Без рубрики

Или как… Часть 2

Борис стоял около машины и курил. Сейчас он жалел только об одном. Ну, какого он пообещал этой мокрощелке встретить её трезвым? А вдруг кидняк? А вдруг её самолёт захватили террористы и угнали его в раздольные африканские ебеня? Или вообще тот уронил сразу все свои двигатели и разбился? К чертям собачьим. А там, дома, водка. Водочка. Из холодильника. Запотевшая. С пылу с жару. С тактом, с расстановкой и прочими партиями в одноклеточные шашки. Как там говорил классик? Холодная водка греет душу. — И, главное, никакого намека на движение в области паха, — посетовал Борис Игнатьевич и… По аллее, ему навстречу шла, легко покачивая бедрами, Ирина и улыбалась. — Хороша, зараза, — проснулся тот, кто ещё секунду назад спал как подстреленный из гаубицы воробей. — Заткнись, мудилло, не пали хату. — Взялся оскорблять, так изволь придерживаться логики вещей. Ты бы ещё хуем меня обозвал и при этом потребовал, чтобы я обиделся. Ты, мил человек, из разряда тупиздней. Подвид — очевидный… — Дожился. Я уже с собственным хуем вступаю в полемику. — Ну, ты же не вслух, — приободрил Бориса тот, — так что расслабься. И это… — Что ещё? — Сделай одолжение, сначала познакомь меня с её глоткой, а уж потом бухай. Хоть залейся. — Попытаюсь… Подошла Ирина. Сказала: — Привет, — и, не дожидаясь ответа, поцеловала Бориса. В губы. — Ай, молодца, — прокомментировал ситуацию его молчаливый собеседник, — как же мне нравятся дамы без комплексов. — Заткнись, кзёл безрукий. Или как там тебя? — Или как… — Я смотрю, вы уже познакомились? — сам того не подозревая, прервал перепалку друзей подошедший Олег. — Ну, что, едем? — Да. Поехали, — ответила Ирина, облизнула губы и кошкой юркнула на заднее сидение автомобиля. Борис Игнатьевич неуклюже последовал примеру девушки. Олег сел за руль и, промычав: — «Он сказал: поехали. Он взмахнул рукой…», — повернул ключ зажигания. — Давай, хотя бы сегодня без песен, — попросил Борис и опустил свою ладонь на коленку Ирины. Нейлон. Ещё нейлон. Ажур. Нежная кожа обнаженного бедра. Ирина закусила губу и чуть раздвинула ноги. Добравшись до промежности, Борис Игнатьевич не без гордости констатировал — трусиков не было. — Я же обещала, — улыбнулась Ира и, положив его свободную руку себе на грудь, попросила: — поцелуй меня. Целоваться Борис Игнатьевич не любил. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Более того, он считал это занятие анахронизмом. Но он очень уважал большие сиськи. А чего не сделаешь ради уважения вообще и к сиськам в частности? И они целовались. Борис мял грудь Ирины и наслаждался. Неожиданно для себя он понял, что, оказывается, ему нравится целоваться, по крайней мере, с этой девочкой, годящейся ему в дочери. — Да вы, батенька, педофил, — прокомментировал ситуацию тот, чьего мнения не спрашивали. — Молчал бы уж, — отреагировал Борис, — для тебя же стараюсь. Они препирались до тех пор, пока автомобиль не остановился у обочины. — Привал, — сказал Олег и вышел из машины, — курить очень хочется. Ирина застегнула на груди платье и тоже вышла. — У тебя руки чистые? — спросил Олега Борис, кое-как вылезая из машины. — Ну, как сказать, — ответствовал тот, — с утра мыл. — Покатит. Отнеси мой хуй пописать. — Да ссы прямо тут. — Не. Тут нельзя. Тут дамы… вернее, дама. — А может быть, она не против. — Не против чего? — Ну, например, не против золотого дождя, — Олег подмигнул Ирине, и та ответила ему загадочной улыбкой. — Не знаю, — замялся Борис Игнатьевич, — может быть, как-нибудь потом. — Полезай уж, скромник, — вздохнул Олег, взвалил Бориса на закорки и потащил к ближайшим кустам. — К чему это ты? — спросил Борис, поливая куст лавра-вишни. — Что «к чему»? — Олег отшвырнул в сторону бычок и вопросительно уставился на друга. — К чему ты завел эту пластинку? Про золотой дождь? — Аааа, ты об этом? Не обращай внимания. Недавно порнушку смотрел. Что-то вспомнилось. — А если бы она услышала? Учти, если ты обломаешь мне еблю… — Ну, не услышала же. Борис стряхнул с конца остатки мочи и уже собрался было засунуть его в штаны, как услышал: — Не прячь меня. Я хочу подышать свежим воздухом. — Не ешь меня. Я тебе ещё пригожусь, — передразнил того Борис Игнатьевич, но, войдя в положение: — А и вправду, чего тебя прятать? Дыши, — просто одернул рубаху и обратился к Олегу: — я всё. Поехали? Вернувшись, они нашли Ирину уже в машине. — Пристегните ремни безопасности. Взлетаем. — Тоже мне, летчик, — пробурчал Борис Игнатьевич и всунул своего маленького Борюсика в руку Ирине. — Что, прямо тут? — удивилась девушка. — Сейчас? — А чего тянуть? Минет — это дар свыше. Не стоит гневить богов пренебрежением к их дарам. Она наклонилась и взяла член в рот. — Алоха! Стоит ли пояснять, кому именно принадлежал этот восклицательный знак? Ну, и, дабы оправдать романтическую рубрику, отмечу, что Борис Игнатьевич, как истинный непризнанный рифмоплёт непролазный, сравнил голос Ирины с запахом чая, настоянного на цветках лаванды и мяты, которые собирали на солнечной стороне горы со странным названием Магоби. Только сказать ей об этом он почему-то постеснялся.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх