Френд-зона

Приехав домой, я забралась под одеяло, свернулась калачиком и стала думать, как мне жить дальше. В моей голове пронеслись воспоминания о минувшем уик-энде… *** Началось все с того, что у меня есть… или был?… друг. Да-да, во френд-зоне. Саша, милый мальчик, обаятельный, в общем-то, привлекательный, с мягким ненавязчивым чувством юмора. Но, увы, далеко не мачо. А мне нравились именно такие! Загорелые, накачанные, уверенные в себе. Чтобы — как скажет тебе проникновенным голосом «Пойдем, детка!», и ты готова идти за ним на край света… Ну, до ближайшей койки, уж точно! А Сашу я не хотела. Ну, не хотела — и все тут! Было бы у меня хоть какое-то влечение, давно дала бы ему. Просто так, из любезности. Ведь от него я получала то, что не хватало от любовников. Тут и цветы, и комплименты, и внимание — он поздравлял меня со всеми праздниками. Ну, и вообще какой девушке неприятно, что ее любят и хотят? Ну, да, иногда я чувствовала себя последней сукой из-за того, что принимала все знаки внимания, но не давала ни намека на взаимность, ни шанса ускользнуть из тенет моих привлекательности, обаяния и сексапильности. А если посмотреть с другой стороны, то что в этом плохого? Парень живет полнокровными чувствами, влюблен до неприличия, чуть ли не через день видит предмет своего обожания. Ведь я даю ему небольшой кусочек счастья!… И чего ему не хватало?.. И вот 4 дня назад, на очередном полуромантическом свидании, Саша предложил мне поехать на вечеринку куда-то загород. Типа, крутняк, все под открытым небом, ночевать в бунгало. И что немаловажно — за его счет. Я понюхала шикарную розу на длинном стебле, подаренную мне только что, делая вид, что размышляю. Даже скорчила недовольную мордашку. Не соглашаться же мне с восторженными визгами сразу? Надо и марку утонченной пресыщенной принцессы держать! Но идея понравилась мне сходу. Погода стояла отличная, своему парню я собиралась дать отставку, а что может быть лучше, чем заменить сразу одного на другого? Наверняка на вечеринке будет куча мальчиков, желающих познакомиться с привлекательной блондинкой. Да и потанцевать, потусоваться — всегда прикольно. — Ты же не любишь все эти пати, клубные вечеринки, — я посмотрела на Сашу, слегка шевельнув плечиками, чтобы мои сиськи, аккуратными мячиками уложенные в декольте, слегка дрогнули. Ну, ведь надо как-то поощрить своего друга за великолепное предложение? — Для тебя я готов на все, — слегка улыбнулся Саша, мазнув взглядом по моим упругим полушариям. Я поставила розу в принесенную официанткой вазу и, вытянув руку, накрыла мужскую кисть пальчиками, заодно полюбовавшись на свой идеальный маникюр. Ничего не значащий знак внимания, а ему приятно! Вон как порозовел! — Надеюсь, мы будем ночевать в разных бунгало? Саша пожал плечами, стараясь не замечать, как призывно вздрогнула моя грудь, когда я глубоко вздохнула: — Нет, это вряд ли получится, я смог снять только один дом. Я представила, как буду находиться с ним в одном помещении, как его можно немножко попровоцировать, выйдя из душа в одном полотенце… Или попросив застегнуть молнию на платье, под которым нет нижнего белья… Или просто пофланировать перед ним в чем мать родила… «Ох, какая же я сука», — с восторгом подумала я, не сомневаясь, что при всем при этом Саша не посмеет даже дотронуться до моего тела. Впрочем, наверное, вытворять такие вещи было слишком для меня, надо составить другой план! — Ну, ты же понимаешь, что между нами ничего не будет? — Только если ты меня попросишь о близости сама, — парень отвел взгляд, а я весело рассмеялась: уж чего-чего, а этого не будет никогда! Впрочем, я резко оборвала смех, потому что что-то типа совести все же у меня еще имелось — а ведь в первом пункте виртуального плана на выходные у меня уже появилась строчка: «Снять мальчика и ночевать в его бунгало». *** На следующий день вечера пятницы я собиралась, как угорелая. Уже через час за мной должен был заехать Сашка, а была еще в полностью разобранном состоянии. Покидав в сумку несколько вечерних платьев, косметику и парфюм, зубную щетку и шампунь, несколько пар чулок и множество трусиков (без бюстиков — я решила, что они мне не понадобятся — грудь у меня высокая и упругая, а предполагаемому новому любовнику будет удобнее добираться до нее без этого предмета нижнего белья), я приступила непосредственно к наряду. Нужно было выглядеть фантастически сразу, т. к. сегодня же начнется первый этап конкурса на звание «Мисс пати». Во всяком случае, так сказал Сашка. Я выбрала туалет в синих тонах. Платьишко было совсем новым: коротенькая пышная юбка глубокого ультрамаринового цвета с белым кружевным подъюбником, жесткий корсет, так подчеркивающий тонкую талию, и лиф с белой окантовкой, вздергивающий мои сиськи чуть ли не к подбородку. Черные чулочки на тонком, низком поясе и туфли на неимоверной шпильке подчеркивали стройность моих ножек. В общем, поняла я, вертясь перед зеркалом, получилась этакая девочка-нимфеточка, кокетливая, пригожая и сладенькая. Когда раздался звонок, я добавила к вещам пару туфель и походный утюг, едва мной не забытый… Хороша бы я была в мятых платьях на вечеринке! Пускай я и не смогу остаться до вечера субботы (были кое-какие дела, которые невозможно отложить), но ведь за ночь можно будет сменить наряд не один раз! Саша, едва войдя, шутливо прикрыл ладонью глаза: — Ты сегодня просто ослепляешь своей красотой! — Да? А в остальное время — я отстой? — ответила я, целуя его в щечку и слегка прижимаясь грудью, — пускай прочувствует, какую девушку он сегодня сопровождает. Главное, чтобы брюки под напором не порвались! — А в остальное время ты покоряешь, соблазняешь и властвуешь над мужскими сердцами. — Ну, ладно. Зачет, — польщенно улыбнулась я и, подхватив его под руку, повлекла к дверям… *** Дорога заняла немного времени, но путь я не запоминала, стараясь сделать как можно больше вещей: во-первых, соблазнять коленками Сашу; во-вторых, болтать по телефону с подружкой, рассказывая ей, на какую крутую вечеринку сейчас еду; и в-третьих, корректировать детали макияжа, пока дорога не свернула с трассы на проселок. Когда машина остановилась, и Саша открыл передо мной дверцу, подав руку, я вышла и встала, как вкопанная: — Это что? Я была просто ошарашена. Вместо чудесного местечка с толпой народа, стильных бунгало, членов жюри, встречающих кандидаток в «Мисс пати», я наблюдала сельскую местность с избушкой почти на куриных ножках. Нет, может, для любителя пасторали это оно то и было — густой лес, подходящий вплотную к живописной покосившейся изгороди, низкие холмы невдалеке, поросшие луговой травой, и кусты малины на переднем плане… Но я-то сюда не малину собирать приехала, такая элегантная и красивая! Однако Саша взял меня под локоток и потащил к дому. Я, еще ничего неподозревающая, позволила ему увести себя в дом, внутри оказавшийся более-менее современным. Типичная «студия» с минимальной отделкой. В наличии имелся даже холодильник, эл. плита и современная люстра, значит, электричество есть… Стоп-стоп! Я же сюда не квартиру выбирать приехала. Подняв вопросительно бровь и чуть закусив нижнюю губку, я медленно обернулась к своему спутнику. — И что это все значит? Я так понимаю, пати отменяется, а ты раскатал губешки на меня? — Сейчас все объясню, — ответил Саша и, взяв складной стул, сел перед входом. — Дело в том, что я решил поместить тебя в своеобразную френд-зону. Мне надоело одному страдать в друзьях и робко надеяться на чудо. Поэтому ровно, — он взглянул на часы, — до 12—15 субботы, как раз когда ты сказала, что тебе надо возвращаться, ты должна продержаться в этой самой френд-зоне. Заметь, я нахожусь во френд-зоне несколько лет, а тебе предлагаю всего лишь 17 часов. Но на неких условиях. — Что за бред ты несешь?! — я гордо вскинула подбородок и хотела профланировать мимо сидящего парня со словами: «Жду тебя в машине, отвезешь меня домой и можешь забыть о моем существовании на месяц». Но проскользнуть к выходу мне не удалось. Саша поднялся и схватил меня одной рукой за запястье, а в другой у него невесть откуда появился стек с кожаной петелькой на конце, которым он пребольно хлестнул меня по бедру и откинул назад. Я все же успела сказать «Ой!» и приземлилась на застеленную широченную кровать. Мои глазки часто-часто заморгали, на бедре даже сквозь чулки был виден набухающий красный рубец, а пальчики поглаживали атласное белье. «Это на этих простынях Саша собирается меня… «. Я пришла в ужас, уж больно резкой была смена диспозиции — только что я могла вертеть им как хотела, а тут, по ходу, может выйти наоборот. Тем не менее, я напустила на себя надменный холодный вид, способный на раз заморозить любого ухажера с шаловливыми ручками, и сказала, строго взглянув в серые глаза: — Я прощу тебя, если встанешь на колени и попросишь прощения. — Условия здесь ставлю я, — очень спокойно и даже слегка лениво ответил Саша. От этой уверенности в том, что все будет на его условиях, по спине побежали мурашки величиной с кулак: «Вот я попала-то!». Но кто мог ожидать такого от верного, услужливого, ничего не требующего рыцаря без страха и упрека? — Так вот. Я долго выполнял все твои прихоти и капризы, а теперь то же самое будешь делать ты. Ты меня наказывала за малейшее неповиновение отказом встречаться, а я буду наказывать тебя за неповиновение болью. Стек со свистом рассек воздух, и нервно сглотнула, расширенными от ужаса глазами наблюдая за покачивающейся перед носиком кожаной петелькой. След от стека до сих пор горел, и у меня перехватывало дыхание от страха перед новой болью. Но все же я справилась с собой, презрительно скривив губы: — Насиловать будешь? Не ожидала от тебя… — Нет, насиловать не буду. Надеюсь, ты сама меня попросишь. Я скорчила гримаску, означающую крайнюю степень сомнения, а Саша продолжал: — Собственно, условие такое. Если ты три раза попросишь меня последовательно об оральном, вагинальном и анальном сексе, то ты станешь моей девушкой. Кстати, необязательно до 12—15 субботы, а вообще… Может, завтра вечером, может, в воскресение, или через месяц… Если ты удержишься, то я готов сам пойти в полицию и написать признание в кидднепинге, насилии и в чем захочешь. И пока ты меня не попросишь, никаких половых актов между нами не будет! Я сузила глаза: — Нет уж, я просто тебя кастрирую. — Пожалуйста, если духа хватит. Просто я люблю тебя и решил, что это мой последний шанс начать с тобой встречаться. Мои губы презрительно поджались, демонстрируя парню всю степень разочарования в дурацких условиях и убеждения в легкости, с которой я, похоже, выкручусь из этой ситуации: — Да, пожалуйста! Неужели ты думаешь, что я… Я!… которая никогда тебя не хотела, попрошу тебя о близости? — я закатила глазки и фыркнула. — Так быть я обещаю стать твоей девушкой, если попрошу тебя трижды о разных видах секса… — Ну, что ж. Я знаю, что, не смотря ни на что, у тебя есть определенные принципы, и твое слово крепкое. Я снисходительно улыбнулась. Бедняжка! Так ошалел от неразделенной любви, что бросается в крайности… Ну, ничего, поскучаю до завтрашнего полудня, а потом буду веревки вить из Саши, будет летать как проклятый, выполняя мои капризы! — А кстати, — спросила я лениво, демонстративно рассматривая идеальный маникюр на своих ноготках, — а что бы ты сделал, если я бы я не согласилась? — Все же изнасиловал бы тебя, — хищно улыбнулся Саша. Меня всю передернуло от внезапного холодка. Саша никогда не бросал слов на ветер, да и, не смотря на то, что не проводил много времени в тренажерных залах, был достаточно высоким мужчиной с сильными руками, я могла бы посопротивляться, но, боюсь, в результате, все же была бы изнасилована. — Ладно, — скривилась я, — что там дальше? — Дальше? А дальше — все то же. Самая идеальная френд-зона. Я выполняю все твои просьбы, ты — мои. Я добровольно, а ты под страхом наказания. — Тогда отвези меня домой! — На некоторые твои просьбы я, понятное дело, буду накладывать вето. — Ну, попытаться-то надо было! — лучезарно улыбнулась я, уже придя в себя и чувствуя себя вполне уверенно. Все было под контролем! Как оказалось, я, как настоящая блондинка, слишком поторопилась. Все под контролем было у этого мерзавца! — Раздевайся, — бросил он буднично, словно просил передать солонку. Я вздернула бровь, холодно взглянув на него. Этот взгляд должен был заморозить его до состояния снеговика, оставшегося стоять на усилившемся морозе после оттепели. — Вот еще! Ты сказал — никакого секса! — Я сказал — никаких половых актов! А это будет легкий… , ну, или не очень… стриптиз и эротика. — Да пошел ты! — Уговаривать тебя я не собираюсь. И даже рад, что ты заартачилась, потому что покажу тебе, что неповиновение вредно для твоего здоровья. И тут вдруг произошло неожиданное. Не успела я сказать «Мама!», как Саша очутился рядом и вывернул мне руку. Я моментально уткнулась носом в шелковистую ткань постели. Но вывернутая конечность и выставленная вверх попка были не самыми большими проблемами. Я все еще не сказала «Мама!», а мою юбочку уже задрали. А в следующее мгновение я взвизгнула, т. к. мою нежную кожу обожгло ударом стека как раз между резинкой чулка и крохотными трусиками, выбранными мною для потенциального кавалера-мачо. — Ой-ой-ой… — запричитала я, чувствуя, как из глаз брызнули слезы. Было ужасно больно и к тому же обидно. Саша, которому до сих пор предоставлялась привилегия пялиться на мои ножки под юбкой и на декольте (в общем, ничего непристойного), теперь видел мои трусики. Причем не простые, а те, которые обтягивают мою щелку, словно вторая кожа! И ведь, сволочь, не сразу ударил меня, а явно пару-тройку мгновений любовался живописными видами, пока я размышляла, пора ли уже кричать «Мама!». Меня отпустили, и я, проглотив слезы, поднялась, метнув на Сашку такой взгляд, что обладай он физическим действием, его бы испепелило. — Ты думаешь, это меня возбудило? — поднявшись, презрительно спросила я, с трудом подавляя желание потереть горящее место под юбкой. Еще немного и я могла бы разорвать его голыми руками. Однако эта заманчивая перспектива мгновенно померкла, едва этот негодяй снова очень спокойно проговорил: — Раздевайся. Я скрипнула зубами, но кончик стека, ритмично шлепающий по раскрытой мужской ладони, как бы намекал, что сопротивление будет караться быстро и жестоко. И что мне было в такой ситуации делать? Пышущая злобой, красная от гнева, наверняка сверкающая глазами, почти как Медуза-горгона, я стала расстегивать корсет. Пальцы дрожали и не слушались. И не только потому, что меня трясло от злости, но и потому что нелегко девушке вот так предстать голой и абсолютно беззащитной перед мужчиной, нагло тебя разглядывающим. Да еще разглядывающим так снисходительно, по-хозяйски, словно я была рабыней на рынке, которую он собирается прикупить по случаю. И все же мне пришлось, стиснув зубки, преодолеть последний рубеж, отделяющий меня, принцессу и предмет поклонения, от непристойно одетой (или вернее раздетой), доступной женщины. А как еще можно судить о такой, если, после того как платье с тихим убийственным шорохом упало под ноги, на мне остались крохотные низко сидящие на бедрах трусики, чулочки и туфли на высокой шпильке? Нет, я, конечно, еще позволила себе переступить через платье и швырнуть его ногой прямо в морду нахалу, рассматривающему меня с лукавой усмешкой. И пока он сражался с ним, я попыталась прикрыть локтями и ладошками места, мужской взгляд на которые обладал почти физическим воздействием. Во всяком случае, когда Саша аккуратно … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх