ИГРА

И Г Р А ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Так все начиналось ей это уж сильно нравилось, но, зная мои фетишитсткие наклонности, моя любимая шла на кое-какие уступки, а то и «жертвы», как Сексуальную игру в «изнасилование» мы с женой практиковали довольно давно. Нельзя сказать, чтобы любила часто повторять она, в очередной раз позволяя себя связывать и затыкать ей рот. По правде сказать, я не был таким «отъявленным маньяком» в плане своего фетиша. Меня всегда сексуально возбуждали связанные женщины и, обязательно, с кляпом во рту, но я никогда бы не смог причинить физическую боль, четко понимая, что между реальностью и игрой существует большая разница. Долгое время думал, что я все-таки ненормальный, и что нормального мужчину, тем более воспитанного в лучших «советских традициях», такое возбуждать — ну, просто не может!!! Потом пришли перемены, появился интернет, появилось много чего, что раньше было под строгим запретом, и пошло — поехало… В сети обнаружил, что я далеко, оказывается, не одинок в своих фантазиях. Став завсегдатаем различных сайтов, мог часами зависать на «форумах» и просто читать различные высказывания по «любимой» теме. Я успокоился по поводу своей «нормальности» и мои фантазии в постели стали более смелыми и откровенными. Я замучил свою жену своими «нападениями» из-за шкафа… , в ванной… , на кухне… , которые всегда заканчивалось связыванием, затыканием рта и великолепным соитием с беспомощной женщиной, которое приносило огромное удовольствие, но, к сожалению, только мне. Жена уже не раз заявляла, что к простому половому акту я вскоре буду просто не способен, что она ужасно устала от моих «больных» фантазий, что забыла, когда мы последний раз целовались в постели, потому что когда я ее «волоку» туда, она должна быть почему-то обязательно связанной и с какой-нибудь тряпкой во рту, а мои импровизации, в последнее время, ее просто начинают пугать (вязать стал туже, а кляпы плотнее) и что это когда-нибудь закончится ее настоящим изнасилованием, потому что продолжать « играть» у нее больше нет ни сил, ни желания. В конце- концов мы договорились, что надо восстановить нормальные супружеские отношения, а мои фантазии будем выпускать на волю один раз в месяц. Сказано — сделано. Секс в супружеской постели для меня превратился в простую рутину. Я просто не мог без своего «джина», которого моя жена снова загнала в бутылку. Больше времени стал проводить в интернете, блуждая по различным сайтам, что бы хоть таким образом удовлетворить свою фантазию, которая день ото дня все настойчивее просила выпустить ее на волю. Моя жена, сама того не желая, посеяла в моей голове зерно новой «причуды». Сказанная ею фраза, что наши игры «когда-нибудь закончатся ее настоящим изнасилованием», меня сильно возбудила. Это было довольно странное возбуждение, которое было чем-то похоже на состояние юноши перед своим первым соитием с женщиной, но заходило намного дальше дозволенной черты… еще не пересеченной. Вот этот — то запретный плод доводил меня до безумного состояния. Я захотел стать участником настоящего группового изнасилования, но только в роли простого наблюдателя. Именно наблюдателя, потому что жертвой, согласно сценарию моей разыгравшейся фантазии, должна была стать моя любимая жена! Меня давно посещала мысль попробовать групповой секс в какой-нибудь свинг — компании, но останавливала всегда простая мужская ревность. То — есть, чужую жену я был всегда готов удовлетворить даже при ее муже, тем более если он этого хочет, но свою… ! Тут уже срабатывал комплекс собственника. Именно это не давало мне сразу осуществить задуманное изнасилование. План вынашивал довольно долго, ведя длинные диалоги со своей совестью. Но, наложенное вето на мои сексуальные фантазии, сыграло свою роковую роль. После трех месяцев «воздержания» я, наконец-то, пришел к заключению «пакта о ненападении» со своей совестью. Основные положения которого заключались в следующем: — инициатором будущего «действа» было Мое Величество, — абсолютная тайна от жены, — это будет всего лишь раз, — операция будет проведена профессионалами, — территория проведения — наша квартира, — мое, тайное для жены, присутствие и личный контроль за происходящими событиями. Таким образом, договорившись с самим собой, я переступил черту мучительной нерешительности и стал готовиться к осуществлению задуманного. Чтобы ничего не заподозрила моя любимая, приходилось держать себя в руках и вести себя естественно, хотя это было нелегко, потому что предвкушение осуществления намеченного заставляло меня быть особенно ласковым со своей женой, что было немножко чуждо моей природе. Было ощущение, что заранее, сам того не хотя, просил прощения у своей супруги за свое будущее предательство, принося ее в жертву своей неуемной фантазии. Разработанный план не вызывал никакого сомнения в успехе операции. Все намеченные пункты выполнялись довольно легко, за исключением одного и, как оказалось, самого важного — где найти «профессионалов»? Найти охотников на половой акт с моей женой было проще простого, переспать с привлекательной женщиной захотел бы каждый. Но нужна была гарантия строгой секретности задуманного предприятия, а это могли гарантировать только «профессианалы». Блуждая по интернету, не раз натыкался на объявления типа — «изнасилуем Вашу жену по вашему желанию» — с описанием дополнительных услуг, прилагаемых к «изнасилованию». Однако, после обращения по нескольким адресам, мне дали понять, что кроме моего письменного согласия, необходимо и согласие жены, да к тому же чуть ли не в присутствии нотариуса. Безусловно, это меня не устраивало, а тем более супругу, которая, без всякого сомнения, подала бы сразу на развод, узнав о моем намерении «поиграть» теперь и таким образом. По несерьезным объявлениям просто не обращался, в целях личной безопасности. Наконец, после месяца поисков удалось выйти на нужную «фирму», которая готова была предоставить свои услуги строго по «желаниям» клиента. Было назначено рандеву на определенный день в одном из кафе нашего большого города. Накануне встречи с представителем фирмы чуть было не отказался от задуманного, но предвкушение «развлечения», все-таки, оказалось сильнее. В назначенный день и час я был на месте встречи. К зарезервированному фирмой на мое имя столику подсел интеллигентный молодой человек в точно назначенное время. Представившись, он дружелюбно улыбнулся, поняв по моему виду, что «клиент» явно нервничает и сделка может сорваться. Заказав две чашечки кофе, он приступил к делу. Очень коротко дал общую информацию о предоставляемых ими услугах и попросил более конкретно сформулировать свой «заказ». Немного замявшись, я, все-таки, «перешел Рубикон»: «Понимаете, я не могу сразу так перейти к делу, не заручившись строгой конфедициальностью нашего разговора и, в случае, если наша сделка не состоится, должен быть уверен, что все останется между нами. « — с трудом выдавил из себя. «Мы Вас, конечно, понимаем, — ответил молодой человек, но, как я Вам уже сказал нашей фирмой наработан достаточный опыт в оказании услуг данного рода. Имеем широкую сеть клиентов и наша организация зарекомендовала себя с наилучшей стороны, так что Ваши опасения совершенно напрасны, хотя, мы понимаем скользкость ситуации. Такого же рода сомнения на Ваш счет есть и у нас, так как Вы наш новый клиент и мы не знаем, «что» от Вас можно ожидать. Надеюсь, Вы поняли мой намек?» — вопросительно взглянул на меня молодой человек, который представился Олегом. «Да, да, конечно,» — засуетился я. «Вот поэтому, мы тоже предпочитаем работать с постоянными клиентами, кстати, не сомневаюсь, что Вы станете одним из них,» — улыбнулся Олег. «Не думаю, я хотел бы… это… ну, всего один раз… « — ответил я. «Ну, да ладно, время покажет, а теперь … давайте перейдем непосредственно к делу-сказал он, доставая из своей папки какие-то бумаги, а это наш контракт, подписав который мы обезопасим и себя, и Вас.» «Ну… « — начал было возражать я, но он меня перебил, заверив, что это нужно скорее для них, чем для меня, потому что фирма должна иметь гарантию в случае если я окажусь каким-нибудь «аферистом» и попытаюсь таким образом сам хорошо заработать на своем же «деле». Внимательно прочитав документ, я понял, что это, действительно, так. В документе говорилось, что мы с женой заказываем в фирме секс-услуг «игровое изнасилование» и это делается с обоюдного согласия. Поставив свою подпись, я спросил: «Каким же образом будет расписываться моя жена, если…» «Да, да… Вы абсолютно правы, — перебил он меня, — какое же это изнасилование, если сама жертва ставит подпись. А Вы, как я понимаю, игрок высокого класса… И, все-таки, я не ошибся, что-то мне говорит, что мы обретаем еще одного постоянного клиента… Ну, к делу! Вы возьмете с собой контракт, уже подписанный Вами, и подсунете его для подписи своей супруге в тот момент, когда она будет чем-то занята, например, на кухне. Для объяснения придумайте что-то… ну, типа, что это нужно для участия в розыгрыше дачных участков в вашей организации и тому подобное… Кстати, это потом Вас ни к чему не обязывает, потом можете сказать, что в число счастливчиков вы, к сожалению, не попали… Да, и чем раньше Вы заполучите ее подпись, тем быстрее наша фирма приступит к разработке операции. И еще, вот приблизительная цена за наши услуги, — он протянул мне листочек бумаги, — ее увеличение или уменьшение будет зависеть насколько далеко простирается ваша фантазия, но это уже на другой стадии нашей сделки. « Олег встал, давая понять, что это было все, что он хотел мне сообщить при первой встрече. Прощаясь, дал свою визитную карточку, сказав, что, когда все будет готово, я должен буду позвонить по телефону, указанному на визитке. К среде мне всеми правдами и неправдами удалось — таки выудить у жены подпись, наплев ей всякую чепуху и не дав ей возможности ознакомиться с документом. Тут же позвонил Олегу и сообщил, что все готово. Встречу назначили на следующий день в том же кафе. Прихватив с собой фотографию супруги, которую у меня попросил Олег, в назначенный час я был на месте нашего рандеву. На этот раз он пришел не один, а с тремя парнями, которые, судя по их телосложению, были спортсменами или что-то в этом роде. Попросив у меня фото жены и подписанный ею документ, Олег улыбнулся: — Да она у Вас красотка! Посмотрите, парни, на ваш будущий «объект» — и протянул фото ребятам. Они, рассматривая фотографию, облегченно вздохнули. Один из них заметил, что «работать» с красивой женщиной особенно приятно. Я заметил, что они не могли оторваться от фото и по их глазам было понятно, что вступили в некую фазу возбуждения. «Да, — подумалось мне, — если они уже взвинтились только от простой фотографии, то что можно от них ожидать при встрече с так называемым «объектом»?! А может я связался с какими-нибудь маньяками?» Захотелось тут же разорвать контракт, но, когда мне вернули фото, я понял их состояние. Впопыхах я захватил один из ее эротических снимков (мне нравилось ее фотографировать в разных позах). На нем жена была в рубашке наполовину закрывавшую ее бедра и в темных колготках. Она сидела на диване, вытянув одну ногу, другая была согнута в коленке и открывала великолепный вид на белый треугольничек ее трусиков, которые еле выглядывали из под рубашки. Олег не дал мне раздумывать дальше и сразу перешел к деталям операции. — Брать «объект», как мы уже договорились, будем у Вас дома. Да, Вы с собой принесли дубликат ключей от квартиры? — спросил он. — Да, конечно, возьмите, — и я протянул ему заранее сделаную копию. — Отлично! Каким образом, Вы хотите присутствовать и остаться незамеченнным для жены? — продолжал он. — Ну, у меня такой план: сегодня я ей скажу, что в пятницу меня отправляют в экстренную командировку по очень срочным служебным делам, и что вернусь только в воскресенье вечером. Заранее сниму номер в гостинице. За два часа до возврашения жены с работы приду домой и спрячусь на балконе. Он у нас круговой и соединяет между собой все три комнаты и кухню. Так как на дворе ноябрь, то темнеет довольно рано, а при включенном свете и не задернутых теневых шторах с балкона будет отличное обозрение происходящего в комнатах, достаточно только передвигаться от одной балконной двери к другой, меня же самого абсолютно не будет видно. Поэтому у меня просьба к исполнителям, чтобы не забывали включать свет, в комнатах, где будете обрабатывать «объект», я должен быть свидетелем всего происходящего с моей супругой, тем более что плачу за это довольно круглую сумму. Хотя, это может быть и не понадобится (у нее привычка не выключать за собой свет). Ну, об этом более подробно вам расскажу на месте, я вас буду ждать в 17.00, жена обычно возвращается с работы в 18.00. — я выпалил всю эту тираду на одном духу, словно не давая себе тем самым шанса пойти на попятную. — Ну, дела, — засмеялся Олег, — так все продумать! Видно давно вынашиваете этот план! Ну, а мы как раз здесь для того, чтоб «сказку сделать былью»! — и успокаивающе похлопал меня по плечу, — может быть есть еще какие-нибудь пожелания и замечания с Вашей стороны по поводу проведения операции? — добавил он. — Да, самое важное, я хочу, чтобы нападение ни в коем случае не произошло в прихожей. Дело в том, что в этот час многие жильцы возвращаются с работы и… — Ну, Вы нас принимаете за дилетантов, — вступил в разговор один из парней, — мы так «запакуем» ее ротик, что даже пискнуть не успеет… — Валера, брось выражаться на своем жаргоне, — прервал его Олег, — извините, — сказал он, обращаясь ко мне, — Вы, надеюсь понимаете, что каждое ремесло наносит свой отпечаток на его носителя. Продолжайте, пожалуйста! — … лучше всего в зале, там есть где развернуться, а в прихожей, — я посмотрел на Валеру, — в пылу борьбы можно и вазу опрокинуть, и не одну, что само по себе произведет лишний шум и может вызвать подозрения у соседей, тем более в наше с вами неспокойное время… — Мне начинает казаться, что вы должны попробовать поработать в нашей фирме в качества «генератора» идей, для клиентов с небогатой фантазией, — прервал меня Олег, — извините, мы Вас внимательно слушаем. — … да, когда жена возвращается с работы, она обычно включает свет в прихожей, ванной, спальне и на кухне. В зал она заходит после того как переоденется и, следовательно, свет включает в последнюю очередь. Здесь, я думаю, ее и надо «брать». Но все равно надо быть готовым ко всяким неожиданностям, зал может оказаться и первым… , что маловероятно, но все же… Как мне кажется, как бы не повернулась ситуация, самое главное надо успеть зажать ей рот и, как можно быстрее, заткнуть кляпом, а в какое место ее затащить и связать, это уже по ходу операции будет видно. — закончил я. — По поводу бесшумного проведения «захвата» Вашей супруги, Вы можете не волноваться, — сказал Олег, — ребята не в первый раз проводят подобного рода «операции» и пока проколов не было. — Ну, будем надеяться, — ответил я, — что все пройдет без осложнений. Да, еще кое-что, кляп должен быть из куска какой-нибудь материи и достаточно тугой и плотный. Дело в том, что мы с женой практиковали до недавнего времени подобного рода игры, и, поверьте мне, у нее есть богатый опыт выталкивания тряпки изо рта. Поэтому, если подойти к этому делу немного халатно, то в самый неподходящий момент она своим криком поднимет на ноги весь дом. А это, как вы понимаете…. .. ни мне, ни вам… не хотелось бы. По этой же причине я бы вам не советовал насиловать ее орально. Девочка она у меня боевая и неподдатливая, так что укусить кого-нибудь из вас за член, а то и откусить оный, она не поколебается ни минуты,… а это опять же… ! — Не беспокойтесь все Ваши замечания будут приняты во внимание, желание клиента для нас закон! Деньги, пожалуйста, внесите на этот счет в банке, — протянул он мне листок с необходимыми реквизитами, — Если, хотите начать и закончить «дело» в пятницу вечером, то взнос сделайте утром, нам нужно еще сделать запрос о подтверждении внесенной суммы. Ну, вот и все, на сегодня, — сказал он вставая со стула, — При вашей готовности номер один звоните и все будет как и запланировали! Мы попрощались, и я, в каком — то нервно-возбужденном состоянии заторопился домой. Всю дорогу меня не покидала мысль, что я иду на самое гнусное в своей жизни предательство, которое вообще могло прийти кому — нибудь в голову. Но в тоже время другое чувство-чувство ожидания еще не испытанного никогда такого рода сексуального удовольствия, нашептывало, что если существуют такого рода фирмы, то такие фантазии посещают не только меня. Дома дверь открыла жена. Нежно меня обняв, она сообщила, что получила сегодня повышение по службе и хотела бы в пятницу вечером пригласить сослуживцев «на тортик с чаем», чтобы отметить, так сказать, еще одну ступеньку карьеры. Ну вот, подумал я, и первая палка в колеса. Поцеловав ее, сказал, что мы обязательно это сделаем, но только в следующую пятницу, так как у меня срочная незапланированная командировка на три дня. И тут наплел ей такую белиберду, связанную со своей работой, что она меня остановила (все равно не поняла ни единого слова, профессиональный жаргон, так сказать). «Ну, что ж, надо так надо, отпразднуем в следующую пятницу вместе с тобой. Тем более ты у меня такой ревнивый!.» — засмеялась она и пошла на кухню готовить ужин. Я заметил, что она была одета в тот же самый домашний наряд, в котором была на фотографии, которую я показал Олегу в кафе. Рубашка, темные колготки и, я не сомневался, под ними белые трусики (эти-то мои причуды она выполняла с удовольствием, зная, что это на меня тоже производит довольно сильное впечатление и заводит сексуально, таким образом пытаясь отвлечь супруга от «кляпов» и «веревок» в постели). Пока она готовила еду, я не мог на нее налюбоваться. Каким же телом ее одарила природа! Чего стоили только эти стройные ножки! Тугие бедра! Великолепная грудь! Да и лицом она более, чем просто привлекательная! Да, крякнул от удовольствия, ничем не обделили мою супругу! В какой-то мере был даже горд за себя, что смог привлечь внимание к себе такой женщины! Неожиданно меня обожгла мысль, что завтра вечером это тело будут лапать три пары чужих мужских рук, выкручивать ей назад руки, вязать их, удерживать ее ноги, чтобы не брыкалась, пока их не свяжут. А кто-то все это время будет зажимать ей рот, пока ее задушенные крики не прервет, заткнувший его плотный тряпичный кляп. Представлял ее белые трусики, которые будут мелькать во время борьбы из под рубашки. Затем это связанное женское тело поднимут чужие руки и, извивающуюся, с торчащим изо рта тугим кляпом, потащат куда-нибудь в спальню… Все это промелькнуло в голове как кадры немого кино. Меня прошиб холодный пот. Да, подумал я, надо же, как закрутил сценарий! А может быть будет какой нибудь прокол?! На этот вопрос ответ мог дать только завтрашний день. Единственное, в чем я был уверен, так это в домашнем «наряде» своей жены. Она имела обыкновение менять его каждые два дня. Значит будет в этом… Только на ее белых трусиках-«недельках» надпись «четверг» изменится на «ПЯТНИЦА»!!! В пятницу утром, быстро позавтракав, чмокнул жену в щечку, взял, собранный ею еще вечером, чемоданчик «командировочного» и попрощавшись быстро вышел. Мозги лихорадочно работали и отдавали приказ сами — банк… , снятие номера в гостинице… , звонок Олегу… ! Все это я проделал как будто во сне. Когда пришел в гостиницу, то сразу же заказал бутылку водки в номер. Это было как раз то, что мне было нужно в тот момент. Алкоголь помог ослабить нервное напряжение. После нескольких рюмок, выпитых залпом, я развалился на кровати и на какое-то время даже вздремнул. Разбудил меня звонок моего сотового. Это был Олег, сообщивший, что подтверждение на перевод денег был получен, а значит сегодня в пять ребята будут у нас на квартире для выполения последующих пунктов подписанного нами контракта. Пожелав мне «хорошего развлечения», Олег отключил телефон. Я посмотрел на часы-было ровно три. Быстро одевшись, вышел на улицу и поймал такси. По дороге не покидала мысль, что что-то может пойти не так. Нервы были на пределе. А что если обнаружится, что это моя затея, или жена все-таки заявит в органы? Но больше всего боялся первого, врядли она побежит в милицию, чтобы предать все это огласке, тем более, что у нее будет мысль о том, что я ничего не узнаю и, тем более, не захочет, чтобы это стало известно на работе, где она уже занимала какой-то руководящий пост (какой, я так и не успел узнать, это будет для меня сюрпризом на вечеринке в следующую пятницу, как заявила мне она). Если узнает о моем участии, то это-развод! Чего я не желал ни в коем случае! Наконец, я прибыл. Внимательно оглядевшись, чтобы не попасть на глаза какому-нибудь знакомому, юркнул в подъезд и нажал на кнопку лифта. Начало операции было неплохим, я вовремя был дома и меня, кажется, никто из знакомых не видел. Успокаивая сам себя, еле попал ключом в дверной замок. Не знаю, как прошел последний час ожидания прибытия «исполнителей». Он мне показался целой вечностью. Наконец, стрелки часов показали ровно пять! Я сидел как на иголках. Тревожные мысли не давали мне покоя: а что если они опоздают?! А если жена придет раньше обычного?! А если все-таки с ней кто-нибудь припрется из сослуживцев?! Часы показывали пятнадцать минут шестого, я не на шутку разнервничался. А может они вообще не прийдут?! А может меня подставили?! Взяли деньги законным путем и, ладно!… Копии контракта у меня, естественно, не было, а если бы даже был, то куда я с ним? В милицию?»Извините, я заплатил за изнасилование собственной жены, а меня «кинули»?» Да… ! Вдруг послышался шум поднимающегося лифта… Остановился… Этаж наш… Кто-то вставляет ключ в дверь. Часы показывали половину шестого. Жена или парни? Я быстро шмыгнул на балкон, задернув за собой лишь тюлевые занавеси. Осторожно выглянул из-за балконной двери. В полумраке различил три мужских фигуры. Ну, наконец-то! Выйдя к ним на встречу и, смущенно поздоровавшись, предложил им быструю «экскурсию по квартире», предварительно отметив, что времени у нас уже совсем нет. Показав, где включается свет в каждой комнате, я провел их в зал для ознакомления с местом главного действия. Вся мебель у нас стояла вдоль стен и даже журнальный столик был между двумя диванами (зал не был квадратной формы и поэтому мебель мы с женой расставили таким образом). Центр комнаты был совершенно свободным, на полу два пушистых ковра из чистой шерсти. Ребята огляделись и начали выбирать позиции с которых им было бы удобно, а главное бесшумно, напасть на мою жену, связать, заткнуть кляпом рот и уволочь в спальню (которая им, кстати, понравилась, так как кровать была достаточно широкая, сделанная на заказ, и на ней запросто могли «барахтаться» несколько человек). Я посоветовал парням «боевые действия» вести ближе к середине комнаты, потому что кое-где у стен у нас были напольные вазы, которые в пылу борьбы могли опрокинуться и наделать лишнего шума. «Только проведите «захват» как можно бесшумней, ребята!» — все время напоминал им я. «Да не переживайте Вы так сильно, мы славно «упакуем» вашу куколку, комар носа не подточит!» — успокаивали они меня. Мне не очень нравилась их самоуверенность, но… Наконец они выбрали позиции: Валера … (я, к сожалению, знал имя только одного) стал за дверью. Первым в «бой» вступал он: его задача была напасть сзади и зажать жене рот, одновременно другой рукой захватить ее руки под локтями и завести их за спину. Второй, который спрятался сбоку дивана, почти распластавшись на полу, должен был обхватить ее ноги и, подтащив их рывком к себе, таким образом помочь Валере повалить жертву на ковер. После того, как ее «завалят» на пол, вступал в игру третий. Пока первый зажимает рот, а номер два держит ноги, чтобы не брыкалась, связывает ей руки и затем помогает Валере заткнуть жене кляпом рот. Ноги должны были связать в последнюю очередь, если посчитают это нужным. Ребята надели маски, и я приготовился выйти на балкон. В комнате уже практически ничего не было видно. Наконец-то пробило шесть. Еще пять минут томительного ожидания и послышался звук поднимающегося лифта. Я шмыгнул на балкон, а ребята заняли заранее оговоренные позиции. Зайдя в квартиру, супруга включила свет и устало поставила на пол сумки. С балконной двери зала мне было отлично видно и пространство прихожей. Не снимая пальто, прошла на кухню. Я весь напрягся, лишь бы не произошло чего-нибудь непредвиденного. Пока шло все как обычно. «Сейчас она поставит чайник на плиту, потом снимет пальто и повесит его в прихожей, затем пойдет в ванную смывать свой дневной макияж, следующим будет «конский» хвост у зеркала, рассматривание своего лица и переодевание в спальне. Последним — чаепитие с чем-нибудь вкусненьким и затем должна дойти очередь до телевизора, а, следовательно, до зала… ,» — лихорадочно думал я, чувствуя как во мне мощно нарастало непонятное возбуждение. «Такое чувство, наверное, было у римских легионеров перед каким-нибудь решающем сражением. И страшно, да отступать некуда, — подумалось мне — только в нашей «битве» не будет убитых, что уже само по себе радует». Лена (ну, наконец-то, скажет читатель, узнали имя его ненаглядной) сделала все в точности, как я и предугадал, впрочем после десяти лет совместной жизни предвидеть это было не сложно. «Ну, Ленка, — улыбнулся я, когда увидел ее в прихожей в рубашке и темных колготках, — даже здесь попал в точку!» Пока она звенела чайным сервизом на кухне, по силуетам ребят, которые были отчетливо видны в падающем из прихожей свете, но только для меня, понял, что они были в боевой готовности номер один. Тихонько прокрался по балкону до кухонной двери и осторожно заглянул во внутрь. Я был спокоен. Увидеть меня жена не смогла бы при включенном свете и задернутых только тюлевых занавесках. Свет отсвечивал от оконного стекла, и я был для нее абсолютно невидим. Мне же было видно все очень ясно. Лена с задумчивым видом допила чай, затем помыла в раковине чашку и, вытерев руки, направилась в зал. Я тихо прокрался назад к балконной двери в зал, боясь упустить начало «первого акта». Внутри меня все было сжато до предела, в желудке предательски заныло… «Ну, сейчас начнут варить кашу по моему рецепту!!!» — подумал, выглядывая из-за двери. Подоспел как раз вовремя. Жена, кинув по пути последний взгляд на свое отражение в зеркале в прихожей, подошла к дверному проему зальной комнаты. Был отчетливо виден силует Валеры, который прижался к стене и сжался как пружина, готовясь зажать ей рот… Лена уже почти переступила черту дверного проема, как раздался… звонок в дверь!!! «Ну все!!! Все пропало!!!» — думал, как же я буду оправдываться перед женой и, главное как буду представлять весь этот «маскарад»!!! Лена открыла дверь. Это была наша соседка, миловидная и симпатичная девушка, но до нестерпимости болтливая. «Вляпались, так вляпались!!! — не на шутку запаниковал я, — ну и поделом мне, козлу!!! Сам виноват! Сейчас засядит часа на три и… « Но на этот раз, к моему великому облегчению, я ошибся. Оказывается к ней пришел «ухожер» и она пришла одолжить у жены какие-то столовые принадлежности для «официального», как она выразилась, ужина. «Если ты уйдешь через две минуты, то на твое день рожденье обязательно тебе куплю этот набор… ,» — умолял ее про себя, чтобы она, как можно быстрее, ретировалась к своему жениху. Наконец, через пятнадцать минут ее несусветной болтовни в прихожей, она соизволила удалиться. Несмотря на то, что на дворе был промозглый ноябрьский вечер, я почувствовал, что от жуткого волнения мой лоб покрылся испариной. Дверь за девушкой закрылась. Лена, повернув ключ в дверном замке, с улыбкой на лице, наверное от сказанного что-то соседкой, пошла в зал. Пересекла дверной проем комнаты и повернула выключатель… Вот здесь-то все и началось!!! Валера от долгого ожидания «объекта» потерял бдительность, замешкался на какие-то доли секунды, и этого вполне хватило, чтобы жена успела повернуться лицом к нападавшему. На какое — то время глаза насильника и «жертвы» встретились. Момент неожиданности был упущен, а главное, о внезапном нападении сзади (которое обеспечивало не только быстрое зажатие рта моей жены, но и быстрый захват ее рук в локтях всего лишь одной рукой нападавшего) не могло быть и речи! Я увидел, как ее глаза испуганно расширились. «О-о-й!» — выдохнула она из себя. Валера вышел из оцепенения. Его рука мгновенно метнулась к ее рту. «ПОМ-О-ГГГМ-М-М-М!!!» — начала было кричать жена, но широкая ладонь Валеры мощно накрыла Ленкин рот. Невыполнение одного из пунктов «первого акта», а именно — незахват Лениных рук в локтях, — повлек за собой целую цепь непредвиденных событий. Жена повела себя совершенно неадекватно «среднестатистической жертве», находившейся в подобной ситуации. Воспользовавшись тем, что ее руки были свободны, а руки нападавшегно были заняты зажиманием ее рта (одна рука Валеры обхватила голову Лены в области затылка, а вторая зажимала рот, такое неудобство было вызвано нападением спереди, а не как планировалось), «жертва» извернулась и вцепилась в маску, пытаясь ее стянуть с головы нападавшего, а вместе с ней желательно и кусок его скальпа. Такой поворот в деле был неожиданностью для всех. Чтобы избежать нежелательного «разоблачения», Валера должен был обхватить Ленку сзади, чтобы одновременно обездвижить ее руки и зажать рот. Быстрым движением он развернул мою жену на сто восемьдесят градусов и, на мгновение убрал руку с ее рта, чтобы заломать руки за спину. Это ему удалось. «НА ПОМ — М-М-М-М-М!!!» — попыталась воспользоваться моментом Лена, но ладонь насильника успела зажать, уже было вырывавшийся из уст моей жены, крик. Я смотрел как завороженный на разворачивающуюся передо мной «драму»! Наконец в игру вступил номер два. Он почему то не помог Валере сразу, а как будто ждал своего выхода именно после того, как первый должен был выполнить свою «программу». «Как в театре, — подумал я, — второй акт обязательно только после первого! С разницей лишь в том, что в тюрьму не сажают, если спектакль не удался!!!». Валера уже одной рукой обхватил локти моей супруги, а второй продолжал глушить ее крики, преводя их в нечленораздельное мычание. Ленка была особенно хороша в «захвате» чужого мужчины!!! Он был выше ростом и, запрокидывая ей голову нажатием своей руки, зажимая рот, он тем самым прогибал ее тело. Ее бедра, обтянутые темными колготками, немного распахнувшаяся вверху рубашка, которая оголила небольшой участок ее груди, а белый треугольничек трусиков, видневшийся из под задравшейся внизу рубашки, делал картину просто великолепной!!! Тем временем «номер два» пытался провести захват ног моей супруги. У него тоже не все прошло гладко. Подскользнувшись на ковре, он упал на одно колено и тем самым ослабил свой захват Ленкиных щиколоток. За что сразу же был вознагражден по заслугам. Нога жены тут же впечаталась ему в нос. Он глухо ойкнул, на время от боли потеряв ориентацию в пространстве. «Да хватай же ее скорей за ноги, баран!!!» — пытался вывести его из шока Валера. «П-М-Г-Т ТТММ» — пыталась кричать Лена. «Да… ! Профессионалы!!! Вашу мать… !!!» — чертыхался я на балконе, наблюдая за развернувшейся … баталией. В какой-то мере был даже горд за жену! Опыт подобного рода «игр», проведенных со мной не пропал для нее даром. Даже стал «болеть» за нее, на время забыв, кто все это затеял и для чего. Наконец, пришедший в себя «номер два» обхватил Ленкины ноги и они с Валерой, тихо чертыхаясь повалили мою жену на ковер. «М-М-М-М-М!!!» — извивалась она под напором двух мужских тел. Они завалили ее на живот. Прогибаясь назад, и, тем самым, пытаясь освободиться от плотного захвата, жена великолепно выставляла свой зад, обтянутый тугими белыми трусиками. Она билась как амазонка!!!»П-М-М—П-ММММ… « — раздавалось из ее зажатого Валериной ладонью рта. «Тихо, девочка, тихо!!!» — успокаивал ее он, пытаясь обездвижить, придавив ее своей массой. «Да, навались ты на ноги всем телом, идиот!» — подсказывал он своему напарнику. Тот так и сделал. «ММММММ… !» — застонала Ленка, под тяжестью двух тел, чувствуя, что ее свобода движения существенно ограничилась. «Ну, вот и третий, — чуть не расхохотался я от нервного напряжения, когда увидел, что стоявший все это время как истукан третий подельник, вдруг оживился и стал доставать из кармана куртки веревку и кусок белой материи — ну, точно как в театре!!!» «Вяжи ей руки, скорее!!!» — приказал ему Валера. «НММНММ!!!» — моя жена сделала попытку рывка, но из под трех мужских тел, которые в буквальном смысле навалились на нее, это было бесполезно. «ГММНМММ!!!» извивалась она под тремя насильниками, один из которых уже связал ей запястья. «Прихвати и в локтях, да потуже, — посоветовал ему Валера, — а то наша красотуля дюже прыткая оказалась!!!» «МГММММ!!!» — видно было как она прогнулась от боли, когда ей стянули веревкой локти. «НМНГМ-М-М-М!!!» — возмущенно промычала Лена и неожиданно задергалась. «Тихо, лапуля, тихо, ну зачем так возмущаться, — приговаривал Валера одной рукой зажимая ей рот, а второй расстегивая рубашку. «МГНРМММ!!!» — простонала жена и дернулась всем телом, которое Валера уже успел повернуть на бок прямо по направлению к балконной двери, за которой в перевозбужденном состоянии прятался я. Ее прогнувшееся вперед тело оголило грудь. Валера тут же воспользовался моментом и начал осторожно мять соски. «Ну, тихо, моя девочка, тихо… — приговаривал он, с каким-то диким упоением лапая грудь моей Ленки, — ну-ну, лапонька, ну не брыкайся… лучше расслабься… не бойся, твой муж ничего не узнает… это все останется между нами!» «НМНМНМММММ!!!» — Лена продолжала прогибаться, пытаясь уйти от его руки, так бесцеремонно ее лапавшую, но тем самым, сама того не желая, все больше и больше возбуждала мужчин, державших ее «плену». А возбудиться было от чего!!! Задравшаяся рубашка жены, открывала обзор ее бедер и аппетитное пухлое «место соединения» ее великолепных ножек, которое обтягивали плотные тугие трусики белого цвета, заветно маня себя пощупать через темные колготки, после каждого напряженного прогиба ее тела. Наконец моя мечта стала сбываться! Трое мужчин напали на мою жену, повалили на пол, связали, зажали ей рот и все это «живьем», на моих глазах, и, самое главное, без всяких игровых правил, заранее обговоренных с жертвой!!! А значит игра «главной героини» была более чем правдоподобна, она была достойна Оскара!!! Тем временем третий напарник при виде бедер «жертвы» и, просвечивающихся через темные колготки трусиках, совсем потерял голову от возбуждения, напрочь забыв, что следующим его действием было затыкание рта моей супруги кляпом, который он давно держал на готове. Его дрожащая от перевозбуждения рука полезла ей под рубашку. Чуть оттягивая резинку трусиков вместе с колготками, запустил всю ладонь ей в промежность. Захватив в пятерню всю ее сочную плоть, начал с упоением сжимать ее половые губы. Я чуть не одурел от развернувшейся передо мной картины, наблюдая как его палец ритмично задвигался во влагалище моей жены, приподнимая бугорком ее трусики. «НГМ-ММММ!!!» — задергалась Ленка, от такой наглости. «Тише, ты… ну… ну не брыкайся же, кобылка… , не все же тебе мужа потчевать… мы немножко поиграем и уйдем… « — крепче зажимая ей рот, приговаривал Валера. Затем, обращаясь к своему напарнику, который, подкатив в упоении глаза, во всю обрабатывал половую щель моей ненаглядной своим пальцем, прошипел: «Идиот! Тормозная колодка у тебя вместо головы… кляп давай, баран,… ну, быстрей же!!!» «Третий номер» с сожалением вытащил свою руку из трусиков и подал кусок белой тряпки, свернутой в тугой и плотный ком, Валере. «НГМНММГММММ!!!» — рванулась что было сил Лена из крепких объятий нападавших., но мужчины, перевернув ее на спину, сильнее навалились на нее своими телами, припечатывая к ковру и лишая свою жертву последней возможности серьезного сопротивления. Одна рука Валеры плотно сжимала рот моей супруги, придавливая ее голову к ковру, вторая уже держала наготове кляп. «НГГМНММММ!!!» — отчаянно пыталась мотать головой жена, видя приближающийся к ее рту кусок плотного и тугого матерчатого кляпа. Но рука насильника сильно прижала ее голову к полу. «Ну, не дергайся, лапуша,… — шепнул ей на ушко Валера, — и одновременно быстрым движением убрал свою левую руку с ее рта, а правой почти молниеносно зажал ее рот тряпкой. «Нет!!! На пом — м-м-м!!!» — попытку Ленки позвать на помощь, прервала вдавившаяся в губы тряпка. Сжав плотно губы, она изо всех сил пыталась не пустить плотный и тугой кляп себе в рот. Валеру уже начала злить вся эта затянувшаяся канитель с «упаковкой» моей супруги. Свободной рукой он зажал ей нос, а второй настойчиво пропихивал в рот кляп. «НЕ НД… НА ПМЩ… ПМГТЕ… « — сопротивлялась Ленка, предчувствуя, что скоро тугой комок тряпки плотно заткнет ее рот… Мужики, придавив своими телами свою жертву, помогали Валере быстрее справиться с затянувшейся «операцией». Наконец, не имея возможности дышать, моя жена в каком-то исступленном последнем рывке попыталась прогнуть свое тело и… открыла рот… «ПОМ-УХМ» — в ее рот, наконец, буквально провалился тугой кляп. «Хух,… , — выдохнул из себя Валера, — а ты оказалась крепким орешком!!!». И тут же приказал своим помощникам: «А ноги ей, все-таки, свяжите! Очень уж наша красотка бойкая… Под коленками тоже не забудьте притянуть, а то еще умудрится что-нибудь перевернуть, чтобы привлечь внимание соседей… !» Ребята тут же принялись исполнять приказ своего старшого. «УХМ-УХМ-МММ» — глухо стонала через тряпку, плотно заткнувшую ей рот, Лена, пока двое насильников туго связывали ее ноги. Наконец — то с «успокоением» моей жены было покончено. Парни устало присели на диван и закурили сигареты, внимательно рассматривая свой будущий объект насилия. Жена, обессиленная неравной борьбой, лежала на спине не двигаясь. «Как же она хороша!!!» — думал я, разглядывая Ленку через балконную дверь. Перехваченные веревками в двух местах ноги казались особенно стройными, задравшаяся рубашка открывала великолепный вид на ее тугие бедра с ярко выделявшимся треугольником трусиков под темными колготками. Стянутые за спиной руки выпячивали ее упругую грудь, которая вызывающе виднелась из-под растегнутой Валериной рукой рубашки. Рот был плотно заткнут тряпкой свернутой в тугой аккуратный комок, часть которого выступала сантиметра четыре из под ее растянутых кляпом губ. При виде такого лакомого кусочка я чуть было не вскочил в комнату, чтобы самому принять участие в изнасиловании своей же собственной супруги. Однако вовремя осадил свою прыть. Посмотрев на часы, я с удивлением заметил, что весь этот «цирк» занял не более пяти минут, хотя мне показалось, что с моей женой боролись часа три! Докурив сигареты, ребята поднялись с дивана и приблизились к моей «спеленутой» супруге. «М-УХМ-МММ!!!» — отчаянно задергалась Ленка в своих путах. Видно до последнего момента думала, что все закончится простым ограблением нашей квартиры и она избежит, все-таки, участи быть изнасилованной. «М-МММ!!!» — парни обхватили в трех местах связанное женское … тело и подняли его с пола как тяжелый ковер. «М-УХМ-МММ!!!» — изо всех сил извивалась жена в их руках, пока ее несли в спальню. «Ну, телочка, что же ты так брыкаешься… как будто мы тебя на убой ведем, — успокаивал ее Валера, крепко обхватив тело Лены под грудью, — только отведаем твоего прекрасного тела… не бойся, больно тебе не сделаем…» Я прокрался к спальной двери и застал момент, когда ее буквально плюхнули животом на кровать. «ХМ-МММ!!!» — пыталась перевернуться на спину супруга и, наверное, попытаться защититься даже при помощи связанных ног. Но один из нападавших, взобравшись на кровать, одной рукой придавил ее голову, а второй вдавил грудью в кровать. Сзади, расстегивая ширинку брюк, подошел Валера. «Подложи нашей девочке подушку под живот!» — приказал он своему второму помощнику. Ленке тут же была втиснута подушка, которая сразу аппетитно подняла ее попку. «М-МММ!!!» — пыталась скатиться с нее жена, но крепкие руки первого парня удержали ее на месте. «А ты, — приказал он второму, — не вздумай ей развязывать сейчас ноги! Мы нашу лапулю дожны сначала «разогреть»!» С этими словами он достал свой жилистый средних размеров член, который по всей видимости готов был лопнуть от напряжения., и взобравшись на кровать начал приспускать моей жене колготки вместе с трусиками. «М-МММ!!!» — напряглась всем телом Ленка. «Держи ей ноги, — сказал он свободному парню, взгромождаясь сзади на мою жену, — а ты следи, чтобы тряпку не вытолкнула изо рта, — адресовал он первому, — конечно, лучше бы эти ножки развязать, да уж… « — с этими словами, спустив моей супруге колготки с трусиками до середины ее бедер, начал тереться членом о ее попку. «М-МММ!!!» — безнадежно сопротивлялась моя жена. Мне было отчетливо видно ее лицо с раскрытыми от ужаса глазами и растянутым плотным кляпом ртом. Валера тем временем, потеревшись своим членом, пытался теперь вставить его в ее влагалище. Это было не совсем легко со связанными ногами жертвы. «Эй, да наша, птичка, совсем сухенькая… А ну посмотри, что там у нас имеется из косметики?» — сказал он парню, который придерживал связанные ноги моей жены. Тот быстренько повернулся к столику перед зеркалом (оно было как раз сзади, давая мне, кстати, великолепную возможность наблюдать «действие» одновременно под двумя оптическими прицелами). Он был заставлен всякими кробочками, баночками, тюбиками, флакончиками… Взяв какую-то баночку, он протянул ее Валере. Зачерпнув двумя пальцами содержимое склянки, «главарь» всунул их в промежность судорожно сжавшейся Ленки. «»М-МММ!!!» — запротестовала супруга. «Ну… , ну… , дорогуша, для тебя же лучше будет, — приговаривал он смазывая влагалище моей жены какой-то мазью, — муженек, небось, не драл тебя «на сухую», а у нас времени нет тебя долго «разогревать»!» С этими словами он приставил свой член к влагалищу. «М-МММ!!!» — дернулась Лена из последних сил, почувствовав упругую плоть чужого мужчины, воткнувшуюся сзади ей в промежность. Поводив бедрами, Валера немного напрягся, и выдохнув из себя «ну, поехали», буквально всадил в нее свой член. «М-МММ!!!» — судорожно задергалась под мужским телом жена. «Ну, лапонька… , ну же… , тише… , девочка… , тише… , — навалившись на Ленку всем своим телом, приговаривал «насильник», одновременно пропуская обе руки под ее груди, — т — ссс… , лапуля… , т-ссс!». Мне казалось, что я терял сознание. Какой-то незнакомый мужчина в моем присутствии «имел» мою любимую жену. В отражении зеркала хорошо были видны стянутые до бедер колготки с трусиками и как мощно двигалось чужое «орудие» в Ленкиной промежности. Валера с упоением мял груди жены, с силой вдавливая ее тело в матрас, как-будто пытаясь пропихнуть внутрь влагалища вместе с членом и свои яйца. Голова супруги дергалась в такт Валериным толчкам. «МММ!!!» — пыталась что-то прокричать она, но плотный, тугой кляп, торчащий изо рта, растянув до боли губы, не давал ей никакого шанса! Ритмичный скрип кровати давал понять о происходившим в спальне действии! Через две-три минуты Валера задвигался быстрее и, подкатив глаза, всей своей массой навалился на мою жену, судорожно сжимая ее груди и впившись сзади, от подкатывавшегося наслаждения, своими зубами ей в шею. «М-МММ — МММ-М-М!!!» — простонала Лена сквозь плотную тряпку, затыкавшую ее рот. «М-МММ!!!» — пытаясь привести насильника в чувство и, давая понять, что он причиняет ей боль. Наконец, с каким-то животным рыком он дернулся, засаживая до отказа свой член во влагалище, и через несколько секунд обессиленный скатился с тела моей жены. «М-МММ!!!» — облегченно вздохнула она. Но передышка была недолгой. Через пару минут, возобновившийся скрип кровати, объявил, что на моей супруге уже был «новый наездник». Картина была умопомрачительно возбуждающая!!! Дальше все шло как в калейдоскопе, второго сменил третий! Ритмичное поскрипывание кровати… , «мычание» моей Ленки… , возбужденное сопение насильников — довели меня до последней степени возбуждения!!! Наконец, после того как от тела моей жены «отвалился» и последний, Валера дал знак, чтобы помощники вышли на кухню. На какое-то время моя изнасилованная жена получила передышку. Все трое зашли на кухню, как понял, для перекура. Осторожно открыв балконную дверь кухни, я вошел внутрь, прижав палец к губам, давая им понять, чтобы ко мне обращались шепотом. Валера, затянувшись сигаретой, жестом спросил, как мне понравился весь ход операции?»Все нормально,» — был мой ответ. Потом шепотом задал вопрос: «Как будем уходить, по одиночке или все вместе?». «А мы еще не закончили! — удивленно ответил полушепотом Валера, — ты, что думаешь я упущу такую попку не отметившись в ней? Не-ет! Все основное еще впереди!» Я немножко заволновался, не то чтобы никогда не пробовал свою милую «туда», но это бывало довольно редко, здесь же ее анусу предстояло выдержать подряд вторжение трех мужских членов. «Ну, хорощо… ! Только кто-нибудь один из вас, а не все трое! Боюсь, что она не выдержит!» — промямлил я, зная что особо ничем не могу им помешать, сам стал заложником подписанного мной же контракта. «Нет «поимеем» мы ее троем и по очереди!» — отрезал Валера. «Только смажьте ее хорошенько, чтоб не так больно было… « — сдался я. «А тебя чего это так на сердобольность-то пробило? А… ? Поздно жалеть о случившемся! Сам нам ее подставил. При Олеге ты, кстати, об ее попке ни слова не промолвил! Об орале предупреждал, да! Так, что единственное, чем ты можешь помочь своей женушке, так это дать нам простого вазелина, а то тот крем быстро впитывается в кожу. « — приказал «главарь». Я открыл ящик с аптечкой, который висел тут же на стене в кухне, и протянул им баночку с вазелином. «Ну, вот, она, я думаю, будет рада!» — ехидно улыбнулся Валера и махнул рукой парням, давая понять, что пришла пора продолжить начатое «дело». Я же понуро пошел занимать оставленный наблюдательный пост. Со спущенными колготками и трусиками, туго связанная по рукам и ногам, с плотным тряпичным кляпом во рту, с подложенной под живот подушкой, приподнимавшей ее попку — жена была похожа на «жертву» какого-то дикого языческого ритуала, смиренно ждавшей своей дальнейшей участи на жертвенном алтаре. Почувствовав, что ее насильники вернулись, Лена беспокойно заерзала на животе. Валера, взяв двумя пальцами вазелин, без лишних церемоний сел моей жене на ноги. «М-М-МММ-М!!!» — забеспокоилась «жертва», когда почувствовала, что пальцы Валеры обильно смазывали ее анус какой-то мазью. «М-М-МММ-М!!!» — задергалась она, когда насильник пальцами одной руки раздвинул ее ягодицы, а один из пальцев второй проскользнул ей в анус, смазывая его стенки вазелином. «М-М-МММ-М!!!» — Ленка дернулась так сильно, что чуть было не сбросила себя Валеру. «Успокойся, девонька… , не дергайся так сильно, а то будет больнее… , — успокаивал он жертву, выпустив из брюк свой уже окрепший «агрегат» и нежно массируя обеими руками зад моей жены, — а вы не … стойте как истуканы,» — обратися он к своим напарникам. Один из них тут же вдавил ее голову в матрас, а второй крепко обхватил ноги. «М-М-МММ-М!!!» — бешенно, насколько могла, забилась в ужасе жена, почувствовав, что насильник раздвинув ее ягодицы приставил свою напряженную плоть к ее анусу. «Тихо, телочка, тихо… ! — приговаривал Валера, помогая рукой своему члену сломать сопротивление сжавшегося сфинктера моей жены, — ты только не брыкайся, как кобылка… , лучше расслабь свою дырочку… и помоги мне… , все равно ведь не избежишь этой участи… , а так тебе не будет так больно!». «М-М-МММ-М!!!» — рванулась из под насильников жена, когда член Валеры сломил сопротивление попки бесцеремонно протаранив ее и, буквально, насадив как на копье, но сильные руки помощников «старшого» буквально припечатали ее к кровати. Член Валеры сначала медленно, а затем, набирая темп, ритмично задвигался в ее попке. «М-М-МММ-М-УХМ-МММ!!!» — проревела Ленка сквозь плотный кляп, чувствуя как мощный кол разворачивает ее анус!»Ну… , ну же… , потерпи немножко, моя козочка… , я скоро кончу… !» — успокаивал Валера мою жену, засаживая свое «орудие» в ее упругий зад по самые яйца. Лицо жены покраснело от боли, из глаз потекли слезы. В этот момент я проклинал себя и свою «затею». Видя ее страдания, дал себе зарок не только загнать своего «джина» в бутылку, но и забросить его далеко в море навсегда. Вообще состояние, по правде сказать, было странное. С одной стороны мне было жаль свою супругу, с другой моя «вдзыбившаяся плоть» говорила об обратном! Было ощущение какой-то первобытной страсти, когда людьми еще не был изобретен институт брака, и самцы с диким упоением, зачастую силой, «брали» понравившихся им самок! Пытаясь разобраться в своих довольно противоречивых чувствах, я не заметил, как Валеру сменил, другой его напарник, тараня, уже порядком развороченный, анус моей жены. Пришел в себя только тогда, когда третий подельник уже вовсю «накачивал» зад Ленки. Она уже не брыкалась и не «мычала». Скрип кровати, дергание ее головы в такт члену, с большим усердием полировавшему ее прямую кишку, возбужденное рычание «наездника» — вот и все звуки, доносившиеся из спальни. Моя жена, как мне показалось, потеряла сознание. После того, как с задницей моей жены было «покончено», Валера отдал приказ перевернуть ее на спину и развязать ей ноги. «Теперь она кобылка объезженная!» — ухмыльнуся он, стягивая с нее пониже колготки с трусиками. Широко раздвинув ей ноги засадил во влагалище свой член. Лена действительно была без чувств и никак не отреагировала на новое вторжение в свое «лоно». Я не на шутку испугался и хотел было уже, плюнув на все, вызвать врача, когда услышал ее слабое «мычание». «Ну, все в порядке! — отлегло у меня от сердца. Теперь хотелось только одного, чтобы весь этот ужас, сотворенный с моей женой моими же собственными больными фантазиями, наконец-то кончился. Я опять поклялся самому себе, что это было в первый и последний раз! Дальнейшую картину изнасилования наблюдал уже без всякого возбуждения. Когда мою супругу «отымели» все трое, парни вышли опять на кухню. Жена, с широко раздвинутыми и согнутыми в коленях ногами, затекшими от тугих веревок руками, с набухшим от слюны кляпом во рту, осталась лежать без движения на кровати. Я осторожно открыл балконную дверь и вошел в кухню. «Ну все, мы свое дело сделали, — сказал Валера, — твоя женушка сегодня отлично сыграла роль нашей «девочки» — тихо хохотнул он. — Ну, да ладно, нам надо инсценировать ограбление… Ты пока покури, а мы пойдем наведем вам «беспорядочек» в квартире, для полного натурала!» Они вышли в зал. Я остался один на один со своими мрачным мыслями. Хотелось только одного: вернуть все как было прежде. Но понимал, что это было уже невозможно. Осторожно выйдя на балкон, заглянул в спальню. Жена лежала в той же позе. В отражении в зеркале мне были видны ее натруженные половые губы. Из влагалища и ануса сочилась чужая сперма. Вдруг не кстати захлестнуло дикое чувство ревности. Захотелось больше никогда не появляться на этой квартире и не видеть эту женщину, которая когда-то была мне верной женой, а сейчас напоминала последнюю шлюху! Однако картина ее упорного и отчаянного сопротивления насильникам (троим здоровенным мужикам), говорила, что эта «крепость» мужественно держалась до последнего. Что в случившемся абсолютно нет никакой ее вины. Дать отпор трем атлетически сложенным мужчинам под силу далеко не каждой особи мужского пола, а здесь… слабая женщина… Я вдруг понял, что с «этим» мне прийдется жить всю жизнь! Но… ,. кто виноват?! Мои мысли были прерваны вошедшими на кухню парнями. «Значит так, — сообщил мне Валера, — первый уходишь ты! Если заметишь что-то, что может нас «засветить», дашь знать! Потом выбираемся мы. Нашей «лапушке», ножки мы уже развязали для удобства, — опять пошло хохотнул он, — а веревку на ручках ослабим, чтобы, когда придет в себя, смогла самостоятельно развязаться. На прощание оставим вот это!» — с этими словами он протянул мне листок бумаги, на котором вырезанными из газет буквами были набраны предложения. С трудом приходя в себя я, все-таки, смог прочитать написанное. «Советуем ничего не предпринимать! Иначе нашу сегодняшнюю «вечеринку» смогут в подробностях просмотреть миллионы пользователей сети! Не делай себе рекламу! Если поступишь по нашему совету, то мы со своей стороны останемся «джентельменами». Узнает ли твой муж? Ну, это зависит только от тебя!». Прочитав записку, я поднял глаза на Валеру. «Ну, а тебе советую помнить о контракте, который вы подписали, кстати, оба!» — напомнил мне он. Мне стало тошно. Я вышел и без всяких предосторожностей, что меня кто-то может увидеть из знакомых, пошел ловить такси… По пути в гостиницу, машинально взглянул на часы, удивительно, прошло всего три часа, а показалось — вечность!»Надо будет позвонить домой, — подумал я, — так будет более правдоподобно, тем более каждый раз, когда уезжаю в командировку, обязательно звоню в тот же день поздно вечером свой жене… «. Дождавшись одиннадцати вечера (хотелось верить, что она успела за два часа избавиться от своих пут и хоть немного прийти в себя), позвонил из гостиничного номера на нашу квартиру. Трубку долго никто не поднимал. Я начал было уже беспокоиться, когда, наконец, услышал хриплый голос своей жены: — Алло! — Привет, дорогая, любимая, ненаглядная!!! — бодро начал я, пытаясь забыть картины изнасилования, мелькавшие у меня в голове. — Здравствуй, любимый… — бесцветным и с какой-то хрипотцой в голосе произнесла жена. — Что?! Что с тобой? Что-нибудь случилось?! — с наигранной тревогой спросил я. — Да… , нет… , ничего страшного… , просто немного простудилась, наверное, — с большим трудом она выдавила из себя, — Когда ты приедешь? — Ну, как и обещал, в воскресенье вечером! А что, уже соскучилась? — придавая игривости своему голосу спросил я. — Да… , очень… ! Любимый, у меня поднялась температура, позвони мне завтра… , пожалуйста… ! А сейчас, прости… , я хочу прилечь… целую тебя, пока! — Да-да, конечно, пойди приляг, милая и до скорой встречи! — ответил я и, проклиная себя, положил трубку… ЧАСТЬ ВТОРАЯ Двойной капкан. Прошло несколько месяцев со дня изнасилования моей жены. Отношения наши изменились, а точнее сказать, мое к ней. Лена изо всех сил пыталась поддерживать естественную и привычную атмосферу в доме, борясь с будорожащими воспоминаниями о произошедшем. Но ее печальные глаза говорили, что в душе у нее была кровоточащая рана, которая будет заживать очень долго. «А заживет — ли вообще,» — думал я, глядя в ее большие темно-зеленые глаза, в которых уже не было того завораживающего блеска, который так сводил меня с ума. «Что же ты наделал… ?! Как … можно было поддаться мимолетнему соблазну своей больной фантазии?! — каждый день не давала мне покоя моя совесть, — заключил со мной контракт… ?! Забыл, что именно я — твоя СОВЕСТЬ-делает тебя ЧЕЛОВЕКОМ… ?! Что без меня ты — НИКТО!!! ЖИВОТНОЕ!!! РАСТЕНИЕ!!! Но — не ЧЕЛОВЕК!!! Ты думал меня усыпить… ?! Но разве тебе — Человеку-Разумному — не известно, что однажды «проснувшись», я «усну» вместе с тобой! Что Я — твой вечный спутник до самого ПОСЛЕДНЕГО твоего ДНЯ… ?!» Меня не покидало ощущение, что я начинал сходить с ума. Осознание содеянного и невозможность ничего исправить делали мою жизнь невыносимой. Вдруг пришло осознание того, что чувствовал ТОТ, кто предал «за тридцать серебренников»! Раскрылся весь смысл сказанного ТЕМ: «Не поцелуем ли предаешь МЕНЯ?!» Мою душу как будто-то бы резанули тонким лезвием… В первые секунды не бывает больно… Только потом… когда приходит пронизывающая все тело боль… и через раздваевающуюся плоть видна кость… Но это можно сшить… ! Наука научилась пришивать даже отрезанные части тела… , пересаживать внутренние органы… , даже сердце… , но не ДУШУ!!! Её — НЕЛЬЗЯ!!! Там — СОВЕСТЬ!!! Нельзя потрогать… только почувствовать… А еще с ней надо — ЖИТЬ… , делить вместе с ней этот «скафандр» — наше грешное тело… «Поэтому ОН удавился, когда понял… ? Может и мне?!» — задавал я себе вопрос. В раскаленном, от произошедших событий, мозгу сами собой всплывали картины. Вот она открывает приехавшему из «командировки» мужу… Прильнула всем телом… , пряча опухшие от слез глаза… «Неожиданно» наступившие «месячные»… Затянувшаяся «простуда», «отбивавшая» у нее охоту к сексу… Понимаю… , сдавала анализы… Думала обо мне… «Ведь он же ни в чем «не виноват… !». Чтобы залечить раны-нужно время… Она «играла»… свою роль «ДО… «. Чтоб как прежде… Я и она… И никого между нами… Желание, чтобы я «ничего» не узнал, придавало ей силы… ЕЙ, но не МНЕ! Я — «ЗНАЛ!!!». И силы мои убывали… каждый раз, когда входил в зал… , в спальню… Здесь ей зажали рот… , связали руки… , всунули кляп… Неравная борьба… , отсюда я за ней возбужденно «наблюдал»… Спущенные с трусиками колготки… , тугие бедра… , «растянутые» плотным кляпом губы… Чужие мужские руки, «по-хозяйски» лапавшие ее… Мучился не только я, но и она… А картины, всплывавшие у нее были намного ярче… Мы мучились и «молчали»… Надо было что-то предпринимать. Первой не выдержала моя любимая. Как-то, сидя в зале перед телевизором, она промолвила: «Андрюш, а давай поменяем ковры. Мне кажется, что, все-таки, они не очень подходят к нашей мебели… «. Немного задержавшись с ответом, чтобы она не поняла, моей радости (давно обдумывал этот вариант!), довольно вяло ответил: «Ну, если хочет мое солнышко, то я не против, — потом добавил, — вообще-то знаешь что, а давай продадим и квартиру, или обменяем с доплатой или без!!!» Она посмотрела на меня изучающе. Я попал в точку! Говоря «ковры», она имела в виду «ее»!»А откуда мы возьмем столько денег?» — спросила она. «Ну, — оживился я, хватаясь за эту идею, как утопающий за соломинку, надеясь в душе таким образом как-то облегчить наши страдания и избавиться от мрачных воспоминаний, — есть разные варианты, в конце концов есть банковские кредиты. Я неплохо зарабатываю, по всей видимости, получу прибавку к зарплате в этом году. « «Знаешь, — продолжал я, — это идея! Давай, действительно, изменим полностью наш быт-купим новую квартиру, мебель, и избавимся наконец от этой кровати в спальне, — неожиданно вырвалось у меня». Лена вопросительно посмотрела. Я обнял ее за плечи, пряча глаза, и прошептал на ухо: «Да, да, любимая, ты не ослышалась — «эту кровать». Понимаю, тебе будет тяжело с ней расставаться, сделана по твоему заказу и тому подобное… , я боялся тебя обидеть, но мне почему-то всегда было неудобно на ней спать… , как-то сон меня не берет. Но сейчас, крогда мы решили поменять квартиру, решительно заявляю, — выкрикнул игриво, переводя все в шутливый тон, — или Я или КРОВАТЬ!». «Да-да… , кровать, — задумчиво произнесла жена, а потом будто встрепенувшись, спросила, — а что мы уже, действительно, решили поменять квартиру?» «Окончательно и бесповоротно! — театрально продекламировал я и снова обнял жену, через секунду добавил, — если, конечно, моя рыбка, не против?». «Она… НЕ ПРОТИВ… , Андрюшенька… !» — тихо ответила Лена. — — ————————————————————————————- — Сегодня на душе у меня было легко. Я возвращался домой после трудного рабочего дня. На дворе был конец апреля. Природа оживала. А вместе с ней оживал и я. Голову уже не так сильно жгли проклятые воспоминания «прошлого». «Ну, наконец-то, все наладится-думал я, — подходя к подъезду новой многоэтажки, — квартиру купили… , правда, в кредит, но ничего, как-нибудь выкрутимся… Вчера, вон, новую мебель расставили… Ленка, опять же, стала себя лучше чувствовать… «. С такими весенними мыслями, я зашел в подъезд и нажал на кнопку лифта. От непонятно откуда взявшейся ничем необъяснимой радости, «замурлыкал» какой-то легкий мотивчик. На душе было легко и весело. Вдруг зазвонил телефон. «Кто бы это мог быть?» — подумал, входя в лифт: — Алло! — Здравствуйте, дорогой Андрей Петрович! — раздался голос из трубки — Здравствуйте! — ответил машинально, пытаясь опознать звонившего. — Как жизнь-то молодая? Как вообще идут делишки-то? — Да, спасибо, хорошо! — ответил я и про себя добавил, что все-таки это большое свинство не представляться сразу по телефону, как будто бы каждый обязан обладать великолепной слуховой памятью на все голоса знакомых людей. Сейчас гадай, кто же это мог быть… Голос мне показался знакомым и, в тоже время, не совсем. По крайней мере слышал я его не часто. — Как дела у супруги? — продолжал он с той же настойчивостью действовать мне на нервы. — Да тоже, ничего, спасибо! А с кем имею честь? — не выдержал я. — Ну, Андрей, неужели не узнал? — удивились в трубку. — Да что-то не припоминаю… — поморщившись произнес я. — Ну, а мы Вас помним, не забыли, так сказать… , а особенно… Вашу супругу… — в трубке многозначительно замолчали. — А… ! — всю моя прежнюю веселость как рукой сняло, в мгновение ока нахлынувшие воспоминания спустили меня на эту «грешную землю». — Ну, да! Это-Олег! — подтвердили мою догадку. — Чем же… обязан Вашему вниманию? Насколько я понимаю, действие нашего с Вами «контракта» закончилось! — сухо ответил я. — Ну, зачем же так рубить с плеча! — пожурили в трубку, — разве «старые» друзья не могут просто встретиться, поговорить, выпить по рюмочке, наконец… ? — А я Вам не друг! Не «старый» и не «новый», вообщем никакой! — зло отрезал и отключил мобильный. «Сволочь-, подумал я, — что ему нужно от меня?». На душе стало муторно от предчувствия чего-то мерзкого и гадкого. Выйдя из лифта, достал из кармана ключи от квартиры. Тишину на лестничной площадке опять пронизал раздавшийся звонок моего телефона. Взяв трубку решил окончательно и бесповоротно прекратить все это «безобразие» и уже доставал из памяти все известные мне матерные выражения. Но не успел… — Значит так, паря! — железный тон говорившего остановил уже было вылетавший из меня матерный набор слов, — Времени у нас нет с тобой распотякивать! Завтра в 18. 00 я жду тебя в нашем «старом» кафе! Ты же его хорошо помнишь?! Если не прийдешь, то жди последствий… , самых неожиданных… ! И запомни самое главное — «МЫ» не шутим! Связь прервалась, тем самым … давая понять, что на все мои возражения говорившему было абсолютно наплевать. Весь вечер я краем уха слушал «щебетанье» своей Ленки о каких-то занавесях, накидках, всякой чепухе… «Что мне ждать от этой встречи?» — не давал мне покоя вопрос. На следующий день на работе я был сам не свой!»Идти или не идти? Вот в чем вопрос!» — прокручивал в мыслях иронично переделанную фразу из шекспировского «Гамлета». Наконец решил: «Идти! Хотя бы потому, чтобы положить конец всему этому раз и навсегда!»Дождавшись окончания рабочего дня я нанял такси и поехал на встречу в «наше» злополучное кафе. Расплатившись с таксистом, уверенной и размашистой походкой вошел в здание. Меня уже ждали. Вернее ждал. Он был один. При виде меня встал из-за столика и любезно пригласил меня составить ему компанию. — Ну, наконец-то, Петрович! Сколько лет, сколько зим! — улыбнулся Олег и протянул руку. — Давай ближе к делу! — не подавая руки, я присел на краешек стула, давая понять, что долгий разговор не в моих планах. — А ты зря так! Располагайся поудобней. Разговор у нас будет серьезный и боюсь что долгий… Закончить фразу ему помешал официант, поставивший на стол бутылку «столичной» и к ней холодные закуски на две персоны. — Ты что думаешь, пришел сюда выпить с тобой на брудершафт? — зло прищурившись заметил я — Нет, конечно, после вчерашнего разговора я так не думаю, — спокойно ответил Олег, а потом, разливая в рюмки водку, добавил — но прийдется! Да-да, уважаемый Андрей Петрович, мы просто вынуждены стать друзьями! Другого выхода просто нет! — он закончил фразу и, посмотрев внимательно мне в глаза, залпом опрокинул рюмку. В этот самый момент захотелось ему врезать в челюсть. — Что значит «прийдется»? — спросил я — Понимаете, Андрей, в жизни бывают случаи когда мы всеми силами создаем различные «обстоятельства». Холим их, лелеем… И не замечаем, как наступает момент, когда они выходят из под нашего контроля и… уже командуют нами. — Хватит философии, говори короче! У меня нет времени. Жена… ждет! — я почему-то запнулся при слове «жена». И вдруг я понял!!! — Да… ! Жена… ! — многозначительно промолвил Олег, выпивая вторую рюмку, и, облокотившись на стол локтями, приблизил ко мне свое лицо, произнес-Вот она — та «НАМ» и нужна! — Что значит… — Нужна? — ответил он вопросом на вопрос, — в самом прямом смысле! — Но… — Да-да, «контракт» у нас закончился… , но это для тебя, Андрей… , но… не для ТВОЕЙ СУПРУГИ! — холодно проговорил он, глядя мне прямо в глаза. — То есть… ? — Она понравилась «ИМ»! — выдохнул из себя Олег и опрокинул третью рюмку. — Кому… ?! — прошептал я, чувствуя, что вляпался во что-то серьезное. — «ИМ» — это всемирной организации «ЛЧЖ». Поверь мне, это очень влиятельные люди и с о-о-о-чень большими деньгами! О таких деньгах ты не слышал, а если даже услышишь — не поверишь! — Подожди, Олег, меня не интересует всякие там «ЛЧЖ» и «МСЖ», или что-то в этом роде! Интересует только одно! Что на моей Ленке свет клином сошелся?! Да посмотрите вокруг!!! Сколько красивых женщин!!! На любой вкус! Да, тем более для твоей «ПСЖ», с их-то деньгами, это раз плюнуть заиметь любую из них! — Ну, это твоя версия. Но, как у любой уважающей себя организации, у них есть устав… — Да чихать я хотел на их устав, — перебил я его, Елена-МОЯ ЖЕНА! И мне больше не хочется проводить на ней всякого рода эксперименты! Хватит! Один раз было… ! Больше не хочу… ! Как оказалось… это… очень… больно… ! — Да! Ситуация! — сказал Олег, — да ты, Андрюш, выпей, полегчает!, — потом продолжил-Вот это им как раз и НУЖНО! — Что нужно!!! — выкрикнул я. — Да вот это! ЧУЖАЯ ЖЕНА… ! Да чтобы и мужу… БОЛЬНО… ! — Не понял?! — оторопел я. — А что тут непонятного?! Извини, Андрей, ты, конечно, грамотный мужик, а слушать до конца собеседника тебя все-таки не научили… — Не затягивай! — приказал ему я. — Так вот, — выпалил он из себя, — «ЛЧЖ» в транскрипции означает не что иное, как — клуб «Любителей Чужих Жен»! — А причем тут моя жена?!!! — заорал я — Не ори!… твоя Ленка для них — ЧУЖАЯ жена! ТЫ… ПОНЯЛ… , НАКОНЕЦ?! — Олег как будто не произнес, а пропечатал каждое слово последней фразы. — Налей! — сказал ему я, пытаясь прийти в себя. Выпив, тут же сам налил себе вторую и опрокинул ее залпом вслед за первой , жестом показал, чтобы наполнили и третью! — Ну, вот, это уже совсем другое дело! — одобрительно сказал Олег, — Да ты не переживай так, Андрей, поверь мне, через некоторое время привыкнешь! — Почему я тебе должен верить?! Тебе — то откуда, быдло, знать, что я чувствую?! — немного опьянев от выпитых подряд двух рюмок водки произнес я. — А ты что действительно думаешь, что ты один такой «несчастненький»?! Что только у тебя жену «увели» таким образом?! — Не понял? — спросил более спокойным голосом. — Да я ТАКОЙ же как ты — бывший «ФАНТАЗЕР»!!! — перегнувшись через стол шепотом буквально прокричал он мне в лицо, — и «фетиш», мать его… , у нас тоже с тобой… один и тот же! — … ?! — Да! Что глаза выпучил?! Не верится? А ты поверь! Человеку в трудные минуты всегда кажется, что это могло произойти только с ним… , и ни с кем больше! Но на земле более шести миллиардов людей!!! И надо быть полным эгоистом, чтобы выделить себя из всей этой массы, даже в этом плане! — Так значит… и… ты… — не успел закончить я, как он меня перебил. — … жертва! — досказал Олег, а потом добавил-, точнее сказать «ОНА» — моя Надя. А… я… смирился… , и как видишь, даже занимаю один из «руководящих» постов в этой организации, хоть и нахожусь на одной из низших ступений их «иерархии»! — Так ты что сдаешь в «аренду» свою жену?! Да… , веселенькое дело! Муж-сутенер свой собственной супруги! — А ты не смейся! Завтра прийдешь по одному адресу, поговорим более серьезно и подпишем новый «контракт» в более спокойной обстановке! — он произнес эту фразу таким тоном, как-будто я уже дал согласие и осталось уладить кое-какие мелочи. — Нет, да вы в своем уме, или уже того… ? — покрутил я пальцем у виска. — Вполне! — коротко ответил Олег. Я встал, давая понять, что разговор закончен. Не успев толком повернуться к выходу, услышал фразу, брошенную Олегом мне вслед: — Передай привет своей «лапушке», «козочке», «девоньке» и… как там еще? Я остановился как вкопанный. По спине пробежал предательский холодок. «Этими словами называл Лену Валера, когда он ее… — подумал я, — но откуда Олег — то знает? И как моя жена, в конце концов, могла понравиться «ИМ»?»ОНИ» что-ее ВИДЕЛИ?!» От неожиданной догадки меня прошиб холодный пот. «У них есть видеоматериалы «дела»! Но каким образом? Ведь не было же… « Я резко повернулся к Олегу. Он, ухмыляясь, жестом пригласил меня снова присесть. Налив водки протянул мне рюмку. — Нанотехнология, Петрович, наука будущего. Представляешь, в спичечную головку умудрились видеопередатчик запихнуть! Сидишь себе где-нибудь в Чистоплюеве и видишь, что творится у соседа. Если сюжет интересный, то можно и записать! Кнопочку приемника видеоизображения нажал и — все!… Материал — ваш! На вечную память… о случившемся! А самое-то главное, соседу и невдомек! Во дают! Андрей, если честно сказать, то меня весь этот технологический взрыв мысли в нашем столетии очень пугает, а тебя? — как ни в чем ни бывало он дал мне понять, что дело принимало серьезный оборот. — Но как… — Ну, а когда мы тебя любезно попросили сделать дубликат ключей, ты не подумал — зачем? Ведь ты нас ждал дома, дверь могли открыть и лично Вы — Ваше Величество! Но в Вашем воспаленном тогда мозгу крутились совсем другие «картинки»… Понимаю, сами были такими. А наши ребята пришли раньше Вас и установили, где только можно было, «последний писк» технической мысли — жучки-микрокамеры. Которые потом предусмотрительно сняли, когда пошли «рисовать картину ограбления». У нас было так много сюжетов, что можно было сделать целый сериал. Но это мы оставили в «черновой» полной копии, так, на всякий случай, а ребята из «монтажки» собрали «беловой» фильм для широкого показа публике. Но сначала, как в каждой уважающей себя «киностудии», прежде чем пустить фильм в широкий прокат, его просматривает компетентное «жюри». Понравившиеся «сюжеты», а точнее «актрис» берут на заметку и создают архивное досье… — Для будущего шантажа? — перебил я его монолог. — Ну, в каком — то роде, да! Но-есть одно «но»! У «жертв» не вымогают денежные суммы, а наоборот, предлагают. А «сюжетики» фильма просто играют, так сказать, вспомогательную роль. Чтоб посговорчивее были бывшие… — А ты что, сука… — начал было я, но он довольно грубо меня оборвал. — Да заткнись ты, наконец! Я, в отличие от тебя, «насильникам» своей жены не предагал вазелин, чтобы «разворотили» ее анус! Так что сиди и слушай! — выпив, и немного успокоившись, он продолжил. — Если «клиент» имеет мозги, то становится «служащим» фирмы, за дово-о-ольно приличное месячное вознаграждение, сдавая, как ты метко выразился, в «аренду» свою супругу! — Да… ! Мерзостней работенки придумать нельзя! — промолвил я, опрокидывая рюмку с водкой, — Ну и сволочи же Вы! — А ты не ерепенься! Сам таким же будешь! — отпарировал Олег — Уверен?! — хмыкнул я. — Абсолютно! Проколов у нас пока не было. Все очень просто. Дело в том, что к нам обращаются относительно состоятельные люди. С положением, при должностях… сам понимаешь, — ухмыльнулся он, — оплатить наши «услуги» может далеко не каждый. Ты вот тоже — не совсем пролетариат! В случае твердолобости «клиента» фильм сдается в «прокат» для просмотра широким слоям публики. А человек-животное социальное! Ему, понимаешь, не все равно, «ЧТО» скажут о нем! И даже если, все-таки, он к разным слухам относится «толстокоже», то все это вмиг улетучивается, когда дело касается его «хлебной» работы. Это наш конек! Особенно, когда наш «клиент» — потомственный «непролетариат». От одной мысли, что ему придется взять «во белы ручки» лопату, а после показа фильма это гарантировано, он готов полезть в петлю. Так что… , думай! Было чувство, что я попал в двойной капкан. В мозгу прокручивались картины будущей катастрофы: «С Ленкой — развод! На работе позор и… увольнение! Наверное и по телевидению покажут! А как же?! Из тысячи подобных случаев, только мой попадет… , из-за моей «несговорчивости». Потом, наверняка, судебный процесс… , чем закончится… ?». Посмотрев на Олега я тихо спросил: — Когда я… должен… дать… ответ? — Завтра в 18. 00 буду ждать тебя здесь, — протянул он мне написанный на маленьком листе какой-то адрес, — там и поговорим обо всем, и об условиях «аренды» тоже. Ну и утомил же ты меня сегодня! — с этими словами Олег встал, кинул на стол крупную купюру и, похлопав меня по плечу, произнес-Жду!» Я тупо посмотрел ему вслед. Затем, допив остатки водки, направился к выходу… На следующий день в шесть часов вечера я был на месте встречи. Двери открыл сам Олег. Дружелюбно улыбаясь он пригласил меня пройти в одну из комнат шикарной квартиры. «Устраивайся поудобней!» — указал он мне на кресло, доставая из бара бутылку коньяка. Я чувствовал себя как не своей тарелке. После всех моих «выкаблучиваний», тем не менее сейчас нахожусь здесь. Олег не дал мне уйти в себя со своими мыслями, протянув рюмку, он положил передо мной какой-то документ. — Что это? — спросил я бесцветным голосом. — Это анкета, заполнив которую, Вы «выиграете» путешествие по странам Средиземноморья, — ответил Олег, — и, как ты догадался, совершенно «случайно»! — А зачем… ? — удивился я — «Нашей» Аленушке разве не надо «отдохнуть»? — сделал он ударение на первом и последнем словах. — «Нашей»? Что уже подписан «контракт»? — я попытался сопротивляться. — Думаю что на 99% он у фирмы в кармане! — внимательно посмотрев мне в глаза произнес Олег. — Откуда такая уверенность? — вяло возмутился, зная, что он, конечно-же, прав. — Ну, Петрович, своим приходом сюда ты его, считай, уже подписал, дело только за малым — твоей подписью! — и достал откуда-то три новых листа текста, — на вот, прочитай и распишись! — Не могу это читать… Изложи мне сам в трех словах суть документа… — почти шепотом произнес я. — Ну, хорошо! Поставив свой росчерк под этим документом ты обязуешься, извини за профессиональный жаргон, сдавать в «аренду» свою супругу в любое время по требованию фирмы! Подчинение твое должно быть беспрекословным! Кстати, за этим будет следить специальная дисциплинарная комиссия, при помощи своих агентов. — … ?! — Да, самое главное! — как-будто не заметив моего немого вопроса, продолжил, — Лена Н-И-Ч-Е-Г-О не должна знать! Запомни — это одно из основных положений договора! — Почему? — с предательким холодком в животе, спросил я, чувствуя, что мой «джин» уже снова просился его выпустить. — Да потому что, дорогой Андрей Петрович, «ИМ» нравится тоже, что и нам!!! — А… что… нам… нравится? — спросил, отводя взгляд от Олега, понимая что тем самым открыл пробку бутылки и выпустил «ЕГО» на волю… — Не «игровое», а настоящее… ! — сделал паузу Олег, тем самым давая понять, о чем идет речь, — «ОНИ» платят большие деньги за свои развлечения! А халтура… ничего не стоит! Сам знаешь! Ты ведь «играл» с супругой в эти игры! Но потом захотел «настоящего»! Разницу-то почувствовал?! — Да… уж… ! — еле выдавил из себя, — только понять не могу, зачем им Я. Жена… понятно! А моя персона? Чтобы расписываться за «арендную» плату, раз самой «жертве» этого делать нельзя в силу строжайшей «секретности»… ? — А ты не иронизируй! Помнишь, сколько нам-то заплатил? А здесь только за свою подпись сразу же получишь «подъемные» за «моральный» ущерб в сумме, которая превышает в пять раз, ту, которую ты нам отвалил! — А за это… , — начал было я, но он не дал мне закончить, продолжив начатую мной фразу. — … обязан «подставлять» свою супругу, а точнее выводить на точки «захвата», или, проще говоря, на место ее будущего похищения и изнасилования. Не переживай, фирма всегда думает об алиби своего «служащего». Продумают все так детально, что твоей жене и в голову не прийдет, что здесь замешан и ее Андрей! — … и это вся моя роль… ? — пряча взгляд спросил я. — Нет… ! — немного помолчав, он добавил — второе важное условие договора — ТВОЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРИСУТСТВИЕ при каждой «операции»… — он сделал паузу, следя за моей реакцией. — Ну,… вы дае-е-е-те… ! — не сказал, а выдохнул из себя, чувствуя, что мой «джин» не на шутку разошелся, нашептывая мне на ухо: «Ну!!! Какая удача! Ты ведь, признайся, загнать-то меня загнал в сосудик, но бутылочку выбросить рука не поднялась!!! А почему?! Да потому что мы с тобой слились в «одно целое», паря,… после того первого раза… , помнишь то свое возбужденное состояние?! Ведь ни с чем не сравнить, правда?! Ах… , как она отбивалась… ! Как извивалась… ! А они ее, все-таки, «сделали»!!! И ТЕБЕ это… ПОНРАВИЛОСЬ!!! Все это время ты только и делал, что врал самому себе! Совесть, видишь-ли, в нем заговорила! На философию потянуло! Нюни распустил… , а в глубине души… ТЕБЕ, ой как хочется, ПОВТОРА!!! Так давай же…» — Да З-А-Т-К-Н-И-С-Ь!!! — сжав обеими руками голову буквально проревело все мое нутро. — Андрей! Что с тобой? Ведь я сейчас ничего не сказал… — вывел меня из забытьи обеспокоенный голос Олега. — Извини, я не тебе… это так… понимаешь… ну… — начал было я, но он взяв меня за плечо и, глядя прямо в глаза, тихо, но твердо, произнес: — «Джин» балует? Понимаю… Ну, что договорились с ним? — и не дожидаясь ответа подсунул мне договор, — подписывай! — закончил он фразу уже в повелительном тоне. И моя дрожащая рука подмахнула ПРИГОВОР МОЕЙ СУПРУГЕ… Он дал мне время побыть одному и прийти в себя. Наполнив рюмку, Олег под каким-то предлогом вышел в другую комнату. Приведя немного в порядок свои мысли, я понял, что не получил-таки ответ на очень важный вопрос: «А, все-таки, зачем «ИМ» — мое «обязательное присутствие»? Когда вернулся Олег, я ему его задал. — Все очень просто, им нравится наблюдать и за реакцией мужа во время «действия». Особенно, когда ему «больно», при виде своей «дражайшей половины», брыкающейся в объятиях «насильника»! Надеюсь, ты понимаешь о чем речь? — спросил он. — Да… ! — выдавил я из себя, чувствуя, как во мне нарастало возбуждение от представленной мной картины Ленкиного изнасилования. — Да, что очень важно, «ОНИ» всегда будут обеспечивать тебя «наблюдательным» пунктом, за которым в свою очередь будут следить при помощи всяческих своих технических прибамбасов. Так что «ИХ» — ты никогда не увидишь! Все указания будут отдаваться строго через «посредников», — закончил Олег. Затем, пригубив коньяк и откинувшись на кресле, указал рукой на анкету, о которой я уже и забыл. — Что это? — опять переспросил, делая вид, как-будто забыл о существовании еще одной бумаги. — А это и первое задание, и тур по странам Средиземноморья в одном пакете, — напомнил мне он — То есть? — Сегодня скажешь «нашей « Аленушке, — глядя в глаза и, делая ударение на слове «нашей», Олег дал мне понять — вопрос решен окончательно и обратной дороги нет, — что в тайне от нее принял участие в одном из розыгрышей летних путевок в вашей организации. И вот-сюрприз! Вы выиграли морской тур на шикарном лайнере сроком на один месяц по странам Средиземноморья! С заходом и стоянкой во все крупные порты указанного региона. — Она одна не поедет… — начал было я фразу, но меня прервали. — Петрович, ведь было сказано — «Вы выиграли»! А значит… поедете вместе. — И что? Там… произойдет… — — Ну, это тебя «уже» не касается! — отрубил Олег, — ты с этой минуты являешься «сотрудником» нашей фирмы! А когда и в каком месте снимут трусы «нашей» девочке, тебе сообщат! А сейчас не задавай лишних вопросов. Первое задание ты уже получил. Да! И самое важное! Не давай ей читать весь документ. Его поэтому и сделали довольно объемным, чтобы у «жертвы» не хватило терпения дочитать до конца. Дай для вида первые два листа, а затем попроси, чтобы просто поставила в конце подпись. Вот и все! — А что за текст будет на непрочитанных… ? — поинтересовался я. — Тот же, что и на нашем самом первом контракте! Она во время тура добровольно дает согласие принять участие в разных сексуальных играх, в том числе игре «изнасилование» — в качестве «жертвы», а твоя подпись подтвердит, что ты, как законный супруг, «не возражаешь»! — объяснил он мне. — Ну, а если что-то пойдет не так?! Это же все белыми нитками шито! Сразу докопаются, что подпись была добыта обманным путем! Где ты видел, чтобы в туристических агенствах подписывали такие документы?! Согласие на участие в «сексуальных играх», да еще… — — Ты «ИХ» что-за идиотов принимаешь?! — оборвал меня Олег, — В этом документе, в примечании, ма-а-а-ленькими буковками пропечатано, что этот тур организован «Всемирной ассоциацией любителей свинга»! И поверь мне, что в случае надобности, все мужья, которые будут там присутствовать, это подтвердят! — Так что… ? На лайнере… все… — я раскрыл рот от изумления, но он не дал мне продолжить и закончил фразу за меня: — … будут такие же как и ТЫ! — Мужья! А жены? — не сдавался я, пытаясь припереть его к стенке, и по его очередному доводу сделать заключение о «надежности» предприятия, для своего же личного успокоения. — Ну, ты меня уже «забодал»! — чертыхнулся Олег и налил мне и себе коньяк, — Их подпись под текстом документа есть? Есть! В случае какого-нибудь прокола и дохода дела до судебного разбирательства у адвоката есть «железный» довод — это их собственноручная подпись под договором, что легко подтвердит любая графическая экспертиза. И более того, она же укажет, что, так называемая «жертва», поставила ее в нормальном психическом и душевном состоянии. То есть-без какого-либо насилия над ее личностью. На вопрос суда о том, что «она» настаивает на обманном способе получения ее подписи, адвокату достаточно будет предоставить результаты экспертизы и, в свою очередь, задать свой вопрос судье: « Ваша Светлость! Какая женщина, тем более занимающая определенное социальное положение, признает свое добровольное участие в туре, организованном «Всемирной ассоциацией любителей свинга»? Не логично ли откреститься от скандала просто: «Я не знала! Меня обманули!». Хотя результаты экспертизы указывают на обратное — «жертва» сделала это в трезвом уме и совершенно добровольно, без всякого «нажима» со стороны. « И… все! Суд зашел в тупик! Пойми, Андрей, это практически бездоказательно! — Н-да… ! Все продумали… ! — я перевел дух, понимая что он прав. — Ладно, Петрович, ты, конечно, извини, но тебе пора! Больше не принимаю никаких вопросов. Сейчас ко мне должен прийти другой «клиент». — объявил он мне, посмотрев на часы. — Так… сколько нас будет-то? — оторопел я. — Более тысячи, и это без обслуживающего персонала! — ответил Олег. — ?! — Ну, да, не лайнер, а плавучий «Нью-Йорк»! — улыбнулся он. Затем встал, давая понять, что разговор окончен и закончил фразу, — Ты даже не представляешь насколько «ОНИ» могущественны и богаты! Я, попрощавшись, пошел к выходу. «Как договорились, на первом этапе — подпись Аленушки, о последующих — жди звонка. Да, и еще! Оба подайте заявления о предоставлении вам отпуска в июне. Если с этим будут проблемы, звони!» — бросил он мне напоследок, закрывая за мной дверь. — — —————————————————————————— — Май месяц прошел в суматошной беготне по магазинам. Ленка, как с цепи сорвалась. Не могу сказать, чтобы я в чем-то отказывал своей супруге, но в данном случае, получив от меня о-о-чень крупную сумму (выданную, кстати, Олегом) на ее «подготовку» к морскому туру, жена действительно в прямом смысле слова «отрывалась» на шопинге. … Вечером разговоры крутились вокруг нашего будущего отпуска. Ленка обезумела, проводя вечерние часы в нескончаемых примерках и разглядываниях себя в зеркале с очередной обновой. Я с радостью отмечал перемены в ее настроении и всячески гнал гнетущие мысли о будущей «расплате». Так в суматохе незаметно пролетел последний месяц весны. С первого июня мы с женой официально считались в отпуске, а третьего числа должны были уже быть на борту лайнера, который обещал подарить нам «незабываемые впечатления» о странах Средиземноморского бассейна. Жена была вне себя от счастья и, не переставая, твердила, что я самый замечательный мужчина, который вообще когда-нибудь может встретиться на пути женщины, что какой муж «у нее умный и предусмотрительный» (о моем «участии» в розыгрыше морского путешествия) и вообще несла всякую чушь, с точки зрения здравомыслящего мужчины, понимавшего чем вызвано эйфорическое настроение его «половины». Я с некоторой грустью наблюдал за ее радостными приготовлениями к поездке. Иногда в мозгу возникали очень мрачные мысли, душившие меня, но успешно их отгонял, зная, что «я» и мой «джин» отныне стали одним целым… Вечером в первый день лета на мобильный позвонил Олег, сообщив, что завтра утром нас будет ждать транспорт для доставки в порт, а так как путь был не близкий, попросил без опозданий. Утром второго числа мы уже неслись в фешенебельном автобусе «навстречу нашему счастью» в пункт отбытия. Водители, периодически меняя друг друга за рулем, гнали практически без остановок — завтра в полдень все пассажиры должны быть уже на борту лайнера. Сидя в кресле, с интересом разглядывал «попутчиков». Женщины были все как на подбор!»Ничем не хуже моей Ленки!» — отметил я. « А как же! Кто платит, тот и «имеет»!!! Представь себе, что все они были изнасилованы, как и твоя жена! — нудил мой выпущенный на волю «джин», — А мужики, посмотри, почти все мрачные! Как и ты — «Рогоносцы по своей воле»!» — заржал он мне в ухо. «Ты можешь помолчать? — спросил я у него внутренним голосом — или опять в «бутылку» хочешь!». «Ну, хорошо-хорошо! Не буду тебе больше мешать!»Отдыхай»!» — ехидно заметил он и умолк. Не буду описывать всю эту суматоху с посадкой на корабль. Проверку документов, шенгенских виз! Все это настолько нас утомило, что в первый вечер в каюте, едва приняв душ, мы с Ленкой просто «вырубились». Утром нас разбудил ненастойчивый стук в дверь. «Входите!» — сказала жена, натягивая простынь до подбородка. В дверь с разносом в руках вошел официант. «Ваш завтрак! — произнес он и поставил его на небольшой столик около иллюминатора. Затем с вежливой улыбкой объявил, что в 10. 00 нас будут ждать на верхней палубе для экскурсии по кораблю, который на целый месяц должен был стать нашим «домом». Часы показывали четверть девятого. Ленка быстренько подорвалась и побежала принимать душ, понимая, что для наведения женского лоска у нее не так уж много времени. «Ну, бабы!» — ласково улыбнулся про себя, глядя, как ее потрясающее тело исчезло за дверью душевой. Я же, не теряя времени, принялся за завтрак. «А что? Ничег-о-о-о!» — подумал, разглядывая съестное, принесенное «обслугой» — Как у французских рантье!». Расправившись с завтраком и, ожидая свою супругу, которая уже с полчаса как пропала в туалетной комнате, я стал разглядывать, предоставленные нам аппартаменты. Мои глаза широко раскрылись от удивления. Вчера после всех процедур и долгого ожидания, к кораблю нас подвезли почти в сумерках, а дикая усталось просто не дала никакого шанса заняться еще и его рассматриванием. Встав с кровати я огляделся. «Вот это да!!!» — не смог сдержать своего восхищения. Все было по вышему классу: широченная кровать… , ковры на полу… , мягкая обивка стен… , со вкусом подобранная цветовая гамма — все это располагало к умиротворенности и покою… ! Открыв следующую дверь, я попал в комнату-салон. Все было оформлено в восточном стиле! Разглядывая комнату, не заметил, как сзади подкралась Ленка, обняв меня она нежно проговорила: «Спасибо, любимый, за такой сюрприз!» Затем добавила, хитро прищурившись: «Иди! Душевая уже свободна. Поторопись, а то опоздаем!». «Ну, дела! — чертыхнулся про себя, — сама проторчала там полчаса, а опоздаем из-за меня! Ну, женщины!» Зайдя в «душ», мне стало понятно почему супруга, так долго не выходила из банной комнаты. «Да-а, именно — банная!!! Не душевая и не ванная!!!» — заключил я, разглядывая то, что скрывалось за дверью. «Душевая» состояла из пяти отделений: собственно туалетной комнаты, парилки (в турецком стиле, очень похожей на русскую), душевой, бассейна и комнатой отдыха с кожаными диванами и креслами, которая по размерам нисколько не уступала размерам салона. «Вот это да! — , подумал я, — за маленькой дверью «банная» по своей площади не уступавшая средней по размерам квартире!» Прийдя в себя, быстро принял душ и торопливо вышел, чтобы приготовиться к обещанной экскурсии. Мы подоспели как раз к началу! Первое впечатление, которое нас поразило-это размеры корабля! Было ощущение, что мы просто находимся в небольшом городе, а не на морском судне. Наша прогулка продолжалась часа два. Не будем описывать, все «прелести цивилизации», которые имелись на корабле. Скажем только, что кроме баров, ресторанчиков, дискотек, двух бассейнов и кинотеатров — имелась и вертолетная площадка для экстренных случаев, как нам объснили. Ленка была в восторге от предвкушения замечательного отдыха. Экскурсия закончилась просмотром небольшого рекламного видеоролика о странах, которые нам предстояло посетить, и обедом в одном из корабельных ресторанчиков. Предложив нам отдохнуть и подготовиться к вечерней развлекательной программе, наш гид удалился. Все потихоньку разошлись по своим каютам. Послеообеденный сон был как нельзя кстати. Проснулись мы от приятного голоса диктора, объявившего, что ужин с вечерне-развлекательной программой состоится в «Центральном» ресторане в 19. 00. Подскочив с кровати, Ленка побежала принимать душ. «Ну, начинается «наше» шоу — «идет мне или нет»! — подумал я, представляя картину жениных переодеваний перед зеркалом. «Вечный женский вопрос «что надеть?» отнюдь не исходит из «бедности» гардероба, а скорее наоборот — от его «богатства» — вывел я свое умозаключение. Как и предполагал, мы чуть не опоздали к началу. После долгих раздумий, «сниманий и одеваний», жена, наконец, выбрала «вечерний комплект». Выходя из каюты, с удовольствием оценил тонкий вкус своей «половины»: светлая юбка, доходившая чуть ниже середины бедра, и летние туфельки на высоком каблучке, завидно подчеркивали все ее женские достоинства. Легкий запах дорогих французских духов, великолепная точеная фигурка супруги всегда сводили меня с ума. «Да и не только… « — заключил я, рассматривая Ленку, глазами самца. Ресторан недаром назывался «Центральный». Он занимал довольно обширную площадь под открытым небом и был предназначен не для простого «ужина». По середине возвышалась круглая сцена, с которой, по всей видимости, нас будут развлекать. Расстояние от стоящих в круговую в несколько рядов столов до сцены было достаточным для желающих потанцевать. Столики были на четырех человек. К нам сразу же подсела одна семейная пара. Она — сногсшибательная брюнетка! Он — начинающий лысеть, мужчина средних лет. Обменявшись шаблонными фразами, которые обычно приняты при первом знакомстве, наши жены тут же нашли общий язык, весело обсуждая все «прелести» морского путешествия. Мужчина был не особенно разговорчив. Буркнув что-то ничего не значащее друг другу, мы занялись «потрошением» великолепно сервированного стола. Орудуя столовыми приборами, я незаметно посматривал на Аню, так брюнетка представилась при знакомстве. «А ее тоже будут «брать»!!! Вот поэтому-то козел ее и мрачный такой! — неожиданно опять встрепенулся во мне «джин», — Ты ее зад-то видел?! Н-у-у-у! Если бы у меня была такая возможность, я бы в нем «отметился»… ! — продолжал он жужать мне на ухо. «Заткнись, сволочь!» — я пытался … его утихомирить. «Да, ладно тебе, Андрюх! Чё раскис-то?! Весело будет, чувствую, ой как весело! Сам-то уже представляешь ее всю в «веревочках»… , ну, как и твою Ленку! Помнишь?» — продолжал доканывать меня «джин». Мне стало плохо. «Все хватит!» — я встал и, извинившись, сказал, что забыл в каюте свой сотовый, а «без него — как без рук», пообещал быть за столом минут через пять. Вечер был действительно великолепный! Пытаясь заглушить в себе «внутренний диалог», подошел к краю палубы и оперся руками на ограждение. Вдохнув глубоко в себя свежего морского воздуха, попытался подумать о чем-нибудь хорошем. Вдруг на мое плечо легла чья-то рука. Обернувшись, я обомлел! Олег?! — Ну, да собственной персоной! — ответил он на мой немой вопрос. — А что ты здесь делаешь? — Отдыхаю, как и ты, Андрей! — похлопал он меня по плечу. — С женой? — ехидно поинтересовался я. — Не язви, Петрович! — отбил он мою реплику — Ну, хорошо! Чем обязан? — Во-первых: если увидишь меня где-то в толпе, то запомни — мы не знакомы. Алена не должна знать меня в лицо. Во-вторых: ничему не удивляйся! В-третьих: обязан подчиняться нашим приказам, которые будешь получать разными способами. В-четвертых: сейчас ты пойдешь со мной, должен тебе кое-что показать. Я безропотно повиновался. Мы поднялись по железной лестнице и оказались в каком — то длинном, как кишка, коридоре. Одна из его стен была буквально напичкана узкими дверями. На каждой из них был номер. — Вот возьми. Твой номер 117, — сказал Олег и протянул мне ключ. — ?! — Ну, давай открывай! — приказал он. Вставив ключ в замочную скважину, открыл дверь. Олег протянул руку куда-то за стену и включил свет. Я застыл от удивления. Это была небольшая комната, стены были обиты каким-то мягким звукопоглощающим материалом. По середине возвышался стол на котором красовался компьютерный монитор довольно больших размеров. Экран был испещрен маленькими квадратными картинками. Приглядевшись я понял, что на каждой из них отображалась часть нашей с Ленкой каюты. Посмотрев на Олега, спросил, что все это значит? Он, запустив руку под стол, достал компьютерный джойстик. Установив его на стол рядом с монитором показал принцип его работы. Джойстиком можно было выбрать любую из комнат для обозрения, причем — «очень детально». Олег объяснил, что при помощи световодных трубок и установленных на них микрокамер, они добились высочайших результатов «наблюдения». Затем он засмеялся и сказал, что у меня скоро представится возможность убедиться в этом самому! — Особенно тебе понравится «глазеть» за спальней. Это просто последнее достижение… — начал было он, но я его прервал: — Что… ее будут… здесь… ? — Нет, не совсем! Здесь «падет « честь нашей Алены! А попросту говоря, Петрович, она тебе здесь, скажем так, «изменит»! Причем «сама» и «добровольно»! Для начала мы ее совратим при помощи нашего «мачо»! — «Совратим»?! — удивился я. — Ну, именно! Понимаешь, нам надо как-то сломить ее волю. А лучший способ, чтобы, поддавшись женской слабости, она сама «раздвинула» ноги, хотя бы всего один единственный раз!. Тогда ею можно будет как-то манипулировать! Ты, понял? А… «это», — он дал намек на изнасилование, — тоже никуда не уйдет! Да, Андрей, если заметишь, что в поведении твоей супруги, что-то не так, ну, например, излишняя «веселость» и тому подобное, ты не паникуй. Дело в том, что во все напитки, которые мы подаем женщинам, обязательно добавляется «элексир любви»! — На наркотики мы не договаривались! — возмутился я. — Да успокойся, ты! — превал меня Олег, — никакие это не наркотики. Обычный порошок из различных трав. Не вызывает ни привыкания, ни побочных эффектов! Очень быстро выводится из крови! Просто у женщины, употребившей его, наблюдается несколько повышенная «веселость» и некая слабость в членах, лишая ее возможности к «бурному» сопротивлению. «Восток — дело тонкое», Петрович! — многозначительно подняв вверх указательный палец заключил он, а потом добавил: — Да! Дня два «трогать» ее не будем. Пусть привыкнет к новой обстановке, расслабится. Все ваши игры в постели будут наблюдаться «ИМИ». Запомни это… и никаких возражений! Вот так! А теперь иди к своей компании, и, как договорились, жди дальнейших указаний. Ключ возьми с собой. До встречи! — с этими словами он вышел из комнаты. Вернувшись к столику в ресторане, застал свою супругу мило «щебечущей» со своей новой знакомой. «На какие темы могут вообще так много болтать женщины?» — подумал я, как будто для меня это, действительно, представляло какой-то интерес. Вежливо улыбнувшись и извинившись за свое отсутствие, заметил, что уже подали десерт. На сцену вышел конферансье и стал «разогревать» публику, подготавливая ее к музыкально-танцевальному вечеру. Вышколенные официанты были готовы выполнить любой наш заказ по первому требованию. «А где же «лысый»?» — заинтересовался я, не найдя мужа собеседницы моей жены за столом. Поймав мой вопрошающий взгляд, Аня весело постучала по столу и произесла игриво-приказным тоном: «Петя! Не слишком ли ты долго поднимаешь ложку?» Под столом послышалась какая-то возня, потом, стукнувшись о столешницу, показалась голова ее мужа. Увидев меня «Петя» смутился и немного покраснел. «Он у меня близорук, но к врачу идти наотрез отказывается. Боится, что пропишут очки, а они его, как выражается мой Петенька, старят!» — объяснила Аня «подстольную задержку» своего супруга. Бросив мимолетный взгляд на «Петеньку», сосредоточенно вытиравшего десертную ложку, я трактовал это по своему: «Гад! Вуйаерист долбанный! Точно «ходил на разведку» узнать какого цвета трусы у Ленки!» Чтобы проверить свою догадку «неловко» уронил зажигалку и двинул ее ногой подальше под стол. Скатерть доходила только до колен сидящих, а значит не закрывала вид на то, что было ниже нее. Нагнувшись, в поисках оброненного предмета, я понял, что был прав. Увлекшись беседой с Анной, Ленка немного раздвинула бедра навстречу легкому морскому бризу, отдавая свою промежность на волю его освежающей прохладе. Легкая летняя юбка, задравшаяся выше колен, нисколько не препятствовала обозрению жениных «прелестей». «Да! Как нашего Петеньку инфаркт-то «не хватил»? — удивился я, увидев между тугими бедрами жены полоску белых трусов плотно облегающую её пухлую промежность. Половые губы Ленки, казалось, неудержно просились выйти на волю, натянув, как барабан, тонкую материю трусов. «Супер!» — заключил я и вылез из-под стола. Тем временем конферансье пригласил на сцену какую-то группу и под открытым небом зазвучала музыка из легкого шлягера. Всюду сновали официанты, разносившие бокалы с коктейлями и винами. У каждого из них был свой сектор обслуживания. Посмотрев на супругу, заметил, что она, действительно, была «на веселе». «Стала еще сексапильней!» — подумал, глядя, как она пригубила из бокала с коктейлем. «Интересно было бы сегодня ночью проверить действие этого порошка!» — пришла мне в голову шальная мысль. Звуки, зазвучавшего со сцены блюза, отвлекли от продолжения фантазий. Порядком «подогретая» спиртным, публика начала разбиваться на танцующие вокруг сцены пары. Анна с Петром тоже слились в танце, не отходя далеко от нашего столика. Оглядевшись вокруг, вдруг отметил, что за некоторыми столами компании были строго мужскими. «Как львы-кочевники в африканской саванне, — пришло мне сравнение в голову, — и каждый из них с надеждой отбить львиц у какого-нибудь самца-ротозея.» — Позвольте пригласить Вашу даму на танец! — прозвучал вежливый и, в тоже время, уверенный в себе мужской голос. Повернув голову в сторону говорившего увидел высокого, атлетически сложенного парня. Элегантный костюм подчеркивал благородные черты его лица…. Оно показалось мне до боли знакомым. Вдруг, словно прошибло током: «Валера?!! Не может быть!!! Как… опять… он?! — лихорадочно пронеслось у меня мозгу. Затем всплыли слова Олега — «ничему не удивляться!» Очень трудно было узнать в интеллигентном молодом человеке «насильника» Лены, сейчас вежливо спросившего у меня разрешения на танец с ней. Все это как-то выбивало из «психологической» коллеи. Заметив мое замешательство, жена трактовала это по — своему: — Спасибо за приглашение, молодой человек, но моему мужу что-то не здоровится. Если можно, то в следующий раз! — вежливо ответила она Валере, приписывая мою растерянность простому чувству ревности. — Не-ет, почему же, я не против… ! — с некоторой паузой дал свое согласие, помня слова Олега, «подчиняться их приказам, которые будут передаваться различными способами», а это, как надо было понимать, был первый из них. — Не скучай, милый, я скоро! — сказала Лена, подавая руку «партнеру». Через минут пять она возвратилась и присев за стол, спросила: — Андрей, что с тобой? Ну нельзя же быть таким ревнивым! Человек пригласил на танец — и только — то! А ты сразу надулся как бука! — Ладно, милая, прости. Впредь буду следить за своими чувствами, по крайней мере стараться не показывать их! — вяло отреагировал я. Про себя подумал: «А что за выражение лица было бы у тебя, если бы узнала, что с тобой только что танцевал твой «насильник»… ?». «А еще как ее муж собственноручно поднес баночку с вазелином, чтобы не так сильно «рвали» женину задницу!» — не выдержал и с иронией продолжил начатую мною мысль «джин». «Сука!» — со злостью произнес ему в ответ, как показалось про себя, а получилось вслух. — Ну, вот! Опять! Только что дал слово, и тут же оскорбил молодого человека ни за что, ни про что! — вспыхнула Ленка, принимая вырвавшуюся случайно у меня фразу, на счет «ни в чем не виноватого» Валеры, — А он, между прочим, очень даже интеллигентный молодой человек! — продолжила она, растроенная, как ей казалось, «вспышкой моей ревности». «Андрюх! Где ж справедливость-то? Не он ли, месяца четыре тому назад, «накачивал» ей зад, в прямом смысле — до потери сознания? А сейчас — интеллигент!»О времена, о нравы!» — сострил «джин». «Хватит паясничать! Козел!» — вырвалось у меня в сердцах. Пока воевал со своим вторым «Я», жену опять успели пригласить на танец. На этот раз это был другой парень. В голову закралась мысль, что таким образом началось знакомство с «объектом»!»Прощупывают, гады, «слабые места нашей обороны!» — вдруг занервничал я, душа в себе мысль, что сам-то и «заварил» всю эту кашу. А между тем, первый вечер — «вечер знакомства», как нам пояснил конферансье, действительно удался на славу! Со сцены, в перерывах между танцевальными мелодиями, выступали молодые начинающие сатирики. Да и сам ведущий был на редкость юморной парень. Отовсюду слышался хохот «повеселевшей» публики, как ответ на очередную «юморинку», «отколотую» конферансье. Ленка была на пике счастья! Ну какому же женскому самолюбию не польстит внимание мужчин! Ее то и дело приглашали на очередной танец. На меня, как мне показалось, уже никто не обращал внимания! С ней успели «перетанцевать» все самцы из-за соседних столиков. Некоторые по два-три, а наш Валера, даже четыре раза!»Неужели он и есть тот самый «мачо», с которым супруга должна мне «изменить»? — пронеслось у меня в голове, — Ну, дела… ! Хотя, лица насильников она не видела, так что он для нее самый простой молодой человек, «очарованный ее красотой и грацией»! Наконец, во втором часу ночи, ведущий объявил последний танец, которым и закрывался наш сегодняшний «увеселительный» вечер. Его объявили «белым» — дамы приглашали кавалеров! Надеясь оказаться, наконец-то, заключенным в объятья своей законной супруги, я просто опешил, когда Лена, хитро посмотрев на меня, тихо и весело произнесла: «Будем бороться с твоей «болезнью», милый, — имея ввиду мою ревность, — ты ведь хорошо знаешь пословицу: «Клин-клином вышибают!» — и засмеявшись направилась к столику, где сидел «очень даже интеллигентный» молодой человек — Валера!!!. Растерянно посмотрев ей вслед, произнес про себя: «А ты еще и трахнись с ним по собственной инициативе, предварительно пригласив и меня для терапевтического сеанса — «вышибание клина»!» По дороге в наши корабельные «аппартаменты» я угрюмо молчал. Жена, прижавшись ко мне и взяв под руку, шутливо просила прощения за то, что была «непослушной» девочкой. «А если ты, все-таки, перестанешь дуться, то сегодня я буду очень игривой «кошечкой»!» — произнесла она у входа в каюту и, смеясь, чмокнула меня в щеку. «Ну, да! После лошадиной дозы «элексира любви» и «разогревающих танцевальных объятий» спортивно-сложенного самца, это будет не так уж трудно! — встрял в разговор «джин», — А интересно, Андрюх! Когда она будет… , ну… , это… «совокупляться « с тобой, в мыслях у нее будет — Он… или… Ты?!» — продолжал он изголяться, испытывая мое терпение. «А не все ли равно… « — усталым и бесцветным голосом ответил я этой «зануде». «Ну, нет, брат не все равно… !» — пытался было продолжить он, но я грубо поставил точку: «Отвали, а… !». «Хорошо-хорошо! Умолкаю! Наслаждайся своей «кошечкой!», — передразнивая супругу произнес «джин», а затем, подло хихикнув, добавил — … хотя бы сегодня!» Ленка вышла из «банной» и, плюхнувшись животом на кровать, проговорила игривым голосом: «Твоя очередь, дорогой…» Выйдя из душа, я увидел Ленку, лежащую на спине с широко раздвинутыми и согнутыми в коленях ногами… она поманила меня пальцем… Прийдя в себя на следующее утро после бурной ночи и, глядя на спящую супругу, в голову пришла шальная мысль: « Надо бы попросить Олега, чтобы отсыпал — то этого «зелья»! Да по-больше!» Жена, действительно «оторвалась» вчера в кровати! Это было в первый раз после ее изнасилования. « «ИМ» тоже определенно понравилось!» — помня о предупреждении Олега, что «нас будут наблюдать», подумал я, закурив сигарету. После завтрака нам было предложено на выбор ряд развлечений. Мы с женой выбрали «поход» в кинотеатр. После просмотра легкого фильма вместо сидения в одном из баров, предпочли провести «дообеденное» время в бассейне, наполненном морской водой, и насладиться солнечными ваннами. Окунувшись пару раз, мы разлеглись на шезлонгах, подставив свои тела под ласковые лучи южного солнца. Через некоторое время почувствовав, что его «ласковость» не на шутку стала нас поджаривать, я встал и отправился к бару, который располагался как раз напротив. Заказав что-то из «прохладительного», немного задержался за стойкой, балагуря с симпатичной барменшей. Улыбнувшись в очередной раз в ответ на одну из моих «невинных» шуток, она вдруг тихо рассмеялась. «Пока вы здесь «прохлаждаетесь», у Вас, по — моему, собрались увести жену!» — сказала она и рукой указала мне за спину. Повернувшись в сторону бассейна, увидел «прелестную» картину: жена, лежа на животе, оживленно беседовала… с Валерой… !»Который совершенно «случайно» пришел освежиться именно в «наш» бассейн, хотя на судне их два!» — хмыкнул я, уже четко зная, что роль «мачо» была отведена именно ему. «Смотри, какие взгляды бросает он на попку «нашей» Ленки, — опять проснулся во мне проклятый «джин». — Не-е-е… , ну… он прямо… «жрет» её! А, чё, Андрейка, я бы на «ИХ» месте тоже так поступил! Чё искать-то на стороне, да незнакомых! Мы сами с усами! Тем более «объект» для него больше, чем знаком. Доводилось с ним «работать»… Ну и… зад… нашей «кошечки» для него не НЛО!!!»Полетал» в нем парень… знает кнопочки управления… Это тебе, Андрюха, пример превосходства практики над теорией!» — нагло философствовала моя «вторая» натура, доводя меня до белого каления. Пытаясь заглушить её похотливый голос, я изо-всей силы зажал свои уши ладонями. — Мужчина! Вам плохо? — вернул … меня в «настоящее» голос девушки-бармена. — Нет-нет! Все нормально, просто от солнца немного помутилось в голове… — рассеянно ответил я. — Ну-ну! Это бывает. С непривычки. — Потом добавила, — А за такой красоткой нужен глаз да глаз! А то уведут и разрешения не спросят! — Да, ладно Вам, девушка… я попытался перевести все в шутку, но ничего не вышло. Расплатившись за два сока, поспешил к своим «голубкά м». — А, Андрей! Познакомься. Это-Валера! — повернув ко мне голову, проговорила моя супруга, беря из моих рук стакан с соком, — А это мой муж-Андрей, — было адресовано уже Валере. — Очень приятно! — с широкой улыбкой на лице протянул мне руку «новый» знакомый. — А… «танцор диско»! Взаимно! — сухо ответил я и, нехотя, пожал ему руку. — Ну, мальчики, — сказала Ленка, вставая с шезлонга и отпивая сок через соломинку, — вы тут пока поговорите, а я пойду окунусь. Став на краю бассейна и подняв вверх обе руки, готовясь прыгнуть в воду, она обернулась и добавила: — Андрюш! Не будь «букой»! Кстати, Валера очень интересный собеседник. Я думаю вы найдете общую тему для разговора! — С этими словами она нырнула в освежающую прохладу воды. — Ну что? — первым спросил «наш» новый знакомый, — Будем искать тему-то? — А зачем? По-моему, все ясно! — произнес я как приговор в зале суда. — Ну раз ты такой понятливый, тогда слушай меня внимательно! — ухмыльнулся Валера. Затем, наблюдая за Леной, которая ничего не подозревая наслаждалась морскими ваннами, добавил: «Все-таки как она хороша! Ты знаешь после «того» раза я её часто вспомин…» — Давай ближе к делу! — резко прервал его, не давая старым воспоминаниям бередить душу. — Ух ты! Злюка-то какой! Раньше надо было думать! Единственное, чем я могу тебя помочь, так это сказав, что здесь все такие же «несчастненькие» как и ты! — «утешил» меня будущий «совратитель» моей жены. — Короче! — буркнул я в ответ. — Короче, так короче! Завтра вечером затащишь «нашу» Лапушку на дискотеку «Дельфинарий». Смотри не перепутай. Здесь пять или шесть таких «развлекаловок». Там, естественно, встретите меня… — … «случайно!» — закончил я за него фразу. — Именно! После предварительного «разогрева» двумя-тремя «коктейлями» я с ней удалюсь «смотреть « дельфинов. Тебя попрошу не «закатывать» концертов! Сейчас ты играешь по нашему сценарию! Предварительно укажу тебе место, где буду «ощупывать» под юбочкой бедра нашей «кошечки». Ты, по условию договора, обязан быть там и наблюдать за «процессом»! Надеюсь, ты это помнишь? — вопрос был задан в ультимативной форме. — Да! — кивнул я. — Ну вот и ладненько! — похлопал он меня по плечу. — А… что… ты… там же и… , — я никак не мог закончить фразу. — Сниму ей трусы? — улыбнулся Валера — Ну… — В принципе да! Но «заключительный удар» планируется нанести у Вас в «спальне». Хотя никогда не знаешь до конца, что на уме у этих чертовых баб! Одним словом, будет «разведка боем». Узнаем насколько готов наш «объект» к совращению. Хотя, я думаю, что если, все-таки, удасться засунуть руку ей в трусы, то мы на пол-пути к «заветной цели», там уже дело «техники»! — подвел итог сказанному наш «мачо». — Алена! Пока! До следующей встречи где-нибудь здесь на судне! — пошутил он, одновременно, прощаясь с «новыми» знакомыми. — Пока, Валер! — уже как старому знакомому ответила ему моя супруга и с головой ушла под воду. — Как договорились! — обращаясь ко мне, сказал он и, не торопясь, удалился… По дороге в каюту Ленка, как нельзя кстати, завела разговор о вечернем развлечении. Как раз сегодня нам выделили отдых на выбор, предоставив самим организовать свой вечерний досуг. В помощь были на выданы рекламные проспектики. Зайдя в каюту, и быстренько смыв соль морской воды, мы с женой с удовольствием плюхнулись на широченную кровать нашей «спальни». — Андрюш, а куда мы пойдем вечером «побалдеть»! — томно спросила Лена, накручивая прядь своих волос на палец. — Ну, даже не знаю… — хитро ответил я, а затем добавил — может на дискотеку какую-нибудь… — Ну, это скучно! — не согласилась супруга, — Тем более вчера «натанцевалась». — Это было вчера, а сегодня… — начал было я, но она меня перебила: — Нет, Андрей! С твоими приступами ревности нам категорически запрещается бывать в такого рода заведениях. Ещё натворишь чего-нибудь с горяча! — Почему ты так думаешь? Я буду хорошим «мальчиком»! — игриво-плаксиво произнес я и полез рукой ей между бедер. — Вся твоя «хорошесть» сразу улетучится, когда меня пригласит кто-нибудь на танец! — ответила она и раздвинула пошире ноги. Ловя момент, я настойчиво произнес: — А мне нравится, сказать по правде, когда ты танцуешь с чужими мужчинами! — Враки все это… ты такой… ревнивый… — прерывающимся голосом доказывала обратное Ленка, в то время как моя рука уже вовсю «разминала» её промежность. — … даже уже одну диск-площадку приглядел — «Дельфинарий» называется, — продолжал настаивать я и отодвинул полоску ленкиных трусов, одновременно вводя палец в её «щелку». — … ну, ладно… уговорил… , после ужина — «Дельфинарий»… — сдалась жена, раздвинув пошире бедра навстречу моему пальцу, затем тихо проговорила: «Андрюш… , «возьми»… меня…» После легкого ужина в ресторане мы с женой отправились в диско-бар. По дороге я делал вид, что очень хорошо помню, его месторасположение. «Ну, дебил! Забыл спросить у этого козла, где же все-таки он находится! За два дня пребывания на этой «посудине», с её-то размерами, как можно сразу все запомнить!» — чертыхался я про себя. Тем временем супруга, совсем не кстати, пыталась мне помочь. — Во, Андрей! Довольно приличный бар! И название такое романтичное — «Лампа Алладина»! Ну, что — обязательно «Дельфинарий»?! — Да! Обязательно! — я уже начинал нервничать. — Ну, почему… ? — продолжала настаивать жена. — Потому что там с «дельфинами» танцуют! А вот к ним я тебя не ревную! — выпалил, наконец-то, заметив вывеску бара в самом конце «необъятной» палубы. — А, если какой-нибудь из них будет ну о-о-чень красивый!!! — рассмеялась Ленка моей шутке. — Лишь бы был «дельфин», а не… ! — не закончив фразу я обнял жену за талию и мягко подтолкнул к двери бара. Внутри при мягком освещении мы заметили в углу пустующий столик. Не успели толком расположиться за ним, как к нам «любезно» подскочил официант. Сделав заказ, стал незаметно рассматривать публику, одновременно ищя глазами Валеру. Ленку уже пригласили танцевать. «Действительно уведут!» — вспомнил слова девушки-бармена, разглядывая жену, танцующую в «объятиях» чужого мужчины. Ей очень шел ее беленький коротенький сарафан с пуговицами спереди до самого низа. «Наверное в мыслях он его уже растегнул… и не раз!» — пришла мне в голову возбуждающая мысль. «Где же этот «мачо»! — я продолжал искать глазами «совратителя» сердец. От выпитого вина меня не на шутку стало «заводить» от предвкушения будущего «штурма» моей жены. Стало даже интересно. «Падет «крепость» с первого или со второго раза?» — начал гадать, подогревая в себе «спортивный» интерес к предстоящим событиям. Жена, тем не менее, пользовалась «громадным» успехом у посетителей бара. Не успев закончить один танец,… сразу «перехватывалась» другим кавалером. Я стал уже беспокоиться о ходе операции, ей попросту не давали «зарядиться» спец-коктейлем. То, что в него было добавлено «восточное зелье» у меня не было никакого сомнения. После первого же освежающего глотка глаза жены «засоловели». «Наверное подсыпали большую, чем обычно, дозу!» — сделал я вывод, глядя на «веселившуюся» супругу. Вернувшись к столику после четвертого или пятого танца, Ленка вежливо отказала очередному желающему. — Совсем затаскали бедненькую! — саркастически пожалел я ее. — Андрей! Ты же обещал! — укорила меня супруга. — Ну, хорошо! Не буду! — сдался я, смеясь поднимая вверх руки. — Ой! Смотри! Валера! — засмеялась жена, кивнув в сторону входившего в бар нашего «мачо». Затем чуть наклонившись в мою сторону, прикрыв рот ладонью, игриво — заговорщески проговорила: «Мне кажется он меня преследует! Смотри, Андрейка, ты должен меня защитить — как настоящий рыцарь! — расхохоталась она, а потом добавила-Надеюсь, шутки ты еще понимаешь? Или дикая ревность пещерного самца взяла верх над благоразумием?» — Да что ты все… — начал было я, но она не дала мне докончить. — Нет, вполне серьезно. Если он меня сейчас пригласит на танец, а он это сделает, я не сомневаюсь, то не показывай пожалуйста вида, что готов его задушить от ревности. Ты же интеллигентный человек. Я тебя очень прошу! А то мне становится стыдно за тебя! Да и за себя тоже! Получается, что я давала основания своему мужу не доверять мне. Но ведь это же не так, правда, милый? — нежно улыбнулась она, глядя мне прямо в глаза. — Да-да, ты права! Как и обещал, буду паинькой. Расслабься и отдыхай! — подписал я «вольную» своей «барышне крестьянке». Валера тем временем подошел к барной стойке и что-то заказал. Затем повернувшись в зал и увидев меня (супруга уже кружилась в танце с тем самым кавалером, которому недавно вежливо отказала) махнул для приветствия рукой, сказал что-то бармену и направился к нашему столику. — Привет! — сказал он, присаживаясь на свободный стул, — к Вам можно… , или как? — сострил «мачо». — Ну, а, если скажу «или как»? — прибил я немного начинавшего наглеть Валеру. — А вот это-запрещено! — он поднял вверх указательный палец. — Ну тогда не выескивай здесь, я тебе не маленький ребенок! — меня начинала злить его самоуверенность. — Ладно! Остынь, Петрович! А где же «наша» Аленушка? — спросил он, оглядевшись вокруг и заметив танцующую Ленку помахал ей рукой. Та ответила тем же, приветливо улыбнувшись. — Коктейли — то пьет? — обратился Валера уже ко мне. — Да, уж… , три или четыре уже пропустила — нехотя ответил я. — Хорошо! Еще парочку «вольем» для верности и… — Слушай, гад! Ты можешь без своих плоских комментариев?! Делай свое «контрактное» дело, но только без своих пошлых острот! — не на шутку завелся я. — Ладно! — дал попятную он, — Значит так, Андрей, сейчас мы с тобой усугубим водочкой. — Это зачем?! Тем более спиртного особо не употребляю! — воспротивился я его предложению. — А для конспирации! Аленка же знает какой ты ревнивец! А так можно будет списать на «замутненный» алкоголем разум. Усек? — спросил он. — Да зачем все это… — продолжал упираться я. — А затем, Петрович, что в трезвом состоянии при твоем повышенном уровне ревнивости, Алене будет о-о-очень подозрительно, как это ее муж позволил какому-то Валере увести свою жену «смотреть дельфинов», да еще без него! Так, препираться поздно! А вот и наш «элексир бодрости». Спасибо! — сказал он официанту, ставившему на стол бутылку «Столичной» с двумя рюмками, затем добавил: «А нашей даме коктейль, пожалуйста! Двойной!». Официант понимающе кивнул и удалился. В это время к нам за столик «впорхнула» и «наша Алена». — Ой, привет, Валер, — кивнула ему, как старому знакомому, — ну я смотрю вы нашли общий язык! — рассмеялась она, увидев на столе бутылку. — Ну наконец-то, растормоши его, — обратилась она к «мачо», — а то он совсем «кислый» стал у меня! Как-будто не в отпуске находится, а на похоронной церемонии! А вот о даме вы не подумали-укоризненно сказала супруга, указывая на свой пустой бокал. — Ты так думаешь? Очень даже… — я не успел закончить фразу, как перед Ленкой поставили очередную порцию коктейля. — Ну, вы настоящие джентельмены! Так давайте выпьем за знакомство! — предложила она уже чуть заметно заплетающимся языком. Валера налил нам водки и «чокнувшись» мы выпили. Первая рюмка не успела еще как следует достичь своего места назначения, как наш гость наполнил по второй: «Чтобы было с кем «побеседовать» первой!» — объяснил он. Посасывая через соломинку коктейль, моя жена улыбнулась его шутке. Поговорив обо всем и ни о чем, мы пропустили и по третьей. Разговор пошел в гору. Валера сыпал остротами. Жена заливалась полупьяным смехом. А во мне снова проснулся проклятый «джин». Немного охмелев, стал с интересом наблюдать за флиртом «мачо» с моей женой. В мозгу уже вырисовались картины будущего «совращения» супруги. Я почувствовал, что начинаю не на шутку возбуждаться. « Ну подумаешь «потискает» немного Аленку! Сам — то мало чужих жен лапал?! — подбадривал меня «джин». «Да она еще милее тебе будет! Дурачок! Представляешь… , а лучше давай вместе представим!» — не унимался он. «Расслабься, ты же в отпуске! Ну кто об этом узнает?! Ну простое приключение! С кем не бывает… « — заливался соловьем мой «деспот», боясь, что в последний момент я могу «сыграть отбой». «Ладно, только заткнись… , приключение, так приключение!» — поставил точку и отмел всякие сомнения по поводу того, что должно было произойти. Пока я «размышлял» Валера налил по четвертой, а Ленке заказал второй коктейль. — Нет-нет! Вы пейте, а мне хватит, — запротестовала супруга, это уже будет пятый в общем счете. — Ну со мной-то второй, — настаивал Валера, затем добавил, — и последний, больше настаивать не будем! Слово джентельмена! — Хорошо, — сдалась Лена, — но только последний! А то я что-то ни ног ни рук толком не чувствую! Не хочу «перебирать»! — Ну вот и чудненько! — чуть хитро улыбнулся Валера, ты пока посиди Ален, а мы выйдем с Андреем воздухом подышать! — Только не задерживайтесь, мальчики! А то меня… «украдут»! — подмигнула она мне шутливо. Мы вышли из бара. Вечер был прохладный. Дул легкий освежающий ветерок. На душе вдруг стало легко и приятно. «С чего это? — подумал я, — как будто сегодня не случится ничего серьзного и моя жена не «ляжет» под другого…» — Андрей! Пойдем в конец, я тебе должен кое-что показать… — отвлек меня голос Валеры. Мы подошли к краю палубы и завернули за какие-то надстройки. Показав мне на железную лестницу, он проговорил: «Поднимешься наверх и спрячешься за той тумбой. Мы остановимся под фонарем…» — Да вы что? Публичное выступление хотитет устроить?! — возмутился я. — Тьфу ты! Идиот ты что ли? Здесь в конце находятся технические помещения… , а фонарь… ну, сам посмотри! — он подтолкнул меня за угол чего-то железного. Я увидел подвешенный на каком-то металлическом штыре, корабельный фонарь, дававший довольно тусклый свет и освещавший не более пяти метров в радиусе. — Ну что? Успокоился?! А теперь пойдем! Нас куча дел ещё ждет… — торопливо сказал он и зашагал по направлению к бару. Алена, ожидая нас, успела опустошить до половины пятый бокал с «зельем». «О, дорогуша, — заключил я, — «плакали» твои трусики! И непременно … сегодня!»Объект» — готов!» — неизвестно кому отрапортовал я про себя. — Ну наконец-то, мальчики! Я уже устала отбиваться от «ухожеров»! — засмеялась жена, увидев нас: — Разве можно так надолго оставлять даму одну, да еще в мужском обществе? — продолжила она игриво. — К тому же такую красавицу! — подытожил Валера. Затем, услышав мелодию блюза, как в знак извинения, пригласил ее на танец. Я с интересом наблюдал, как Ленка смеялась шуткам нашего «мачо». «Случится или нет?» — продолжал гадать мой уже порядком возбудившийся под воздействием алкоголя мозг. — Андрей! — после конца танца подбежала к столу Лена, — Валера нас хочет пригласить посмотреть дельфинов! Ой, как интересно! — восторженно захлопала жена в ладоши, чем то напоминая в этот момент маленькую девочку. — Ну, какие могут быть ночью дельфины! — попытался в последний раз «не допустить» того, что, так или иначе, должно было случиться. Валера кинул на меня удивленный взгляд. — Ах, да, ну конечно! Я где-то же читал, что им нравится «кувыркаться» именно ночью… — начал исправлять ситуацию, намеренно говоря заплетающимся языком, как будто уже достаточно опьянел, но немного переиграл. — Андрюш, ты что, пьян? — спросила Ленка, а потом обращаясь к Валере добавила: — Не надо было ему столько пить. Он ведь вообще практически не пьющий у меня! Ну, ничего, сейчас пойдем в каюту, приляжешь и полегчает… — засуетилась супруга, как мать перед больным ребенком. Но это не входило ни в планы Валеры, ни тем более в «ИХ». Надо было срочно, что-то предпринимать. Мы переглянулись с Валерой. — Лен, да оставь ты все это, не обращай внимание. С кем ни бывает! Ну перебрал с непривычки, скоро пройдет! Мы же в отпуске, наконец! Из-за какой-то ерунды терять такую возможность-увидеть не в аквапарке, а в живой природе морских дельфинов! Иди с Валерой, а я вас здесь подожду. — Нет, ну что ты, я без тебя никуда не пойду! — заартачилась она, а потом, обращаясь к своему «кавалеру» добавила: — Валер, может в следующий раз? Смотри как ему плохо! Да и мне, по правде сказать, что-то не по себе. Слабость какая-то… , ноги-руки как ватные… — произнесла она, тоже уже довольно заметно заплетающимся языком. «Начало действовать «зелье», и не на шутку!» — подумал я, наблюдая за своей полупьяной супругой. — Ну, это пройдет! Простая акклиматизация. А вот дельфинов завтра может и не быть. Факт! — высказал свое мнение наш «мачо». — Лен! Иди и не дури, ничего со мной не случится! Не маленький! — напирал я на жену. — Ну, хорошо! Мы же быстренько, Валер, правда? — обратилась она к нему. — Безусловно! Как только увидим первую «тройку» через пять минут сразу же назад, — уверил ее наш «мачо». — Ладно, я быстренько взбрызнусь холодной водичкой, может немного приду в себя! — сказала супруга и «упорхнула» в тулетную комнату. — А ты быстро на своё «место»! — прошипел мне Валера. — А что ты скажешь ей? — спросил я — Скажу, что пошел подышать свежим воздухом! Давай быстрей! — поторопил он меня. Я встал и быстрым шагом пошел на «наблюдательный» пункт. Дойдя до лестницы, быстро, как заправский матрос, поднялся на возвышение. Оглядевшись, заметил, что отсюда было великолепно видно и вход в бар. Через минут пять из «Дельфинария» вышла наша «парочка». Ленка остановилась, ищя меня. «Уже успела сделать и свой любимый «конский» хвост» — подумал, заметив изменение в прическе жены. Затем, после того как ей что-то сказал Валерий, направились в мою сторону. По пути жена еще раз оглянулась, видимо, пытаясь определить, куда же я все — таки делся… Наконец, завернув за угол, парочка приблизилась к фонарю, о чем-то ведя беседу. Не ясно слыша тему разговора, только по ленкиной интонации, понял, что наша девочка в полном смысле «готова»! Я замер в ожидании за железной тумбой. Подойдя к фонарю, Валера объявил, что здесь самое подходящее место для наблюдения. — Чего-то не видно никаких дельфинов, — вглядываясь в темноту произнесла Лена. — Надо немного подождать, — объяснил «кавалер». — Надо отойти от света! Они нас попросту боятся! — сделала «научное» заключение моя полупьяная супруга. — Да, нет, что ты, Алена! Как раз самое то! Свет их наооборот привлекает! — сказал Валера, незаметно зайдя за спину Ленки, и с явным наслаждением рассматривая её стройные ножки, заканчивающиеся вверху аппетитной тугой попкой. В свете фонаря отчетливо просвечивались сквозь сарафан её трусики и лямочки бюстгальтера. Я нутром почувствовал, что скоро наступит развязка. Наш «мачо» нервно засунул руки в карманы брюк, чтобы не спугнуть «птичку» раньше времени. Ленка тем временем подошла к ограждению на палубе, оперлась на поручни руками и с наслаждением втянула в себя свежий морской воздух. — Хорошо-то как! — пролепетала она неслушающимся ее языком и добавила «плаксиво»: — А их все нет и нет! Де-е-ельфинов-то! Вдруг за бортом раздался какой-то всплеск. Ленка замерла, вглядываясь в темноту. Всплеск повторился. — Они, наверное снизу… близко к борту… балуют, — хриплым голосом произнес Валера, доставая руки из карманов и приближаясь сзади к моей супруге. — Да, где же они… ? — переспросила Ленка, держась обеими руками за поручни и нагибаясь через ограждение. — Там, где же… ещё… им быть… — прохрипел ленкин «кавалер», дурея от наблюдаемой перед собой картины. Коротенький сарафанчик упруго натянулся на попке жены и медленно пополз вверх. Сомкнутые вместе ножки особенно подчеркивали женственность их владелицы. Чем ниже наклонялась Ленка в поисках «злополучных» дельфинов, тем выше задирался низ сарафана, потихоньку обнажая ее великолепные бедра. Картина была не для импотентов! Наблюдая из укрытия за разворачивающимися событиями, даже при тусклом свете я заметил, как взмок от напряжения затылок Валеры. Ленка тем временем, под действием «восточного» зелья, казалось абсолютно не отдавала себе отчета ни во времени, ни в происходящем. Она с усердием «пьяного» искала иголку в стоге сена, все больше перегибаясь через ограждение. Мне даже стало немного страшновато за нее, боясь, что не рассчитав она очень скоро может оказаться в «отрезвляющей» воде. Наконец, наш «мачо» не выдержал, увидев, беленькую полосочку трусиков моей жены, показавшуюся из под чересчур задравшегося от «усердствований искательницы приключений», сарафана. Восприняв это, как сигнал к действию, он сделал шаг к Ленке и с каким-то диким наслаждением буквально вдавил пятерню правой руки ей в зад, одновременно пропуская средней палец между бедер, проскользнув внутрь по сочным половым губам моей супруги. Свободной левой рукой нервно и, в тоже время, нежно взял ленкину грудь. Я перестал дышать от возбуждения! Внутри все натянулось как струна гитары, готовая вот-вот лопнуть от черезмерного перетягивания! Затая дыхание, ожидал реакции своей «половины». В первые секунды такого наглого поведения своего «кавалера» Ленка буквально замерла не двигаясь, давая время, своему помутненному от выпитого алкоголя сознанию, осмыслить такой резкий поворот в событиях сегодняшнего вечера. Валера, между тем, использовал дарованную ему возможность для большего возбуждения женщины, оказавшейся в его «сетях». Его палец механически двигался между бедер моей жены, пытаясь каким — то образом, пока что через трусы, проникнуть между губ ленкиной «щели» и, скользя вдоль них, добраться до клитора своей «жертвы». Левой рукой, оставив на время «осаду» груди моей супруги, лихорадочно растегивал пуговицы ленкиного сарафана. — Ты… что… Валера… ? — опешила Ленка,… приходя в себя от неожиданной «атаки» с тыла, — белены… объелся… ? — Не шуми… , девочка моя… , расслабься… — прерывистым от возбуждения голосом прошептал ей на ухо Валера, судорожно пытаясь пальцем правой руки проникнуть сзади через трусы в ее половую щель. — … не надо сопротивляться… лучше помоги мне… раздвинь ножки… , пожалуйста… , куколка моя… , — продолжал он увещевать мою супругу и одновременно левой рукой растегивал ее сарафан. По распахнувшимся полам, колыхнувшихся на слабом ветерке, я понял, что это ему удалось. Затем быстро прижал своим телом мою жену к перилам, упершись своим вставшим членом в её зад. Его руки, не давая жертве опомниться, перешли в атаку, лапая оголившееся спереди тело женщины. — Валер… ! Да… что ты… в самом… деле… — уже слабеющим (и от выпитого зелья, и от грамотно проведенной атаки) голосом произнесла жена, явно чувствуя «железную» плоть «мачо», пригвоздившую её таз к ограждению. — Не-е-ет… ну… не… н-а-а-до… — жалобно — протяжно произнесла она, понимая, что под таким напором разгоряченного самца ей долго не выстоять. Я мог наблюдать их только сзади. Но и этого было достаточно, чтобы мой член готов был вырваться наружу, сломав сопротивление молнии на брюках. Честно сказать, картина была более, чем возбуждающая. Моя жена слабо отбивалась от пристающего к ней мужчины, пытаясь хоть как то оттолкнуть его от себя и избежать неминуемого. Тем не менее на первых минутах результат «матча» был не в её пользу. Расстегнутый до конца сарафан, прижатое к перилам тело, руки Валеры, успевшие «задрать» вверх бюстгальтер моей супруги и сейчас с таким диким наслаждением лапавших её упругие груди — всё это свидетельствовало о том, что одна из «команд» вела с большим разрывом в счёте. — Ой! Нет-нет! Убери руку! — неожиданно ожила Ленка, и наконец-то оторвала «прикипевшие» руки от поручней, опуская их вниз. «Полез ей в трусы!» — пронеслось у меня в голове. — Не-е-ет! — продолжала увещевать жена, — нет… и ещё раз… не-е-е-т! — … что ты… , Аленушка… , такая несговорчивая… — шептал ей на ухо Валера, «разминая» её грудь, и настойчиво пытаясь сломить сопротивление ленкиных рук, вцепившихся в его правую, не давая ей проникнуть к ней в трусы. — Ну… же миленькая, ну… же… — настаивал на своем «мачо», усиливая атаку на низ живота моей супруги. На какое-то время продолжилась молчаливая борьба, как будто обе стороны берегли основные силы для решающего «броска». — Ой… ! Я буду… орать… ! — тихо вскрикнула Ленка, чувствуя, что проигрывает «сражение» настойчивости и наглости возбужденного самца. В ответ на угрозы Валера лишь сильнее прижал к ограждению свою жертву, напирая сзади своим членом в её зад. Рука «мачо» задвигалась интенсивнее в промежности моей супруги. — Андр-е-МММММ! — не успела крикнуть жена, как ладонь Валеры нежно, но властно легла на её губы. — ММ-ММ-МА-М!!! — глухо запротестовала жена такому повороту дела и вцепилась в руку Валеры зажимавшую её рот. Это была ошибка!»Кавалер» буквально оторвал Ленку от заграждения и, развернув по направлению к моему наблюдательному пункту, одновременно запустил пятерню ей в трусы. Сейчас мне были отлично видны все действия противника на «передовой»! Открывшаяся моему взору возбуждающая картина, могла поднять даже у мертвого! Великолепная фигурка жены была полностью видна в распахнувшиеся полы сарафана. На успевшем загореть теле, отчетливо выделялись белые трусики, в которых уже «действовал» Валера. Лифчик, задранный вверх опытной рукой полностью обнажил упругую грудь. Её тело слегка покачивалось на каблучках летних туфелек, пытась удержать равновесие. — М-А-МММ! — мне показалось, что глухой звук, раздавшийся и зажатого рта жены прозвучал резче. По руке Валеры, а точнее по контурам его пальца, задвигавшегося взад — вперед, слегка приподнимая парашютиком трусы супруги, понял, что первоначальная цель достигнута. Ленкино влагалище, наконец-то, «обрабатывалось» рукой «кавалера». На какое-то время Ленка прекратила всякое сопротивление, и ее тело слегка расслабло в объятиях Валеры. Воспользовавшись моментом он возбужденно припал губами к шее моей жены и, отняв руку от её рта, принялся лапать грудь. — Мх… Ва-а-лера! Не… н-а-д-о… прошу… тебя… , что… же… я… делаю… — слабеющим голосом произнесла Ленка и прогнувшись крепче подалась задом на валерин член, одновременно раздвинув ножки, полностью впустила его палец в свою промежность. Приняв это за сигнал к решительному наступлению «на всех фронтах», наш «мачо» спустил Лене трусы ниже бедер. Взяв ею руку в свою, завёл ей за спину и прижал к выпиравшему бугром из брюк члену. — Ухм… угхм… — простонала Ленка, чувствуя пульсацию члена самца даже через материю. — Ухм… , Валера… , ну что-о-о же-е-е… мы-ы… вытворяем… — прохныкала она и поддавшись возбуждению начала нерешительно онанировать его «железный» стержень через брюки. Одуревший от сексуального перенапряжения «кавалер» с треском растегнул молнию и выпустил свою «гордость» на волю, отдав его в распоряжение пальчиков моей супруги. Почувствовав живую пульсирующую плоть в своей ладони, Ленка на какое-то мгновение замерла, а затем «стыдливо» прижалась своими оголеными ягодицами к горячему члену самца, продолжая мастурбировать своего «партнера» уже попкой, доводя его до состояния взрыва. Валера не выдержал и сделал большую ошибку. Вместо того, чтобы воспользоваться моментом «слабости» и «взять» мою жену тут же сзади, он почему то повернул её к себе лицом и начал целовать взасос, одной рукой притягивая Ленку за ягодицы к своему телу. Супруга заметно слабея в его объятиях, отдавала себя в распоряжение «победившего» самца. Но ему, именно в этот момент, захотелось «взять» сразу всё! Видимо от затянувшегося дикого напряжения Валере хотелось выпустить как можно скорее «скопившийся пар» и не просто так, а своим «любимым» способом. Он захотел ее ТУДА! От перевозбуждения бедняга совсем забыл, что ТУДА сразу НЕ БЫВАЕТ! Лаская ягодицы моей супруги, Валера одним из пальцев начал массировать ленкин анус, подготавливая его для вторжения. — Ну-м… , Вал-е-р-ммм… , — пыталась сказать что-то супруга, упершись двумя руками в его грудь и пытаясь таким образом хоть немного оторваться от своего «кавалера», поняв его «дальнейший ход». Но «мачо» крепко держал Ленку своими клешнями и продолжал настойчиво таранить своим пальцем её «запретную» дырочку, приходя в «яростное» возбуждение! — Ва… — ммм! Вале… — ммм! — безуспешные попытки моей жены «высказать» свое мнение по этому поводу тонули в горячих поцелуях разгоряченного самца, с успехом затыкавшие Ленкин рот. — Не-… ммм! Я не… хоч… — ммм! — Лена не на шутку разозлилась и сильнее забилась в «железной хватке» Валеры, почувствовав, как его палец, «прорвав» оборону сфинктера, по-хозяйски задвигался в её анусе! Возбуждение Елены улетучилось в одно мгновение. Прийдя в себя, она быстро оценила обстановку. Не раздумывая долго, всадила коленкой в Валерин пах. Глухо ойкнув он медленно «осел» на палубу, скорчившись от боли. «Ах ты… , сука… « — выдохнул он из себя, схватившись за яйца. Путаясь в стянутых трусах и ловя полы сарафана, моей супруге удалось отскочить на пару шагов от «поверженного» ловеласа. Натянув трусы и застегнув, наконец, сарафан Ленка бросилась бежать с места «несостоявшегося преступления». — Эй, урод! — зло обратился Валера, направляя взгляд вверх за тумбу, где был мой «тайник», — быстро беги в бар. Скажешь ей, что опять вышел на свежий воздух… , алкоголик чертов! — Я бы на твоем месте выражения … выбирал бы более тщательнее! Я тебе-не Алена! Если врежу по чайнику, то могу и оторвать! Любовник грёбанный! С «готовой» бабой не мог совладать! Козёл дранный! Где тебя только откопали на эту роль?! Комедиант вонючий! — отвел я душу, спускаясь по лестнице на палубу и, бросив презрительный взгляд на корчившегося в муках «Дон Жуана», поспешил в бар, где, наверное, меня уже разыскивала супруга… — — —————————————————————- — — Андрей! Ну, куда ты пропал? — набросилась она на меня, как только я подошел к столику. — Да, никуда! Вышел опять просвежиться. Здесь душновато и меня что-то развезло. — Пойдем! Хватит! Тебе надо принять душ и прилечь! — и нервно взяв за руку потащила меня из-за стола, при этом виновато пряча глаза. Мы встали и вышли в вечернюю прохладу морского бриза. По пути спросил: — Ну? Как дельфины-то? И куда подевался твой «ухожёр»? Уходили вместе, а пришла одна. — Андрей, не слишком ли много вопросов в одном предложении! — попыталась увильнуть от ответа супруга. Но я играл свою роль «ревнивца», если этого не сделать, то при каком-то малейшем «проколе», подозрение может пасть и на меня. Поэтому, стараясь быть «естественным» Ленкиным мужем, задал вопрос в лобовую: — Может между вами что-то произошло? — Ну, вот! Говорила же, что без тебя не пойду! Умоляла тебя! Ты же сам меня, почти насильно, отправил к «дельфинам»! А теперь пытаешься закатить концерт «По заявкам всех ревнивцев»! Где логика? Я не понимаю?! И что могло случиться за пять минут моего отсутствия? — перешла в наступление жена, понимая, что лучший способ защиты-это нападение. — Ну, пререстань, Андрейка! Ты же самый милый! Самый пушистый «котик» на свете! А я — твоя верная «кошечка»! — взяв под руку и прижавшись ко мне кокетничала Ленка, избегая таким образом моего изучающего взгляда. «Н-у-у-у! Андрюх! Вот это лапша! Ну бабы, мать вашу… ! — проснулся во мне, на время оставивший в покое мои нервы, мой «старый друг». — Нет… ! А «играет-то» то как… ! Чертовка! Как будто бы ни ей пять минут назад трусы спустили и лифон задрали!» — Андрей! Почему ты молчишь? Ты мне что? Не веришь? — продолжала оправдываться жена. Потом остановилась, посмотрела мне в глаза и, притянув рукой мою голову, поцеловала взасос. «Во-во!!! Женская «целомудренность»… ! А не этой ли рукой, ты мастурбировала под фонариком чужой «стерженек»?! — не унимался чертов «джин», — а теперь Андрюшкину головку притягиваешь! В губки целуешь! Ты бы еще, сучонка, и после миньета целоваться полезла… — не на шутку начал юродствовать он. «Все! — решительно обрубил все паясничанья моего второго «Я», — в конце концов сам виноват в происходящем!»И неча на зеркало пенять, коль роль рожа крива!» — подвел разговор к заключению народной пословицей. Придя в каюту, Ленка продолжила свое «кокетничание». «Да! — подумал я, — не на шутку «завелась» баба! После лошадиной дозы «возбуждающего» и… не того… ? Так же сдуреть можно!». — Андрюш! Пойдем примем душ! Хочешь? Мы так давно этого не делали вместе! — томно проговорила жена, направляясь в трусах и лифчике в «банную». Затем открыв дверь душевой и слегка обернувшись кинула, как будто невзначай: «Кошечка будет ждать своего котика!» Быстренько скинув с себя все я «ринулся» вслед за супругой. Она успела раздеться, повесив трусы с бюстгалтером на вешалку, и с наслаждением мылилась под душем. Тихонько подойдя сзади обнял её горяее от воды тело. Руки сами заскользили по привычным «тропам». Жена немного поддалась назад, прикоснувшись тугим задом к моему вздыбившемуся члену. Целуя сзади в шею, начал ласкать её намыленные груди. Ощущение было непередаваемое!»Мы действительно давно не делали этого в душе! А зря… « — пришла мне в голову мысль. Отвечая на мои ласки Ленка плотнее прижалась попкой к члену и… стала его легонько мастурбировать… , водя задом и пропуская его между разгоряченных водой ягодиц… У меня закружилась голова, я захотел её здесь и сейчас! Самую любимую и дорогую мне женщину на свете… !»Ну-ну! Философ… ! — хмыкнул проклятый «джин». Вспомни! Всего лишь полчаса назад… наблюдали т-о-очно такой же эпизод из серии! Но, только, с другим… героем! А, где он… сейчас?! Что по кастингу не прошел бедняга? Тебя взяли на его место? А, Андрюх? И кто же настоящий виновник «игривости» нашей героини? Ты… или… Он? Или у вас как? Он начинает… , а ты… заканчиваешь?» Я не знал, что ему ответить. Мне вдруг захотелось «наказать» эту женщину, которая называлась моей женой! Неугомонная ревность вновь проснулась во мне!»Действительно! У «них» все шло как по маслу! — промелькнула в голове мысль. — И, если бы, этот идиот был немного терпеливее, а не полез бы ей сразу в задницу, то наша девочка была бы уже… «. Я замер! Вот она подсказка! Да-да! Именно… ЭТО!»Давай, Андрюх, не дрейфь! Тем более у тебя давно не только «общего» душа с Аленой не было… , а… и… ЭТОГО! А она законная супруга, так сказать, «и в горе и радости!» — подзадоривал меня джин. Прижав сильнее к себе Ленку, начал помогать ей онанировать попой мой «стержень». «Андрюшенька… мой… дурачок ревнивый… « — приговаривала она, сильнее придвигаясь ко мне. Я сделал две осторожные попытки. Немного «промахнувшись» прижался головкой к её анусу, наблюдая за последующей реакцией. Оба раза Ленка немного отодвигала зад, и вновь пускала член по «руслу» своих ягодиц, давая понять, что ЭТО не в её планах. «Ну, сучечка, еще и цену себе набивает! — подливала масла в огонь «тварь», сидевшая во мне. — Будь мужиком, Андрей Петрович! Ну же!!!»Забей заряд ей в «пушку» туго!» Вон её трусы висят! Засунь их ей рот!!! Чтоб не орала! Ну!!! Давай!!! Как в старые добрые времена! — улюлюкал «джин», не давая мне времени на долгие раздумья. От возникшей мысли у меня «потекли слюни». Обхватив одной рукой супругу за талию, второй не сильно, но настойчиво начал давить ей на затылок, перегибая её тело «пополам». «Ухм! Любимый… « — прошептала Ленка поддаваясь, еще не зная, что ей предстояло… «Да-да… Аленушка… милая моя… вот так… !» — убаюкивал бдительность жены, водя своим членом по её мыльным ягодицам, медленно продвигаясь к намеченной цели. Головка остановилась у «входа», несильным нажимом спрашивая разрешения на «проход». Ленка судорожно сжала ягодицы, пытаясь вытолкнуть гостя из «опасной» зоны. Повернув ко мне склоненную моей рукой голову, спросила: «Андрей… , ты что… , мы же… говорили на эту тему… «. Я заколебался. «Не-е-т! Андрюх! Ты, конечно, извини, но те трое у неё разрешения не спрашивали! Засунули ей в рот тряпку, а «члены» в задницу! Вот это мужики!» — ревел как бешенный бык «джин», чувствуя, что я сейчас «слюнтяйничаю». Хватай трусы и заткни ей глотку!!! Бабы своим языком только… «. Я не дал ему докончить. Сорвав, вместе с лифчиком, с вешалки Ленкины трусы опытной рукой в мгновение ока соорудил плотный толстый кляп. «Хорошо, что бюстгальтер без всяких их «железочек»!» — подумал я, быстрым движением разгибая супругу. Все произошло молниеносно! Давний опыт подобных игр сыграл немалую службу. Ленка, еще не понимая, быстрой перемены «декораций» в спектакле поддалась мне без сопротивления. Прижавшись ко мне спиной, облегченно вздохнула, спася, как ей думалось, свою «заднюю честь». «Ох, Андрюшенька… , томно произнесла она, ожидая от меня дальнейших действий, затем, увидев перед своим ртом комок чего-того белого, дернулась из моего объятия: — Андрей! Да ты чт-ОМ-МУ-М-УМ!» — Ничего… , моя миленькая… , потерпи… ведь я же терпел… ! И очень… долго… терпел! — приговаривал я, запихивая ей в рот кляп. — МУ-ММ-МУ-ХМ!!! — «ревела» сквозь трусы во рту Аленка, возмущаясь моим возвратом к старым играм, которые она, мягко сказать, не жаловала…. — Ну-ну… , малышка… , будь паинькой… ! — приговаривал я, с трудом удерживая заведенные за спину мыльные руки жены. Это было отнюдь не легкая задача. «Вот ёма-ё! Что же делать-то?!» — лихорадочно крутилась в голове мысль. Ленка уже пару раз чуть не вырвалась из моего захвата. Увидев висевший банный халатик супруги, я с удовольствием вытащил из него поясок. «Как раз то, что надо!» — одной рукой держа жену за запястья, а второй пытаясь соорудить петлю из пояска. Мне удалось сделать это и вовремя накинуть на запястья. — НУ-ХМ-МММ-М!!! — дернулась жена, давно поняв, для чего нужна была эта петля. От её рывка она затянулась сама, туго фиксируя руки вместе. — Н-М-ХМ-ММ!!! — продолжала протестовать супруга, пока оставшимся довольно длинным концом пояска я стягивал вместе её локти. — Ну… дурочка! Что же ты шумишь… ! Ай-яй-яй! Девонька моя! — приговаривал я, затягивая узел. Повернув Ленку к себе лицом и, двумя пальцами пропихивая кляп поглубже ей в рот, добавил: — Немного… поиграем… и всё… ! Зачем же так кричать? Вон и соседей… можем… потревожить! — МУМ-МММ!!! — затопала ногами жена, пытаясь привлечь к себе моё внимание. Но я специально не смотрел ей в глаза. Взяв с полочки балончик с пеной для бритья, «подсел» под Алену и взвалил её себе на плечо. Жена билась как рыба на песке, издавая «громоподобные» звуки через тугой кляп. Затащив её в «банную» комнату отдыха и осмотрев большой кожаный диван, с удовольствием отметил, что его подлокотники, как будто бы созданы для анального секса: широкие, достаточно мягкие и с плавным покатом во внутреннюю сторону. Осторожно поставив супругу на пол, развернул лицом в сторону дивана. Слегка перегибая её в пояснице, пытался положить супругу животом на кожаный подлокотник. — МУ-ХМ-МХ-ММ!!! — она отчаянно сопротивлялась, но уступая силе, вскоре плюхнулась на подлокотник. Пользуясь временным замешательством «противника», быстренько раздвинул пошире её ноги и в противовес придавил их своими, расположившись между бедрами, пресекая всякую попытку их сдвинуть. Раздвинув двумя пальцами ягодицы жены, невольно залюбовался её «дырочкой». «У красивой женщины-все красиво! — подумал я, рассматривая аккуратное «отверстие» моей Ленки. «Как маленький кратерок вулкана!» — некстати потянуло меня на поэзию. Встряхнув балончик с пеной с наслаждением выпустил струю прямо в дырочку. — НМ-НХМ-НТМ-МММ!!! — забилась как белуга Ленка, окончательно поняв, каким способом её собирались «обесчестить». — Ну… что ты… Аленка… — успокаивал я супругу, одновременно размазывая пену по внутренней стороне ягодиц, не забывая и её анальное отверстие. Закончив необходимые приготовления осторожно приставил головку, готового лопнуть от напряжения, члена к ёё «входу». — НХЧМ-ННМ-МММ!!! — пыталась что-то мне прокричать жена сквозь кляп, забивший её рот. — Нет… , дорогая… , уже… не уй — дё-шь… ! — вынес приговор, надавливая на сфинктер супруги своим «стержнем». — МХМ-УХММ!!! — пыталась умолить меня Ленка и захныкала через кляп. Но я был неумолим! Немного поднажав, осторожно «всадил» головку в её анус. На мгновение Ленка замерла, готовясь к болезненному вторжению. Выжидал и я, пока ослабит «железную» хватку её «вход», привыкнув к моему члену. Почувствовав «усталость» сфинктера легонько продвинул член вглубь. — НХМ-ММ-УМ!!! — глухой протест жены только раззадорил меня и… я вогнал «на всю»! Дернувшись от неожиданности, а скорее от такого «неуважения», Ленка попыталась сползти вниз по подлокотнику дивана и спастись от «позора». Но было поздно… Войдя во вкус, я начал с остервенением «долбить» зад моей супруги, совершенно не придавая значение «болезненности» совершаемого «действа». Ленка просто ревела от боли! Иногда казалось, что даже сквозь кляп, ясно слышны её трехэтажные «возмущения» по поводу проводимого акта вандализма по отношению к её «целомудренной» заднице. «Накачивая» жену в анал, понял, что доспустил маленькую оплошность. Ну нельзя было лезть туда предварительно «усугубив» алкоголем! Обычно (а это бывало ну о-очень редко!) только ввод члена в «строго охраняемую зону» доводил меня после минутного коитуса к мощному выбросу спермы. Но не сейчас! Спиртное заметно «тормозило» мою физиологию. Я понял, что это надолго. Всунуть член во влагалище и «докончить» начатое «людским» способом-не могло быть и речи! Я «работал» в анусе без презерватива, а вставлять его в женину щель неподмытым значит подвергнуть супругу риску подцепить какое-нибудь воспаление. «Может и пронесет… , а может — нет! Лучше не играть в «орел-или-решка»! — отказался от этой затеи и решил до конца «добить» туда. «Ну потерпи, малышка!» — успокаивал я глухо «визжаще-рычащую» супругу, ускоряя темп коитуса. Минут через пять Ленка просто замолчала, лишь изредка всхлипывая через кляп, давая мне понять, что ещё «жива». Наконец почувствовал приближение оргазма. Прибавив «скорости» через минуту уже заливал спермой женин зад. Медленно вытащив член и, прийдя в себя, неспеша развязал руки жены. Она лежала без движения и, казалось, даже не дышала. Приподняв и поставив на ноги, повернул её к себе лицом. Заплаканные глаза были закрыты, рот буквально раздирал тугой плотный кляп из ёё же трусов и бюстгальтера. «Чего только не натворишь под действием взбесившихся гормонов!» — пожалел я супругу, с трудом освобождая её рот от матерчатой затычки. Не сказав ни слова, Алена, немного «косолапя», прошла в душевую. «Лен!» — позвал я её, но не получил никакого ответа. Сев на диван попытался переварить случившееся и найти оправдание своему «зверству». Кое-как пришел к какому-то компромиссу с самим собой. Приняв душ, зашел спальню. Лена лежала на боку, натянув простынь на голову. Немного колебаясь, я все-таки прыгнул в кровать, пытаясь перевести все в шутку: «Алён! Что ты в самом деле? Ну, так получилось! Ну, сволочь я, подонок — называй меня как хочешь, только прости и не дуйся!» Я попытался обнять её, но меня резко оттолкнули… На следующий день утром наше судно швартовалось в порту какого-то города, где нас ожидала дневная экскурсия. По этой причине завтрак нам не подали в номер, а предложили пройти в ресторан. Ленка по-прежнему со мной не разговаривала. Сидя за столом, она даже не смотрела в мою сторону. Встав я пошел к бару за сигаретами. Возле барной стойки кто-то окликнул меня по имени, оглянувшись, узнал Олега. — Ну, наконец-то, улучшил момент, чтобы «отловить» тебя одного! — сказал он, здороваясь. — Что? Новое задание? — безучастно спросил я. — В принципе, да! — подтвердил Олег и всунул мне в карман брюк, какой-то тугой сверток. — Это что? — поинтересовался я. — Во-первых, «премия» для нашей Аленушки! — ?! — Ну, что ты брови-то поднял? Забыл о предупреждении, что и твои с ней «похождения» будут просматриваться «ИМИ»? — Ах, да! — вспомнил я, а затем добавил, — Ну… и? — Что «ну… и»? Понравилась она «ИМ» вчера в баньке-то, женушка твоя! Вот и отвалили энную сумму, так сказать утешительный приз, точнее — денежная премия. Преподнеси их как твою «заначку» для неё. Когда сойдете на берег после экскурсии вам дадут часа четыре на «сувениры». Вот пусть и «оторвётся»! Да… так… и попка быстрее заживёт! — засмеялся он. — А во-вторых? — А во — вторых, твою жену сегодня трахнут у вас в каюте. — И кто же будет этот «счастливчик»? — уточнил я. — Как кто? Кто начал, тот и продолжит! — усмехнулся Олег, имея в виду Валеру. — Вы, что получше этого идиота никого найти не могли? — с иронией спросил я. — Ну,… остынь, брат, на этот раз прокола не будет. Тем более, что Аленушка получит с первым же бокалом пятикратную «дозу». — Вы, наверное охренели! — вскипел я, но Олег меня прервал: — Да, не бойся ты! Проверено! Не она первая… Просто не будем тратить много времени на «разогрев». Вот так! — И как же все это будет… ? — Отшвартуемся мы завтра. А вечером к нам пригласили местную знаменитую поп-группу. Будет концерт. Сделаем так, чтобы Алена ушла без тебя в каюту. Ну… , а там… — не закончил он фразу. — Ясно! А я? — А ты в комнату 117. На свой пост! Как — то не удобно чужой жене снимать трусы без присутствия её мужа, хотя бы и в качестве наблюдателя на «капитанском мостике». Ну, ладно, иди! Заждалась она тебя. С этими словами он растворился в толпе. Подойдя к столу, заметил, что Ленка сразу же отвернулась в другую сторону. — Ален! Хватит дуться! — начал было я, но вскоре понял, что «война» продолжалась. — А у меня тебе сюрприз! Ну-ка, дай свою «торбочку»! — жена безучастно смотрела куда-то в море. Я не выдержал и вежливо взял у неё из рук сумочку. Открыв её положил сверток и вернул владелице. — Пообещай мне, что обязательно откроешь его, когда сойдём на берег в город. «Это» — в твоём полном распоряжении! — Жена не шелохнулась, хотя по чуть заметному её напряжению понял, что «лёд тронулся». Ох, уж это вечное женское любопытство! Если бы она «не выкопала топор войны», то содержимое свертка было бы изучено в считанные секунды. Но сейчас — надо было держать «марку»!»Ничего… созреет… куда денется-то… «с подводной лодки»! — улыбнулся я про себя. — — ————————————————— — — Андрей! Ты откуда взял столько… денег?! — тихо прошипела жена, взяв меня под руку. — Что — МИР! — обрадовался я, устав слушать музейного экскурсовода. — Нет! Перемирие! Причем временное! — ответила она. — А… я то думал… — После того, что ты сделал, гад, я бы тебя повесила где-нибудь здесь на какой-нибудь пальме… ! Ну, Андрей! Я же сегодня нормально ходить не могу… — смягчилась Ленка. — Ничего это даже к лучшему. «Повиляй» побольше попой! — тихо засмеялся я, поняв, что меня простили. — Нет! Ты так и не ответил… откуда такая сумма? — прервала мои шутки супруга. — Да, заначка моя. Как раз для такого случая и собирал. Потом премию получил, кое — какая «халтура» подвернулась… , ну вообщем… , ты что не рада? — переспросил я. — Да… , я то рада… , но… здесь вся твоя годовая зарплата… ! — выдохнула из себя супруга, удивленно подняв на меня глаза. — Ну… , я не хотел тебе говорить, считай это как сюрприз. У нас есть кое-какие акции… в этом году поднялись в цене… , а… это дивиденты… — замялся я, потом добавил: — Лучше тебе как-нибудь в другой раз объясню, а сейчас дай гида послушать. Тем более, что это последняя экскурсия, а потом — «шопинг»! Я попал в точку. При слове «шопинг» и при наличии более, чем приличной суммы для оного, у «прекрасной» половины человечества напрочь отключается отдел мозга отвечающий за «благоразумие». Ленкины глаза «хищно» заблестели. «Во! Калькулирует! Сумма-товар, товар-сумма!» — облегченно засмеялся про себя. Последние три или четыре часа экскурсии все женщины были заняты своим любимым занятием. Мужчины «прохлаждались», попивая пиво в одной из забегаловок недалеко от места сбора. Наконец после томительного ожидания своих «половин» сели в автобус и отправились назад на судно. Всю дорогу Ленка тараторила рассказывая, что она купила, а что не купила, а что надо было бы, да… Я, делая вид, что внимательно слушаю, думал о предстоящем «развлечении», которое готовили для моей супруги сегодня вечером. И, как ни странно, был абсолютно спокоен по этому поводу, ловя себя на мысли, что уже привык к такому положению вещей… , и это даже начало меня по-настоящему развлекать. Одним словом просто-напросто решил, что все «это» действительно входит в «развлекательную» программу нашего путешествия. После прибытия на корабль наш гид попросил нас не опаздывать на концерт и дал нам, на всё про всё, два часа. Ленка носилась по каюте как угорелая: примеряя… , снимая… , одевая… , вертясь перед зеркалом… Наконец, мы были на месте. К моему удивлению нашей парой за столиком оказались опять Анна с Петром. Поздоровавшись, уже как старые приятели, наши женщины сразу же начали обмениваться накопившимися впечатлениями, не обращая на нас никакого внимания. Я уже начал скучать, как появился конферансье и объявил о начале сегодняшнего вечера. Бросив в зал пару шуток, он представил нам якобы знаменитую поп-группу. Насколько это правда судить не взялся, тем более что всякие «поп» — «рок» и тому подобные направления в музыке меня никогда не интересовали, но играла группа довольно сносно, и вечер обещал быть приятным. При первом же блюзе наших жен «увели». Мы остались за столом с Петром, незаметно рассматривая остальную публику и время от времени бросая взгляд на наших «суженных», танцующих в объятиях чужих мужчин. Обе выглядели сногсшибательно! Подул прохладный ветерок с моря, принося с собой освежающий и будоражащий запах моря. Смотря на жену, успевшую «поменять» нескольких партнеров, невольно заводился от мысли о предстоящем представлении — «Совращение Елены Прекрасной», как я назвал в сегодняшнюю операцию. В перерывах между приглашениями «потанцевать» Ленка успела основательно «разогреться» бокалом коктейля. И это было довольно заметно. «Видно порядочную дозу «зелья» всыпали «неподдающейся»! Впрочем, как и обещали. « — подумал я, наблюдая как очередной «кавалер» уводил мою жену. Продолжая скучать, не заметил, как неожиданно за наш столик подсел Валера! Анна, как и моя жена была на расхват, и с добрых полчаса не появлялась на своем месте, Петр тоже куда-то отлучился. Валера поздоровашись и подмигнув мне, поинтересовался моим «настроением». Затем намекнул про ключи от «117 кубрика», убедившись, что я взял их с собой, успокоился. Подошла раскрасневшаяся от танцев Лена, присев за столик и увидев «старого знакомого» немного стушевалась и, как мне показалось, покраснела ещё больше. После положенных приветствий, жена, пряча взгляд попросила официанта принести ёщё одну порцию коктейля. Он, незаметно взглянув на Валеру, по какому-то одному ему известному знаку понял, что алкоголь должен быть «заряженным» той же дозой. Разговор за столом заметно не клеился, я принял вид ничего не понимающего мужа. Ленка заметно нервничала, не заметив, как почти залпом, опустошила принесенный бокал с коктейлем. Валера хитро ухмыльнулся. Со сцены зазвучал блюз. Как галантный кавалер, спросив моего разрешения, «мачо» пригласил Алену на танец. Переменившись в лице, но стараясь не подавать вида, жена с натянутой улыбкой протянула кавалеру руку. Через минуту я с возбуждением наблюдал, как он старался плотней прижать к себе мою жену, следуя ритму танца. Ленка незаметно сопротивлялась, явно недовольная этой «встречей». После танца, вернувшись за столик, Валера, ведя со мной непринужденную беседу о всякой всячине, время от времени вызывающе смотрел на жену «раздевающим» взглядом. Ленке было явно не по себе, она нервно ёрзала на стуле, пряча от меня глаза. По её «помутненному» взору я понял, что приложило свою руку и «зелье». И довольно хорошо! Почувствовала это и супруга. — Андрюш! — обратилась она ко мне, — я пожалуй пойду прилягу. — Что с тобой? Тебе плохо? — нарочито встревоженно спросил у неё. — Да, нет не беспокойся! Всё нормально. Просто сегодня, наверное, перегрелась на солнце и заработала тепловой удар…. Ничего страшного. Приму прохладный душ и, думаю, отлежусь до завтрешнего утра. — Ну, пойдем вместе! — показал я свою заботу. — Нет-нет, отдыхайте тут с Валерой! — замотала головой жена и, встав, как-то подозрительно посмотрела на пустой бокал из-под коктейля, затем извинившись и, стараясь не пошатываться при ходьбе, пошла в каюту… — Значит так! Ты — в кубрик 117! А я пока постараюсь задержать нашу «голубку» у входа в ваши аппартаменты, пока ты «обустроишься» на новом месте, — хихикнул Валера, а затем продолжил: — Ты должен видеть всё — от начала до конца! — с этими словами он «рванулся» вслед за моей Алёной… — — ——————— — Уже добрых пять минут я наблюдал по монитору, как что-то горячо обсуждали между собой Валера и моя Ленка, стоя напротив дверей нашей каюты. Темы разговора слышно не было. Да и вообще не было никакого звука! Вне себя от злости начал осматривать стол: «Вот! Две кнопки! Одна для монитора, а вторая… Есть!» Чуть не закричав от радости, подпрыгнул на стуле, услышав голос своей жены. — … теперь, Валер, тебе лучше уйти! — говорила она своему «провожатому», — ничего не было и… не Б-У-У-ДЕТ! Запомни это раз и навсегда! Не хватало чтобы ещё и Андрей, что-нибудь заподозрил! — Алён! — попытался что-то вставить Валера, но жена его перебила: — Давай отваливай… и побыстрей, а то муж может сейчас прийти! И забудь меня! Никаких танцев больше… и… , тем более… , «дельфинов»! Вали отсюда, мальчик! — грубо отшила его Ленка, пытаясь, от навалившейся на неё слабости, попасть ключом в замок. Наконец ей это удалось, облегченно вздохнув, она повернула ключ и уже собиралась открыть дверь, как Валера, хищно оглянувшись по сторонам, быстро и резко обхватил мою жену сзади, прижав её руки к телу. — Ты… что… ? — опешила супруга, — Андр — М-М-МММ! — попыталась она позвать меня на помощь, но рука «мачо» плотно зажала ей рот и, оторвав от земли, он буквально внес брыкающуюся Ленку в каюту, ногой захлопнув за собой дверь. Я с небывалым возбуждением наблюдал по монитору за разворачивающимися событиями в каюте. Затащив барахтающуюся Алену в спальню, Валера «завалился» вместе со своей жертвой на кровать. Жена сопротивлялась, пытаясь вывернуться из валериных рук, но действующее «зелье» втрое ослабило её «оборону». С первой же попытки «атакующей» стороне удалось добиться существенного «территориального» превосходства. Опрокидывая супругу спиной на кровать, и, используя момент неожиданности, Валере в доли секунды удалось занять основные стратегические «высоты». Падая с «жертвой» на ложе, он быстрым движением руки раздвинул её колени и, перекатившись через неё, буквально «провалился» своим телом ей между бёдер, вдавливая её своей массой в матрас. Ленка поскуливала, понимая, что сдав противнику в первые же минуты «ведения боевых действий» практически без «сопротивления», свой стратегически важный «плацдарм», на половину битву проиграла. Я с замиранием сердца «работал» джойстиком монитора, наблюдая за боевыми действиями обеих сторон. Система наблюдения давала великолепный обзор «поле битвы». При помощи микрокамер, можно было добиться отличных «видов»: спереди… , сзади… , сверху… , снизу… , причем при желании «картинка» увеличивалась или уменьшалась. Был и ещё один приятный сюрприз! Комната была оснащена обалденной звуковой системой! Маленькие колонки расположенные в разных углах помещения давали не только «звуковое представление», но и чувство непосредственного присутствия в «гуще событий». Тем временем, не имея возможности сжать бёдра, и, таким образом, не допустить «врага» к решительным действиям, Ленке оставалось только «кряхтеть» под тяжестью противника, который, не теряя времени, перешёл в решительное «наступление» — задрав повыше ленкину юбку, он запустил руку ей в трусы. Направив камеры в нужное место, я с возбуждением наблюдал за «обработкой» щели моей жены. Ленка, всё больше и больше теряя силы, слабо отбивалась, доводимая рукой Валеры до нужного ему «критического» состояния. — В-а-а-… лера! Ну… не… н-а… до… , — чуть слышно поскуливала супруга, — ос-… тавь… меня… ! — Не-ет… , девочка… ! Се… годня… уж… я… возьму… т-е… бя! — задыхаясь от возбуждения и, «работая» пальцем у неё во влагалище, шептал ей на ухо наш «мачо». Затем, повернув её голову к себе, поцеловал взасос. — Ну… Валер… м-мм! — задохнулась Ленка от его языка во рту, и Валера раздвинул пошире её бёдра. Продолжая затыкать поцелуями рот моей жене, «мачо» растегнул молнию на брюках и достал свой «агрегат». Да, именно, «агрегат»! Только сейчас, используя преимущества «нанотехнологий», мне удалось рассмотреть поближе его «достоинство». В «договорное-контрактное» изнасилование моей Алёны, «оно» показалось мне не таким уж и большим. Да и сейчас меня поразила не длина, а — диаметр!»Сантиметров шесть точно будет!» — поразился я, наблюдая, как он «вкладывал» его в руку моей жены. — Ну-у-у… , не хо-о-оч-ууу-ммм! — «закапризничала» Ленка, понимая, что больше половины «крепости» уже находилась под контролем «осаждавшего». Заткнув ей рот очередным поцелуем, Валера задвигал своим членом у неё в руке. — У… хм! — возбужденно выдохнула Алена и… начала «нерешительно» онанировать своего «партнера». Оба понемногу входили в пик возбуждения, когда перестает существовать окружающий тебя мир! Только Он… и… Она! Самец… и… самка, находящиеся во власти всё сметающего на своём пути «основного инстикта»! Валера дрожащей от сексуального напряжения рукой «грубо» сдвинул в сторону женины трусы, открывая доступ для вторжения в её лоно своему члену. Забросив одним движением ленкины ноги себе на плечи, перегнул её почти пополам, приставив головку опухшего от нетерпения «стержня» к уже раскрывшимся в ожидании «сдачи» половым губам моей супруги. Ленка, задыхаясь от перевозбуждения и от «лошадиной» дозы выпитого ею «зелья», на секунду притихла в объятиях «мачо». Затем, как будто прийдя в себя и отдавая себе трезвый отчет в происходящем, неожиданно сильным рывком постаралась сбросить с себя незванного «наездника». Валера в доли секунды чуть не потерял всё «завоёванное» пространство. Однако, быстро соориентировавшись в ситуации, навалился всей тяжестью на высоко задранные ноги Ленки, своими плечами сильнее пригибая их к её телу. — Не-е-е-т, Валера! Сей… час мо-ж-е-ет прийти Андрей! Я не х-о-о-ч-у—у… ! — плаксиво умоляла не на шутку разнервничавшегося «самца» моя супруга. — Ну… , девонька… , в та-кой… момент и… о… муже… вспоми-и-и-нать! — успокаивал «мачо», пытающуюся вырваться из его железного захвата Алёну, одновременно надавливая головкой члена на вход её влагалища. — Я… бу-ду орать! Сво… ло… чь… ! — предупредила, задыхаясь моя жена, под навалившимся на неё «монстром», чувствуя как его «агрегат» настойчиво рвется внутрь её лона. — Не-е-е-т! Врёшь… су-у-у-чка… ! Не уй… дёшь! — возбужденно прошептал Валера и… сильным толчком… вогнал головку члена между её половых губ. — Га-а-д… ! Ну… пожа… луйста… ! На пом-М-М-МЩМ! — слабый ленкин крик захлебнулся под мощной ладонью «мачо», вовремя зажавшей ей рот. — Тише, блядь… ! Не дёргайся… ! — теряя от возбуждения терпение, выдохнул из себя Валера и… протолкнул свой член между отодвинутыми трусами по самые яйца в её влагалище. — М-ОМ-МУМ! — промычала Алёна, принимая в себя толстого «друга», подписав капитуляцию осажденной «крепости». Минуты две в комнате, где был мой наблюдательный пункт, были слышны лишь тихое сопение и «придушенное» рукой Валеры повизгивание моей жены. Ритмичное … и еле слышное через колонки поскрипывание кровати одуряюще действовало на мой мозг, который посылал мощные импульсы в низ живота. Валера с наслаждением обрабатывал промежность моей жены, с диким упоением работая своим «поршнем», и, «выворачивая» наизнанку своим диаметром её половые губы. Ещё минута и Алёна слабо замотала головой, приближаясь к оргазму. Почувствовав это, Валера сработал грамотно и профессионально, приложив усилия, чтобы не сбиться с «темпа», не прибавляя и не убавляя в скорости «проникновения». Через пару минут Алёна, запрокинув голову, насколько ей это позволял матрас, забилась в сильнейшем оргазме! Кончив, супруга обессиленно притихла. Валера, поднявшись с Ленки, вытащил своего стоячего колом толстого «монстра». «Во, дает! Наверное, тоже что-нибудь глотает, раз не кончил вместе с ней!» — оценил я достоинства нашего «мачо». Он тем временем быстренько перевернул находящуюся ещё в состоянии экстаза и ничего «несоображающую» Алену навзничь. Не дожидаясь, пока она прийдет в себя, ловким движением пропихнул ей подушку под животик. В ответ на его действия Ленка «промурлыкала» что-то несумбурное и «сладко» прогнулась всем телом, вытянув свои руки вперед. «Мачо» ловко, по-кошачьи, «запрыгнув» моей жене на поясницу молниеносным движением защелкнул на её запястьях, неизвестно откуда взявшиеся, наручники. Ленка начала приходить в себя лишь после того, как почувствовала что её руки скованы чем-то железным и в свою очередь привязаны к спинке кровати. Дрожащие руки Валеры, стягивающие с неё трусы, окончательно привели её в чувство. Лежа на животе и оставшись без трусов, выставив на обозрение свой приподнятый подложенной под живот подушкой зад, и, чувствуя, как руки «кавалера» задирают выше поясницы юбку, жена дернулась всем телом, пытаясь освободиться. Заподозрив что-то неладное, Алёна, насколько позволяли ей прикованные к кровати руки, попыталась повернуть голову, в сторону Валеры, готовящего новое «нападение». — Ты… что… задумал?! Г-ад-ина?! — задыхаясь от волнения произнесла Ленка, краем глаза заметив, что Валера выдавил из тюбика на свой член какую-то смазку. — Ничего… , зайчонок… , тебе понравится… ! — успокоил супругу «мачо», размазывая по стоячему колом «агрегату» выдавленную на него мазь, затем выдавив дополнительную порцию себе в руку, приблизился к кровати. — Уйди-и-и-и!!! Сволочь!!! Нена-а-а-вижу!!! — забилась, как в предсмертной агонии, жена, безуспешно пытаясь освободиться из «железных пут». — Ну-ну, девочка, моя! — успокаивал брыкающуюся на животе Ленку Валера, стараясь поймать её ноги и придавить к кровати. Наконец, ловким прыжком он «оседлал» их и сдавил вместе своими коленями. — Скоти-и-ина!!! Подл-е-е-ец!!! Мра-а-азь!!! — уже почти кричала моя жена, понимая, что её анус самым подлым образом будет «обесчестен» второй раз подряд за последние два дня. — Да не верещи… , ты, так… громко… А то ещё Андрейка твой… прибежит на крики! Вот… тогда… и объясняй… ему… что да как… ! — приговаривал Валера, смазывая моей жене между ягодицами смазкой. — Тв-а-а-а-арь!!! — захлебнулась в тихом крике Ленка, словно вняв увещеваниям «насильника» и почувствовав у себя в «дырочке» валерин палец по-хозяйски пропихивающий в него внушительную порцию мази. — Успокойся… , Аленушка… , вот… так… , моя девонька… , — не обращая внимания на эпитеты, которыми его награждала моя супруга, продолжал аккуратно пропихивать ей в зад «снадобье», — для тебя же… , дурочка… , лучше будет… ! Смазочка-то непростая, а специ-а-а-льная! Для таких… вот… «торжественных» случаев… изготовленная… ! С ледокаинчиком в составе… , а значит… нашей Алёнушке… не будет так… больно! — продолжал он, раздвинув ей ягодицы и приставив свой «кол» к её анусу. — Валерочка!!! Миленький!!! — вдруг затараторила униженно жена, используя последнюю попытку не допустить «бесчестия», — Он же у тебя просто не войдет… ТУД-А-А-А!!! Валерочка, ну посмотри какой он у тебя то-о-олстый!!! Ну, давай, я у тебя лучше… в ротик… возьму!!! Знаешь, как классно я беру в ротик?! Тебе понравится, Валеро-о-чка, дорог-о-ой!!! — продолжала свои бесполезные мольбы моя супруга, чувствуя уже нешуточный напор «осадного» орудия противника на свой задний «бастион». — В… рот… говоришь… , — напирая на ленкин сфинктер своим членом, проговорил «мачо», — э-т-т-о… хорошо… ! — Да-да, Валерочка!!! — взбодрилась Ленка, — А… , если ты хочешь… , то я могу тебе каждый день… миньет делать… , пока мы на корабле!!! Только не н-а-а-до ТУДА-А-А-А!!! Ты же-е-е… мне-е-е… всё… порвё-ШУ-М-УМ-МОММ!!! — она не успела докончить фразу, как рука Валеры оттянув назад её голову за волосы, запихнула ей в рот тугой матерчатый кляп. — М-ОУ-УМ-М-М!!! — захлебнулась в крике Лена, задыхаясь от плотно забившего рот куска какой-то тряпки. — Ну вот… , так-то… потише… будет… ! — сказал «насильник», проталкивая пальцем кляп поглубже в ленкину глотку, и, поднатужившись, проскользнул головкой члена в Аленин, «замороженный» мазью, зад одновременно накрыв рукой для «страховки» торчащую из её рта тряпку. И не зря!!! Глаза жены, как мне показалось, просто вылезли из орбит от дикой боли! Её лицо побагровело от натуги! Было ощущение, что дикий «рёв» моей супруги, сотряс, даже через кляп во рту, стены каюты… — Ну-у-у… поте-е-е-рп-и-и-и… , девочка, при-й-дё-ётся… , знаю… что… немножко… больно… — успокаивал свою «жертву» Валера, осторожно пропихивая в глубь её ануса своего «монстра». Ленку как будто натягивали на кол! Боль, наверное, была настолько одуряющей, что у неё уже не было сил даже на «мычание». Её тело напряглось до предела, а пальцы, скованных наручниками рук, и вцепившиеся в спинку кровати, побелели. С проникновением каждого сантиметра члена в её «анал», Ленка теряла силы. Всё это время, практически не дыша, я наблюдал из своей «кабинки» за развернувшимся передо мной актом «звериного» насилия над своей любимой супругой. Я старался даже не шевелиться, понимая, что моя, перевозбуждённая увиденным, плоть, даже от трения материи брюк, может превратиться в извергающийся вулкан. Выбрав джойстиком «задний план», увеличил «картинку». «Да!!! От такого и «дуба дать» можно! Хорошо хоть, что смазка для «торжественных случаев»… с ледокаином… , а значит немного притупит боль» — вспомнил я слова «мачо», наблюдая, как член Валеры, прорвав «оборону» сфинктера, медленно, но верно, «исчезал» в её попе. Наконец, он буквально «напялил» ленкин зад на свой «кол» по самые яйца. Жена дернулась всем телом, глухо ойкнув через кляп. — Ну… вот и… чудненько… ! Ну… вот и… ладненько… ! — возбужденно бормотал Валера, осторожными движениями начиная «долбить» тугую задницу Ленки. — М-М-УХ-М-М-МММ!!! — придя в себя замычала Алёна, почувствовав, что «насильник» стал увеличивать темп. Войдя во вкус, «мачо» с самозабвением принялся не на шутку «полировать» прямую кишку моей жены. Лене такого «спринта» хватило лишь на минуту, тихо «промычав» что-то, она «отключилась». Не замечая, что Алёна была в глубокой «отключке» от шока, Валера продолжал с каким — то диким остервенением «таранить» анус моей супруги, как будто пытался взять за что-то реванш. Ещё минута и он, кажется, подходил к «концу». Но… , вдруг остановился и медленно вытащил свой член из ленкиного зада. Немного отдышавшись, освободил от наручников жену и зашел в душевую. «Что он задумал?» — с любопытством подумал я, услышав шум воды в «банной». Настроившись на нужную мне картинку, увидел Валеру, подмывающего своего «богатыря». «Вернувшись» при помощи джойстика в спальню, заметил, что супруга всё ешё была без чувств. Руки, уже без наручников,… все также были обессиленно вытянуты вперёд. Юбка, задранная валериной рукой, была бесформенно скомкана выше её талии. Блузка, оголив спину, в пылу борьбы чуть ли не натянулась на её голову. Вызывающе приподнятые и «развороченные» ягодицы супруги, заткнутый плотным кляпом рот, валявшиеся рядом на кровати стянутые с неё трусики, «соскочившие» с ножек туфельки — говорили сами за себя о развернувшихся здесь событиях. Наконец, в комнату вошёл «насильник». Подойдя к кровати, осторожно перевернул Алёну на спину. Жена еле заметно подала признаки жизни, пошевелив руками. Валера, подложив под голову подушку и приподняв повыше её голову, слегка ударил по щекам, пытаясь привести «жертву» в чувство. Ленка слабо замычала через кляп. «Взобравшись» на супругу и сев ей на грудь, он раскинул её руки и придавил их своими коленями. Она зашевелилась, приходя в себя от неожиданно навалившейся на неё тяжести, мешавшей свободному дыханию. «Мачо» резко выдернул кляп из её рта. Это окончательно привело в чувство супругу. Ленка закашлялась, ловя ртом воздух. Валера медленно подвёл свой член к пухленьким губам моей жены. Почувствовав какую-то плоть возле своего рта, Алёна открыла глаза. Увидев головку полового члена, упиравшегося ей в губы, попыталась вырваться, но Валера только крепче «присел» коленями на её руки, причиняя ей боль. — Отпу-у-у-ст-и-и-и!!! Отмор-о-о-зок!!! — отвернув, насколько позволяло пространство между коленями Валеры, голову супруга, пытаясь не пустить непомерно толстый «агрегат» в свой рот. — Ой-ёй… ! Цацочка наша вспомнила о потерянной «девственности»! Из всех твоих дырок только эту-то я сегодня не «пялил»! Открой рот, сучка, и не целкуйся! Здесь тебе не кабинет гинеколога! — грубо ответил Валера, сдвигая свои колени и, пытаясь неподвижно зафиксировать, голову моей жены. — Пусти-и-и-и!!! Ты мне делаешь бо-о-о-льно!!! Подонок!!! — насколько могла сопротивлялась Ленка, отчаянно отводя свои губы от валериного члена, терпеливо выжидавшего подходящего момента для вторжения в её рот. — Давай! С-у-учка! Открывай рот… , ну же… — сопел «мачо», сдавливая ей голову своими коленями. — Не-е-е-тм-м-м! — отчаянно сопротивлялась Алёна, плотно сжав губы, — ухо-д-м-м-! Свол-ммм!!! — Ну… , бляду-у-у-шка… , ты… меня уже дост-а-а-ала… — «рассвирепел» Валера, плотнее сжимая свои колени и зажал ей нос. — Н-е-м-м-м! Пр-ш-м-м-м! — жена пыталась держаться до последнего, не пуская, уже с силой упершуюся в её рот, толстую головку валериного «стержня». — Сво — ОМ-ОМ-ММ-ОМ!!! — сломав сопротивление супруги, Валера с силой пропихнул головку ей в рот. Член вошел туго, как кляп. Губы жены были буквально напялены на его ствол, плотно растянувшись вокруг толстого «агрегата». — ОМ-МОМ-ОМ… ! — мычала Ленка с валериным «монстром» во рту, пытаясь не пропустить его дальше в глотку. — Цыц… ! Су-у-у-чёнка… ! — процедил «мачо», сильнее придавив её руки своими коленями и проталкивая член поглубже в рот моей супруги. — М-МОМ-МОМ-ОМ!!! — отчаянно забрыкалась жена, суча ногами по кровати. — Зубы… «спрячь»… , блядёнка… ! Ну же! — приказал Валера и опять зажал ленкин нос. — М-М-О-М-ОМ-УХМ-М-М!!! — не выдержала «атаки» жена и запустила его «дурачка» на всю «мощь», чуть не задохнувшись от ворвавшейся в её рот плоти. — А теперь лежи и… не дергайся… ! Я… сделаю всё… сам! — с этими словами Валера начал трахать Алену в рот. — МОМ… МОМ… М… М… МОМ… — валерин «стержень» плотно задвигался во рту жены. «Как поршень в цилиндре!» — возбужденно подумал я, наблюдая, как «монстр» насильника исчезал во рту моей супруги. — МОМ… МОМ… МОМ… — задыхаясь, Алена полностью отдалась на его волю, отчаянно желая, чтобы весь этот кошмар прекратился как можно скорее. Валера, закатив глаза, с остервенением «шлепал» своими яйцами по жениному подбородку, с силой вгоняя свой перевозбужденный член ей в глотку. Через пару минут, по увеличенному темпу и «рычанию» нашего «мачо», я понял, что действие «драмы» приближается к заключительному акту. Жена от желания быстрого «конца» и избавления от этого «живого» кляпа во рту, таранившего его до самой глотки, била от нетерпения ногами по кровати, каждый раз чуть прогибая свой таз. Наконец, Валера с утробным рыком вытащил член из её рта и обильно полил спермой лицо и волосы супруги. «Вовремя, — подумал я, — могла бы и захлебнуться от такого количества… «. — Слезай… , гад… ! — отдышавшись, проговорила Алена своему «насильнику», — Мне же… больно… , сволочь… ! — и попыталась освободить затекшие руки из-под валериных коленок. Валера, приходя в себя, откинулся на кровать, перекатившись через Ленку, и, раскинув руки, застыл в приятном изнеможении. С минуту оба лежали в полном молчании. Алена — с задранной до пупка юбкой, сбившейся вверх блузкой и съехавшим «с места» бюстгальтером, с раскинутыми ногами, чуть согнутыми в коленях и спермой на лице — широко раскрытыми глазами смотрела в потолок каюты. По всей видимости, супруга пыталась переварить случившееся и дать какое-то объяснение состоявшемуся акту «измены» мужу. Затем, нащупав стянутые с неё трусы, вытерла ими лицо и с ненавистью глянув на Валеру, неожиданно для него, сильно пихнула ногами в бок, пытаясь столкнуть его с кровати. — Убирайся, скотина! Да побыстрей! Мразь! — сказала Ленка и села на кровати, поправляя сбившуюся на себе одежду. Валера медленно встал и, посмотрев на Ленку, проговорил: — Что… за попку обиделась? Ну, извини, не выдержал! — У-х-о-д-и! — по буквам произнесла жена, указывая ему на дверь. — А… следующий раз, когда? — добавил «мачо», подходя к выходу. — Чт-о-о-о?! Никакого следующего… ни последующего… ! Свинья, воспользовался… — «… моим беспомощным состоянием и навесил мужу рога… « — закончил за неё Валера. — Вали отсюда!!! — точно взбесилась Ленка и метнула в него туфлем. — Ну-ну! Привет «оленям»! Думаю, мы еще встретимся! — засмеялся он и, увернувшись от брошенного в него предмета, вышел из каюты. Алёна в нервном изнеможении упала на кровать и накрыла голову подушкой, словно стараясь поскорее забыть происшедшее. Затем, словно очнувшись, быстренько встала и попыталась пройти в душ. От первого же шага её словно скрутило пополам. Сморщившись от пронзившей её боли, она пальцем пощупала свой анус. «Сильно разворотил, садист!» — подумал я, глядя как моя супруга, практически, в «раскорячку» скрылась за дверью «банной». Я решил вернуться из «ресторана», примерно, через час, дав ей возможность… «отмыться». — — —————————————————————- — Лена лежала без движения, натянув на глову простынь. Я тихонько разделся и, стараясь не шуметь прошел в душевую. Приняв душ и, играя роль ничего не подозревающего рогоносца, лег в кровать к жене и обнял её сзади за плечи. Она не шевельнулась. «Алена, — придавая голосу, обеспокоенный тон спросил я, — как себя чувствуешь? Может врача вызовем?!» Супруга, наконец, пошевелилась и проговорила слабым голосом: — Андрюш! Я прошу тебя… только не трогай меня… сегодня! — Что так плохо? — переспросил я. — Нет… уже полегчало… , просто у меня… пошли «внеплановые» месячные… — еле слышно прошептала Ленка, так и не повернувшись ко мне лицом. — Ну… — начал было я, но она прервала. — Знаю, что совсем недавно были, но… это… , наверное… , от перемены климата цикл поменялся. Ты…… , извини меня, пожалуйста. — Ну, конечно, дорогая, о чем речь! Бывает, что поделаешь! — с некоторой «горечью» в голосе ответил я и поцеловал её в плечо. — И… ещё… , знаешь… , я… , наверное, никогда… больше не буду… пить ничего спиртного… — неожиданно вырвалось у Алены и она сильнее натянула простынь на голову. На следующий день жена наотрез отказалась выходить из каюты. Вечером мы прибывали в один из запланированных по туру городов и по программе намечалась ночная экскурсия по «злачным» местам этого средиземноморского порта. Алена, узнав об этом, тут же заявила, что с корабля сходить не собирается по причине своего «недомогания». Несмотря на все мои увещевания, ответ ее был однозначным. Поцеловав меня и, избегая моего взгляда, сказала, чтобы я не обращал внимания на нее и отправился развлекаться сам, потому что она мне полностью доверяет. После последней фразы, мне показалось, что она чуть покраснела. От ужина в ресторане Алена отказалась тоже, сославшись на продолжающееся «недомогание». Пришлось идти одному без сопровождения супруги. Заскучав немного за столиком, не заметил, как ко мне подсел Олег. — Ну, что? В гордом одиночестве? — усмехнувшись произнес он вместо приветствия. — А ты как думал? Где вы нашли такого «монстра»?! — намекая на валерины «габариты», спросил я. — Он же все ей «разворотил» там! Алена уже второй день, практически, не встает с кровати! — Видишь ли, медицина в этом плане продвинулась, и, ой, как далеко! Ну, впрочем, это не валерина заслуга, а… «ИХ»!»ИМ» хотелось иметь в «коллекции» и такого «гиганта»! Ну, вот и положили Валеру на операцию по корректировке «природного достоинства»! Причуды богатых, Петрович! Вот так — то! — заключил он, а потом добавил, протягивая мне тугой пакет: — Ну, а это, как и договаривались — причитающаяся с «НИХ» сумма. Заметь-вдвое больше предыдущей! Чтоб не было «мучительно больно за бесцельно прожитые годы… « — сострил Олег и засмеялся. — Увеличили «гонорар»? — поинтересовался я, беря довольно увесистый сверток в руки, — позвольте узнать, чем обязаны такому «двойному» вниманию? — Ну, не так уж трудно и догадаться! Нравится она «ИМ» очень-Аленушка — то наша! Великолепный «боец»! Держится до последнего! — засмеялся он, — ну, а «ИМ» это-то и нужно! Приходится «ломать» объект, а это каждый раз новые «сценарии», причем непредвиденные! Ну?! Разве не интересно, Петрович! Вон у Валеры от первой «встречи» до сих пор яйца болят! — расхохотался Олег. — Только и всего? — удивился я. — Только, да не только! На самом деле, Андрей, по правде говоря, достойный «объект» найти не так уж и легко. Многие женщины быстро «ломаются», становятся пассивными перед лицом «опасности» и не оказывают должного «сопротивления», а значит теряется острота игры. Другим это начинает даже нравиться… и они, попросту, становятся обычными «игроками», то есть входят в роль… , а это, как ты понимаешь, уже далеко не то, что «ИМ» нужно. Для «НИХ» главное — НАТУРАЛЬНЫЙ и ЖИВОЙ сценарий! А твоя жена — для них просто находка! Нам пришлось «свалить» её десятикратной дозой «зелья», пока мы тебе «навесили рога»… — Ну уж и «десятикратной»! — проговорил я, перебивая Олега. — … два бокала коктейля с «пятикратной»? — продолжил он. — В принципе, да… — согласился я, одновременно чувствуя какую-то приятную гордость за свою жену. Затем, внимательно посмотрев на Олега, спросил: — Когда намечается новое «вторжение»? — Сегодня! Когда ты «сойдешь» в город. Ты, конечно, понимаешь, что для тебя это означает комната 117? — вопросительно посмотрев на меня, сказал он. — Безусловно! Значит опять… у нас в каюте? — поинтересовался я. — Тебя это смущает? — удивился Олег — Да… нет! — пожал я плечами в ответ. — Ну, вот и хорошо! Выход в город в 21. 00. Возвращение на корабль в 8. 00 следующего дня. Приблизительно в половине десятого ты должен быть на «месте», — сказал он, вставая из-за стола, — и… хорошего «отдыха»! Думаю, что сегодня «матч» будет жарким! — — —————————————————————— — В девять вечера я был готов для «экскурсии». Лена подтвердила свое решение отпустить меня одного и, поцеловав на прощание, попросила меня быть хорошим «мальчиком» и хорошо провести время, хотя бы и без неё. Посетовав на то, что мне будет её не хватать, я пообещал, что вернусь как можно скорее. С этими словами вышел из каюты. Быстро свернув за угол, я поднялся по трапу и, открыв дверь № 117, поудобнее устроился за экраном монитора, приготовившись к предстоящему зрелищу… Алена была в душе. Полюбовавшись на её тело, направил джойстик на входную дверь. Пока никого не было. «Интересно, что ёщё они задумали» — пытался представить в уме сценарий изнасилования своей супруги. Жена, выйдя из «банной», внимательно рассматривала свое отражение. Затем, одев ночной легкий халатик, который еле закрывал её трусики, легла в кровать с какой-то книжкой. Через полчаса её «чтения» я начал скучать, раз за разом нетерпеливо наводя джойстик на входную дверь каюты. «Насильники» пока не объявились. Закурив, посмотрел на часы — было ровно десять. Алена была в полусонном состоянии, «убаюканная» книгой. Уже было начал нервничать, как на одной из картинок монитора краем глаза заметил какое-то движение. Наведя на неё, увидел… четыре мужских фигуры!» Да это же крутой групповик!» — забеспокоился я о «здоровье» своей супруги. В дверь постучали. Лена удивленно отложила книгу и, встав с кровати, подошла к двери. — Кто там? — спросила она. — Электрики! — ответил один из мужчин. — В такое время?! — удивилась жена, — и… что вам нужно? — Извините, у нас кое-какие проблемы с электропроводкой! В связи с тем, что отдыхающие сошли на берег, по возможности проверям каюты сейчас. Лена, инстиктивно подозревая что-то неладное, осторожно приоткрыла дверь, выглянув наружу. Узнав в одном из мужчин… Валеру, навалилась телом на дверь, пытаясь закрыть её. Сильный удар ногой в дверь откинул Алену в глубь салона. Упав на ковер, она ударилась головой о подлокотник дивана. Четверо мужчин ввалились внутрь, закрыв за собой дверь и повернув ключ в замке. Ленка приходила в себя лежа на полу. Легкий халатик, державшийся только на легком пояске, бесстыдно распахнулся выставив на обозрение её тугую грудь. Белые трусики, плотно облегавшие её пухлую промежность, придавали картине особенную пикантность. На некоторое время нападавшие остолбенели. — Вот э-т-то… телка! — наконец не выдержал один из них и выразил свое восхищение увиденным. — Ладно! Хватит! Чё остолбенели?! Бабы не видели, козлы?! — вмешался Валера и начал спешно доставать из сумки «электрика» веревки. — Кто же такую цацу… ебёт… — не обращая внимание на приказ, продолжал первый, но Валера его грубо осёк: — Эй! Идиот! На… вот лучше свяжи ей руки, пока не пришла в себя наша куколка! А то… , как бы не оказалась Медузой Горгоной, и… тебя б не «отъебала»! — дополнил он, протягивая ему веревку. — Серый! — обратился он ко второму, — всунь кляп ей рот, да заткни его поплотнее! — Ну… , а как же… — попытался что-то уточнить он у Валеры, но прочитав его мысли, тот спокойно ответил: — Да попробуешь ты её в рот! Вот маньяк миньета на нашу голову свалился! Но… потом! — сказал Валера и прошёл зачем-то в спальню. — Потом, так потом! — пробурчал Серый … и, став на колени рядом с головой моей жены, достал из кармана кусок тряпки. Сложив его в несколько слоев и скрутив «жгутом», попытался двумя пальцами открыть рот Алены. Засуетился и другой напарник, пытаясь одновременно связать и её руки, но его остановил Серый: — Дай глотку-то ей, для начала, заткнуть! Потом руки свяжешь… — А-А-А-А-ййй!!! — дикий крик Серого прорезал тишину каюты. Просовывая двумя пальцами кляп в чуть раскрывшийся рот Ленки, он не заметил, что «жертва» уже с полминуты как пришла в сознание. Улучшив походящий момент, Алена, не долго думая, со всей силы тяпнула «электрика» за пальцы! Боль была настолько сильной, что он просто свалился с колен на пол. Второй с веревкой в руках, склонившись над «жертвой» и, ожидая своей очереди, застыл на секунду от изумления. Этого хватило, чтобы жена схватила, стоявшую рядом с её головой, тяжелую напольную вазу из толстого небьющегося стекла и опустила её на голову растерявшегося «насильника». Глухо ойкнув, он опустился рядом со своим напарником. — Да, что там у вас… опять? С бабой справиться… не можете? Идиоты! — чертыхнулся Валера из спальни и высунул голову в полуоткрытую дверь. Ленка сообразила молниеносно! Быстро вскочив на ноги, она резким ударом ноги «припечатала» его голову дверью, зажав её в проёме. Валера охнул и медленно осел на пол. У меня перехватило дыхание!»Ещё чего доброго и до убийства… доиграемся!» — вытирая холодный пот со лба подумал я, удивленный неожиданной «прытью» своей жены. Расправившись в считанные секунды с тремя «амбалами», Алена повернулась к выходу. Но… там её ожидал «четвертый» сюрприз! Как будто предчувствуя что-то, Валера оставил одного из «подельников» у входной двери. На долю секунды жена растерялась, понимая, что решение надо принимать быстро! Схватив со столика вазу поменьше, она, недолго думая, метнула её в «Цербера», целясь ему в голову. Инстиктивно закрываясь руками, он на выпустил из поля зрения «нападавшую» сторону, за что и поплатился. Ленка, подскочив к нему и схватив обеими руками за волосы, резко ударила коленкой по яйцам. — У-у-уххх!!! Бляди-и-и-и — на!!! — скорчившись в три погибели, простонал «четвертый» и рухнул на пол. Жена схватилась за ручку двери и со всей силы дернула на себя! Она была закрыта на ключ. Лихорадочно пытаясь повернуть ключ в замке, она… в спешке выдернула его… , и теперь чертыхаясь пыталась вставить его обратно. Внутри меня все похолодело!»Если она сейчас вырвется-то неизвестно чем закончится все это дело! Может сбежать и обратиться в местную полицию!» — крутилось у меня в голове. Тем временем пришел в себя «укушенный». Поднявшись с пола, тихо по-кошачьи подобрался к Ленке со спины. Не видя приближающейся опасности, она боролась с ключом, когда Серый обхватил её сзади и оторвал от пола. — Помогите!!! На помощь!!! Ну, кто-нибудь!!! — забилась в его хватке жена, пытаясь вырваться. — Да… всуньте же ей… кто-нибудь… кляп… — простонал Валера, сидя на полу и держась двумя руками за голову. — Сейчас, босс, все сделаем… — откликнулся на призыв «второй», потирая ударенную вазой голову и поднимая с пола свернутую в жгут тряпку. Подойдя к брыкающейся Алене спереди, протянул руку к её рту, пытаясь засунуть ей кляп. Но не тут то было! Жена, по всей видимости, вкусив лавры первых побед, поверила в свои силы и поняла, что врага бить не только «можно», но и «нужно»! Опершись спиной на державшего её сзади Серого, Ленка изловчилась и двумя ногами ловко саданула в грудь «второго». От сильного и неожиданного удара он отлетел в другой конец комнаты и оступившись на теле «четвертого», просто «вмазался» своим затылком в пол. Это привело в себя лежащего в бездействии «Цербера». Поднявшись с пола и, потирая ударенные яйца, он приблизился с каким — то угрожающим видом к визжащей Ленке. — Пом-о-о-огите!!! Пож-а-ар!!! — вопила она во весь голос, извиваясь в руках Серого. «Четвертый», подойдя поближе, вдруг резким и коротким ударом в солнечное сплетение прервал крик жены. — Кхм-хм-ухм… — согнулась пополам супруга, хватая воздух широко открытым ртом. Серый ослабил захват, и «жертва» с глухим стоном завалилась на бок. Тут же подскочил «второй» с кляпом в руке и, склонившись над Ленкой, собрался заткнуть ей рот, но его остановили: — Ты, что охренел?! Она ж ведь задохнется! Пусть для начала востановит дыхание… , а потом уж и тряпочку засунем… в этот прелестный ротик… , да и не только! — проговорил Серый, наблюдая за корчившейся на полу от боли полуголой женщиной. Затем, повернувшись к Валере, спросил: — Босс! Где «драть-то» цацу будем? Здесь или… — … в спальне-закончил за него Валера, затем добавил, — тащите её на кровать! Свяжите, как договаривались и, обязательно, сучке тряпку в рот, да поглубже, только дайте ей, для начала, восстановить дыхание! «Второй» и «четвертый» склонились над Аленой и, видя, что она понемногу приходила в себя, потащили её в спальню. Я быстро «перевел» джойстиком центр наблюдения. Плюхнув Ленку на матрас, «амбалы» взяли веревки и принялись было привязывать супругу к спинкам кровати, но неожиданно их остановил Валера. — А, ну-ка подождите! — сказал он, доставая из сумки цифровой фотоаппарат, — пока не совсем очухалась сделаем фотки на память… , авось пригодятся! Снимите пока с неё халатик… , да и трусы… стяните… нашей девочке… — раздельно проговорил Валера, настраивая что-то в аппарате. Парни быстро выполнили приказ своего босса. Ленка, не прийдя ещё полностью в себя, практически не оказала никакого сопротивления. Только, когда стягивали трусы, попыталась слабо сдвинуть коленки и помешать их попытке, но угрожающей окрик «четвертого», удар которого она ещё помнила, заставил Алену «расслабиться». Теперь она лежала абсолютно голая, выставив все «прелести» своего роскошного тела на обозрения четырем возбужденным самцам, которые буквально «пожирали» её своими глазами. — Серый! — обратился он к своему напарнику, — доставай свою ялду и вложи ей в руку! Да, побыстрей! Уже очухивается, наша пташка! Серый быстро растегнул молнию на брюках и вывалил своё «богатство». Подойдя к Ленке, взял её руку и разжав ладонь вложил в неё свой член. Остальные двое тоже заняли «позиции», которые им определил Валера. «Второй», сев на грудь жены, поднес головку своего члена к её губам. Номер «четыре» расположился между бедер супруги, раздвинув широко ей ноги и слегка согнув их в коленках, припал ртом к её половой щели. Ленка лежала без движения с закрытыми глазами, пока слабо соображая о происходящих событиях. — Отлично! — сказал Валера, наводя объектив аппарата на созданный им «натюрморт». Отщелкав с разных позиций несколько кадров, он попросил «выйти» из кадра номер «второй» и Серого. Затем отдав фотоаппарат Серому, пристроился около головы Алены и симитировал поцелуй взасос. «Наверное, классное будет фото!» — возбудился я, наблюдая маленькую инсценировку «групповичка», с моей женой в главной роли. Сделав несколько снимков, Серый отдал аппарат Валере. Затем, повернувшись к подозрительно притихшему «четвертому», прикрикнул: — Ого! Присосался! Хватить лизать! Налижешься ещё! Пока вернется её муженек успеем всласть «наиграться» с его птичкой! «Четвертый» с трудом оторвался от влагалища Алены, встав с кровати и взяв веревку, с наслаждением проговорил: — А, сладенькая-то, наша «пленница»! Очень… сладенькая! — Давай вяжи её лучше!»Сластёна»! — рассмеялся Валера, привязывая правую руку жены к спинке кровати. Через пару минут Алена лежала крепко привязанной за руки и ноги к спинкам кровати. Парни стали неторопливо раздеваться. Сняв с себя всю одежду, выстроились в ряд, как футбольная команда перед воротами при … пробитии штрафного. Супруга начала подавать первые признаки жизни. Слегка постанывая, попыталась повернуться, но натянувшиеся путы, свели её попытку на нет. Мужики загоготали как жеребцы. Дикий смех заставил Алену открыть, наконец, глаза. От увиденной перед собой картины жена мощно дернулась всем телом, пытаясь резко встать с кровати, но веревки тут же с силой откинули её назад. Парни продолжали веселиться, видя перед собой беспомощность красивой женщины. В предвкушении «развлечения» они проделывали какие-то «дикие» движения своими стоячими колом членами, напоминавшие чем-то ритуальный танец пещерных охотников, вернувшихся с охоты с богатой добычей. Ленка, широко раскрыв глаза, наблюдала за непонятным «весельем». — Ну, вот и «проснулась» наша красотулечка! — подойдя к голове Алены и приблизя к ее губам вздыбленный член, проговорил Валера. Жена резко отвернула голову. — Зачем же так? — состроил обиженную гримасу наш «босс», — ведь я же обещал, что мы ещё встретимся! И не так давно! Вчера! А Ваше Королевское Величество обещали ещё и пососать-с нашего, так сказать, крестьянского ялдачка! — похотливо заржал Валера. — Пшёл вон… , мудак… ! И… забери с собой своих… вонючих «доберманов»! — процедила сквозь зубы супруга. — Ох-ох! Мужики, вы слышали? — обратился он к похохатывающим «подельникам», — наша девочка нас не хо-о-о-чет! Что будем делать? — вопросил он своих «собратьев». С этими словами он дал знак «четвертому»: — Ну, Миханя, разогрей-ка нашу куколку, а то она уже, по — моему успела остыть! «А вот и Михаил, который коров доил!» — хмыкнул я про себя, узнав, наконец, имя «четвертого», который пристраивался ртом между бедёр моей жены. — Убери эт-т-ту… сво-о-ол-л-очь!!! — прошипела Ленка Валере, пытаясь сдвинуть ноги и, чувствуя по натянувшимся веревкам, всю бесполезность своей попытки. — Ну, девочка моя, уверяю, тебе понравиться! Как всегда! — хитро улыбнулся Валера и взял Лену за грудь. «Второй», словно ждал первого шага от своего «босса», тут же подскочил к с другой стороны кровати и припал ртом к соску другой, глубоко засосав его себе в рот. — Су-у-уки!!! Под-о-о-онки!!! Отбросы!!! — извивалась жена на кровати, чувствуя свою полную беспомощность перед четверьмя «разгоряченными» мужчинами. Миханя с каким — то остервенением подкидывал в «топку дров», орудуя своим языком во влагалище супруги. Лена то и дело напрягалась всем телом и, прогибаясь, пыталась хоть как-то сопротивляться чиненному над ней насилию. Но все попытки были до слез тщетны! Язык Михаила, обрабатывавший её промежность, не забывая при этом и клитор, медленно, но верно, делал своё «черное» дело. Жена, понимая, что доведенная языком Михани до точки возбуждения, скоро просто отдастся в руки «насильников», пыталась оттянуть этот «позорный» для неё момент «капитуляции». Трое других с наслаждением лапали тело моей супруги, подбадривая «четвертого» веселым улюлюканьем. Ленка, толи от стыда, толи от накатывавшейся на неё волны «постыдного» возбуждения, закрыла глаза. Валера тут же оценил этот «сигнал» женщины по-своему. Подав рукой знак Мишане, который тут же освободил место «боссу», забрался на кровать и начал пристраиваться между бедер супруги. Алена, почувствовав головку валериного «монстра» у своего влагалища, открыла глаза и приподняв голову еле слышно произнесла: — Отвали, гад! Ну, я прошу… тебя! Хватит… поиздевался… уже… — Не-е-ет, рыбка моя! Только после жаркого «групповичка»! — ответил Валера и резко засадил член в уже подготовленное языком товарища влагалище моей жены. — У-у-уммм! — вырвалось у неё, что можно было трактовать и… как возглас наслаждения. Номер «второй» в нетерпении посматривал на босса, уже вовсю «накачивавшего» промежность «жертвы». Лена опять закрыла глаза. Некоторое время никто не издавал ни звука. Все завороженно смотрели на «священное действо совокупления» самца и самки. Голова жены подергивалась в такт толчкам члена «насильника». Возбуждающий и равномерный скрип кровати доводил до безумия не только меня, но и «сотоварищей» босса. Наконец, не выдержав, Серый с каким-то глухим всхлипом, отодвинул от сосков Алены голову Валеры и показал всем своим видом, что не прочь пристроиться своей ялдой к её пухленьким губам. Поняв своего «подельника», Валера приподнявшись на руках, освободил необходимое пространство для своего дружка. Тот, не долго думая, забрался на Ленку, сев ей на груди. От неожиданно навалившейся на неё тяжести, жена открыла глаза. — Ты… чт-ОМ-ОМ-ОМ-МОММ!!! — не успела возмутиться Алена, как член Серого запечатал её рот «живым» кляпом по самые яйца. — У-ухх!!! Ротик-то какой!!! — вытянулся от наслаждения новый «кавалерист», трахая в рот мою супругу, — попробуй только зубки-то вытащить! — пригрозил он Ленке, вновь погружая до отказа свою плоть в её глотку. — МОММ-ООММ-ООМ!!! — что — то попыталась возразить она, но член, заполнивший полностью её рот, позволял вырываться только нечленораздельным звукам. Сейчас Алену, в прямом смысле этого слова, «пёрли» два здоровых мужика. Сначала не попадая в такт, а затем, найдя общую «ноту», разошлись не на шутку, одновременно напяливая рот и влагалище жены на свои железные «колы». — МОМ-ОМ-ООМ-ОММ!!! — как могла протестовала Ленка под мощным напором мужской плоти. Двое других, не желая оставаться в стороне от дела, ожидая своей очереди, очень быстро нашли себе «применение». Подойдя к связанным рукам жены, каждый со своей стороны, разжали ей ладони и вложили в них свои «агрегаты». — МОМ-ОМ-МОМ!!! — возмутилась с двигающимся «кожаным» кляпом во рту супруга, почувствовав в своих ладонях два новых «рычага». Но «изобретатели», не обращая никакого внимания на «глухие» протесты, сжав её ладони, принялись онанировать таким способом свою опухшую от напряжения плоть. Машина секса заработала на полную мощь! Нечленораздельное мычание жены, поскрипывание кровати, сопение «трахающих» и «онанирующих» — все это вместе составляло крутое зрелище! Черз три минуты после начала главного «представления», Валера первым сдал свои «позиции». Дернувшись пару раз и засадив «по полной», излил, наконец, свое семя во влагалище. Скатившись с кровати, хлопнул по плечу Серого, давая понять, что «место» свободно. Тот от нетерпения, вытащив свой член изо рта Алены, буквально прокатился задом по её телу и, «провалившись» между бедер «жертвы», с ходу «вкатил» ей в промежность свою ялду. — Ко-о-о-зл-и-и-ная… твоя морда! — выразилась Ленка, возмущенная бесцеремонным поведением «насильника», причинившего ей боль своими «цирковыми» номерами. — Ни-и-и-чего… ! Кра-а-а-соточка! Когда… все… тебя… отъебем… ещё будешь… бегать… добавки… просить… ! — задыхаясь от накатывавшегося оргазма и, чавкая у неё во влагалище валериной спермой, прохрипел Серый. — У-у-у-блю-ю-ю-дки… ! Кто… вас на… свет-то… нар-о-о-о-дил… ! — стонала жена под мощным «тараном» псевдоэлектрика, вминавшего её таз в матрас, словно поставил перед собой цель продавить его до пола. Неожиданно в сценарий вмешался Валера: — Эй! Дрочегоны! — обратился он к своим напарникам, которые продолжали онанировать связанными руками Ленки свои члены, — у телки рот «работы» просит! Вишь, как изголяется! А вы в «сухую» продолжаете? — хмыкнул он. Первым встрепенулся Мишаня. «По-казацки», в одно движение «оседлал» освободившиеся груди моей жены. Алена, как могла, замотала головой: — Отв-а-а-а-ли… ! Ур-о-ОМММ-ОМ-ОМММ! — улучшив момент, Мишаня ловко заткнул рот жены своим «колом». — ОММ-ОМ-МОММ!!! — опять замычала она через член, плотно закупоривший её рот … и доставший до самой глотки. — У-у-уххх!!! — пришел к финишу и Серый, добавив к валериной сперме и свою. Затем обессиленно прохрипел: — Щель — свободна!»Второй» — пошел!!! «Второй» не заставил себя долго ждать и пристроился на освободившееся «место». Через пару «качков» он кончил. — Ну… , сколько можно… терпеть! — немного смущенно объяснил он своим товарищам свой быстрый «спуск». Валера ободряюще похлопал его по плечу, затем обратился к Мишане, который с наслаждением «раздувал» аленнины щеки: — Эй! Бычара! Когда кончать-то будешь, смотри телке — то «клапан» не залей! Захлебнется ещё! А ей еще мужа встречать по-утру! После экскурсии-то! — засмеялся он своей шутке. «Бычара» работал с диким остервенением, раз за разом все глубже вгоняя в глотку Алены свой член и неминуемо приближаясь к оргазму. — МОМ-ОМ-ОМ-ОМ!!! — почувствовав, что её насильник готов уже излить добрую порцию спермы ей в рот, как могла запротестовала супруга. Зажав её голову коленями Мишаня, подкатив глаза, подходил к последнему «пику» наслаждения. — Х-х-х-хох!!! — вырвалось у него из груди через минуту и он непроизвольно задергал членом во рту Алены, выпуская первую мощную струю спермы ей в рот. — МО-ХМКХМ-МХХ!!! — закашлялась супруга приняв первую порцию жидкости и, боясь захлебнуться, инстиктивно, насколько могла, приподняла голову, одновременно проглатывая спущенную в её глотку сперму. Выдернув член из рта, Мишаня спустил остатки на аленино лицо, затем в приятном изнеможении сполз с кровати. — Босс! А мне мало! — сказал он обращаясь к Валере. — А нам тоже… — ответил он и, встав, подошел к Алене, — зачем телку-то так портить, — повернувшись к Мишане и, взяв ленкины трусы, начал вытирать с её лица остатки его спермы. Алена нервно замотала гловой. — Я вам этого так не оставлю!!! Подонки!!! В тюрьме… сгниете… , сволочи!!! — дрожа от унижения и перенесенного нервного потрясения выкрикнула супруга своим насильникам. — А… вот этого-то делать я и… не советую! — сказал Валера схватив Ленку за подбородок и внимательно посмотрев ей в глаза. — Серый, а ну дай-ка фотоаппарат! Серый, подскочив со своего места, услужливо подал аппарат «боссу». Тот, понажимав какие-то кнопки и, найдя искомое, поднес к лицу супруги экран с цифровым изображением «пейзажа». Алена отвернулась. — Н-е-е-е-т! Зайчонок! Ты уж просмотри до конца! О-ч-ч-ч-ень интересные кадры! — прошипел угрожающе Валера, насильно поворачивая ленкину голову и заставляя её смотреть в экранчик фотоаппарата, — А теперь можешь выбирать: отдаем их мужу, публикуем в интернете, шлем по электронной почте всем сослуживцам по работе! Ну! Выбор за тобой, крошка! — закончил он. Ленка униженно молчала, понимая всю абсурдность своего положения. Валера удовлетворенно хмыкнув, продолжил: — Ну, если ты затрудняешься, то я могу подсказать самое правильное решение! Выбрать сразу три пункта! То есть: фотки мужу, интернет и «мыло» сослуживцев! Вот и все! Без всяких проблем! — засмеялся он, понимая, что «жертва» надежно запуталась в его сетях. — Ну… и… с-у-у-ука же… ты! — тихо выдавила из себя Алена и отвернула от него голову, уставившись глазами в картину на стене спальни. — Ну-ну! Рад, что оказалась не только красавица, но ещё и с мозгами! — улыбнулся Валера, — Ну, что братва заскучала? — весело спросил он притихших напарников, — в «очко» — то сыграть желаете? — подмигнул он им. «Братва» весело заржала. Алена напряглась, пытаясь понять дальнейший ход событий, хотя её еле заметно подрагивающий животик, говорил, что, в принципе, он для неё… ясен! — Серый! Развяжи даме ножки! Затекли небось. Пусть «подрыгает» ими немного! — приказал вальяжно Валера одному из своих «электриков». Серый мгновенно выполнил желание «босса». Подав рукой знак, понятный только его «братве», Валера подошел к кровати. Лена лежала без движения, её начала бить мелкая дрожь от предчувствия «мрачного» продолжения незапланированной секс-оргии. Серый с Михаилом, тем временем, подойдя с разных сторон к связанной Алене, вдруг вцепились в щиколотки её ног. Она дернулась, пытаясь приподняться, но, привязанные к спинкам кровати руки, резко отбросили её тело назад. Валера, погладив по щеке свою «жертву», прерывисто произнес возбужденным голосом: — Тпру!!! Кобылка… , не дергайся… Мальчики не сделают… тебе… больно… — приговаривал он, поглаживая груди жены, затем глянув на напарников, хрипло выдавил из себя, применяя «карточный»жаргон: — Ну, что?»Колоду» — то, будем, наконец, распечатывать… или как? Парни словно ждали этого сигнала. Державшие супругу за щиколотки ног, резким движением согнули ноги Ленки и, закинув их себе на одно из своих плеч, надавили своей тяжестью, пригибая их практически к её телу, одновременно широко разведя её бедра в стороны. Алена, сложенная почти «пополам», с широко разведенными в стороны ногами, взвизгнула и отчаянно забилась на кровати, предчувствуя жестокое нападение с « тыла». Парни налегли посильнее на задранные ноги «жертвы». — Ну, что? Идешь на «реабилитацию»? — обратился он ко «второму», который с вожделением смотрел на раскрывшийся «розочкой» анус моей супруги, — что замер-то, как истукан? Будешь девочку в «туза» драть или как? — продолжил Валера нетерпеливо поглаживая свой, начинающий твердеть, член. «Второй», как будто очнувшись, торопливо полез на кровать. Пристроившись к заднице Алены, сделал попытку ввести свой член на сухую. — А-а-а-!!! Козлы!!! Твари!!! — заорала во весь голос жена, попытавшись в очередной раз вырваться из пут. — Ну-ну!!! Не дергайся-то так! Девочка! Ну что же ты такая не послушная! Ай-яй-яй! — шутливо пожурил Валера Ленку, а затем прикрикнул на напарника: — Что первый раз бабу в задницу «берешь»? А ведь она права, баран! Кто же на «сухую» телочек в попку «балует»?! На, вот, возьми! — протянул Валера тюбик с уже знакомой смазкой, предварительно достав его из чемоданчика, который перед началом «экзекуции» предусмотрительно положил рядом с собой. «Второй», выдавив на руку содержимое тюбика, нанес его себе на член и остатки размазал по анусу моей супруги. Затем, подведя головку к заднице, попытался ввести «агрегат» в её тугое отверстие. Ленка задергалась что было сил, но, навалившиеся на её задранные ноги амбалы, практически лишили её всякой возможности сопротивляться. Наведя джойстик на «задний» план, я с нетерпением ожидал прорыва «обороны». Наконец, поднатужившись, он ввел головку в анус Алены. — Н-е-е-е-т!!! — заорала во всю глотку жена, замотав от боли головой, — Н-е-е-е-МММ!!! — её крик прервала ладонь Валеры, зажавшая ей рот. — Сказал же, не балуй! У нашего мальчика это первый «туз»! Не пугай его! — заржал он, плотнее зажимая ей рот. — УМ-ММ-М-МУМ!!! — пыталась орать жена через ладонь насильника, постепенно принимая член «мальчика» в свой анус. — А ты не торопись, — подсказывал он подельнику, — поначалу как можно медленнее, скорость потом увеличишь! Дай девочке попривыкнуть! Мы же ведь не садисты! — сострил он, погладив свободной рукой по голове Алену. — УМ-МУМММ-ММ-МОМ!!! — возмутилась супруга, дернув головой и неожиданно напряглась всем телом, чувствуя, что член «второго» начинал не шутку «вбуравливаться» ей в зад. Это поняли и помощники, сильнее придавив её ноги, которые уже начали доставать до спинки кровати. — УМММ-МММ-МОММ!!! — завопила как белуга жена, почувствовав как член насильника проникнул в её «заветную» дырочку по самые яйцы. — Во-о-о-т…. .. , т-а-а-ак… ! — почти прошептал возбужденно Валера, зажимая моей супруге рот, и наблюдая, как задвигался поршень напарника в ее анусе, постепенно входя в ритм и набирая темп. — Не… дергайся… , лапо-о-онь-ка! — приговаривал Валера и… свободной рукой начал медленно массировать её клитор. — Чтоб… , дорогая моя… ,… было… поприятнее… ! — сделал он заключение и подналег на возбуждение её клитора. — ПХМ-ХММ-МММ-ХММ!!! — мне показалось, что из под ладони Валеры, зажимавшей рот Алены, раздались более «мягкие» звуки. «Неужели возбуждается?!» — подумал я и поспешил навести джойстик на «заветное» место. «Точно!» — подтвердил я свою догадку, увидя увеличившийся в размере и припухший клитор своей супруги. — Не сбивайся с темпа… Девочка наша… , по-моему… , доходит… — подсказывал Валера «наезднику», продолжая мягко массировать аленин клитор. Однако, номер «второй», опять не оправдал возложенного на него доверия. Он, неожиданно для всех, опять быстро «выпустил» свой пар. — НУ-М-М-М! — раздалось короткое мычание Алены, как мне показалось, выразившее больше разочарование, чем облегчение. Понял это и Валера: — Ну… идиот! В такой момент! Девочка, видно, в первый раз в зад кончает! Серый! — обратился он к другому подельнику, — а ну-ка покажи этому сопляку, как чужих жен в «очко» иметь надо… ! Серый не заставил себя долго ждать, тем более что от долгого «наблюдения» у него, по всей видимости, сильно «затекли» яйца. Отпустив ногу Алены, он с готовностью начал располагаться на месте «скорострельного» товарища, который, в свою очередь, с виноватым взглядом, подхватил ногу моей супруги и задрал её, придавив своим телом. Впрочем, мне стало ясно, что это уже было… лишним. По непонятным причинам Алена находилась в стадии начального возбуждения. Понял это и Валера, убрав руку с её рта, освободившейся рукой начал ласкать её грудь: — Вот… и… хорошо… , детка… , успокойся… , лучше получи удовольствие… ! — приговаривал он, одновременно с грудью, продолжая возбуждать её уже довольно набухший клитор. Жена стыдливо отвернула голову от ласково приговаривающего насильника, не понимая, причины приятной истомы, вдруг охватившей все её тело. Ей было стыдно получать удовольствие от группы насильников, да еще имеющих её… «ТУДА»! Она никак не могла понять, как же могло получиться… , что «ЭТО», против чего она всегда была категорически против, сейчас начинало доставлять удовольствие! Да ещё приближая её к совершенно новому, неизвестному ей… , до сегодняшнего дня… ,… анальному… оргазму!!! По её слегка подавшемуся навстречу упругому члену Серого заду, Валера понял, что «девочка» более, чем «созрела»: — Ну… , малышка… , — хрипло произнес он, поворачивая её голову к себе и приближаясь своим лицом к её губам, пытаясь поцеловать. — Не н-а-а-до… , пожа-а-а-л-у-у-йста… — протяжно-плаксиво сопротивлялась Ленка, понимая, что больше сил на сопротивление у неё нет. — Ну-ну… , птенчик… , расслабься… — повернув, наконец ленкину голову к себе, «босс» дал знак рукой Серому для «вторжения». — Ну… , м-а-а-льчи — МОММ!!! — не успела договорить супруга, как Валера нежно, но властно, заткнул ей рот глубоким поцелуем. — ММ-М-М-ОМММ!!! — непроизвольно дернулась жена, почувствовав в своем анусе член Серого, начавшего по возрастающей амплитуде «полировать» её в прямую кишку. Валера немного придержал Алену, придавив рукой к кровати. — Успокойся… , тебе же… нравится… ! — сказал «босс», опять притягивая её голову к себе, для продолжения прерванного поцелуя. — Ну… Валер-ММММ! — попыталась слабо возмутиться жена, но его язык снова плотно запечатал ей рот. Серый постепенно входил в раж, подкатив в сексуальном «упоении» глаза. Было видно, что и его хватит не надолго!»Наверное, сам факт того, что они «имеют» красивую, сексапильную женщину, да к тому же в «очко», заводит не на шутку всю компанию!» — пришел я заключению, наблюдая, как судорожно дернувшись пару раз в анусе моей супруги, Серый отвалился в приятном изнеможении. Миханя моментально оценил сложившуюся ситуацию. Не ожидая особого приглашения, и, передав «пост» по задиранию ног моей супруги, освободившемуся напарнику, не долго думая, вкатил «агрегат» в разработанное товарищами «очко» женщины. — УХМММ!!! — вырвалось у Алены слабое мычание, через валерин язык, вовсю работавший у неё во рту. Наконец, и сам Валера не выдержал такой пытки! Оторвавшись от губ жены, одним рывком оказался у неё на груди. Миханя немного подался назад, взяв Алену за широко разведенные бёдра, и освобождая некоторое пространство для «босса», который уже приставил свой толстый член к губам моей супруги, не переставая мягко «атаковать» её клитор заведенной за спину рукой. — Ва-МОМ-ОМ-МММ!!! — попыталась что-то пролепетать доходившая до оргазмического состояния Лена, но Валера властно «напялил» её рот на свой толстый кол, растягивая до предела ленкины губы, его «богатырским» диаметром. Наведя джойстик на лицо супруги, понял, по известным мне приметам, что жена скоро должна «разразиться» небывалым и, неизведанным для неё доселе, оргазмом!» И ни куда-нибудь, а именно «ТУДА»?!» — поразился я, лишний раз подтверждая для себя на практике, что понять до конца женщину практически НЕВОЗМОЖНО!!! Пока я размышлял, заметил по монитору, что тело супруги заметно напряглось. Её голова подалась вперёд, помогая члену Валеры, поглубже проникнуть ей в глотку, одновременно раздвигая пошире бедра, тем самым давая «зелёный свет» для мишиного «агрегата», который продолжал «таранить» её анус. Минуты три раздавалось разгоряченное сопение и ритмичный скрип кровати. Мне показалось, что в какой-то момент жена, сначала слабо, а потом довольно заметно, начала подмахивать попкой навстречу «таранившему» её члену. Через колонки в моем наблюдательном пункте было слышно её прерывистое дыхание, даже с членом во рту. Валера, почувствовав, что Аленка приближается к мощнейшему оргазму, в целях предосторожности вынул свой член из её рта и «бросил» все свои силы на возбуждение её клитора, одновременно с интересом наблюдая за возбужденным выражением лица моей супруги. Ленка поскуливала от предчувствия приближающегося оргазмического «тайфуна», полностью сосредоточившись на новых для неё чувствах. Трудно было сказать, что же больше её возбуждало — член Михани «долбивший» её анус или рука Валеры доведшая её клитор до критического состояния. Наконец она прогнулась и, всхлипывая от волны накатившегося удовольствия, задергалась в приступе накрывшего её оргазма, чуть не сбросив с себя Валеру. Через секунду Миханя, наконец-то, излив в очко супруги свою сперму, обессиленно отвалился. Алена лежала без движения прерывисто дыша и закрыв в приятном изнеможении глаза. По всем приметам было очевидно, что она пытается «переварить» открытое для себя новое чувство анального оргазма. Валера, не выдержав, начал нежно лапать её между бедер. Через секунду присоединились и остальные. Восемь рук самцов жадно лапали тело моей жены. Ленка, к моему удивлению, видимо смирившись с таким положением вещей, начинала получать удовольствие. Не успев остыть от недавнего оргазма, её тело томно прогибалось навстречу ласкам лапавших её рук. Приблизя джойстиком «картинку», я заметил, что рука Валеры нежно разминала промежность моей супруги. Вдруг Ленка, поддавшись вперед с томным всхлипом, слегка согнула ноги в коленях. Палец Валеры осторожно массировал её порядком разработанный анус. Жена, как мне показалось, пыталась робкими движениями незаметно «насадить» свою попку на его палец. Валера не заставил себя долго ждать. Его палец быстро проник в тугую дырочку и неспеша задвигался. «Х-ммм!» — закусив губу немного дернулась Алена, одновременно разводя пошире бедра … и приподнимая повыше согнутые в коленях ноги. « Н-д-а-а! Ситуация! — проснулся опять мой «джин», о существовании которого я уже начал было забывать. — Видно хорошо поработала «компания»! Вишь, как прибалдела! Я тебе всегда говорил, Андрюха, что с женщинами самое главное — напор! — Отстань, зараза! — огрызнулся я, наблюдая, как Валера, забравшись на кровать, начал пристраиваться между бедёр моей жены. — Да не волнуйся ты так! Для тебя же лучше! Если наша «кошечка» хотя бы раз поимела оргазм «ТАМ», она теперь почаще будет пускать тебя через «заднюю дверь»! Поверь мне-это факт! — продолжал разглагольствовать мой внутренний «философ». — Заткнись! Лучше дай досмотреть! — огрызнулся я и припал к экрану монитора. Ленка, почувствовав свои ноги на валериных плечах и головку члена у входа в анус, открыв глаза вдруг запротестовала. Видно свежие воспоминания о вчерашнем «соблазнении», напомнили ей «богатырский» диаметр валериного «агрегата». — Нет! Валер! Не надо… я прошу… тебя! — протестующе замотала головой супруга, натягивая до предела веревки, которыми были привязаны её руки к спинке кровати. — Ну… вот те раз! — разочарованно проговорил «мачо», — а так все хорошо начиналось! Тебе же ведь понравилось? — Н-да! Ну… нет! Нет! Вам показалось! Да-да… показалось… ! — отчаянно пыталась не допустить его «монстра» в свой анус моя жена. Алена немного покраснела, понимая, что «насильники» действительно открыли для неё еще неизведанный «задний мир», а самое неприятное — что один из них это понял! — Ну! Так не пойдет, моя доргуша! — возмутился Валера и придавил своими плечами ленкины ноги, задирая их повыше. — Н-е-е-еттт!!! — зарычала супруга, пытаясь скинуть свои ноги с его плеч. — Что стоите?! — нервно обратился он к своим напарникам, пытаясь удержать свои «позиции», — держите её ноги! — Н-е-ет!!! Ну… отпуст-и-и-т-е… мен-я-я-я!!! — нервно задергалась Алена, видя, как двое дружков «мачо», схватив её за щиколотки, придавили своими телами ноги к спинке кровати, почти «переломив» её тело пополам. — Ну, вот так-то лучше будет! — «промурлыкал» удовлетворенно Валера, выдавливая в пригоршню «чудодейственную» мазь и по-хозяйски смазывая ею очко моей супруги. — Св-и-и-нья!!! Св-о-о-олллочь… ! Уб-лллюдок!!! — не на шутку разошлась Алена, предчувствуя «варварское» вторжение валериного «викинга» в свои «заповедные места», — Ско-ттт-и-и-иннна!!! — Тссс… ! Крошка… не… верещи… так громко… ! — успокаивал он Алену, приставив своего «богатыря» ко входу в её анус и надавливая рукой на головку пытался ввести его в судорожно сжавшееся очко моей супруги. — Н-еее-ее-ее-т!!! — душераздирающий крик жены заставил вздрогнуть напарников Валеры, который с силой ввел головку члена в аленин анус. — Не-е-е-еттт!!! Бо-о-оль-но-о-о!!! Не мо-о-о-гууу!!! От-п-у-у-у-сти-ите!!! — билась как в предсмертной агонии моя жена, напрягая все тело. — Тихо… ти-и-ихо! Тссс!!! Ну… будь… паинькой… девочка моя… ! — проталкивая свой член сантиметр за сантиметром, приговаривал «насильник», затем, навалившись всем телом, засадил его до отказа! — О — о-оххх!!! Ма-а-ааа-а-мочки!!! Не-е-еее-е-ет!!! Бо-о-оль-но-о-о!!! — истерично завизжала моя супруга, приняв до отказа валериного гиганта в свой анал. — За-а-а-ткнись… , сучка!!! — с диким наслаждением проговорил Валера, начиная медленно трахать Алену в очко. — У-у-у-бл-ю-ю-док!!! Пада-а-а-аль!!! — не унималась супруга, корчась от боли под Валерой. — Да заткните же ей рот!!! — выйдя из себя заорал «мачо» на своих помощников. Один, из не «занятых» в изнасиловании, быстро отыскал кусок тряпки и, свернув её в большой тугой ком, подбежал к Алене. — Бо-о-олМ-ХМН-МН-МММ!!! — тряпичный кляп плотно заткнул рот жены, прервав её крики. Валера продолжал молча насаживать её анус на свой кол. Алена уже не мычала сквозь тряпку, а хрипела, мотая головой и пытаясь безуспешно вытолкнуть тугой плотный кляп, раздиравший до боли её рот. Наведя «картинку» на лицо «мачо», увидел его довольное выражение лица. С каким-то диким первобытным вожделением он «натягивал» на свой член задницу моей жены. Через минуты три такой дикой экзекуции жена притихла. Её голова уже не моталась из стороны в сторону, а ритмично дергалась в такт члену насильника. Глаза были закрыты, а изо рта, заткнутого тряпкой, не доносилось даже хрипа. «Ну… всё! Уделали… бабу!» — покрываясь холодным потом подумал я, наблюдая как двое, прижимавших её ноги к спинке кровати, ослабили свой захват и осторожно опустили их на плечи Валеры. — Босс! — обратился один из них к «мачо», — а… она, по-моему, того… ! — Не дре-е-йфь, па-а-аря!!! — не останавливаясь, успокоил его «шеф», — Бабы… животные вы-ы-ы-нооосливые!!! Просто… отключи-и-и-лась… от… ка-а-а-й-ф — ааааа!!! — при последних словах Валера, увеличив темп, дернувшись три-четыре раза, и, излив порцию спермы в очко моей супруги, откинулся назад и тяжело задышал, приходя в себя. Парни молча смотрели на «бездыханную» Алену. Кисти рук, привязанных к спинке кровати, обессиленно повисли, во рту тугой тряпичный кляп раздирал её губы, ноги разведенные в стороны «бессовестно» выставляли все её прелести на всеобщее обозрение. Валера, примостившись рядом и отходя от «битвы», поглаживал внутреннюю сторону её бёдер. Затем, повернув голову к напарникам хрипло произнес: — Принесите воды! И хлюпните девочке немного на её личико… отойдёт! Куда денется! Миханя быстро метнулся в душевую и принес в большом стакане для полоскания рта воды. Немного замешкавшись над головой Алены, он опрокинул его содержимое на её лицо. Жена непроизвольно дернулась, приглушенно промычав через кляп, затем, приподняв голову, открыла глаза. — МММ… — увидев Валеру, попыталась что-то сказать она и обессиленно опустила голову на кровать. — Отвяжите девочку! — приказал «босс» своим помощникам и медленно встал с кровати. Подельники, обрадовавшись такому исходу дела, с радостью принялись отвязывать аленины руки от спинки кровати. — МММ… МММ… — облегченно промычала жена, почувствовав как прилила кровь к её затекшим рукам, и вытянула их вдоль тела. — Вытащите и тряпку! Балбесы! Не видите… она не может сама! Да! И не трогайте её больше! — проворчал Валера и пошел в ванную. Серый схватив рукой кляп с силой выдернул его изо рта Алены. — Кхм-хм-кхм! — закашлялась жена, немного поводя затекшими скулами, стала жадно хватать ртом воздух. Отдышавшись Алена притихла, устало закрыв глаза. Трое насильников, оставшись без «центрального руководства», закурили по сигарете, уставившись на распластанное на кровати голое тело моей супруги. Ленка лежала без движения, с закрытыми глазами, вытянув вдоль тела руки. Ноги, чуть согнутые в коленях, были широко расставлены. По всей видимости ей было больно и такое положение ног приносило хоть какое-то облегчение. Первым нарушил молчание Миханя: — Хороша… баба! — выдохнул он из себя, затянувшись сигаретой и не отрывая взляд от упругой груди жены. — Да-а-а! Такую надо целый день держать в постели… и не насытишься… — согласился с дружком Серый и нервно выпустил через ноздри сигаретный дым. По их набухающим членам я понял, что «концерт» ещё не совсем закончен. — А… может… того… ещё по разику? — спросил Миханя Серого, нервно посматривая на дверь ванной, за которой слышался шум душа и удовлетворенное «покряхтывание» их «босса». Серый неуверенно пожал плечами…. — Вам же сказали! Телку больше не трогать! — вступил в разговор «второй». — Ой, Серый, ты смотри, наш Павлик «проснулся»! Тебе, малой, по всей видимости и одной «картинки» хватит для удовлетворения! А нам… маловато будет! А, Серый! — вопросительно взглянул Миханя на товарища. Тот, тупо уставившись на грудь Алены, пробурчал что-то невнятное. — Да не дрейфь! Босс как минимум на часик, а то и полтора «зависнет» под душиком. Ты что Валерку не знаешь? Сейчас, как минимум на полчаса, в парилке развалится. Да успеем мы, Серый! Ну?! — подбодрил подельника Миханя, одновременно бросая жадные взгляды между разведенных бедер Аленки. Жена, как мне показалось, краем уха «участвовала» в беседе. При последних словах Михани она вяло попыталась прикрыть свою оголенную промежность, сведя вместе бедра и попыталась свернуться «калачиком», но по сморщенному выражению её лица, я понял, что боль в анусе не дала ей завершить задуманное. Увидев, что «жертва» зашевелилась на кровати, глаза насильников заблестели. Члены, как по команде, напряглись и начали принимать вертикальное положение. Почувствовала это и Алена. Приоткрыв глаза она хриплым тихим голосом измученной женщины произнесла буквально по словам: — Если… вы меня… тронете… , ваш босс… оторвет вам… головы… — Нет! Серый, ты слышал?! Наша дамочка присвоила себе титул «недотроги»! Это после всего-то?! — удивленно произнес Миханя и направился к кровати. Алена, поняв, что устрашить насильников ей не удалось, начало хрипло-жалобно скулить. — Ну не надо… , мальчики… Я не могу… больше… — слабо извивалась жена под лапавшими её руками двух самцов. Серый, как и Миханя, не смог больше сдерживать подступившего желания и присоединился к товарищу. Забравшись на кровать, они жадно мяли тугое тело обессиленной женщины. Лена, насколько ей позволяли оставшиеся силы, вяло отбивалась, надеясь, что скоро выйдет из душа Валера и повторит приказ своим «доберманам». По всей видимости, товарищи его все-таки побаивались и, посматривая на дверь, ускорили темп задуманной «операции». Серый обхватил своей ручищей запястья жены и свел её руки вместе, прижав их к кровати над головой. Свободной рукой, подкатив от удовольствия глаза, лапал аленину грудь. Миханя, пристроившись ей между бедёр, разминал рукой влагалище, подготавливая «плацдарм» для нападения. — Ма-а-а-а-ль-чики… ! Ум-о-о-оля-я-ю вас… ! Не на-а-а-до… ! — тихо скулила жена, барахтаясь под их руками. — Ти-и-ихо, детка… тихо! Не брык-а-а-йся же так! — приглушенно сопел Миханя, приставив головку члена ко входу во влагалище и борясь с бедрами жены, которые она пыталась отчаянно сдвинуть. — Ну… ма — АХМГНМММ!!! — вырвавшийся было крик Алены, заглушила мощная ладонь Серого вовремя плотно зажавшая рот моей жены. Миханя одобрительно кивнул головой и с наслаждением «напялил» аленино влагалище на свой член. — МХГМММ!!! — прогнулась супруга и затем затихла, полностью оттдаваясь на волю случая, понимая, что сил для сопротивления уже не осталось… В последующие полчаса я как завороженный наблюдал за «растерзанием» своей супруги. Ленка практически не сопротивлялась. Лишь слабо поскуливая от яростных толчков членов насильников. Миханю сменил Серый, «досталось» и Павлику, который, несмотря на свою «робость», перевепнул Алену на живот и отымел её в анус. Наблюдая, как Павлик «качал» попку моей супруги, я заметил некоторое изменение в поведение своей ненаглядной, которое меня навело на… странную мысль. «Или мне, все-таки, показалось?» — подумал я, оставляя выводы и умозаключения на потом. Тем временем Павлик успел «излиться» в аленкин анус и как раз вовремя. Из душа вышел Валера, вытираясь полотенцем и удовлетворенно покряхтывая. Алена не меняя положения, без движения лежала на кровати. Увидев её распластанную на животе, Валера удивленно спросил: — Что, девчонка еще не пришла в себя? — Да… босс… все нормально… — начал как-будто бы оправдываться Миханя, — что с ней будет? — Я же сказал, сволочи! Телку больше не трогать! — вскипел Валера, поняв, что «концерт» имел свое продолжение — Да… ладно, Валер… , сам ведь говорил, что лишний раз бабе не помеха… — вклинился в разговор Серый, ну не выдержали… побаловались… малёха… — Ма-а-лёха! — передразнил его «босс», — ладно уж! Миханя, достань и замени простыни, да и полотенца в душе! — приказал он своиму подельнику, давая понять, что «индульгенция» ими получена. — Серый, Павел! Снимите её с кровати и положите на ковер, — обратился он к другим своим товарищам, которые в знак извинения за «содеянное» быстро исполнили его приказ, стащив с кровати смущенную Алену. Жена, по всей видимости уже смирилась с случившимся и, сидя на ковре, пытаясь стыдливо закрыть голое тело, тихо спросила Валеру: — Мне… можно… будет… что-нибудь надеть… ? — Ну, конечно же, крошка! Только халатик! — сделал одолжение Валера и удовлетворенно ухмыльнулся, бросив ей, поднятый им с пола, халат. Алена, не вставая, униженно натянула его на себя. Тем временем все следы «преступления» были скрыты. Простыни и полотенца были поменяны на точно такие же. Валявшиеся по углам в салоне вазы, были расставлены по местам. Парни одевшись, стояли у выхода, ожидая Валеру. Он, подойдя к сидящей на ковре без движения Алене, взяв её за подбородок произнес: — Если не хочешь осложнений — то ни… гу-гу!!! Никому! Тебе… ясно? — закончил он, глядя ей прямо в глаза. — Да… — прохрипела в ответ жена и отдернула голову. — Помни о фотографиях, детка! — ухмыльнулся он и вышел наружу вместе с товарищами. Как только за насильниками закрылась дверь, Алена упала навзничь на ковер и разразилась диким плачем. В этот момент мне захотелось тут же спуститься вниз и попросить у неё прощения, стоя на коленях! Но здравый смысл пресекал все мои… «человеческие» чувства. Пролежав так с полчаса, жена приподнялась с ковра, оттерла слезы и «проковыляла» в душ. Я посмотрел на часы. Было без четверти четыре утра. «Рано ещё возвращаться с «экскурсии» — подумал я и от нечего делать навел джойстик на картинку в душе. Жена, всхлипывая, с наслаждением смывала с себя запахи чужих тел и спермы. Наблюдая за ней, я не уставал восхищаться её телом, внимательно следя за гибким душем, которым она обмывала остатки мыльной пены. Водя им по своему телу, она как-будто очерчивала его, подчеркивая его достоинства. Вот Алена смыла пену с груди, немного задержав душевой смеситель на своих торчащих сосках. Направила его на живот, на бедра. Вот обмывает внутреннюю сторону своих великолепных бедёр. Направляет струю на свой бугорок Венеры, рука немного задерживается, затем как будто-то борясь с сама с собой, Алена направила тугие струи воды на… свой клитор… ! Я был немного смущен и растерян… Нет, ни то чтобы мне не было известно о «баловстве» женщин под душем… , но… здесь была совсем другая… ситуация… !»Ведь её только что неоднократно поимели четыре здоровых кобеля?! Да еще не по её… воле… ! Казалось бы… « — начал анализировать я ситуацию, но прервал сам себя, предпочтя понаблюдать до конца, прежде чем делать скоропалительные выводы. Алена тем временем, подкатив глаза, одной рукой ласкала свою грудь, а второй делала круговые движения смесителем, направляя его струи на довольно уже набухший клитор. Неожиданно, когда уже казалось она приближалась к оргазму, жена нехотя оторвалась от душа и подошла к шкафчику с ароматическим маслами, любезно предоставленными фирмой. Открыв дверцу, Алена внимательно окинула взглядом его содержимое. Наконец, после некоторого раздумья, вынула стеклянный флакон конусообразной формы. Я … улыбнулся, вспомнив, как в первый наш день прибытия на лайнер, исследуя аппартаменты, обнаружил ящичек с этими маслами. Помнится, что ещё пошловато пошутил по поводу странной, как мне показалось, формы бутылочек. Она была гладкой конусообразной формы, плавно утолщаясь и увеличиваясь в объеме ближе к горлышку. Позвав Алену я показал ей на бутылочки и смеясь сказал, что в случае моего неожиданного «состояния-не стояния» у неё будет гарантированный выход из затруднительного положения. Жена, обозвав меня дурачком, объяснила, что такого вида масла выпускаются довольно густой консистенции, поэтому фирма их производящая делает такие «странные» бутылочки для их разлива, вынуждая клиента без лишних напоминаний ставить флакон на пробку, чтобы масло, даже его малое количество стекало к пробке и, тем самым, всегда было под «рукой», не заставляя потребителя каждый раз чертыхаться в ожидании пока оно стечет к горлышку. Встряхнув с себя воспоминания я припал к монитору, надеясь найти подтверждение своей догадке. Алена, сняв трусы и бюстгальтер с вешалки, прошла в комнату отдыха. Я почти не дыша наблюдал за происходящим. Войдя в комнату, жена неуверенно присела на широкий кожаный диван. Затем, как мне показалось, борясь сама с собой, смущенно легла на диван спиной, согнув в коленях ноги и поставив их на широкий подлокотник, приподняв тем самым таз. Окрыв флакон она выпустила некоторое количество масла на руку и запустила свою ладонь себе в промежность, размазывая масло между бедер. Остатки нанесла на стеклянную поверхность флакона. Я замер. Сложив вместе трусы и бюстгальтер она свернула их в тугой комок и… плотно… заткнула себе… рот! Я был в шоке!!! Одной рукой, лаская себе клитор, второй, взяв бутылочку супруга запустила её себе во влагалище. — ММ-ММХМ!!! — простонала она через свой кляп, медленно, сантиметр за сантиметром, засаживая флакон в своё лоно. — МХХМХМММ!!! — плавно двигая во влагалище «выпуклым стеклом», прогибалась от наслаждения супруга, — МММ-ХХМ!!! Я, в буквальном смысле взмок, от наблюдаемой картины. Движения Алены все убыстрялись. — ММММХХ!!! — подмахивала она сама себе, выгибаясь в пояснице и высоко поднимая таз, одновременно с каждым прогибом своего тела засаживая флакон по самое горлышко. Через две минуты Алена захрипела, издавая через кляп повизгивающиеся звуки. Наконец, прогнувшись она с экстазным остервенением быстро задвигала у себя во влагалище бутылочкой, подмахивая тазом. — ММММ-ХХММ-АААА — АХХ!!! — утробно промычала Алена и вытолкнула кляп изо рта. Вытащив медленно флакон из влагалища, жена расслабилась и неподвижно замерла на диване. Понаблюдав за ней минут пять, я решил, что после всех сегодняшних событий её, наконец-то, одолела усталость. Достав сигареты я уже было собирался выйти наружу подышать свежим воздухом, как вдруг, бросив последний взгляд на монитор, я заметил, что супруга шевельнулась и её рука опять медленно полезла к клитору. «Во даёт!!!» — ошарашенно подумал я и вновь уселся перед экраном. То, что потом предстало перед моими глазами, полностью подтвердило мою догадку… Алена, лениво лаская пальцами руки клитор, другой рукой гладила свои ягодицы. Через секунд десять она странно заизвивавалась на диване, как-будто боролась с невидимым противником. — Отпу-у-устите м-е-е-ня! — неожиданно томно произнесла Алена, — ну не на-а-а-до ребя-я-ята!!! Я прошу вас!!! — произносила жена, не переставая при этом лапать своё тело-за грудь, бедра, влагалище, ягодицы! — Отста-а-а-ньте… от… ме-е-е-няяя!!! Сво-ооо-лочи!!! Изверги!!! — продолжала извиваться Алена, одной рукой «раззадоривая» свой клитор, второй продолжая лапать своё тело. «Да она же «играет» в своё ИЗНАСИЛОВАНИЕ!!!» — пронеслось у меня в голове. — Не надо! Не затыкайте мне ро-МНМММ!!! — как-будто подтверждая мою догадку, задергалась на диване жена, зажимая одной рукой сама себе рот, а второй с ожесточением «теребя» свой клитор. — Не над — МММ, туда — МММ!!! — то зажимая, то отпуская свой рот, имитируя «настоящее» изнасилование жена металась по дивану. Раздвинув широко свои ноги Алена запустила свою руку между ягодиц и одним пальцем принялась круговыми движениями ласкать… свой АНУС!!! Я оцепенел!!! Ведь ей же это не нравилось… ?!?!?! Алена тем временем «разыгралась» во всю! Извиваясь всем телом и пытаясь вырваться из рук «невидимых насильников», схватила в руки стеклянный флакон и приставила ко входу в анус, слегка надавив на свой сфинктер. — Нет!!! Не ту-у-уда!!! Умо-о-о-оляююю!!! — «разрывалась» супруга потихоньку продвигая флакон в свой анус. — Изв-е-е-рги!!! Не затыкайте мне рот!!! Не на-а-адо кл-МХМНМММ!!! — с этими словами Алена снова заткнула себе рот плотным кляпом из её же бюстгальтера и трусов. — ММХМММ!!! — протолкнула глубже флакон в свой анал жена. — ММММММ!!! — задергалась Ленка, засаживая флакон в анус по самую пробку. — МХ-ММ-МХ-МХ!!! — утробно замычала через кляп супруга и одновременно ритмично задвигала флаконом у себя в заднице. Я в остолбенении наблюдал, как с нарастающем ускорением она работала флаконом в своем анусе, засаживая его по самую пробку и вновь вытаскивая. Через три минуты Алена захрипела и с остервенением задвигала флаконом, приближаясь к оргазму. — МММХММХХХ!!! — Алена дико дернувшись телом буквально скатилась с дивана, продолжая извиваться на полу с бутылкой в анусе. Через секунд десять она, вытянувшись на полу на животе, притихла. Картина была не для слабонервных, учитывая факт, что женщина изнасиловала сама себя! Алена лежала без движения, из задницы торчало горлышко флакона, во рту торчал тугой кляп, она, казалось, перестала дышать. Но сейчас я был спокоен. Сама себя изнасиловать до смерти она не могла!!! Встав из-за монитора, я направился к выходу. Жадно затянувшись сигаретой начал анализировать «пережитое». Безусловно моя догадка была верна! Когда-то, пытаясь приучить жену к анальному сексу, я наткнулся на очень любопытную статью по данной теме. Написана она была женщиной, что придавало ей особую ценность. Так вот, она утверждала, что практически не бывает женщин, которые приветствовали бы анальный секс… с первого раза. Но! Приучить женщину к нему можно, отмечая при этом, что для каждого случая нужен индивидуальный подход. Хотя есть общая канва для всех ситуаций. Прежде всего это постепенность, неторопливость и огромное терпение мужччины в данном вопросе. Партнершу надо медленно приучать к мысли, что в её оргазме может участвовать и её попа! Каждый раз доводя женщину до оргазма, не забывать хотя бы дотронуться до её ануса. Таким образом усыпляя её «бдительность». Потихоньку, продвигаясь дальше по этому нелегкому пути, вводить уже и фалангу пальца. Цель всего этого в том, что при оргазме, особенно в его начальной стадии, у неё в мозгу должны запечатлеться ощущения не только вагинального проникновения, но и анального. Через какое-то время таких упражнений, которые могут продолжаться и несколько лет, у женщины прочно закрепится в мозгу на рефлекторном уровне, что проникновение в анус, вызывает не только неприятные ощущения. В последствии тренировок её анус будет ассоциироваться и с предметом сексуального наслаждения. «Только с Ленкой немного все по другому, — подумал я, — у неё все произошло «форсированными» темпами. « Мне вдруг пришла в голову и статья о женских сексуальных фантазиях. Несмотря на то, что женский пол требует в основном нежного обращения с собой, тем не менее, довольно часто, практически каждую женщину, посещают и фантазии на тему насилия. Здесь она получает возможность снятия запрета на свой тайный сексуальный фетиш, который в повседневной сексуальной жизни она часто скрывает, боясь быть неправильно понятой. «Значит… жене, в принципе, нравится… тоже, что и мне?! — оторопел я от пронзившей меня мысли, — да к тому же и в «неигровой» форме?! Первый раз… у нас в квартире… для неё это был действительно шок… Фантазия, проверенная на практике! Все игры со мной — это были не более, чем просто игры! Женская фантазия сильно уступает по «яркости» мужской. Для них нужно «правдивое» и «убедительное»! Поэтому со мной, на уровне подсознания такие игры для неё были неприемлимы! Другое дело четверо незнакомых «насильников»! Плюс тайное желание, сидевшее где-то в укромном месте её мозга — о возможности маленького и непродолжительного эротического приключения на стороне, которое не давало ей осуществить простое чувство вины перед супругом. «Изнасилование» же снимает с неё полностью ответственность за содеянное. «Я не хотела! Но их было четверо здоровых мужчин! Они напали на меня, связали и заткнули рот! Я была абсолютна беспомощна!» — крутились назойливо в мозгу варианты её самооправдания. «Но почему ей понравился именно анал?! — продолжал недоумевать я, затем, хлопнув себя по лбу, тихо засмеялся, — да ведь именно изнасилование в анус, отвечает её представлениям о грубом насилии! Именно оно «убеждает» её подсознание, что это — не ИГРА!!!» Я вспомнил, как насиловал жену в попку в ванной. Тогда я её «не убедил». Потому что, по понятиям Алены, муж насиловать не может! Значит мои «игры» не попадали в число её фетиша. Ей нужно было настоящее! Хмыкнув я посмотрел на часы. Приближался рассвет. Выкинув сигарету в море, зашел в кубрик, бросив взгляд на монитор, увидел «мирно» дремлющую в спальне жену. Устало присев в кресло, решил немного вздремнуть… — — —————————————- У нас оставалось ровно три дня до прибытия на родину. Алена «мужественно» играла роль верной жены, заставляя себя усилием воли «смотреть мне прямо в глаз». Я также смирился с «случившимся», тем более, расставив все точки над «и», что касается тайных сексуальных желаний супруги. После её «ожесточенного» мастурбирования в душевой, меня больше не мучили угрызения совести. Сам того не желая, я доставил «удовольствие» и себе, и ей… Теперь это была наша общая тайна. Тайна-известная обоим…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Игра

Теплый летний вечер, я возвращалась с работы. Что сказать о себе — высокая стройная блондинка 28 лет, весьма привлекательная, работа у меня серьезная, так что и одета я была достаточно строго, офисный вариант, на мне была бело-голубая блузка и свободная голубая юбка с широким белым поясом. В тот день, как на зло машина у меня была в сервисе, пришлось ехать на автобусе. В пятницу как всегда Москва стояла, я прошла в салон еще не заполненного автобуса, встала у окна и что бы не созерцать окружающих отвернулась к окну. Народ постепенно заполнял автобус, людей стало достаточно много, меня потеснили к окну, автобус тронулся. Я безынтересно смотрела в окно, в голове крутились мысли о работе. Протащившись пару остановок в пробке, мне стало жутко тошно от окружающих меня людей, их горячих тел и запахов. И тут я почувствовала прикосновение, до меня и раньше в этом набитом автобусе дотрагивались, но это было не случайное прикосновение, а намеренное. Кто то, кто стоял сзади меня, слегка дотронулся между моих лопаток пальцем — я напряглась, палец медленно двигался по направлению к моей попке — по мне побежали мурашки. Захотелось повернуться и посмотреть, кто так нежно меня касается. Прикосновение исчезло, в этот момент автобус который еле полз по пробкам остановился, люди стали выходить, так что за моей спиной была некоторая возня. Проехав еще минут пять, точнее протащившись в пробке, я слегка огорчилась, скорее всего этот человек вышел. Но нет, теперь я почувствовал, на своей ноге прикосновение все того же пальца, он скользил вверх по внутренней стороне моего бедра, по моим шелковистым чулочкам, в направлении моих маленьких трусиков, двигался он очень медленно, дойдя до кружевного верха чулок палец исчез. Я уже не чувствовала неприятную жару автобуса и его пассажиров, я была полностью сосредоточена на этой игре, из меня стал выделяться девичий сок, я с нетерпением ждала, что будет дальше, но мой игрок явно не спешил. Как бы нечаянно я подалась назад, в надежде прижаться к нему, но это у меня не вышло. Я стала внимательно разглядывать людей находящихся в салоне, кто нибудь из пассажиров догадывается что со мной играют? Мой взгляд наткнулся на взгляд стройной голубоглазой брюнетки сидевший в самой непосредственной близости от меня, она-то со своего места должна была очень хорошо видеть те игры которые со мной ведутся, так и оказалось, девушка с интересом поймала мой взгляд. Она чуть кивнула головой и я поняла, он еще там. В ответ я слегка улыбнулась, и с нетерпением стала ждать что же будет дальше. Долго ждать не пришлось, его палец теперь стал влажным приятно меня холодя он двигался по моей кожи по тому маленькому расстоянию моей ноги от кружева чулок до моих трусиков. Я дернулась, игрок убрал руку, я сделала шаг назад и прижалась к нему (на этот раз, это у меня получилось)))), приятная незнакомка слегка улыбнулась. Моя попка почувствовала, его член, он явно не лежал спокойно. Я ощутила его дыхание около своего ушка, сладка волна пробежала по моему телу и я инстинктивно выгнулась в пояснице, прижавшись попкой еще ближе к нему. К этому времени автобус подъехал к моей остановки и мне пришло время выходить. Я развернулась и увидела своего игрока, это был молодой человек, приятной внешности с темными волосами и зелеными глазами, я вызывающе посмотрела ему в глаза, он опешил и отвел взгляд, просочившись сквозь пассажиров я вышла из автобуса и не спеша пошла в сторону дома. Мне было интересно вышел ли он за мной, или нет, но обернуться я не могла, обернувшись — я проиграла бы в этой игре. Проходя мимо витрины магазина я как бы ненароком взглянула на нее и к своей радости в отражении я увидела его. Решила изменить свой привычный маршрут, я пошла через парк, он двигался в некотором отдалении от меня. В парке я знала одну укромную скамеечку окруженную кустами сирени, туда я и направилась. Пройдя по узенькой тропинке меж кустов сирени я остановилась около скамейки в ожидании его, он подошел сзади и я почувствовала его дыхание у меня на шеи, он нежно прикусил мочку моего уха и мурашки побежали по телу. Все мысленно я отдалась ему, и не мысленно то же, мы быстро обнажились, сбросив одежду мешавшую нам в утолении похоти, был бурный секс минут 10, я не видела ничего вокруг я была сосредоточено только на нашей страсти. Стояла я в тот момент оперевшись вытянутыми руками о спинку скамейки он был сзади, все было супер, как я почувствовала, как чьи то влажные пальцы нежно дотрагиваться до моего клитора, это не мог быть мой игрок, его руки держали меня за талию. Я резко вздрогнула, безумно испугавшись, мое сердце готово было вырваться из груди, я боялась опустить голову вниз и посмотреть кто дотрагивается до моего клитора, но пересилив себя я это сделала, это была приятная незнакомка из автобуса. Я сказала игроку «»остановись»», освободившись от его рук и члена, мы слились с незнакомкой в долгом страстном поцелуи. Я помогла снять с нее белый сарафан, и тут же мне открылась ее прекрасная маленькая грудь с маленькими темными сосками, которые аппетитно торчали, я принялась их ласкать языком, играть сними губами нежно покусывать, игрок тем временем снимал с незнакомки белые трусики. Она села на скамейку, раздвинув ноги, встав на четвереньки я уткнулась в ее киску, она была великолепна, абсолютно голенькая, нежная киска из нее сочился девичий сок, я принялась целовать все вокруг, не касаясь ее божественных губок и клитора, ее это явно заводила, она взялась руками за мою голову и попыталась прижать ее к киске, я не поддалась давлению ее рук. — Ты хочешь, что бы я дотронулась до твоего клитора язычком, — спросила я. — Да, да очень хочу, — ответила она. Игрок в это время меня трахал сзади, причем очень агрессивно, его видимо очень возбуждал вид незнакомки, которая изнемогает от желания. Еще немного помучив ее, я вцепилась губами в клитор, она ойкнула, и понеслось, моя нежная игра с ее клитором и губками быстро довела ее до оргазма, она закинула свои ноги мне на спину и забилась в судороге, плотно обхватив ногами мою голову. Игрок наверное собирался кончить, так как он прибывал темп, я попросила его»»»вставить мне в попку», он с удовольствием хлопнул меня по попочке и вставил, по мне сразу побежала волна мурашек и я еще сильней потекла. Голубоглазая брюнетка, придя в себя поцеловала меня и опустившись на траву, расположившись под мой киской, нежно прильнула к ней язычком. Её божественные ласки я никогда не забуду, она была великолепна, я вся напряглась, громко застонала не сдерживая себя, тело забило судороги — это был фееричный оргазм, игрок совершил несколько быстрых движений и кончил в мою попку, я упала на траву и заплакала — это были слезы счастья. Отойдя немного мы привели себя в порядок, поцеловались на прощание и разошлись. Мы ничего друг другу не говорили, слова были лишними. Вряд ли бы я хотела встретится с ними снова, хотя я думаю эта милая брюнетка могла бы понравится моему мужу и мы могли бы классно зажечь… E-mail автора: astraia22@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Игра

Сeгoдня Хoзяин скaзaл, чтo сукa дaвнo нe чувствoвaлa Eгo руки. Oнa этo зaслужилa свoим примeрным пoвeдeниeм, нo кoличeствo удaрoв будeт зaвисeть тoлькo oт нee. — Мы пoигрaeм в тaкую игру: Я буду дaвaть тeбe зaдaния. Зa кaждoe oтличнo выпoлнeннoe ты будeшь зaрaбaтывaть пo 5 удaрoв. Зa нeвыпoлнeниe или нeудaчнoe выпoлнeниe — « — 10». Скoлькo сукa выслужит, стoлькo и пoлучит. Eсли уйдeт в « — «, тo будeт нaкaзaнa этим жe кoличeствoм удaрoв. Сучкa oбрaдoвaлaсь, чтo мoжeт зaслужить пoрку. Oнa былa увeрeнa в свoих силaх. Ee вoзбуждaлa нeизвeстнoсть, вeдь oнa и прeдпoлoжить нe мoглa, чтo Хoзяин мoжeт придумaть нa этoт рaз.. Итaк, «игрa» нaчaлaсь.— Встaть нa дивaн нa чeтвeрeньки, лицoм кo мнe! Сукa выпoлняeт зaдaниe. Нa ee лицo нaдeвaeтся мaскa, зaкрывaющaя глaзa. Oнa мoжeт тoлькo чувствoвaть… — Я буду eбaть суку в рoт, пoкa нe кoнчу. Сeйчaс зaдaниe сoстoит в тoм, чтo ты нe мoжeшь трoгaть члeн рукaми. Тoлькo стoять и пoкoрнo eгo принимaть. Я пoдумaлa, чтo этo нe слoжнoe зaдaниe и я с лeгкoстью с ним мoгу спрaвиться. — Нo в интeрeсaх шлюхи при этoм нe вoзбудиться. Этo прoстo рeкoмeндaция. Этo ужe гoрaздo слoжнee! Я нe мoгу нe думaть o Eгo члeнe, кoгдa oн вo мнe! И тeм бoлee, с зaкрытыми глaзaми, кoгдa дaжe oтвлeчься пoстoрoнними прeдмeтaми нe пoлучится! Я пoпрoбую. Кaжeтся, я ужe вoзбуждeнa дo прeдeлa. Я тeку тoлькo oт этих рaзгoвoрoв, кaк пoслeдняя шлюхa. Шлeпoк члeнoм пo щeкe: «Oткрoй рoт, псинa!»Я oткрывaю рoт и стaрaюсь думaть o чeм-нибудь другoм… Нe пoлучaeтся! Я сжимaю губaми Eгo члeн и с нaслaждeниeм oтдaюсь Eгo движeниям. Oн рeзкo вхoдит дo сaмoй глoтки и я нaчинaю зaхлeбывaться сoбствeнными слюнями. Рукa инстинктивнo дeрнулaсь в стoрoну члeнa, чтoбы былo удoбнee сглoтнуть слюну. Нo я вoврeмя вспoмнилa o зaдaнии. Нужнo удeржaться, этo в мoих интeрeсaх! Я стaрaюсь лaскaть члeн языкoм, пытaюсь дoтянуться дo яичeк… Пoлoн рoт слюнeй, нeт вoзмoжнoсти сглoтнуть! Я зaхлeбывaюсь. Хoзяин бeзжaлoстнo трaхaeт мeня в рoт, нe зaмeчaя этoгo. Члeн нaбухaeт сильнee, скoрo Oн кoнчит! Я жду этoгo, кaк никoгдa! Кaжeтся, чтo и я нeдaлeкa oт этoгo… Гoрячaя струя брызнулa мнe в рoт, пoтoм нa лицo и грудь. Я пoкoрнo принимaлa Eгo спeрму с oткрытым ртoм… — Пeрвoe зaдaниe выпoлнeнo. Шлюхa мoлoдeц, спрaвилaсь. Ты вoзбуждeнa? Я кивнулa: «дa, мoй Гoспoдин! Я нe мoглa сдeрживaться!» — Тeм хужe тeбe. Сeйчaс в твoeй кoпилкe 5 удaрoв. Слeдующee зaдaниe мoжeт принeсти eщe пять. Встaнь нa пoл нa чeтвeрeньки. Я спускaюсь нa пoл и Хoзяин снимaeт пoвязку.— Ты дoлжнa сдeлaть двa кругa вoкруг кoмнaты нa чeтвeрeнькaх, нe пoтeряв хвoстa. Рукaми, кaк и прeждe пoмoгaть нeльзя! Мeнять пoлoжeниe и oстaнaвливaться тoжe нeльзя! Скoрoсть знaчeния нe имeeт. С этим слoвaми Хoзяин встaвляeт мнe в пизду мoй хвoстик. Кaжeтся, чтo я тут жe мoгу кoнчить. Я пoднимaю гoлoву и смoтрю в oкнo. Нeбo. Кaкoe крaсивoe oсeннee нeбo! Стaрaюсь oтвлeчься… — Впeрeд, псинa! Хoзяин сeл нa дивaн, рaзвaлившись и выстaвив впeрeд нoги. O, бoжe! кaк я их люблю! Нeт, нe думaть oб этoм! Я трoнулaсь с мeстa. Пoкa всe хoрoшo. Нужнo двигaться быстрee, пoкa eсть вoзмoжнoсть! Я ускoряюсь нeмнoгo.. — Кaкaя у мeня зaмeчaтeльнaя сoбaчкa! Пoвиляй хвoстикoм для Хoзяинa! Эти слoвa… Кaкиe дoрoгиe и нужныe! Нo нe сeйчaс, умoляю, — прoсилa я мыслeннo. Я oстaнoвилaсь и пoвлиялa хвoстoм. Члeн внутри мeня зaшeвeлился и дoбaвил вoзбуждeния. Я пoшлa дaльшe. Ужe бoльшe кругa прoйдeнo! Я спрaвлюсь! Нe смoтрeть нa Хoзяинa! С кaждым шaгoм смaзкa oбвoлaкивaлa сaмoтык всe бoльшe и бoльшe… Я стaлa чувствoвaть, чтo мoгу eгo пoтeрять. Eщe пoлoвинa кругa! Кaждoe движeниe стaнoвится всe oстoрoжнeй и aккурaтнeй. Руки ужe сoгнуты в лoктях, я пoчти пoлзкoм, сжимaя члeн дoхoжу дo финишa! Я-мoлoдeц!— Умницa! Втoрoe зaдaниe ты выпoлнилa. Нa чeтвeрoчку, нo выпoлнилa. Eщe пять удaрoв ты зaрaбoтaлa. Oстaлoсь двa зaдaния. — Спaсибo, мoй Гoспoдин, зa пoхвaлу! — Принeси мaлeнькую мисoчку и нaпoлoвину нaпoлни ee вoдoй. Втoрaя ужe пригoтoвлeнa нa кухнe. Eё тoжe. Живee, сукa! Я брoсилaсь нa кухню. Чeрeз минуту всe былo гoтoвo. — Пoстaвь у oкнa миску с вoдoй, a у прoтивoпoлoжнoй стeны миску с eдoй. Сeйчaс сoбaкa нeмнoгo пoдкрeпится. Из миски с eдoй ты будeшь брaть oдин кусoк и пoлзкoм дoбирaться дo вoды, чтoбы зaпить. Зaдaниe будeт считaться выпoлнeнным, кoгдa ты oпустoшишь oбe миски. Нo я услoжню eгo нeмнoгo… Я пoстaвлю нa пoл, чтoбы ты видeлa, пeсoчныe чaсы. Ты дoлжнa успeть, пoкa пeсoк нe зaкoнчится! Рукaми пoмoгaть нeльзя! Сукe всe пoнятнo? — Дa, Хoзяин! — Впeрeд!Я рвaнулaсь с мeстa, кaк oшaлeлaя! Кaк будтo мeня нeдeлю нe кoрмили! Хвaтaю кусoк кoрмa и бeгу к вoдe! Стaрaюсь выпить пoбoльшe. Снoвa к кoрму. Eщe кусoчeк. Пытaюсь успeть сoсчитaть скoлькo тaм eщe oстaлoсь… Нeпoнятнo. Штук 8, кaжeтся. Oпять к вoдe. Oт спeшки пoдaвилaсь крoшкoй. Нeкoгдa oстaнaвливaться! Нa бeгу стaрaюсь прoкaшляться и снoвa хвaтaю кусoчeк. Крaeм глaзa смoтрю нa чaсы. Пeсoк бeзжaлoстнo прoсыпaeтся сквoзь узкoe oтвeрстиe! Пoхoжe, чтo пoлoвинa врeмeни ужe прoшлa! Я тoрoплюсь eщe быстрee! Oшeйник сдaвливaeт мнe шeю, кoгдa я нaклoняюсь к мискe, нo я стaрaюсь этoгo нe зaмeчaть! Быстрo хлeбaю вoду и снoвa мчусь к мискe с eдoй! Бoльнo кoлeни, нo я oб этoм пoдумaю пoтoм! Eщe кусoчeк, снoвa вoдa… Бeгaю, кaк oгoлoдaвшaя псинa мeжду мискaми! Вeсь кoрм ужe съeдeн, oстaлaсь вoдa. Врeмя прижимaeт… Пoслeдниe крупинoчки пeскa oстaются! Кaк жe инoгдa дoли сeкунды имeют знaчeниe! Я с жaднoстью выпивaю oстaтки вoды. Чaсы зa мoeй спинoй и мнe нe виднo, успeлa я или нeт. Я oбoрaчивaюсь. Чaсы нeпoдвижны. Я пoдпoлзaю к Хoзяину и жду…— Сукa видит, чтo врeмя зaкoнчилoсь? — Дa, мoй Гoспoдин. — Сукa всe съeлa и выпилa? — Дa, Хoзяин! — У мeня хoрoшaя сoбaчкa, шустрaя! Oнa успeлa выпoлнить зaдaниe! Хoтя и в пoслeдниe мгнoвeния. Мoлoдeц! — Спaсибo, мoй Гoспoдин! Спaсибo зa пoхвaлу! Сучкa рaдa служить свoeму Хoзяину! — Слeдующee зaдaниe. Сaмoe слoжнoe. Принeси сo стoлa кoлoкoльчик! Я быстрo дoпoлзлa дo стoлa, зубaми схвaтилa кoлoкoльчик и пoдaлa eгo в руки Хoзяину. — Кaждый рaз, кoгдa я буду звoнить в нeгo, сукa дoлжнa будeт нaзывaть свoи имeнa. Пoвтoряться нeльзя. Мeдлить тoжe. Кaк тoлькo oнa зaмeшкaeтся, нa ee тeлo будeт нaдeтa прищeпкa. Нa любoe мeстo, пo мoeму усмoтрeнию. И сукa нeзaмeдлитeльнo дoлжнa испрaвиться. Eсли нe смoжeт — eщe oднa прищeпкa. Чтoбы шлюхa нe рaсслaблялaсь, мeжду звoнкaми будут рaзныe прoмeжутки врeмeни. Тeбe рaзрeшeнo сдeлaть три oшибки. Бoльшe-зaдaниe нe выпoлнeнo. И тeбe бoльшoй стимул: eсли ты спрaвишься и с этим зaдaниeм, я пoзвoлю тeбe прoсить удвoить кoличeствo удaрoв. Пoкa я oчeнь дoвoлeн шaвкoй.— Спaсибo, мoй Гoспoдин! Этo бoльшaя нaгрaдa для сучки! — Нa кoлeни! Руки зa спину! Я нe успeлa oпoмниться, кaк услышaлa пeрвый звoнoк. — я-Вaшa пoдстилкa! Втoрoй звoнoк. — твaрь! Трeтий. — шлюхa рaзврaтнaя! Eщe oдин. — дыркa Вaшa, Хoзяин! Слeдующий звoнoк прoзвeнeл нeoжидaннo быстрo. Я нe успeлa пoдумaть и зaмeшкaлaсь. — сoбaчкa Вaшa! — был у мeня зaпaснoй вaриaнт.Oпять внeзaпный звoнoк. Я нaчинaю нeрвничaть, пoтeют руки. Гoлoвa пeрeстaeт сooбрaжaть. И чeм сильнee я зaстaвляю сeбя думaть, тeм слoжнee сoсрeдoтoчиться. Глaзa нaливaются слeзaми. — Шлюхa нe успeлa! Пeрвaя прищeпкa будeт нaдeтa нa сoсoк! Я стaрaюсь успoкoиться и взять сeбя в руки. У мeня этo нeмнoгo пoлучaeтся и я пытaюсь нaчaть думaть. В этo врeмя прищeпкa цeпляeтся зa мoй сoсoк и oстрaя бoль прoнзaeт мoe тeлo. Стaрaюсь oтвлeчься. — сукa — Мoлoдeц. Сeдьмoй звoнoк прoзвeнeл с oпoздaниeм, дaвaя мнe вoзмoжнoсть пoдумaть. — шaвкa! — сквoзь слeзы прoизнeслa я. Снoвa звoнoк. Думaй, думaй! — я — Вaшa жoпoлизкa, Хoзяин!Звoнoк! Мнe бoльнo! Снoвa думaю o прищeпкe! Нужнo пeрeтeрпeть, нeмнoгo oтвлeчься. Мoзг oткaзывaeтся пoдчиняться. — сукa зaслужилa eщe oдну прищeпку! Блин! Блиииин! Кaк жe тeпeрь сoсрeдoтoчиться? Зaжим цeпляeтся зa втoрoй сoсoк. Нoвaя бoль, eщe сильнee! Нeвынoсимo! Нужнo думaть, быстрee! — хуйсoскa! — слeзы тeкут ужe ручьeм и их нeвoзмoжнo кoнтрoлирoвaть. Я пытaюсь взять сeбя в руки. Звoнoк. Пoслeдний! Сeйчaс нe oб этoм нужнo думaть! — я-рaбыня Вaшa, мoй Гoспoдин! — Мoлoдeц! Сукa выпoлнилa пoслeднee зaдaниe. Я дoвoлeн!Хoзяин снял с груди прищeпки. Вo мнe былo стoлькo блaгoдaрнoсти и любви к Хoзяину! Я нaклoнилaсь и стaлa цeлoвaть Eгo нoги. Я oблизывaлa кaждый Eгo пaльчик! Кaк я их люблю! Хoзяин пoглaдил мeня пo гoлoвe. — Ты пoрaдoвaлa сeгoдня Хoзяинa! Я oчeнь дoвoлeн сукoй! Ты мoя хoрoшaя! Мoя вeрнaя и пoслушнaя псинкa! Умницa! Сучкa мoжeт прoсить Хoзяинa o пoркe) — Спaсибo, мoй Гoспoдин! Сукa oчeнь любит свoeгo Хoзяинa и будeт служить Вaм прeдaннo и пoкoрнo! Спaсибo, Хoзяин зa игру, зa вoзмoжнoсть служить Вaм! Прoшу Вaс, мoй Гoспoдин, o пoркe! Пoжaлуйстa, выпoритe сучку Свoю, кaк сидoрoву кoзу! Прoшу Вaс, удвoйтe кoличeствo удaрoв, кoтoрыe зaслужилa Вaшa рaбыня! — Хoрoшo, сучкa) Ты зaслужилa этo. Мoжeшь гoтoвиться!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Игра

— Здравствуйте, а вам кого? — дверь открыла довольно симпатичная девушка. Короткая стрижка темно каштановых волос и карие распахнутые глазки. — А Света тут живет? — Да, она сейчас подойдет, проходите — девушка отступила, пропуская меня в комнату: проходите, садитесь. Я прошел в комнату и огляделся. Небольшая общежитейская комната на трех человек, но видно, что здесь живут двое, так как третья кровать была превращена в некоторое пособие дивана, две других кровати были превращены в одну широкую. Все довольно чисто и уютно. — Светка не надолго вышла, а хотите чаю? — Да, спасибо. Я чувствовал себя идиотски. Со Светой мы познакомились случайно около месяца назад, и я напросился в гости, она дала свой адрес, но дела закрутили и я все никак не мог собраться зайти. Интересная ситуация будет, если она меня не узнает. — Меня Юля зовут. А, тебя? — Она выставляла на маленький столик на колесиках чашки, чайник, какое-то печенье. Я представился. Юля легко и быстро передвигалась по комнате, на ней был довольно короткий халатик, открывающий стройные загорелые ножки, а когда она, подкатив столик к кровати, на которой я сидел, села рядом, то на короткое время халатик, не застегнутый на верхнюю пуговичку, показал мне ее небольшую грудь с маленькими коричневыми сосками. Судя по загару, она предпочитала загорать топлес. Только мы приступили к чаю, открылась дверь и вошла Света: — О! У нас гости? Привет! — Привет! — Слава богу, она меня узнала и вроде даже обрадовалась. — Я сейчас, переоденусь только, она зашла за шкаф, разделявший комнату на две части, и через минуту вышла, одетая в халатик не менее откровенный, чем у Юли. В отличие от нее Света, как бы оправдывая свое имя, была светловолосая и голубоглазая, но фигурка ее мало отличалась от Юлиной такая же маленькая и хрупкая. Мы долго пили чай, слушали музыку, разговаривали и когда все темы исчерпали, и я уже подумывал, что пора уходить, Света достала колоду карт: — Играем? Я вяло упирался: — Да поздно уже, наверное? Уходить совсем не хотелось, хотя было уже начало одиннадцатого и наверняка тут после одиннадцати вечера общежитие закрывалось. — Ну, нет! Юля капризно поджала губы: — рано еще. — Все садитесь. Играем. Света забралась на широкую кровать и села, по-турецки поджав ножки. — Ура! Юля буквально впрыгнула на кровать и села также. Я сел тоже: — Широкая кровать, а кто на ней спит? — Мы — ответили они почти хором, переглянулись и засмеялись. — И вообще мы любим друг дружку. Юля наклонилась к Свете, чмокнула ее в щечку, что-то шепнула на ушко и они буквально покатились от смеха. Смеясь, Света откинулась на спину. Я с трудом оторвал взгляд от, показавшихся из под халатика, трусиков. К тому времени у меня не было постоянной девушки, и уже полгода секс я видел только во сне. Вся эта ситуация меня несколько забавляла и возбуждала. Мы уже около часа играли в дурака, попеременно оставляя друг друга. — Да сними ты свой пиджак, жарко ведь. Света, взялась за рукав, стягивая с меня пиджак. — Да, тем более ты проиграл, а мы играем на раздевание. Шутливо, но безапелляционным тоном и властным голосом подыграла подруге Юля. — Ах! Так? Ну, тогда я вас в миг раздену, тем более что у меня одежды больше. — Так нечестно. Юля протянула руку, достала какой-то платок и накинула на плечи. — Тогда я тоже оденусь. Света накинула мой пиджак. Азарт подхватил нас: — Ничего это вас не спасет. Я сдавал карты. Первой проиграла Юля и сняла свой платок: — Так нечестно, Светка, ты помогать мне должна его обыграть После этого, я проиграл три раза подряд и на мне остались только трусы и джинсы. Девчонки ликовали: — Ага, попался? Сейчас, сейчас — Ничего отыграюсь Тут же Свете пришлось расстаться с моим пиджаком, а после следующей партии осталась Юля: — Внимание стриптиз: — она встала и, покачиваясь на шаткой, мягкой сетке кровати, начала под музыку расстегивать халатик. Тело было прекрасно бархатная, ровно загоревшая кожа, небольшая и красивой формы, упругая грудь. — Все играем дальше. Она опять села: — Так, ты мне должен помочь Светку обыграть. Чего она сидит одетая? — Сейчас сделаем. Мы действительно объединили свои усилия и легко оставили Светку. Она легко рассталась со своим халатиком и осталась в таких же кружевных трусиках, как и Юля. Опять раздали карты и тут они навалились на меня я отбивался, как мог и опять осталась Света. Юля хлопала в ладоши и подзадоривала: — Давай, давай раздевайся. Сейчас прекратят эту затею с картами — подумал я, но Света, улыбаясь, встала с кровати, сняла свои трусики и, покрутив ими в воздухе, накинула мне на плечо, потом опять села и заговорщицки подмигивая Юле начала сдавать карты: — Юля, неужели мы его так и оставим? Начали новую игру. Я ни как не мог сосредоточиться, для меня была неожиданной такая раскрепощенность, а во-вторых, глаза все время упирались в Светкин лобок с короткими светлыми волосками. Я с трудом переводил глаза в карты. Неудивительно, что они легко меня обыграли, и я тоже остался в одних трусах. Когда сдал карты, то ужаснулся — с такими картами выиграть было сложно, тем более что они просто откровенно подсказывали друг другу как ходить. Набрав полные руки карт, я проиграл. С последней брошенной Юлькой картой, комната взорвалась криками и визгами: — Ура!!! Мужской стриптиз!! С этими криками они поставили стул на середину комнаты и включили погромче музыку. После того как они так легко расставались со своей одеждой, ломаться было неудобно, я взобрался на стул и, стараясь двигаться под музыку снял то, что на мне осталось. Они беззастенчиво меня рассматривали, о чем-то перешептывались и перемигивались. Я не выдержал: — Всё, девчонки, садимся играть дальше, надо же Юлю до конца раздеть. И усевшись опять на кровать, я начал сдавать карты. Юля довольно быстро проиграла и из своего раздевания устроила целое шоу. Как мне показалось, ей это доставляло большое удовольствие. После этого мы опять продолжили игру и, убедившись, что играть на одевание совсем не интересно Света выдвинула предложение: — Так, теперь играем на желания. Проигравший выполняет желание того, кто вышел из игры первый. В этот раз вышел первым я и стал дожидаться своей жертвы. Пока девчонки доигрывали, я усиленно придумывал, что же такое заказать. Проиграла Света, не придумав ничего лучшего, я заказал танец на столе напротив окна. Света, взобравшись на стол, пододвинутый к окну, исполняла эротический танец. Танцевала очень красиво. Её красивая фигурка изгибалась в такт музыке. Мы с Юлей сидели на кровати, она собирала колоду и когда, потянувшись, доставала брошенные на кровать Светкины карты рукой оперлась на мое колено. Прикосновение ее горячей руки было неожиданным, я почувствовал, что начинаю возбуждаться и мой член начинает увеличиваться в размерах. Сидеть с торчащим членом, было как-то неудобно, пришлось приложить все усилия, чтобы успокоиться и отвлечься. Света закончила свой танец и, сойдя со стола прямо на кровать, прошла мимо меня на свое место. Запах ее разгоряченного танцем тела опять заставил меня расслабляться и пытаться отвлечься. После следующей игры остался я и желание должна заказывать Юля, она уставилась в потолок, пытаясь придумать какое-то особое желание, а Света что-то нашептывала ей на ухо. Вдруг они переглянулись, зашептались и начали громко смеяться, потом шепотом поспорили еще о чем-то, сделали серьезные мины и Юля объявила приговор: — Итак! Сейчас — она глянула на часы — сейчас без десяти двенадцать, а ровно в двенадцать ты в обнаженном виде выходишь в коридор и неспешным шагом проходишь по коридору и обратно. Я обалдел пройти по женскому общежитию голым, пусть даже и в поздний час, тем более что двенадцать часов для общаги не так уж и поздно. Девчонки заметили мое замешательство: — Уговор есть уговор, так что не увиливай. Мы стояли у двери и ждали когда на электронных часах, стоявших на тумбочке покажутся нули. Чем меньше времени оставалось, тем больше холодело у меня внутри. Девчонки же сгорали от нетерпения. Наконец часы пропикали полночь циферблат обнулился. Я не успел опомниться, как был, вытолкнут в коридор, а чтоб не передумал — девчонки закрыли дверь. В коридоре было пусто и тихо. Я пошел и мне показалось, что без того длинный коридор стал в несколько раз длиннее, чем когда я сюда пришел Сделав несколько шагов я остановился, мне вдруг показалось, что где-то щелкнул замок: сейчас кто-нибудь выйдет подумал я, и тут до меня дошло, что это девчонки открыли дверь. Я оглянулся — они высунулись по пояс из-за двери и шептали: — Иди, иди. Я шел весь превратившись в слух, я слышал как за дверьми комнат играла музыка, раздавались женские голоса и работали телевизоры, было слышно, что по телевизору шел какой-то известный популярный фильм, знакомый наизусть. По заключительным аккордам музыки было понятно, что кино закончилось и уже пошли титры. Значит, сейчас многие потянуться перед сном в туалет, душ или покурить, выйдут в коридор, а там. Неожиданно я почувствовал, что от осознания быть застуканным я сильно возбудился, член стал набухать и подниматься. Быть обнаруженном в таком виде — еще больше меня возбуждало. Я дошел уже до середины коридора и проходил мимо лестницы ведущей на другие этажи, с лестницы доносились голоса, я повернул голову и увидел, что пролетом выше между этажами стоят и курят несколько девушек. Меня им не было видно и я видел их только снизу по пояс, дальше закрывала лестница. Однако от мысли, что они сейчас бросят сигареты, и кто-то из них спустится на этот этаж, у меня мурашки пробежали по спине, я шел дальше и чувствовал, как возбуждение мое растет, член был напряжен до предела, ладони стали влажными. Я шел и ждал, что в любую секунду может открыться любая из комнат или дверь в душевую, мимо которой я как раз проходил и из-за которой слышался шум воды, громкий смех и голоса. Наконец я дошел до конца коридора и повернул обратно. Девчонки все также смотрели в коридор выглядывая из-за двери. Увидев мой торчавший вверх член, слегка раскачивающийся из стороны в сторону в такт шагам, они уставились на него, и кажется уже ничего другого не замечали. От такого пристального внимания я возбудился еще больше. Мне казалось что кровь, прилившая к члену, сейчас его разорвет. Проходя опять мимо лестницы, я повернул голову и увидел, что одна из курящих там девушек стояла на несколько ступенек ниже и ее было видно всю. Она стояла спиной ко мне. Наверняка она уже собиралась спускаться, но кто-то ее ненадолго задержал разговором. Я еле удержался, чтобы не побежать. В конце концов, я дошел до двери комнаты девчонок и только я зашел за нее, как услышал шаги по коридору наверно это та с лестницы — подумал я. Закрыв за собой дверь, увидел, что девчонки смотрят, широко открывшимися глазами, на мой торчащий и напряженный член. У меня в груди колотилось сердце, я чувствовал, что каждый толчок отдается в набухшем члене, дыхание было частым как после бега, руки подрагивали. Тут неожиданно Юля протянула руку и взяла пальцами меня за член: — Ой! Какой он От этого неожиданного прикосновения у меня внутри все куда-то поднялось, а потом провалилось, дыхание перехватило, член дернулся и из него ударила тугая струя спермы. Я оказался таким возбужденным, что кончил, только от одного прикосновения. Девчонки ойкнули хором. Сперма, а ее оказалось неожиданно много (наверное, сказалось то, что я давно не занимался сексом), тугими короткими рывками вырывалась наружу, ее густые белые капли попадали Юле, стоящей как раз напротив, на живот, лобок и на ноги. Она как завороженная стояла и смотрела, а ее пальцы продолжали держать член, извергающий сперму. После нескольких сильных толчков спермы стало меньше, вот уже несколько капель упали на пол, дыхание отпустило, я судорожно вздохнул. Юля не отпустила член, а наоборот обхватила его рукой и сжала, провела вверх — вниз, от этого и от всего того, что только произошло у них на глазах у меня вновь внутри все сжалось, и я кончил второй раз, спермы уже почти не было, но ощущение оргазма было непередаваемым. Как мы добрались до кровати я не помню. Легли втроем. Юля как была вся в моей сперме так ко мне и прижалась. Еще около часа мы возились, целовались и целовали друг друга втроем и только потом заснули. На следующий день я проснулся рано, оделся и ушел, пока они еще спали. В этот день я уезжал на каникулы.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Игра

Как говорят врачи, нет ничего извращенного, если «это» приносит высшее наслаждение обоим. Все дело в том, что минувшим летом, в июне, ко мне приезжала на неделю молодая женщина-мазохистка. Мне двадцать девять, она моложе меня на пять лет. В переписке между нами я узнал ее «наклонности» которые она не могла никак осуществить. Боялась признаться в этом мужу. После того, как я встретил ее на вокзале, мы поехали ко мне. Она не была красива на лицо, да и грудь опущена, но зато я сразу заметил ее тонкую талию, переходящую в широкие бедра и большой округлый зад. Мы выпили с ней у меня дома по чашечке кофе, разговаривая при этом о садо-мазохизме. Вначале было как-то неудобно начинать. Я не могу поверить, что скоро осуществится моя мечта, и я буду играть роль господина, а она — крепостной. Наконец, я спросил у нее: — Поиграем? — Можно, — ответила она, немного смущаясь. — Тогда раздевайся догола и ложись животом вот на эту подушечку, чтобы твои ягодицы были выше остальных частей тела! — приказал я. Когда она раздевалась, во мне кипел огонь сладострастия. Вот она снимает трусики, аккуратно повесив их на кресло, и покорно ложится на подушечку. Раздеваюсь и я, с любопытством поглядывая на ее крепкую, как орех попку. Она, моя крепостная, лежит, распластавшись на кровати. Глаза закрыты, ягодицы слегка подрагивают, ожидая порки. Теперь мы голые и начинается настоящая игра. Я очень хорошо чувствую женщину такого типа, как она. Я знаю грань между сладострастием и болью, и поэтому уверен в себе, что не переиграю. Я, не спеша, подхожу к ней и провожу рукой по ее спине и ягодицам, которые вздрагивают. — Пороли ли тебя твои прежние хозяева? — спрашиваю я. — Нет. Только давали пощечины и ставили на колени в угол, — отвечает она. — Ничего, ты у меня этому ремеслу быстро научишься!. В этот момент я хлестнул ее ладонью по заду, сначала не сильно, затем позвонче. Как бы в судороге она передернулась всем телом, испустив легкий стон. — Сегодня я тебя проучу хорошенько! Я тебе, стерва, покажу, где раки зимуют! — Простите, господин! — как бы молит она, поерзывая задом. Я глажу слегка ее влагалище и анус, приговаривая при этом: — Сейчас я высеку тебя, как Сидорову козу! Я тебе сейчас повиляю задом, сука! Она начинает учащенно дышать, слегка приоткрыв рот и закрывая глаза. Она ждет от меня дальнейших действий. Я засовываю ей указательный палец во влагалище, там уже не сухо. Достаю палец и вытираю его марлей. После беру ремень и связываю ей крепко руки, затем другим ремнем — и ноги. Она в ожидании. — Ну, что ж, начнем! Сейчас я тебе всыплю, ты у меня попляшешь, стерва! — приговариваю я и беру специальный ремень, который хорошо звучит при шлепании, но придает мало боли. (Очень эффектно получается. Такое ощущение, что «жертве» на самом деле очень больно…) Приказываю сначала поцеловать «служанке» ремень: она это делает очень нежно, будто целует своего любимого. Ее связанные руки при этом вытянуты вперед. — Так говоришь, что тебя не секли никогда? — Нет! В этот момент я вожу ремнем по ее спине и заду. — Ничего! Ты у меня станешь шелковой! Буду тебя драть каждый день! Я тебе дам, паскуда!… Я продолжаю гладить ремнем ее зад, медленно водя им по голому телу. Но вдруг резко размахиваюсь и наношу удар по ягодицам. Она ойкнула, вздрогнув. Я нанес еще три удара, но посильней. Она завиляла задом. Пауза. Легкое постанывание. Еще пять ударов — и снова пауза. Все это время я ругаю ее довольно грубыми словами, возбуждая ее все более и более. Она жаждет наказания — . это видно по ней. — А теперь молись, стерва! — я наношу десять сильных ударов. Ее зад стал красным. Затем даю ей снова целовать ремень. Она в порыве целует его. После этого я беру ее за волосы и приказываю взять в рот мой пенис. Она с готовностью выполняет и это. Я хлещу ее ремнем по заднице, которой она виляет в экстазе. Даю десять ударов. Через минуту развязываю ей ноги, она становится на колени. Разводит ноги в стороны… Я шлепаю ее хлестко ладонью по правому полушарию (пару раз), это возбуждает нас обоих еще сильнее. Затем направляю палец во влагалище. Она водит задом по кругу, прижимаясь к пальцу. Через минуту ввожу туда свой член. Она вся трясется и мычит от счастья. При этом я ее оскорбляю, хлещу ладонью по ляжкам. Примерно через каждые пять фрикций я останавливаюсь и замираю. Но она хочет еще, крутится, как юла. Так продолжается пять минут; я то делаю фрикции, то замираю. Она уже кончила несколько раз и хочет еще. Но я достаю пенис и снова берусь за ремень. Снова пять ударов, и пауза. Она опять целует ремень, прося ее «пощадить». И вновь делаю пять ударов. Она на седьмом небе, я тоже. Через пять минут у нее снова пара оргазмов (очень оргастичная женщина), а я пока не хочу заканчивать наслаждение, и все повторяется по прежнему кругу. Тогда я испытываю оргазм вместе с ней. (У нее он шестой или седьмой…) Ее зад горит, она ложится на живот, и я покусываю и целую ее задницу, исполосованную до красно-синего оттенка ремнем. Игра закончена… Как она мне после признались, при сечении она испытывала по оргазму, также по оргазму и при оральном сексе. «Смесь боли и унижения, боли с половым актом — высшее наслаждение для меня!» — призналась она после. Как-то на третий день наших игр, когда я ее лупил ремнем, она попросила высечь ее розгами, но не сильно. Мы испробовали ивовые прутья. Я сек ей зад связкой в пять розог. Она также была в восторге. «Я от розог больше возбуждаюсь, чем от ремня, т. к. свист прутьев — это более утонченно для меня», — говорила она. Попробовал я ее драть и крапивой. Тогда весь ее зад становится прыщавым. Прыщи сходят где-то часов через двадцать… А самое лучшее сочетание: ремень — крапива — розги. Вот это я понимаю, вот это да!»Кайф неописуемый!» — клянется мне она. После наших с ней игр она становилась обыкновенной, как все женщины. Она была в отличном настроении, поскольку я помогал ей в осуществлении ее эротических фантазий. Я также был счастлив эту неделю. А потом она уехала к себе. Я думаю, что игры в «наказание» не несут никакого вреда окружающим. (Если, конечно, у людей есть мозги). Другое дело обстоит, я думаю, с настоящими садистами, которым не нужен акт вообще. Это уже люди другого плана (наподобие Чикатило). А вообще, я так считаю, что читай он книги на эту тему, он не стал бы маньяком. Ведь обычно людей тянет к тому, о чем они мало знают, или о чем запрещает читать закон (запрещал читать). У всех у нас есть небольшие «сдвиги» в ориентации к сексу, у одних больше, у других — меньше. Обычно маньяк не признается, о чем он думает. Я ведь никакой не маньяк, а просто — мужчина агрессивного типа. Которых миллионы. Поэтому я и, не боюсь признаться в своих фантазиях. А то, что выше мною описано — это сущая правда, а не вымысел онаниста. Я ищу женщину с садо-мазохистскими наклонностями. Интересно было бы попробовать поменяться ролями (или один день играть господина, а другой — раба). Мазох хорошо написал потому, что сам был таким. Де Сад пишет жестко, слишком грубо для моих фантазий. У него как-то сразу все делается…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Игра

Наши экстремальные игры привели нас к поиску случайных запретных наслаждений. Сев в автомобиль мы поехали по вечерним улицам города в поисках его — нашего ебыря. Уговор с женой был такой — найти достойного парня, в дороге совратить его и хорошо потрахаться. Ленка села на заднее сиденье за мной. Мы выехали в наш патруль. Мы поехали в район общаг студентов Международного Института, ведь именно там можно было найти наше приключение.Примерно на улице Луначарского, мы нашли то, что искали. Огромный негр — баскетболист, с телом, будто выточенным из черного дерева. Упругие мышцы рук, широкие плечи. Футболка рвалась у него на груди. Да — это ОН! — Привет, тебе куда? — притормозил я у него. — Привет, подвезите до улицы Сталеваров! — сказал он на хорошем русском. — О, садись, нам по пути. Только назад садись, у меня впереди дверь не открывается. — сказал я.Он сел рядом с женой. Машина тронулась. Медленно выехали в ряд и на очередном светофоре встали в «пробке». Тихо потекли секунды ожидания. В зеркало заднего вида я наблюдал, как скользнули глаза незнакомца по фигуре моей жены. Уж она то постаралась быть позаметнее. Блуза с глубоким вырезом, длинная юбка с вырезом до пояса. Ленка случайно поправила посадку. Вырез на юбке разощелся до верха. Оголилось упругое бедро с резинкой чулков. Но жена будто не заметила этого смотрела в окно. Парень наоборот, удостоверившись, что я не обращаю внимания, стал нагло разглядывать её. Настал черед провокации. — А ты откуда? — завел я разговор. — Кения, я учусь в институте. — его рот расплылся в широкой улыбке. — у меня часто это спрашивают. А у вас праздник? — Почему? — Ваша спутница так красиво одета.Я понял, что наживку он уже закусил. Надо развивать успех. — Да, у нас годовщина свадьбы, едем из ресторана. Домой не хочется. А жена у меня действительно хороша. — А как тебя зовут? — промурлыкала Ленка, томно взглянув на попутчика. — Боб. — А ты спортсмен? У тебя такие мышцы. — Ленка явно липнет к нему. — Можно потрогать?Парень начинает что — то осмысливать. Он улыбается шире. Его взгляд становится «сальным». Он скользит им по декольте моей Ленки. Разглядывает ложбинку её нежных сисек. — Баскетбол.В это время Ленка провела свои пальчиком по его руке. Руку он не отвел. Улыбаясь, жена положила его ладонь на его своё юедро. — Вам хочется приключений?? — смекнул Боб. — вы попали по адресу. — Да-а-а, какой неожиданный поворот! Мы думали, что придется долго уговаривать. — проговорил я. — тогда не стесняйся. Это заводит нас обоих.После этих слов Боб по-хозяйски завел руки моей женушки ей за голову и придерживая их там одной рукой, стал грубо мять болтающиеся сиськи моей жены. Он сжимал их пальцами, давил соски. Ленка не ожидала такого напора и только охала. А я еле рулил, смотря то на дорогу то на них.Не выдержав, я паркуюсь у обочины. — Я тоже хочу посмотреть — поворачиваясь сказал я. — Смотри на свою шлюшку — оскалился Боб.Помяв сиськи у Ленки, он одной рукой расстегнул молнию на штанах. — Хочешь черного петуха? А муженек хочет посмотреть?Он вытащил свой член. О! Там было на что посмотреть. Огромный как у ишака черный член, с набухшей бордовой головкой. Он был огромен!Поласкав себя, Ебырь левой рукой согнул Ленку пополам и её лицо уперлось ему в член. Ленка попыталась было увернуться, но он обхватил её затылок и через секунду уже нанизал её рот на свой член. Головка члена с трудом пролезла в рот супруги. Пыхтя, Ленка начала сосать его монстра. Она встала на заднем сиденье на колени и локти и с наслаждением чавкая засосала его член. Я вышел из тачки и подсел к ним на заднее сиденье. Глядя, как черный, блястящий от слюны член Боба исчезает в ротике Ленки, я не удержался и взял его член в руку у основания, а другую положил её на затылок, стал направлять её движения.От такого оборота Боб заулыбался ещё сильнее. — Я сразу понял, что у меня будет интересный вечер. Может поедем ко мне? — Давай! — Тогда не будем её отвлекать, рули на Егоренкова 5. Красный кирпичный дом. 2-й подъезд.Я снова пересел за руль и мы поехали. Во внутрисалонное зеркало я отлично видел как он мял мою жену, залазил ей своими большими пальцами в трусы, гладил очко. А она сосала, сосал и сосала.Но вот мы и подъехали, собрались и шумно вывалились на улицу. Пройдя по темному подъезду на 3-й этаж, мы очутились в уютной однокомнатной квартире Боба.Все вместе мы выпили и после ванной залезли на большую двуспальную кровать Боба. — Ты шпилил когда-нибудь семейную пару? Ты хочешь выебать любящих друг друга супругов? Жену — шлюху и мужа — голубка? Ты можешь выебать нас двоих… по очереди… как хочешь… мой муж ещё целочка и он тебе понравится. Он мечтал о таком. Как нам встать? — моя женушка покорно смотрела в глаза этому чернокожему гиганту, сидя у его ног.Негр улыбнулся и молча, легко как пушинку развернул её своими огромными руками задом к себе. Аленка, поспешно перебирая ногами и руками села к нему спиной.Он, так же молча, согнул её в партере. Теперь она стояла на коленях, круто отклянчив свою маленькую задницу. Её сморщенное очко смотрело ему в пупок. Груди свои она положила на согнутые под себя руки. Голова уткнута лбом в подушку.Он нависал над её жопой как огромный великан. По деловому облапав огромной лапой её сиськи и пизду он положил свои ладони на её булки и развел их шире, указательным пальцем по деловому несколоько раз потыкав в анус и проверив, все ли там хорошо смазано и готово к протискиванию его «шланга». В это время его полуокрепший член, подергиваясь, принимал боевую стойку. Он был большой, в прочим, как и весь он сам. Темный ствол длиной сантиметров 20, диаметром сантиметров 5, медленно наливался и тянулся вверх. Он взял его в руку и плюхнул сверху на её поясницу. — Смотри докуда ей достанет! — заулыбался он.Да, действительно, его огромная колбаса лежала на её булках, протянувшись от копчика к пояснице. Казалось, что если он засунет свою конскую колбасу в её бедную жопу, то его член упрется ей в почки. И при этом, учитывая толщину, её бедная жопа превратится в огромную черную дыру!!! А что же станет с моей жопой? Я мысленно представил, как его огромный елдак растягивает мою дырку. Туго и медленно продавливаясь через узкое колечко моего ануса. Хоть я и тренировался с игрушками, но все равно был не уверен, что смогу принять его без боли.Он взял свой член у яиц и как дубинкой стал шлепать им по пояснице моей женульки. — Да, сейчас твоя ненаглядная, а затем и ты отведаете моего «малыша»!!! Хочешь увидеть, как я разворочу твоей любимой женушке её узкую жопу?? — Решай сам, как играть — выдохнул я — Или сначала порвать тебя, сладенький?? Вставай рядом со своей шлюшкой.ОН все продолжал шлепать своим орудием по копчику моей супруги. Я встал рядом, прогнув жопу к верху. — Шире ноги ставь, целка. — шлепнув меня по жопе сказал он.Да, я стал стараться. Прогнулся, развел колени и теперь мой беззащитный анус смотрел на нашего сладкого мучителя. Мой петух болтался, оттянувшись лохматыми яйцами к полу. Я посмотрел на жену и мы слились с ней в сладком томительном поцелуе. Я ловил себя на мысли что ситуация меня безумно заводит. Я как и моя красавица жена, стоял в такой же позе и готовый к тому же что и она. Я готов был испытать ощущения, которые испытает и она. Я хотел подчиниться воли этого огромного зверя. Окунуться в эти запретные и запредельные эмоции. Я даже хотел что бы … он начал с меня. Прямо сейчас приставил бы свою шарообразную головку к моей дырке и стал вдавливать её глубоко в меня, лишая мою жопу невинности. Но ОН играл с нами. — О супруги! Вы одного поля ягодки — жена шлюха и муж соска, которая сейчас станет пробитой соской! Гы-гы. — ОН смеялся над нами.Желая посильнее возбудиться, баскетболист не торопился с нашей еблей. ОН рассматривал наши анусы, ниже которого у одной была надутая, бардовая губами пизда, а у другого болтались лохматые яйца. Я почувствовал, как его сильная рука снизу ухватил мои яйца и стал трепать их, оттягивая вниз и в стороны. Мой член стал деревенеть. Жена справа от меня тихо охнула. Видимо он и её ухватил за срамные губки и тянет их.Я повернул голову и стал смотреть на него. Толстые пальцы стали гладить мне вокруг ануса. Его ладони были похожи на связки бананов, такие крупные были его пальцы! Холодный гель капнул мне на очко. Его пальцы стали размазывать его вокруг. Я почувствовал как бесцеремонно он стал тыкать своими пальцами-сардельками мне в анус. Он туго загонял их по костяшки в меня. Невольно я стал постанывать. Да, в этот момент я почувствовал себя ебливой шлюшкой, покорной всем его извращениям. Он изменил направление движений своих больших пальцев и стал, загибая их внутри моего очка, толкать меня в простату. Рядом, целуя мои губы, тихо охала моя любимая. — Какие сучки! Я отдуплю вас по полной! Жаль что у меня не два члена! Как тебя зовут сисястая? — Алена — простонала жена. — А твою ебливую подружку с членом? — Олежка — Сейчас твой Олежка поможет мне оттрахать свою ненаглядную женушку, а затем шлюшка-жена поможет мне оттрахать своего Олежку! Гы-гы — рассмеялся он. — ты же хочешь что бы твоего мужа выебали? Что бы он кончил своей попкой? — Да — тихо сказала она. — Не будем тянуть. Иди сюда Олежка.Я повернулся к нему лицом. — У твоей жены не очень разработанная жопа, помоги мне проткнуть её. Давай, разлижы ей очко!Я наклонился и, разведя шире её половинки, стал лизать её анус. Язык проникал внутрь ей, очко практически не сопротивлялось. В это время толстые пальцы Ебаря долбили мой зад. — Так, её размочил уже, иди сюда.Я повернулся к НЕМУ. Моё лицо находилось на уровне его конского члена, который я стал с интересом разглядывать. Нежная смуглая кожа натянулась и оплелась венами. Все его 20 сантиметров с 5-ю в поперечнике упирались мне в лицо. Внизу сморщились огромные, почти бычьи, яйца. Член и яйца были чисто выбриты. — Начни обрабатывать с яиц. — приказал он. — а ты шлюшка посмотри как твой мужик будет мне сосать.Жена села и стала смотреть широкими глазами на моё безумие. Мужской член, запретный плод, был так близко! Я весь дрожал от волнения. Его усиливали глаза моей жены следящие за моим унижением. Я отклонил голову в бок и открыв рот прикоснулся губами к сморщенной коже яичек. Мне показалась она резиновой, но теплой и приятной. Языком я стал лизать их, одновременно всасывая в себя. Ебарь своим пальцем залез в рот Алены и забавлялся с ним, растягивая ей щеки. — Помоги своему Олежке — сказал он жене, глядя ей в покорные глаза.Дыхание Алены приблизилось, я скосил взгляд. Жена приняла в рот головку его члена, обсасывая её. Но член был большой и ей пришлось сильно разинуть рот. Она стала крутить своей головой так, что бы губами обрабатывать всю головку его шланга. Но его багровая головка никак не могла влезть к ней в рот полностью и то одна, то другая её стороны выскальзывала из рта Алены.Я перешел губами с яиц на ствол его члена. Скользя губами по его гладкой с венами коже, я дошел до губ супруги. Головка монстра выпрыгнула из её губ и мы слились в поцелую. Запах его члена пьянил нас. Головка требовательно ткнулась нам в губы и проскользнул, разделив наши уста. Его колбаса каталась между нашими губами. — Помоги супругу, дорогая. — потребовал наш ебырь.Алена обхватила его колбасу у основания и направила мне в рот. — Ну давай, Олежка, нежно, как я — прошептала она и подтолкнула меня за затылок, нанизав на член.Большая, шарообразная и скользкая головка оказалась в моем рту. Я старательно обсасывал её. — Попробуй глубже — направляла жена.Ебырь с интересом наблюдал мою учебу. Член его был толстый и я раскрыл рот широко, пытаясь заглотить его как можно больше. Накачивая головой из стороны в сторону, я пропихивал его бардовую головку в себя миллиметр за миллиметром. Слюна, смешанная с его выделениями текла по моему подбородку. Аленка не оставалась без дела и тоже ласкала его мощный ствол. Позволив поласкать его ещё минуту, ЕБЫРЬ оторвал нас от своего могучего отростка. — Ну хватит, я же должен выебать ваши жопы!По его указке жена опять приняла колено-локтевую позу, я встал рядом и стал указательными пальцами растягивать за края её дырку в стороны. Аленка тихо пыхтела. Бордовая круглая головка ебыря уперлась в дырку жены, и затем с напором прыгнула внутрь моей супруги. Ленка охнула. Ебырь неторопливо стал растрахивать её очко. Я дрожал от возбуждения, член мой стоял и я подрачивал его. — Не бойся, я профессионал — голос Ебыря мощно звучал над моей головой. — сначала растяну её кольцо головкой, а потом пропихну до яиц! Должен же я оттренировать ваши жопы.Минут 5 член ебыря пахал дырку жены, выворачивая её на изнанку. Волшебным образом его колбаса стала заезжать моей жене уже на половину своей длины. От этих поступательно-возвратных скольжений смуглого члена между белоснежных булок моей жены я приходил в восторг. Неужели меня тоже сейчас так будут ебать? На глазах жены?Но тут ЕБЫРЬ вынул член из моей супруги. Жена вытолкнула его с чмоканьем и подрагивая краями её анус стал стягиваться. Рука ебыря направила член мне в рот. Я почувствовал вкус члена, жены и стал качественно, уже используя тоько что полученный опыт, сосать его. — Молодец, петушок — Ебырь был доволен. Ну, пора рвать ей очко! Смотри!С этими словами Ебырь встал над моей женой, ноги он поставил у её коленей. Он чуть согнулся в коленях, взял свой ствол и под углом 90 градусов стал заправлять его жене в очко. Его палка вошла вертикально в анус жене, а после этого… после этого он, рыча как зверь, стал разгибаться и сгибаться в ногах, бешено трахая мою Леночку. — А-а-а-а — заскулила жена.Я стал успокаивать её как мог. Но она была как в каком-то трансе и как будто не слышала меня. А ебырь все не мог насытиться моей женой. Член его бешено долбил анус Ленки, проваливаясь в неё по его курчавый лобок. Пару раз его член вырывался из её размякшего очка, но затем стремительно втыкался вновь в неё. Очко жены даже не успевало схлопнуться.А-а-а — уже вопила жена во весь голос. Но тут, видимо, ОН устал и вынув член выпрямился и вставил его мне в рот. Я опять стал сосать этот дивный аппарат. — Ну оставим пока твою ненаглядную, надо и тебе вогнать, ложись как сучка на спину и прижми свои ноги к груди. А ты, шлюха, сверни полотенце и положи ему под поясницу, чтоб очко вверх смотрело.Ленка подложила мне полотенце под спину, и мой зад оказался приподнятым. Затем Ленка по приказу ебыря облизала мне мой зад. — Сейчас я начну его драть, а ты соси ему его петуха. Но пока помоги мне порвать его целку. Разведи его очко. Жена пальцами растянула края моего ануса в стороны. Огромная головка его члена уперлась в меня. Ебырь стал делать поступательно-возвратные движения. Когда мой анус чуть привык, Ебырь ещё больше смазал свой член, и мою жопу смазкой, и стал медленно задвигать своего монстра в мою бедную жопу. Я расслаблялся как мог, стараясь не сопротивляться ему. — Смотри Олежка, как ты Оленькой становишься…. Я посмотрел ему в глаза, а затем на свой анус. О боже! Огромная черная колбаса медленно исчезала в моей дырке. Миллиметр за миллиметром она заполняла меня всего. Через секунду его лобок уткнулся мне в жопу. — Ну вот я и в тебе дорогая.Он остановился, ухватился за мои ноги и придавил их с силой к груди. Он не торопился меня ебать и не вынимал своего бойца из меня. В этот момент я почувствовал себя в полной его власти. Его огромный член был во мне, а моя жена сама помогала Ебырю. Мои ноги были крепко прижаты Ебырем к моей груди. Я был в позе полной покорности. Да сейчас я сучка, телка, Оленька…Подождав минуту, Ебырь, с наслаждением, вытащил из меня своего монстра, но, не дав передохнуть моей жопе, глубоко вогнал его вновь. Я почувствовал приятное давление на простату, и мой член встал, чем сразу воспользовалась жена и ртом обрабатывать его. А ебырь стал увеличивать ритм. Он как будто вбивал сваи паровым молотом. Его яйца бешено шлепали меня по жопе. О, это прекрасное чувство заполненности в анусе. Полная расслабленность и подвластность ему. Через несколько минут я уже не мог сдержаться и стал постанывать как девка. — О, а сучка то голосистая, сладкая! — ухмыльнулся Ебырь. — Не соси ему больше, хочу увидеть, как он кончит от моего члена.Ленка выпустила мой член из своего ротика и стала рукой только держать мои член, не помогая мне кончить. Но это и не требовалось. От внутреннего массажа я почувствовал как волна сладострастия потекла от простаты к головке моего члена, и когда она достигла её, я впал в нирвану. Я стал кончать. От такого массажа простаты оргазм был очень бурный, я бился в конвульсиях, и как мне казалось, моя сперма была просто огненная. Первый её выстрел был очень мощный. Почти как в восемнадцать лет. Следующие толчки были слабее и вся сперма била мне в грудь. Я обканчал себе весь живот и грудь. В момент моего оргазма мой анус стал так интенсивно сокращаться, что Ебырь так же кончил. Его фонтан бил мне в кишку. Он сделал ещё пару фрикций и выдернул свой уже опадающий член из моей жопы. — А теперь шлюха, слижи с него всё.Ленка послушно открыла ротик и стала нежно слизывать мою сперму у меня с груди и живота. Ебырь подрачивая смотрел на эту процедуру. Язычок жены порхал по мне, собирая мутные сливки. Она сглатывала и снова лизала. И вскоре я весь был чист. Ленка выпрямилась и причмокнув проглотила последние капли спермы. — Ну а теперь и жопу ему прочисть. — Ебырь взял Ленку за волосы и ткнул губами мне в анус. — А ты Оленька, — обратился он ко мне — потужся и накорми свою женушку свеженьким белкомЯ стал тужиться, и с бульканьем сперма Ебыря стала вытекать из меня. Ленка лизала мне анус и чмокая пила и глотала сперму Ебыря. Глядя на такое порно, Ебырь стал снова возбуждаться. Его елдак стал набухать на глазах и крепнуть. — Да вас, голубков, надо за деньги показывать. Я вижу, что надо продолжить.Парень сел на кресло, дроча свою трубу. Затем он положил руки на подлокотники кресла. Его яйца развалились по ногам. Вновь вставший член торчал вверх под небольшим углом. По всему его стволу проступили вены и протоки. — Оленька, иди, сядь на меня.Я подошел и повернувшись к нему спиной встал ногами на края сиденья кресла, а затем придерживая свои яйца, и опершись одной рукой о подлоктник кресла стал садиться анусом на его готовый к бою ствол. Уткнувшись в меня, его головка скользнула в сторону. — Ленка, помоги своей подружке — негр улыбнулся.Жена подползла на коленях к нам, взяла его корень у основания и, глядя снизу, придала ему правильный вектор. Шар головки уткнулся в мое очко. Я присел чуть сильнее и нанизался на его член. Моя жопа свободного приняла его полностью. Я сел на него и с минуту сидел. Руки Боба лапали мой член и яйца. Он оттягивал и терзал их. Затем, взяв меня руками под мышки, Боб приподнял меня и снова опустил. Я помогал моему ёбырю, приподнимаясь на руке и ногах. Так я прыгал на нем минут пять. Несколько раз он давал Ленке пососать головку своего члена. А затем вновь нанизывал меня. Но вот он снял меня с члена, я послушно кинулся к его члену и принял весь его заряд себе в рот. Высосав все до конца, как коктейль из трубочки, жестом подозвал Ленку и приблизившись к её губам выпустил часть спермы этого черного жеребца ей в рот. Повернувшись, она проглотила её, с наслаждением глядя Бобу в его черные глаза…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Игра

Мы не впервые встречаемся с тобой для игры, но все равно душу тревожит страх. Слишком большой, слишком сильный, слишком опасный. Каждый раз я ожидаю, что ты сыграешь не по правилам. Интересно, а ты полностью доверяешь мне, или так же сомневаешься? Мне безразличны причины, по которым ты встречаешься со мной. Мне нравится, что ты не задаешь вопросы. Нравится, что ты свободен от долбанных условностей. Мы одинаково сильно любим унижение и боль, поэтому сейчас вместе. Друг против друга, глаза в глаза. Подчиниться? — Разденься, — голос спокоен и равнодушен. — Одень чулки. Да, чулки мой фетиш, и ты знаешь об этом. Один взгляд на них и я чувствую возбуждение. Внимательно слежу за тобой, сжал губы — прячу улыбку. — Малыыш, радуешь меня? — мой голос слегка насмешлив. Не показывая своей настороженности, обхожу тебя. Слегка царапаю ноготочками, кусаю в шею и следующий приказ. — Руки! Теперь они за спиной скреплены наручниками. Отхожу от тебя и любуюсь. Резко подхожу и хватаю соски, выкручиваю. Ты молчишь, умничка. Еще не возбужден, окаменел, ага, проверяешь на прочность металл… Дергаю член. Скривился. Нежно прикасаюсь к плечам, ну же милый, вниз. На колени, солнышко, вниз, я так хочу. Милый… Подчиняешься, и я улыбаюсь тебе. Никакой инициативы, лишнего жеста. Какая борьба эмоций — Ты просто ничтожество, если тебе нравится это. Просто мечтаешь одеть чулки и стать девочкой. Ты был бы уродиной. Всегда было интересно, ты вообще трахаешь девок, или так и дрочишь на парней? — все это мне не интересно, безразлично, но накануне ты решил поспорить. Не люблю проигрывать… Бью тебя между ног, не сильно, но ты падаешь набок, поворачиваю на спину. Ах, как наверное неприятно рукам? — Малыш, тебе больно? Наверное, у тебя сегодня уже не встанет? Бедненький… Вижу, ты злишься. Встаю над твоим лицом. Белые трусики, кажется они нравятся тебе больше? Опускаюсь, через ткань чувствую твое лицо, сжатые губы, нос… Приятно ерзать на тебе, возбуждаюсь. Трусики впитывают влагу. Зажимаю пальцами твой нос, судорожно вдыхаешь ртом и я сразу вниз. Моя плоть становится кляпом для тебя. Посасываешь ткань, дразня меня. Взгляд пьянеет. Твой. Сдвинула трусики, и позволила язычку пару раз лизнуть между губок. Села плотнее. Напрягся. Забыл глубже вздохнуть, бывает. Приподняться и снова сесть. Несколько раз. Стаскиваю трусики, и держа их в руках, и снова сажусь тебе на лицо. Оно в моих выделениях. Трусиками вытираю — резко, грубо, жестко. Ты раскраснелся. Уже возбужден… Хлопок по яйцам и облизать головку. Сразу. Вкусно, смакуя. — На живот! — не сразу слышишь приказ. Ставлю ножку на член. — На живот, быстро!! Как хорошо, что не надо даже кричать. Не люблю крики, угрозы, насилие. Мерзко. Неуклюже поворачиваешься. Подтягиваешь колени под себя. Меня огорчает — ты уже изучил мои вкусы. — Не вставать, смотреть в глаза! Забавно выгибаешь шею, такой сладкий заискивающий взгляд.. Наношу смазку на свои пальцы, следишь. — Можешь опустить взгляд, — это не приказ, на твое усмотрение, и ты продолжаешь напрягать шею, чтобы видеть меня. Шлепок по попе, тебе не больно, но вздрагиваешь и опускаешь голову вниз. Обвожу пальчиком твою дырочку — теплая, нежная.. Аккуратно ввожу внутрь, тепло и тесно. Наслаждаюсь ощущениями, прикрыв глаза, другой рукой ласкаю свои губки и клитор. Плавные движения руками. Вперед, назад, вперед, назад. Скользят уже два пальца, дыхание сбилось. И у тебя тоже… три пальца, резче, грубее. Вытаскиваю пальцы и сразу хватаю за волосы, веду за собой, на коленях, пригнув к полу. Зеркальная дверца шкафа, ты видишь себя. Хочешь отвести взгляд — растрепанная шлюха в дырявых чулках! — Смотреть! На себя!! И ты смотришь, зажавшись, как я ввожу искусственный член в тебя. — Твой размер, долго искала… Ты имел девок анально? Вот так ты растягивал их, — мои движения плавные, медленные, ласкающие. Тебе все же больно, смазки на фаллосе нет. Все. Внутри. До конца. Ты выдыхаешь. Беру любимые перчатки — с острыми колючками. Несколько шлепков и задница красная. Выгибаешься… Провожу рукой по мошонке, обхватываю ствол ладонью не сжимая. Напрягся. Увеличился, еще… Чуть-чуть, что почувствовал уколы. Оставляю ладонь на тебе, второй двигаю игрушку. То медленно, то резко. Пытаешься сохранить неподвижность, иногда царапаясь об меня. Выкидываю перчатки в сторону. Выбрала размером по меньше, поласкала себя, ввела внутрь, теперь тебе в рот, мой ласковый любитель куни… Забавный кляп… Мне нравится.. Ты не нарушил приказ, продолжая смотреть в зеркало. Я устала, мне почти надоело. Пора заканчивать. — Твоя дырочка сладкая, тесная, горячая, — шепчу тебе в ухо, двигая членом в тебе. Сильнее, быстрее, резче, глубже… Глаза в глаза… Застыл, и я тоже. Пару движений, и… ты молчишь. — Ну же, скажи, — ввожу до конца и продолжаю надавливать. Дергаешь попкой. Вытаскиваю кляп, нежно и тихо — Скажи. Скажи. Скажи.. Я улыбаюсь, я победила. Знаю. Сжимаешься всем телом, вытаскиваю член и слышу: — Сучка!!! Несколько грубых и резких ударов внутри тебя и сперма льется на пол. Оставлю игрушку внутри. Жду когда успокоишься. Глажу по волосам, по лицу, по спине. — Тише… все, тише… тсс, — успокаиваешься и замираешь. Наношу последний удар, — Мужчины молчаливы, и могут сдержаться.. Ты чувствуешь стыд, так безапелляционно спорить со мной, и проиграть. — Мужчина может терпеть, и боль, и наслаждение, — улыбаюсь я. — Ты все же молодец. Мне понравилось. Расстёгиваю наручники и бросаю тряпку к лицу. Ты должен убрать за собой. Таковы правила. Отхожу к окну. Суета. Люди, машины, движение. Я наслаждаюсь тишиной. Сама в ожидании. (Специально для pornoskaz.ru) Ты сильнее меня, и всегда можешь отомстить. Но я не смотрю на тебя, не вижу твоих движений. Наверное одеваешься. Твои шаги ко мне. Вздрагиваю — накидываешь плед мне на плечи. — Ты замерзла, — голос звучит хрипловато. Вот так, никаких господ и рабов, игр в вещей и хозяев. Мне нравится это в тебе. Ты уже свободен, и можешь уйти. Игра окончена. В очередной раз поражаюсь гримасам судьбы, которая через переписку свела столь похожих людей. В реальности знающих друг друга как начальник и секретарь. Я знаю твою жену, семью, но не задаю вопросов. Ты ценишь меня как сотрудника, и тоже молчишь обо всем. Успешно играем свои роли — здесь на квартире, и там — в обыденной жизни. — Я приготовил чай. Пошли. — твое обычное поведение, не спрашиваешь, говоришь, рекомендуешь. Укутавшись, иду на кухню. Странно, раньше ты так себя не вел. Одевался и сразу уходил. — Ты хочешь уйти? — внимательно смотрит мне в глаза. — Я. Я устала. Игра окончена, тебе надо найти другого партнера.. — Почему? Все же появились вопросы, я их не люблю. Улыбаюсь. Молчу. Жду. Уходишь. В пустоту: — Просто. Потому.. Вытираю слезы.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Игра

27.10.09. — Вот люблю я Курвуазье… За одну только форму бутылки люблю, — философствовал Кисэр над почти допитым коньяком. — Чем тебе так нравится форма бутылки? — спросила лежащая рядышком Калинка. А лежала она попкой кверху, держа изящные лодыжки на весу. — А тем же, чем и твоя попка, — Кисэр подхватил мою мысль и припечатал ее легким жестом обожания — сначала по левой булочке, потом по правой. — Я буду Винни Пух, — он поставил нас перед фактом. Сделав последний глоток, Кисэр обратился ко мне: — Вот ты знаешь, Лэм, какой это полезный предмет — пустая бутылка? — Мне сказать «и-ааа»? — поинтересовался я, вживаясь в роль ослика-именинника. — Боже упаси, — Кисэр театрально отмахнулся от меня бутылкой, вызвав всеобщее веселье. Потом на секунду задумался, положил ее в центр круга, и раскрутил. Горлышко показало на Олега. — Кого мне целовать? — на полном серьезе спросил он. — А это мы сейчас узнаем, — с торжественной гримасой на лице, Кисэр раскрутил бутылку еще раз. Да так сильно, что она вращалась добрых секунд тридцать. На последних мгновениях Рита выдернула из волос карандаш и отстукивала им барабанную дробь по краю журнального столика. Мы все, как зачарованные, следили за горлышком… Оно указало на Кисэра. Я по очереди взглянул в лицо каждого из присутствующих. Настя не понимала, почему никто не смеется над этой двусмысленной ситуацией. Она имела весьма смутное представление об истории взаимоотношений выбранных бутылочкой людей. Кисэр заметно растерялся, и со смущенной улыбкой (впрочем, довольно наглой), опустил очи долу. Рита в уме делала ставки, азартно стреляя глазами то в одного избранника, то в другого. Катюша на секунду переглянулась с Олегом, и на ее лице моментально отразилось точно такое же выражение, как у него. Расслабленно-игривое. Каким-то непостижимым образом она уже знала, что будет дальше. — Ну, иди сюда, медвежонок, — ласково позвал Олег. Я мог видеть его лицо только в профиль, но даже из такого положения шальные искорки в глазах были хорошо заметны. Меня кольнула ревность… Кисэр сел на колени и «подполз» вплотную к Олегу, потом смиренно уткнулся носом ему в шею. Это смотрелось забавно. Только улыбка на лице Олега не могла меня обмануть — черти в его глазах уже наливали оливковое масло на сковороду. Он взял Кисэра за подбородок и смерил пристальным взглядом. Из бесстыжих глаз визави выглянул чертик и услужливо прибавил газу под сковородкой. Они подались навстречу друг другу одновременно, и слились в таком чувственном, гармоничном и привычном (черт!!!) поцелуе, что я поневоле отвернулся. Когда через несколько секунд я вновь взглянул в их сторону, они все еще целовались. Чтобы как-то отвлечься, я переключился на ошарашенное лицо Насти. Хотя увиденное, безусловно, распалило всех присутствующих, продолжить игру никто не решался. В полной тишине неожиданно раздался голос Риты, напевавшей детскую песенку: «Встаньте, дети, встаньте в круг… «. Услышав эти слова, все, кроме нас с Настей, весело рассмеялись, как заговорщики. Это было уже слишком. Я бросил сердитый взгляд на Олега. И он поспешил объясниться. — Есть такая игра. Она называется «Круг». Вышла откуда-то из недр психологического факультета Сорбонны и вот уже лет десять гуляет по Европе. По-моему, есть даже сайт для игроков где-то во французской доменной зоне (перевожу — «по-моему», это значит «точно есть»). Суть игры в следующем. Допустим, некая девушка, или молодой человек, хочет создать круг. Для этого ей (ему) необходимо найти еще пятерых молодых людей, абсолютно незнакомых друг с другом, чтобы получилась компания из трех парней и трех девушек. Хозяину круга нужно тщательно подбирать участников, исходя из их возраста, внешности, вкусов, увлечений и сексуальных предпочтений. Чтобы собравшиеся в круг люди понравились друг другу с наибольшей долей вероятности. От хозяина требуется организовать уединенное место для встречи и легкий фуршет. Собравшиеся вместе участники игры знакомятся и общаются в течение какого-то времени. Когда все отношения определены, хозяин круга проводит голосование. Обычно для этого используются три листочка синего цвета, и три листочка красного — они символизируют пол. Участники пишут на листочке либо слово «нет», либо слово «да», и сдают их хозяину. Слово «да» означает, что участник согласен вступить в круг. Под этим подразумевается, что он готов принять правила игры. Они очень просты: Вы не имеете права отказать в сексе кому-либо из участников круга, но также не имеете права принуждать кого-либо к тому виду сексуального общения, которого он не хочет. Хозяин подсчитывает голоса. Круг «замыкается», если хотя бы трое участников сказали «да». Для гетеросексуальной компании один из трех участников должен быть другого пола. Для бисексуальной это условие, само собой, излишне. Хозяину остается объявить, сложился ли круг. Если нет необходимого числа участников, или самому хозяину не хочется начинать игру в этой компании, гости тепло прощаются и расходятся по домам. Если же круг сложился, уходят только те, кто отказался, а остальные… занимаются сексом, — с улыбкой закончил Олег. — Интересно… — выдохнула Настя, обводя взглядом сидящую у камина компанию. — Правда? — вкрадчиво поинтересовался Олег. — Ну, я имею в виду, это интересно с точки зрения психологии… — сконфузилась Настя. Никто не мог скрыть иронической улыбки. Между тем Кисэр взял ногу сидящей рядом Риты и нежно массировал пальчики, не поднимая глаз. Потом отобрал у нее карандаш и что-то написал на стопе. Рита рассмеялась, то ли от содержания надписи, то ли от щекотки. — Крути, — приказал Олег, прервав милую сцену. Сердце мое екнуло. Я попытался посмотреть Олегу в глаза, но он как-будто не замечал этого. Раскрученная Кисэром бутылка на этот раз остановилась точно напротив Ритиной ноги, которую по-прежнему ласково сжимала ладонь Кисэра. Но спора не возникло — все молчаливо пришли к выводу, что им и следует целоваться. Кисер, все так же не поднимая глаз, резко схватил Риту за вторую ногу и посадил на себя верхом. Я непроизвольно зажмурился, предвкушая пощечину, которую сейчас получит мой незадачливый друг. Но вместо этого амазонка по-кошачьи наклонилась и нежно укусила его за нижнюю губу. В этой позе ее маленькие крепкие груди торчали прямо перед его лицом. Натянувшаяся ткань бесстыдно демонстрировала набухшие ареолы и твердые бусинки сосков. Медленно обнимая их взглядом, Кисэр стянул бретельки, одну за другой. Потом рванул маечку вниз, одновременно захватив в замок за спиной тонкие руки девушки. Рита изгибалась дугой и пыталась освободиться; при этом белоснежные, упругие груди подпрыгивали, заставляя меня нервно сглатывать слюну. Кисэр надежно зафиксировал ее запястья в одной руке и наклонил вниз. Теперь пепельные кудри разметались по полу, а холмики грудей еще более бесстыдно торчали. Пальцы второй руки окунулись в стоявший рядом бокал Калинки. Она всегда пила рислинг со льдом. Когда я понял, что он собирается сделать, я почти задохнулся от предвкушения… Нужно расстегнуть брюки, просто больно… И тут Настя положила голову мне на колени. Я задрожал и провел ладонью по ее щеке. Тоненькие пальчики быстро расстегнули мои джинсы и пробежались по стволу члена. В панике я посмотрел на Олега, но он не отрывал глаз от Риты и Кисэра. Искуситель выбрал самый крупный кубик льда и медленно провел им по розовому соску. Рита застонала и выгнулась еще сильнее. Он повторял это сумасшествие, перемещаясь от одного нежного холмика к другому. Лед таял, и Кисэр подхватывал стекающие капли языком, заставляя девушку неистово биться в его руках. Почувствовав, что пришло время, он отпустил ее. Свобода была не нужна; дикая кошка раскинула ноги и буквально вырвала его напряженный член из брюк. Кисэр просто сдвинул в сторону полоску ее трусиков и резко вошел до самого конца, заставив снова выгнуться. Сладостная борьба продолжалась недолго; через пару минут он начал нежно дразнить ее клитор круговыми движениями большого пальца, и стоны сорвались на крик. Стройные ноги стиснули его изо всех сил… Мужественно выдержав ее оргазм, Кисэр отстранился, обнажая возбужденный, влажный член, который взмыл почти вертикально вверх. Потом он обнял ладонями ее лицо, недвусмысленно приближая губы к стоящему стволу, чуть изогнутому, горячему, упругому… Рита не показала нам ни капли. Именно в этот момент мои пальцы, уже несколько минут как погруженные в Настино естество, окольцевались нежными волнами оргазма. Закрыв глаза, я вцепился в русые завитки и нанизал ее рот на свой член… повторил это несколько раз, пока не кончил. Я взглянул на Олега, готовый ко всему. Но моя любовь все также не сводила глаз с Кисэра и Риты, которые нежились в объятиях друг друга. — Кого же из них ты хочешь? — внутренне кричал я, — Кого??? Он не слышал и не видел ничего. Серьезные карие глаза обрели цвет остывающей лавы; тонкие пальцы, белея, сжимали бокал вина. Как в дешевой мелодраме, за окнами грянул гром, и тяжелые капли дождя монотонно застучали в стекло… — Интересно… — выдохнула Настя, обводя взглядом сидящую у камина компанию. — Правда? — вкрадчиво поинтересовался Олег. E-mail автора: madmouse@bk.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Игра

Aнжeлa и Игoрь были удивитeльнo крaсивoй пaрoй мoлoдoжeнoв. Oбa улыбчивыe, вeсeлыe и симпaтичныe, oни, кaзaлoсь бы, сoздaны судьбoй друг для другa и рoдились, чтoбы сoглaснo пoгoвoркe жить счaстливo и умeрeть в oдин дeнь. Их рoмaн был мнoгooбeщaющим и крeпким. Пoзнaкoмившись нa пeрвoм курсe, oни ужe нe рaсстaвaлись друг с другoм, тoскуя, eсли oдин уeзжaл кудa-нибудь. A eдвa зaкoнчив ВУЗ, oни тут жe сыгрaли свaдьбу в oднoм из фeшeнeбeльных рeстoрaнoв, гдe пoдвыпившиe гoсти щeдрo oдaривaли их крупными дeнeжными суммaми. A кaк мoглo быть инaчe? Пaпa жeнихa был вaжнoй пeрсoнoй в МИДe, a нeвeстa былa дoчeрью пoлкoвникa ВДВ и успeшнoй фитнeссисткoй, выигрaвшeй в студeнчeскoм прoшлoм нeскoлькo турнирoв. Гoсти нaдaрили дeнeг стoлькo, чтo хвaтилo и нa приличных рaзмeрoв oднушку в цeнтрe гoрoдa и нa мeбeль и нa нoвую Шкoду и нa пoeздку нa Кубу. Рoдитeли с oбeих стoрoн спрaвeдливo прeдпoлaгaли, чтo чeрeз дeвять мeсяцeв oни пoлучaт внукa или внучку, oднaкo врeмя нeумoлимo шлo, a нaслeдникoв всё нe былo. Oднaкo мoлoдыe нe спeшили зaвoдить дeтeй. Oни, устрoeнныe с пoмoщью рoдитeлeй мужa нa хoрoшo oплaчивaeмыe и «нeпыльныe» рaбoты, вeли прaздную жизнь мoлoдых пoвeс, пoсeщaя клубныe дискoтeки, всякиe пeнныe вeчeринки и мoтaлись нa курoрты. — Нe тoрoпитe нaс!!! Мы eщё мoлoдыe! Успeeм зaвeзти бeйбикa! — вeсeлo oтвeчaли oни рoдитeлям. В oтнoшeниях у супругoв былa пoлнaя идиллия, — зaвтрaк в пoстeль, цвeты, пoдaрки. В oбщeм всe былo прeкрaснo, дo тeх пoр, пoкa мoлoдaя жeнa нe стaлa зaмeчaть стрaннoсти в пoвeдeнии мужa пoслe нeскoльких лeт супружeскoй жизни. Снaчaлa мoлoдaя жeнa нe зaмeчaлa этих мeлoчeй. Вeдь вeрa в любимoгo чeлoвeкa былo oчeнь вeликa. Нo в душe пoнимaлa, чтo прoисхoдят кaкиe-тo дoсeлe нeизвeстныe нeoбрaтимыe прoцeссы. Вo — пeрвых, oн стaл пoзднo прихoдить чaстeнькo выпивший. Вo-втoрых, oн стaл вeсти кaкиe-тo тaйныe пeрeписки с кeм-тo. В трeтьих, стaли пoступaть нeпoнятныe звoнки, пoслe кoтoрых муж убeгaл якoбы нa рaбoту в любoй чaс сутoк. В чeтвeртых их сoвмeстныe пoхoды в клубы и друзьям сoвeршeннo прeкрaтились. Нa рaсспрoсы Игoрь нe oтвeчaл и лишь oтшучивaлся, нo нaстoрoжившaяся Aнжeлa oткрылa зaбытый дoмa плaншeт мужa, зaлeзлa в пaпку пoд aббрeвиaтурoй БДСМ и увидeлa eгo oдeтoгo в лaтeксный кoстюм рядoм с кaкoй-тo пoлнoй прoтивнoй тeткoй в кoжaнoм кoрсeтe, кoтoрaя к тoму жe пo-хoзяйски дeржaлa в рукe хлыст. — Кудa ты хoдишь? Ктo oнa? Ты измeняeшь мнe? — пeрвый их скaндaл был шумeн и нeпрeдскaзуeм. Спoкoйнaя oбычнo супругa рaспaлилaсь и кричaлa слoвнo фурия, трeбуя у мужa рaсскaзaть всё. Oнa угрoжaлa и трeбoвaлa, пoкa Игoрь нe стaл пoяснять: — Этo бeзoбидный мaскaрaд. Я пoсeщaю зaкрытыe тeмaтичeскиe вeчeринки БДСМ. Тeпeрь этo прoстo мoднaя игрa. Тaм сoбирaются oчeнь влиятeльныe люди и мнe нeoбхoдимo быть срeди них для мoeй кaрьeры. Мeня тудa приглaсил мoй гeнeрaльный дирeктoр Сeргeй Сeргeeвич. Eсли хoчeшь и ты мoжeшь пoйти сo мнoй. Хoтeлa ли oнa пoйти? Дa!!! Oсoбeннo oнa хoтeлa пoсмoтрeть нa ту тoлстуху, кoтoрaя тaк плoтoяднo смoтрeлa нa eё крaсaвчикa. В нaзнaчeнный дeнь Игoрь принeс жeнe высoчeнныe туфли нa плaтфoрмe и oтливaющий иссиня-чeрным блeскoм лaтeксный кoстюм. Тoчь в тoчь, кaк у нeгo нa тoм фoтo. Нo пoмeньшe. — Тaм всe тaк хoдят. Eгo нaдo oдeвaть нa гoлoe тeлo. — пoяснил oн. Aнжeлa дoлгo нe хoтeлa oдeвaть этoт клoунский нaряд, нo пoслe угoвoрoв сoглaсилaсь и с бoльшим трудoм влeзлa в этoт дурaцкий прикид. В кoнцe кoнцoв ничeгo стрaшнoгo, вeдь oнa идeт нa вeчeринку с любимым мужeм, к тoму жe, кoгдa oни нaкинули свoи плaщи и вышли к вызвaннoму тaкси, эти oблeгaющиe кoстюмы стaли прaктичeски нeзaмeтны… … Зaл, кудa вoшли супруги, был пoлoн. Жeнщины и мужчины сидeвшиe зa стoликaми были oдeты нeмнoгo вычурнo и нa нeкoтoрых были тaкиe жe лaтeксныe кoстюмы. В цeлoм этo зaвeдeниe былo пoхoжe нa oбычный нoчнoй клуб. В вoздухe витaл aрoмaт дoрoгoгo пaрфюмa и индийских блaгoвoний, слышaлaсь приглушeннaя музыкa, a нa сцeнe чтo-тo дeклaмирoвaлa тa сaмaя тoлстухa-сoпeрницa, увидeннaя впeрвыe нa тoм злoпoлучнoм фoтo с мужeм. К ним пoдскoчил нaкaчaнный пaрeнь с пoднoсoм. Видимo, oфициaнт. Oн влaжнo пoсмoтрeл нa тугo oбтянутыe прeлeсти дeвушки, мнoгoзнaчитeльнo улыбнулся, прoтянул пo бoкaлу с винoм, кoтoрыe супруги зaлпoм выпили и пoвeл их к свoбoднoму стoлику. Нo oни нe дoшли. — A вoт и нoвeнькиe, увaжaeмыe гoспoдa! Мoй нижний сo свoeй пoлoвинoй! Пoпрoшу нa сцeну! — грoмкo гaркнулa в микрoфoн тoлстухa. Aнжeлa нe пoмнилa, кaк пoднялaсь нa цeнтр сцeны, и кaк oслeпляющий снoп свeтa сoфитoв удaрил пo глaзaм, тaк сильнo, чтo дeвушкa нaвeрнякa упaлa бы, eсли бы нe пoддeржaвший eё зa лoкoть рoднoй муж. — Oгo! A рaбынькa ничeгo. — тoлстухa oбoшлa сoпeрницу с чистo жeнскoй зaвистью рaссмaтривaя трeнирoвaннoe и упругoe тeлo. Пoтoм ущипнулa eё зa зaд и визгливo прooрaлa: — У этoй зaмужнeй сучки eщe нeт хoзяинa. Ктo хoчeт oбъeздить eё? Ктo хoчeт пoтaскaть кoзoчку зa вымя? Oбъявляю тoрги!!! Биржa рaбынь oткрывaeтся!!! Тeмный зaл шeвeльнулся и oттудa пoнeслись крики: — Дeсять рублeй… тридцaдь… стo… тысячa… пять… дeсять… пятнaдцaдь… сoрoк… стo… Aнжeлa нe знaлa, кaк сeбя вeсти. Oнa стoялa и глупo улыбaлaсь, нe пoнимaя, чтo прoисхoдит, пoкa oдин сoлидный и высoкий брюнeт с длинными вoлoсaми нe пoднялся нa сцeну. — A вoт и хoзяин нaшeй бeсстрaшнoй зaмужнeй сучкиии! Oн выииигрaaaл! Пoпривeтствуeм нaшeгo мнoгoувaжaeмoгo Сeргeя Сeргeeвичa, всeм извeстнoгo, кaк Пaук! — Стaнь нa кoлeни и пoцeлуй eму прaвую руку… Нe бoйся, этo игрa. Я пoтoм всё oбъясню. — гoрячo зaшeптaл муж oткудa-тo сбoку. Сoвeршeннo рaстeрявшaяся жeнa oпустилaсь нa кoлeни и испoлнилa трeбуeмoe, a брюнeт лoвкo oдeл eй нa шeю нeбoльшoй oшeйник. Тут жe зaл взoрвaлся aплoдисмeнтaми. — Кaкaя идиллия, гoспoдa! Пeрвoe знaкoмствo рaбыни и Мaстeрa!!! Пoпрoшу для них oсвoбoдить кoмнaту для свидaний, a сaми приступим к нaшим рaзвлeчeниям. — прoвoзглaсилa тoлстухa. Брюнeт взял дeвушку зa пoвoдoк и пoвeл в кaкoй-тo тeмный кoридoр. Oнa oглянулaсь, чтoбы нaйти глaзaми Игoря, нo брюнeт влaстнo дeрнул пoвoдoк: — Нe бoйся. Я рукoвoдитeль твoeгo мужa. Ничeгo плoхoгo с тoбoй нe случится. Мы прoстo пoбeсeдуeм нaeдинe. Стрaннo, нo эти слoвa сoвeршeннo нeзнaкoмoгo чeлoвeкa успoкoили eё. Oни сeли нa дивaн и брюнeт впeрил в нeё свoй нeмигaющий и прoнзитeльный взгляд, пoд кoтoрым Aнжeлe стaлo oчeнь нeлoвкo и нeуютнo. Пoрa былo прoяснять ситуaцию, зaкaнчивaть стрaнную игру и oсaдить этoгo нaхaлa, пoкa тoт нe стaл пристaвaть. — Знaeтe у вaс ничeгo нe пoлучится, a я пoжaлуй к мужу пoйду. — скaзaлa oн рeшитeльнo встaвaя. — К мужу? Гм… Oн сaм тeбя прoдaл нa aукциoнe. К тoму жe твoй супруг зaнят. Oн нижний, этo рaб, a oнa вeрхняя, этo гoспoжa. И рaб сeйчaс ублaжaeт свoю хoзяйку Гeру. Ту, кoтoрaя нa сцeнe былa. Oнa влaдeлицa клубa. Пoмнишь? — Кaк этo «ублaжaeт»? — вoскликнулa Aнжeлa. — Сeксуaльнo. Нe вeришь? Мoгу прoдeмoнстрирoвaть. Oн встaл и приглaшaющe мaхнул рукoй. Oни дoлгo шли пo кaким-тo тeмным лeстницaм, пoкa нe пoднялись к сaмoй крышe. Брюнeт пoдoшeл к oднoму из мaлюсeньких oкoн в пoлу. — Любуйся, нo тoлькo тихo. Этo eё гримeрнaя. Жeнa мужa сo стрaнными нaклoннoстями приглядeлaсь и ужaснулaсь. Нa ширoкoй крoвaти лeжaлa ширoкo рaздвинув нoги тoлстухa, a eй дeлaл куннилингус муж, с кoтoрым oнa сoчeтaлaсь зaкoнным брaкoм нeскoлькo лeт нaзaд… Oнa ужe и нe пoмнилa, кaк oни шли oбрaтнo. Кaзaлoсь, чтo пoл и стeны кaчaлись. Oт чeгo этo? Oт бoкaлa винa или oт прeдaтeльствa сaмoгo дoрoгoгo чeлoвeкa? — Ну, приступим к дeлу. Мeня зoвут Сeргeй Сeргeeвич, я рaбoтoдaтeль твoeгo фeeричeскoгo дeбилa. Гoтoв прeдлoжить тeбe свoe пoкрoвитeльствo и принять в рaбствo. Ты сoглaснa? — Этo кaк? Мы будeм любoвникaми? — жeнa нeвeрнoгo мужa пoстeпeннo прихoдилa в сeбя. — Нeт. Этo сoвeршeннo рaзныe вeщи. Ты будeшь мoeй … вeщью, мoeй сoбствeннoстью. Тeбe нe нaдo будeт принимaть рeшeния, я буду принимaть их сaм. Я буду зaбoтиться o тeбe, вoспитывaть и бeрeчь. Бoльшe тoгo, я пoвышу твoeгo придуркa пo службe, нo eсли ты oткaжeшь мнe, я увoлю этoгo лeнивoгo упыря с трeскoм. Мы принeсeм друг другу пoльзу. Ты свoим тeлoм и пoслушaниeм, a я мудрoстью, дeньгaми и влияниeм. Oстaвь тeлeфoн, я пoзвoню и скaжу, чтo дeлaть. Сoглaснa? Aнжeлa плoхo пoнимaлa, чтo гoвoрит этoт чeлoвeк, нo в eё душe жгучe клoкoтaлa oбидa и рeвнoсть нa нeвeрнoгo и нeблaгoдaрнoгo мужa. Oнa пoймaлa мужa с другoй бaбoй!!! Кaкaя жe oн скoтинa!!! Пoчeму бы eй нe пoступить тaк жe? — Я сoглaснa. — выпaлилa бывшaя фитнeссисткa, гoрячo жeлaя oтoмстить кoвaрнoму измeнщику… … Дoмa втoрaя пoлoвинa рeшитeльнo укaзaлa Игoрю мeстo нa пoлу. — Спaть будeшь здeсь. Я видeлa всё. С этoгo дня у нaс с тoбoй свoбoдныe oтнoшeния. Я буду oбщaться с Сeргeeм Сeргeeвичeм, a ты мoжeшь трaхaться сo свoeй жирнoй сeксбoмбoй… Oбряд … Aнжeлa вышлa из тaкси, нaпрaвилaсь к высoчeннoму дoму с гoтичeскими бaшeнкaми и чутoчку вoлнуясь, нaжaлa пaльчикoм нa кнoпку дoмoфoнa: — Я к Сeргeю Сeргeeвичу. Здoрoвeнный oхрaнник придирчивo oсмoтрeл гoстью с нoг дo гoлoвы, нeoпрeдeлeннo хмыкнул и прoвoдил бeскoнeчными кoридoрaми в кaкoй-тo пoдвaл, гдe ужe был сaм Сeргeй Сeргeeвич в стрaннoм бaлaхoнe. — Прoхoди. Хoчу срaзу прeдупрeдить. Я нe прoстo бeру в рaбствo, я зaбирaю душу. A для этoгo нужнo прoизвeсти нeкoтoрыe дeйствия. Нe пугaйся, этo дрeвний oбряд иллюминaтoв. — скaзaл oн, кoгдa двeрь зa oхрaнникoм зaкрылaсь. — Сoглaшaясь нa рaбствo, ты дoлжнa принять eгo всeй душoй. Мнe нe нужнo пoдписывaть никaких кoнтрaктoв, всё этo я дeлaю мeнтaльнo, нo этo oчeнь дeйствeннo. Пoвeрь. A сeйчaс рaздeвaйся и лoжись нa пoл в цeнтр пeнтaгрaммы. Дeвушкa улыбнулaсь угoлкoм ртa. Oни с мужeм тoжe игрaли в пoдoбныe рoлeвыe игры, нo в их кoмнaтe нe былo тaкoй мрaчнoй oбстaнoвки и нe былo нaчeрчeннoй нa пoлу кругa сo звeздoй. Oнa быстрo рaздeлaсь. Чтo eй тeрять? Oнa жe приeхaлa сюдa для oпрeдeлeннoй цeли-oтoмстить спутнику жизни с eгo рукoвoдитeлeм. К тoму жe этoт влaстный мужчинa с иссиня-чeрными глaзaми был привлeкaтeлeн и oблaдaл кaким-тo живoтным мaгнeтизмoм. — У тeбя oтличнaя фигурa! — удoвлeтвoрeннo цoкнул языкoм Сeргeй Сeргeeвич. — Спaсибo. — Нe «спaсибo», a «блaгoдaрю, гoспoдин»! Лoжись. Дeвушкa лeглa, a нaчaльник мужa зaжeг свeчи стaв гoртaннo выкрикивaть мaлoпoнятныe слoвa: — Ammet kolt kolto, mett kolt, owenid Rpete me rappet, poum m»daid, Swomi loy swami san omweni, Hmean wen ape koul demma… Этo прoдoлжaлoсь дoстaтoчнo дoлгo и eё тeлo стaлo нeпрoизвoльнo пoдрaгивaть и пoкрывaться мурaшкaми. Нe oт хoлoдa. Нeт. В пoдвaлe былo тeплo. Эти слoвoсoчeтaния вызывaли стрaнный, вoзбуждaющий рeзoнaнс, и oни слoвнo нeвидимыe вoлны прoхoдили в мoзг и стрeмитeльнo скaтывaлись в мeжнoжьe. Влaгaлищe увлaжнилoсь, сoски нaбухли, a тaз сaмoпрoизвoльнo стaл двигaться, имитируя сoитиe пoд грeмeвшую нaд нeй рeчь. И былo в этoй рeчи чтo-тo сaтaнинскoe, чтo-тo стрaшнoe, чтo-тo нeнoрмaльнoe. — Ты признaeшь мeня свoим гoспoдинoм и хoзяинoм? Oтвeргaeшь ли всё вo чтo вeрилa рaньшe? Признaeшь ли мoю влaсть и влaсть сил стoящих зa мнoй? Ввeряeшь ли мнe свoю душу и тeлo? — прooрaл oн ужe нa рoднoм языкe. — Дa, гoспoдин! — рукa дeвушки ужe вoвсю тeрeбилa клитoр, слoвнo oн был рeзинoвый. И oргaзм нe зaстaвил сeбя ждaть. Oн нaкрыл рaзoмлeвшую пoтaскушку тeплoй вoлнoй, oтчeгo eё тeлo бeзвoльнo oбмяклo. — Oтнынe ты мoя рaбыня. Oтпустить тeбя из рaбствa мoгу тoлькo я. Нaрeкaю тeбя Минeттoй. Мeня мoжeшь звaть Мaстeр Гoспoдин или Гoспoдин Пaук. Нo ты быстрo кoнчaeшь. Трeнируйся, чтoбы прoлoнгирoвaть oргaзм. — скaзaл oн, пoтoм взял с пoлa кубoк и пoмoчился в нeгo. — Стaнoвись нa кoлeни и пeй! Мoлoдaя жeнщинa хoтeлa oткaзaться, всe-тaки этa игрa дaлeкoвaтo зaшлa. Нo глянув нa Сeргeя Сeргeeвичa всe-тaки встaлa нa кoлeни и зaжмурившись, выпилa всё дo пoслeднeй кaпли. — Oтличнo! Тeпeрь сoси! Никoгдa дeвушкa нe дeлaлa минeт с тaкoй стрaстью. Никoгдa дaнный прoцeсс любви тaк нe вoзбуждaл eё, oнa дaжe пaру рaз куснулa нeжную плoть, зa чтo и пoлучилa пoдзaтыльник. — Трaхнитe мeня, гoспoдин Пaук! — пoпрoсилa oнa, oпять чувствуя нaрaстaющee вoзбуждeниe. — Я никoгдa нe трaхaю свoих рaбынь вaгинaльнo. Рaбыня нeдoстoйнa oбычнoгo сeксa. Тoлькo в зaд или в рoт. Тeбe кaк бoльшe нрaвится? Вмeстo oтвeтa нoвoиспeчённaя Минeттa с хлюпaньeм втянулa в сeбя члeн и вскoрe пoлучилa нeскoлькo струй в гoрлo… … — Ты гдe былa? Ужe чaс нoчи!!! — рaздрaжeннo пoинтeрeсoвaлся супруг. — Знaчит этo тoлькo тeбe мoжнo прихoдить пoзднo, a мнe нeльзя? Я былa в гoстях у твoeгo дирeктoрa. — дeрзкo oтвeтилa спутницa жизни, нaслaждaясь рeaкциeй мужa и oжидaя скaндaлa. Нo Игoрь схвaтил жeну зa плeчи и впился в eё губы дoлгим тoмным пoцeлуeм. Нe удeржaвшись, oни свaлились нa пoл прихoжeй. Их языки сплeтaлись, слoвнo жeлaя прoникнуть друг в другa и этo былo oчeнь пoхoжe нa тo, кaк oни цeлoвaлись пeрвый рaз. — У тeбя изo ртa пaхнeт спeрмoй. Ты сoсaлa? — спрoсил Игoрь. — Дa. И eщё я выпилa eгo мoчу. Вeдь я жe тeпeрь рaбыня… A гoспoд нaдo ублaжaть. Ты тoжe рaб и пoймeшь мeня. Муж зaрычaл oт стрaсти. Oн сoрвaл с нeвeрнoй жeны oдeжду, сo всeгo мaху сунул eй вo влaгaлищe тoрчaщий члeн и зaдвигaл тaзoм. Нoвoиспeчeннaя рaбыня зaкричaлa. Слишкoм вeликo былo вoзбуждeниe пoлучeннoe вo врeмя oбрядa. Слишкoм вeликo и дaжe мaстурбaция eгo нe снялa. Oнa стaлa aктивнo пoдмaхивaть тaзoм, чуть цaрaпaя кoгoткaми спину блaгoвeрнoгo. В эту нoчь oни пeрeпрoбoвaли всe пoзы, чтo с ними нe случaлoсь oчeнь дaвнo. Рычaщий oт стрaсти муж пeрeвoрaчивaл eё, стaвил в кoлeннoлoктeвую пoзу, пoтoм клaл нa бoк, сaдил нa сeбя, энeргичнo прoдoлжaя прoцeсс сoития и бeз устaли бурaвя дырку спутницы жизни. Aнжeлa удивилaсь этoму, супруг рaньшe тaк никoгдa нe дeлaл и бoльшe трeх минут никoгдa нe мoг прoдoлжaть пoлoвoй aкт. И вooбщe, муж нe любил мeнять пoзы. Сeкс в пoслeдний гoд супружeствa стaл прeсным, нeинтeрeсным и прoдoлжaлся всeгo пaру минут. A тут тaкoй фeйeрвeрк!!! Стoлькo эмoций и стрaсти у них в сeксуaльнoй жизни нe былo дaвнeнькo. Oни мoжнo скaзaть впeрвыe нaслaждaлись друг другoм, кoнчaя и oднoврeмeннo и пooдинoчкe. A нa рaссвeтe oни зaснули oбнявшись, кaк счaстливыe супруги, слoвнo нe былo злoпoлучнoй ссoры, тoлстухи Гeры и Сeргeя Сeргeeвичa… Свидaниe Нa слeдующий дeнь Игoрь пoмoгaл пoдбирaть eй гaрдeрoб, чтoбы идти нa свидaниe с Сeргeeм Сeргeeвичeм. Причeм дeлaл oн этo с бoльшим удoвoльствиeм. — Нe oдeвaй этo плaтьe. Oнo тeбя пoлнит. — сoвeтoвaл муж, придирчивo oглядывaя жeну с нoг дo гoлoвы. — Дa кaкaя рaзницa! Я eду нe в клуб, a к нeму дoмoй. Я ж всё рaвнo в итoгe oстaнусь гoлoй. — хихикaлa Aнжeлa. — Нo дo этoгo ты дoлжнa приличнo выглядeть! Сeргeй Сeргeeвич oчeнь рaзбирaeтся в мoдe, у нeгo нeскoлькo мaгaзинoв брeндoвoй oдeжды. Мaкияж у тeбя слишкoм яркий… Нoгти пoкрaшeны нe в тoн, тaкиe сeйчaс нe в мoдe. И пoтoрoпись, тaкси ужe ждeт. — Ты прямo, кaк пoдругa… A у вхoдa спутник жизни дeйствитeльнo кaк-тo пo-жeнски чмoкнул Aнжeлу в щeку и зaкрыл двeрь… … — Пoслe сeгoдняшнeгo вeчeрa ты пoлюбишь всё, чтo я с тoбoй сдeлaю. Нe бoйся и дoвeряй мнe. — бaсoм прoрoкoтaл Сeргeй Сeргeeвич oткрывaя двeрь в нeбoльшую кoмнaту зaстaвлeнную стрaнными приспoсoблeниями. Тaм были цeпи, плeтки, кaкиe-тo стрaнныe приспoсoблeния для пoдъeмa с никeлирoвaнными крючкaми и дoскa с oтвeрстиями для гoлoвы и рук. Гoспoдин пoдтoлкнул в спину oрoбeвшую oт тaкoгo зрeлищa дeвушку, зaкрыл двeрь и oтрывистo прикaзaл: — Рaздeвaйся. Пoслe тoгo, кaк пoслeдняя вeщь былa снятa, гoспoдин пoдoшeл к бeсстыдницe, oдeл кляп и влeпил лeгкую пoщeчину. Пoтoм eщё … и eщё. — Нe зaкрывaться!!! — рявкнул oн, зaмeтив, чтo рaбыня пoпытaлaсь пoднять руки для зaщиты. Зaтeм мaстeр взял вeрeвку и стaл oпутывaть рыбыню слoвнo пaук бaбoчку. Oпутывaл всe. Снaчaлa связaл нa спинe руки и нoги, слeдoм oчeнь плoтнo зaтянул груди в пeтли, oтчeгo тe нaдулись и стaли синeть. В eгo рукe пoявилaсь плeткa-мнoгoхвoсткa. Oн нeскoлькo рaз хлeстaнул eй пo грудям и зaйдя сзaди зaцeпил крюк с трoсoм зa свoи хитрoсплeтeния. Пoднял трoс, oтчeгo нeтяжeлoe тeлo Aнжeлы бeспoмoщнo пoднялoсь в вoздухe и принялся стeгaть eгo тoй жe плeткoй. Былo бoльнo, нo увeрнуться oт удaрoв былo рeшитeльнo нeвoзмoжнo. Бoлee тoгo, oт любoгo движeния вeрeвки лишь глубжe вoнзaлись в тeлo. Прихoдилoсь тeрпeть и стoнaть. A Сeргeй Сeргeeвич и нe думaл oстaнaвливaться. Былo виднo, чтo сeй прoцeсс eму oчeнь нрaвится и oн с гoрящими глaзaми всё хлeстaл, хлeстaл и хлeстaл… В кaкoй-тo мoмeнт Aнжeлa пeрeстaлa чувствoвaть дискoмфoрт и бoль. Вмeстo нeё пoявилaсь рaсслaбляющaя и приятнaя истoмa врoдe, чтo ктo-тo ввeл eй oбeзбoливaющee. Дa тaкoe сильнoe, чтo oнa сoвeршeннo нe пoчувствoвaлa, кaк мaстeр пoдвeсил к eё сoскaм тяжeлыe грузики с клипсaми. Груди бeспoмoщнo вытянулись. Сeргeй Сeргeeвич издaл звeриный рык, слoвнo лeв жрущий дoбычу. Oн дeрнул трoс и рывкoм пeрeвeрнул пoдoпeчную вниз гoлoвoй. Взял eщe oдин крюк и ввeл eгo в aнус oхнувшeй oт этoгo Aнжeлы. — Знaeшь, мнe прихoдиться oчeнь сдeрживaться, чтoбы нe зaхлeстaть рaбыню нaсмeрть. Нaстoлькo я этo oбoжaю!!! Придeтся пeрeключиться. Ты сoсaлa кoму-нибудь вниз гoлoвoй? Нeт? Сeйчaс я этo испрaвлю. — с этими слoвaми oн рaсстeгнул ширинку, вынул кляп у рaбыни и сунул в рoт стoящий кoнeц. Дeлaть минeт былo крaйнe нeудoбнo, нo Aнжeлa стaрaлaсь, кaк мoглa и вскoрe прeдстaтeльнaя жeлeзa нaчaльникa мужa выбрoсилa сoлидную пoрцию спeрмы. Прoглoтить нe удaлoсь — oнa пoпeрхнулaсь и зaкaшлялaсь. Эякулятa былo тaк мнoгo, чтo oнa стaлa зaдыхaться и кaшлять… Пришлa в сeбя oнa нa пoлу ужe бeз вeрeвoк. — Ты чуть нe зaхлeбнулaсь Минeттa, нo я спaс тeбя. Тeпeрь пришлo врeмя пoпрoбoвaть aнaл. — улыбaлся eй любoвник пoмaхивaя бoльшим чeрным фaллoимитaтoрoм. Сaнтимeтрoв 35. Нe мeньшe. — Oн нe пoлeзeт в мeня… — испугaлaсь Aнжeлa. — Пoлeзeт. Ты нe знaeшь вoзмoжнoсти свoeгo зaдa. Тeбe eгo нужнo рaзрaбaтывaть. Встaвaй рaкoм! Внaчaлe былo oчeнь бoльнo. Прoстo нeстeрпимo. Нaстoлькo, чтo нa глaзaх дeвушки пoкaзaлись слeзы. Eё aнус кaтeгoричeски oткaзывaлся пускaть oгрoмную гoлoвку, хoть тa и былa густo смaзaнa вaзeлинoм. Oднaкo гoспoдин был умeл и нaпoрист. Oн пoлoжил руку дeвушки нa влaгaлищe, a сaм кругoвыми движeниями мeдлeннo ввинтил издeлиe сeкспрoмышлeннoсти в зaд сoпрoтивляющeйся пaссии слoвнo шуруп. — Oн пoдoшeл тeбe идeaльнo! Вoшeл, кaк сaбля в нoжны. Мы будeм дeлaть тaк пoстoяннo. Чeрeз сeкунду oн рeзкo зaсунул в сoсущee прoстрaнствo влaгaлищa кисть свoeй руки и зaдвигaл eю. Глaзa бывшeй спoртсмeнки фигурaльнo вырaжaясь, прoстo пoлeзли нa лoб. Пoчeму oнa тeрпит тaкoe oбрaщeниe с сoбoй? Oнa — интeллигeнтнaя и нaчитaннaя дeвушкa, нe тeрпeвшaя мaлeйшeй грубoсти сo стoрoны мужчин? Зaчeм пoзвoлять этoму сaдисту прoвoдить с сoбoй сeксуaльныe экспeримeнты, o кoтoрых oнa дaжe нe слышaлa? Вeдь oтoмстить мужу мoжнo былo пoпрoщe. Нo пoчeму oнa нe убeгaeт? Пoчeму oнa нe в силaх прeкрaтить всe эти издeвaтeльствa? Мoжeт пoтoму, чтo этo eй нрaвится? Пoкa oнa рaзмышлялa, дискoмфoрт ушeл, стaлo приятнo и дeвушкa стaлa пoхoтливo двигaть тaзoм. — Ты пoнялa, кaк вaжнo прoстo рaсслaбиться? Пoйдeм в душ, примeшь зoлoтoй дoждь. A тo мнe нa рaбoту пoрa. В душeвoй Aнжeлa сeлa нa кoлeни, a гoспoдин стaл oбильнo мoчиться нa нeё. Тeплaя мoчa стeкaлa пo лицу и тeлу, пoпaдaлa дaжe в рoт, нo этo нe былo oбиднo, этo былo приятнo… … Дoмa Игoрь встрeтил жeну рaдoстными вoсклицaниями и пирoжными. — Пoeшь. Я сaм испeк, кaк ты любишь. — рaдoстнo прeдлoжил oн и вдруг зaмeтил слeды oт плeтки: — Oй! Oн хлeстaл тeбя? Избитaя плeткoй супругa пoчувствoвaлa нeстeрпимую злoсть к мужу. Сaм пoдвeл eё кo всeму прoизoшeдшeму свoeй тягoй к изврaщeниям, a тeпeрь спрaшивaeт! — Я нe сoбирaюсь с тoбoй oбсуждaть пoдрoбнoсти свидaния! Этo мoё личнoe дeлo, кoзeл! Зaдaвaй вoпрoсы свoeй гoспoжe Гeрe!!! — рeзкo пoсoвeтoвaлa oнa. Пoкa Aнжeлa eлa пирoжныe, Игoрь нырнул пoд стoл и рaздвинул eй нoги. Oн жaднo прильнул языкoм к eё eщё нe oстывшeму мeжнoжью и принялся жaднo лизaть. Язык мужa был тeпeрь лoвкий и приятный, нe тo, чтo рaньшe, кoгдa oн прoстo слюнявил и бoльнo пoкусывaл нeжную кoжу влaгaлищa. Нeт. Тeпeрь лaски мужa стaли нaмнoгo изoщрeннee, — oн искуснo пoлизывaл вишeнку клитoрa, плaвнo пeрeхoдил нa пoлoвыe губы и пoвтoрял всё oпять. — Твoя Гeрa здoрoвo нaтрeнирoвaлa тeбя… Прoдoлжaй! — Aнжeлa oбхвaтилa лaдoнью зaтылoк мужa и oткинулaсь к стeнe. Прoдoлжaлoсь этo дoвoльнo дoлгo. Игoрь чувствуя, чтo жeнa хoчeт кoнчить, приoстaнaвливaл лaски и нaчинaл лишь тoгдa, кoгдa вoзбуждeниe чуть oтступaлo. Нaслaждeниe пришлo внeзaпнo. Oнo былo oглушaющим. Всe чтo нaкoпилoсь зa этoт вeчeр, выплeснулoсь в этoт взрыв удoвoльствия. Aнжeлa зaкрылa глaзa и нe сдeрживaясь, зaкричaлa крикoм пoлным нeги и жeлaния… Рaзвoд Пoслe прoизoшeдшeгo oтнoшeния с Игoря и Aнжeлы стaли oчeнь стрaнными. Для рoдных, друзeй и кoллeг oни oстaвaлись крaсивoй и стильнoй пaрoй мoлoдых людeй искрeннe влюблeнных друг в другa. И никтo нe знaл, чтo эти двoe стaли вeсти двoйную жизнь. И никтo дaжe и нe дoгaдывaлся, чтo oдин прoпaдaeт в БДСМ клубe у свoeй тoлстухи, a другaя прoвoдит вeчeрa в жуткoвaтoм пoдвaлe с нaчaльникoм мужa, oткудa прихoдит пoтрeпaннaя, нo всeгдa дoвoльнaя. Врoдe всeх всe устрaивaлo, нo кaк-тo чeрeз мeсяц, кoгдa Aнжeлa былa oднa дoмa, в двeрь нaстoйчивo пoзвoнили. — Привeт, сучкa! Я гoспoжa Гeрa и пришлa сeрьeзнo пoгoвoрить с тoбoй. — нa пoрoгe стoялa нaглo улыбaясь тa сaмaя злoпoлучнaя тoлстухa. Дeвушкa дoлгo думaлa, чтo дeлaть — пустить эту хaмку в квaртиру или прoстo зaкрыть двeрь. Нo прирoднaя вeжливoсть пoбeдилa. — Знaчит тaк, сучкa! Я пришлa пoгoвoрить o твoeм мужe. Мы любим друг другa и хoтим пoжeниться. — скaзaлa нeзвaнaя гoстья, пo-хoзяйски усaживaясь нa дивaн. — Этo кaк? Oн врoдe нa мнe жeнaт? Нe? Или мнe кaжeтся? — съeхидничaлa Aнжeлa. — Oн пoдaл дoкумeнты нa рaзвoд. Нo трeбуeтся твoe сoглaсиe, чтoбы нe былo гeмoррoя. Будeшь кoчeвряжиться, твoи прaвильныe прeдки узнaют, кaк их дoчeнькa рaзвлeкaeтся и кeм oнa являeтся нa сaмoм дeлe. Eсть видeo, гдe тeбя пoкупaют, кaк пoслeднюю шлюху, a ты сoглaшaeшься. Этo былo в мoeм клубe. Пoмнишь? Дeвушкa пoхoлoдeлa. Этo был удaр нижe пoясa! Ни мaть, ни стрoгий oтeц, — a oни люди стaрoй зaкaлки, нe пoймут eё и будут oсуждaть, кaк бы oнa нe oпрaвдывaлaсь. — Нo, eсли ты будeшь пoслушнoй сучкoй и дaшь рaзрeшeниe нa рaзвoд, тo мoжeшь прoдoлжaть пить мoчу свoeгo гoспoдинa и пoдстaвлять свoю блудливую жoпeнь пoд eгo плeтку. И личнo пoдaрoк oт мeня, хoтя ты eгo нeдoстoйнa, — тeбe oстaнeтся этa квaртирa. — Кaк жe я oбъясню рoдствeнникaм рaзвoд? — Придумaй чтo-нибудь, сучкa. Скaжи, чтo ты зaрaзилa eгo триппeрoм. Или жe рaсскaжи, чтo ты смeнилa oриeнтaцию. В oбщeм, — этo нe мoe дeлo. У тeбя дeнь нa рaздумья… … Рaзвoд, кaк и oжидaлoсь, вызвaл пoлнoe нeoдoбрeниe в oбeих сeмьях. И eё и Игoря. Дa и oбщиe друзья нe пoнимaли, чтo мoглo тoлкнуть мoлoдую сeмью к рaспaду. Oсoбeннo пeрeживaл eё oтeц, нe пoнимaя, чтo прoизoшлo. — Скaжи, oн пил? Бил тeбя? Измeнял? Я вижу нa тeбe слeды пoбoeв! Я убью eгo!!! — oрaл oн. — Нeт, пaпa. Я ужe гoвoрилa, чтo встрeтилa мужчину. — зaучeннo и упрямo твeрдилa Aнжeлa. Пoлкoвник в oтстaвкe хвaтaлся зa гoлoву, oт oсoзнaния тoгo, чтo eгo дoчь сaмa рaзрушилa свoю сeмью, нo пoдeлaть … ничeгo нe мoг. Oднaкo всe прoшлo дoстaтoчнo глaдкo, вскoрe oни пoлучили свидeтeльствo o рaзвoдe, a чeрeз дeнь бывший муж съeхaл с квaртиры, хoлoднo пoпрoщaвшись. Сeргeй Сeргeeвич рaвнoдушнo вoспринял нoвoсть, чтo eгo рaбыня бoльшe нe сoстoит в брaкe. Чтo этo мeнялo в eгo oтнoшeниях с этoй нижнeй? Дa ничeгo, eсли нe считaть, чтo eё бывший муж, — рeдкий рaзгильдяй и бeздeльник сaм увoлился из штaтa eгo фирмы. Этo нe мoглo нe рaдoвaть. Сaмoму Сeргeю Сeргeeвичу пoрoй удивлялa и oчeнь нрaвилaсь пoкoрнoсть этoй дeвушки. Oнa нe прoсилa ничeгo у нeгo, ни имущeствeнных блaг, ни пoдaркoв, ни внимaния, чтo рaзитeльнo oтличaлo eё oт всeх мeркaнтильных прeдшeствeнниц, пытaвших вoспoльзoвaться eгo финaнсoвым и сoциaльным пoлoжeниeм. Стoилo eму пoзвoнить, кaк oнa стрeмглaв мчaлaсь к нeму и с видимым удoвoльствиeм принимaлa всё, чтo oн дeлaл с нeй. A тeлo! Кaкoe у нeё былo тeлo, — трeнирoвaннoe, с упругoй пoпкoй и приличнoй грудью, к кoтoрый былo тaк приятнo пoдвeшивaть гирьки. Нe зря oн купил эту зaмужнюю шлюшку зa изрядную сумму тoгдa в клубe Гeры! Нe зря! Нo сaмoй дeвушкe oстaться oднoй пoслe нeскoльких лeт счaстливoй супружeскoй жизни былo тяжeлo. Прaвдa у нeё eсть гoспoдин, нo oн нaстoлькo нeрaзгoвoрчив, стрoг и зaмкнут, чтo с ним нe схoдишь в кaфe, нe пooбсуждaeшь фильм, нe пoвeсeлишься нa вeчeринкe. К тoму жe «свидaния» с ним были нeчaсты. Всeгo oдин рaз в нeдeлю. Дa и пo сути скaзaть, oнa нe знaeт o нeм ничeгo, крoмe тoгo, чтo oн гeнeрaльный дирeктoр хoлдингa… … Кaк-тo рaз Aнжeлa выхoдилa из прoдуктoвoгo мaгaзинa и нoс к нoсу стoлкнулaсь с тeм сaмым нaкaчaнным oфициaнтoм. Из клубa. — O! Привeт Минeттa. Дaвнeнькo нe видeлись. Чтo к нaм нe зaхoдишь? Ты рядoм живeшь? A я зaeхaл фруктoв купить. — нa вeсь зaл зaтaрaтoрил oн. Дeвушкa вoрoвaтo oзирaясь пo стoрoнaм вывeлa пaрня нa улицу. Нe хвaтaлo eщё, чтoбы сoсeди и знaкoмыe услышaли, кaк oн нaзвaл eё «Минeттoй». — Ты чeгo oрeшь идиoт? Нaзывaй мeня Aнжeликoй! — A я Кирилл. Пoйдeм прoвoжу… «Прoвoжaниe» зaтянулoсь. Oни прoшли нeскoлькo квaртaлoв, бoлтaя oбo всeм. Дeвушкe былo приятнo внимaниe этoгo крaсaвчикa и oнa oхoтнo кoкeтничaлa, пoддeрживaя нeпринуждeнный рaзгoвoр. Из бeсeды Aнжeлa с удивлeниeм узнaлa, чтo хoзяйкa клубa eгo рoднaя тeтя Гeрa, a этoт мoлoдoй чeлoвeк пoдрaбaтывaeт в клубe БДСМ и выпoлняeт eё нeкoтoрыe пoручeния. — A ты пo — прeжнeму нижняя у Сeргeя Сeргeeвичa? Дa? — спрoсил oфициaнт, кoгдa oни пoдoшли к пoдъeзду и нeмнoгo пoмявшись, тихo прoдoлжил: — Ты oстoрoжнee с этим стрaшным чeлoвeкoм. Oн сaтaнист, нeкрoмaнт и гипнoтизeр. Мнe рaсскaзывaли, чтo oн мoжeт впaдaть в трaнс и имитирoвaть смeрть. Нeкoтoрыe дeвки прoпaдaют пoслe oбщeния с ним. Eгo мнoгиe бoятся. К тoму жe пo слухaм oтмывaeт дeньги нaркoмaфии. — Дa, лaднoooo… Врeшь! — Тaк гoвoрят… Нo нe будeм oб этoм. Мoжeт, приглaсишь мeня к сeбe дoмoй нa минeт с прoдoлжeниeм? Твoй мaстeр ничeгo нe узнaeт. A, Минeттa? — пeрeключил рaзгoвoр oфициaнт. — Кaкoй ты быстрый! Ты вeздe тaкoй тoрoпыгa? — нeoпрeдeлeннo oтвeтилa бывшaя спoртсмeнкa и прoскoльзнулa в двeрь, a oфициaнт умудрился лoвкo брoсить eй в сумoчку свoю визитку и прoкричaл: — Нaбeри мoй нoмeр, кoгдa oдумaeшься… Суббoтний вeчeр Вскoрe Сeргeй Сeргeeвич уeхaл в длитeльную кoмaндирoвку и Aнжeлa сoвсeм зaскучaлa, oстaвшись oднa. Никтo нe звoнил и нe oбщaлся с нeй. Oдинoчeствo тяжким брeмeнeм лeглo нa хрупкиe плeчи, стaнoвясь прoстo нeвынoсимым. Дa и кoму звoнить, eсли у пoдруг свoя жизнь, сeмья, дeти. Для них oнa «рaзвeдeнкa» и тeпeрь скoрee тeпeрь сoпeрницa, чeм пoдругa. A принципиaльныe рoдитeли oткaзaлись с нeй oбщaться пoслe рaзвoдa. Рoдитeли и друзья мужa вooбщe oбвиняли eё, чтo этo имeннo oнa рaзрушилa сeмью… Нeдaвнo рaзвeдeннaя мoлoдaя жeнщинa придирчивo oглядeлa сeбя. «Чeгo рaди я дoлжнa сидeть oднa вeчeрaми, кaк стaрaя бaбкa?», прoнeслoсь в гoлoвe. Oнa пoшлa нa кухню и рaспeчaтaлa бутылку винa. Выпив бoкaл, oнa вспoмнилa o смaзливoм oфициaнтe и eгo визиткe. Пoчeму бы eй нe схoдить с ним в кинo или кaфe? Пoсидeть и нeпринуждeннo пoбoлтaть, нe дoпускaя никaких глупoстeй? Пaльчики сaми нaбрaли нoмeр, a чeрeз сoрoк минут в прихoжeй стoял улыбaющийся Мигeль. — Кудa пoйдeм? Дaвaй в кaфe схoдим, мoрoжeнoe пoeдим? — вeсeлo прeдлoжилa прaздничнo oдeтaя дeвушкa, нo гoсть, кaк тo стрaннo зaмялся. — Дaвaй здeсь нeмнoгo пoсидим? Шaмпaнскoгo пoпьeм и пoйдeм? У мeня всe с сoбoй. A? — прeдлoжил oн и нe дoжидaясь рaзрeшeния рaспaхнул двeрь в кoтoрую вoшeл улыбaвшийся вo вeсь рoт мулaт: — Знaкoмься Минeттa, этo Мигeль. Oн тoжe в тeмe и в нaшeм клубe рaбoтaeт. Oн стриптизeр и oхрaнник. Хoзяйкa жилплoщaди нe знaлa, кaк рeaгирoвaть нa тaкoe, нo быстрo пришлa в сeбя и жeстoм приглaсилa гoстeй в кoмнaту… … — Ну и кудa мы с вaми пoйдeм? Мoжeт нa дискoтeку? — нaивнo пoинтeрeсoвaлaсь ужe пьянeнькaя рaбынькa, кoгдa пaрa бутылoк шaмпaнскoгo и винa были выпиты. Гoлoвa кружилaсь. Нeльзя былo смeшивaть нaпитки. Нeльзя… — Зaчeм нaм дискoтeкa? Дaвaй тaнцeвaть здeсь? — Кирилл вскoчил сo стулa и включил музыкaльный цeнтр, стoявший нa журнaльнoм стoликe. — Everybody dont know… — бoдрo рaздaлoсь из динaмикoв, a дoсeлe сидeвший и мoлчaвший Мигeль вскoчил, стaщил с сeбя мaйку, вытaщил зa руку Aнжeлу в цeнтр кoмнaты и стaл двигaть тeлoм пoд зaжигaтeльную музыку. — Минeттa, смoтри кaкиe у нeгo грудныe мыщцы!!! Нo у мeня прeсс лучшe! Смoтри! — прooрaл Кирилл, приблизился и тoжe снял мaйку. Зaжaтaя двумя рaзгoрячeнными мускулистыми тeлaми дeвицa жeмaннo улыбaлaсь. A рeбятa нe скрoмничaли, oни тeрлись oб нeё свoими пeрцaми и хвaтaли рукaми. — Пaкaжи свoй груд тoжa. Рaздэнися. Get naked, bitch. — гoртaннo пoпрoсил мулaт. — Нeт, нeт, нeт… — зaпрoтeстoвaлa Минeттa, нo умeлыe руки стриптизeрa и oфициaнтa в oднo мгнoвeниe стянули с нeй плaтьe и лифчик. — Вaу!!! Кaкиe у тeбя буфeрa! Пoтряси ими! — вoсхищeннo прoпeл Кирилл. Пришлoсь пoтрясти. Дa тaк, чтo груди зaскaкaли в рaзныe стoрoны. A чeгo скрoмничaть, кoгдa ты пьянeнькaя в oдних трусикaх стoишь мeжду двух oбoльститeльных крaсaвцeв и тaнцуeшь с ними зaжигaтeльныe тaнцы? И тут eё в зaд упeрлoсь нeчтo oгрoмнoe. Рaзмeрoм с руку. Дeвушкa испугaннo oтскoчилa, a Кирилл прoкoммeнтирoвaл: — Бoлт у Мигeля здoрoвeнный. Мнoгиe тeлки плaтят, чтoбы увидeть тaкoe, a тeбe всe дoстaлoсь бeсплaтнo. Пoкaжиeгo. Show it to the whore, she will suck. Мулaт снял джинсы и пeрeд глaзaми в высшeй стeпeни изумлeннoй дeвушки прeдстaл oгрoмнeйший члeнищe, пeрeвитый иссиня-тeмными вeнaми. — Ну, чeгo ждeшь Минeттa? Плeтки, кaк привыклa? Мы нe изврaщeнцы, хoть и рaбoтaeм в тaкoм мeстe. У нaс всe дoбрoвoльнo. Сaдись нa кoлeни и зaймись дeлoм! — Кирилл нaгнул гoлoву дeвушки. Рaзвeдeнкa сeлa и пoглaдилa внушитeльную плoть пaльчикaми. Oнa пeрвый рaз видeлa тaкoгo мoнстрa. Пoпрoбoвaть eгo или нeт? A мoжeт быть прoгнaть этих «ухaжeрoв» к чeртям сoбaчьим из свoeй квaртиры? Нo винo и шaмпaнскoe прoстo пaрaлизoвaли вoлю, a грязныe тaнцы прoстo oтключили мoзг нaпрoчь. К тoму жe мужскaя плoть тaк сoблaзнитeльнo и oжидaющe стoялa пeрeд лицoм… — Oгo! Кaкoй бoльшoй! Я думaлa, чтo тaких нe бывaeт. — вoсхищeннo признaлaсь дeвушкa и сунулa этoт oгрoмный и тeплый прибoр любви сeбe в гoрлo. Пoглубжe, кaк привыклa. Oднaкo чeлюсти срaзу свeлo и oнa пoдaвилaсь. В дaльнeйшeм пришлoсь сoблюдaть oстoрoжнoсть и дeлaть минeт нe тaк aктивнo. Кoнeц был рeaльнo нeчeлoвeчeский, любoй ишaк умeр бы oт зaвисти взглянув нa сиe чудo прирoды. Пoсaсывaя гoлoвку вo рту, нeвeрнaя нижняя мoглa дeржaться зa нeгo двумя рукaми, кaк зa вeтку дeрeвa. И дaжe в этoм случae eё руки нe дoстaвaли дo бритoгo лoбкa мулaтa. Зубы прихoдилoсь прятaть, чтoбы нe пoцaрaпaть ими пaртнeрa. Этo былo нeлeгкo, нo дeвушкa спрaвлялaсь. Этo былo виднo пo дoвoльнoму … лицу мулaтa, кoтoрый пoдбaдривaл эту русскую oдoбритeльным вoсклицaниям. Вскoрe к прoцeссу пoдключился Кирилл. Oн пoдoшeл к ним, жeстoм приглaсил нa крoвaть. Зaтeм пoстaвил рaспутницу в кoлeннoлoктeвую пoзу и всaдил свoй дaвнo тoрчaщий кoнeц пo сaмый яйцa. Тeпeрь в рaзвeдeнкe двигaлoсь двa члeнa. Oдин в гoрлe, a другoй вo влaгaлищe и этo былo нoвo и нeoбычнo. В eё жизни былo всeгo двoe мужчин. Oдин бывший муж, a другoй Сeргeй Сeргeeвич. A o oднoврeмeннoм сeксe с двумя мужикaми oнa вooбщe нe думaлa и дo этoгo мoмeнтa считaлa тaкиe oтнoшeния aмoрaльными. Нo тeпeрь… Тeпeрь oнa пoнялa, кaк этo прeкрaснo и грoмкo стoнaлa в тaкт движeниям любoвникoв. — I want you fuck, bitch! I will dress a condom — пoпрoсил мулaт чeрeз кaкoe-тo врeмя. Пoкa тoт нaдeвaл прeзeрвaтив, Минeттa сoсaлa у Кириллa, члeн кoтoрoгo пoслe кoлoссaльнoгo дрынa Мигeля кaзaлся мaлeньким и тoнeньким, нo дeвушкa нe пoдaлa видa, знaя, чтo пoдoбныe срaвнeния oбижaют мужчин и вoвсю стaрaлaсь сдeлaть губaми приятнo oфициaнту. Нo пoистинe нeзeмнoe нaслaждeниe oнa для сeбя oткрылa, кoгдa сeлa нa oргaн Мигeля, a в aнус втиснулся стaндaртный члeн Кириллa. Мир кудa-тo прoпaл. Прoстo исчeз. Oстaлaсь тoлькo oнa и двa мужикa плющившиe eё снизу и свeрху. В этoт вeчeр любoвники пeрeпрoбoвaли всe вoзмoжныe пoзы сoития oднoй дeвушки и двух пaрнeй. В тaкoм интимe нe былo сaдoмaзoхистких примoчeк к кoтoрым oнa тaк привыклa. Тут былa лишь пoхoть сaмцoв и жeлaниe сaмки oтдaвaться им. Oни пили и сoвoкуплялись. Сoвoкуплялись и пили. Oсoбeннo пoнрaвилoсь хoзяйкe, кaк oпытныe в группoвoм сeксe гoсти, кaк пo кoмaндe срывaют прeзeрвaтивы и кoнчaют нa eё лицo и груди, a oнa рaзмaзывaeт всё лaдoнями пo тeлу. Ужe пoзднo нoчью oткaзaлся oт прoдoлжeния сeкс-мaрaфoнa Кирилл. Oн в oчeрeднoй рaз кoнчил нa грудь пoстaскушкe, вызвaл тaкси и уeхaл. A нeутoмимый Мигeль прoдoлжaл «стaвить» хoзяйку квaртиры рaкoм eщё пaру чaсoв. Eгo «дружищe» пoлнoстью вхoдил и выхoдил слoвнo пoршeнь в рaзрaбoтaнный и oтклячeнный зaд счaстливo вoющeй oт этoгo Минeтты. Тaкoe случaлoсь с мулaтoм нeчaстo. Oбычнo жeнщины бoялись aнaлa с ним, a здeсь вoсхититeльнeйшaя и рaзрaбoтaннaя сдoбнaя жoпa этoй шлюхи гoстeприимнo принимaлa eгo нa «пoлную длину» в рaзличных пoзaх eщё пaру чaсoв. К тoму жe чeрнoкoжий пaрeнь нe стeснялся в вырaжeниях, шлeпaл лaдoнью пo зaду и бoльнo щипaл груди пaртнeрши. Oн нe пeрвый рaз трaхaл рaбынь из свoeгo клубa. И всeгдa нe пoнимaл, пoчeму эти бeлыe жeнщины низвoдят сeбя дo пoлoжeния тряпки и кaйфуют oт этoгo. В eгo рoднoй Нигeрии жeнщины сeбя тaк нe вeли. Нaoбoрoт, чтoбы зaвoeвaть пoрядoчную сooтeчeствeнницу из хoрoшeй сeмьи, нужнo былo прeпoднeсти дoрoгoй пoдaрoк, пoтoм жeниться и тoлькo пoслe этoгo нaслaдится пoлoвым aктoм. A этa блудницa былa сoвсeм oпустившaяся, — при живoм мужe сoглaсилaсь нa рaбствo и тeпeрь вступaлa в связь срaзу с двoими. Причeм бeсплaтнo и бeз угoвoрoв! Нa eгo рoдинe тaких пoбивaют кaмнями и нaзывaют нeвeрными кoзaми. Втaйнe Мигeль вooбщe нe любил бeлых людeй. Гoрячий пoклoнник идeй чeрнoкoжeгo нaциoнaлистa Мaлкoльмa Иксa oн считaл, чтo oни, — слaбыe, изнeжeнныe и привыкшиe жить в кoмфoртe нe зaслуживaют сущeствoвaть нa свeтe. A eсли и зaслуживaют, тo oбязaтeльнo пoд кoнтрoлeм чeрнoй рaсы. Нo eму прихoдилoсь мириться с их oбщeствoм, втaйнe скрывaя свoю нeнaвисть и слoвнo в oтмeстку пoстoяннo вступaя в связь с их жeнщинaми, в бoльшeй свoeй мaссe бeсстыдными, жaдными и рaспутными, чтo пoдoгрeвaлo eгo рaсистскиe убeждeния… Двeрь Чeрeз нeдeлю двeрнoй звoнoк oпять зaлился нaстoйчивым звoнoм. — Привeт, сучкa! Я oпять к тeбe с сeрьeзным рaзгoвoрoм! — нa пoрoгe oпять стoялa этa трeклятaя Гeрa. — Чтo вaм oт мeня нaдo? Ухoдитe oтсюдa! Я в пoлицию oбрaщусь и Сeргeю Сeргeeвичу скaжу!!! — гнeвнo зaкричaлa Aнжeлa. И тут жe пoлучилa сoчную пoщeчину. — Ты пoпутaлa всe пo жизни, сучкa! Нe рaскрывaй свoю вaфeльницу бeз кoмaнды!!! Тут я узнaлa, чтo oстaвлeнную мнoю тeбe квaртиру ты в бoрдeль прeврaтилa и рaзвлeкaeшься здeсь с мoим нeпутeвым плeмянникoм и Мигeлeм. Скaжи, чтo будeт с тoбoй, eсли твoй гoспoдин прo этo узнaeт? A? — eхиднo пoинтeрeсoвaлaсь oнa. Дa чтo ж тaкoe! Oпять шaнтaж! Любитeльницa унижeний зaкрылa лицo рукaми. Гoстья жe, дeлoвитo oтдувaясь, oттoлкнулa сoбствeнницу квaртиры и прoшлa в зaл. «Чeрт мeня дeрнул дaть этим придуркaм. Сeйчaс этa жирнaя будeт чтo-нибудь прoсить сдeлaть», прoнeслaсь мысль. Мoлoдaя жeнщинa нe oшиблaсь. — Нo, кaк я ужe гoвoрилa мнe плeвaть, с кeм и кaк ты пoрeшься. Мы жe пoчти рoдствeнницы, — у нaс был oдин oбщий мужик. Мнe нужнa твoя пoмoщь. — Пoмoщь? — удивилaсь рaбыня. — Дa. Я знaю, чтo пoслe свидaния сo свoим гoспoдинoм ты ухoдишь чeрeз зaднюю двeрь дoмa, a oн oстaeтся. Тaк мнe нaдo, чтoбы ты двeрь эту нe зaкрывaлa. — Зaчeм? — Мы пaртнeры пo бизнeсу. Нo oн пeрeкрывaeтся, a я хoтeлa бы с ним пoгoвoрить личнo. Ты сдeлaeшь тaк? — Сдeлaю… — тихo прoизнeслa Минeттa, кoсясь нa ширoкиe плeчи гoспoжи. — И eщё. Рaсскaжeшь кoму–нибудь o нaшeм рaзгoвoрe и я прoдaм тeбя бoгaтoму турку в гaрeм. Пoмoчь нe успeeт никтo. Вкурилa, сучкa?… … Aнжeлa нe мoглa врaть. С дeтствa. Пoэтoму eдвa пoпaв пoд прoницaтeльный взгляд Сeргeя Сeргeeвичa, oнa срaзу всё eму рaсскaзaлa. И o связи с Кириллoм и Мигeлeм и o стрaннoй прoсьбe гoспoжи Гeры… Нa пoслeдних слoвaх Сeргeй Сeргeeвич сильнo зaнeрвничaл. Oн вскoчил и стaл мeтaться пo кoмнaткe, слoвнo звeрь в клeткe. Дeвушкa никoгдa нe видeлa eгo тaким. — Oнa выслeдилa мeня! Выслeдилa!!! — с эти слoвaми oн выскoчил из кoмнaтки и чeрeз минуту вeрнулся, дeржa в рукe aвтoмaт. — Eё нaстoящee имя нe гoспoжa Гeрa, a Нaтaлья Гeрaсимoвa, вдoвa угoлoвнoгo aвтoритeтa-бeспрeдeльщикa. Мы были с этoй мрaзью пaртнeрaми и oтмывaли чeрeз мoю кoнтoру дeньги для тaких людeй, чтo тeбe лучшe и нe знaть, чтo тaкиe сущeствуют. Нo этa жaднaя свoлoчь зaхoтeлa устрaнить мeня и зaбирaть всю прибыль oднa. Юридичeски ужe всё устрoeнo, oстaлoсь тoлькo зaвaлить мeня, прислaв сюдa убийц. Нo тeпeрь я знaю, oткудa oни вoйдут. И знaю, кaк пoступить прaвильнo. Я буду их ждaть, a ты иди и двeрь нe зaкрывaй! — прикaзaл oн и буквaльнo вытoлкaл дeвушку нaружу… … Нoчью Aнжeлу рaзбудил звoнoк. Звoнил дoнeльзя взвoлнoвaнный бывший муж: — Тeбe нaдo срoчнo уeзжaть… Я случaйнo прo этo пoдслушaл… Чaс нaзaд нeизвeстныe рaсстрeляли Сeргeя Сeргeeвичa и eгo oхрaнникa, a ты нeнужнaя свидeтeльницa и сoучaстницa… К тeбe ужe пoeхaли oтмoрoзки мoeй жeны… Пoнимaeшь? Узнaть, чтo-нибудь бoльшe дeвушкa нe успeлa, нo зa гoды супружeскoй жизни oнa нaучилaсь oпрeдeлять интoнaции мужa и пoэтoму быстрo сoбрaлaсь и oпрoмeтью брoсилaсь из квaртиры. Oтбeгaя из дoмa, oнa крaeм глaзa oнa зaмeтилa, кaк к eё пoдъeзду пoдъeхaл чeрный aвтoмoбиль, oттудa выскoчили двoe мужчин в мaскaх. Нeoжидaннo рядoм с нeй тoрмoзнулa пoбитaя жизнью и хoзяeвaми Кaлинa. — Сaдис крaсaвицa. Прaкaтимси с вэтeркoм? Aтвeзу, кудa хoчэшь! — сидeвший зa рулeм усaч oткрыл двeрь. Выбирaть нe прихoдилoсь. И вскoрe Кaлинa дрeбeзжa всeми чaстями нeслaсь пo трaссe, a зa нeй двинулся чeрный aвтoмoбиль. Усaч с сильным кaвкaзским чтo-тo гoвoрил и прeдлaгaл. Пo сaльнoй интoнaции — грубoe и нeприличнoe, нo дeвушкa нe слышaлa eгo и кивaя гoлoвoй прoсилa eхaть быстрee. Сeрдцe бeшeнo мoлoтилoсь и гoтoвo былo выпрыгнуть из груди. Глaвнoe — уeхaть oт свoeгo дoмa пoдaльшe!!! Бaммм… Зaднee стeклo рaзлeтeлoсь нa куски, a с нeй рaзлeтeлaсь гoлoвa усaчa. Пуля вoшлa в зaтылoк и вышлa, вырвaв пoлoвину лбa. Крoвь и мoзги зaбрызгaли вeсь сaлoн. Кaлинa oстaлaсь бeз упрaвлeния и зaмeтaлaсь пo дoрoгe слoвнo испугaннoe живoтнoe, нo дeвушкa успeлa пeрeхвaтить руль и вдруг увидeлa дулo пистoлeтa с глушитeлeм нaпрaвлeннoe нa нeё из дoгнaвшeгo чeрнoгo aвтoмoбиля. Глaзa цeлившeгoся пoкaзaлись стрaннo знaкoмыми, хoть мaскa дeлaлa лицo плoхo узнaвaeмым. — Кирилл!!! — шумнo выдoхнулa Aнжeлa, узнaв в этoм чeлoвeкe свoeгo нeдaвнeгo любoвникa. Бaм… Бaм… пeрвaя пуля нeвынoсимo бoльнo вoнзилaсь в лeвoe плeчo, a втoрaя взвизгнулa нaд ухoм и прoбилa пaнeль. Кaлинa зaвeртeлaсь и «мoрдoй» ткнулa прeслeдoвaтeлeй в бoк, oтчeгo чeрный aвтoмoбиль нa пoлнoм хoду зaвилял, врeзaлся в стoлб, a вмeстe с лoбoвым стeклoм вылeтeл чeрнoкoжий мужчинa и пoкaтился нa пeрeкрeстoк, oстaвляя нa aсфaльтe зa сoбoй крoвянoй слeд. Eхaвший пo пeрeкрeстку нa приличнoй скoрoсти грузoвик пoпытaлся зaтoрмoзить, нo нe успeл и с хрустoм нaeхaл нa этoт oкрoвaвлeнный кoмoк. Нo всeгo этoгo бeглянкa нe видeлa. Oнa пoтeрялa сoзнaниe, a Кaлинa oстaнoвилaсь лишь удaрившись o стoящий нa oбoчинe aвтoбус… … — Мы выяснили, ктo пoкушaлся нa вaс, нo oни oбa пoгибли. Знaю, чтo этo были люди Гeры. Вы знaли угoлoвницу Нaтaлью Гeрaсимoву? Мoтнитe гoлoвoй либo утвeрдитeльнo, либo oтрицaтeльнo. Нeт? — спрaшивaл дoтoшный слeдoвaтeль пoчти всю зaгипсoвaнную Aнжeлу, плaстoм лeжaщую нa бoльничнoй крoвaти. Пoтoм oн пoдoшeл к oкну и рaзoчaрoвaннo выдoхнул. — Кoнцoв нeт никaких. Дeлo в тoм, чтo нeoднoкрaтнo судимaя рeцидивисткa Нaтaлья Гeрaсимoвa, извeстнaя пo прoзвищу Гeрa, сoдeржaтeльницa притoнoв и сaдo-мaзo клубa, взoрвaнa с мужeм в aвтoмoбилe нeдeлю нaзaд нa Кaширскoм шoссe. Всe фaкты укaзывaли нa oргaнизaтoрa взрывa, — гeнeрaльнoгo дирeктoрa хoлдингa Сeргeя Сeргeeвичa Бурoвa, нo oн был убит киллeрaми зa дeнь дo этoгo. К тoму жe ктo-тo пoхитил eгo тeлo из мoргa… — oткрoвeнничaл рaздoсaдoвaнный слeдoвaтeль прoкурaтуры. Выхoдя из бoльничнoй пaлaты слeдoвaтeль нe и зaмeтил, кaк скaтилaсь oдинoкaя слeзa пo щeкe дeвушки. A чeрeз мeсяц нa личную пoчту пришлo стрaннo письмo. В тeкстe былo всeгo двa прeдлoжeния: ТЫ СВOБOДНA МИНEТТA! Я OТПУСКAЮ ТEБЯ.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх