Интерны: Анастасия Константиновна. Часть 1

Все имена и сходства с реальными людьми случайны или являются вымышленными. Андрей Евгеньевич с самого утра выжидал интернов в ординаторской. Первым под горячую руку попал Семён, опоздав всего на пару минут. — Какого черта, Лобанов!? С твоими мозгами ты должен самый первый приходить, иди к Любе бери бумажки, пациенты тебя уже ждут, дай бог им здоровья. За ним подтянулись остальные, Варя, Глеб и другие. Обойдясь легким выговором, он отправил работать всех кроме Глеба. — А ты задержишь, мелкий пакостник! В очередной раз ему досталась основная порция унижений и криков. Выйди из ординаторской, Глеб свернул за угол и сразу направился в курилку. Едва он успел взять в рот сигарету, как кто-то сзади схватил его за левое ухо. — Крысёныш, ты совсем страх потерял? Не оставляя не минуты на расслабление, Андрей Евгеньевич продолжал унижения сына своей жены, Насти. Глебу ничего не оставалось, кроме как спрятаться от всевидящего тирана в кабинете своей мамы, главного врача больницы. Тем временем у приемной стойки, Лобанов пытался заболтать медсестру Любу, пытаясь как можно дольше отстраниться от работы. — Люб, а Люб? А у тебя давно мужик был? — Твое-то какое дело? Иди давай отсюда, работай. — Ой да ладно, мы же все тут друзья, почти семья. Рассказывай, может я помогу чем-то. — Интересно, чем это? Ты что, лобанов, напился перед работой? А ну ка дыхни! Без особых проверок было ясно что Семен был слегка выпивший, его возбужденное состояние давало о себе знать. Сейчас он был готов запрыгнуть даже на толстушку Любу. — У-у-у, все ясно! А-ну, давай быстро заходи ко мне в кладовую, отоспись там пару часиков, а я прикрою, скажу что у пациентов если Андрей Евгеньевич спросит. — Не, не, я никуд… Не дав договорить, люба схватила его под руку и силой потащила в подсобное помещение. Осознав внутри что кроме них здесь только стопки с чистой рабочей формой, пару швабр и пластиковое ведро, Лобанов как бы случайно, качаясь на ногах в алкогольном расслабление, падая вперед, ухватил Любу за ее большую грудь. Вторая рука тут же залезла ей под халат и пальцы Семёна уткнулись в мягкую пизду Любы. Быстро отодвинув полоску трусов в сторону, он успел почувствовать что она слегка намокла, но любя тут же оттолкнула его от себя и отвесила тяжелую пощечину. — Совсем сдурел? Куда лезешь то? От толчка и удара, Семен осел на стоявший рядом табурет. Хуй в его штанах торчал и выпирал даже через штаны и халат, люба перевела взгляд на него. — Ладно, помогу тебе, но только рукой! Сиди тихо и не дергайся. Люба тут же предложила переместится Семену на кушетку. Она была выше, и дрочить ему член на ней было удобней. Выпустив его член наружу, она тут же ухватилась за него своими короткими, слегка пухленькими пальчиками. Медленно подрачивая его член, она начала вести с ним незатейливую беседу. — Ну как тебе, хорошо? Нравится? — Да Люб, не останавливайся, продолжай, ты супер! — Ты уж прости, но трахать себя на работе я не позволю. Сам понимаешь, это уже слишком, вдруг Андрей Евгеньевич узнает, мы же оба вылетим отсюда как пробки. — Тогда может просто отсосешь? — Ох ты какой! Ну не знаю… может и отсосу! После этих слов, Люба еще несколько раз провела своей рукой вдоль его члена и приблизилась, вытягивая свои пухлые губки вперед. Сперва целуя, а затем облизывая головку, она начала исполнять просьбу Семёна. В кабинете глав. врача дверь была заперта, Глеб постучал, но никто не открывал. Тогда он достал мобильник и набрал маме. — Мамуль, ты где? — У себя в кабинете, где же еще! — Ну тогда открывай дверь! Я тут стою уже пять минут. — Ой прости, это ты? Сейчас открою. А-то эти спонсоры уже заколебали приходить, не дают расслабиться часик-другой. На самом деле, Анастасия Константинова играла с резиновым хуем, который подарил ей Быков в день помолвки. Странный подарок никогда не лежал у нее без дела. Используя его, она всегда представляла молодых санитаров, их крепкие тела и толстые дубинки, а иногда даже своего сына — Глеба. В такие моменты ее глаза закатывались и она ускоряла темп трахая себя искусственным агрегатом. Иногда из ее уст вырывалось: О да, сынок, еще! Трахай свою мамочку, трахай меня сильнее! В спешке, открывая дверь сыну, она успела лишь откинуть фаллоимитатор в сторону, а трусики, которые лежали на полу, убрать себе в карман белого, медицинского халата. Впустив сына, она села за свой стол, он подошел и сел напротив. — Ну что, Глебушка? — расплываясь в пошлой улыбке, начала она. — Опять от работы решил у мамочки за юбкой спрятаться? — продолжала она. — Да надоело уже, Быков совсем границ не видит, с таким отношением просто не реально работать. Можно я у тебя тут посижу немного? Перебирая ручку, лежавшую на столе, Глеб случайно выронил ее и она упала со стола на пол. — Ой, сейчас подниму. — залезая под стол, сказал он. Его мама тут же попыталась сложить ногу на ногу, чтобы прикрыть наготу своих промежностей, но только лишь обратила внимание своего сына на них. Высунув голову из-под стола, его лицо было слегка покрасневшим, не только от приливной силы крови, но и от стыда и стеснения, которое он ощутил, увидев аккуратно выбритую полоску волос прямо над ее киской. Отводя взгляд во все стороны, чтобы скрыть свое недоумение, краем глаза он заметил лежащий на диванчике тот самый фалоиметатор. Любопытство перебороло смущение и он встал, не стесняясь уже слегка набухшего члена в штанах, и подошел к дивану. — Мам, это твое что ли? Рассматривая черный, резиновый член, который все еще слегка блестел от естественной смазки его матери. — Ой, в чем это он!? Ты что, его только что использовала? Мама растеряно, округлив глаза, смотрела на него и не могла сказать не слова. — Глеб, положи это где взял, немедленно! — дрожащим голосом произнесла она. Почувствовав возбуждение по всему телу от сложившейся ситуации, у нее начало покалывать внизу живота. Сам факт того что ее сын чувствует запах ее пизды и держит в руках то, что она только что засовывала в себя, возбуждал ее желание еще сильнее. — Мам, а ты всегда на работе без трусов, или только когда я прихожу? — Что? Что ты себе позволяешь, молодой человек?! — пытаясь быть строгой, рявкнула Настя. Глеб медленно подошел к ней и взялся обеими руками за спинку ее кресла. Обернув ее на себя, он начал расстегивать ремень у себя на джинсах. Анастасия Константиновна переводила взгляд вверх и вниз, округлив глаза и слегка приоткрыв рот от удивления. Она все еще не могла поверить в происходящее. — Г… г… Глеб, что ты делаешь? — смотря на его торчащий хуй в полной боеготовности, спросила она. — Соси, он не чем не хуже этого резинового! Ощутив руку сына у себя на затылке, рот Кисегач непроизвольно открылся полностью и хуй Глеба идеально засел в это ротовое отверстие. — Ну как, настоящий лучше резинового? — продолжая прижимать маму к себе, впихивая член по самые яйца ей в рот, спросил Глеб. Широко раскрыв на несколько секунд глаза и подняв взгляд вверх, женщина закивала не выпуская член сына из своего рта. Убрав руку с затылка матери, она тут же соскочила с члена, резко и глубоко вдохнув. Обхватив рукой его член, она сама начала подрачивать его. Кинув взгляд на дверь, затем обратно на член, мать принялась насаживаться на него ртом как голодная шлюха, чавкая и давясь, она издавала странные гортанные звуки. — Я всегда представляла как ты шлепаешь меня по лицу своим большим членом, можешь сделать это для мамочки? Отшлепай меня хуем по рту как обычную шлюху. — освободив рот на мгновения, сказала Настя. Глеб подхватил член под корень и начал осыпать влажными шлепками лицо матери. Головка его члена прошлась по всем изгибам ее … лица, женщина щурилась чтобы член не попал в глаза, но при этом охотно открывала рот и высовывала язык, улавливая каждый удар. После, Глеб подхватил мать под руки и поднял с пола. Повернув ее задницей к себе он задрал белый халат и юбку под ним почти до поясниц и толкнул ее в спину на стол. Грудь Насти уперлась в столешницу за которой еще недавно велись вполне обыденные, рабочие беседы с инвесторами и персоналом. Чувствуя как член сына уперся в ее мокрую пизду, женщина не сдержала эмоций и начала громко ругаться матом в экстазе приливного возбуждения. — О да блядь, да нахуй! Трахни меня, давай, засоди мамочке, трахай мою пизду, еби меня! Как классно, о да, не останавливайся! Я не могу поверить, мой собственный сын ебет меня прямо на столе в моем кабинете, как же классно, о да! Долби, долби меня! Еще… Звонкие шлепки были слышны даже в коридоре за дверью, как и громкая ругань Анастасии Константиновной. — Какая же у тебя горячая дырка, мамуль! — Сейчас я не мама, я твоя шлюха, обычная блядь которая любит сосать хуи, называй меня шлюхой… делай с моей дыркой что хочешь, можешь даже кончить в меня, не бойся, я не залечу. — Хорошо мамуль… ой, прости! Шлюха, я хотел сказать шлюха. Я сам решу куда кончить, шлюха! Ты поняла?! — Так-то лучше! — подмахивая тазом своему сыном, сказала Настя. — Теперь ложись на стол и раздвигай ноги, блядина. — отвесив легкую пощечину своей маме, сказал Глеб. — О да, сынок, мне это нравится, продолжай. — забираясь попой на стол, сказала она. Глеб закинул ноги своей матери себе на плечи и вонзил член в нее по самые яйца. — Размазывай мои слюни по своим сиськам пока я тебя ебу, шлюха! — сказал он, плюнув на грудь матери. Скинув ноги Анастасии Константиновной с плеч, Глеб харкнул на ладонь и тщательно смазал головку члена. Настя лежала в позе эмбриона задницей к сыну. Слегка приподняв одну ногу, как собака, она уперлась одним локтём в стол и привстала, чтобы видеть что собирается делать ее сын, с ее отверстиями. — О-о-о, похоже мой мальчик хочет трахнуть мамочку в попку? После этих слов Глеб схватил ее за горло одной рукой, а второй сдавил щеки так что ее рот слегка приоткрылся, затем плюнул в него. — Я буду ебать тебя куда захочу, и когда захочу! Ощутив член сына в своем анальном отверстии, Настя тут же принялась мастурбировать в такт с его проникающими движениями. Громкие крики сменились на писк. — А-а-а, еби, еби! Трахай мамочку в тугую попку! Давай, долби меня, глубже, о да! Еще! Твой хуй такой большой в моей жопе! Как же классно, да, еще… Вовлеченные в развратный инцест мать и сын, потеряли чувство реальности и даже не заметили как дверь в кабинет открылась и в него вошел муж Насти, Андрей Евгеньевич. — А ну ка вытаскивай свой хуй из жопы моей жены, гаденыш! Но эти двое даже и не думали сбавлять темп. Глеб продолжал вставлять свой член в задницу своей матери, вдалбливая его по самые яйца. Лежа прямо на столе, он держал мать под ляжки, разводя ее ноги в стороны, она же седлала его спиной к нему, неуклюже подскакивая и заваливаясь при каждом движении. Сын полностью контролировал ее, не позволяя слезть со своего члена. Мокрая пизда истекала соками прямо перед лицом разъяренного Андрея. Эти соки стекали ниже, прямо на входящий хуй в ее жопу, смазывая его дополнительной смазкой. Несколько секунд молчания, в ожидании оправданий извращенной парочки наполнялись лишь анальным хлюпаньем и звонкими шлепками. — Андрей, не сердись, лучше доставай свой член и заткни им мою пизду, пока мой сын трахает меня в попку. — игривым и нежным, слегка подрагивающим голосом сказала Настя, продолжая болтаться на хую сына. Ее взгляд был настолько блядский, что Андрей не выдержав скинул с себя штаны и подошел к столу. — Ой, да… Сынок, остановись на секунду, но не вздумай доставать свой член из моей задницы. Хотя бы в моих дырках вы будете близки. Почувствовав как член сына и мужа, почти синхронно двигаются в ее дырках, Настя закатила глаза и откинула голову назад. — Ой, мальчики, вы так дружно ебете меня в два хуя… давайте уберем эту перегородку между вашими членами? — Что ты имеешь в виду, мам? — Похоже мышка опять захотела почувствовать два хуя у себя в жопе! — Ну Андрей! — обиженно воскликнула Настя. — Опять? И часто ты это практикуешь, мамуль? — Да мы только вчера с Лобановым твоей мамке двумя хуями очко растягивали. — О да, Семён настоящий ебырь, обожаю его хуй. Особенно когда выпьет, часами меня ебать может. — Ты серьезно, мам? Почему я это только сейчас узнаю? — замерев на секунду, спросил Глеб. — Не хотела травмировать своего мальчика… Ладно, это уже не важно, а важно то, что я сейчас помогу вам максимально сблизиться, правда здорово? Второй хуй с трудом вошел в тугую задницу Насти и сразу задвигался внутри как по маслу, оказавшись зажатым в одной дырке с членом Глеба. — О да бля, трахайте меня в задницу двумя членами, растягивайте мою блядскую жопу. Как же классно! — зашипела стиснув зубы от удовольствия, Анастасия Константиновна. — Мам не против если я наполню твой зад? Я вот-вот кончу. — Ну нет, балбес, пока мой хуй в одной дырке с твоим, не смей кончать! — Рявкнул Андрей. — Можете залить мне лицо и рот, мальчики. Всегда хотела проглотить сперму своего сына. — Все, мам, слезай, сейчас кончу. — толкая ее в спину, быстро проговорил Глеб. Выпустив два члена из анала, раздолбанная дырка женщины тут же слегка стянулась, а по пизде и ляжкам продолжали стекать вязкие капли смазки. Она быстро опустилась на корточки и высунула язык, широко открыв рот. — Давайте же, кончайте для мамочки, залейте мои губки горячей спермой. Первый выстрелил Глеб, часть его спермы попала в глаз маме, и ей пришло зажмуриться. Остальное стекало по губам, щеке и подбородку. Андрей схватил ее за волосы и начал тупо ебать в размалеванное ебало. Глухие гортанные звуки издавались изо рта шлюхи. Давясь и кашляя она время от времени выпускала член наружу чтобы перевести дыхание. Мощной струей сперма Андрея ударила именно в этот момент, попав прямо в горло. Часть ее выступила из носа, остальное же было успешно проглочено и глав. врач расплылся в улыбке блаженства и похоти.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх