Глубокий космос: Совращение и смерть. Глава 3

Сбылись самые худшие опасения. Приблизившись к станции на расстояние поражения ракетным огнем, веганцы сделали вокруг неё один облёт, а затем последовало нападение. Одновременно ударили ионные орудия и в ход пошли ракеты. Защитные экраны выдержали, но их мощность упала на несколько процентов. Рано или поздно они не выдержат, поэтому требовалось активное противодействие врагу. — Ударить по агрессорам! — приказал капитан Данченко. — Ивашов, ты свяжись с Голиафом. Сообщи им о нападении. И пошли запрос о помощи на нашу ближайшую базу. Да, друзья, похоже будет война! Очередная война с веганцами! В это верилось с трудом. Мир достигнутый между двумя расами поле первой войны стоил немалых усилий, жертв и уступок с обеих сторон. Неужели этот инцидент, ничтожный по своей сути развяжет очередную галактическую бойню? Но рассуждать об этом сейчас было некогда. Убедившись, что ответный огонь с первого боевого поста ведётся с должной интенсивностью, Кравцов поспешил в отсек палубной авиации. Там располагались космокатера, превосходящие по защите и мощи вооружения веганские «ипсилоны». Но последние обладали просто сумасшедшей маневренностью и высокими скоростями. Бой обещал быть жарким. * * * Электро-магнитные катапульты-ускорители выбросили космокатера в космос. На виртуальном тактическом экране развернулась многомерная проекция системы Сальвари. Тремя красными огоньками отмечались вражеские истребители. Зеленые — космокатера землян. Игорь Кравцов опустил смотровой щиток шлема и дал добро на полное слияние с системой. Из кресла выдвинулись гибкие щупы, снабженные контакторами толщиною с микрон. Их задача соединить нервную систему пилота с боевыми системами машины, обеспечить человеку визуальное восприятие всего окружающего, ибо космический бой происходит на чудовищных скоростях не доступных для восприятия человеческому глазу. Кроме этого соединение с компьютерной системой космокатера помогало быстрее реагировать на разные ситуации, быстрее отдавать команды. Кравцов связался с Мэттом. Образ второго пилота, точнее его лицо, появилось перед внутренним взором начальника службы безопасности. — Мэтт, забирай на 4, 77! Постарайся обойти веганцев. Я ударю прямо по ним и буду заманивать их под огонь станции. — Понял, командир. Похоже, меня они ещё не обнаружили. Все три двигаются к тебе. Мэтт направил свой космокатер прямо в гущу астероидов. Автоматика поможет ему избежать столкновения, а огромная гравитационная масса десятка глыб скроет его машину от агрессоров. Кравцов между тем начал обстрел противника. «Ипсилоны» обладали великолепной маневренностью. Они разошлись по сторонам и атаковали одновременно с фронта и флангов. Игорь совершил сложный и замысловатый маневр уклонения и поднырнул под днище «Лунного Старателя». Один из веганских пилотов хотел сделать тоже самое, но тут со своего боевого поста открыл огонь из зенитных орудий Антонио. Непрерывно стреляли орудия и с другой точки. «Ипсилон» вынужден был ретироваться. Вскоре веганцам стало ясно, что обстреливать станцию землян они не смогут, пока не разделаются с назойливым космокатером. Он появлялся то с одной стороны, то с другой. Его малые зенитные пушки постоянно тревожили противника, отчаянно пытающегося сосредоточить огонь по станции. Наконец, два веганца развернули машины и погнались за космокатером. Теперь, они сосредоточились только на нём. Третий «ипсилон», бросаясь из стороны в сторону, совершая резкие маневры уклонения устремился к «Лунному Старателю». Для начала следовало подавить огонь боевых постов. Ударили ионные пушки. Концентрированные сгустки плазмы растеклись и распались, встретив защитный экран. Но мощность последнего неуклонно снижалась. Были, правда ещё резервные генераторы, но кто знает на сколько затянется бой. Ракеты с антипротоновыми боеголовками решили бы проблему с защитным экраном за пару минут, но веганец берег ракеты для самой станции. * * * Вся встревоженная, Келли Милтон вбежала в медблок. Доктора Дэннингса она застала сидящим за столом спиной к двери. Он, или спал, или прибывал в задумчивости. Келли с удивлением уставилась на открытый медицинский бокс. Он был пуст, как впрочем и находившаяся в нём капсула. Куда подевалась Сара Бенци — непонятно. — Сэр? — позвала Келли робко. — Все в порядке? Сэр… Он вдруг повернулся в кресле и улыбнулся оторопевшей девушке. На Дэннингсе был белый медицинский халат. Но вовсе не это так поразило Келли, поскольку наличие халата у доктора дело совершенно естественное. Прийти в замешательство её заставило то, что кроме этого халата на Дэннингсе, судя по всему больше ничего не было. Во всяком случае, она видела его голые до колен ноги, а в разрезе голую, покрытую рыжеватыми волосами грудь. — Сэр, с вами всё в порядке? — снова спросила Келли и голос её чуть дрогнул, выдавая тревогу. — Да, милая. А что не так? — Нет, нет, всё нормально! — торопливо воскликнула ассистентка. — Просто… Вы слышали, веганцы напал на станцию. Три истребителя класса «ипсилон» Она решила заговорить о другом, поскольку из-за растерянности не знала, как обсуждать тему крайне неприличной наготы шефа. Может, он сам всё объяснит? — Наши вступили с ними в бой. Я слышала космокатера сильнее «ипсилонов». Но всё равно, как то не по себе. Отчего они напали? Разве у нас с колониями Веги не заключен мир? Пока она говорила, Дэннингс слушал молча со странной улыбкой на лице. Взор его был словно затуманен, но при этом он не спускал с молодой ассистентки внимательного взгляда. — Келли, тебе говорили, что когда ты волнуешься, ты такая хорошенькая? — внезапно спросил он. Она запнулась. Щеки молодой женщины зарделись. Она не знала, куда спрятать глаза от смущения. — А ты, вообще очень привлекательная, — мягко, полушепотом продолжал доктор. — Халатик так славно сидит на твоей ладной фигурке. Грудь у тебя, тоже очень красивая. Я иногда замечал, когда ты наклонялась. А бюстгальтер ты совсем не носишь? Или только здесь, когда я рядом? — Сэр… Я… — Шшшш, — он встал с кресла и прижав палец к губам направился к ней. Девушка замерла на месте, прикованная завораживающим взглядом мужчины. От Дэннингса исходила какая-то невероятная сексуальная аура. Доктор очень нравился Келли, но ничего подобного она за ним никогда не замечала. Его руки легли ей на плечи. — Келли, вы мне давно нравитесь. — Правда? — пискнула она. — О боже мой… Сэр, вы мне тоже. Правда. — Если так, — он обворожительно улыбнулся, — что нам мешает воссоединиться? — Но сэр, даже не знаю, что сказать, — совершенно ошарашенная пробормотала Келли. — Это так неожиданно. — Разве ты не хочешь меня? Келли этот вопрос, заданный на прямую поставил в тупик. С одной стороны Дэннингс ей безусловно нравился, как мужчина и как врач. Она преклонялась перед профессионализмом шефа в не меньшей степени чем перед его личным обаянием и человеческими качествами. Его учтивость, сдержанность, всегда спокойная манера речи, аристократизм, также всецело покоряли Келли. Их связь рисовалась в воображении девушки какой-то особенной, в высшей степени романтической, лишенной грубой животной страсти и похоти. Джон Дэннингс был мужчиной иного порядка. Он был особенным. И Келли никогда не думала, конкретно и чётко не представлял, как у них будет происходить секс. А сейчас, он спрашивает её о таких вещах совершенно напрямую. Мало того, он вдруг взял, да и распахнул на себе халат, явив ей свою полную под ним наготу. Молодая женщина сдавленно вскрикнула. Вот такого она от доктора Дэннингса точно не ожидала. Он был, кстати неплохо слажен, в меру мускулист, но весьма волосат на груди и животе. Член его, уже возбужденный был вздернут вверх. Келли закрыла ротик ладонью и потупя взор отступила на шаг. Лицо и шея её горели от стыда. Довольно крупный, толстый член, покрытый сеткой крупных вен, увесистые яйца в рыжем пушке так и притягивали … её и одновременно ввергли в шок и трепет. — Сэр… О боже… Зачем вы? Я прямо не знаю. Не знаю что сказать. — Ну же, малышка Келли, разве ты не мечтала об этом? Ты и я наедине. Ты и я вместе. — Да, мечтала. Но я думала, это будет, как-то иначе. — Иначе? Он приблизился к ней вплотную. Отступать было некуда за спиной закрытая дверь. — Как иначе? Келли не нашлась, что ответить, лишь во все глаза смотрела на Дэнингса, завороженная, потрясенная его внезапно пробудившейся самцовостью. Теперь он взирал на неё, как все другие мужчины, все те, которых она избегала. — Есть иные способы соединения, — тихо произнёс доктор. — Но тот, что предлагаю я вначале вполне естественен для людей и полон удовольствия, а потом всё произойдёт хотя и болезненно, но быстро. — Что болезненно? Что быстро? — Келли ничего не могла понять. Что Дэннингс имеет ввиду? Доктор, между тем, не желал больше ждать. Он прижал её к металлической двери, обнял, припал ртом к её губам. Поцелуй был сладостный и долгий. Келли поняла, что теряет над собой всякий контроль. Тут, рука его забралась под её халатик, коснулась обнаженной груди. Девушка и вправду на работе не одевала бюстгальтер и что уж греха таить, делая что-либо, или принося ему кофе, всегда наклонялась так, чтобы он мог увидеть её упругие и весьма немалые по размеру прелести. Затем, рука его скользнула вниз и забралась под резинку трусиков. Келли тихо ойкнула и задрожала всем телом. Палец доктора коснулся тоненькой ниточки волосков, оставленных на лобке, потом бесцеремонно проник между плотно сжатых валиков половых губ. — Ну как, милая, нравится тебе? — горячо в самое ухо зашептал Дэннингс. Келли не знала что ответить. Ею овладела какая-то растерянность, все чувства прибывали в смятении. Она возбуждалась, но одновременно в ней рос некий протест. Ей хотелось близости с Дэннингсом, но не так, как это происходило. А как нужно, она и сама не знала. Хотелось как-то красиво, романтично, необыкновенно. Не так, как с другими мужчинами, не так, как бывало раньше и отчего, она уже давно сознательно отказалась. Но Дэннингс вел себя сейчас, как любой мужик, распаленный похотью. Трогал её везде, лез беззастенчиво между ног. Опять акцент делался на её сиськах, на её половых органах. Неужели в сексе это не может быть вторичным, а на первый план выступать духовная составляющая? Плоть начала отзываться на ласки. Палец доктора усиленно мял и тер местечко где притаился клитор. И вот, похотливый бугорок, сладко зудя набряк, увеличился. Половые губы разошлись в стороны и Дэннингс тут же втиснул во влажное отверстие сразу два пальца. Двигая ими туда-сюда, он стимулировал выделение вагинального сока. — Ну вот, моя маленькая потаскушка, ты уже и мокренькая. — Сэр, не называйте меня так! — возмущенно воскликнула Келли. На глазах девушки выступили слезы. — Я никогда не давала повода, чтобы обо мне так говорили. — Да ладно тебе! Вы все блядушки. Все хотите одного и того же! Ублажать плоть — вот цель людей, как мужчин так и женщин. И я дам тебе это. Я подарю тебе удовольствие перед тем как… Дэннингс вдруг резко схватил Келли за плечи и поволок её в сторону ближайшего пластикового стола, где в ящичках хранились медицинские карты всех членов экипажа. Она вскрикнула от страха. Внезапная грубость доктора совершенно ошеломила её. Он действовал агрессивно и напористо, словно захвативший добычу голодный хищник. Не успела девушка опомниться, как была развернута задом. Дэннингс заставил её наклониться, почти лечь грудью на поверхность стола. Он задрал полы её халата вверх, совершенно открывая её длинные стройные ноги, затянутые в мелкосетчатые черные чулки и крепкую упругую попку. — Отличная корма! — рассмеялся Дэннингс и отвесил по выпуклым ягодицам Келли пару звонких шлепков. Она захныкала. Доктор ухватил резинку её трусиков и рывком спустил их до колен девушки. — Ну а теперь, маленькая сучка, я тебе вставлю. Поимею тебя в твою мокрую дырку! — Сэр, не надо так! Вы ведете себя, как животное! Келли попыталась вырваться, но мускулы Дэннингса словно стали железными. Он прижимал и удерживал её с такой силой, что девушка едва имела возможность дышать. О том, чтобы вырваться не могло быть и речи. — Сэр… Джон… Не надо, пожалуйста! Я так не хочу… Из глаз молодой женщины хлынули слезы. — Тебе понравится! — прорычал он. — Ваша людская природа так предсказуема, так понятна! Ты кричишь «нет!», но тело твоё жаждет. Я чувствую, я знаю это. Он навалился сверху и Келли ощутила, как его твердый, горячий член начал протискиваться между её срамных губок. И тело, её плоть предательски хотела этого. Влагалище уступило напору и приняло незваного гостя. Приняло влажным и возбужденным. Ноги и ягодицы сами собой раздвинулись, облегчая задачу агрессору. Соски грудей затвердели. Келли была поражена всем этим. Как такое может быть? Дэннингс фактически насиловал её. И тело жаждало этого, хотя душа была против. Крепкий член доктора начал двигаться туда-сюда. Руками он удерживал девушку за бёдра. Она плакала от стыда и унижения, от обиды закусила нижнюю губу. Доктор пользовал её, как всякую другую девку. И что теперь толку от её романтических грёз? Всё опять примитивно, по-звериному. Всё как всегда! Но и удовольствие, росло, набирало силу, также, как и всегда. Каждый толчок доктора отдавался во влагалище сладко-томительным ощущением приближающегося оргазма. Член, покрытый вагинальным соком до самых яиц легко нырял в распертую дырку Келли и выходил обратно чуть менее свободно, плотно стянутый возбужденным колечком плоти. — Как тебе? Нравится? Чувствую, что нравится! — вскричал Дэннингс, усиливая темп совокупления. Он схватил её за волосы, намотал их на кулак и отогнул голову Келли назад. От такого откровенного унижения девушка разрыдалась, уже в голос. Но доктор был неумолим. Он трахал её со всё большим остервенением. Член его вонзался во влагалище со смачным чавканьем. Липкая смазка стекала по ляжкам Келли, по её чулкам. Одной рукой он мял её груди. Низ его живота громко шлепал по ягодицам молодой ассистентки. Поддавшись этому дикому безумию, потеряв голову от наслаждения, Келли сама начала двигать задом на встречу Дэннингсу. Полусогнув ноги в коленях, она раздвинула их ещё шире, облегчая мужчине проникновение до самого предела. Оргазм у Келли случился сильный, яростный, бурный, как пробудившийся вулкан. Возможно, тому поспособствовало и длительное воздержание. Последний раз она была с мужчиной более полугода назад, как раз перед знакомством с доктором Дэннингсом. Келли кончала, вновь упав грудью на стол. Ноги её подергивались и одновременно подкашивались. Она бы наверняка упала, не поддержи её доктор за талию. В волне плотского наслаждения утонуло, исчезло всё иное. Вагина пульсировала и толчками выбрасывала струйку за струйкой смазку. Член Дэннингса при этом был, вытолкнут резкими спазмами стеночек влагалища. Впрочем, доктор тоже начал кончать и сделал это так, как Келли никому и никогда не позволяла делать. — Повернись! — взвыл он. — На колени! Девушка повиновалась, не вполне понимая, для чего всё это. Её тело ещё сотрясалось в оргазме, голова плохо соображала, даже взгляд был какой-то затуманенный, когда Дэннингс начал раз за разом выплескивать ей на лицо горячие, густые и липкие струи спермы. Сидя на корточках Келли получила первую мощную струю на переносицу. Семя заструилось вниз по её мокрым от слёз щекам. Девушка резко отшатнулась, но рука Дэннингса легла ей на макушку и деться теперь было никуда. Вторая струя окатила её губы и подбородок. Келли издала какой-то нечленораздельный звук: смесь вскрика, хныканья и стона. Третья струя ударила ей прямо в открытый рот. От всего этого девушка впала в полушоковое состояние. Вот такого от доктора она вообще не ожидала. — О, как хорошо, детка, — простонал Дэннингс, стряхивая остатки семени Келли … на волосы. Она тихо всхлипывала и размазывала сперму по лицу, а из глаз её опять потекли слёзы. — Давай-ка продолжим! Доктор рывком поднял Келли и опять прижал её к столу. Она вытаращила глаза, перемазанный спермой рот в изумлении открылся. — Но сэр… Вы разве ещё не всё?! — Всё? Ты шутишь, детка? Теперь, я хочу попробовать твой сладенький задик! — Нет! — закричала Келли. — Я никому не позволяла! Нет! Нет! — Всё когда-нибудь бывает впервые, — грубо заржал Дэнингс и вогнал ей свой нисколько не опавший и не ослабший после семяизвержения член под ягодицы. Келли закричала от жгучей боли, пронзившей её анус. Толстый инородный предмет грубо и напористо протискивался туда, где ему совсем не место. Всё глубже и глубже. Келли тряслась от ужаса. Ей казалось, что попка её вот-вот порвётся и она умрёт истекая кровью. Пальцами одной руки Дэннингс мял и теребил её писю, обильно мокрую от смазки, всё ещё возбужденную от желания. Другой придерживал Келли за правую ягодицу. — Расставь ноги пошире! — приказал Дэннингс шумно и хрипло дыша. — Ну же, дай мне войти целиком! Она повиновалась, вся вздрагивая от ужаса и боли. — Не надо, пожалуйста, — заскулила девушка. — Мне так не нравится. Мне больно! — Молчи… Ещё немного, — прохрипел доктор, размашисто двигаясь и вонзая член ей в распертый до предела анус. — Уже скоро… Ты будешь моей… Дэннингс двигался всё быстрее и резче, толчками загонял член в заднее отверстие девушки. Она визжала, кричала и плакала, пока насильник безжалостно пёр её столь унизительно и жестоко. Слезы и крики жертвы, похоже нисколько не трогал его. Келли вдруг ощутила, что член его стал больше, прямо рос и надувался в ней. — О боже, вытащи его! Но Дэннингс и не подумал делать этого. Более того, застонав, он ещё раз кончил прямо ей в анус. Вот теперь то, член должен был съежится, уменьшится. Но нет! Он точно становился больше. Пролитая сперма ненадолго облегчила проникновение и скольжение, но пенис доктра каким-то фантастическим образом продолжал расти. Пока Дэннингс пользовал её, Келли не решалась оказать ему никакого сопротивления или заявить о своем отказе самым решительным образом. В ней боролись тогда несколько чувств: протест, разочарование, возбуждение и желание получить наслаждение. Но теперь, не было ничего кроме ужаса. Теперь речь шла не о её чести, ни о её растоптанных романтических чувствах, а о здоровье, или даже жизни. Келли начала брыкаться, попыталась вырваться из стальных объятий Дэннингса. — Пустите, сэр! Я больше не хочу! Не могу! Но где там! Объятия доктора были нечеловечески сильными. Келли пронзительно завопила, почувствовав, как член доктора не просто становится толще, но и ещё увеличивается в длину. Он полз всё дальше все глубже по её прямой кишке. Словно превратился в быстрого суетливого червя. Над ухом оторопевшей девушки раздался что-то вроде тихого шелеста и какие-то чмокающие звуки. Келли начала медленно поворачивать голову. Глаза её широко открылись от ужаса при виде того во что превратился Джон Дэннингс. Волосы с его головы совершенно исчезли, зато на совершенно лысом глянцево блестящем черепе под туго натянутой кожей вздувались и опадали какие-то шишки. Переносица продавилась внутрь, рот стал просто огромным и занимал теперь почти половину лица, а вот глаза исчезли в складках кожи. Келли разинула рот в беззвучном крике. Судорожный спазм сдавил ей горло. Из её груди прорвался лишь слабенький писк. И тут рот Дэннингса открылся и оттуда выскочил свернутый в трубочку язык. На глазах оцепеневшей Келли он развернулся и стал похож на здоровенный лист лопуха темно-розового цвета с синими пульсирующими прожилками. Этот чудовищный язык в одно мгновение накрыл голову девушки и обвернулся пару раз вокруг, совершенно глуша её, даже самый громкий и пронзительный крик, если бы таковой смог вырваться из её груди. Келли забилась, как пойманная в сеть пташка. Она начала задыхаться. Последнее что она помнила и чувствовала, как ставшие вдруг холодными пальцы доктора проникли прямо сквозь кожу и мышцы на её боках и начали снизу забираться под её грудную клетку. * * * Атака Мэтта Броуди оказалась для веганцев полной неожиданностью. Заряд плазмо-зенитки оторвал правую крыло-плоскость одного из «ипсилонов» и заставил его кувыркаться. Пилот потерял контроль над управлением и его понесло в строну огромной каменной глыбы. Гравитация последней безусловно захватит веганца, но тот, ещё мог вырваться, поскольку двигатели его машины не были повреждены. — Добей его! — приказал Кравцов. — Есть командир, — отозвался второй пилот. Игорь напал на второй «ипсилон». Тот резво начал петлять и устремился прочь с места боя. Но уходить совсем он не собирался. Веганец проскочил через сквозное отверстие в одном из небольших стероидов и резко ушёл вправо, нырнув за следующий каменный обломок. Ионный заряд, выпущенный Кравцовым опалил, лишь камень. Игорь чертыхнулся и направил космокатер по вытянутому вектору в обход небольшого скопления астероидов. На экранах-голограммах бежали данные о выбранном им курсе, отмечались опасные участки сектора, просчитывались варианты уклонения и оптимизации маршрута. Кравцов рассчитывал, что перехватит противника, выйдя ему во фланг. С учётом того, что «ипсилоны» обладали слабым защитным полем, веганцу придётся сбросить скорость, когда он войдёт в скопление каменных глыб. А значит, у космокатера есть шанс настигнуть его. От Мэтта пришла передача. На экране развернулось отдельное диалоговое окно в виде записи. Поврежденный «ипсилон» попытался сманеврировать вблизи скальной поверхности, но ионные пуши Мэтта достали его. Вражеская машина на мгновение превратилась в пылающий шар и тут же исчезла со всех радаров. — Отличная работа, Мэтт, теперь выбирайся оттуда и возвращайся к станции, — сказал Кравцов. — Есть, командир. Игорь продолжил движение по выбранному маршруту. По его расчетам, перехват веганца уже должен был состояться. Однако, противник куда-то подевался. Это сильно тревожило. Сомнительно, чтобы веганец просто так вышел из боя. Нехорошее, очень нехорошее подозрение закралось в мысли. Никак, удирающий от него «ипсилон» подался к станции! Кравцов резко изменил курс. На экране, условное обозначение защитного поля космокатера из приятного для глаза зеленого цвета окрасилось красным, что говорило о столкновении с астероидом. Дифракторы выдержали, но рисковать всё же не стоило, генераторы и так уже выжимали последнюю энергию. Неожиданно пришла передача от Антонио. — Командир, станцию атакуют два «ипсилона»! Первый боевой пост уничтожен! Я едва их сдерживаю. — Держись, я на подходе! Космокатер вырвался из каменного крошева и набирая скорость устремился к «Лунному Старателю». Игорь выпустил с десяток самонаводящихся ракет. В это же мгновение один из «ипсилонов» атаковал защитное поле станции антипротонными средствами уничтожения. Кравцов разразился бранью, увидев, как на экране условное обозначение защитного поля станции в виде светящейся сетки пошло волнами. Соединительные элементы начали стремительно исчезать. Визуально же Игорь мог наблюдать, как вокруг «Лунного Старателя» после чудовищного взрыва появилось яркое оранжевое свечение. Второй «ипсилон» тут же ринулся вперёд, чтобы выпустить в разрывы защитного поля свои антипротонные ракеты. Теперь всё решали секунды. Игорь атаковал второго веганца, рискуя попасть под огонь первого. Ионные пушки выплюнули концентрированные сгустки высокотемпературной плазмы. «Ипсилон» вздулся огненным шаром и через секунду превратился в фосфоресцирующее облако элементарных частиц. Последний веганец, использовавший ранее свои антипротонные ракеты чтобы сорвать со станции защитное поле, теперь мог полагаться лишь на свои ионные орудия. Но с помощью них «Лунный Старатель» было не уничтожить. Отчаявшись, он устремился к поверхности станции, чтобы протаранить её…. Детонация двигателей «ипсилона» могла привести к серьёзным повреждениям. Этого допустить было нельзя. Никак нельзя! Кравцов открыл ураганный огонь. Двигательные установки «ипсилона» оторвало и они беспомощно поплыли в пространстве. Но сама машина, кувыркаясь, продолжала падать. Столкновение вражеского истребителя с поверхностью станции выглядело, как мгновенная вспышка — яркая, но крохотная искорка. * * * Капитан Данченко в полном восторге пожал руки Кравцову, Мэтту и Антонио. — Отличная работа! Просто отличная. Вы молодцы! Отстояли станцию. — Значит, подкрепления нам не нужны? — спросил Альберто Альваро. Он, как и все остальные члены команды, кроме почему-то доктора Дэннингса находился в приёмном ангаре, где встречали победителей. — И мы, наконец, сможем приступить к работе? — Вот тут не всё так просто, — покачал головой Данченко. — Боюсь, подкрепления нам будут необходимы. «Голиаф» прибудет уже скоро и это мощный корабль, но если веганцы заявятся сюда с большими силами, его для нашей защиты может быть недостаточно. — А противник точно появится? — с беспокойством спросил Альвро. — А как же наши работы? — Боюсь, их придётся свернуть, — сказал Ивашов. — По крайней мере, пока не прояснится ситуация и не станет точно известно, в состоянии ли войны мы теперь с веганскими колониями или сегодняшний инцидент случаен и не приведёт к продолжению. — Я согласна, — кивнула Лана. — Ждём «Голиаф» и выходим за пределы этой системы. — Можно узнать, шла ли с «ипсилонов» какая-либо передача на дальнюю дистанцию? — спросил Данченко. — Или эти три машины вели только друг с другом переговоры? — Сейчас как раз выясняем, — кивнул Ивашов. — Компьютер обрабатывает информацию. Как вам известно, система связи веганцев построена по иному принципу и очень сложна. Потребуется время, чтобы всё выяснить. — Что ж, выясняйте и как только появятся данные — немедленно докладывайте. Так, а что у нас с повреждениями? — Повреждения в целом незначительны, — сказал Ивашов. — Защитное поле мы восстановили. В месте столкновения с «ипсилоном» — это сектор А-119, имеется пробоина верхнего слоя корпуса. Возможно и второго тоже. Сектор уже надёжно перекрыт переборками. Утечки воздуха не обнаружено. — Хорошо, — кивнул Данченко. — Тогда, службе безопасности отдыхать. Второй помощник Санчес, вы в навигационную рубку — вести наблюдение, сканировать пространство по максимальной дистанции. Ты Ивашов и ты Альваро — в сектор А-119. Всё там проверьте ещё раз лично. Нам тут не нужны неожиданности. Это всё. Всем разойтись. * * * — Ну что, дружище, может выпьем? — Мэтт приблизился к минибару в своей каюте, намереваясь вытащить из шкафчика превосходное виски «Альтаиранец первый». — Я не против, — последовал ответ итальянца. Антонио с комфортом расположился в одном из кресел и любовался голой сиськастой девкой, что лихо отплясывала над столом. Проекция Алисии Карингтон одной из популярнейших стриптизёрш ОФЗН в мельчайших подробностях передавала каждое её движение, поворот, эмоцию танцовщицы. Своим телом, она была способна выразить невиданную бурю чувств и страстей. Ничего удивительного, что любуясь обнаженным телом Алисии, Антонио так завелся, что образно говоря из штанов его уже шёл пар. К тому же запись этого танца Алисии он ещё не видел, в то время, как Мэтт посмотрел эту голограмму раза три и на безумные выкрутасы мисс Карингтон реагировал теперь совершенно спокойно. Впрочем, безмятежность его мгновенно улетучилась, когда от двери раздался сигнал вызова и нежный голос произнёс: — Мэтт, это Келли Милтон. Можно войти? Негр едва не выронил из рук бутылку и стакан, куда уже собирался плеснуть виски. Антонио, вытаращив глаза уставился на приятеля. Пауза затянулась на полминуты, после чего Мэтт смог, наконец, сказать: — Да, да, Келли, конечно входи. 377 — открыть. Акустическая мембрана, встроенная в дверь уловила код и передала его контрольной системе. Теперь, Келли могла войти. И она вошла, поразив обоих мужчин, уже теперь не только фактом своего появления, но и своим внешним видом. Волосы её были уложены в красивую высокую причёску, умело сделанный макияж подчеркивал красоту глаз и придавал кричащую сексапильность её припухлым губкам. Короткое оранжевое платье с фиолетовыми цветами плотно облегало фигурку девушки, оставляя обнаженными до плеч её руки и стройные ножки много выше колен. Широкий и длинный разрез впереди открывал много. Очень много. Просто удивительно, как великолепные груди девушки удерживались под тонкими полосками ткани, более призванные в этом платье открывать, нежели прятать. Босоножки с высокими каблучками, с тонкими ремешками идеально подчеркивали красоту точеных пальчиков её ног с нанесенным на ногти алым лаком. Духи Келли содержали чарующий аромат магнолий и чего-то ещё, явно сексуально возбуждающего. — Привет, ребята, — она одарила их очаровательной улыбкой. — Не против моего визита? — Мисс Милтон, — прошептал Мэтт. — Но как? Почему? — Почему я здесь? — она игриво поглядывала, то на одного, то на другого мужчину. — Разве я не могу выразить личную благодарность героям, спасшим всех нас? Ни Мэтт, ни Антонио не нашлись, что на это ответить. Они продолжали стоять с разинутыми ртами и глупо переглядываться. Келли прошла на середину комнаты. — Ребята, знаете… — она мило так покраснела, полуприкрыла глаза пушистыми, длиннющими ресницами. — Мне так одиноко вдруг стало. Так захотелось… Не против поразвлечься немного? Мы — втроём. Антонио никак не мог избавиться от комка в горле и от ощущения нереальности происходящего. Мэтт, тоже долго не мог ничего сказать. Келли начала раздеваться. Делала она это не спеша, плавными движениями. Члены в штанах мужчин мгновенно пришли в боевую готовность. — Разденьтесь, — промурлыкала Келли. — Хочу посмотреть на ваших «мальчиков». Они избавились от одежды в один миг. Что и говорить, любая женщина нашла бы их не просто привлекательными, а прямо таки образцовыми самцами. Высокие, мускулистые с большими крепкими членами. У Мэтта член, можно было бы назвать даже огромным. У Антонио кожа была смуглая, с красивым золотистым оттенком. Ну а Мэтт был черен, как шоколад. Келли, тоже избавилась от одежды. Как оказалось, кроме платья и босоножек на ней больше ничего и не было. Мужчины любовались ею. Просто, пожирали глазами. Келли Милтон была среднего роста, стройная, во всём и везде, просто отлично слажена. Это было понятно и раньше, даже, когда они видели Келли в одежде, а уж о том, чтобы любоваться ею голой и мечтать не могли. Но вот, их мечта осуществилась, пришла к ним сама. Крепкие бёдра девушки, с соблазнительно крутыми изгибами переходили в изумительные стройные ножки, попка была круглой, такой аппетитно-выпуклой. (Специально для — ) Груди округлой формы, высокие, тугие на вид, с крупными розовыми сосками. Между ног Келли было всё полностью выбрито, прямо таки выставлены на показ половые губки с влажно блестящей между ними щелкой. Вид маленькой, розовой и такой оголённой, трогательно беззащитной писи, дико возбудил мужчин. Шумно дыша от возбуждения, Келли обхватила оба пениса руками. Такие горячие и упругие! Она принялась дрочить их. Затем, настала очередь её ротика. К удовольствию и немалому удивлению мужчин, губы и язык Келли действовали с поразительным умением. Кто бы мог такого ожидать от вечной высокомерной недотроги? Сначала Келли отсасывала у них поочерёдно, причём когда заглатывала елдаки, делала это глубоко и без особых усилий. Ну прямо, как многоопытная шлюха. Особенно поражен был Мэтт. Уж его то балду, даже блядь со стажем, вот так бы просто в раз не заглотила бы чуть ли не до яиц. Но Келли это делала. Делала это не напрягаясь своим … ртом, затягивала члены смело и решительно своими, вдруг ставшими такими похотливыми губами. Спустя несколько минут Келли захотела попробовать двойной отсос. Она обхватила губами головку пениса Мэтта и втянула её в рот. Чмокая, начала сосать. Втянула член поглубже. Он, прямо таки, распирал ей рот и упирался в глотку. Затем, сопя носом и истекая слюной, Келли втянула в рот и член Антонио. И после, начала усердно отсасывать у обоих, стонущих от удовольствия мужчин. Так, она ласкала их пару минут, потом выпустив члены, Келли вновь принялась за пенис Мэтта. Она мусолила его губами, водила языком в складках крайней плоти, по всему стволу и тяжело раскачивающимся здоровенным яйцам. Потом, настала очередь Антонио и её проворный язычок заскользил по смуглому, блестящему стволу его елдака. Пока она усердно и старательно отсасывала и лизала члены мужчин, те тискали руками её сиськи, бёдра, попу. Мэтт наклонился ещё ниже и даже всунул во влагалище Келли два пальца. Там, он обнаружил обильную липкую влагу. Келли взглянула на него и улыбнулась. — Хочешь быть первым? — О детка! — только и смог вымолвить он. Но этого было вполне достаточно. Келли кивнула в сторону кровати. Мэтт улегся на спину. Его член торчал вверх, в предвкушении желанного. Келли, тоже взобралась на кровать широко раздвинула ноги и повернувшись к Мэтту спиной начала опускаться на его орудие. Проникновение произошло легко. Ствол члена обволокла нежная, но в то же время тугая и влажная плоть. Она всосала «гостя» почти до самых яиц. Антонио прилёг рядом, благо ширина кровати позволяла и, наблюдая за парочкой, дрочил свой член. Келли одарила итальянца ласковой улыбкой. Затем, посмотрев на Мэтта, рассмеялась: — Ну давай, черный великан, покажи мне на что ты способен. Мэтт издал хриплый рык. Эта маленькая белая сучка бросает ему вызов? Ну что ж, девочка, держись! И он начал трахать её, мощно поддавая снизу. Его чёрный пенис, с чавканьем упруго заходил взад-вперёд в растянутой писе Келли. Огромная, лоснящаяся, чёрная колбасина вонзалась в розовую, мокро-липкую плоть на всю длину ствола. Но Келли, это похоже не беспокоило. Она легко принимала этого гиганта. Что и говорить, девушка не уставала удивлять мужчин. Мэтт старался, работал членом на совесть. Её течка была столь обильной, что от мокроты у девушки блестела вся промежность. Черный елдак с чавканьем нырял в склизком влагалище, сладостно терзал лоно возбуждённой девки. Через несколько минут Келли кончила. Из груди её вырвался долгий, протяжный стон, бёдра и ягодицы девушки раз, другой, третий… дернулись в спазмах. — Ну что, нравится, крошка? — выдохнул Мэтт, орудуя членом, так что из растянутой чмокающей вагины Келли летели брызги. — Нравиться тебе, да? — Да, хорошо… Хорошо это делаешь, — откликнулась она. — Давай ещё… Но я хочу сильнее! Быстрее! — Сильнее? — Мэтт вытаращил глаза. — Быстрее? Келли запрыгала на члене негра с поразительной скоростью и с невероятной силой начала насаживаясь на могучий черный елдак. Ему осталось только лежать с разинутым ртом. Наконец, вся обкончавшись, с взмокшей, проебанной пиздой, дрожа от удовольствия и блядской похоти, Келли перелезла через Мэтта и забралась на Антонио. Она, также села на него сверху, как до этого на его приятеля, только лицом к итальянцу. С наслаждением, томно постанывая, девушка насадилась мокрой дыркой влагалища на член мужчины. Антонио обхватил Келли за её большие плотные ягодицы и начал совокупляться с девушкой. Она даже не пожелала отдохнуть. Оргазм у неё ещё продолжался, но Келли уже совокуплялась с другим мужчиной. Антонио, поддавая членом снизу, сладко терзал писечку Келли своим крепким «жеребцом». Ходящий между розовых складок срамных губок пенис итальянца, был мокр и липок, он глянцево блестел, а в вокруг влагалищной дырки, куда он с чавканьем втыкался, пузырилась пена вагинальной смазки. Келли вся отдалась наслаждению. Из её писи текло и текло непрерывно, волосы растрепались, глаза восторженно блестели. Через несколько минут Келли кончила снова. Она издала рычание, бешено задёргала бёдрами и задницей. — Ох, детка, да ты просто супер! — вскричал Антонио. — Что же ты раньше… — Мы болтать будем или трахаться? — грубо перебила его Келли, спрыгивая с кровати так резво, так живенько, словно и не было только что двух сильнейших оргазмов, после которых обычно случается некоторая усталость и расслабленность. — В попку меня хотите? Антонио, ты вроде бы особенно мечтал о моём заде. Мужчины пораженно переглянулись. Своими фантазиями они, как правило делились только друг с другом. — Ну, мой зад ждёт! Келли взобралась на стол встала там на четвереньки. Весь её вид: томный взгляд, язык, облизывающий припухлые губы говорили о нетерпения и блядском желании девушки. Попка Келли ещё более округлилась, ягодички разошлись в стороны, открывая взорам возбуждённых мужчин мокрую дырочку вагины. Антонио зашёл сзади и чуть присев, придерживая и направляя член рукой, начал втискивать его в анус Келли. Он ожидал, как это обычно бывает некоторого сопротивления, возможно даже рефлекторного сжатия анальной дырочки, чтобы препятствовать противоестественному вторжению. Но этого не случилось. Его член вошёл как влитой, даже был втянут тугим колечком сфинктера, и как ему показалось с какой-то удивительной жадностью и нетерпением. Келли прямо таки заурчала от удовольствия, ощутив горячий, упругий пенис в себе. — Можно глубже, — выдохнула она. — И двигайся быстро. Как можно быстрее. — Но слишком быстро — опасно, — возразил он. — А я говорю — быстро. Антонио усилил давление и одновременно задвигал членом взад-вперёд, растягивая узкий слипшийся анус Келли. От этих трущихся движений, ей, похоже было невероятно хорошо. Антонио драл её в зад так, что аж весь вспотел, она же взвизгивала от удовольствия. Член итальянца вонзилась в распёртую дырку девичьего ануса полностью, до самых яиц. Мэтт тем временем сунул член в разинутый рот Келли и она с радостью начала сосать этот подарочек и облизывать. Антонио наращивал темп ебли. Его пенис нырял в анусе Келли с громким мокрым чавканьем. Через несколько минут, ощутив, что вот-вот кончит, Антонио выдернул член и отошёл в сторонку, уступая очередь Мэтту. Тот, пристроился к девушке сзади и воткнул в дырку её ануса свой чёрный елдак. Он вошёл хорошо, анальная дырка была не только мокрая, но и уже отлично проёбанная. Хрипло возбуждённо дыша, негр начал пользовать стонущую Келли. Его пенис легко и быстро задвигался в её анусе, не смотря на видимую узость дырки и нехилый размер елдака. Одной рукой он направлял своего «жеребца», заодно и впихивая его, другой рукой, приподнял девушку, так что, широко раздвинув ноги, она почти сидела сверху на его члене. Она охала и громко стонала под мощным напором и виляла задом, как последняя шлюха, В попе было горячо и росло чувство особой сладостной наполненности. Мэтт пользовал Келли в такой позе минут десять. Весь взмок, устал. Вот, не вынимая члена из её писи Мэтт подхватил девушку под мышки и они вместе упали на кровать. Негр лежал на спине, а Келли сидя к нему спиной, продолжила скакать на его мокром липко-скользком члене. Мэтт тяжело дышал и мощными толчками поддавал пенисом снизу вонзаясь в мокрый, проёбанный анус похотливой девки. Она же, только хихикала и подбадривала его. — Быстрее! Глубже. Поднажми, великан. В этот момент, совершенно распаленный похотью, на неё залез Антонио. Подхватив ноги Келли под коленки, итальянец высоко задрал их вверх и вогнал во влагалище девушки свой член. Вогнал мощно, одним толчком, почти по самые яйца. Келли протяжно застонала от удовольствия. Член Антонио со смачным мокрым чавканьем начал ходить туда-сюда в её горячей растянутой писе. — Ну, а как тебе это? Нравиться? — Очень! Она приподнялась и впилась в его губы. Поцелуй был долгий, сильный, яростный. Поцелуй хищной самки. Мужские члены продолжали с чавканьем двигаться в мокрых, распёртых до предела дырках Келли. Антонио мял и тискал её сиськи руками, лапал бёдра, а Мэтт снизу, обхватил руками девичьи ягодицы. Пронзивший Келли оргазм, был столь сильный, что она, едва не впала в обморок. Спазмы плотского удовольствия пронзали всё её тело. Тут и Антонио ощутил, что вот-вот дойдёт до финала. Он хотел было вытащить член, чтобы кончить Келли в ротик, но ощутил, как мышцы влагалища стискиваются, исключая такую возможность. Застонав, он начал опорожнять яйца. Сперма ударила горячими липкими фонтанами в вагину. Тут и Мэтт заелозил. Пульсируя, его черный елдак начал выстреливать сперму Келли в анус. Она коротко рассмеялась, довольная, что доит мужчин обеими своими дырочками. — Милая, ты была просто великолепна… я как выжитый лимон, — простонал Антонио, делая повторную попытку освободиться. И вновь безуспешно. — Что за чёрт! — вскричал Мэтт, выглядывая снизу из под Келли. — Расслабь-ка попку детка, иначе ты мне член оторвешь. — Я не отрываю, а всё соединяю в одно, — хихикнула Келли. И тут Антонио увидел её глаза. Темные, фиолетовые, без зрачков и радужной оболочки — просто две блестящие и неподвижные полусферы. Рот Келли растянулся в ужасающую улыбку — от уха до уха. Антонио открыл было рот, чтобы закричать, но вместо крика из груди его вырвался, лишь жалкий полупридушенный писк. Тут, он ощутил, как нечто скользкое и влажное коснулось его спины. Но не став там задерживаться нечто стремительно поползло вниз и проворно начало забираться ему в анус. Глаза итальянца расширились от ужаса. — Эй, что-то забралось в мою жопу! — заорал Мэтт. — Черт, мать вашу, слезьте с меня! В моей жопе что-то есть! Он попытался стащить с себя Келлли, но тело девушки словно налилось свинцом. Он просто не мог её приподнять. — Бля! Больно! Мой зад… Аааа! — взвыл Мэтт. Антонио, тоже ощутил боль, где-то глубоко внутри прямой кишки. Его словно пронзили сотни раскаленных игл. И эти иглы росли, были гибкие и подвижные. Они расползались во все стороны, проникали сквозь мышечную ткань, присасывались к органам. Всё тело Келли кроме лица превратилось в миллионы белых, покрытых слизью нитей. Они нервно дрожали и пульсировали, они проникали везде. Три стиснутых, опутанных псевдоподиями тела хрипели, дергались в конвульсиях боли и удовольствия. Глаза Антонио страшно вздулись и лопнули. Из окровавленных глазниц, извиваясь словно черви полезли тонкие щупальца. Они начали стремительно опутывать голову итальянца, проникали в его рот, уши и ноздри, а оттуда в череп и мозг. У Мэтта щупальца полезли изо рта и начали обматываться вокруг его головы, превращая её в некое подобие живого, пульсирующего клубка. Сама Келли начала словно бы растекаться, как оплавленная свеча. Желтоватый, жирный субстант, расползаясь, захватывал плоть всех троих, образуя на койке нечто вроде огромного кокона. Erixx 2013

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх