всё что угодно. К тринадцатому удару ягодицы раскалились добела и оба мы еле дышим, будто пробежали пять миль, но ты со мной ещё не закончил. Бросаешь плётку и продолжаешь лупить своей рукой, бьёшь снова и снова, я начинаю кричать, но ты всё равно продолжаешь и заканчиваешь только когда счёт подходит к тридцати. Но никакой поблажки всё равно не будет. Зрелище моей охваченной огнём попки завело тебя. Я чувствую как ты устраиваешься между моих ног, как ты всем своим весом вдавливаешь меня в мягкую кровать. Затем твой налитый кровью член начинает пробовать мою дырочку. Я забываю о боли в ягодицах, всё моё естество перемещается к этому узенькому колечку и монстру, который собирается через него пролезть. Твой голос звучит откуда-то издалека: «Я собираюсь тебя выебать, шлюшка. Реально так выебать, учти». Ты водишь своим членом по моей промежности, выдавливая из себя слова: «Я собираюсь порвать твою дырку и выебать тебя так, как никто прежде. Хочешь этого, Кэти? Хочешь, чтоб я вогнал в тебя свой толстый член?» «Да», — кажется, шепчу я, — «Да, выеби меня». «Тогда проси меня. Говори, чего ты хочешь? Умоляй о моём члене!» Ничего не могу с собой поделать, я так его хочу!»Пожалуйста, выеби меня. Пожалуйста: я хочу твой член, вставь его в меня. Пожалуйста, господин, дай его мне, порви меня», — несвязно бормочу, умоляя, чтоб меня проткнули насквозь. В этом сейчас смысл всей жизни. Я снова чувствую твой член у своего колечка. Вот ты начал надавливать. «Давай, шлюха, открой мне дверцы и возьми его!» Я прогибаюсь назад, расслабляя свои мышцы, предлагая и открывая всю себя для тебя. Но ты слишком большой и мне трудно. «О боже, я не могу». Но я могу и ты это знаешь. Ты наваливаешься всем телом, вдавливая меня в постель и пробивая меня своим членом. Я вгрызаюсь в одеяло и сжимаю руки. Что за боль! Никогда меня ещё не брали так, я чувствую себя разорванной надвое. Ты приостанавливаешься, когда головка проникает внутрь, помогая мне подстроиться. Боль постепенно утихает, хотя моя голова всё ещё вздрагивает, а грудь ходит ходуном. Через минуту я робко пробую двинуться к тебе. Я издаю стон, но боли нет, наоборот, это стон удовольствия — я так сосредоточена на этом участке своего тела, что все ощущения усилились в сотни раз! Ты принимаешь мои движения за приглашения и начинаешь сам двигаться в меня. Снова боль, но на этот раз не такая сильная, так что я сжимаю зубы, стараюсь расслабиться и с каждым твоим толчком ощущения становятся всё приятнее. Всё лучше! Я почти совсем расслаблена к тому времени, когда ощущаю волосы твоего пресса своей попкой. Ты весь во мне — не знаю и не хочу знать, как у меня это получилось. Главное, что я смогла. «Ах! Ты такой большой!» Ты выходишь на пару дюймов, затем снова вперёд, повторяешь движение, начинаешь медленно меня трахать. Ты переносишь свой вес на руки, освобождая меня, так что теперь мы связаны только в районе твоего паха: «Ну как, Кэти, тебе нравится, когда я в тебе?» Твои толчки растягиваются, когда я отвечаю: «О боже, да!» Я чувствую, как целиком заглатываю твой член своим анусом с каждым толчком. «Так приятно! Пожалуйста, не останавливайся: только не…», — дыхание срывается, — «не останавливайся! Еби меня! Пожалуйста, выеби меня!» Ты отстраняешься, почти выскользнув из меня, но тут же возвращаешься назад, вгоняя член на всю длину. Спина прогибается от удовольствия, когда ты пронзаешь меня такими движениями. Это чувство нельзя описать, я никогда не думала, что это может быть так приятно. Я пытаюсь ускорить тебя, но у меня получается что-то невнятное: «Так хорошо: да: да, быстрее: шлюху, выеби меня как шлюху!» Я молю тебя. Ты слышишь меня, ускоряешь движения, прижимая бёдра, плотнее насаживая меня на своё орудие. «О, да! Да, да! Ещё, ещё! Глубже!» Слышишь ли ты меня, ведь моё лицо утоплено в одеяло, но я чувствую, что движения твои становятся всё быстрее и напряжённее. Твой живот стал влажным и я чувствую это с каждым ударом, под тобой я словно тряпичная кукла. Я слышу твой крик: «Слишком узко! Не могу больше: я кончаю!» В момент оргазма ты похож на животное, всадив свой член ещё глубже, чем раньше, и почти подняв меня с кровати: Я начинаю кричать, чувствуя потоки спермы в своём кишечнике, твой член, вздрагивающий у меня внутри. Ты падаешь на меня, член всё ещё остаётся у меня в попке, но через пару минут ты находишь силы, чтобы скатиться в сторону. Я наконец расслабляюсь, но ты ещё не закончил со мной. Я чувствую, как ты двигаешься, и вот твой член снова у меня перед лицом. «Оближи его, шлюшка», — ты направляешь его в мой рот, — «Хорошенько оближи». Член покрыт твоей спермой и отдаёт запахами моей кишки, но я не возражаю, покорно принимая его в ротик, наслаждаясь смесью наших ароматов. И не выпускаю его до тех пор, пока последняя капля не исчезнет. Моя попка пульсирует, будто ты всё ещё там, хоть и прошло уже почти десять минут. Мы лежим, восстанавливая силы, и хотя я всё ещё связана, я счастлива. Особенно в тот момент, когда краем глаза замечаю, что твой член снова начинает твердеть. Предстоит долгая ночка. Ты вставляешь мне в рот кляп и я на секунду в замешательстве, но затем открывается дверь и входят двое твоих друзей. Я связана и беззащитна, а теперь ещё и не могу ничего сказать, ты же мне объясняешь, что даёшь меня в аренду своим друзьям. Вскоре оба мужчины начинают сполна пользоваться моим положением. Сначала они пробуют пальцами вход в мою попку, массируют ягодицы, скользят внутрь. Затем на меня взбирается первый из них. Во мне ещё много смазки с последнего раза, так что он входит без проблем. Он начинает методично меня трахать, проникая всё глубже. Нет никакой нежности от того, что его живот бьётся об ягодицы, только тупая грубая сила. Он долго не выдерживает. Вскоре я чувствую, как он изливается внутрь меня и к большому моему сожалению убирает свой член. Тут же ко мне начинает пристраиваться следующий фаллос. Он не такой длинный, но гораздо толще и мне приходится поднапрячься, чтобы пропустить его в себя. Второй мужчина начинает меня трахать, а первый убирает кляп и суёт свой почти вставший член мне в лицо. Я смотрю на него, чувствую всё ту же смесь ароматов, затем беру его в рот. Мозг заполняется вкусом его спермы, мускусным запахом моей попки. Пока я сосу и облизываю до чистоты его член, он окончательно встаёт и первый мужчина начинает трахать меня в рот. Я насажена на два члена. Второй обильно кончает в меня и с хлюпающим звуком извлекает свой член. Ты ставишь камеру и развязываешь меня. Вы переворачиваете и укладываете меня поперёк кровати, так что моя голова свисает вниз. Первый мужчина снова вставляет свой член мне в рот. Затем берёт меня за голени и отводит их назад, открывая мою попку для использования. Ты пользуешься моментом, проскальзываешь внутрь и хорошенько меня трахаешь. Все вы меняетесь местами, так что в моём рту и анусе постоянно присутствует член, а третий человек снимает это всё на видео. Наконец, ты лежишь на кровати, держа член таким образом, чтобы я могла на него сесть. Затем моя голова кем-то задирается наверх за волосы и в рот входит ещё один член. Я думаю, что это просто очередной раунд нашей круговерти, но вдруг я чувствую ещё пару рук на своих ягодицах. Ты обхватываешь и прижимаешь меня к себе, не давая мне сопротивляться. В мой анус пытается проникнуть ещё один член. Пытаюсь справиться с нарастающим страхом, ведь лучшим выходом в этом случае будет сохранение спокойствия. Мозг не может принять этого, но член хорошо смазан и ему всё-таки удаётся протиснуться в мою растянутую до невозможности попку. Я извиваюсь на члене у себя во рту, а второй член в анусе продвигается всё глубже. Я подвигаюсь назад, пытаясь помочь ему — и вот наконец он полностью внутри. Вы втроём трахаете меня во все мои дырочки, а затем по очереди извергаете в меня своё семя. Потом, когда все мы пришли в себя, ты сказал мне, что я тебе понравилась, потому как была очень грязной шлюшкой. Однако, за эту грязь я снова буду наказана. Затем я оказалась у вас на коленях с задранной юбкой и снова получила свою дозу фирменной порки.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх