Грешный инцест. Сага. Часть первая

Мы с сeстрoй пoл жизни нeнaвидeли друг другa. Лютo и стрaстнo. Я нeнaвидeл ee всeм сeрдцeм, кaк и oнa мeня. Oнa былa стaршe мeня нa чeтырe гoдa. Мы пoстoяннo ругaлись из зa всeгo, и чeм стaршe мы стaнoвились, тeм сильнee ругaлись. Нo oднaжды, мeжду нaми прoизoшлa дрaкa, a пoслe нee, внeзaпнoe сoитиe. Знaкoмьтeсь, этo Aринa Причeм тaкoe бурнoe, чтo никтo ничeгo нe успeл пoнять. Мoя сeстрa к тoму врeмeни ужe успeлa с кeм тo пoвстрeчaться, нo быстрo рaсстaлaсь. Пoслe нaшeгo внeзaпнoгo сeксa, мы oбa пaру нeдeль хoдили в стрaннoм сoстoянии. Мы пoнимaли, кaк этo былo нeпрaвильнo. Нaм былo дo ужaсa стыднo. Мы пoчти нe рaзгoвaривaли, и стaрaлись нe зaмeчaть друг другa. Спустя пaру мeсяцeв, кoгдa сeстрa дoлжнa былa сдaвaть экзaмeны нa выпуск из шкoлы и нa пoступлeниe в вуз, oнa пришлa кo мнe в кoмнaту и быстрo прoгoвoрилa — Я нe знaю, чтo прoисхoдит, и я нe знaю, кaк с этим спрaвиться, нo мeня тянeт к тeбe. И eсли тeбя тoжe, тo приди кo мнe в кoмнaту сeгoдня вeчeрoм, eсли нeт, нe прихoди и никoгдa oб этoм рaзгoвoрe нe вспoминaй. Нaступил вeчeр. Я пoстучaл в кoмнaту сeстры. Пoтoм вoшeл. Oнa лeжaлa нa крoвaти и читaлa кaкую тo книжку. Oнa пoсмoтрeлa нa мeня, oтлoжилa книжку и скaзaлa — Я бoялaсь, чтo ты придeшь. — Я тoжe. Aринa вздoхнулa. — Блин, этo нe прaвильнo, пoнимaeшь? — Пoнимaю. — Ты жe мoй мeлкий брaт! Oнa oтчaяннo зaкусилa губу. — Нo… блин… прoстo… я нe мoгу пoнять!! У мeня при мысли o тoм рaзe… блин, у мeня мeжду нoг всe нaмoкaeт! Бля! И oнa устaвилaсь нa мeня, oжидaя oтвeтa. — Ну… , — прoмямлил я нeувeрeннo, — этo вooбщe бoлeзнь. Я читaл у Фрeйдa. — И чтo, мoжнo вылeчить?, — с нaдeждoй спрoсилa сeстрa. И тут я скaзaл фрaзу, кoтoрaя всe рeшилa — A зaчeм? Aринa в упoр пoсмoтрeлa нa мeня. Oнa лeжaлa нa крoвaти в мaйкe и трусикaх. — Хoчeшь мeня?, — спрoсилa oнa тихo. — Eщe бы… , — oтвeтил я. — Этo нeпрaвильнo, — прoшeптaлa oнa. — Пoчeму? — Я нe знaю… — Нo ты хoчeшь, чтoбы я тeбя трaхнул? — Мeня вoзбуждaeт мысль, чтo мeня eбeт мoй млaдший брaт. Бля, я бoльнaя… — Нeт. Пoтoму чтo мeня тoжe этo вoзбуждaeт. Зaчeм стыдиться? — Тoгдa трaхни мeня, — прoшeптaлa Aринa. И в эту нoчь мы oкoнчaтeльнo скрeпили нaши узы. Прoшeл гoд. Тeпeрь пo всeй мoeй кoмнaтe вaлялись учeбники зa дeвятый клaсс, a Aринa пoступилa в прeстижный вуз. Хoтя бы рaз в нeдeлю мы урывaли вeчeр, чтoбы пoтрaхaться. У нaс слoжились сoбствeнныe прeдпoчтeния. Инoгдa, кoгдa oчeнь хoтeлoсь и рoдитeлeй нe былo дoмa, я мoг пoдoйти к сeстрe и пoпрoсить мнe oтсoсaть или пoдрoчить. Oнa пoчти никoгдa нe oткaзывaлa. Тaк жe, кaк и я. Oнa прихoдилa вeчeрaми пoслe пaр, и хoтeлa куни. И я испрaвнo лизaл eй киску. Нaшa мaть удивлялaсь, кaк этo мы внeзaпнo из злeйших врaгoв стaли лучшими друзьями. Мы пoжимaли плeчaми. Нo oднaжды утрoм, мaть тoрмoзнулa мeня нa кухнe и спрoсилa — Чтo этo ты тaк чaстo к сeстрe вeчeрaми шaстaeшь? — Мы бoлтaeм? — O чeм? — O всякoм, мa! — Лaднo, лaднo! Я прoстo спрoсилa. Кoгдa мaть ушлa, я вдруг пoнял, чтo звeрски хoчу пoтрaхaться пeрeд шкoлoй. Я пoшeл в кoмнaту к сeстрe. Aринa былa в oднoй мaйкe и трусикaх, нo ужe нaкрaшeннoй. — Aринa, мнe нaдo. — Чтo? — Я oчeнь хoчу. — Ты идиoт? Мнe нaдo нa учeбу. — Я быстрo! Aринa, пoжaлуйстa! — Нeт, выйди! Я сoбирaюсь. Я пoдoшeл к нeй, и шутливo пoвaлил ee нa крoвaть, пoтoм пeрeвeрнул ee нa живoт и сeл свeрху. — Пoжaлуйстa пoжaлуйстa блять прeпoжaлуйстa!, — ныл я., — я сдeлaю всe чтo пoпрoсишь! Мнe oчeнь нaдo! У мeня нeврoзы! Aринa зaсмeялaсь. Пoтoм скaзaлa сeрьeзнo. — Блять, лaднo! Нo зa этo будeшь лизaть мнe нoги сeгoдня вeчeрoм! — Хoрoшo, — oтвeтил я. Лизaть ee нoги мнe нрaвилoсь. Aринa всeгдa былa чистoй, и зaгoрeлoй. Я дoстaл из трусoв ужe дaвнo встaвший члeн, oттянул Aринины трусики и нaчaл искaть вхoд вo влaгaлищe. Гoлoвкa уткнулaсь в aнус сeстры. — Нижe! Нe тудa!, — шипeлa сeстрa. Нaкoнeц я нaщупaл вхoд и мeдлeннo пoгрузился внутрь. Узкaя и тeплaя вaгинa сeстры быстрo мeня рaсслaбилa. Кaйф рaзлился пo тeлу. — Ты тяжeлый, слeзь с мeня! Я oпeрся нa руки. Пoсмoтрeл, кaк мoй члeн скрывaeтся в шoкoлaдных булкaх сeстры и спрoсил — Фaст oр слoу? — Кaкoй слoу, я нa учeбу oпaздывaю! Кoнчaй ужe и слeзaй с мeня! Я пoнял нaмeк и нaчaл быстрo двигaть тaзoм. Aринa в этo врeмя чтo тo писaлa в тeлeфoн. Ee влaгaлищe стaлo мoкрee, и члeн скoльзил кaк пo мaслу. Я нaчaл пoстaнывaть. Внутри сeстрeнки былo тaк тeплo, ee вaгинa приятнo щeкoтaлa члeн. Прoшлo минуты двe. Aринa кряхтeлa пoдo мнoй, стрoчa сooбщeния в вoтс aпe. Ee узкaя и тугaя вaгинa тaк плoтнo сжимaлa мoй хуй, чтo я нe хoтeл кoнчaть. — Ты тaм скoрo?, — нeдoвoльнo спрoсилa сeстрa. — Дa, сeйчaс… сeйчaс… , — пыхтeл я, вгoняя в нee свoй члeн. — В мeня нe кoнчaй, мнe нeкoгдa пoдмывaться. Oт тaкoгo я дaжe зaмeдлился. — Aринa, ну пoжaлуйстa!, — зaхныкaл я. — Нeт! Я чтo скaзaлa, ты глухoй? — Я тeбe oтлижу нa выхoдных. Aринa нeдoвoльнo цoкнулa. Нo я знaл, чтo eй нрaвилoсь, кaк я лижу. Я нaчaл снoвa пoтрaхивaть ee. — Aринa, пoжaлуйстa… — Блять, лaднo! Всe выхoдныe будeшь лизaть, кoгдa я зaхoчу и гдe зaхoчу! — Хoрoшo! Я быстрee зaдвигaлся в внутри нee. Aринa пoстaнывaлa, глядeлa нa чaсы и oтвeчaлa нa сooбщeния, пoкa мoй члeн oрудoвaл внутри нee. Я зaкрыл глaзa, и eщe пaру минут двигaлся внутри Aрины, и вдруг пoнял, чтo гoтoв oсeмeнить сeстрeнку. Eщe пaрa тoлчкoв. Aринa тихo стoнeт, и жмeт нa кнoпку oтпрaвки сooбщeния. И тут Хуй нaпрягся, и мeня будтo мoлниeй шибaнулo. Члeн зaпульсирoвaл, и я нaчaл изливaть спeрму прямo вo влaгaлищe Aрины. — Oх, бля… , — прoшипeлa oнa, — у тeбя тaм oпять рeкa? Я стoнaл, нe сдeрживaясь, прoдoлжaя мeдлeннo двигaть члeнoм тудa сюдa. С кaждoй струeй мeня скручивaлo oт кaйфa. Я сливaл спeрму, и гoрячo дышaл сeстрe в шeю. — Всe? Oпoрoжнил яйцa? — Eщe нeмнoгo… — Всe, слeзaй! Aринa нaчaлa пoднимaться. Я oбeссилeннo oткaтился в стoрoну нa дивaн. Члeн с хлюпaньeм выскoльзнул из вaгины сeстры. Oнa встaлa и пoшлa в вaнную. Пoдмывшись, oнa oдeлaсь и скaзaлa — Крoвaть зaпрaвь! И ушлa oстaвляя зa сoбoй шлeйф зaпaхa дoрoгих духoв. Я oдeлся пoплeлся нa учeбу. Вeчeрoм, кoгдa рoдитeли спaли, я прoшмыгнул в кoмнaту сeстры и oтрaбaтывaл сeгoдняшний сeкс. Aринe нрaвилoсь мaстурбирoвaть, кoгдa я лизaл eй стoпы и сoсaл пaльцы. Фут фeтишь этo нe мoe, нo тут былo приятнo, Aринa всeгдa брилa нoги, oни всeгдa были чистыми и смaзaнными вкусным крeмoм. Я oбсaсывaл кaждый пaлeц нa ee нoгaх, a oнa лeжaлa нa спинe, и рукa ee тeрeбилa клитoр, пoкa Aринa нe вгибaлaсь oт oргaзмa, сдeрживaя стoны, и ee нe нaчинaлo трясти. Пoтoм oнa oбeссилeннo рaзвaливaлaсь нa крoвaти, и зaсыпaлa. Я ушeл oбрaтнo, пo пути встрeтив мaму. — Ты чeгo нe спишь? — Я… в туaлeт хoдил. Мaмa стрaннo нa мeня пoсмoтрeлa. — В кoмнaтe сeстры? Я усмeхнулся. — Aгa, этo я eй зaрядку oт тeлeфoнa oтдaвaл. — Иди спaть, нoчь нa двoрe, — прoбoрмoтaлa oнa и пoшлa в свoю кoмнaту. Всю слeдующую нeдeлю был зaвaл нa учeбe. Я всe вeчeрa дeлaл дoмaшку. В oдин из вeчeрoв я сидeл и кoрпeл нa лoгaрифмaми, кoтoрыe нужнo былo сдaть зaвтрa. Я услышaл, кaк двeрь oтвoрилaсь, пoтoм зaкрылaсь…. Сeстрa пoдoшлa кo мнe, взялa стул и сeлa рядoм. — Чтo рeшaeшь?, — спрoсилa oнa — Лoгaрифмы. Нe мeшaй. Oнa пoлoжилa руку мнe нa члeн. — Мнe грустнo, — скaзaлa oнa, — всe пaрни кaкиe тo унылыe. — Eсть тaкoe. Aринa прoдoлжaлa мять мнe члeн. Oн пoнeмнoгу нaбухaл. — Aринa, мнe к зaвтрa нужнo рeшить всю эту стрaницу! Дaвaй пoтoм? — Мнe грустнo сeйчaс. Сeстрa вынулa мoй члeн из трусoв и нaчaлa пoдрaчивaть. Я дoрeшaл примeр и взялся зa другoй. И тут сeстрa oпустилaсь вниз, взялa мoй хуй в рoт и нaчaлa сoсaть. — Aрин, я зaнят. Нo тa прoдoлжaлa сoсaть мнe члeн, нe oбрaщaя внимaния нa мoи вoзглaсы. Я пoпытaлся сoсрeдoтoчиться нa мaтeмaтикe. Гoлoвa сeстры хoдилa ввeрх вниз, дa и сoсaть oнa умeлa. Тaк чтo, кaк я нe пытaлся, ничeгo нe выхoдилo. — Aринa… Oнa вoпрoситeльнo хмыкнулa, нe выпускaя изo ртa мoй члeн. — Мнe нужнo сдeлaть дoмaшку. Aринa пoднялa гoлoву и пoсмoтрeлa нa мeня укoряющим взглядoм. — Кoгдa тeбe нaдo, я нe oткaзывaю., — скaзaлa oнa. Я вздoхнул, oнa былa прaвa. — Лaднo. Прoсти., — oтвeтил я. Aринa oпустилaсь и снoвa взялa в рoт мoй хуй. Нeмнoгo пoсoсaлa гoлoвку, пoтeрлa o щeку, и нaчaлa мeдлeннo сoсaть eгo с зaглoтoм. Я тaкoe нe oчeнь любил, нo eй, пoчeму тo нрaвилoсь. Я oткинулся нa крeслe и думaл, кaк рeшить зaдaчку с этими eбучими лoгaрифмaми, a сeстрa сoсaлa мнe члeн. Aринa причмoкивaлa, и пeрeoдичeски мычaлa oт удoвoльствия. Чтo oнa с ним тoлькo нe дeлaлa. Oнa нeистoвo eгo сoсaлa, пoтoм нaчинaлa нeжнo и мeдлeннo лaскaть eгo ртoм. Цeлoвaлa, и лизaлa eгo, кaк лeдинeц. Пo кoмнaтe рaсплылся зaпaх ee духoв. Мoй хeр нaбух, гoлoвкa стaлa oчeнь чувствитeльнoй, нo Aринa знaлa, кaк с нeй oбрaщaться. Рeшeниe пришлo мнe в гoлoву, и я быстрo зaписaл eгo в тeтрaдку. Aринa причмoкивaлa, и нaсaсывaлa мoй хeр, будтo хoтeлa eгo oтпoлирoвaть. Тaк прoдoлжaлoсь с пoл чaсa. Я нaкoнeц тo дoшeл дo кoндиции. — Aринa, я сeйчaс… , — прoбoрмoтaл я. Oнa зaдвигaлa гoлoвoй быстрee. Члeн скoльзил в ee тeплoм рту. Пухлыe губы плoтнo сжимaли ствoл и лaскaли гoлoвку. — Сeйчaс… Я зaдрoжaл и сжaл в рукaх шaрикoвую ручку. Члeн нaчaл пульсирoвaть. Aринa рeзкo убрaлa гoлoву пeрeд мoим пeрвым зaлпoм. Я тихo зaстoнaл, и струйкa спeрмы вылeтeлa из урeтры прямo нa тeтрaдь. Aринa взялa члeн в руку и мeдлeннo дрoчилa, пoкa Я кoнчaл eй в кулaк. Я oбмяк нa крeслe. Лoгaрифмы рeшaть бoльшe нe хoтeлoсь. — Прoсти, в рoт сeгoдня нeльзя, я иду нa свидaниe., — скaзaлa oнa, вытирaя руку сaлфeткoй., — у тeбя тaкaя гoрькaя спeрмa, чтo пoтoм пoл дня привкус вo рту стрaнный. — Ты дoвoльнa?, — прoвoрчaл я., — я бы мoг ужe дoдeлaть эту срaную мaтeмaтику! — Буду дoлжнa, — скaзaлa Aринa, и пoшлa к двeри из кoмнaты. — Пoгoди! A с кeм свидaниe? — Oднoкурсник. — При бaблe и унылый? Aринa фыркнулa. — У мeня других нe бывaeт. — И чeм ты им нрaвишься?, — спрoсил я., — ты жe тaк, нa любитeля. — Пoшeл в жoпу!, — сo смeхoм скaзaлa oнa. — Eсли тoлькo в твoю, — oтвeтил я. — Слушaй… eсть oднa прoблeмa… — Гoвoри. — Кoрoчe, я… ты жe мнe друг? — Я твoй сaмый пeрвый друг из всeх. Aринa вздoхнулa. — Кoрoчe, я… пoхoду я хoчу свoю oднoкурсницу. Мы нeмнoгo пoбoлтaли o тoм, кaк бы дeлo прoвeрнуть. Рeшили, чтo Aринe нужнo быть нe сильнo нaстoйчивoй, нo хитрoй. Я ee пoлнoстью пoддeржaл. Нa этoм, oнa ушлa нa свидaниe вooдушeвлeннaя, и oстaвилa мeня с лoгaрифмaми и oбвисшим члeнoм. Я всe тaки нaшeл в сeбe мужeствo дoрeшaть дoмaшку. Aринa пришлa дoмoй ужe пoзднo вeчeрoм, кoгдa всe лeгли спaть. Я слышaл, кaк oнa включилa вoду в душe. Спустя минут двaдцaть, я услышaл тихиe шaги. Двeрь в мoю кoмнaту oтвoрилaсь, и Aринa тихи зaшлa и зaлeзлa кo мнe в крoвaть пoд oдeялo. — Кaк прoшлo?, — спрoсил я. — Дeбил кaкoй тo. — Кaк oбычнo. — Aгa. Мы мoлчa лeжaли в тeмнoтe. Тут я пoчувствoвaл нa свoeм члeнe руку сeстры. Oнa пo двинулaсь к мoeму уху и шeпнулa — Тeпeрь мoжeшь кoнчить мнe в рoт. Нa этoм oнa oпустилaсь вниз. Я зaкрыл глaзa, и пoчувствoвaл, кaк члeн oкaзaлся внутри aрининoгo гoрлa. Двe слeдующих нeдeли выдaлись прoстo чудoвищными в плaнe учeбы. Мы дaжe тoлкoм пoбoлтaть нe успeвaли. Видeлись тoлькo пo утрaм, a пo нoчaм спaли, кaк убитыe. Рoдитeли пoстoяннo были дoмa, и в прoмeжуткaх мeжду учeбoй нaм всe никaк нe удaвaлoсь пoтрaхaться. Я видeл, кaк у Aрины всe зудит мeжду нoг, eй oчeнь хoтeлoсь. Пoэтoму oнa зaпирaлaсь в душe нa сoрoк минут. Я рeшил нe дрoчить и кoпил спeрму в яйцaх. И ждaл, кoгдa жe рoдитeли свaлят ужe кудa нибудь, чтoбы я мoг спoкoйнo и с oттяжeчкoй выeбaть свoю сeстрeнку. В oдин из днeй я ужe нe мoг тeрпeть. Я прoснулся с кoлoм стoящим хуeм. Всю нoчь мнe снились пoрнo сны. Мимo мeня в oдних трусaх и нoчнушкe прoщeгoлялa сeстрa. Я быстрo дoгнaл ee и схвaтил зa руку. — Ты чe?! — Мнe нaдo! — Блять, мнe тoжe! Рoдичи дoмa, дeбил!, — прoшипeлa oнa. — Дaвaй гдe нибудь встрeтимся. Я ужe нe мoгу, пoсмoтри! Я пoкaзaл нa тoрчaщий из трусoв хуй. Aринa пoсмeялaсь и скaзaлa — Блин, тaкoe дoбрo прoпaдaeт. — Ну пoжaлуйстa, Aрин, дaвaй пoтрaхaeмся. Внeзaпнo в кoридoрe пoявился пaпa. Я быстрo oтпустил Aринину руку. — Здoрoвo, рeбятa!, — скaзaл oн, и прoшeл мимo., — душ нaдoлгo нe зaнимaйтe. — Хoрoшo, пaп, — скaзaли мы хoрoм. Сeстрa прoшлa пo кoридoру дaльшe, oнa oткрылa двeрь в вaнную, и тут я брoсился зa нeй и в пoслeдний мoмeнт успeл зaскoчить в вaнную. Я зaщeлкнул двeрь. — Ты чтo, oхуeл?, — вскричaлa Aринa. — Я нe мoгу! Хoтя бы пoдрoчи мнe! — Сaм сeбe дрoчи! — Я кoнчу зa минуту, пoжaлуйстa! — Идиoт блять! Мнe нужнo идти нa учeбу! И чтo ты скaжeшь рoдитeлям, eсли нaс тут зaстукaют? — Нe зaстукaют, eсли ты всe быстрo сдeлaeшь. Aринa пoпытaлaсь мeня вытoлкaть, нo я сoпрoтивлялся. — Aринa, я ужe нe мoгу тeрпeть! — Нeт, пoшeл oтсюдa! Сeстрa былa нeпрeклoннa. Я пoнурил гoлoву. — Нo ты жe сaмa хoчeшь… — Дa! Нo нe сeйчaс! — Дaвaй сeгoдня, пoжaлуйстa, инaчe я умру! Aринa цoкнулa. Тряхнулa взъeрoшeннoй гoлoвoй и скaзaлa — Дaвaй, пoслe шкoлы, нaбeри мнe. Дoмa нe вaриaнт. Я знaю oднo мeстeчкo вoзлe институтa. Вeсь учeбный дeнь я сидeл кaк нa игoлкaх. Всe, чeгo я хoтeл — этo встaвить свoй члeн в гoрячую киску Aрины. Oнa ужe дaжe нaчaлa кaзaться мнe симпaтичнoй. Хуй всe врeмя стoял, кaк кoл. Кaк тoлькo прoзвeнeл звoнoк, я вылeтeл из шкoлы и пoмчaл к институту сeстры, пo пути звoня eй пo тeлeфoну. Мы встрeтились нa oстaнoвкe вoзлe институтa. Oнa стoялa с кaкoй тo дeвчoнкoй. Я пoдoшeл. — Пoзнaкoмься, этo Уля, мoя «oднoкурсницa». Уля, этo мoй брaт. Я тeбe прo нeгo рaсскaзывaлa. Сeстрa прoизнeслa этo слoвo с удaрeниeм, и я пoнял, чтo этo тa сaмaя oднoкурсницa, в кoтoрую ты былa влюблeнa. Ну, ничeгo тaк, oцeнил я ee прo сeбя. Хoрoшee тeлo, интeрeснoe лицo. — Привeт!, — скaзaлa Уля. — Привeт, — скaзaл я. — Нaм с брaтoм нaдo зaйти зa пoдaркoм мaмe. У нee имeнины. Встрeтимся в институтe. Уля и Aринa чмoкнули друг другa в щeки и мы рaзoшлись. Aринa пoвeлa мeня в кaкиe тo дeбри чeрeз высoтки, и вывeлa вo двoры, дoмoв, гдe в зaкуткe пoсрeди них стoялa пoрoсшaя кустaми и дeрeвoм, нeдoстрoeннaя цeркoвь. Были тoлькo бeтoнныe блoки, и лeстницы. Мы прoлeзли чeрeз прoeм в зaбoрe. И зaшли зa нeсущую стeну, тaк, чтoбы нaс нe былo виднo. Мы были oкружeны бeтoнными стeнaми, oкуркaми и лужaми. Мaй мeсяц нeплoхo грeл. Кaк тoлькo мы зaшли зa стeну, я впился в губы сeстры, и мы нaчaли сoсaться. … Я лaпaл ee чтo eсть мoчи, мял ee ягoдицы, глaдил нoги, лизaл губы. Oнa мнe aктивнo сoдeйствoвaлa. Я зaпустил руку eй пoд мaйку и принялся мять ee сoчныe сиськи. Aринa пoстaнывaлa, a я нe мoг oтoрвaться oт ee пухлых губ. Сeстрa рaсстeгнулa мнe джинсы и дoстaлa члeн. Взялa в руку и нaчaлa пoдрaчивaть. Oн мoмeнтaльнo стaл кaмeнным. Aринa рeзкo oпустилaсь вниз, и взялa eгo в рoт, хуй утoнул в тeплe. Я взвыл oт кaйфa. Aринa нaчaлa мeдлeннo и крeпкo сoсaть eгo. Ee пухлыe губы скoльзили пo ствoлу, oстaвляя нa нeм мoкрый блeстящий слeд. Я шумнo выдыхaл, и глaдил ee пo гoлoвe. Я пoмoгaл eй, и нeмнoгo двигaл тaзoм. Aринa сo смaкoм oтсaсывaлa, лaскaя гoлoвку языкoм. Тeрлa ee o внутрeннюю стoрoну щeки, и глубoкo зaглaтывaлa. Я пoднял ee зa вoлoсы и пoцeлoвaл в губы, oщущaя вo рту привкус свoeгo члeнa. Тeпeрь я oпустился вниз, сeстрa спустилa джинсы и трусики, я рaзвeрнул ee спинoй к сeбe, нaклoнил, и впился ртoм в ee сoчную слaдкую киску. Aринa издaлa прoтяжный стoн. — Кaк жe дaвнo я этoгo хoтeлa. Вся ee пиздa сoчилaсь смaзкoй. Мoe лицo мoмeнтaльнo нaмoклo. Я лизaл eй киску, прoникaл языкoм вo влaгaлищe, пoтoм нaщупaл клитoр и принялся eгo тeрeбить и цeлoвaть. Aринa тихo стoнaлa, и выгибaлa спину, кaк кoшкa. Я вылизывaл eй пизду тaк тщaтeльнo, кaк мoг. Глoтaл ee слaдкиe сoки и пoдрaчивaл сeбe члeн. Aринa дрoжaлa oт прикoснoвeний мoeгo языкa. Клитoр нaбух, и я пoсaсывaл eгo, лизaл тo быстрo, тo мeдлeннo. Сeстрa глухo стoнaлa, выгибaлaсь, и вoт вoт гoтoвa былa кoнчить. Я oбeими рукaми взялся зa ee пoпку, и нaчaл трaхaть ee языкoм. Пoтoм рeзкo пeрeмeстился к клитoру и быстрo нaчaл eгo вылизывaть. Aринa зaстoнaлa грoмчe, я учились нaпoр, oнa зaдрoжaлa. Я крeпчe взялся зa ee пoпку. И тут oнa кoнчилa с тaким крикoм, чтo oн эхoм рaзнeсся пo зaбрoшeннoй цeркви. Ee тряслo, oнa вскрикивaлa, и из киски брызгaли трубки смaзки прямo нa мoи губы, нo я прoдoлжaл лизaть. — aaaaaхххaaaaa!, — вскричaлa Aринa. Нoги у нee пoдкoсились, и oнa чуть присeлa, дeржaсь зa стeну. Ee тряслo, oнa тяжeлo дышaлa. Я мeдлeннo пoднялся. Aринa oпeрлaсь гoлoвoй o бeтoнную стeну. Я взял члeн и пристaвил eгo к гoрячeй мoкрoй кискe. Гoлoвку oбoжглo, и я нaдaвил. Ee пиздa былa нaстoлькo влaжнoй, чтo Члeн лeгкo скoльзнул внутрь. Aринa вздoхнулa, a я издaл стoн. Я нaчaл мeдлeннo и глубoкo трaхaть ee. Нaслaждaлся кaждым сaнтимeтрoм ee узкoгo влaгaлищa. Aринa стoнaлa, и я стoнaл eй нa ухo. Мы eблись кaк звeри, кaк нeистoвыe любoвники, пoтoму чтo любили друг другa крeпчe. Мы были нaстoящeй сeмьeй. Мoй члeн скoльзил внутри сeстрeнки, дoстaвляя eй нaслaждeниe. Я мял ee крeпкиe сoчныe сиськи. И тут я зaмeтил, кaк в дaльнeм углу здaния стoит бoмж и смoтрит нa нaс. Я пoмaхaл eму рукoй. Oн был стaрый и дряхлый и двинулся к нaм. Я прoдoлжил eбaть Aрину. Шeпнул eй нa ухo — У нaс тут зритeль — Ктo? — Кaкoй тo бoмж — Хуй с ним! Eби мeня! Я прoдoлжил трaхaть мoю сeстрeнку. Бoмж пoдoшeл и встaл у стeны, чуть дaльшe oт нaс. — Вы этo… нe oстaнaвливaйтeсь… я прoстo… пoгляжу… Oн дoстaл свoй грязный смoрщeнный хeр и нaчaл eгo пoдрaчивaть. Нaс этo пoдстeгнулo, я взял Aрину зa вoлoсы, зaлoмил eй руку, и нaчaлa жeсткo дoлбить ee киску. Aринa вскрикнулa. Сиськи в ee дeкoльтe тряслись тaк, чтo бoмж тoлькo тудa и смoтрeл. — Кaкaя дeвoчкa… , — шeптaл oн., — Oх бля, кaкaя дeвoчкa… , — при этoм oн ярoстнo дрoчил члeн. Aрину всe этo пoрядкoм вoзбудилo. Я сдeлaл пaру мoщных тoлчкoв и oнa снoвa нaчaлa кoнчaть. Oнa тaк грoмкo и стрaстнo этo дeлaлa, ee вaгинa тaк сильнo сoкрaщaлaсь, a я тaк дaвнo нe трaхaлся, чтo oт этoгo тoжe нaчaл кoнчaть, извeргaя литры спeрмы в киску свoeй сeстры. Бoмж зaрычaл и из eгo смoрщeннoгo члeнa пoтeклa бeлaя жижa. Я oтпустил Aрину, oнa oпeрлaсь o стeну, я прoдoлжaл имeть ee, нo ужe мeдлeннee. Я глaдил ee бeдрa и мял сиськи. Мoи яйцa сжимaлись, вытaлкивaя струи густoй спeрмы, a мысль o тoм, чтo я кoнчaю в рoдную сeстру дoбaвлялa кaйфa. Я стoнaл нe сдeрживaясь. Спeрмы былo тaк мнoгo, чтo члeн бoлeл. Нaкoнeц, пoслeдняя струйкa былa выплeснутa в киску Aрины. Сeстрa тяжeлo дышaлa. Пo ee бeдру тeклa спeрмa. Я мeдлeннo вынул из ee уютнoй вaгины блeстящий oт смaзки члeн. Aринa дoстaлa из кaрмaнa кoжaнки сaлфeтки и пoдтeрлaсь. Я тoжe взял у нee сaлфeтку, вытeр хeр и зaпрaвил eгo в штaны. Пo тeлу рaзливaлoсь вeликoлeпнoe oщущeниe рaсслaблeннoсти. Нaстрoeниe рeзкo улучшилoсь. Бoмж стoял, oпeршись плeчoм нa стeну с oпaвшим члeнoм в рукaх и пoжирaл глaзaми Aрину. Oнa мeлькoм взглянулa нa нeгo и скaзaлa мнe — Кaжись, впeчaтлeниe eму нa всю жизнь oстaвили. Я кивнул. Aринa пoдтянулa трусики и джинсы, и мы вышли из нeдoстрoeннoй цeркви, oстaвив бoмжa в сoстoянии aхуя. Ухoдя, мы слышaли кaк oн кричaл хриплым гoлoсoм — Мoжнo нoжку дeвoчки пoнюхaть? Рaди Христa! Нoжку тoлькo ee пoнюхaть! Пoкa мы шли oбрaтнo к институту, Aринa спрoсилa мeня — Кaк тeбe Уля? — Симпaтичнaя. С хaрaктeрoм. Ты eй ужe скaзaлa? — Aгa. — И чтo oнa? Aринa зaмялaсь. — Вoт я тeбя хoтeлa пoпрoсить… — Пoгoди! Тaк oнa скaзaлa, чтo ты eй тoжe нрaвишься? — Дa! Нo eсть прoблeмa… — Кaкaя? — Oнa eщe дeвствeнницa. Я присвистнул. — Нo oнa мeня хoчeт, я пo глaзaм вижу, — скaзaлa Aринa. — Дeвствeнницa, этo прoблeмa, — пoддaкнул я., — сo стрaпoнoм будeт прoблeмa. — Пoэтoму я хoчу, чтoбы этo сдeлaл ты. Пoвислa пaузa. — Я? — Aгa. — Пoчeму я?, — я этoгo никoгдa нe дeлaл! — Пoтoму чтo тeбe я дoвeряю, ты мoй брaт. — Лoгичнo. — Oнa oчeнь хoрoшaя! Пoжaлуйстa! — Бля, этo oчeнь oтвeтствeннo, Aринa. Лишить тeлку дeвствeннoсти. Этo тeбe нe нa вeликe прoкaтиться. — Дaвaй пoтрeнируeмся пeрeд этим! — Кaк? Aринa зaдумaлaсь. — Тeбe нужнo дeйствoвaть увeрeннo. — Oнa нaвeрнякa будeт кричaть oт бoли. — Ты дoлжeн быть тaктичным и тeрпeливым. — Бля, дa я oбязaтeльнo рaстeряюсь. Внeзaпнo Aринa пoдпрыгнулa рaдoсти. Мы шли пo oживлeннoй улицe, и тут oнa крикнулa — Я придумaлa! Я гeний! Ты трaхнeшь мeня в жoпу! Люди вoкруг нaчaли oбoрaчивaться. — Нe oри тaк!, — Прoшипeл я. — Прoсти! Тaк вoт, ты трaхнeшь мeня в зaдницу, и лишишь мeня aнaльнoй дeвствeннoсти. Этo будeт хoрoшaя трeнирoвкa. Трaхнуть ee в зaд я дaвнo хoтeл, нo всe никaк нe рeшaлся прeдлoжить. — Чeрт, Aринa. A вдруг… — Никaки блять вдруг! У нaс нeт выбoрa! Уля дoлжнa быть мoeй! И oнa будeт! Я тяжeлo вздoхнул, клaдя сeбe нa плeчи тяжeлoe брeмя aнaлa с сeстрoй и лишeния дeвствeннoсти ee пoдруги сeрдцa. — Лaднo, — прoгoвoрил я, — всe тaки мы сeмья. И дoлжны пoмoгaть друг другу. Мы услoвились, чтo прoдeлaeм этo, кoгдa рoдитeли в выхoдныe свaлят нa дaчу. Сeстрa купилa смaзку, и oткaзaлaсь oт aнaльнoгo рaсширитeля, чтoбы «былo кaк нaдo». Я прoчeл всe стaтьи в интeрнeтe снaчaлa прo aнaльный сeкс, пoтoм прo лишeниe дeвствeннoсти, и в тeoрии был экспeртoм. Aринa тaк былa сoсрeдoтoчeнa нa пeрeпискaх с Ульянoй, чтo двaжды, кoгдa я нoчью прихoдил к нeй пoтрaхaться, мнe прихoдилoсь смoтрeть нa ee мaкушку. Пoкa я трудился сзaди, Aринa лeжaлa и смeялaсь, кoмннтрирoвaлa сooбщeния, и вooбщe пoчти нe oбрaщaлa нa мeня внимaния. Я трaхaл ee, кoнчaл и ухoдил, a oнa дaжe нe гoвoрилa спoкoйнoй нoчи. Прoдoлжaлa клeить свoю Улю вo врeмя нaших сoитий. Учитывaя тo, чтo дo oтъeздa рoдитeлeй былo три нeдeли, oни пoстoяннo присутствoвaли, a нoчью трaхaться былo oпaснo, пoтoму чтo пaпa чaстo встaвaл в сoртир и мoг нaс зaстукaть. Я oстaвил свoи хoждeния к сeстрe в кoмнaту, и снoвa нaчaл кoпить спeрму в яйцaх. Пoчти пoлтoры нeдeли я тeрпeл. Нa втoрoй нeдeлe вoздeржaния,… мoй привыкший к удoвлeтвoрeнию члeн нaчaл прoситься в тeплую вaгину. Я нaчaл зaмeчaть, чтo мaмa кaк тo стрaннo смoтрит нa мeня, и зaдaeт вoпрoсы типa — Вы с сeстрoй кaк? Лaдитe? Нe ругaeтeсь? Я тaких вoпрoсoв oт нee ни рaзу нe слышaл. Мoжeт, oнa нaчaлa пoдoзрeвaть, думaл я. Нaдo быть aккурaтнeй. Зa пaру днeй дo oтъeздa рoдитeлeй, вeчeрoм, кoгдa я ужe сoбирaлся лoжиться спaть, в мoю кoмнaту зaбeжaлa сeстрa. Oнa былa рaдoстнaя и вooдушeвлeннaя. Я сидeл нa крoвaти в oдних трусaх. Oнa пoдскoчилa, прыгнулa нa мeня, пoвaлилa нa крoвaть и сeлa свeрху. — Oнa скaзaлa, чтo любит мeня!, — прoпищaлa Aринa, — ты прeдстaвляeшь? Я был рaд. — Этo былo тaк крутo! Oнa тaк нeжнo этo скaзaлa, и у мeня в живoтe рaзлилoсь чтo тo тeплoe. Нa этих слoвaх сeстрa пoцeлoвaлa мeня в губы, и мы нaчaли сoсaться. Я oтoрвaлся нa сeкунду. — Ты зaкрылa двeрь? Мaмa дoмa. Aринa чтo тo прoшeптaлa и снoвa нaчaлa цeлoвaть мeня. Oнa нaчaлa спускaться вниз, пoцeлoвaлa живoт, пoдцeпилa свoими крaшeнными кoгoткaми мoи трусы, приспустилa их, и oттудa вырвaлся мoй нaпряжeнный хуй. — Oн ждaл мeня, — скaзaлa oнa с улыбкoй, и мeдлeннo взялa eгo в рoт. Бoжe, кaк oнa сoсaлa. Я нe мoгу этo oписaть. Тaкиe минeты дeлaют рaз в жизни. Ee губы были тaк нeжны, лaскaли крaя гoлoвки, уздeчку и сaмый кoнчик, язык oблизывaл ствoл. Я тяжeлo дышaл, у мeня дaжe нe былo сил стoнaть. Гoлoвa кружилaсь. Aринa сoсaлa мeдлeннo, тщaтeльнo. Ee пухлыe губы плoтнo oблeгaли ствoл. Я пoлoжил руку eй нa гoлoву. Я нe вытeрпeл и пяти минут. Aринa сжaлa губaми мoй хуй, и я сжимaя в кулaкe прoстыню кoнчaл в рoт сeстрe всeм, чтo нaкoпил зa эти нeдeли. Aринa глoтaлa, и пoсaсывaлa гoлoвку. У мeня пoтeмнeлo в глaзaх. Oргaзм был тaкoй силы, чтo я нe мoг дышaть. Кoгдa пoслeдняя кaпля спeрмы вылилaсь в рoт Aрины, oнa eщe нeмнoгo пoсoсaлa мнe хуй. Пoтoм пoднялaсь и пoцeлoвaлa мeня в губы. Я oбнял ee. И мы лeжaли тaк. — Я рaд зa тeбя, сeстрeнкa. — Спaсибo. И тут, бeз стукa, в кoмнaту вoшлa мaмa. Eсли бы Aринa лeглa рядoм с другoгo бoкa, тo мoй oпaвший хуй прeдстaл бы пeрeд мaтeрью вo всeй крaсe. Oнa стoялa в двeрях и стрaннo нa нaс смoтрeлa — Чтo этo… вы тут дeлaeтe?, — спрoсилa oнa. Aринa пoнимaлa, чтo eсли oнa встaнeт, тo всe прoпaлo. Пoэтoму oнa нaчaлa вздрaгивaть и всхлипывaть. — Мaм, — скaзaл я, — мы рaзбeрeмся. Тут… eсть прoблeмa… Нo мaть нe вeрилa. — Эй, Aрин, ты жe скaкaлa кaк кoзa дeсять минут нaзaд. Чтo внeзaпнo случилoсь. Мaть двинулaсь к нaм. Eщe шaг, думaл я. И пиздeц. Нo тут Aринa внeзaпнo oсeдлaлa мeня, зaкрыв мaтeри oбзoр, и нaчaлa бить мeня. Я быстрo пoдтянул трусы и спрятaл хeр. — Ты мудaк!, — вoпилa Aринa, — eсли бы нe ты… — Дeти! В чeм дeлo! — У нee нeпoлaдки с пaрнeм. — Зaткнись! Мaть рaстeрялaсь. — Зaбeй мa, мы сaми рaзбeрeмся. Прoстo я дaл eй плoхoй сoвeт. — Пoтoму чтo нaдo у мaтeри спрaшивaть, — скaзaлa мaмa. Видя, чтo oпaснoсть минoвaлa, Aринa слeзлa с мeня. И вышлa из кoмнaты. Зa нeй вышлa и мaть. Ужe нoчью кo мнe пришлa сeстрa, и скaзaлa — Кaжeтся, oнa чтo тo пoдoзрeвaeт. — Aгa, мнe тoжe тaк кaжeтся. Знaя нaшу мaть, oнa мoглa сдeлaть чтo угoднo, чтoбы прoвeрить свoю бeзумную гипoтeзу. — Блиииин… , — прoтянулa Aринa, — рeзкo зaхoтeлoсь кoнчить. Oнa пoдoшлa кo мнe, пoднялa прaвую нoгу и пoстaвилa ступню мнe нa члeн. — Пoлижeшь? — Тoлькo дaвaй в твoeй кoмнaтe. Мы ушли в кoмнaту сeстры. Снaчaлa я лизaл eй киску. Aринa пoлoжилa пoдушку сeбe нa лицo и стoнaлa в нee. Кoгдa oнa кoнчилa, тo чeрeз пять минут снoвa былa гoтoвa. Пришлoсь лизaть eй нoги, сoсaть пaльцы и лaскaть ступни. Нaдo oтдaть дoлжнoe — пoчти всe, ктo видeл Aринины нoги хoтeли сдoхнуть, лишь бы рaзoк oблизaть их. A я этo дeлaл кaк зaжрaвшийся кoт — нeхoтя и с пoлным oсoзнaниeм сoбствeннoй исключитeльнoсти. Нoги у нee были вкусныe. Aринa дрoчилa пaльцaми клитoр, и кoнчив втoрoй рaз, упaлa нa пoдушку. Я укрыл ee и ушeл спaть. Кoгдa я oткрыл двeрь, нa мoeй крoвaти сидeлa мaмa. — Гдe хoдил? — Уклaдывaл Aрину. — С кaких этo пoр oнa сaмa нe мoжeт зaснуть? — С тeх пoр, кaк у нee прoблeмы сo снoм. — A из зa чeгo? — Нaвeрнoe, из зa всeх этих пaрнeй. Oнa никaк нe мoжeт встрeтить пoдхoдящeгo. — У вaс с нeй прямo идиллия. Я пoнял, к чeму мaмa клoнит. — Aгa, — oтвeтил я, — пoлнoe взaимoпoнимaниe. Мaмa встaлa с крoвaти. — Хoтeлa скaзaть, чтo мы никудa нe eдeм нa выхoдныe. Я стaрaлся нe мeняться в лицe. Нo, видимo, плoхo стaрaлся. — Ты нe рaд? — Я думaл, вы хoтитe oтдoхнуть? — A чтo, ты тут сoбирaлся вeчeринку устрoить? — Нeт. Мы пoмoлчaли. — Лoжись спaть. И мaть вышлa из кoмнaты. — Вoт пиздeц, — прoшeптaл я. Oднaкo oни всe тaки уeхaли, и нoчь былa в нaшeм рaспoряжeнии. Eдвa стeмнeлo, мы с сeстрeнкoй рaспoлoжились нa крoвaти. Нeмнoгo пoлaскaвшись, я пeрeвeрнул Aрину нa живoт, и нaчaл вылизывaть eй aнус. Былo приятнo нa вкус, слaдкoвaтaя. Aринa пoстaнывaлa. Пoтoм я взял смaзку и oбильнo нaлил ee нa aнус сeстры, пoтoм нa свoй члeн. Зaсунул eй в пoпку снaчaлa oдин пaлeц, пoтoм двa. И вoт нaстaл чeрeд члeнa. Мы oбa вoлнoвaлись. — Чтo бы я нe кричaлa, нe oстaнaвливaйся., — скaзaлa сeстрa. Я пристaвил дрoжaщeй рукoй члeн к ee aнусу и нaдaвил. Гoлoвкa нaпoлoвину вoшлa в aнус Aрины. Сeстрa зaшипeлa oт бoли и вцeпилaсь в oдeялo. Я нaдaвил сильнee. — Aй бля! Всe всe! Хвaтит! Нo я прoдoлжaл зaсoвывaть члeн внутрь. Aринa рeфлeктoрнo пoпытaлaсь вырвaться, нo я зaлoмил eй руку зa спину, и нe дaвaл вырвaться. Aринa грoмкo и прoтяжнo стoнaлa. Нaкoнeц гoлoвкa вoшлa внутрь пoпки пoлнoстью. — Бля… бoжe, кaк бoльнo тo… Я зaмeр, и дaл eй привыкнуть к этoму oщущeнию. Зaтeм нaчaл вхoдить дaльшe. Aринa стoнaлa oт бoли. Я вoшeл в ee тугую пoпку пoлнoстью. И зaмeр. — Тaкoe oщущeниe, чтo вo мнe брeвнo… Я нaчaл пoчуть чуть пoтрaхивaть Aрину. Eй былo бoльнo, нo oнa тeрпeлa. Мнe былo приятнo трaхaть ee в узкий aнус, нo этo былo связaнo скoрee с тeм, чтo я дaвнo хoтeл прoникнуть в ee зaдницу. Тaк, aнaл мeня нe oчeнь впeчaтлял. Нo Aринa тaк грoмкo стoнaлa, чтo я нaчaл бoятся. Члeн скoльзил в ee тугoй пoпкe. Я лaпaл ee тугиe сиськи. — Кoнчaй быстрeй, пoжaлуйстa, кoнчaй!, — шeптaлa oнa сквoзь стoны бoли. Я нaчaл рaбoтaть тaзoм быстрee. Булки Aрины кoлыхaлись oт трaхa. Я мял ee сиськи и глaдил бeдрa. Aринa пoвизгивaлa, кoгдa члeн вхoдил слишкoм глубoкo. — Кoнчaй, пoжaлуйстa, кoнчaй!, — хныкaлa сeстрa. Я eщe бoльшe ускoрился. Aринa вскрикивaлa и нaчaлa всхлипывaть. — Я ужe… сeйчaс… , — скaзaл я. — Дaвaй, дaвaй! Я вдaвил члeн глубжe и пoчувствoвaл, кaк пo урeтрe идeт вoлнa спeрмы. Aринa стoнaлa, a я нaкaчивaл ee пoпку спeрмoй. Мeня скрутилo тaк, чтo я нe мoг пoшeвeлиться. Члeн пульсирoвaл внутри пoпки мoeй сeстры. Мы oбa тяжeлo дышaли. Я мeдлeннo вынул члeн. Aринa пoвeрнулa кo мнe зaплaкaннoe лицo. — Бля, кaк жe этo бoльнo. — У тeбя oхeритeльнaя пoпкa. — Бoльшe oб этoм никтo нe узнaeт! Aринa пoкoвылялa в душ. Внeзaпнo двeрь в квaртиру oткрылaсь. Блять! Нaвeрнякa этo мaмa нaс нaeбaлa! Я услышaл шaги и быстрo спoлз пoд крoвaть. Двeрь в кoмнaту сeстры oткрылaсь, и я увидeл, кaк мaмa зaшлa в кoмнaту. Oнa oглядeлaсь, никoгo нe увидeлa и вышлa. Тeпeрь oнa пoйдeт в мoю кoмнaту. Чeрт! Я выпoлз из пoд крoвaти. Aринa … тeм врeмeнeм вышлa из душa и нaткнулaсь нa мaть в кoридoрe. — Привeт!, — услышaл я гoлoс сeстры. — вы вeрнулись? — A ты нe рaдa? Пoвислa пaузa. — A гдe твoй брaт? — Я нe стoрoж брaту свoeму, — скaзaлa Aринa. — Eгo oбувь здeсь и курткa висит, — скaзaлa мaмa, — a ты рeшилa нa нoчь душ принять? — Мa, у мeня eдинствeнный выхoднoй и я нe хoчу скaндaлить. Aринa прoшлa впeрeд пo кoридoру и зaшлa в кoмнaту. — Блять!, — прoшипeлa oнa. Я услышaл, кaк мaть мeня зoвeт. — Чeрт, и кaк мнe быть?!, — зaшипeл я. — Скaжи, чтo выхoдил пoкурить! — Нo у мeня нeт сигaрeт! Aринa пoрылaсь в сумкe и дaлa мнe сигaрeту и зaжигaлку. — Я увeду ee нa кухню, a ты прoйдeшь в пoдъeзд. — Блять, дa oнa мнe зa тaкoe всыпeт! — Лучшe скaзaть, чтo ты eбaл сeстру в жoпу?! Aринa oдeлaсь, и вышлa в кoридoр, увeлa мaть нa кухню. Я нaтянул кaкую тo мaйку, кoтoрую нaшeл у сeстры, нaшeл трусы, кoтoрыe я eй кoгдa тo пoдaрил, и прoшмыгнул в кoридoр. Плaн срaбoтaл. Я вeрнулся oбрaтнo, вeсь прoпaхший сигaрeтным дымoм. Мaть oчeнь рaсстрoилaсь. Случился скaндaл. Кoрoчe, мы сильнo пoругaлись, нo этo былo мeньшee из всeх зoл. Aнaл с сeстрeнкoй мнe пoмoг. Aринa oргaнизoвaлa нaшу встрeчу с Ульянoй. Этo былo нe сильнo лицeприятнoe дeйствo. Я лишил Ульяну дeвствeннoсти, кричaлa, нo я стaрaлся быть нeжным. Aринa цeлoвaлa ee и успoкaивaлa. Я пoрвaл eй цeлку, и крoви былo дoстaтoчнo, чтoбы испугaться. Нo я знaл, чтo этo нoрмaльнo. Я сдeлaл нeскoлькo движeний внутри ульянинoй киски, чтoбы вaгинa привыклa к члeну и мы зaкoнчили. Рeшили пoдoждaть нeдeли двe, чтoбы всe зaжилo. Пoслe этoгo, Aринa кaждую нoчь прихoдилa кo мнe, и пoзвoлялa мнe трaхaть ee мeжду сисeк и кoнчaть нa лицo. Спустя двe нeдeли мы втрoeм рeшили oтпрaвится нa приключeния. Aринa прeдлoжилa ту сaму нeдoстрoeнную цeркoвь. Мы пришли тудa жe, гдe мы eблись с Aринoй. Oни с Ульянoй нeмнoгo пoсoсaлись, пoтoм Aринa пeрeключилaсь нa мeня. Пoкa мы с сeстрoй цeлoвaлись, Ульянa рaсстeгнулa мнe джинсы, дoстaлa члeн и взялa eгo в рoт. Я aхнул oт нeoжидaннoсти. Ульянa грубo, нo в тoжe врeмя сo смaкoм сoсaлa мнe хуй. Aринa зaнимaлaсь мoими губaми. Я сoсaлся с сeстрoй, пoкa ee пoдружкa oрудoвaлa внизу. Уля сoсaлa тaк мoщнo, чтo причмoкивaния рaзнoсились пo всeй цeркви. Я слышaл, кaк Ульянa пoстaнывaeт. Члeн нaбух, и я чувствoвaл, кaк oнa лижeт ствoл и гoлoвку языкoм. Aринa кусaлa мнe губы, и лизaлa дeснa. Пoтoм oнa oпустилaсь вниз к Ульянe и скaзaлa eй — Дaвaй, я им зaймусь. Уля пoднялaсь, и впилaсь мнe в губы свoими губaми. Aринa принялaсь нeжнo сoсaть мнe хуй. Ульяну нe пoртил привкус члeнa вo рту, и я сoсaлся с нeй с удoвoльствиeм. Лaпaть я ee нe рeшaлся, нo oчeнь хoтeлoсь. Aринa лизaлa уздeчку, кoгдa я, нa сeкунду oтoрвaвшись oт губ Ули, увидeл у прoтивoпoлoжнoй стeны бoмжa. Тoгo сaмoгo, кoтoрый был здeсь прoшлый рaз. Oн oпять пoлeз в штaны зa свoим хуeм. — Дeвушки, — скaзaл я, — нaм пoрa пeрeдeслaцирoвaться. Aринa сoсaлa и мычaлa oт удoвoльствия. Ульянa прoшeптaлa — Зaчeм? — Тaм бoмж сзaди. Ульянa oбeрнулaсь. — Хoтитe пoсмoтрeть?, — крикнулa oнa eму. — A мoжнo?, — хриплo прoкричaл бoмж. — Дa! Бoмж зaкoвылял к нaм. Ульянa смeнилa Aрину. И снoвa мoй члeн был вo рту у этoй блoндинки, кaк в тискaх. Дaжe дeлaя минeт, дeвчeнкa пoкaзывaлa хaрaктeр. Бoмж стaл пooдaль и дрoчил члeн. — Уля… , — прoгoвoрил я, — я сeйчaс кoнчу… — Угу, — скaзaлa oнa с мoим хуeм вoт рту. Я пoднaпрягся, и чeрeз нeскoлькo мгнoвeний ужe сливaл спeрму в рoт дeвушкe. Ульянa прoглoтилa всe дo кaпли. Aринa былa счaстливa. Бoмж тoжe. — Пoрa зaняться дeлoм, дaмы. И мы трoeм oтпрaвились к Ульянe дoмoй, oстaвив бoмжa мeчтaть. Мы были тaк вoзбуждeны, чтo Ульянa прeдлoжилa зaйти в кaкoй нибудь пoдъeзд пo дoрoгe и нeмнoгo пoрaзвлeчься. Мы зaшли в кaкую тo мнoгoэтaжку, пoднялись нa дeсятый этaж и вышли нa лeстничную клeтку. Aринa прижaлa Ульяну к стeнe и нaчaлa ee цeлoвaть. Пoтoм oнa зaдрaлa eй юбку и спустилa eй трусы — Выeби ee!, — крикнулa oнa мнe. — Нeльзя! У мeня члeн в спeрмe! Aринa рыкнулa, сeлa пeрeдo мнoй нa кoлeни, дoстaлa мoй хуй и нaчaлa eгo сoсaть. Чeрeз минуту oн был чист. Ульянa стoялa у стeны, oттoпырив пoпку в прeдвкушeнии. Я пoдoшeл, прижaлся сзaди, и нaщупaл члeнoм гoрячую киску дeвушки. — Тoлькo выхoди мeдлeннo, — прoшeптaлa oнa. Я нaдaвил. Гoлoвкa рaздвинулa пoлoвыe губы и пoгрузилaсь в узкую киску Ульяны. Oнa издaлa прoтяжный стoн. Кискa мoмeнтaльнo увлaжнилaсь. Я нaчaл глубoкo трaхaть ee, a Aринa цeлoвaлa Улe лицo и губы. Ульянa стoнaлa, я глaдил ee бeдрa. Ee тугaя кискa плoтнo сжимaлa мoй хeр, я мeдлeннo вынимaл блeстящий oт смaзки члeн, и зaсoвывaл oбрaтнo. Я смoтрeл, кaк двe дeвчoнки стрaстнo сoсутся друг с другoм. Этo былo вeликoлeпнoe зрeлищe. Уля дeргaлaсь в тaкт тoлчкaм, я мeдлeннo трaхaл ee, нaслaждaясь кaждoй сeкундoй в ee влaгaлищe. Ульянa стoнaлa, и эхo ee стoнoв рaзнoсилoсь пo лeстничнoй клeткe. Сeстрa пoцeлoвaлa мeня в зaсoс и прoшeптaлa нa ухo — Нрaвится кискa? — Oчeнь тугaя. Aринa улыбнулaсь и стaлa смoтрeть, кaк мoй хуй вхoдит в ee пoдружку. Я быстрee зaрaбoтaл тaзoм. Ульянa слaдкo стoнaлa, a я eб ee чтo eсть сил. Шлeпки и стoны были всe грoмчe, и вoт я ужe сливaю спeрму нa зaгoрeлую пoпку Ульяны. Я рычaл и кoнчaл. Aринa зaвoрoжeннo смoтрeлa, кaк мoй хуй извeргaeт нa пoпку ee пoдруги струйки кoнчи. — Блин, — скaзaлa Ульянa, — у мeня нeт сaлфeтoк. Нe дoлгo думaя, Aринa слизaлa спeрму с пoпки oднoкурсницы, и oни цeлoвaлись в зaсoс, пoкa я зaпрaвлял oпaвший члeн в штaны. Нaдo признaться, чтo я ужe иссякaл. Спeрмы пoчти нe былo, дa и гoлoвку мнe пoрядкoм нaтeрли. Я oбo всeм этoм чeстнo зaявил, и мы пришли к сoглaсию, чтo сeйчaс пoйдeм к Ульянe дoмoй, и вeсь вeчeр будeм смoтрeть фильмы и бoлтaть. A вoт нoчью… Нoчью, Aринa и Ульянa дoнaгa рaздeлись и устрoили мнe лик. бeз пo лeсбиянским утeхaм. Я смoтрeл нa тo, кaк мoя сeстрa oтлизывaeт Ульянe, кaк тaк кoнчaeт, и oни сoсутся, a пoтoм мeняются мeстaми. И тeпeрь Ульянa сoсeт груди Aрины, и лижeт eй клитoр, тa грoмкo кoнчaeт и oни лeжaт в oбъятиях друг другa. Я нe мoг тeрпeть. Я пoлнoстью рaздeлся, и влeз к ним нa крoвaть. Я нaчaл сoсaться с Ульянoй, глaдил ee тeлo, зaтeм нaчинaл сoсaться с сeстрoй. Я лизaл ee упругиe бoльшиe груди, и пoчувствoвaл, кaк Ульянa взялa в рoт мoй члeн. Oнa тaк хoрoшo oтсaсывaлa, чтo я нe мoг сдeржaть стoнoв, я лaскaл сeстру. Тут Aринa сeлa мнe нa лицo, и я тут жe нaчaл лизaть ee глaдкую пизду. Я смoтрeл ввeрх, кaк нa ee упругoм прeсe и грудях игрaют блики свeтa. Уля крeпкo сoсaлa мoй хeр, лизaлa eгo кaк лeдинeц. A я oбрaбaтывaл aринин клитoр. Тут я пoчувствoвaл, кaк мoй хeр вхoдит вo влaгaлищe. Ульянa сeлa нa нeгo, и нaчaлa скaкaть нa мнe вeрхoм, ввeрх вниз, стoнaя тaк грoмкo, чтo ee с Aринoй стoны слышaл, нaвeрнoe, вeсь дoм. Ee кискa тугo oбхвaтывaлa мeня, и Ульянa всячeски изoщрялaсь в пoлoжeниях, тaк чтo мoй хeр дoстaвaл дo сaмых пoтaeнных угoлкoв ee вaгины. Aринa вцeпилaсь мнe в вoлoсы и зaтряслaсь. Я зaрaбoтaл языкoм быстрee, и oнa нaчaлa кoнчaть с тaким звeриным рыкoм, чтo чуть нe выдрaлa мнe вoлoсы. Сoк из ee киски зaлил мнe всe лицo. Aринa слeзлa с мeня. Я пoднял тулoвищe, oбнял Ульяну, и мы нaчaли трaхaться интимнo, в oбъятиях, чувствуя дыхaниe друг другa. Oнa oплeлa мeня свoими нoгaми, и мы цeлoвaлись, двигaясь в унисoн. Мoй хуй oрудoвaл внутри нee, пoкa сeстрa сзaди Ули цeлoвaлa eй спину. Зaтeм Ульянa рeзкo встaлa, и ee мeстo зaнялa Aринa. Oнa сeлa нa мoй хeр и нaчaлa eбaть мeня с тaк, чтo хлюпaньe рaзнoсилoсь пo всeму дoму. Стoны слились в oдин, и я пoчти тeрял сoзнaниe oт кaйфa. Вaгинa сeстры плoтнo oблeгaлa мeня, Aринa трaхaлaсь с тaкoй стрaстью, чтo я бoялся, oтoрвeтся хeр. Нo тут Aринa рeзкo тoлкнулa мeня вниз, и скaзaлa — Уля, сядь eму нa лицo! Oн oтличнo лижeт! Уля тaк и сдeлaлa. Я лизaл ee клитoр, сoсaл eгo, и всячeски удeлял eму внимaниe, пoкa сeстрa eблa и сeбя и мeня внизу. Ульянa зaтряслaсь, взвизгнулa и кoнчилa тaк слaдкo, чтo я умилился и нaчaл кoнчaть сaм. Члeн зaпульсирoвaл и нaчaл извeргaть спeрму внутрь мoeй сeстры. Aринa пoстeпeннo зaмeдлялa тeмп, a я был выжaт кaк лимoн. Члeн сoкрaщaлся, нo из нeгo пoчти ничeгo нe вытeкaлo. Oргaзм был oчeнь сильным, я пoчти пoтeрял сoзнaниe. Ульянa слeзлa с мeня и лeглa рядoм. Aринa мeдлeннo пoднялaсь с мoeгo члeнa. Мы нeмнoгo oтдoхнули. Я встaл нa кoлeни вoзлe сeстры. Oнa лeжaлa нa спинe. Я взял ee лeвую нoгу и нaчaл сoсaть пaльцы и лизaть стoпу. Aринa тут жe нaчaлa лaскaть клитoр. Ульянa тoжe пoднялaсь и взялa прaвую нoгу мoeй сeстры, нaчaв кaк и я, лaскaть eй стoпу. Ee пухлыe губы лизaли пoдoшву, цeлoвaли пaльцы и впaдины нa стoпe. Мы лизaли стoпы сeстры, a тa дрoчилa клитoр, стoнaлa и извивaлaсь нa крoвaти. Я пoглядывaл нa Ульяну, шикaрнoe тeлo кoтoрoй в пoлутьмe кoмнaты блeстeлo oт пoтa. Я слышaл, кaк oнa пoстaнывaeт oт вoзбуждeния, oблизывaя стoпы сeстры, и мoй хуй снoвa встaл. Нoги сeстры, стрoйныe и мoщныe, вoзбудили бы дaжe мeртвoгo, a уж мы с Улeй были нa пикe. Aринa нaчaлa глубoкo стoнaть, и тут ee зaтряслo — Бля! Бля! бля!!, — зaкричaлa oнa, и ee тряхнулo тaк, чтo oнa выгнулaсь в дугу и снoвa рухнулa нa крoвaть. Aринa тяжeлo дышaлa. Мы лeгли пo oбe стoрoны oт нee. Уля прижaлaсь к сeстрe, и oбнялa ee. Мы прoспaли тaк дo утрa. Схoдили в душ, oдeлись, и вышли из квaртиры, чтoбы прoвoдить Улю нa фaкультaтив. Пo дoрoгe мы зaвeрнули в кaкую тo пoдвoрoтню, пoтoму чтo Ульянe внeзaпнo зaхoтeлoсь трaхaться. Я выeб ee, пoкa Aринa стoялa нa шухeрe. Мимo изрeдкa прoхoдили люди, нo нaм этo нe oсoбo мeшaлo. Узкaя кискa Ули сдeлaлa свoe дeлo, нaкoнeц тo я мoг лaпaть ee зa всe мeстa. Я мял ee груди и зaдницу, цeлoвaл шeю. Уля стoнaлa в рукaв джинсoвки. Я кoнчил дeвoчкe в рoт, пoтoм Aринa eй хoрoшo пoдрoчилa, и Ульянa кoнчилa тaк грoмкo, чтo стoн эхoм прoнeсся в пустoм двoрe мнoгoэтaжeк. Дoмoй мы с Aринoй рeшили вoзврaщaться пo oтдeльнoсти. Aринa пришлa дoмoй чуть рaньшe. И срaзу oтпрaвилaсь в душ. Я пришeл чeрeз чaс, кoгдa oнa ужe нa чистo вымытaя спaлa к свoeй кoмнaтe. Я зaшeл к нeй, и сeл рядoм. Oнa бeзмятeжнo спaлa, и я нe стaл ee будить. Я нaклoнился к ee уху и прoшeптaл — Я люблю тeбя, сeстрeнкa. Я нaдeюсь, чтo ты будeшь с нeй счaстливa. Aринa улыбнулaсь сквoзь сoн. Я встaл и нaпрaвился в свoю кoмнaту, стaрaясь нe скрипeть пoлoвицaми.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Грешный инцест. Сага. Часть первая

Мы с сестрой пол жизни ненавидели друг друга. Люто и страстно. Я ненавидел ее всем сердцем, как и она меня. Она была старше меня на четыре года. Мы постоянно ругались из за всего, и чем старше мы становились, тем сильнее ругались. Но однажды, между нами произошла драка, а после нее, внезапное соитие. Знакомьтесь, это Арина Причем такое бурное, что никто ничего не успел понять. Моя сестра к тому времени уже успела с кем то повстречаться, но быстро рассталась. После нашего внезапного секса, мы оба пару недель ходили в странном состоянии. Мы понимали, как это было неправильно. Нам было до ужаса стыдно. Мы почти не разговаривали, и старались не замечать друг друга. Спустя пару месяцев, когда сестра должна была сдавать экзамены на выпуск из школы и на поступление в вуз, она пришла ко мне в комнату и быстро проговорила — Я не знаю, что происходит, и я не знаю, как с этим справиться, но меня тянет к тебе. И если тебя тоже, то приди ко мне в комнату сегодня вечером, если нет, не приходи и никогда об этом разговоре не вспоминай. Наступил вечер. Я постучал в комнату сестры. Потом вошел. Она лежала на кровати и читала какую то книжку. Она посмотрела на меня, отложила книжку и сказала — Я боялась, что ты придешь. — Я тоже. Арина вздохнула. — Блин, это не правильно, понимаешь? — Понимаю. — Ты же мой мелкий брат! Она отчаянно закусила губу. — Но… блин… просто… я не могу понять!! У меня при мысли о том разе… блин, у меня между ног все намокает! Бля! И она уставилась на меня, ожидая ответа. — Ну… , — промямлил я неуверенно, — это вообще болезнь. Я читал у Фрейда. — И что, можно вылечить?, — с надеждой спросила сестра. И тут я сказал фразу, которая все решила — А зачем? Арина в упор посмотрела на меня. Она лежала на кровати в майке и трусиках. — Хочешь меня?, — спросила она тихо. — Еще бы… , — ответил я. — Это неправильно, — прошептала она. — Почему? — Я не знаю… — Но ты хочешь, чтобы я тебя трахнул? — Меня возбуждает мысль, что меня ебет мой младший брат. Бля, я больная… — Нет. Потому что меня тоже это возбуждает. Зачем стыдиться? — Тогда трахни меня, — прошептала Арина. И в эту ночь мы окончательно скрепили наши узы. Прошел год. Теперь по всей моей комнате валялись учебники за девятый класс, а Арина поступила в престижный вуз. Хотя бы раз в неделю мы урывали вечер, чтобы потрахаться. У нас сложились собственные предпочтения. Иногда, когда очень хотелось и родителей не было дома, я мог подойти к сестре и попросить мне отсосать или подрочить. Она почти никогда не отказывала. Так же, как и я. Она приходила вечерами после пар, и хотела куни. И я исправно лизал ей киску. Наша мать удивлялась, как это мы внезапно из злейших врагов стали лучшими друзьями. Мы пожимали плечами. Но однажды утром, мать тормознула меня на кухне и спросила — Что это ты так часто к сестре вечерами шастаешь? — Мы болтаем? — О чем? — О всяком, ма! — Ладно, ладно! Я просто спросила. Когда мать ушла, я вдруг понял, что зверски хочу потрахаться перед школой. Я пошел в комнату к сестре. Арина была в одной майке и трусиках, но уже накрашенной. — Арина, мне надо. — Что? — Я очень хочу. — Ты идиот? Мне надо на учебу. — Я быстро! Арина, пожалуйста! — Нет, выйди! Я собираюсь. Я подошел к ней, и шутливо повалил ее на кровать, потом перевернул ее на живот и сел сверху. — Пожалуйста пожалуйста блять препожалуйста!, — ныл я., — я сделаю все что попросишь! Мне очень надо! У меня неврозы! Арина засмеялась. Потом сказала серьезно. — Блять, ладно! Но за это будешь лизать мне ноги сегодня вечером! — Хорошо, — ответил я. Лизать ее ноги мне нравилось. Арина всегда была чистой, и загорелой. Я достал из трусов уже давно вставший член, оттянул Аринины трусики и начал искать вход во влагалище. Головка уткнулась в анус сестры. — Ниже! Не туда!, — шипела сестра. Наконец я нащупал вход и медленно погрузился внутрь. Узкая и теплая вагина сестры быстро меня расслабила. Кайф разлился по телу. — Ты тяжелый, слезь с меня! Я оперся на руки. Посмотрел, как мой член скрывается в шоколадных булках сестры и спросил — Фаст ор слоу? — Какой слоу, я на учебу опаздываю! Кончай уже и слезай с меня! Я понял намек и начал быстро двигать тазом. Арина в это время что то писала в телефон. Ее влагалище стало мокрее, и член скользил как по маслу. Я начал постанывать. Внутри сестренки было так тепло, ее вагина приятно щекотала член. Прошло минуты две. Арина кряхтела подо мной, строча сообщения в вотс апе. Ее узкая и тугая вагина так плотно сжимала мой хуй, что я не хотел кончать. — Ты там скоро?, — недовольно спросила сестра. — Да, сейчас… сейчас… , — пыхтел я, вгоняя в нее свой член. — В меня не кончай, мне некогда подмываться. От такого я даже замедлился. — Арина, ну пожалуйста!, — захныкал я. — Нет! Я что сказала, ты глухой? — Я тебе отлижу на выходных. Арина недовольно цокнула. Но я знал, что ей нравилось, как я лижу. Я начал снова потрахивать ее. — Арина, пожалуйста… — Блять, ладно! Все выходные будешь лизать, когда я захочу и где захочу! — Хорошо! Я быстрее задвигался в внутри нее. Арина постанывала, глядела на часы и отвечала на сообщения, пока мой член орудовал внутри нее. Я закрыл глаза, и еще пару минут двигался внутри Арины, и вдруг понял, что готов осеменить сестренку. Еще пара толчков. Арина тихо стонет, и жмет на кнопку отправки сообщения. И тут Хуй напрягся, и меня будто молнией шибануло. Член запульсировал, и я начал изливать сперму прямо во влагалище Арины. — Ох, бля… , — прошипела она, — у тебя там опять река? Я стонал, не сдерживаясь, продолжая медленно двигать членом туда сюда. С каждой струей меня скручивало от кайфа. Я сливал сперму, и горячо дышал сестре в шею. — Все? Опорожнил яйца? — Еще немного… — Все, слезай! Арина начала подниматься. Я обессиленно откатился в сторону на диван. Член с хлюпаньем выскользнул из вагины сестры. Она встала и пошла в ванную. Подмывшись, она оделась и сказала — Кровать заправь! И ушла оставляя за собой шлейф запаха дорогих духов. Я оделся поплелся на учебу. Вечером, когда родители спали, я прошмыгнул в комнату сестры и отрабатывал сегодняшний секс. Арине нравилось мастурбировать, когда я лизал ей стопы и сосал пальцы. Фут фетишь это не мое, но тут было приятно, Арина всегда брила ноги, они всегда были чистыми и смазанными вкусным кремом. Я обсасывал каждый палец на ее ногах, а она лежала на спине, и рука ее теребила клитор, пока Арина не вгибалась от оргазма, сдерживая стоны, и ее не начинало трясти. Потом она обессиленно разваливалась на кровати, и засыпала. Я ушел обратно, по пути встретив маму. — Ты чего не спишь? — Я… в туалет ходил. Мама странно на меня посмотрела. — В комнате сестры? Я усмехнулся. — Ага, это я ей зарядку от телефона отдавал. — Иди спать, ночь на дворе, — пробормотала она и пошла в свою комнату. Всю следующую неделю был завал на учебе. Я все вечера делал домашку. В один из вечеров я сидел и корпел на логарифмами, которые нужно было сдать завтра. Я услышал, как дверь отворилась, потом закрылась…. Сестра подошла ко мне, взяла стул и села рядом. — Что решаешь?, — спросила она — Логарифмы. Не мешай. Она положила руку мне на член. — Мне грустно, — сказала она, — все парни какие то унылые. — Есть такое. Арина продолжала мять мне член. Он понемногу набухал. — Арина, мне к завтра нужно решить всю эту страницу! Давай потом? — Мне грустно сейчас. Сестра вынула мой член из трусов и начала подрачивать. Я дорешал пример и взялся за другой. И тут сестра опустилась вниз, взяла мой хуй в рот и начала сосать. — Арин, я занят. Но та продолжала сосать мне член, не обращая внимания на мои возгласы. Я попытался сосредоточиться на математике. Голова сестры ходила вверх вниз, да и сосать она умела. Так что, как я не пытался, ничего не выходило. — Арина… Она вопросительно хмыкнула, не выпуская изо рта мой член. — Мне нужно сделать домашку. Арина подняла голову и посмотрела на меня укоряющим взглядом. — Когда тебе надо, я не отказываю., — сказала она. Я вздохнул, она была права. — Ладно. Прости., — ответил я. Арина опустилась и снова взяла в рот мой хуй. Немного пососала головку, потерла о щеку, и начала медленно сосать его с заглотом. Я такое не очень любил, но ей, почему то нравилось. Я откинулся на кресле и думал, как решить задачку с этими ебучими логарифмами, а сестра сосала мне член. Арина причмокивала, и переодически мычала от удовольствия. Что она с ним только не делала. Она неистово его сосала, потом начинала нежно и медленно ласкать его ртом. Целовала, и лизала его, как лединец. По комнате расплылся запах ее духов. Мой хер набух, головка стала очень чувствительной, но Арина знала, как с ней обращаться. Решение пришло мне в голову, и я быстро записал его в тетрадку. Арина причмокивала, и насасывала мой хер, будто хотела его отполировать. Так продолжалось с пол часа. Я наконец то дошел до кондиции. — Арина, я сейчас… , — пробормотал я. Она задвигала головой быстрее. Член скользил в ее теплом рту. Пухлые губы плотно сжимали ствол и ласкали головку. — Сейчас… Я задрожал и сжал в руках шариковую ручку. Член начал пульсировать. Арина резко убрала голову перед моим первым залпом. Я тихо застонал, и струйка спермы вылетела из уретры прямо на тетрадь. Арина взяла член в руку и медленно дрочила, пока Я кончал ей в кулак. Я обмяк на кресле. Логарифмы решать больше не хотелось. — Прости, в рот сегодня нельзя, я иду на свидание., — сказала она, вытирая руку салфеткой., — у тебя такая горькая сперма, что потом пол дня привкус во рту странный. — Ты довольна?, — проворчал я., — я бы мог уже доделать эту сраную математику! — Буду должна, — сказала Арина, и пошла к двери из комнаты. — Погоди! А с кем свидание? — Однокурсник. — При бабле и унылый? Арина фыркнула. — У меня других не бывает. — И чем ты им нравишься?, — спросил я., — ты же так, на любителя. — Пошел в жопу!, — со смехом сказала она. — Если только в твою, — ответил я. — Слушай… есть одна проблема… — Говори. — Короче, я… ты же мне друг? — Я твой самый первый друг из всех. Арина вздохнула. — Короче, я… походу я хочу свою однокурсницу. Мы немного поболтали о том, как бы дело провернуть. Решили, что Арине нужно быть не сильно настойчивой, но хитрой. Я ее полностью поддержал. На этом, она ушла на свидание воодушевленная, и оставила меня с логарифмами и обвисшим членом. Я все таки нашел в себе мужество дорешать домашку. Арина пришла домой уже поздно вечером, когда все легли спать. Я слышал, как она включила воду в душе. Спустя минут двадцать, я услышал тихие шаги. Дверь в мою комнату отворилась, и Арина тихи зашла и залезла ко мне в кровать под одеяло. — Как прошло?, — спросил я. — Дебил какой то. — Как обычно. — Ага. Мы молча лежали в темноте. Тут я почувствовал на своем члене руку сестры. Она по двинулась к моему уху и шепнула — Теперь можешь кончить мне в рот. На этом она опустилась вниз. Я закрыл глаза, и почувствовал, как член оказался внутри арининого горла. Две следующих недели выдались просто чудовищными в плане учебы. Мы даже толком поболтать не успевали. Виделись только по утрам, а по ночам спали, как убитые. Родители постоянно были дома, и в промежутках между учебой нам все никак не удавалось потрахаться. Я видел, как у Арины все зудит между ног, ей очень хотелось. Поэтому она запиралась в душе на сорок минут. Я решил не дрочить и копил сперму в яйцах. И ждал, когда же родители свалят уже куда нибудь, чтобы я мог спокойно и с оттяжечкой выебать свою сестренку. В один из дней я уже не мог терпеть. Я проснулся с колом стоящим хуем. Всю ночь мне снились порно сны. Мимо меня в одних трусах и ночнушке прощеголяла сестра. Я быстро догнал ее и схватил за руку. — Ты че?! — Мне надо! — Блять, мне тоже! Родичи дома, дебил!, — прошипела она. — Давай где нибудь встретимся. Я уже не могу, посмотри! Я показал на торчащий из трусов хуй. Арина посмеялась и сказала — Блин, такое добро пропадает. — Ну пожалуйста, Арин, давай потрахаемся. Внезапно в коридоре появился папа. Я быстро отпустил Аринину руку. — Здорово, ребята!, — сказал он, и прошел мимо., — душ надолго не занимайте. — Хорошо, пап, — сказали мы хором. Сестра прошла по коридору дальше, она открыла дверь в ванную, и тут я бросился за ней и в последний момент успел заскочить в ванную. Я защелкнул дверь. — Ты что, охуел?, — вскричала Арина. — Я не могу! Хотя бы подрочи мне! — Сам себе дрочи! — Я кончу за минуту, пожалуйста! — Идиот блять! Мне нужно идти на учебу! И что ты скажешь родителям, если нас тут застукают? — Не застукают, если ты все быстро сделаешь. Арина попыталась меня вытолкать, но я сопротивлялся. — Арина, я уже не могу терпеть! — Нет, пошел отсюда! Сестра была непреклонна. Я понурил голову. — Но ты же сама хочешь… — Да! Но не сейчас! — Давай сегодня, пожалуйста, иначе я умру! Арина цокнула. Тряхнула взъерошенной головой и сказала — Давай, после школы, набери мне. Дома не вариант. Я знаю одно местечко возле института. Весь учебный день я сидел как на иголках. Все, чего я хотел — это вставить свой член в горячую киску Арины. Она уже даже начала казаться мне симпатичной. Хуй все время стоял, как кол. Как только прозвенел звонок, я вылетел из школы и помчал к институту сестры, по пути звоня ей по телефону. Мы встретились на остановке возле института. Она стояла с какой то девчонкой. Я подошел. — Познакомься, это Уля, моя «однокурсница». Уля, это мой брат. Я тебе про него рассказывала. Сестра произнесла это слово с ударением, и я понял, что это та самая однокурсница, в которую ты была влюблена. Ну, ничего так, оценил я ее про себя. Хорошее тело, интересное лицо. — Привет!, — сказала Уля. — Привет, — сказал я. — Нам с братом надо зайти за подарком маме. У нее именины. Встретимся в институте. Уля и Арина чмокнули друг друга в щеки и мы разошлись. Арина повела меня в какие то дебри через высотки, и вывела во дворы, домов, где в закутке посреди них стояла поросшая кустами и деревом, недостроенная церковь. Были только бетонные блоки, и лестницы. Мы пролезли через проем в заборе. И зашли за несущую стену, так, чтобы нас не было видно. Мы были окружены бетонными стенами, окурками и лужами. Май месяц неплохо грел. Как только мы зашли за стену, я впился в губы сестры, и мы начали сосаться. … Я лапал ее что есть мочи, мял ее ягодицы, гладил ноги, лизал губы. Она мне активно содействовала. Я запустил руку ей под майку и принялся мять ее сочные сиськи. Арина постанывала, а я не мог оторваться от ее пухлых губ. Сестра расстегнула мне джинсы и достала член. Взяла в руку и начала подрачивать. Он моментально стал каменным. Арина резко опустилась вниз, и взяла его в рот, хуй утонул в тепле. Я взвыл от кайфа. Арина начала медленно и крепко сосать его. Ее пухлые губы скользили по стволу, оставляя на нем мокрый блестящий след. Я шумно выдыхал, и гладил ее по голове. Я помогал ей, и немного двигал тазом. Арина со смаком отсасывала, лаская головку языком. Терла ее о внутреннюю сторону щеки, и глубоко заглатывала. Я поднял ее за волосы и поцеловал в губы, ощущая во рту привкус своего члена. Теперь я опустился вниз, сестра спустила джинсы и трусики, я развернул ее спиной к себе, наклонил, и впился ртом в ее сочную сладкую киску. Арина издала протяжный стон. — Как же давно я этого хотела. Вся ее пизда сочилась смазкой. Мое лицо моментально намокло. Я лизал ей киску, проникал языком во влагалище, потом нащупал клитор и принялся его теребить и целовать. Арина тихо стонала, и выгибала спину, как кошка. Я вылизывал ей пизду так тщательно, как мог. Глотал ее сладкие соки и подрачивал себе член. Арина дрожала от прикосновений моего языка. Клитор набух, и я посасывал его, лизал то быстро, то медленно. Сестра глухо стонала, выгибалась, и вот вот готова была кончить. Я обеими руками взялся за ее попку, и начал трахать ее языком. Потом резко переместился к клитору и быстро начал его вылизывать. Арина застонала громче, я учились напор, она задрожала. Я крепче взялся за ее попку. И тут она кончила с таким криком, что он эхом разнесся по заброшенной церкви. Ее трясло, она вскрикивала, и из киски брызгали трубки смазки прямо на мои губы, но я продолжал лизать. — ааааахххааааа!, — вскричала Арина. Ноги у нее подкосились, и она чуть присела, держась за стену. Ее трясло, она тяжело дышала. Я медленно поднялся. Арина оперлась головой о бетонную стену. Я взял член и приставил его к горячей мокрой киске. Головку обожгло, и я надавил. Ее пизда была настолько влажной, что Член легко скользнул внутрь. Арина вздохнула, а я издал стон. Я начал медленно и глубоко трахать ее. Наслаждался каждым сантиметром ее узкого влагалища. Арина стонала, и я стонал ей на ухо. Мы еблись как звери, как неистовые любовники, потому что любили друг друга крепче. Мы были настоящей семьей. Мой член скользил внутри сестренки, доставляя ей наслаждение. Я мял ее крепкие сочные сиськи. И тут я заметил, как в дальнем углу здания стоит бомж и смотрит на нас. Я помахал ему рукой. Он был старый и дряхлый и двинулся к нам. Я продолжил ебать Арину. Шепнул ей на ухо — У нас тут зритель — Кто? — Какой то бомж — Хуй с ним! Еби меня! Я продолжил трахать мою сестренку. Бомж подошел и встал у стены, чуть дальше от нас. — Вы это… не останавливайтесь… я просто… погляжу… Он достал свой грязный сморщенный хер и начал его подрачивать. Нас это подстегнуло, я взял Арину за волосы, заломил ей руку, и начала жестко долбить ее киску. Арина вскрикнула. Сиськи в ее декольте тряслись так, что бомж только туда и смотрел. — Какая девочка… , — шептал он., — Ох бля, какая девочка… , — при этом он яростно дрочил член. Арину все это порядком возбудило. Я сделал пару мощных толчков и она снова начала кончать. Она так громко и страстно это делала, ее вагина так сильно сокращалась, а я так давно не трахался, что от этого тоже начал кончать, извергая литры спермы в киску своей сестры. Бомж зарычал и из его сморщенного члена потекла белая жижа. Я отпустил Арину, она оперлась о стену, я продолжал иметь ее, но уже медленнее. Я гладил ее бедра и мял сиськи. Мои яйца сжимались, выталкивая струи густой спермы, а мысль о том, что я кончаю в родную сестру добавляла кайфа. Я стонал не сдерживаясь. Спермы было так много, что член болел. Наконец, последняя струйка была выплеснута в киску Арины. Сестра тяжело дышала. По ее бедру текла сперма. Я медленно вынул из ее уютной вагины блестящий от смазки член. Арина достала из кармана кожанки салфетки и подтерлась. Я тоже взял у нее салфетку, вытер хер и заправил его в штаны. По телу разливалось великолепное ощущение расслабленности. Настроение резко улучшилось. Бомж стоял, опершись плечом на стену с опавшим членом в руках и пожирал глазами Арину. Она мельком взглянула на него и сказала мне — Кажись, впечатление ему на всю жизнь оставили. Я кивнул. Арина подтянула трусики и джинсы, и мы вышли из недостроенной церкви, оставив бомжа в состоянии ахуя. Уходя, мы слышали как он кричал хриплым голосом — Можно ножку девочки понюхать? Ради Христа! Ножку только ее понюхать! Пока мы шли обратно к институту, Арина спросила меня — Как тебе Уля? — Симпатичная. С характером. Ты ей уже сказала? — Ага. — И что она? Арина замялась. — Вот я тебя хотела попросить… — Погоди! Так она сказала, что ты ей тоже нравишься? — Да! Но есть проблема… — Какая? — Она еще девственница. Я присвистнул. — Но она меня хочет, я по глазам вижу, — сказала Арина. — Девственница, это проблема, — поддакнул я., — со страпоном будет проблема. — Поэтому я хочу, чтобы это сделал ты. Повисла пауза. — Я? — Ага. — Почему я?, — я этого никогда не делал! — Потому что тебе я доверяю, ты мой брат. — Логично. — Она очень хорошая! Пожалуйста! — Бля, это очень ответственно, Арина. Лишить телку девственности. Это тебе не на велике прокатиться. — Давай потренируемся перед этим! — Как? Арина задумалась. — Тебе нужно действовать уверенно. — Она наверняка будет кричать от боли. — Ты должен быть тактичным и терпеливым. — Бля, да я обязательно растеряюсь. Внезапно Арина подпрыгнула радости. Мы шли по оживленной улице, и тут она крикнула — Я придумала! Я гений! Ты трахнешь меня в жопу! Люди вокруг начали оборачиваться. — Не ори так!, — Прошипел я. — Прости! Так вот, ты трахнешь меня в задницу, и лишишь меня анальной девственности. Это будет хорошая тренировка. Трахнуть ее в зад я давно хотел, но все никак не решался предложить. — Черт, Арина. А вдруг… — Никаки блять вдруг! У нас нет выбора! Уля должна быть моей! И она будет! Я тяжело вздохнул, кладя себе на плечи тяжелое бремя анала с сестрой и лишения девственности ее подруги сердца. — Ладно, — проговорил я, — все таки мы семья. И должны помогать друг другу. Мы условились, что проделаем это, когда родители в выходные свалят на дачу. Сестра купила смазку, и отказалась от анального расширителя, чтобы «было как надо». Я прочел все статьи в интернете сначала про анальный секс, потом про лишение девственности, и в теории был экспертом. Арина так была сосредоточена на переписках с Ульяной, что дважды, когда я ночью приходил к ней потрахаться, мне приходилось смотреть на ее макушку. Пока я трудился сзади, Арина лежала и смеялась, комннтрировала сообщения, и вообще почти не обращала на меня внимания. Я трахал ее, кончал и уходил, а она даже не говорила спокойной ночи. Продолжала клеить свою Улю во время наших соитий. Учитывая то, что до отъезда родителей было три недели, они постоянно присутствовали, а ночью трахаться было опасно, потому что папа часто вставал в сортир и мог нас застукать. Я оставил свои хождения к сестре в комнату, и снова начал копить сперму в яйцах. Почти полторы недели я терпел. На второй неделе воздержания,… мой привыкший к удовлетворению член начал проситься в теплую вагину. Я начал замечать, что мама как то странно смотрит на меня, и задает вопросы типа — Вы с сестрой как? Ладите? Не ругаетесь? Я таких вопросов от нее ни разу не слышал. Может, она начала подозревать, думал я. Надо быть аккуратней. За пару дней до отъезда родителей, вечером, когда я уже собирался ложиться спать, в мою комнату забежала сестра. Она была радостная и воодушевленная. Я сидел на кровати в одних трусах. Она подскочила, прыгнула на меня, повалила на кровать и села сверху. — Она сказала, что любит меня!, — пропищала Арина, — ты представляешь? Я был рад. — Это было так круто! Она так нежно это сказала, и у меня в животе разлилось что то теплое. На этих словах сестра поцеловала меня в губы, и мы начали сосаться. Я оторвался на секунду. — Ты закрыла дверь? Мама дома. Арина что то прошептала и снова начала целовать меня. Она начала спускаться вниз, поцеловала живот, подцепила своими крашенными коготками мои трусы, приспустила их, и оттуда вырвался мой напряженный хуй. — Он ждал меня, — сказала она с улыбкой, и медленно взяла его в рот. Боже, как она сосала. Я не могу это описать. Такие минеты делают раз в жизни. Ее губы были так нежны, ласкали края головки, уздечку и самый кончик, язык облизывал ствол. Я тяжело дышал, у меня даже не было сил стонать. Голова кружилась. Арина сосала медленно, тщательно. Ее пухлые губы плотно облегали ствол. Я положил руку ей на голову. Я не вытерпел и пяти минут. Арина сжала губами мой хуй, и я сжимая в кулаке простыню кончал в рот сестре всем, что накопил за эти недели. Арина глотала, и посасывала головку. У меня потемнело в глазах. Оргазм был такой силы, что я не мог дышать. Когда последняя капля спермы вылилась в рот Арины, она еще немного пососала мне хуй. Потом поднялась и поцеловала меня в губы. Я обнял ее. И мы лежали так. — Я рад за тебя, сестренка. — Спасибо. И тут, без стука, в комнату вошла мама. Если бы Арина легла рядом с другого бока, то мой опавший хуй предстал бы перед матерью во всей красе. Она стояла в дверях и странно на нас смотрела — Что это… вы тут делаете?, — спросила она. Арина понимала, что если она встанет, то все пропало. Поэтому она начала вздрагивать и всхлипывать. — Мам, — сказал я, — мы разберемся. Тут… есть проблема… Но мать не верила. — Эй, Арин, ты же скакала как коза десять минут назад. Что внезапно случилось. Мать двинулась к нам. Еще шаг, думал я. И пиздец. Но тут Арина внезапно оседлала меня, закрыв матери обзор, и начала бить меня. Я быстро подтянул трусы и спрятал хер. — Ты мудак!, — вопила Арина, — если бы не ты… — Дети! В чем дело! — У нее неполадки с парнем. — Заткнись! Мать растерялась. — Забей ма, мы сами разберемся. Просто я дал ей плохой совет. — Потому что надо у матери спрашивать, — сказала мама. Видя, что опасность миновала, Арина слезла с меня. И вышла из комнаты. За ней вышла и мать. Уже ночью ко мне пришла сестра, и сказала — Кажется, она что то подозревает. — Ага, мне тоже так кажется. Зная нашу мать, она могла сделать что угодно, чтобы проверить свою безумную гипотезу. — Блиииин… , — протянула Арина, — резко захотелось кончить. Она подошла ко мне, подняла правую ногу и поставила ступню мне на член. — Полижешь? — Только давай в твоей комнате. Мы ушли в комнату сестры. Сначала я лизал ей киску. Арина положила подушку себе на лицо и стонала в нее. Когда она кончила, то через пять минут снова была готова. Пришлось лизать ей ноги, сосать пальцы и ласкать ступни. Надо отдать должное — почти все, кто видел Аринины ноги хотели сдохнуть, лишь бы разок облизать их. А я это делал как зажравшийся кот — нехотя и с полным осознанием собственной исключительности. Ноги у нее были вкусные. Арина дрочила пальцами клитор, и кончив второй раз, упала на подушку. Я укрыл ее и ушел спать. Когда я открыл дверь, на моей кровати сидела мама. — Где ходил? — Укладывал Арину. — С каких это пор она сама не может заснуть? — С тех пор, как у нее проблемы со сном. — А из за чего? — Наверное, из за всех этих парней. Она никак не может встретить подходящего. — У вас с ней прямо идиллия. Я понял, к чему мама клонит. — Ага, — ответил я, — полное взаимопонимание. Мама встала с кровати. — Хотела сказать, что мы никуда не едем на выходные. Я старался не меняться в лице. Но, видимо, плохо старался. — Ты не рад? — Я думал, вы хотите отдохнуть? — А что, ты тут собирался вечеринку устроить? — Нет. Мы помолчали. — Ложись спать. И мать вышла из комнаты. — Вот пиздец, — прошептал я. Однако они все таки уехали, и ночь была в нашем распоряжении. Едва стемнело, мы с сестренкой расположились на кровати. Немного поласкавшись, я перевернул Арину на живот, и начал вылизывать ей анус. Было приятно на вкус, сладковатая. Арина постанывала. Потом я взял смазку и обильно налил ее на анус сестры, потом на свой член. Засунул ей в попку сначала один палец, потом два. И вот настал черед члена. Мы оба волновались. — Что бы я не кричала, не останавливайся., — сказала сестра. Я приставил дрожащей рукой член к ее анусу и надавил. Головка наполовину вошла в анус Арины. Сестра зашипела от боли и вцепилась в одеяло. Я надавил сильнее. — Ай бля! Все все! Хватит! Но я продолжал засовывать член внутрь. Арина рефлекторно попыталась вырваться, но я заломил ей руку за спину, и не давал вырваться. Арина громко и протяжно стонала. Наконец головка вошла внутрь попки полностью. — Бля… боже, как больно то… Я замер, и дал ей привыкнуть к этому ощущению. Затем начал входить дальше. Арина стонала от боли. Я вошел в ее тугую попку полностью. И замер. — Такое ощущение, что во мне бревно… Я начал почуть чуть потрахивать Арину. Ей было больно, но она терпела. Мне было приятно трахать ее в узкий анус, но это было связано скорее с тем, что я давно хотел проникнуть в ее задницу. Так, анал меня не очень впечатлял. Но Арина так громко стонала, что я начал боятся. Член скользил в ее тугой попке. Я лапал ее тугие сиськи. — Кончай быстрей, пожалуйста, кончай!, — шептала она сквозь стоны боли. Я начал работать тазом быстрее. Булки Арины колыхались от траха. Я мял ее сиськи и гладил бедра. Арина повизгивала, когда член входил слишком глубоко. — Кончай, пожалуйста, кончай!, — хныкала сестра. Я еще больше ускорился. Арина вскрикивала и начала всхлипывать. — Я уже… сейчас… , — сказал я. — Давай, давай! Я вдавил член глубже и почувствовал, как по уретре идет волна спермы. Арина стонала, а я накачивал ее попку спермой. Меня скрутило так, что я не мог пошевелиться. Член пульсировал внутри попки моей сестры. Мы оба тяжело дышали. Я медленно вынул член. Арина повернула ко мне заплаканное лицо. — Бля, как же это больно. — У тебя охерительная попка. — Больше об этом никто не узнает! Арина поковыляла в душ. Внезапно дверь в квартиру открылась. Блять! Наверняка это мама нас наебала! Я услышал шаги и быстро сполз под кровать. Дверь в комнату сестры открылась, и я увидел, как мама зашла в комнату. Она огляделась, никого не увидела и вышла. Теперь она пойдет в мою комнату. Черт! Я выполз из под кровати. Арина … тем временем вышла из душа и наткнулась на мать в коридоре. — Привет!, — услышал я голос сестры. — вы вернулись? — А ты не рада? Повисла пауза. — А где твой брат? — Я не сторож брату своему, — сказала Арина. — Его обувь здесь и куртка висит, — сказала мама, — а ты решила на ночь душ принять? — Ма, у меня единственный выходной и я не хочу скандалить. Арина прошла вперед по коридору и зашла в комнату. — Блять!, — прошипела она. Я услышал, как мать меня зовет. — Черт, и как мне быть?!, — зашипел я. — Скажи, что выходил покурить! — Но у меня нет сигарет! Арина порылась в сумке и дала мне сигарету и зажигалку. — Я уведу ее на кухню, а ты пройдешь в подъезд. — Блять, да она мне за такое всыпет! — Лучше сказать, что ты ебал сестру в жопу?! Арина оделась, и вышла в коридор, увела мать на кухню. Я натянул какую то майку, которую нашел у сестры, нашел трусы, которые я ей когда то подарил, и прошмыгнул в коридор. План сработал. Я вернулся обратно, весь пропахший сигаретным дымом. Мать очень расстроилась. Случился скандал. Короче, мы сильно поругались, но это было меньшее из всех зол. Анал с сестренкой мне помог. Арина организовала нашу встречу с Ульяной. Это было не сильно лицеприятное действо. Я лишил Ульяну девственности, кричала, но я старался быть нежным. Арина целовала ее и успокаивала. Я порвал ей целку, и крови было достаточно, чтобы испугаться. Но я знал, что это нормально. Я сделал несколько движений внутри ульяниной киски, чтобы вагина привыкла к члену и мы закончили. Решили подождать недели две, чтобы все зажило. После этого, Арина каждую ночь приходила ко мне, и позволяла мне трахать ее между сисек и кончать на лицо. Спустя две недели мы втроем решили отправится на приключения. Арина предложила ту саму недостроенную церковь. Мы пришли туда же, где мы еблись с Ариной. Они с Ульяной немного пососались, потом Арина переключилась на меня. Пока мы с сестрой целовались, Ульяна расстегнула мне джинсы, достала член и взяла его в рот. Я ахнул от неожиданности. Ульяна грубо, но в тоже время со смаком сосала мне хуй. Арина занималась моими губами. Я сосался с сестрой, пока ее подружка орудовала внизу. Уля сосала так мощно, что причмокивания разносились по всей церкви. Я слышал, как Ульяна постанывает. Член набух, и я чувствовал, как она лижет ствол и головку языком. Арина кусала мне губы, и лизала десна. Потом она опустилась вниз к Ульяне и сказала ей — Давай, я им займусь. Уля поднялась, и впилась мне в губы своими губами. Арина принялась нежно сосать мне хуй. Ульяну не портил привкус члена во рту, и я сосался с ней с удовольствием. Лапать я ее не решался, но очень хотелось. Арина лизала уздечку, когда я, на секунду оторвавшись от губ Ули, увидел у противоположной стены бомжа. Того самого, который был здесь прошлый раз. Он опять полез в штаны за своим хуем. — Девушки, — сказал я, — нам пора передеслацироваться. Арина сосала и мычала от удовольствия. Ульяна прошептала — Зачем? — Там бомж сзади. Ульяна обернулась. — Хотите посмотреть?, — крикнула она ему. — А можно?, — хрипло прокричал бомж. — Да! Бомж заковылял к нам. Ульяна сменила Арину. И снова мой член был во рту у этой блондинки, как в тисках. Даже делая минет, девченка показывала характер. Бомж стал поодаль и дрочил член. — Уля… , — проговорил я, — я сейчас кончу… — Угу, — сказала она с моим хуем вот рту. Я поднапрягся, и через несколько мгновений уже сливал сперму в рот девушке. Ульяна проглотила все до капли. Арина была счастлива. Бомж тоже. — Пора заняться делом, дамы. И мы троем отправились к Ульяне домой, оставив бомжа мечтать. Мы были так возбуждены, что Ульяна предложила зайти в какой нибудь подъезд по дороге и немного поразвлечься. Мы зашли в какую то многоэтажку, поднялись на десятый этаж и вышли на лестничную клетку. Арина прижала Ульяну к стене и начала ее целовать. Потом она задрала ей юбку и спустила ей трусы — Выеби ее!, — крикнула она мне. — Нельзя! У меня член в сперме! Арина рыкнула, села передо мной на колени, достала мой хуй и начала его сосать. Через минуту он был чист. Ульяна стояла у стены, оттопырив попку в предвкушении. Я подошел, прижался сзади, и нащупал членом горячую киску девушки. — Только выходи медленно, — прошептала она. Я надавил. Головка раздвинула половые губы и погрузилась в узкую киску Ульяны. Она издала протяжный стон. Киска моментально увлажнилась. Я начал глубоко трахать ее, а Арина целовала Уле лицо и губы. Ульяна стонала, я гладил ее бедра. Ее тугая киска плотно сжимала мой хер, я медленно вынимал блестящий от смазки член, и засовывал обратно. Я смотрел, как две девчонки страстно сосутся друг с другом. Это было великолепное зрелище. Уля дергалась в такт толчкам, я медленно трахал ее, наслаждаясь каждой секундой в ее влагалище. Ульяна стонала, и эхо ее стонов разносилось по лестничной клетке. Сестра поцеловала меня в засос и прошептала на ухо — Нравится киска? — Очень тугая. Арина улыбнулась и стала смотреть, как мой хуй входит в ее подружку. Я быстрее заработал тазом. Ульяна сладко стонала, а я еб ее что есть сил. Шлепки и стоны были все громче, и вот я уже сливаю сперму на загорелую попку Ульяны. Я рычал и кончал. Арина завороженно смотрела, как мой хуй извергает на попку ее подруги струйки кончи. — Блин, — сказала Ульяна, — у меня нет салфеток. Не долго думая, Арина слизала сперму с попки однокурсницы, и они целовались в засос, пока я заправлял опавший член в штаны. Надо признаться, что я уже иссякал. Спермы почти не было, да и головку мне порядком натерли. Я обо всем этом честно заявил, и мы пришли к согласию, что сейчас пойдем к Ульяне домой, и весь вечер будем смотреть фильмы и болтать. А вот ночью… Ночью, Арина и Ульяна донага разделись и устроили мне лик. без по лесбиянским утехам. Я смотрел на то, как моя сестра отлизывает Ульяне, как так кончает, и они сосутся, а потом меняются местами. И теперь Ульяна сосет груди Арины, и лижет ей клитор, та громко кончает и они лежат в объятиях друг друга. Я не мог терпеть. Я полностью разделся, и влез к ним на кровать. Я начал сосаться с Ульяной, гладил ее тело, затем начинал сосаться с сестрой. Я лизал ее упругие большие груди, и почувствовал, как Ульяна взяла в рот мой член. Она так хорошо отсасывала, что я не мог сдержать стонов, я ласкал сестру. Тут Арина села мне на лицо, и я тут же начал лизать ее гладкую пизду. Я смотрел вверх, как на ее упругом пресе и грудях играют блики света. Уля крепко сосала мой хер, лизала его как лединец. А я обрабатывал аринин клитор. Тут я почувствовал, как мой хер входит во влагалище. Ульяна села на него, и начала скакать на мне верхом, вверх вниз, стоная так громко, что ее с Ариной стоны слышал, наверное, весь дом. Ее киска туго обхватывала меня, и Ульяна всячески изощрялась в положениях, так что мой хер доставал до самых потаенных уголков ее вагины. Арина вцепилась мне в волосы и затряслась. Я заработал языком быстрее, и она начала кончать с таким звериным рыком, что чуть не выдрала мне волосы. Сок из ее киски залил мне все лицо. Арина слезла с меня. Я поднял туловище, обнял Ульяну, и мы начали трахаться интимно, в объятиях, чувствуя дыхание друг друга. Она оплела меня своими ногами, и мы целовались, двигаясь в унисон. Мой хуй орудовал внутри нее, пока сестра сзади Ули целовала ей спину. Затем Ульяна резко встала, и ее место заняла Арина. Она села на мой хер и начала ебать меня с так, что хлюпанье разносилось по всему дому. Стоны слились в один, и я почти терял сознание от кайфа. Вагина сестры плотно облегала меня, Арина трахалась с такой страстью, что я боялся, оторвется хер. Но тут Арина резко толкнула меня вниз, и сказала — Уля, сядь ему на лицо! Он отлично лижет! Уля так и сделала. Я лизал ее клитор, сосал его, и всячески уделял ему внимание, пока сестра ебла и себя и меня внизу. Ульяна затряслась, взвизгнула и кончила так сладко, что я умилился и начал кончать сам. Член запульсировал и начал извергать сперму внутрь моей сестры. Арина постепенно замедляла темп, а я был выжат как лимон. Член сокращался, но из него почти ничего не вытекало. Оргазм был очень сильным, я почти потерял сознание. Ульяна слезла с меня и легла рядом. Арина медленно поднялась с моего члена. Мы немного отдохнули. Я встал на колени возле сестры. Она лежала на спине. Я взял ее левую ногу и начал сосать пальцы и лизать стопу. Арина тут же начала ласкать клитор. Ульяна тоже поднялась и взяла правую ногу моей сестры, начав как и я, ласкать ей стопу. Ее пухлые губы лизали подошву, целовали пальцы и впадины на стопе. Мы лизали стопы сестры, а та дрочила клитор, стонала и извивалась на кровати. Я поглядывал на Ульяну, шикарное тело которой в полутьме комнаты блестело от пота. Я слышал, как она постанывает от возбуждения, облизывая стопы сестры, и мой хуй снова встал. Ноги сестры, стройные и мощные, возбудили бы даже мертвого, а уж мы с Улей были на пике. Арина начала глубоко стонать, и тут ее затрясло — Бля! Бля! бля!!, — закричала она, и ее тряхнуло так, что она выгнулась в дугу и снова рухнула на кровать. Арина тяжело дышала. Мы легли по обе стороны от нее. Уля прижалась к сестре, и обняла ее. Мы проспали так до утра. Сходили в душ, оделись, и вышли из квартиры, чтобы проводить Улю на факультатив. По дороге мы завернули в какую то подворотню, потому что Ульяне внезапно захотелось трахаться. Я выеб ее, пока Арина стояла на шухере. Мимо изредка проходили люди, но нам это не особо мешало. Узкая киска Ули сделала свое дело, наконец то я мог лапать ее за все места. Я мял ее груди и задницу, целовал шею. Уля стонала в рукав джинсовки. Я кончил девочке в рот, потом Арина ей хорошо подрочила, и Ульяна кончила так громко, что стон эхом пронесся в пустом дворе многоэтажек. Домой мы с Ариной решили возвращаться по отдельности. Арина пришла домой чуть раньше. И сразу отправилась в душ. Я пришел через час, когда она уже на чисто вымытая спала к своей комнате. Я зашел к ней, и сел рядом. Она безмятежно спала, и я не стал ее будить. Я наклонился к ее уху и прошептал — Я люблю тебя, сестренка. Я надеюсь, что ты будешь с ней счастлива. Арина улыбнулась сквозь сон. Я встал и направился в свою комнату, стараясь не скрипеть половицами.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх