Хозяйка положения. Вечер

Эта летняя сессия выдалась какой-то особенно геморройной, пересдачи шли одна за другой, поэтому когда нам наконец удалось сдать все хвосты, облегчение почувствовалось буквально физически. Мы — это четверо приятелей-однокурсников: Янка, Никита (у них роман еще с первого курса), Дашка и я. Три года проучившись вместе, мы вдруг неожиданно нашли друг друга и в короткий срок стали неразлучными, везде появляясь своей четверкой. Лидер нашей компашки, конечно, Янка — маленькая худенькая девочка с немного восточными чертами лица, аппетитно-бледной кожей и красновато-рыжими (крашеными) волосами. Ее парень Никита тоже небольшого роста, тоже худой, но блондин — мальчик немножко со странностями. Янку ревнует ко всему, что движется и не движется, вечно устраивает ей сцены, они то ссорятся, то мирятся. Без Янки я бы с ним, конечно, не дружил — просто мало общих интересов. Моя главная подруга, конечно, Дашка. Мы с ней понимаем друг друга с полуслова, нам нравится одна и та же музыка, одни и те же фильмы. Она умная, интересная и невероятно сексапильная: худая, высокая (почти с меня ростом) натуральная блондинка со стрижкой-каре и довольно большой для ее телосложения грудью. Иногда, признаюсь, я хотел чего-то большего с ней, чем просто дружба, но она смотрела на меня только как на друга и, наверно, как на подругу одновременно: обсуждала со мной своих парней и не стеснялась при мне переодеваться, когда я бывал у нее дома. Я тоже порой рассказывал ей о своих любовных похождениях (естественно, только с девушками, потому что признаваться в своей бисексуальности даже ей мне не хотелось). И вот, после самой последней пересдачи мы собрались в институтской столовой и Янка заявила: — Вы знаете, о чем я мечтаю после такой сессии? Я мечтаю оторваться на всю катушку, вот, если честно, прям чтоб вообще, из нормальной среднестатистической студентки превратиться на время в отвязную, безбашенную, развратную бабенцию. Обожраться алкоголя и обтрахаться до посинения. — Ну ни хуя себе моя девушка заявленьица делает, — удивился Никита. — Ну, если хочешь, я тебе устрою так, что мало не покажется. Будешь потом месяц все дыры смазывать, чтоб не зудели. Мы с Дашкой давно уже привыкли к тому, что эти двое не стесняются обсуждать при нас свои сексуальные игрища, которые возведены ими в культ. Они иной раз о таких способах секса расскажут, что страшно даже представить. Помню, раз на паре Никитос жаловался мне, что у него второй день дико болят яйца, потому что Янка перед сексом туго перевязала их и основание его члена шнурком. Ощущения действительно были свежие, но с неприятными последствиями. — Да не, я просто помечтать. Ты-то меня и без повода отодрать можешь, — последовал смачный поцелуй. — Может, соберемся все вчетвером да устроим настоящую студенческую вечеринку? — И все переебемся? — спросил я. — Да необязательно. Просто потусим, расслабимся. Напряг-то в эту сессию был — охренеешь. А там уже видно будет, может и правда на пьяную голову на групповуху потянет, — улыбнулась Янка. — Я на групповуху не согласна, — сказала Дашка. — Мы друзья, вот и давайте дружить. Мне кажется, секс между нами только все испортит. — Ну и ладно, не согласна, значит, не будем. Просто выпьем и пошумим, — согласилась Янка. Где собираться, вопрос не стоял. Мы с Дашкой жили в нашей институтской общаге, Никита с родителями, и только Янка снимала квартиру. Там мы и собрались в ближайшую субботу. Купили бухла, девки наготовили каких-то салатиков, врубили музыку погромче и даже навешали, как в американских фильмах, всяких ярких плакатов и украшений по комнате. Когда я пришел, Дашка с Янкой заканчивали последние приготовления, а вскоре явился и Никита, но не один. С ним был смуглый парень чуть выше среднего роста в плотно сидящих черных джинсах и белой водолазке. Не худой и не толстый, не особо накачанный, но в целом довольно симпатичный. Когда выяснилось, что Андрей (так звали парня) родной брат Никиты, я здорово удивился: один бледнолицый блондин, второй — смуглый брюнет, да еще и выше маленького Никиты почти на целую голову, хоть и младше на четыре года. Андрей только что закончил 11 класс, и старший брат решил взять его с собой на «взрослую» вечеринку, отметив таким образом начало нового этапа в его жизни. Мы, в принципе, не возражали, так даже интересней — все-таки знакомство с новым человеком. Поскольку закуски было по-студенчески немного, а выпивки очень даже прилично, довольно скоро все мы здорово захмелели. Веселье полилось рекой. Дашка очень увлеклась Андреем (я даже немножко приревновал), беседовала с ним о чем-то, я больше общался с Никитосом и Янкой. Через какое-то время Никита залез на табуретку и продекламировал: — Так, слушайте меня! Моя девушка Яна, — он показал на Яну, чтобы никто не перепутал, о ком именно идет речь, — сказала, что хочет набухаться и натрахаться. Я как ее парень не могу оставить просьбу моей девушки без внимания. Поэтому, извините. Он слез со стула и потащил Янку в ее комнату. Комната на самом деле была не комнатой, а просто отгороженным шкафами закутком, где размещалась ее кровать (квартира была однокомнатная), поэтому очень скоро все подробности происходящего мы слышали более чем отчетливо, даже несмотря на музыку. Янка смеялась и кричала, Никита пыхтел и стонал, причем продолжалось это довольно долго. Дашка при этом неловко улыбалась, а выражение лица и всего тела Андрея явственно говорило о том, что у него в джинсах стало тесновато и он стесняется это обнаружить. Я подошел к нему и шепнул на ухо: — Че, стояк? — Ага, — ответил он. — Аж дымит. — Да я тоже мальца возбудился, — улыбнулся я. — Янка так орет, что тут у мертвого встанет. Ему, видно, немножко полегчало, а вскоре оба наших товарища, бурно кончив, затихли. «Нате, ловите», — заржал Никита, и через шкаф перелетел использованный презерватив. Мы втроем выпили еще по рюмочке водки, Андрей рассказывал нам о том, куда собирается поступать, и вдруг из-за занавески вышел абсолютно голый Никита. «Че-то я проголодался», — заявил он и уселся за стол доклевывать остатки салата. Вышла запахнутая в халат Янка. — Так, иди одевайся, — сказала она ему. — Будем продолжать веселье. Они оба скрылись в «комнатке» и через минуту вышли практически одетыми: Никита в майке и джинсах, босиком, Янка — при полном параде, причем не так, как была изначально: в черной мини-юбке и темно-голубой блузке. Выпив еще, мы начали играть в разные веселые игры, после чего Андрюха предложил: — А давайте в бутылочку! — Да ну, это очень детская игра, — запротестовал его в дупель пьяный братец. — А мы будем по-взрослому. — Вчерашний школьник явно отбросил всю свою стеснительность и решил вкусить студенческой жизни по самое горло. — Я, к примеру, кручу бутылочку, она показывает на Дашку. Я снимаю с Дашки одну вещичку и целую ее в то место, которое оказалось раздетым. Крутит Дашка. Показывает, например, на Ромика, — кивает в мою сторону, — значит, Дашка снимает одну вещичку с Ромика и целует его в это место. Кто первые двое останутся совсем голыми — идут трахаться. Вторая пара тоже, а последний — победитель, он выбирает, к кому присоединяется третьим и становится среди них главным. Что он скажет, то остальные двое и делают. Будет прикольно, если это будет пара парней, а победителем будет девушка. Допустим, она им скажет отсосать друг у друга или одному скажет выебать другого в жопу. — И че, ты согласишься, если я тебя выебу в жопу? — заулыбался Никита. — Ну правила такие, значит, соглашусь. Давайте? — Давайте!… — первой закричала Дашка, которая еще недавно, будучи трезвой, групповухи не хотела. — Только условие: мальчики сразу снимут носки. Целовать их вонючие пятки вообще неохота. — Только давайте одежду снимать в нормальном порядке, — вмешался я, — чтоб не получилось, что кто-то сидит без трусов, а сверху весь одетый. Так сексуальнее будет раздеваться. Все согласились. Решили дополнить игру еще одним туром: вся одежда при раздевании складывается в одну кучу, а назавтра, когда все проснутся, будет устроен аукцион. В другую кучку Андрей, Никитос и я сложили имевшиеся в наличии презервативы, чтобы любой мог взять и долго не разыскивать. Получилось что-то около десяти штук на всех. Мы сели на полу в круг и игра началась. Первой на правах хозяйки крутила Янка. Бутылка показала на Никиту. Сняв с парня майку, она поцеловала его в оба соска и провела язычком до самого пупка, немножко пощекотав дорожку светлых волосиков, уходившую Никите в джинсы. — Ого, мне нравится! — сказал я. — Возбуждающее зрелище! Бутылка, пущенная Никитой, показала на меня. Никитос подошел ко мне, расстегнул мою легкую салатовую рубашку с коротким рукавом, снял ее с меня и поцеловал мое плечо. Игра нравилась мне все больше. А уж когда моя бутылочка указала на Дашку… Стянув с нее топик, я коснулся губами щелочки между ее грудей. Дашкина бутылка снова посмотрела горлышком в мою сторону, в результате чего мои светлые брючки отправились в общую кучу, а Дашка поцеловала мне внутреннюю сторону бедра. Оставшись в одних трусах, я понял, что, поскольку на дворе лето и одежды на нас совсем немного, игра будет недолгой. Я крутанул бутылку и, следуя ее воле, пошел снимать водолазку с Андрюхи. Его грудь оказалась усыпанной редкими темными волосками, и я, подражая Янке, тоже прощекотал языком весь открывшийся волосяной покров Никиткиного брата. Раскрученная им бутылка показала как раз на Никитоса. Подчеркнуто эротично шевеля задницей и языком, что вызвало у наших барышень целую бурю возбужденного смеха, Андрей снял с брата джинсы и размашисто чмокнул его в коленку. — Первая пара явно будет мужской, — сказала Янка. — Да, — подхватила Дашка. — Нашим мальчикам нравится раздевать друг друга. Янка не сняла еще ни одной вещички, Дашка сидела в лифчике и коротких джинсах, Андрей был раздет до пояса, а мы с Никитой оставались в одних трусах: он в белых семейниках с незастегнутой ширинкой, я — в обтягивающих голубых боксерах с широкой резинкой. При этом, что удивительно, тонкая ткань моих трусов выдавала все контуры ствола, залупленной головки и подтянутых яиц, и в этой супервозбуждающей обстановке все это хозяйство сохраняло спокойствие! Да и у Никитоса в его расстегнутых семейниках никакой оттопырки не наблюдалось. Я-то думал, начиная играть, что к моменту раздевания все мы будем с железобетонным стояком. Интересно было теперь посмотреть на Андрея — как реагирует он. Возможность предоставилась довольно быстро. Никита по указанию бутылки снял с Дашки ее штанишки, а она следом оставила без штанов последнего оставшегося парня, то есть как раз Андрюху. На нем тоже были боксеры из тонкой ткани, только светло-серые, но член в них был уложен головкой вверх, что было очень отчетливо видно всем собравшимся. Бутылка снова указала на Дашку, сидевшую к тому моменту в одних трусах и лифчике. Белье было из разного комплекта: узенькие трусики красного цвета и вполне целомудренный стандартный белый лифчик. Именно он и полетел в одежную кучу, обнажив первую на сегодня интимную часть. В лифчике я Дашку видел много раз, а вот без него — впервые. Да, посмотреть было на что: именно про такие груди и говорят «дыньки». Кругленькие, упругие, довольно большие, с аккуратными сосочками идеальной формы! Я сидел рядом с ней и едва сдерживал себя от того, чтобы наклониться и начать страстно целовать эти сосочки! Пока это проделывал Андрей, я только и мечтал, чтобы первой парой оказались мы с ней. Она крутанула бутылку и та… указала на меня! Дашка снимет с меня трусы! — Вот блин, — возмутилась Янка. — Ромик уже готов к ебле, а с меня еще вообще ни одной вещички не сняли! О, как Дашка снимала мои боксеры! Она просунула ладошки снизу, с внешней стороны бедер, кончиками пальцев взъерошила волосы на моем лобке, затем добралась до основания члена и начала легонечко его сжимать. Член, естественно, больше не мог не реагировать. Я почувствовал, как он набухает. В этот момент Дашка поддела пальцами резинку трусов и начала медленно стягивать их с меня. Показались волосы, начало ствола, и вдруг, словно выстрел из рогатки выскочила из-под резинки моя всегда оголенная залупа. Она уже прилично разбухла и раскраснелась, вырвавшийся на волю член вставал на глазах у всей честной компании. Оставив трусы чуть ниже колен, Дашка потянулась и звонко чмокнула мои яйца. — Ну что, я жду себе пару, — вращая бутылку в последний раз, сказал я. Уже сняв до конца и бросив в кучу одежды свои боксерки, выйдя из круга, я увидел, что бутылочка показала на Янку. Та аж запищала от восторга. Я снял ее блузку, под которой, как я и думал, не оказалось лифчика, и легонечко поцеловал обе ее бойко торчащие маленькие сисечки. И вот тут стало ясно, что Янка выберет сейчас мне пару, потому что и Андрей, и Никита, и Дашка оставались в одних трусах. Я так заволновался в ожидании этого момента, что даже мой стояк несколько поник. Бутылка показала в сторону Андрея. Тот смущенно улыбнулся и поглядел на меня. Такое ощущение, что он не ожидал оказаться в паре с парнем, хотя вероятность этого была очень большая изначально. — Что ж, ты сам это предложил, так что терпи, — сказал я, улыбаясь. Янка подошла к младшему брату своего парня, он поднялся, она встала перед ним на колени и резким движением сорвала с него трусы. Его член, лежавший в трусах головкой кверху, опадая, задел ее по носу. Все рассмеялись, а Янка, взяв его в целый кулак, залупила, погрузила головку Андрея себе в рот, сладко причмокнула и снова натянула кожицу на головку. У Андрея был красивый член. Не особо большой, чуть изогнутый, головка немножко шире ствола, прикрыта шкуркой почти полностью. У меня на лобке довольно густые волосы, а у него они были еще гуще и кучерявее, к тому же черные. Я невольно стал сравнивать все увиденное со своими причиндалами (все-таки нам с ним предстояло сегодня основательно друг друга потрогать). Яйца у него заметно больше моих и висят ниже, член в состоянии покоя тоже побольше (у меня в стояке среднестатистические 16 см, а в висячем виде — некрупная такая пиписька). Кожа, естественно, темнее, он вообще смуглый. У меня же член более ровный и головка покрупнее — я всегда ношу ее залупленной, в отличие от него. Андрей крутанул бутылку, та быстро остановилась, указав на Никиту. Старший брат встал и сам подошел к младшему, тот снял с него труселя и поцеловал брата в ягодицу. Член Никиты, который я в прошлый раз рассмотреть не успел, сильно отличался от наших с Андрюхой. У нас обоих агрегаты не особо длинные, зато толстые, у Никитоса же член оказался намного тоньше, хоть и тоже не очень длинный, бледный, крайняя плоть свисала хоботком. Яйца небольшие и подтянутые, как у меня. Волос на лобке, как и у нас с Андреем, много, но они светлые и такого впечатления волосатости, как у нас, не создают. — А че вы до сих пор не ебетесь? — спросил Никита, имея в виду меня и его брата. — Нам же интересно, чем дело кончится, — отвечаю я. — Кто с кем. Может, победитель именно нашу пару выберет. К этому моменту и мой стояк, и наметившийся было стояк Андрея, угасли, так что перед нашими девчонками предстали три совершенно голых парня в своем натуральном виде. Дашка совершенно явно поглядывала на Андрея, очевидно, мечтая оказаться победителем, что было уже совершенно нереально,… учитывая, что она сидела в одних трусиках, а на Янке была еще как минимум юбка. Ход Никиты подтвердил: Дашке предстояло трахаться именно с ним. Янкин парень и Андрюхин брат подошел к моей подруге, снял с нее красные трусики и буквально впился языком в ее гладко выбритую пизденку, начав ее вылизывать. О, это была уже далеко не девическая пиписька, а настоящая женская вульва, с крупными, соблазнительными половыми губами. Настала моя очередь завидовать и второму брату. Неудивительно, что Янка выбрала именно нас с Андреем, тем более что вторая пара уже вовсю увлеклась затеянным куннилингусом. Дашка переместилась на кресло, раскидав ноги по его мягким ручкам, а Никита, встав на полу на колени, язычком ласкал ее между ног. При этом руки его перемещались то на Дашкины ягодицы, то на ее умопомрачительные шарики-груди. — Раз уж я победительница, — начала Янка, — готовьтесь. Вам придется очень неплохо поработать. Так, Андрюша, иди сюда. Ты будешь меня целовать и массировать мне сиськи. А Ромик в это время снимет с меня юбку и трусики и будет ласкать меня своими пальчиками. Да уж, Янка явно решила устроить нам что-нибудь поизощреннее, наверное, в порнухе насмотрелась разных поз, а теперь мы все это будем пробовать. Ну что делать, пришлось ей подчиниться. Андрей действительно стал мять маленькую Янкину грудь и целовать ее, а я, подобравшись к ним на четвереньках, расстегнул ее юбку и стянул ее вместе с трусиками. Моему взору предстала такая же миниатюрная, как и все остальное в Янке, прямо-таки детская писечка с тоненькой полоской волосков на лобке. Я начал ее ласкать, сначала не входя пальцами вовнутрь, потом проникая все глубже. Янка тихо постанывала, значит, ей это нравилось. Через какое-то время она сняла мою руку со своей пизды, отстранилась от Андрея и сказала: — А теперь я немножко сама себя поласкаю, а вы давайте меня возбуждайте. Рома, ложись на диван, а Андрюха будет тебя облизывать. Только пока ему не соси, — обратилась она к брату своего парня, — можешь только взять в рот его яйца. Выполняя Янкину волю, я разлегся на диване и широко расставил ноги. Андрей подошел, наклонился, и… поцеловал меня в губы. Этого я не ожидал! Его поцелуй был недолгим, но таким сладким! Я инстинктивно обнял его и прижал к себе, отвечая на его поцелуй. После этого он начал опускаться. Он целовал мою шею, плечи, облизал мне соски. Я думал, что кончу еще раньше, чем он дойдет до члена, потому что возбуждение было такое, что хуй мой едва не дымился. Тем временем Андрей прошелся по дорожке волосков на животе и взялся за более густые волосы — уже непосредственно возле члена. Он хватал их зубами и тянул — это было немножко больно, но дико приятно! Член мой терся о его щеки. Тут он крепко схватил меня за задницу и начал, как и велела наша Хозяйка, захватывать губами мои яйца. Погрузив яйцо в рот, он начинал языком гонять его из стороны в сторону. Как я не кончил — не знаю. Янке, видно, картина эта тоже очень нравилась, потому что она, стоя в метре от нас, мастурбировала все интенсивнее. Она явно уже была близка к пику, это увидел и Андрей, и он решился нарушить правила: крепко ухватил мой член рукой и, пару раз дрочнув, со всей силы сжимая его в кулак, сунул себе в рот. Я кончил так бурно, как не кончал, наверное, никогда! Сперма лилась и лилась Андрею в рот. Не контролируя себя, я начал буквально долбить его в горло, издавая при этом такие громкие стоны, что даже Дашка с Никитой отвлеклись, чтобы на нас посмотреть. Вместе со мной застонала и Янка, она тоже кончила. Андрей, дав мне испытать оргазм в полной мере, когда я немного успокоился, вытащил мой член изо рта, подошел к Янке и, целуя ее, передал ей в рот мою сперму, которую он, как выяснилось, не глотал, а накапливал. Они целовались, а мой сок тек по их губам, подбородкам, шеям… — Так, мы кончили, теперь очередь Андрюхи, — заявила через пару минут Янка. — Решай сам, как хочешь кончить, но только первый раз — без секса. Трахаться будем потом. — Окей, — отозвался наш любовник. — Ну тогда подрочи мне. — А Ромка что будет делать? — спросила Хозяйка. — А Ромка пусть ласкает и целует нас. — С удовольствием, — согласился я. Теперь уже Андрей расположился на моем месте, точно так же раздвинул ноги. Янка села с ним рядом (слева от него), взяла в руки его член и начала дрочить и мять при этом его крупные яйца. Я сел на диване справа от этого смуглого красавца и тоже первым делом его поцеловал. На этот раз поцелуй был куда более долгим. Наши языки сплетались и проникали друг другу в рот как только могли. Неохотно оторвавшись от этого занятия, я принялся гладить одной рукой Андрюхину грудь и живот, а другой — Янкину спину, опускаясь до самой попки. Долго трудиться нашей Хозяйке не пришлось, вскоре Андрюха, издав сдавленный стон, кончил. Первая струя его спермы вылетела с такой мощью, что распласталась на стене за диваном, вторая облила ему грудь. Я немедленно вызвался ее вылизать, хотя вскоре пожалел: сперма Андрея оказалась не слишком приятной на вкус. Но в благодарность за то, что этот мальчишка сделал сегодня для меня и что еще сделает, я вылизал его чуть волосатую грудь начисто. Никита в это время уже вовсю трахал Дашку. По издаваемым обоими звукам нам стало ясно, что конец уже близок, так что наша тройка решила за ними понаблюдать. Я при этом легонько подрачивал, т. к. мой член уже снова был в полной боевой готовности, Андрюха находился в послеоргазменном состоянии расслабленности. Дашка с Никиткой кончили почти одновременно, он стащил с хуя уже вторую за сегодняшний вечер резинку, бросил ее на пол, и мы все вместе пошли к столу. Еще выпили, доели остатки закуски. Восторгам не было конца, всем жутко нравилось, как мы проводим время. А ведь вечер еще далеко не закончился… Продолжение следует… E-mail автора: romakislakov@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх