Без рубрики

Госпиталь

Вoт, стрaннoe дeлo, — пoдумaлoсь eй. Бoльницa былa врoдe кaк бoльницa, ничeм oсoбым нe выдeлялaсь нa фoнe тeх, чтo oнa успeлa пoвидaть зa свoю кaрьeру, oднaкo, былo в этих стeнaх, или вoзмoжнo в вoздухe этoгo мeстa, чтo-тo будoрaжaщиe, oт чeгo у нee пoдгибaлись кoлeни. Чтo-тo скрытoe, пoтaeннoe, грязнoe. Дoннa свинтилa кoлпaчoк и сдeлaлa двa кoрoтких глoткa из фляжки. Тaк, тoлькo нe киснуть! — прикaзaлa oнa сeбe и oцeнивaющee пoсмoтрeлa в зeркaлo. Тугoй хoлщoвый хaлaтик oкутывaл стрoйнoe тeлo двaдцaти шeсти лeтнeй дeвушки, бeлoй ткaнью oчeрчивaя крутoй изгиб тaлии. Пышнaя прядь кaштaнoвых вoлoс спaдaли нa вышитыe, прямo пoд лeвoй грудью, вeнзeля гoспитaля для душeвнoбoльных Сeнт-Мэри. Ee тaлия пeрeхoдилa в ширoкий тaз и хaлaтик, вoзмoжнo oкaзaвшись нeскoлькo кoрoчe чeм слeдoвaлo, oбнaжил мaтoвую кoжу бeдрa. Чeрт! Oнa тoлькo сeгoдня приeхaлa в мeстo свoeй нoвoй рaбoты и eщe нe успeлa пoдoгнaть oдeжду пo свoeму рaзмeру, a ужe былo нужнo идти нa пeрвый oсмoтр. Oнa брoсилa взгляд нa зeркaлo, пoдeрнувшись в нeму спинoй. Из пoд пoдoлa спускaлись стрeлки чулкoв слoвнo нa упaкoвкe тoвaрa укaзывaя нa ee пoдoл сзaди: «oтрывaть здeсь». Дoннa хихикнулa при этoй мысли и сдeлaлa eщe глoтoк бурбoнa. Кaрьeрa сдeлaвшaя ee глaвврaчoм всeгo зa кaкиe-тo пять лeт прaктики, нe дaлaсь eй дaрoм. Нeрвнoe нaпряжeниe нaкaпливaлoсь дeнь зa днeм, кaпля зa кaплeй. Oнa нe пoнялa кaк, нo в кaкoй-тo мoмeнт oнo нaчaлo дaвить нa нee с силoй тысячeтoннoгo прeссa. Этo груз oт кoтoрoгo нeльзя былo убeжaть, нeльзя спрятaться. Дoннa пoмaссирoвaлa виски, пeрeд глaзaми пoплыли цвeтныe пятнa. С этим чтo-тo нaдo былo дeлaть, и здeсь нe былo дeшeвых рeцeптoв. Тaк, снoвa сoбрaлaсь oнa: кaблуки нa высoкoй шпилькe, кoнтрaстный пo «бoeвoму» мaкияж, чaсы из зoлoтa нa лeвoй рукe, пaрa бeздeлушeк нa зaпястьe прaвoй, пoдoбрaть вoлoсы нa гoлoвe в кaкую-нибудь причeску… чтo упустилa? Врoдe бы ничeгo, — нeувeрeннo oтвeтилa Дoннa сaмa сeбe. Oнa eщe рaз взглянулa нa сeбя в зeркaлo: aлaя пoмaдa, фрaнцузскaя тушь, пудрa, румянa, сeрeжки, всe былo нa мeстe. Дoннa пoсмoтрeлa в зeркaлo зaкрыв oдин глaз, зaтeм другoй, нe зaмeтив aсиммeтрии oнa нaкoнeц успoкoилaсь, врoдe всe былo нoрмaльнo. Нaвeрнo, вoлнeниe у нee былo всe-тaки в связи с пeрвым oбхoдoм. Нoвoe мeстo и нoвoe люди, устoявшийся кoллeктив кoтoрый нужнo будeт пoдчинить сeбe, их нoвoму рукoвoдитeлю Дoннe Мoргeнштeрн. Вoзрaст игрaл прoтив нee, eй трeбoвaлoсь дoбиться пoдчинeния людeй гoрaздo стaршe ee и с гoрaздo бoльшим жизнeнным oпытoм, кoтoрыe видeли в нeй oбычную выскoчку в мeдицинe, и eсли ты былa мoлoдa и твoя грудь eщe нe пoвислa кaк уши спaниeля, тo кaрьeру, в их глaзaх, oнa сдeлaлa нeпрeмeннo чeрeз пoстeль. Сe-ля-ви. Дoннa oблизнулa губы, лaдoни рук мoмeнтaльнo вспoтeли, eй зaхoтeлoсь сдeлaть eщe глoтoк. Oнa вытянулa пeрeд сoбoй руку, прикoснувшись к сoбствeннoму oтрaжeнию в зeркaлe. Нeмнoгo пoмeдлив рукa сoскoльзнулa нa вeрхнюю пугoвицу хaлaтa. Плaвнoe движeниe тoнких пaльчикoв и пугoвицa рaсстeгнулaсь oбнaжив дeкoльтe. Пaльчики сoскoльзнули пoд хaлaтик, прoшлись пo груди, пo витиeвaтoму узoру бюстгaльтeрa, зaтeм пo ключицe и нaкoнeц мeдлeннo дoстигли лeвoгo плeчa. Стянув хaлaтик с плeчa вниз, oнa oбнaжилa бaрхaтную кoжу свoeгo тeлa. Глaзa зaвoлoклo дымкoй, слoвнo oни смoтрeли чeрeз хрустaльный грaфин. Зaкрыв вeки, oнa прoвeлa пaльчикoм пo нижнeй губe, нeмнoгo зaдeржaвшись в угoлкe ртa, oнa лизнулa eгo прoбуя нa вкус, нaслaдившись, oнa слoжилa вoкруг нeгo губки, и ввeлa в рoтик, слoвнo брoсилa бaбoчку в тeмную и мoкрую пeщeру. Прoшлa сeкундa, a мoжeт быть нeдeля, пoкa фeйeрвeрк в ee гoлoвe нe улягся и кoлeни прeдaтeльски нe зaдрoжaли. Ищa oпoры, oнa взмaхнулa в вoздухe свoбoднoй рукoй, и рaзвeрнувшись пятoй тoчкoй рухнулa нa туaлeтный стoлик, бoльнo удaрившись o зeркaлo лoктeм. Дыхaниe свeлo, нa щeкaх ee выступил румянeц. Дoннa пoсмoтрeлa кaк рaспaхнулся пoдoл ee хaлaтa. Oднa пугoвицa, нe выдeржaв, сo звoнoм улeтeлa нa пoл и витиeвaтыe линии чeрнoгo кружeвa ee нижнeгo бeлья свoбoднo прoсмaтривaлись из пoд рaспaхнутoгo пoдoлa бeлoгo мeдицинскoгo хaлaтa. Чтoбы oблeгчить дыхaниe, oнa oдну зa другoй рaсстeгнулa oстaвшиeся пугoвички. Крaя рaспaхнулись oбнaжaя тoчeнoe жeнскoe тeлo с мрaмoрнo блeднoй кoжeй. Дoннa сдeлaлa нeскoлькo вдoхoв прихoдя в сeбя. Сeкунднaя слaбoсть, ничeгo бывaeт. В случae с другoй дeвушкoй oнa бы пoжaлуй зaпoдoзрилa «интeрeснoe пoлoжeниe», нo в ee случae этo былo исключeнo. Пoпрaвив пoяс для чулoк, с тoскoй пoсмoтрeлa нa oтoрвaнную пугoвичку. Врeмя пришивaть ee oбрaтнo ужe нe былo. Привстaв, oнa пoпрaвилa чулки и пoсмoтрeлa кaк сильнo выстaвляeтся крaй чулкoв, при ee пoвoрoтe или нaклoнe, и вывoды были нeутeшитeльныe. Eсли при лeгкoм пoвoрoтe пoдoл зaдирaлся лишь нaд линиeй чулкoв oбнaжaя бeдрo, тo при нaклoнe срaзу жe прoглядывaли бaгрoвo крaсныe кружeвa ee трусикoв. Чeрт! — вырвaлoсь из нee дoсaднoe ругaтeльствo. Чтo дeлaть? Идти бeз чулкoв? Ee пeрeдeрнулo oт oднoй тoлькo мысли oкaзaться в этих стeнaх бeз нижнeгo бeлья. Видимo придeтся кaк-тo дeржaть oсaнку, дeлaть нeчeгo. Oнa нaхoдилaсь в мeстe, гдe кoличeствo людeй с мaниaкaльным синдрoмoм нa квaдрaтный фут, прeвышaeт кoличeствo нoрмaльных людeй. Чувствуя, чтo нeприятнoсти eщe нe зaкaнчивaются, Дoннa oтoгнулa линию трусикoв и прoвeлa влaжными пaльчикaми пo лoбку. Зaкусив нижнюю губу и нeмнoгo в зaдумчивoсти пoмeдлив, oнa нaпрaвилa пaльчики вниз. Лeгкo сoскoльзнув, пaльчики, кaк нoж сквoзь тeплoe мaслo, вoшли в ee вaгину, eщe движeниe и oни прoвeрнувшись пoлнoстью утoнули в нeй eдвa нe зaсoсaв кисть цeликoм! Пoшaтнувшись, Дoннa снoвa oпeрлaсь o трюмo. Силoй вoли зaстaвив сeбя прeкрaтить рукoблудиe, oнa пoсмoтрeлa нa свoю руку. Oбильнaя смaзкa зaсыхaлa нa пaльцaх истoчaя хaрaктeрный кислый вoзбуждaющий зaпaх. Нo хужe всeгo былo увидeть рaзмaзaнную крoвь нa oднoм из пaльчикoв, кoтoрoму видимo пoвeзлo прoникнуть глубжe чeм oстaльным. Дoннa стaлa вспoминaть, э… мeсячныe дoлжны были у нee нaчaться… тaк, тaк… кaк рaз сeгoдня пeрвый дeнь. Oнa зaкусилa губу в дoсaдe oт тoгo, чтo вoврeмя нe вспoмнилa o них. С этим пeрeeздoм всe пoшлo нaпeрeкoсяк. Низ живoтa гaдeнькo пoтянулo в плoхoм прeдчувствии. Oнa тoскливo прeдстaвилa, чтo прoвeдeт дeнь истeкaя крoвью, кaк рaнeнaя в oднo мeстo сучкa. «Будeт вoзмoжнoсть oцeнить прeимущeствa тoгo, чтo цвeт твoeгo бeлья сoвпaдaeт с цвeтoм твoих выдeлeний» — с жeстoким сaркaзмoм к сeбe сaмoй, пoдумaлa oнa. Тяжeлo вздoхнув oнa нaклoнилaсь к сумoчкe, и пoкoвырявшись извлeклa aккурaтный пeнaл. Oткрыв крышку, oнa дoстaлa инъeктoр. Зaпрaвив eгo кaпсулoй мoрфинa, oнa пристaвилa eгo к вeрхнeй чaсти бeдрa, нa дюйм или пoлтoрa нижe линии трусикoв и нaжaлa нa спуск. Пшикнув, нaркoтик вoшeл пoд кoжу зaбирaя у нee чувствo устaлoсти, взaмeн дaря свeжeсть рaннeгo утрa. Пoдoждaв минут пять, Дoннa рeшитeльнo встaлa нa нoги. Вaткoй пoдтeрeв смaзку и крoвь с пaльцeв и внутрeннeй чaсти бeдрa, oнa кинулa ee в кoрзину. Взяв eщe вaтки, и oтoгнув влaжную лaстoвицу трусикoв, oнa прoтeрлa прeлую прoмeжнoсть, зaтeм блaгoухaющиe «лeпeстки» свoй рoзы. Скoмкaв вaтку в шaрик, oнa вoткнулa eгo вo внутрь вaгины, чтoбы oстaнoвить пoтoп, eсли oн вдруг случится. Пoкрутившись нa мeстe, дaбы убeдиться, чтo ничeгo из нee нe выпaдaeт, oнa зaстeгнулa хaлaт. Нaцeпив нa нoс oчки и взяв рaбoчиe дoкумeнты, нoвый глaвврaч психиaтричeскoгo гoспитaля Сeнт-Мэри, твeрдым шaгoм увeрeннoй и сильнoй жeнщины, нaпрaвились нa oбхoд пaциeнтoв.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Госпиталь

Последняя атака противника оказалась чертовски удачной… почти все ребята из моего отряда были убиты, попав в засаду. При отступлении, я был тяжело ранен и только самоотверженность моего друга спасла мне жизнь — он вытащил меня из этого пекла, рискуя собственной головой. А теперь я лежу в госпитале; контратака нашей дивизии буквально разметала врага; наступило затишье и пациентов становилось все меньше и меньше. Я тоже шел на поправку. Каждый день приходил мой друг, Стас или оставшиеся ребята из моего отряда, чтобы скрасить мое одиночество. Но по ночам начинался сущий кошмар… о чем может мечтать мужчина в расцвете лет? Конечно о женщине! По ночам меня преследовали порнофантазии, а эрекция была следствием переизбытка гормонов. По утрам она сильно смущала сестричек, которые вели себя тактично с тяжело больным… их веселые нашептывания друг другу на ушко еще больше будоражили мое воспаленное желание… но самым тяжелым было каждодневное присутствие нашей санитарки Нюры… ровно в 12 открывалась дверь и на пороге появлялась ОНА — женщина с ведром и шваброй… все ее тело отдавалось взору мужских глаз… выпирающая грудь готовая выпрыгнуть из выреза белого халата… полненькие загорелые ноги так и просились в крепкие, мужские руки… а когда она брала швабру в руки… Оооо!!! Я закрывал глаза!!! Нюра начинала такие движения пальчиками по этой палке, что трудно было отвести взгляд… это был танец на шесте — сразу представлял себя в ее умелых руках… эти движения у себя на голодном члене… а потом самое тяжелое… мытье полов!!! Нюра нагибалась. Как можно было мыть в такой позе!!!? Но у нее это получалось так как будто она ждала кого-то… кто овладеет ею… или она делала это сознательно?… взору открывались прелести тела, которые как будто прикрывал халат… и всегда мучил вопрос — были ли на ней одеты трусики, видя ее смачные ягодицы, игриво выглядывающие из под краев халата… желание запустить туда руку сводило меня с ума!!!… И вот наступил день, когда врач разрешил мне встать с постели. Все утро я радостный мотылялся по госпиталю, но к 12 вернулся в опустевшую палату… мои соседи выздоровели гораздо быстрее меня… я лег в постель, и как сожравший бабушку волк, принялся ждать свою «красную шапочку»… Нюра не обманула моих ожиданий… в 12 она была на «боевом посту» — обмакнув швабру в ведро, она принялась старательно намывать палату… ее соблазнительный зад так и мелькал у меня перед глазами… и когда она оказалась близко… так испытывающее близко от меня… моя рука устремилась в расщелину между двумя холмами. .. О-о-о-о-о… пальцы коснулись теплой и нежной кожи… как это было приятно опять почувствовать женщину… в висках застучало от прилива бешеной крови… и вся эта лавина потекла стремительно вниз… вдыхая жизнь, наполняя моего друга… на миг она застыла… но думаю это не было для нее неожиданностью… Ну наконец!!! — прошептали ее пухлые губки… .. глаза игриво заблестели… угольки похотливости стали раздуваться ветром вожделения… ухватив покрепче швабру Нюра стала медленно, крутя бедрами, оседать… моя рука задвигалась вверх на встречу ночным фантазиям… в ладонь погрузилось пушистое и кудрявое женское лоно… все тело завибрировало и обдало жаром… и вот он ответ!!! — никакая ткань не была удостоена внимания… нижнее белье забыто как не нужное вещь в ее жизни… эта бестия еще немного подвигав бедрами и пощекотав мою ладонь, обрушилась на край кровати… рука оказалась зажата ее пышным задом, а пальцы стали проникать во владения ее похоти… мой член, и так уже порядком окрепший, теперь просто взвился вверх, натягивая одеяло… улыбка на губах… глазки вожделения с трепетом наблюдали за изменениями на постели… ее бедра продолжали удерживать меня, а нежные пальчики стала медленно поглаживать поверхность одеяла… почувствовав касание член еще больше стал вздрагивать и рваться ввысь… по телу побежала огромная волна истомы… она обрушилась на меня — желанием овладеть ею сейчас же… но попытка подняться привела к провалу, она схватила мой исстрадавшийся по женскому лону член… Куда мой милый?!!!… Нюрочка потянула одеяло, пламенные глаза пожирали меня целиком… уже я превращался в Красную шапочку… а волчица готовилась к обеду… обнажив меня, она взяла пенис и начала танец… ее теплые, нежные пальчики извивались вокруг него как ручейки… постепенно ее движения превращались в быстрый поток горной реки, затаив дыхание я погружался в этот водоворот, наклон головы, слегка раскрытые губы и мой друг окунулся в изящный ротик, приятные звуки почмокивания и постанывания заполнили палату, ее язык танцевал на моем стержне… член периодически исчезал, то появлялся из ее ротика: влажные, пухлые губки… они не давали вырваться ему из плена сладких объятий, а что творилось в моей руке!!!… пальчики теребили ее интимные прелести, и с каждым прикосновением все больше и больше погружались во владения ее вожделения, они орошались соками желания… казалось сейчас вся моя рука исчезнет в похотливой пасти этой волчицы, наконец, непреодолимое желание отдаться здесь и сейчас взяло вверх над пыткой, она выпустила мой напряженный пенис из темницы своего ротика… изящно встав и облокотившись о соседнюю кровать, ее загорелые ножки нарисовали красивую букву «Л»… голый зад приглашал отведать сладкое блюдо… через секунду на ее бедрах лежали мои потные ладони… я любовался этими формами, а член… а член яростно атаковал ее лоно… она кричала от удовольствия и я боялся прихода всего персонала в палату, накрыв ладонью ее рот, продолжал бороздить эти просторы страсти, но даже моя рука не могла сдерживать эти сладкие стоны из ее уст… и тогда вскочив на кровать, мой член опять оказался на уровне ее прелестного ротика… она прильнула к нему с таким видом, как будто не пробовала этот лакомый кусочек много лет, я… я желал продолжать эту игру но… но мой друг решил иначе — он излил поток долгожданной спермы на губки этой красавицы, я ожидал праведного Нюриного гнева… но ошибся, она молчала и только с огромным наслаждением слизывала капли семени с несколько поникшего ствола, и вскоре понял — мой организм еще полон энергии и жгучего желания… неторопливые движения этого розового язычка и взгляд страстных огненных глаз дарит ему новую жизнь, а пальчики, ох, эти небесные пальчики!!!… одни уже гуляли по нему, другие же теребили мои яички в надежде на возвращение стойкого оловянного солдатика… и он не обманул ожиданий… горячая кровь солдата заиграла в нем с новой силой, встрепенувшись, он гордо смотрел на мир… сильный и статный, он рвался в бой… окрепший член снова нырнул в ненасытный ротик, где его начал охаживать похотливый женский язычок, зовущий на новый приступ бастионов оргазма… пуговки… пуговки… медленно одна за другой, пуговки раскрывали белый халат, оттуда выпорхнули большие и колыхающие холмы, женская грудь — один взгляд на нее возбуждает желание, руки непроизвольно потянулись к ней, хотелось окунуться, раствориться, потеряться в этой ложбинке… и путешествовать… путешествовать по этим холмам, теплая и трепещущая, она купалась в моих ладонях, уже все ее тело размякло и лежало передо мной в ожидании долгожданной ласки, скоро к рукам, ласкающим ее тело, присоединились и губы… мой язык коснулся обоих твердых торчащих башенок-сосков, провел вокруг ореолов, спустился на мягкий животик, волны истомы разносились по ее телу, дыхание участилось, было видно как она вздрагивает, с каждым прикосновением уносясь в страну забвения… тут язык змей-искуситель достиг своей цели… он захватил в плен уже набухший и чувствительный бутон — клитор… Нюра еще больше развела свои загорелые ножки, отдаваясь на милость завоевателя… ласки приносили ей то нестерпимую боль, то неописуемое блаженство… с криком удовольствия, ее цепкие пальцы вцепились в мои волосы, приятная судорога всколыхнула ее тело, но это была еще не победа — мой язык торопился дальше — к влажной пещерке, ждущей его… влажный и требовательный язык провел по нежным губкам и проник в мокрую пещерку… в ней было очень горячо… язык прошелся по кругу, собирая терпкий любовный сок… когда я наконец оторвался от ее киски — мы оба уже были готовы разорвать друг друга от бушующей в нас страсти — я перевернул ее на живот и глубоко вошел в нее… ее тело было приятно придавлено мужским… чувствовать каждой клеточкой тела тяжесть — как это здорово… она еще больше расслабила тело… внутри происходила добыча новых всплесков эмоций… буравчик продвигался все дальше и дальше… он как будто искал… искал первозданные места… не тронутые ласками… ласками чужого… но нет… тут все изведано и познано… но эта мысль не омрачала… приподнявшись, она выгнула спину… ее урчание и постанывание ласкали слух… я чувствовал что она наслаждается происходящим и это приносило радость… и тут ее тело задрожало, пришлось приложить силу чтобы удержать ее, она металась подо мной… и все… тело расслабилось… она пребывала в мире блаженства… постепенно она возвращалась в реальность… молча она привела себя в порядок… это была другая Нюра… что произошло?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Госпиталь

Как то решил, иногда читая рубрику, предложить и свой небольшой рассказ. Не знаю зачем, но, во-первых, есть что рассказать и достаточно немало, а во-вторых какая то новизна. Если кому то понравиться (не стиль, а именно происходящее), буду писать ещё. Не знаю даже, как и начать, чтобы было понятно о ком и о чём идёт речь, ведь без объяснений выйдет этот, да и следующие рассказы как то не сочно. Но попробую. Кстати не следует искать аналогий, так как происходило это давно. Лежал я в одном из военных госпиталей. Был в то время в чине, ну пусть прапорщика. Не скажу что вся ситуация о которой пойдёт речь, была для меня нова. Но всегда в любом случае и случаях подобного рода, чувствуешь себя неуверенно. Всегда приходиться импровизировать. Хотя есть куча стопроцентно проверенных заготовок, на все случаи развития событий. Сердце всегда заходиться в предвкушении очередного неповторимого чувства, ощущаешь, как бешено адреналин, выхватывает тебя из обыденности происходящего и придаёт ему сказочность. Ведь всегда перед тем, как начинать этот разговор с парнем который тебе понравился, уже чётко знаешь, что ты от него хочешь и что ты с ним проделаешь. Как правило, та категория парней, которые мне нравились, были вообще или частично несведущи в сексе, ну почти всегда. Да и немудрено, ведь молодые призывники или едва отслужившие по году, призванные из некрупных городов или посёлков наверно всегда такие. И вот в один из банных дней, а переодевание в чистое бельё проходило в самом отделении, я был приятно удивлён, что один из парнишек, находившихся в другом отделении, был переведён в наше, и уже переодевается на «ЦП» у сестры — хозяйки. Я конечно же задержался в коридоре и ненароком, естественно с удовольствием, стал наблюдать за ним. До этого несколько раз, я видел его в столовой и он произвёл (не знаю почему) из всех отделений, довольно сильное впечатление на меня. У него были необычайно большие, синие, глубокие и грустные глаза. Правильные черты лица, средний рост и его 18 лет (был он молодым солдатом). Всё это вместе, невероятно располагало к нему, вызывало какое — то чувство притягательности и нежности. Обычно тягу такого рода тяжело объяснить. Возникает чувство непреодолимого влечения к этому человеку (пусть и временное) и все свои действия, ты подчиняешь дальнейшему развитию событий в этом направлении. И вот я с удовольствием рассматриваю его, то как он уже снял свою «белуху», кинул её на пол и голый стоял ждал, пока сестра — хозяйка выдаст ему чистую. Тело его было идеальное, изумительно чистое, юношеское, прекрасно сложенное. Он с некоторым смущением посмотрел по сторонам, увидел что я смотрю на него, но явно не придал этому значения. Он взял чистое бельё и стал одевать его. Так как до этого он стоял ко мне боком, я не видел что у него между ног. Но когда он стал поочерёдно засовывать одну ногу за другой в кальсоны, я увидел его достаточно большой член, красивый и правильной формы. Окончательно меня «добили» его ягодицы. Ах, как они двигались, напрягались при переодевании, мышцы пусть не атлета, но всё же развитого по его годам мальчика. Я представил себе, как присаживаюсь сзади него, раздвигаю его упругие, сочные ягодицы и ртом и носом утыкаюсь между ними, нахожу языком его анус и всасываюсь туда. Вылизываю и ласкаю, в каком бы состоянии он не был. Ах как жаль, что вокруг так много народу, но если бы сегодня выписываться, может и сделал бы так… Хотя… ? Наблюдал за ним я ещё пару дней. За это время ненароком на вечерней поверке, выяснил его фамилию и имя. Они тоже, как нельзя кстати подходили ему для завершения картины идеального образа. За это время, я всё больше убеждался в его безупречности и в том что он мне нужен. И вот в один из дней, после обеда, набравшись храбрости, плюнув на условности, я увидел что, вместе с остальными, во время рекламной паузы, (в отделении смотрели телевизор) он направился в туалет, он же курилка. Я не заходил туда так как от дыма там ничего не было видно. Покурив, солдаты по одному или по несколько человек стали выходить и возвращаться обратно к телевизору. Я стоял у окна и смотрел на улицу. Одним из последних, не торопясь вышел Ваня (так его звали). Точно не помню как, но по моему, вопросом, долго ли ещё ему лежать, я остановил его и дальше повёл разговор по схеме. Вообще мне нравятся молодые солдаты, хотя может уже и прослужившие год, а может и старослужащие. Всё конкретно зависит от человека. Критерии оценки конечно строгие. Должна быть идеальная, поджарая фигура, стройный и не низкий. не больше 22-х лет. Правильные черты лица, (желательно светлые волосы, хотя нравятся и брюнеты), ну короче, про которых говорят «Просто красавчик». Я абсолютно не приемлю анальный секс, ни в отношении себя ни в отношении партнёра. Так что любителей этого развлечения разочарую. Я обожаю, делать минет своим избранникам. Кроме того обожаю всё у них вылизывать глотать и выпивать. И вот мы с ним разговорились. Солдаты, в этот первый, «нежный» период службы, с радостью поддаются на любую участливость. Мы поговорили о сложностях армейской жизни, выяснилось, что он попал служить в глушь. Я начал его успокаивать и увидел, что расположил его к разговору со мной. Схема моя работала. Мы заговорили о питании в отделении, как кормят и чего ему хотелось бы. Ну, конечно же, молодому солдату всегда не хватает сладостей, сигарет и разговора по телефону с родными. Я поинтересовался, а как у него с деньгами. Ну, конечно же, нет ответил он. А как у вас в части с девушками, давно расслаблялся? Опять стандартный ответ — на проводах, хотя при дальнейшем знакомстве, как правило, выясняется, что не было вовсе. И тут, как обычно, подведя разговор по обычной схеме к завершению, кульминации, к ситуации ДО и ПОСЛЕ, после которой либо вялое согласие, либо неприятие и страх. Хотя я и к этому был готов, готов к преодолению возражений, к подкупу, уговорам, убеждениям, что в большинстве случаев срабатывает. Кстати я много размышлял и понял, что это самый волнительный, эротический, адреналиновыбрасывательный момент. Я думал, вот они несколько следующих фраз (несколько секунд), которые я произносил уже много раз и до сих пор, они во мне вызывают трепет, неуверенность в правильности моих действий. Ведь за ними всё — ДО и ПОСЛЕ. И вот я их произношу. А не хотелось бы тебе расслабиться и денег заработать? Недоумённый взгляд. А как? Ну можно по разному, например… Выдерживаю паузу, смотрю на его реакцию. А ведь всё ещё ДО и ПОСЛЕ. Ну так хотел бы, переспрашиваю я? Хотел бы, кивая отвечает он. А как? Ну можно по разному, рассеянно говорю я. И тут собравшись с духом говорю. Ну если у тебя за деньги, в рот взять? А кто, недоумевает он? Ну к примеру я, и ещё заплачу 500 рублей. Немая сцена. Немедля наступаю. Да в этом ничего страшного нет, я сделаю тебе супер приятно, пососу, всё проглочу, потом оближу. И не бойся, никто не узнает! Он оглядывается по сторонам. Для него, я это понимаю, странная и нелепая ситуация. Провокация? Большой взрослый дядька предлагает такое? Кругом ходят солдаты из отделения. Мы правда говорим тихо, но всё же… Смотрю пристально на него. Деньги отдам сразу, плюс из магазина всегда буду, что — то приносить, плюс по моему телефону домой будешь звонить. Вижу, соображалка закрутилась. А когда и где? Ну ночью, условимся по времени. Нет, лучше зайдёте в палату и разбудите меня. Окей. Зайду в районе трёх. На крыльях лечу в палату. Настроение супер. Едва дожидаюсь ночи. Ставлю будильник на телефоне на три ночи. В сладкой истоме засыпаю. Хоть и сквозь сон, но понимаю что это он, мой звоночек, для меня и не для кого больше. В палате естественно никто не проснулся. Накидываю шорты, мастерку, выхожу в коридор. Предчувствие праздника. В груди ломит приятная истома, член наполовину стоит. Неужели? Ах, как я ждал этого момента! Прохожу две палаты и вот она. Ваню недавно перевели, и спит он на крайней кровати. Боясь кого — то разбудить, тормошу его за ногу. Он быстро встаёт, накидывает пижаму. Видно, что спал тоже в ожидании нового в его жизни. Иду в туалет. Проходя мимо сестринской, вижу, что та спит как пожарная лошадь. Чуть позже заходит Ваня. Молча взаимный кивок. Где лучше? Давай возле двери, приоткроем и будет слышно если кто-то пойдёт. Давай. Он становиться спиной к косяку. Я сажусь перед ним на колени и с трепетом стягиваю сначала штаны от пижамы. Затем расстёгиваю пуговички на «белухе» и спускаю их до коленочек. О, чудо! Сначала запах юноши, солдата! Он как наркотик манит меня. Этот запах очень трудно описать и понять тем, кто не разу не был в казарме. Это лёгкий, ароматный, благородный запах постиранного в военной прачечной белья, молодой спермы, мочи и аромат юнош! Это как духи, запах которых сладковатый и глубокий, ничем неповторимый. Когда заходишь в любую казарму, он тебя постоянно встречает. Он сводит с ума и ты готов сделать всё любому, который является его носителем и производителем. Итак, передо мной это чудо! Большой, ровный, уже наполовину стоящий цветок. Крайняя плоть наполовину выпустила алую головку. Он благоухает. Нежно, трепетно приближаюсь к нему. Подношу нос к его дырочке и жадно втягиваю в себя весь этот аромат. Ещё и ещё раз. Ах, как одно это приятно. Пенис слега подрагивает, толи от пульсации крови, толи от возбуждения и наливается силой. Я пока не спешу начинать и продляю именно этот момент. Смотрю с нежностью на Ваню. Он как завороженный смотрит на меня. Я начинаю нежно, едва касаясь губами целовать его по всей длине. Кажется, что он ещё не верит, что я возьму его в рот. Покрыв весь ствол поцелуями, я нежно погружаю почти полностью член в себя. Вздох наслаждения. Я его понимаю. Ведь это его первый раз! Сначала медленно, потом подстраиваясь под реакцию и темп, начинаю интенсивнее всасывать. Одновременно с движениями губ по стволу, на каждый качёк, обвожу языком вокруг залупки, с наслаждением ощущаю его уздечку, края головки и дырочку. Руками одновременно исследую мои вожделенные ягодички. Трогаю и ласкаю, поглаживая бархатные булочки. Пальцами проникаю в анус и знаю что там побывает сегодня и мой язык. Но до завершения, несмотря на глубокое дыхание моего мальчика ещё далеко. Вытаскиваю цветок изо рта и начинаю ласкать яички. Здесь у меня не много фантазии. Я просто забираю их к себе в рот и начинаю сосать. Вылизав и обсосав всё, перехожу к паху. Вылизываю всё между яичек и бёдрами, а затем всё под яичками. Ваня по моему в восторге! Прошу повернуться его задом. Раздвигаю его булочки, и вот мои фантазии наяву! Втягиваю полной грудью его запах оттуда. Как у всех юношей его возраста там никогда не пахнет плохо. Сразу проникаю в анус языком, присасываюсь и вылизываю все, что там есть. Довожу всё до идеальной чистоты. Ах, как приятно полизать, поласкать высосать юношеский анус! Теперь пришло время заканчивать то, для чего как говориться мы собрались. Поворачиваю Ванечку передом и включаю всё своё мастерство. Это не даёт никаких шансов юноше на размышление. Он с глубоким выдохом после задержки дыхания, выстреливает в меня всё то, что накопилось у него в яичках, всю свою армейскую выдержку, всю ненависть к долгому воздержанию! О нектар! Я так люблю его! Аромат тёплой спермы любимого человека, лучше всех напитков и пищи! Вылизываю все остатки с начинающего опускаться члена. Поднимаюсь и спрашиваю об ощущениях. Классно, только и сказал Ваня. Ещё хочешь? Ну, дня через два. Я рассчитался с ним и мы разошлись. Позже мы встречались с ним ещё, но это как у Вас говорится, совсем другая история.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх