Gigolos. Часть 1: Воспоминания

Меня зовут Денис. И знаете, я ни когда не считал себя альфонсом. Да, я получал плату от женщин, за половую связь с ними. Но я и отдавал не мало! Давал им то, что они хотят и желают. Кроме того, ведь это тоже работа, и не легкая! Хотя, могу сказать и приятная! Мужики считают, что они «Казановы». Стоит только «охмурить» даму, и все, остальное от природы! Снял штаны, достал член, затолкал его в вагину, и готово! Все рады, все довольны, всем хорошо. Но ведь это, не так! Если замужняя женщина, идет на этот шаг, то значит ей чего, то не хватает. И не хватает, именно в сексе. Простой секс, ей обычно не нужен, ей нужно, что то, что не может, или не хочет дать муж. Возможно, исключение составляют курортные романы, там другие побуждения к сексу: мнимая свобода, другое окружение, да и просто, «крышу срывает», от безнаказанности, и алкоголя! Но, на моей работе, пить нельзя! Иначе в нужный момент можно оказаться, с не вставшим «орудием труда». И как, в любом бизнесе, последствия катастрофичны: срыв контракта, потеря репутации и отток клиентов. Я не могу себе это позволить! Я люблю женщин, всех до единой! И не очень важно, как она выглядит. Я могу «любить», любую из них. Мне нравится эта работа, я счастлив, выполняя ее. Работа есть работа, таким образом, я зарабатываю, на свой «хлеб с маслом и колбасой». Ну и главное, я слишком долго учился и шел, к тому, что я сейчас, из себя представляю. Хотя учиться приходится постоянно. Нельзя отставать от реалий жизни. Нет, конечно, я работаю и официально, и эта работа, тоже мне нравится. Она же является, и главным подспорьем, в моей, не официальной подработке, которая приносит деньги. Как я стал таким? Об этом я и хочу поведать. Я всегда любил спорт. Мне нравилось побеждать, да, наверное, всем это нравится! Плюс к этому, я любил девушек, да и кто же их не любит? А потом, после одного случая, я понял, что люблю всех женщин, могу помочь им и заработать, для себя. Глава 1. День рождение мамы! Мне было 18 лет. Постоянные занятия спортом, мой высокий рост, делали меня похожим на юношу постарше. Прекрасный возраст. Я уже ухлестывался за девчонками, знал, как приятны, на ощупь их груди. Имел представление, что находится у них между ног, и как заниматься, с ними, сексом. Я тогда, считал себя «крутым парнем». Пока не познакомился со зрелой женщиной! Это была, подруга моей матери, тетя Катя, так я ее звал. Ей было около тридцати лет, у нее был муж, и сын. Мы, можно сказать, дружили семьями. Это был, день рождения моей мамы. Она была разведена, ну и как обычная женщина, время от времени. Находила себе «друга». Раньше, когда я был маленький, все было проще. Она приводила его домой, и он жил у нас какое то время. Потом, один раз, я не вовремя зашел в ее комнату… В общем, жить, «эти дяди», у нас перестали. Нет, конечно, мать встречалась с мужчинами, куда от этого деться! Но это было, либо на стороне, либо когда меня нет дома. Да, разговор не совсем об этом. Народу собралось много. Пришел, некий Михаил: «Друг ее детства», как сказала мама, при этом сильно покраснев. Мы веселились. Взрослые выпивали, я организовывал танцы, типа «работал диджеем». Помогал носить закуски, мыл перемену посуды. Короче работал на подхвате. Все как обычно. Случайно подслушал разговор между тетей Катей и мамой. Мама просила, когда все будут уходить, под каким либо предлогом увести меня из дома, хотя бы на час. Ей с Михаилом, хочется остаться наедине. Как это ни странно, но повод, нашелся. И было в этом поводе, веса около ста килограмм! И звали его Алексей Николаевич, муж тети Кати. Он несколько переоценил свои силы, в употреблении горячительного, и сильно опьянел. Когда все начали расходиться, мне пришлось идти с ними, в сопровождении. Одной тети Кате, было с ним не справиться. Он плохо стоял на ногах. Честно говоря, к этому времени, я и забыл про подслушанный разговор. Ладно, хоть добираться было не далеко. Но на десяти минутный переход, если идти нормально, мы потратили около сорока минут. Алексея Николаевича, по дороге совсем развезло, и последние, десять минут, я фактически тащил его на себе. Он все норовил лечь спать, прямо на улице. И не смотря на ночную прохладу, я взмок. Потом ему потребовалось, извините дамы, «очистить желудок», и еще, он замарал мне брючину у штанов. Все плохое, рано или поздно, кончается. Дошли и мы. Алексея Николаевича уложили спать, в комнате сына, который находился у бабушки. А меня пригласили на кухню, отдохнуть и попить чая. Там то, тетя Катя и увидела, мои испачканные штаны. Она тут же засуетилась, и как я не отнекивался, заставила снять, с себя брюки, и пошла их застирывать. Я остался на кухне, в одних трусах, пить чай. Пришла она, минут через десять, уже переодевшись в коротенький халатик, хотя все еще в чулках, и сказала: «Я все застирала, сейчас, брюки стекут, и я их заглажу. Посидишь еще полчасика, и пойдешь домой». Деваться мне все равно было некуда, и я согласился. Тетя Катя, села, наискосок от меня, и подняв ногу на ногу, стала пить кофе. От нечего делать я стал глазеть по сторонам, пока мой взгляд не остановился на ее ногах. Халатик был настолько короток, что с моего места открывался прекрасный вид, на ее бедра, ноги и даже ближайшую ягодицу. Черные чулки, соблазнительно обтягивали ее ноги и бедра. Резинки пояса, с бантиками, прицепленные на чулки, верхней частью скрывались, под подолом халата А когда я поднял взгляд, то в вырезе халатика увидел, приличные по размеру, почти выпадающие из него, груди. Большие, белоснежные полушария, с ложбинкой посередине, приковывали глаза. Левый сосок был скрыт тканью, но было заметно, как он оттопыривает ткань. Правый сосок, вылез наружу. Сосок был, размером с небольшую фасолину, светло коричневого цвета, с более темным ореолом вокруг него. Я почувствовал, что мой орган, начал шевелиться и почти сразу встал. Мне пришлось наклонится вперед, что бы он не выскочил из трусов. Тетя Катя обратила внимание, на мои неординарные шевеления. Она проследила за взглядом, направленным на ее груди, и даже не попытавшись их спрятать, вдруг спросила: «Что, нравится мои титьки? Ни разу не видел, что ли? Разве у твоей мамки, другие?». Я, покраснел, и отвел взгляд. А она, видя мое смущение, с завистью продолжила: «Да, у нее, они, на размер больше! Я, как то примеряла ее лифчик, очень большой!». Я молчал, не поднимая глаз. Вдруг, несколько изменившимся голосом, она спросила: «Вадим, а у тебя есть девушка?». От неожиданного вопроса, я поднял голову. Мой взгляд, опять пробежался, по ее телу. Я удивленно кивнул и увидел, что левый сосок, тоже покинул свое «убежище»! А тетя Катя, отводя плечи назад, помогает соскам полностью открыться. Ворот халата разошелся, и обе груди свободно легли на тело, соски, задорно топорщились, в разные стороны! Я непроизвольно выпрямился, и головка моего, эрегированного члена, вылезла, над резинкой трусов. Крайняя плоть на ней, была сдвинута. Я увидел, как округлились глаза тети Кати. Ее язык, медленно облизывал, мгновенно пересохшие губы. Чашка в руке, задрожала! Я понял, что мне предоставляется шанс, не использовав который, я буду жалеть, потом всю жизнь! Глава 2. Водные процедуры. И тут, как в плохом фильме, зазвонил телефон… Тишину, нарушаемую только нашим, прерывистым дыханием, разорвала трель звонка. Потом еще одна, и еще. «Твоя мать звонит», осипшим голосом сказала тетя Катя. Она встала, и не поправляя сбившегося халата, вышла в коридор. Я услышал, как она сняла трубку и сказала: «Алло!». В тишине было слышно, как мама спрашивает: «Где я, и когда приду?». Тетя Катя отвечала: «Что мы пьем чай, на кухне. Что я очень устал, таща на себе, ее пьяного «борова». И она, может оставить меня, ночевать здесь, так как детская, свободна, сын у бабушки». И тихо добавила: «Что это развяжет, тебе руки, до утра!». Немного погодя, мама сказала: «Что, если сын согласен, то она не против!». Тетя Катя, обернулась ко мне и спросила: «Денис, ты не против, заночевать у нас?». Не выдавая своего ликования, я громко ответил: «Так будет лучше! Я и правда, очень устал!». Поболтав еще минутку, тетя Катя положила трубку, и пошла в ванну. Оттуда, послышался звук льющейся воды. Я, как истукан, сидел один на кухне, и не знал, что предпринять. Через некоторое время, звук льющейся воды исчез, и голос тети Кати позвал меня: «Денис, иди сюда, тебе тоже надо помыться». Я, заправил, свой торчавший член, в трусы, и пошел на голос. Зайдя в открытую дверь ванной комнаты, я увидел, как тетя Катя, опираясь белоснежной попкой о край ванны, вытирает полотенцем, свою мохнатую промежность. Ее халатик лежал на полу. Из одежды на ней были чулки и черный пояс с резинками. Большие груди, призывно покачивались в воздухе, в такт движений! Картина Репина: «Приплыли!!!». Мой и без того возбужденный член, оттопырил трусы, так, что приподнял резинку у пояса. Закончив с обтиранием, она спросила: «Нравится? Ладно потом посмотришь. Раздевайся, и марш в ванну. Я тебя помою!». Нужно ли говорить, что я, как «угорелый», на ходу скидывая одежду, влез в ванну. Я стоял перед ней, обнаженный, чуть ли не упираясь своим «хозяйством», в ее груди. Она, с вожделением смотря на меня, произнесла: «Как летит время! Ты стал совсем взрослым. Вон какой вымахал! И, «хозяйство», отрастил ладное! По боле, чем у некоторых, будет», искоса глядя на дверь, с дрожью в голосе, произнесла она! Потом подняв руку, взяла мой член, и чуть сжав его, сдвинула крайнюю плоть, оголив головку. Красный и блестящий «набалдашник», вылез на всеобщее обозрение, во всей своей красе! Я непроизвольно напрягся, и на кончике члена, показалась прозрачная, тягучая капля. Тетя Катя засмеялась: «Не плачь, я куплю тебе калач», наклонилась, и слизала ее языком. Меня, словно током дернуло, от ее нежного прикосновения язычком! Потом, причмокивая, и как бы пробуя каплю на вкус, добавила: «Вкусно! Ты ведь, накормишь меня, потом своим семенем? Но сначала, ты должен будешь, наполнить моё лоно! Ох! Это очень вкусно и полезно, для женщин!» Я стоял в ванне, дрожа от возбуждения. Ощущая прохладную руку, поглаживающую мое «копьё»! С тяжелым вздохом, она оторвала руку, от органа, пленившего ее, и взяв лейку душа стала меня мыть и ополаскивать. Я млел, под горячими струями воды, нежными прикосновениями ее рук, и разгоряченного, обнаженного женского тела, находящегося рядом со мной. А когда намылив руки, она стала мыть напрягшийся член, я вообще, чуть не кончил, прямо в ванную. Но опытная, готовая к такому повороту женщина, она была врачом, и членом призывной, военной комиссии. Звонко и больно, шлепнула меня по заднице, мокрой рукой, сбив не нужный настрой на скорое семяизвержение. Я даже ойкнул, от боли и неожиданности! А она произнесла: «Но, но! Не балуй! Еще не время, потерпи, чуть чуть!». От такого обращения, мой орган, обвис. Но стоило ей, продолжить процедуру помывки, как он вновь, почти мгновенно, налился, силой!»Да-а», сказала она. «Тяжелый случай! Ты перевозбудился, хотя твоя «конфетина», так и просится на язык!», добавила она. Она ополоснула его из лейки душа, и попросила меня повернуться, к ней передом. Я уже давно был готов, выполнять все ее указания. Еще ни кто, и ни когда, не делал мне так приятно! Она опять взялась за член, руками. Сдвинула крайнюю плоть до конца, так, что натянувшаяся уздечка, подтянула головку в сторону мошонки. Потом, она пригнула голову, и я почувствовал, как ее мягкие и горячие губы, сомкнулись на стволе пениса, сразу за головкой. И в этот же миг, обжигающе горячий, вибрирующий, мелкой дрожью, язык стал вылизывать и ласкать меня! Мне стало так хорошо! Я, был «на седьмом небе»! Я, «летал в облаках»! Я застонал… Я чувствовал нарастающее возбуждение, от приближающегося оргазма; как яички в паху, просто «прилипли», к основанию члена; как… Мускулы живота напряглись, по телу побежала волна неуправляемых конвульсий, и я «выстрелил». Мой крик восторга разорвал воздух! Мои яички работали, как кузнечные меха! Они гнали, и гнали сперму, в рот тети Кати. Ее было столько, что она не успевала глотать, а я все впрыскивал, и впрыскивал в ее рот, новую порцию семени. Она, уже не помещаясь во рту, стекала по губам и подбородку, капала на белоснежные груди и живот. Меня всего колотило, я выгнулся назад, и упираясь спиной в стену, с силой вталкиваю свой член, глубже в рот тети Кати… В глазах помутилось… Крик! Кто кричит? Так страшно, и с таким восторгом? Ноги ослабли, и я по стене сполз до края ванны, и остановился, упершись в него. Мой орган, висит, какой то «сосиской». Взгляд, остановился на лице тети Кати. (Эротические истории) Она тяжело дыша, старательно вылизывает губы и подбородок, измазанные в сперме. Ее руки собирают «драгоценную жидкость», на груди и животе, и отправляют в рот. Она, с жадностью ее глотает. Так пьют в жару, когда пересохло горло и нёбо, когда организм жаждет влаги, и не может ею насытится. Причем, выражение лица, напоминает кошку, добравшуюся до сметаны! И желающую, не смотря ни на что, ее съесть! Она только что, не мурлычет, от восторга! Она смотрит на меня, в глазах застыло выражение желания и похоти. Честно говоря, похоже, и я, не далеко ушел. Мой взгляд, мечется по ее соблазнительному и желанному телу, только что не раздевает ее! Но она, и так в одних чулках с поясом. А мне произошедшего мало! Я хочу еще! Но физиологические процессы организма, не обманешь. Это как, заводской технологический процесс, нельзя делать последующую операцию, пока не окончена предыдущая. Организму нужен отдых, мозгу нет. Глава 3. Водные процедуры. Продолжение Тетя Катя, замечает мой жадный взгляд, «пожирающий» ее тело, и говорит: «Мальчику этого мало? Он хочет ещё?». Я, киваю в ответ, сил говорить, пока нет. Тогда она снимает чулки и пояс, бросает их на халатик, сиротливо лежащий на полу. Сама залазит в ванну, помогает подняться мне, держа меня за руку, и открывает воду. Мы стоим под, струями горячей воды, она прижимается, своими фантастическими формами, к моей спине. Ее груди приятно трутся, о мою спину, живот об ягодицы. Руками она гладит, мои плечи, постепенно опускаясь к животу. Мой организм, а точнее орган, начинает оживать. Это уже не бесформенная «сосиска», а нечто полу стоячее, которое продолжает подниматься и расти. А когда ее руки добираются до ствола члена, он уже готов! Я бы сказал: «Как пионер», но боюсь, что сейчас этот термин не хвалебный, а скорее ругательный. Сам я тоже уже не просто стою! Мои руки, вытворяя чудеса гибкости, ощупывают и поглаживают ее попку, пытаясь, в таком странном положении, залезть ей между ног! Добраться до благословенной «щели», попасть в сокровенные «дырочки». Я поворачиваю голову, а она как-то выгибает свою, и наши губы встречаются. После всего произошедшего, это наш, самый первый, поцелуй. Он сладок как мед, жарок как печь, а сердце, начинает «нестись галопом». Время замирает. Ее эрегированные соски, «раскаленными кончиками» жгут мне спину, а живот ягодицы. Во мне все сильнее желание, обладать ее, войти в ее лоно, гладить и ласкать податливое тело! Не отрываясь от ее губ, я разворачиваюсь к ней лицом. Мои застоявшиеся без дела руки, завладевают ее грудями. Я, начинаю осторожно массировать, и поглаживать их. Но этого мало! Мною овладевает безумство. Я уже мну их, со всей силы, и только стоны и охи, срываются с ее губ, мне в ответ! Ей это нравится. Она извивается, и ерзает, а я уже сосу и прикусываю ее большие и твердые соски. Она, откидывает голову назад, вся, отдавшись ласкам. Мой член, проскальзывает у нее между ног, и я начинаю тереть его, о вульву. Сейчас не важно, что на голову бежит вода из душа, попадая в рот и нос… Важна лишь реакция, ласкаемого тела, растущее желание и возбуждение. Её руки, прихватив меня за попу, с силой прижимают меня, к себе. А движение её ягодиц, усиливает наслаждение, от трения наших гениталий, друг о друга. Её вульва «пышет жаром желания». Она вся залита «соками» любви и смазки. Мы оба стонем, я пытаюсь извернуться и войти в ее вагину, но она для меня слишком низенькая. Мой член, не в том состоянии, что бы гнуться. Я могу скорее, поднять ее на своем торчащем члене, чем согнуть его. Она тоже хочет, хочет меня. Мой орган, двигающийся внутри, мои руки ласкающие, и «терзающие» ее тело… Губы «впивающиеся» в плоть, мягкий язык, вылизывающий все «дырочки, впадинки и выпуклости», томимого ожиданием, тела! И я, с глубочайшим сожалением, отрываюсь от ее тела, что бы еще теснее сойтись с ним! Она, поняв, что от неё требуется, поворачивается ко мне спиной, и нагибается, разводя в стороны ноги. Руки, в преддверии моего натиска, упираются в стенку. Я опускаю руки, развожу в стороны, малые и большие половые губы, открывая беспрепятственный вход в ее влагалище. Приставляю к нему, истомившегося в ожидание «друга», и надавив, просто проскальзываю внутрь! Мы замираем, в восторге. Наши тела, приноравливаются к такому положению. И я, медленно, и осторожно начиная фрикции. Как сказал один киногерой, в «Кавказской пленнице»: «Торопиться не надо»… А я, я и не тороплюсь. Мне хочется насладиться, каждой секундой этого соития, каждым прикосновением наших тел, каждым движением, ласкающим меня, или её! Она стонет: «Давай! Сильнее! Глубже! Быстрее!»… Я успокаиваю ее: «Будет, все будет! И сильнее и глубже, а пока… «. Поддавшись нетерпению, она отпускает руки, упершись головой в стенку. Руки тут же занялись делом, одна ласкала груди, а вторая натирала вульву и клитор, успевая прихватывать и мою мошонку. Но и я, потерял контроль. Жар женского тела, моя неопытность и желание, возбуждающее хлюпанье, входящего в вагину члена, звонкие удары мошонки о ягодицы… Я начал ускорять свое движение. Вперед, назад, вперед, назад… Сильнее! Глубже! Быстрее! Я входил в нее, как нож в масло, как поршень, ходит в цилиндре… Без устали, и остановок, вперед, назад, вперед, назад… Сильнее! Глубже! Быстрее! Стоны, стонем оба, какие то крики ободрения, хлюпы, звонкие удары о ягодицы… Я почувствовал, как «напряглась» тетя Катя, как запульсировало, ее влагалище и закменел живот. Она резко выгнула вниз спину, и с губ сорвался, уже на стон, а крик! Победный крик! С таким криком добивают поверженного врага, празднуют трудную победу! Это хорошо, но это, пока не для меня. Я продолжаю обрабатывать ее лоно, «массировать» изнутри вагину, и чуть пригнувшись, протянув руки мять груди. А ее трясет, всю, каждую клеточку тела, каждый орган. В неистовстве оргазма, спазмы сладострастия, прокатываются от места возникновения до конечностей. Мышцы живота, то расслабляются, то опять напрягаются, заставляя тело, непроизвольно двигаться, подчиняясь, навязанному ритму! Вот именно тогда, я и понял, что с женским телом, я могу сделать, то, что пожелаю! Оно подчинится мне, моему ритму и напору. Надо только научиться, почитать литературу, узнать все о процессах, происходящих в теле женщин и мужчин. Научиться входить в такое состояние, по своему желанию. Тогда я буду… За такими эротическими мыслями, я почувствовал, что тоже, вот, вот кончу! Увеличив скорость соития, и ухватив, для верности, тетю Катю за бедра, я продолжал наяривать ее, по полной программе. Она видно поняв, что я то же «приплываю», стала усиленно мне подмахивать попкой и сквозь тяжелое дыхание пробормотала: «Да, мой мальчик! Кончи в меня! Наполни, до краев, живительной влагой!». Я и не возражал: во первых не мог, а во вторых не хотел прерываться. И когда, яички притянулись к стволу, и я изверг сперму, правда не так много, и долго, как в первый раз. Не останавливаясь, я продолжал массировать вагину изнутри. Член конечно несколько опал, и уменьшился в размерах, но продолжал исправно исполнять свои функции. Тетя Катя, только постанывала, и непроизвольно повторяла: «Да! О мой хороший! Еще! Не надо заканчивать! Я сейчас…». Это сейчас, не заставило себя долго ждать. Она опять кончила, и трясло ее сильнее и дольше. Спазмы были так сильны, что я просто остановился, не вынимая члена из влагалища. Постепенно, она успокоилась. И я, покинул гостеприимное лоно. Мы оба сидели в ванне, под струями воды, из лейки душа, который так и не удосужились закрыть. Нам было хорошо и спокойно. Мы были «выпотрошенными» и усталыми, но эта усталость была приятной. Молох 2013 год. Продолжение следует.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх