Гордая Ляззат. Покорная Ляззат

Часть 1. Ляззат и девчонки В этом большом коллективе среди всех девушек выделяются они: Нинка, ее двоюродная сестричка Ленка и их подружка, Ирка. Когда глядят на них, никто не верит, что они не родные сестры, так похожи. Нинка и Ленка, обе высокие, длинноногие, с аппетитными попками, высокой грудью, рыжими волосами, только Нинка стрижется коротко, а Ленка любит заплетать косу. Ирка — же маленькая подвижная, как лиса, симпатичная деваха. Нинка работает офис-менеджером, а Ленка и Ирка специалисты отдела кадров. Мужики штабелями ложатся к их ногам, но девчонкам они нужны, как собаке пятая нога, потому что они — лесбиянки. Работала в их коллективе симпатичная сотрудница, молодая казашка по имени Ляззат. Она по специальности юрист. Между девчонками и Ляззат установились неприязненные отношения. Ну, во-первых, Ляззат — не просто симпатичная, а очень красивая. Высокая, хорошо сложенная брюнетка, обладательница красивых, немного узких, как у большинства азиаток, миндалевидных темно-карих глаз. Облик дополняли и роскошные темные вьющиеся волосы до лопаток. И мужики, работавшие в фирме, просто балдели, когда видели ее. Во-вторых, эта двадцатисемилетняя незамужняя выскочка отвергла дружбу девчонок. Видимо, чуяла, что они лесбиянки и нос от них воротит. А может они для нее еще соплячки, ведь им троим по 23 года. В-третьих, она следит за собой, выглядит всегда ухоженной, модно и стильно одевается. Ляззат носит и короткие юбки, стройные ножки зачем скрывать, и брюки, и капри, но в основном предпочитает почему-то только очень длинные, до пола, юбки. В-четвертых, у Ляззат характер немного высокомерный. Когда она, такая гордая и надменная, проходит по офису и видит девчонок, то с таким презрением смотрит на них, будто они отбросы общества. Действительно, Ляззат не переносила девчонок, потому что, как говорилось выше, они были лесбиянками. Некоторое время назад Ирка во время обеда подсела к Ляззат и начала разговор о «розовой любви». Так, Ляззат в присутствии более половины работников компании накричала на Ирку, обозвала ее «грязной дурой» и «извращенкой». И девчонок это изрядно злило. Вот они и решили ее наказать. А случай представился очень быстро. В сентябре у Ляззат день рождения, исполнилось ей 27 лет, так вот она пригласила к себе домой весь коллектив, а девчонок проигнорировала. Всю неделю после этого они вынашивали план мести, подготовились хорошо: узнали, где эта казашка живет, купили скотч, плетки, вибраторы. Часть 2. В гостях В субботу, после 19 часов вечера, девчонки, все втроем, отправились к Ляззат. Вошли в дом, поднялись на пятый этаж, Ленка вдавила кнопку звонка, за дверью послышались шаги, и мелодичный женский голосок, пропел: — Кто это? А это Вы, Леночка! Когда дверь открылась, они увидели Ляззат, одетую в тонкую зеленоватую блузку и очень длинную, до пола, домашнюю, красивую сиреневую облегающую юбку. Волосы ее были распущены. Сама хозяйка, видимо, совсем недавно приняла душ: на ее личике и волосах виднелись капельки воды, а приятный запах шампуня наполнил коридор. — Проходите, девочки — Ляззат приветливо им улыбнулась, но все же было видно, что этот визит ей неприятен. Девчонки прошли в зал. Ляззат живет в двухкомнатной уютной квартире, обставленной дорогой французской мебелью. — Ляззат Маратовна! Мы хотим поздравить Вас с днем рождения! — сказала Нинка. — Ой, как приятно! Сейчас я быстро накрою на стол. Девчонки помогли Ляззат: нарезали свежие салаты, хлеб. Ляззат принесла с духовки курицу, а гостьи достали с сумки шоколадный тортик, бутылку вина и расставили на столе рюмки. Когда Нинка пошла в ванную, мыть руки, то на бельевой веревке заметила дамские длинные тонкие панталоны и кружевные розовые трусики. «Может, она длинные юбки носит, чтобы скрыть панталоны?» — подумала Нинка и поделилась этой мыслью с Ленкой и Иркой, которые тоже пошли в ванную. Девчонки прыснули со смеху. Гостьи и хозяйка поели, выпили немного вина. И пошли разговоры. Ляззат немного рассказала о себе. Она окончила МГУ, работала раньше юристом в строительных и торговых компаниях. Парня у нее нет ей от этого очень одиноко. — Ляззат! У тебя красивое имя. Скажи, что она означает, — этот вопрос задала Ленка. Казашка почему-то покраснела: — В переводе с казахского, мое имя означает «удовольствие, наслаждение». Выпили одну бутылку вина, и девчонки плавно перешли ко второй, но Ляззат, сказала, что для нее это много. Часть 3. Пленница, раздетая до трусов Вино подействовало на Ирку и Ленку. Ирке, видимо, стало невтерпеж, и она стала ластиться к Ленке. Ирка сняла с Ленки футболку, Ленка расстегнула джинсы, запустила руку к себе в плавки. Ляззат смотрела на это с удивлением. Нинка ближе подсела к Ляззат, потянулась поцеловать казашку, но та резко оттолкнула ее и вскочила, закричав на девчонок при этом: — Грязные дуры! Вон из моего дома! Тут они оказались на высоте: Нинка схватила Ляззат за руки и заломила их за спину, а Ленка залепила ей рот пластырем. Однако, казашка продолжала биться, будто ее собирались насиловать. И тут Ирка встала и несколько раз ударила ее в живот: — А ну, сучка, успокойся! А то хуже будет! С ужасом глядя своими узкими глазами на стоявшую перед ней девчонку, Ляззат затихла. Ленка принесла с прихожей спортивную сумку и стала вытаскивать предметы: скотч, кляп, шарик на ремешке, вибраторы, пару тонких, кожаных, плеток. Ляззат в это время начала с ужасом содрогаться, глядя на эти приготовления. Ничего подобного, от милых гостей она не ожидала. Но это было лишь начало. Подогретые вином, лесбиянки разошлись не на шутку. Ирка скинула с себя рубашку, сняла лифчик и подступила к казашке. Бедняжечка постаралась вжаться в Нинку, словно ища защиты, но тщетно, Нинка продолжала держать ее руки. Тут Ленка достала из сумки острые ножницы. Нинке надоело держать пленницу, лесбиянка взяла у Ирки скотч и связала им казашке руки за спиной. А Ленка, явно издеваясь, провела лезвием ножниц по щеке Ляззат — казашка уже начала плакать, — и по одной стала срезать пуговочки на ее блузке. Ленка, срезав пуговицы, — их всего то и было три, — принялась за саму блузку. Глядя Ляззат в глаза, она кромсала блузку на кусочки, когда же пленница закрывала глаза, Ленка колола ее в губы, уши, в шею. — Смотри, сучка! Не смей жмуриться! Покончив с блузкой, Ленка на три взмаха разрезала розовый кружевной бюстгальтер. Ляззат стояла в середине зала полуобнаженная, в одной длинной юбке, со связанными за спиной руками и умоляюще смотрела на лесбиянок. Девчонки разлеглись на креслах и с усмешкой рассматривали пленницу. Казашка что-то промычала сквозь пластырь. Тогда Нинка подошла к Ляззат и сняла пластырь: — Ты нам что-то хочешь сказать? Ляззат к удивлению девчонок сама встала на колени и пролепетала: — Девочки! Миленькие! Не унижайте меня! Умоляю Вас, не раздевайте меня до трусов! Пленница стала тихо плакать. — Скажи-ка нам, почему ты носишь только такие длинные юбки? Ведь ты высокая и у тебя стройные ножки — начала допрос Ирка. — Я люблю носить длинные юбки. — Почему? — Ирка продолжала допрашивать пленницу. — В длинных юбках я выгляжу женственно. На этом допрос закончился, потому что девчонкам это надоело. Нинка и Ленка рывком подняли пленницу с колен, вновь залепили ее рот пластырем, а Ирка с гадской улыбочкой ухватила казашку за юбку: — Всегда хотела знать, какое белье ты носишь, красавица! Надо раздеться! Ляззат забилась, но тут же получила от Ирки две затрещины: — Хватит дергаться, сучка! Девушка … обреченно замерла, позволяя Ирке расстегнуть пуговочки и стянуть юбку. Глазам насильниц открылись розовые кружевные тонкие панталончики до колен. Переглянувшись с девчонками, Нинка заговорила: — Вы только посмотрите, что носит наша девочка! — Ой, так то ж панталончики! — воскликнула Ирка. — Да не может быть, — изумилась Ленка, — И правда! Ирке тоже хотелось поучаствовать. — Интересно, где лежит твое нижнее белье! — Ирка прошла в спальню, стала рыться в шкафу, принесла в зал полку и вытряхнула на ковер ее содержимое: кружевные трусики, пляжные плавки, шорты, несколько пар дамских длинных панталон, и… три вибратора. — Ух, ты! А ты сама себя дрочишь, да! Ленка спросила подружек. — Девчонки! Как Вы считаете, нужно ли резать ее панталоны? Что-то мне жалко ее панталоны портить. Красивые они, наверное, дорогие! — Пусть остается в трусах. В панталонах она больше меня возбуждает! — ответила Нинка. Ляззат что-то мыкнула, но Ленка уколола ее ножницами. — Ты должна молчать и выполнять наши приказы! Тебе ясно? Казашка моргнула, потому что боялась даже шевельнуть головой. — Вот и отлично! Теперь ты наша рабыня! — осчастливила Ирка девушку, — Будешь делать лишь то, что мы прикажем. Тебе все ясно? Ляззат моргнула. Тогда Нинка резко сорвала пластырь со рта пленницы, и повторила: — Тебе все ясно, сучка? Ленка стала вертеть перед ее глазами нож, и девушка еле слышно пролепетала: — Мне ясно. — А что тебе ясно? — Нинка взяла ее за лицо и грубо повернула к себе. Ляззат, наверное, было больно, но свой протест она осмелилась выразить еле слышным стоном, но, несмотря на это, ответила правильно: — Я Ваша рабыня и должна выполнять все Ваши приказы. Красивые глаза пленницы были наполнены слезами. — Молодец! — Нинка погладила обнаженные груди пленницы, отчего казашка опять застонала. Видимо, прикосновение пальцев лесбиянки, было очень чувствительным для нежных сосков казашки. — Теперь посмотри на себя, какая ты стала сексуальной! Лесбиянки подвели девушку к зеркалу перед дверью зала. В зеркале отразилась обнаженная, раздетая до панталон, красивая молодая казашка, со связанными за спиной руками. Ляззат посмотрела на свое отражение и тихо заплакала. — За что Вы так издеваетесь надо мной? Я же ничего плохого Вам не сделала. Нинка подмигнула соучастницам: — Надо нам тебя развлечь, девочка! Только сначала приберемся. Бандитки быстро убрали со стола еду. Нинка ухватила Ляззат за волосы и поволокла ее в спальню, а Ленка подгоняла казашку пинками. В спальне с пленницы спустили панталоны и растянули девушку на кровати. Нинка стала ласкать одну грудь, Ленка другую, а Ирка занялась клитором и вагиной. Оргазм у пленницы был бурный и продолжительный, но насильницы не дали остановиться, пока не заставили казашку кончить раз пять, не меньше. Все это время, Ляззат умоляюще смотрела на насильниц и лепетала: — Умоляю Вас не надо, пожалуйста, умоляю, умоляю, девочки, милые, умоляю! Под конец, Ляззат закрыла глаза и тихо стонала, шепча при этом: — За что? За что? Прошу Вас не надо, умоляю! Но насильницы не желали останавливаться на этом. Насильницы стащили девушку с кровати, поставили казашку на колени. — А давай теперь ты доставь нам удовольствие! Твое имя ведь так и переводится «удовольствие» — издевалась Ирка. Она сняла себя джинсы и плавки, села на стул, раздвинула ноги. Ляззат стояла на коленях и беспомощно смотрела на бандиток. Нинка стеганула пленницу по спине плеткой. — Чего застыла? Приступай! И хорошо старайся! Но сначала обмочи язык слюной! Казашка подползла к Ирке и начала тщательно вылизывать ее вагину. Ирка довольно стонала, одной рукой она все сильнее и сильнее прижимала лицо Ляззат к себе и приказывала: — Лижи мой клитор, лижи. Пленница нащупала язычком головку клитора лесбиянки и стала нежно ласкать его. От увиденного у Ленки и Нинки разгорелись глаза. После Ирки на стул села Нинка, а затем и Ленка… Потом, оставив Ляззат связанной на ковре в спальне, бандитки пошли на кухню, поели, допили вино, закурили и стали обсуждать, что дальше делать. Часть 4. Покорность Ляззат Все это время связанная, обнаженная девушка, раздетая до панталон, лежала на ковре и прислушивалась к разговору насильниц. Больше всего Ляззат боялась не пыток, а то, что эти девчонки, могут подвергнуть ее лесбийскому изнасилованию. Ляззат иногда читала в Интернете и в газетах реальные истории о таких изнасилованиях, но никогда она не думала, что сама может оказаться в такой ситуации. Девушке было неудобно лежать на ковре, к тому же скотч, опутавший ее запястья, ранил нежную кожу. Пленница с трудом перевернулась на бок, затем осторожно села на колени. Бандитки закончили трапезу, не забыли и про пленницу. Принесли в спальню молока и хлеба. Налили в миску молоко, накрошили хлеб и поставили на пол: ешь! Ляззат под хохот насильниц подползла на коленях к миске, выхлебала все молоко, а затем под приказы бандиток поцеловала их ноги. И куда только подевалась ее гордость и надменность? Такая покорность удивила бандиток. Ляззат покорно выполняла все эти унизительные приказы, чтобы не злить девчонок. Но это только добавило куража. Поняв, что пленница сломлена, извращенки придумывали все новые и новые виды сексуальных издевательств. — Встань, сучка! — приказала Нинка. Казашка быстро встала в полный рост. Ирка и Ленка крепко держали девушку за плечи, а Нинка… Насильница подошла к Ляззат, погладила обнаженные груди пленницы, поцеловала девушку в губы, и прошептала ей на ухо: — Твои панталоны красивые, у тебя есть вкус. В них ты такая сексуальная, но мы хотим посмотреть на твою письку! Бандитка медленно засунула руку внутрь панталон, погладила рукой половые органы пленницы, отчего несчастная девушка испытала сильное возбуждение и задрожала. — Скажи-ка мне, где ты покупаешь такое дорогое и красивое белье? — Это французские панталоны. Я купила их, когда отдыхала в Париже, в магазине дамского нижнего белья, — лепетала пленница. Нинка, глядя пленнице в глаза, очень медленно, медленно спустила панталоны. У казашки дрожали губы, пунцовая краска стыда заливала ее нежное личико, а слезы скатывались по щекам. Красивые глаза пленницы были наполнены слезами. — Умоляю Вас! Ниночка! Миленькая! Не надо! Умоляю. — Подними ноги! Ляззат по очереди подняла одну, затем вторую ногу: Нинка швырнула панталоны в угол спальни. Нинка ухмыльнулась: — А обнаженная ты еще более сексуальная! Я всегда замечала, что азиатки гораздо красивее и привлекательнее. А теперь, красавица, встань на колени! И в зал! Быстро! Пленница покорно опустилась на колени и поползла в зал. Часть 5. Пытки и насилие Ленка и Ирка принесли с кухни стол и поставили его в центр зала. Нинка развязала пленнице руки. После этого, бандитки растянули обнаженную Ляззат спиной на столе, а руки и ноги развели в стороны и крепко привязали веревками к ножкам стола. — Девочки! Вы будете пытать меня? — пролепетала Ляззат. — Какая ты догадливая! Но тебе будет больно, поэтому чтобы тебе не было так больно, мы лучше залепим твой ротик, — Ленка залепила рот казашки пластырем. Обнаженная, распятая на столе пленница, выглядела очень сексуальной, и это еще больше возбудило бандиток: молодая обнаженная красивая казашка, тонкая талия, плоский живот, упругие груди … с твердо торчащими коричневыми сосками, роскошные волосы, разметавшиеся по столу; красивые глаза, наполненные слезами и мольбой, чувственный ротик и нежные розовые губы. Ирка присела на край стола и закурила сигарету. — У тебя красивое тело, стройные ножки, а ты скрываешь все это под своими блузками и такими длинными юбками. Нехорошо делаешь! — Ирка стряхнула пепел и прижгла сигарету об живот пленницы. От боли пленница выгнулась дугой и замычала сквозь кляп. — Ой, тебе больно? Ну, извини! — издевалась Ирка, — может сделать тебе немного приятного? Ирка достала из сумки несколько перышек. Насильница сжала груди девушки. Пленница вздрогнула, когда пальцы бандитки стали щупать чувствительные соски. Казашка что-то мыкнула сквозь кляп. Ирка пощекотала перышками соски, и Шолпан простонала сквозь кляп, чувствуя, что ее ноги слабеют. В это время, Ленка открыла форточку, и свежий ночной воздух заполнил квартиру. Ветерок обдул обнаженную письку Ляззат, влажный кустик волос на лобке свидетельствовал о том, что казашка возбуждена. — Может, ты попробуешь наше специальное орудие? — продолжила Ирка, исследуя писю Ляззат пальцем. Бандитка убрала палец и заменила его тонким дилдо, теплым и гладким, глубоко всунув его, отчего бедная Ляззат задергалась на столе, желая избавится от инородного тела, но не способная сделать это. Ирка щипала соски пленницы, отчего соски стали ярко-красными и чувствительными. Ляззат застонала, когда Ирка задвигала дилдо в ее писе. Пленница извивалась и обливалась потом, до тех пор, пока не кончила под хохот насильниц. Ирка закончила насиловать казашку и стала вытаскивать дилдо, но когда Ирка потянула дилдо из влагалища, от сильных ощущений Ляззат застонала, тогда Ирка вновь стала двигать его взад-вперед и пленница несколько раз кончила. Наконец, бандитка вытащила дилдо из писи пленницы. — Давай теперь ею займусь я, а ты, Ирка, отдохни. — Ленка с нетерпением ожидала того момента, когда она вдоволь поиздевается над этой красивой казашкой. Ленка надела специальное дидло на ремне и медленными вращательными движениями вошла во влагалище пленницы. Девчонка наблюдала за тем, как умоляюще сквозь кляп мычит Ляззат, как она извивается на столе, как вздымаются ее груди, а слезы заливают лицо. — Все я устала, давай теперь ты, Нинка! — Ленка вытерла пот со лба. Нинка достала из сумки тюбик и уселась на ноги Ляззат. Бандитка выдавила из тюбика немного жгучей мази себе на пальцы и смазала ею соски пленницы. Ляззат задергалась на столе, издавая приглушенные кляпом стоны и мольбу. Нинка села над лицом Ляззат — Сделай мне хорошо, и я остужу твои сиськи, — сказала Нинка. Затем она отодрала пластырь со рта. — Ниночка! Умоляю Вас, не пытайте меня больше, — еле слышно пролепетала казашка. — Думаю, это от меня не зависит, может девчонки еще захотят с тобой развлечься — хмыкнула насильница, располагаясь над носом и ртом девушки. Нинка ощутила, как Ляззат нащупала языком ее клитор и вагину. — Ты такая классная девочка, — Нинка закрыла глаза и отдалась наслаждению. Насильница двигала вперед-назад, пока не получила оргазм. После этого, Нинка слезла со стола, достала из холодильника банку с медом, подошла к пленнице. Груди у Ляззат были упругими, а соски покраснели от действия мази. Нинка растерла холодный мед по коже, подергав при этом за соски, отчего Ляззат задрожала и простонала. Бандитки развязали пленницу, и девушка слезла со стола. Пленница стояла возле стола, стала плакать. — Девушки, милые, я умоляю Вас, не мучайте меня больше, я никому не буду говорить об этом. — Покажи, как нам как ты себя удовлетворяешь, — этот приказ заставил Ляззат сьежиться. — Зачем же Вы так, девочки! — Давай, дрочи себя, стоя на коленях! — приказала Ирка. Пленница понимала, что бандитки не отстанут от нее, пока она не выполнит этот унизительный приказ. Ляззат вспоминает: «Я регулярно, раз в неделю, занимаюсь мастурбацией. Мне кажется, каждая девушка имеет право любить себя, чувствовать собственное тело, наслаждаться им, как ей того хочется. Это нормальное явление, которое в жизни каждой девушки играет какую-то роль. И это очень интимно. Мастурбация — это мой собственный мир, в котором я чувствую себя хорошо. Но сейчас, меня заставляют открыть мой внутренний мир и это так унизительно. Мало того, что эти соплячки так меня опустили, так теперь они подвергают меня такому изощренному издевательству. Я, красивая интеллигентная молодая дама, обнаженная и беззащитная, сломленная и униженная, встала на колени перед этими пацанками. А они расположились на креслах и с ухмылкой наблюдали за мной. Правой рукой я стала нежно гладить свои соски, а левой рукой стала мягко и медленно тереть клитор, временами я нежно надавливала на него. Я почувствовала пульсацию клитора и половых губ, остановилась. Потом я положила руку на половые губы и стала ритмично сжимать колени. И тут я достигла оргазма». — Молодец! Ты хорошая рабыня! Сейчас мы уйдем, но если ты заявишь в милицию, то мы пригласим знакомых парней. Уж они то тебя оттрахают по полной программе, — пригрозила Ленка. После этого, бандитки вышли из квартиры. В понедельник утром Ляззат написала заявление об увольнении. А уже через неделю нашла себе новую работу. E-mail автора: omskkz@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх