Без рубрики

Госпожа и раб. Медея и Ясон. Часть 4: Сиеста. Глава 1

Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь. Ф. Г. Раневская — Хозяйка, наш герой, похоже, приболел!!! — Да неужели, пойдём навестим красавца, такую собственность, нужно беречь!!! Хорошо же утро начинается, Баг! — Госпожа, моей вины тут нет!!! — Баг, успокойся, я тебя ни в чём не виню… Они прошли в конюшню, где в стойле, стоял шикарный конь, ахалтекинец, куплен он был за копейки, у одного из большого количества арабских шейхов. Беда коня была в надрыве мышцы, после которого конь мог только хромать. Шейх, отдавший огромные деньги за перспективного жеребца, потративший ещё большие деньги на обучение, кидался на коня с кинжалом, после осмотра ветеринара и вынесение вердикта. Лишь вмешательство престарелого старейшины рода, предложившего по тихому, продать травмированного жеребца, на лево, без лишнего шума, возымело последствия. Маго, искавшая, для своей «школы», очередное учебное пособие, с радостью, приобрела такое, скинув и без того, не высокую цену. И жеребцу хорошо, и Магоша довольна. Конь был красавец, вороной масти, в холке, под два метра, высоченные длинные тонкие ноги. При непродолжительных прогулках, конь практически не хромал, понятно, что о скачках, разговора не было, но уход и грамотное ветеринарное сопровождение, дало свои результаты. Для тех целей, что он был приобретён, Маго, всё устраивало. — Ну, что мой, красавец, мой хороший, мой великан!!! Что с ним? — Хандрит… — Может стимульнём? Прогулка, разгрузка! Мормон! Приготовь рабыню, видишь, мальчик хандрит, а вас, мужиков можно вылечить только одним способом, давно я нашего Омара, не видела в деле, ну ка, организуйте мне место. Мормон, а приведи ка мне рабыньку из дома, ты понял, какую? Настал момент такой!!! Сейчас мы и сучку воспитаем, и жеребца порадуем. Давно мой мальчик не трахался, да, мой родной. Баг, Багауддин, полтора часа выгула, по кругу. Конь, как чувствовал хозяйку, когда его, затравленного, голодного, практически забитого, привезли, только её он подпускал к себе, только она обрабатывала раны, промывала рубцы, практически кормила с соской, после её слов заржал, сделал свечку и потянулся мордой в её сторону. Взяв у Багауддина, несколько сухариков, она подошла к жеребцу, он радостно, взял губами и стал жевать, радостно подёргивая ушами и тряся головой: — Ну, вот, а то хондрит, хондрит, я тебе похондрю… Пощекотав, за ухом коню, отошла в сторону и смотрела на животное, долго, прямо в глаза. — Не поняла я, Багауддин, особое приглашение? Давай, давай… Через два часа, конь, ведомый под узцы, Багауддином, весь в поту, бодро шагал в конюшню, а там было уже всё готово к его приходу. К станку, в соответствующей позе была привязана рабыня, та самая, которая в день «собачьей свадьбы» приносившая воду, хозяйке. На неё было больно смотреть, огромные глаза, увеличивающиеся с каждым шагом приближавшегося гиганта. Во рту был шарик, мешавший разговаривать, но в данном случае, разговор был благим матом. Она была привязана к станку, так, что бы, коню было удобно трахать жертв, хотя… некоторые по доброй воле ложились под Шейха Омара ибн Азиз-бек Абдула, такое было имя этого гиганта, короткое имя было или Шейх, но чаще всего Омар. — Полчаса, час отдых у Омара, а мы, пока, подготовим сучку, Мормон! Появился Мормон, ведущий огромного бордосского дога, подведя к промежности несчастной, он пару раз ткнул мордой зверя, тот почуяв запах, заволновался, с рычанием вскочил на жертву, его огромный спиралеобразный член заелозил по внутренней поверхности бедер, довольно быстро нашел цель, с рычанием, зверь начать терзать свою жертву, делал он это долго, со стороны было видно, как огромный член входил и входил во влагалище рабыни, иногда выскакивал и попадал в анус несчастной. На её тело стекала слюна, сначала, рабыня, пыталась шевелиться, были слышны звуки из под шарика, то к концу акта тело безжизненно болталось в такт движения девяносто килограммого животного. — Мормон, она там жива? Нежные пошли рабы, если она от Графа отрубилась, то под Омарушкой, ведь и кончиться может! Ну и ладно, отольете её водой, нечего халявить, пусть хлеб свой отрабатывают. В этот момент дог зарычал из влагалища рабыни хлынула белая жидкость, собака зарычала и опустилась на лапы, виновато глядя на Мармона, тот потрепал животное и глядя на хозяйку, мотнул головой в сторону, та кивнула головой и они удалились. — Ну, что скажешь, Петрович? — Помрёт она, если после пса, разрывы влагалища, конь её саму разорвёт, после соответствующих тренировок, возможно, но сейчас Магоша, я бы не советовал… — Эх, Петрович, Петрович, как был лепилой, так лепилой и остался! Где бы ты был, если бы не я? — Магошенька, я о тебе и забочусь, а мое уголовное прошлое и врачебный диплом, ну никак не связаны, ты же знаешь. Я зашью её? Зачем терять собственность? Для других целей пригодиться. Ты же разумная женщина. — Ладно, ладно, но коня, придётся удовлетворить! — Надеюсь не мне!!! ? Маго, со смехом, ответила: — Ты у нас, дружочек, для других целей. Эх, хочу крови, Мормон, тех двух рабынь сюда. А этот фарш, Петрович, уноси отсюда, Али, дыбу сюда и приготовься, для тебя работа будет, но попозже. Появились рабыни, которых звала Маго, она встала, обошла их, села на кресло, внимательно и долго рассматривала рабынь. Эти были из недавней партии, приобрела она их, по случаю, человек десять, четверых отбраковала и пустила их на мясо, отправив в бордели, где всякого рода извращенцы, реализовывали свои фантазии, иногда, правда, не долго. Эти две, постоянно от них какая то возня, всё ругались, даже дрались, всё добивались какого то верховенства. В чём? После обучения, если они его пройдут, их всех продадут в разные стороны, они, возможно, друг друга и не увидят больше. Рабыни были в повседневном, т. е. обнажённые, в ошейниках, на сосках у обех висели кольца, это были специальные кольца, их вешали революционеркам, как называла Маго, это означало, что дамы склонны к агрессии и сопротивлению. Они крепились в стойлах к цепи и при необходимости, через цепь пропускали электрический ток, который, слегка успокаивал бунтарок. — Ну, что, всё бунтуем? Революции устраиваем? Рабыни стояли молча. — Значит так! Вы, обе, мне не нужны, продавать вас, не выгодно, больше потратишь на перевозку, а по сему, сучки, у вас соревнование, сейчас, приведут коня, ваша задача, трахнуть его, по взрослому, руками, ушами, жопой, это не мои проблемы, я хочу видеть сперму, по прошлому разу, честно, её было не много, её было целое море. Проигравшей окажется та, кто мне не понравится, так что, сучки, удовлетворите моего мальчика, что бы мне понравилось. А та, кто не понравиться, достанется Али. Багауддин привел красавца, конь, чувствуя предстоящий трах, слегка подрагивал. Рабыни, стояли, не двигаясь, с ужасом глядя на член животного, который подрагивал. Маго, взглянув на Али, щелкнул кнут, одна из рабынь упала на колени. — Али!!! Аккуратнее, аккуратнее, твоё время еще не пришло. Вы, сучки, если думаете, что я тут буду вечно смотреть, как вы дрочите мне мозг, а не член коня? Пять минут, начать, места на дыбе хватит обеим! Что не ясно? Одна из рабынь, приблизившись к животному, получила легкий шлепок по ягодицам, кнутом. Поймав этот огромный член, она попыталась засунуть его в рот, но он не влез. Тогда, она плюнув на руки, схватила обеими руками и стала надрачивать эту палку, с полметра длинной, а то и больше. Вторая, увидев, вскочила и тоже бросилась, схватив руками и революционерки, в едином порыве, начали удовлетворять животное. Конь подрагивал, фыркал, было заметно, что рабыни устали от удовлетворения, глянув на Али, Маго кивнула, свистнул кнут, и коню повезло, его член стал удовлетворяться с надлежащим усердием. Вся процедура заняла больше получаса, конь, фыркнув, залил обеих спермой, с головы до ног, его великолепный член, выдавший такое количество спермы, болтался под брюхом… — Обеих на дыбу. Али выстрелил из арбалета в обеих женщин, они сразу упали, как подкошенные. — Сколько у нас времени? — Достаточно, хозяйка, я справлюсь, когда будут готовы, я позову. — Нет мы сделаем по другому. Повесь обеих на дыбу, только чуть, чуть, но ощутимо, пускай ночь, поваляться, а завтра, всех рабов сюда, посмотрят, к чему революционная активность ведёт. Коллаборационистки сраные, это моя конюшня и будет, так как я сказала. А у меня, сегодня, ещё дела. Вернувшись домой, Маго, занялась обычной рутинной работой, подписание счетов, просмотр корреспонденции. Нет, крови ей хотелось и хотелось именно сейчас, вытащив телефон, быстро найдя нужный номер, набрала: — Ну как там, Али? — Всё хорошо, хозяйка, уже обе в сознании, ругаются, скоро начнут умолять, всё в норме. — Я сейчас вернусь, одну из них, повыше подними на дыбе, пусть друг, другу завидуют. Приготовь инструменты, сегодня будет сиеста, кровавая сиеста. Шкуру не попорти, до моего прихода. — любой Ваш каприз, хозяйка. Ну, что, сучки, сейчас будет веселье, кому из вас повезло? Эники, бэники, ели вареники… Рабыни, расширяющимися от страха глазами, фиксировали каждое движение смотрителя, но угадать его реакцию было невозможно. Он подошел к механизмам, что-то защёлкало и одна из рабынь, начала подниматься, медленно, встав на пальчики, она с мольбой смотрела на Али, но он только улыбался, тут и вторая, почувствовала движение цепи. Подняв рабынь немного, Али, помнивший распоряжение хозяйки, решил подождать, своё дело он знал и знал хорошо, поэтому, торопиться не стоило. Обе, обеспокоенно, ворочались на дыбе, слегка касаясь пола, кончиками пальцев. Опуститься, не представлялось возможным, тело пронзала резкая боль. — Потанцуйте, сучки, потанцуйте, сейчас хозяйка вернётся, будет у нас сиеста! А я пойду, кое-что подготовлю, что бы сиеста удалась, а вы танцуйте, мои хорошие. Зайдя в каморку, он бережно стал раскладывать «инструменты», по дрожащем голосу хозяйки, он понял, что дьявол проснулся. Он редко, но, иногда просыпался. Тогда хозяйку было не остановить, с ней, вообще, спорить было опасно, для здоровья, только Мормон мог её корректировать, хотя, пару раз досталось и ему. «Инструменты» подсказал Томас Торквемада, ах, какой был человек, человечище, все предложенные им святой испанской инквизиции инструменты, Али оставил в девственной чистоте, в смысле их инженерной мысли. Больше всего ему нравилась «Скрипка сплетниц», каких-то физических увечий она не наносила, но мозги хорошо промывала. Особенно, если оставить на день, другой, это было скорее психологическое орудие. Не все они были столь миниатюрны, да и столь безобидны, многие из «инструментов», находились под полом конюшни, об этом мало кто знал, хотя, большинство из тех, кто знал, об этом уже никогда не расскажут… были в его арсенале все известные инструменты «от дядюшки Томаса», так их называл Али. продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх