К чему приводит взаимопонимание или отсутствие оного

Вот разменял пятый десяток… Дом, семья, работа, материальное благополучие — всё, как у всех нормальных мужиков перешагнувших сорокалетний рубеж. Кажется, что ещё может удивить, расшевелить, взбудоражить душу, повидавшую почти всё в этом мире? В размеренный ход моей жизни ворвалась неожиданная неприятность… С недавних пор я чувствовал неприятные болевые ощущения в области желудка. Постепенно начал глотать известные из рекламы таблетки, но, естественно, самолечение помогало мало, и я, согласившись с доводами родных, всё же отправился к врачу. Буду краток… Обследование, анализы, неприятная процедура глотания «кишки» закончилась вердиктом: — предязвенное состояние, — строгая диета и санаторий… Впервые, в своей, почти двадцатилетней, семейной жизни я собрался в Минводы на целый месяц. ОДИН!!! Это даже был не месяц, а три 12-ти дневных курса терапии. Собирался я с неохотой. Перспектива февральского курорта не вселяла оптимизма, зато моя жена, Наташа, провожала меня с легким сердцем: — Там в это время года только бабульки лечатся. Так, что занимайся своим здоровьем дорогой, пей водичку, разгрузи нервную систему и т. д. Город-курорт встретил меня хмурой, промозглой погодой. Кутаясь от сильного дождя и ветра, я почти бегом добрался до санатория. Из-за неудобного рейса день заезда я пропусил, и теперь, в гордом одиночестве, слонялся у стойки администратора. К удивлению, мне повезло: осалось свободное место в двухместном номере со всеми удобствами. Дама за стойкой назвала мне этаж и номер комнаты, добавив, что ключ находится у соседа. Я быстро дошел до заветной двери, постучал и, отворяя её, громко спросил: — Разрешите? Голос из глубины комнаты не замедлил с ответом: — Пожалуста, пожалуйста. Приятно соседствовать с интелегентным человеком. Войдя, я увидел мужчину, примерно моих лет, плотного, но не полного телосложения. Приятные черты лица, умные глаза сразу распологали к себе. Мужчина встал, сделал шаг мне на встречу и протянул свою руку: — Слава. — Саша, будем знакомы! Рукопожатие было не крепким, но и не вялым — как я люблю… Слава был немного ниже меня ростом, но шире в плечах и уже в бёдрах. Я, как говорится, был «продуктом» своего времени. К своим сорока годам порядком обленился, оброс ненужным жирком, отростил небольшой «пивной» животик, вообщем, явно, походил на «давно и окончательно» женатого увальня. — Я так понимаю, сразу на «ты»? — Видя перед собой человека моих лет, и находясь здесь со всеми в равных условиях, думаю, других предложений и быть не может. Слава приятно улыбнулся в ответ: — Ты, Саш, располагайся, разбирайся с вещами, приводи себя в порядок, а я пока погуляю. Телевизор, к сожалению, один на этаж, вот я его сейчас и посмотрю. Отдыхай. Обед в 13:00, столовая на первом этаже, столик найдёшь, увидев меня, ключ от комнаты висит на вешалке. Пока! Кстати я не курю, а ты? — Я тоже, спасибо, Слава. Было приятно ощутить заботу и внимание незнакомого человека. «Вот так повезло с соседом!» — подумал я, не догадываясь тогда, как мне действительно повезло… Прошло два или три дня. Мы подружились со Славой. То, что мы были одногодками (всего полтора года разницы в возрасте), одинаковые увлечения детства и юности, единственный удачный брак, солидная работа, хорошая обеспеченность у обоих, сблизило нас. В свободное время от процедур и других мероприятий мы, с удовольствием, беседовали. Темы были совершенно различными, как не странно для этого нам совершенно не нужно было, как говорят: «по русской традиции», спиртного. Я берёг желудок, Слава — печень. Через неделю мы уже везде были вместе. Удивляло то, что, обычно, в нашем возрасте люди сходятся довольно тяжело. Ддузей в сорок лет найти, практически, не возможно, рядом обычно друзья молодости и родня. А тут такое родство души! В Славе меня сразу подкупило: его воспитанность, ум, аккуратность, чистоплотность… А, вообще, трудно сказать что. Что-то в нём было такое, от чего мне было комфортно, удобно и приятно. Ну, чтож… Теперь о главном. Где-то в обеденное время, на 8-ой день (как сейчас помню) нашего пребывания Славу окликнули у стойки администрации. Ему пришла телеграмма. Слава был программистом, зав. кафедрой одного пристижного ВУЗа. Сосед догнал меня, находясь в большом возбуждении: — Представляешь, Саня, мой «продукт» выиграл конкурс! Большой контракт! Премия! Слава! Я искренне порадовался за него, поздравил. — Придется нарушить режим! Я тебя прошу, поддержишь?! — Конечно, Слав, какой разговор, отметим! Мы не пошли на ужин, прошли по магазинам, купили две бутылки местного коньяка КВВК, разной снеди, такой, чтобы не попасть от неё на больничную койку и тихонько накрыли стол в нашем номере. Выпили, закусили. Слава говорил о своей работе, я с интересом слушал. Выпили, закусили. Ещё о работе… Выпили, закусили. Смешной случай, анекдоты… Выпили, закусили. Вспомнили семьи, детей, родителей… Выпили, закусили. — Пора о бабах! — острил я. Слава как-то погруснел. — Что друг не весел? Сказывается недельное воздержание? — продолжал шутить я. — Ты, извени, я не очень хочу говорить на тему интима… Вообщем есть проблема… — Вот что, Слава, это твой ДЕНЬ. О чём скажешь, о том и будем говорить, не грейся! Выпили, закусили. — Я об этом никому не говорил, никогда… — мой сосед явно подбирал нужные слова: — Вообщем, довольно долго я не живу, в этом смысле, с женой… — А с кем? — не понял я. — Ни с кем… — Я что-то не врубаюсь, у тебя, что серьёзно, проблемы с этим делом? — Да. У меня проблемы с эрекцией. Не стоит… — Совсем? Извени, я хотел спросить, а желание есть? — Есть, Саша, есть. Я… ну… ласкаю себя там… ну… вообщем… он слегка напрягается, а потом… спускаю… — Извени, а тебе-то хорошо… состояние оргазма такое же, как раньше? — Да, мне то хорошо, а вот с женой от этого не хорошо… — И как она? Вы к врачам обращались? — Она сказала, мол меньше надо было по бабам в молодости бегать… А ей, мол, этого и не надо… Она «вся в детях», в своей работе и т. д. — Погоди, а это не связано с простатой, всётаки, болезнь всех возрастных мужиков? — Нет, я обследовался, всё в норме. Доктора говорят — меняйте технику секса, попробуйте с другой женщиной, найдите любовницу, в конце концов… А как я попробую? Я боюсь опозориться, жена-то не проболтается, а посторонняя… — Да, дела… Давай-ка ещё «намахнём». Выпили, закусили. — Слушай, а проститутку? Не пробовал? Ей-то какая разница, лишь бы деньги… — Нет. А ты сам-то пробовал? — Нет… Я понимаю тебя, Слава. Сам не могу переступить эту грань, что-то грязное, низкое в этом… — Спасибо, тебе, что выслушал и понял меня! — мой товарищ наклонился и обнял меня за шею, его щека коснулась моей… Во мне «пробежал» какой-то электрический разряд. Хмель и данная ситуация пробудили во мне нежность к этому солидному мужчине. Я обнял его в ответ. Прошла минута… — Я хочу сделать для тебя что-нибудь, — прошептал ему на ухо я. Он отстранился, внимательно посмотрел мне в глаза… Его руки легли на мои… Пауза… — Давай выпьем, выпьем за нас, за то чтобы у нас всё получилось! Выпили. — Вот,… что Саша… Выслушай меня и пойми, как ты это умеешь… Я не хочу, чтобы всё, что может сейчас произойти, было бы «по-пьяни». Давай «переспим» это. Если завтра мы захотим вернуться к этому разговору, тогда… Всё, спать! Проснулся я, как в молодости, с мощной эрекцией. В памяти сразу всплыл вчерашний разговор. Я пытался разобраться в себе: «что меня так разохотило? интимная тема разговора, вынужденное воздержание или всё же желание чего-то необьяснимого, того что вчера было так близко… Явно, не только симпатия к моему соседу возбуждала меня. Мне хотелось не только помочь ему (хотя в этом я видел основное оправдание себе), мне хотелось… вчера мне явно захотелось, как бы это сказать — попробовать с ним… получить удовольствие». … Фантазировать на такую тему я пробовал… Натолкнули меня на это: и сегодняшняя информированность, можно сказать современнее «продвинутость»; и доступность информации (сексиндустрия, интернет, теле и видео продукция). Но главной причиной фантазий, надо в этом признаться, была некая неудовлетворённость в интимной жизни. Семейный секс уже давно превратился во всё, что угодно (ритуал, привычку, естественную потребность организма), только не в достижение пика удовольствия (физического и духовного). И это была не наша с супругой вина, по-моему, это естественный ход жизни. Но, что было действительно странным, так это разгул фантазии в этой области: от элементарной измены (конечно же с молодой красивой…), до различных, в понимании добропорядочного гражданина, извращений… И тут в моей голове вертелись такие страсти! Я представлял и «групповуху», и, обнаруженную мной, измену моей жены с женщиной, секс с малолеткой, мою неожиданную встречу с трансвеститом, и, да! да!!!, «мужские забавы»… Но, что характерно, в реальной жизни я и представить себе этого не мог. Когда, на работе, в компании, на отдыхе, общаясь с представителями своего пола, я пытался мысленно выстроить с ними такого рода отношения, результат был один — полное отторжение! Мне сразу всё не нравилось: сам потенциальный партнёр, его манера держаться, дурные привычки, запахи и т. д. и т. п. И только занимаясь мастурбацией (чего греха таить!), я «отводил душу». Но, что же случилось вчера? Слава явно был мне симпатичен, мне в нём ничего не напрягало, с ним было легко… Даже его нечаянные прикосновения (мы, ведь, временно делили с ним быт) были для меня, иногда, как-то по-особому, не обыкновенно волнующе… Я, не отдавая себе отчёта, мысленно разбираясь в своих ощущениях, уже слегка поглаживал себя, как говорят, «повыше коленки, пониже пупка». Возбуждение моё расло, как вдруг с соседней кровати донеслось: — Но-но, ты ведь не один, я тоже хочу! Ай-я-яй, ты сейчас расслабишься, а как мне потом?! В полумраке комнаты, освещённой хмурым утренним светом, я различил абсолютно бодрый взгляд Славы: — Хорошо, хорошо, не буду. Хотя, это ведь ты меня вчера разгорячил! Не так ли? — Я так понимаю, мы сразу вернулись ко вчерашнему… разговору? Или я заблуждаюсь, Саш? Последнюю фразу Слава произнёс с волнением и, как мне показалось, с надеждой. — Не пытайся меня пугать, я уже большой мальчик и всё обдумал. Готов продолжить, Слава… А ты то как? — Я тоже… Прости, Саша, я не хочу тебя обидеть, но у меня есть вопросы… , — в его голосе чувствовалось напряжение. — Слушай друг, я примерно знаю, что ты спросишь и догадываюсь, что спросить не решишься. Я сам сейчас это всё скажу, если что-то ещё останется — спросишь. Тебе так, наверное, будет легче. Хорошо? — Договорились, — сказал сосед с облегчением. — Ты спросишь: — есть ли у меня опыт в этом… Отвечаю: — нет. Как я тебе уже говорил, это правда, жене толком изменить не удалось ни разу. А та-ак и подавно. Спросишь: — для чего мне это, чего я хочу получить от этого. Отвечу: — не обольщайся и не терзайся, думая, что это только ради тебя. До вчерашнего разговора я думал об этом много раз, но, повторюсь, что до вчерашнего разговора, для меня это было абсолютно не реально. А теперь… Теперь я хочу попробовать сделать приятное тебе и получить от этого «приятное себе». Спрсишь: — как мы это будем делать. Отвечу: — не знаю, но могу предложить, чтобы всё шло само собой. Не будим друг друга неволить — это залог успеха. Определять сразу роли, по-моему не нужно. А вот не спросишь ты (постесняешься), но точно хочешь знать о здоровье и гигиене. И я отвечу: — мы же с тобой собираясь в этот санаторий все анализы сдали, а чистоту в таких делах я очень уважаю и требую. И, конечно, сохранить всё в тайне, это в интересах нас обоих… Ну как? — Вот и спросить ничего не дал… Спасибо, Саша, если серьёзно! Я половину ночи думал над всем этим… Ты уже «дрых», как суслик! Что-то вчера произошло у нас, какое-то наваждение. Мне было приятно довериться тебе, но я абсолютно не ожидал такого поворота от себя, а уж про тебя и речи нет. Мне хочется, очень хочется что-нибудь такое… попробовать. Без ролей, я с тобой согласен. В свою очередь, я тоже заверяю тебя в том, что у меня подобного раньше и в мыслях не было, и что я не подведу тебя ни в плане здоровья, ни в каком-либо другом аспекте. По рукам? — Договорились! — выдохнул я и глянул на часы: — Ого! Собираемся, опаздываем на завтрак. Надо было как-то перебить этот разговор. Одно дело договор, другое складывающиеся отношения. Не хотелось, чтобы одно прямолинейно «вытекало» из другого… Мы оба почувствовали это и, молча умывшись и одевшись, отправились в столовую. Вечера, думаю, что не только я, но и Слава, ждали с нетерпением. После грязевых процедур мне удалось воспользоваться душевой комнатой лечебного корпуса. Я привёл в порядок свою промежность: подровнял, коротко остриженные волосы на лобке; машенку, член, между ног и между ягодиц подбрил, взятым с собой станком. Эта процедура была для меня обычной гигиеной, я лишь навёл «марафет». С волнением, подумал о клизме и смазке: «… ну, до этого сегодня, явно, не дойдёт… ,… но надо будет раздобыть её, в ближайшее время…» После ужина мы встретились в номере. Посмотрев на Славу, можно было сразу заметить его волнение. Весь день, будто договорившись, мы избегали друг друга, но час настал… Я предложил: — Давай «по пять капель»? — Можно. Мы выпили коньячка. — Знаешь, чтобы как-то отвлечся, я ходил в тренажерный зал, — сказал мой сосед, спустя несколько молчаливых минут: — там классная сауна с бассейном. — Силы то остались? — улыбнулся я. — Полно… — Вот что, раз уж я взял на себя инициативу… Вообщем — койки вместе, свет долой! Слава с большим энтузиазмом помог мне выполнить сказанное. Разделись, я оставил на себе лишь «боксеры» и юркнул под одеяло. Мой партнер расположился рядом, но тоже под своим покрывалом. «Повисла» пауза… Хоть мне и хотелось, но я сдерживал себя: «не начну первым… право, сколько же можно! Пусть наконец он сделает первый шаг…» И он его сделал! Я почувствовал, как под моё одеяло проникла его рука. Она нащупала мою руку… Рука была холодна, как лёд. Слав взял мою руку и потянул к себе. Я повернулся на бок, лицом к нему и моя рука проникла под его покрывало. Моя ладонь легла на его грудь, я чувствовал нежный шелк волосков и взволнованное дыхание. Мои пальцы описали несколько кругов, задевая соски. Сосочки были тверды и я подумал: «тверды, как… интересно, а действительно ли не твердо сейчас у него там…» Я ещё немного погладил его торс и стал медленно спускаться ниже. Волосков на его животе немного поубавилось, но он всё равно был «из рода волосатиков», и мне понравилось это ощущать. Наконец я спустился ещё ниже, и вот она — преграда:… резинка его плавок. Особо не задерживаясь, веду ладонь по поверхности этого куска материи, чувствуя под ним бугорок его «инструмента». Плавно отвожу в сторону его покрывало, он немного неловко делает то же с моим. Вновь мои пальцы осторожно ложатся на член партнёра, скрытый тканью трусиков. Слава тихонько охает, его «инструмент» немного увеличивается от моих прикосновений… Это добавляет мне возбуждения и смелости, я пальцами проникаю под резинку его трусов. Моя рука ложится на член мужчины! Это незабываемо! Меня начинает немного «колотить» от возбуждения, я не могу определиться: «что хочет моя плоть?», но всё это мне явно нравится!!! Сосед отвечает лёгкими прикосновениями к моей спине и плечам. Мои пальцы нежно гладят член Славы, но мне не удобно — мешают плавки. Я сажусь у его ног, наши глаза, уже привыкшие к сумраку, встретились, уверенно берусь обеими руками за резинку и тяну вниз… Слава, с готовностью приподымая бёдра, помогает мне. Всё происходит в полном молчании, лишь, слышно наше возбужденное дыхание. Мои руки опять у соседа «внизу»: я осторожно сжимаю ствол его члена одной рукой, другой нежно касаясь машенки. Здесь, также, как и у меня, не оказывается волос, даже лобок тщательно выбрит: «вот это да!» От моих манипуляций член у друга начинает «оживать», он постепенно увеличивается до вполне средних размеров, но действительно «не встаёт». Я начинаю ласкать его интенсивнее, делаю это уже не отдавая себе отчет (так я возбуждён!). Мои пальцы двигаются на нежной коже его пениса туда-сюда, пальцы второй руки легко сжимают ему яички. Слава начинает тяжело дышать, он близок к оргазму… Он успевает лишь страстно воскликнуть: — Сашенька! М-м-м… Прости! — и заливает мои руки и свою промежность горячей семенной жидкостью. Я подхватываю со, стоящего рядом, стула полотенце и стараюсь лаколизовать «потоп». Затем тоже откидываюсь на подушку. Состояние у меня такое будто сам кончил… Чувствую, что в трусах очень мокро: «неужели столько смазки?» Вытирая себя там, понимаю, что слегка «обспускался» от возбуждения: «да-а-а!» Меня обнимаят его рука, он прикасается ко мне всем телом и шепчет на ухо: — Спасибо, тебе Саш! Мне было так хорошо! Я вёл себя как гадкий эгоист, получил своё, а о тебе не подумал… — Успокойся. Мне, Слав, было хорошо не многим меньше… Не веришь? Дай свою руку. Схватив его ладонь, я провёл её по своим трусам: — Чуешь? Мокро? Так-то! — Ты дрочил? — Да ты что, мои руки были заняты. Это я от возбуждения. Несколько минут мы провели в спокойном безмолвии… — Саша, можно теперь я тебя… потрогаю? — его рука тянет вниз резинку моих трусов. — Давай, только если ты сам сейчас этого хочешь, — я помогаю ему избавить меня от них. — Хочу! — в его голосе слышалась искренность, да и ощущение вновь набухавшего писюна Славы, прижатого к моей ляжке, доказывало правдивость его слов: — у тебя очень приятная кожа, как родная… Сосед положил свою голову мне на плечо и стал нежно гладить рукой сначала моё второе плечо, затем живот. Его пальцы ласково коснулись моей груди… Если откровенно — пухлость моей фигуры всецело, если не сказать больше, сказалась на груди. Эта часть тела отчётливо выделялась, и даже являлась предметом насмешек моей супруги. Она, иногда шутя, предлагала мне одеть лифчик или спрашивала: «… разрешите узнать Ваш номер?» Не придавая этому большого значения, я, глядя в зеркало, признавал, что моя грудь, украшенная крупными сосками, будь остальная фигура по-худее действительно «смахивала» на женскую… Ощутив чужую ладонь на своей груди, я почувствоал наслаждение. Заметив мою реакцию, Слава нежно собирает в ладонь всё полушарие, и ласково его сжимает. Мне хорошо: «… никогда бы не подумал, что грудь — моя эрогенная зона!». Мой сосед трогает сосок, сосок отвечает тем, что твердеет и становится ещё чувствительнее. Слава подымает голову и берёт второй рукой другую мою грудь. Ласка повторяется, и я начинаю подоваться всем телом на встречу его движениям. Неожиданно мой друг наклоняет голову и целует мне сосочек, его губы, коснувшись чувствительной кожи вокруг ореола соска, делают её ещё более чувственной. Слава язычком трогает сосочек — мой писюн отвечает «гордым стояком». В этой ситуации я могу лишь одной рукой гладить его широкую спину, едва дотрагиваясь до начала изгиба его ягодиц. Сосед, продолжая ласкать губами и языком мою грудь, одной рукой обнимает меня за шею, а другую опускает мне на лобок… Он уже давно трётся своим членом о мою ногу, я ощущаю влажность его смазки на бедре. Он осторожно трогает мою писю, едва касаясь, ведет кончиками пальцев по стволу снизу вверх. Я не могу понять, что меня больше заводит: — его губы и язык, терзающие мои соски, его пальцы, уже уверенно ласкающие мой член и яички, или его движения бёдерами, движения прижимающие и его член к моей ляжке… Чувствуя потребность в полном контакте с партнёром, я обнимаю его. Одной рукой привлекаю к себе его за плечо, другой, ближней к нему, спускаюсь к его попе. Зарывшись губами и носом в его волосы, чувствую дурманящий аромат… Нежно, но настойчиво моя ладонь накрыавет ягодицу Славы, и я начинаю помогать его фрикциям, то прижимая его таз к себе, то отпуская его, расслабив пальцы. По-прежнему ни он, ни я не решаемся на более откровенные ласки. Наши движения становятся синхронными. Друг, достаточно крепко сжимающий пальцами мой пенис, двигает рукой в такт движений своих бёдер, я, в свою очередь, качаюсь всем телом ему на встречу, лаская его зад. Постепенно перестаю себя контролировать, в комнате слышны то ли вздохи, то ли стоны. Мне так классно, как никогда! Я осазнаю, что кончаю только тогда, когда струя моей спермы попадает мне же на лицо… Слава, забыв о стеснении торопливо «помогает себе рукой», той рукой, которая только что держала меня за член. К моей сперме на животе прибавляется сперма Славы, правда её уже не много… Мы отдыхаем, расслабляясь на постели… — Ты не жалеешь? — в голосе Славы звучат нотки тревоги. — Вот глупый, а ты? — Нет, что ты! Мне было так хорошо! — Давай не упадобляться молодым супругам. И так ясно, что нам хорошо. В противном случае мы легко могли всё прекратить. Ведь так? — Так, так. Саш, я сейчас подумал: «Как хорошо, что я попал сюда на отдых. Как здорово, что мы встретились. А ведь этого всего могло и не быть вовсе!» — Да, Славка. Но ты всёже идеалист. Не торопи события: «поживём — увидим». — А мне уже и так ясно, что жизнь повернулась ко мне светлой стороной. И на работе успех, и в личном… Ладно, молчу, а то ещё в любви начну признаваться! Мыться и спать… Мы довольные друг другом, уставшие, как мартовские коты, сбегав в душ, мгновенно заснули. Утром я проснулся первым. Видимо, Славка пережил вчерашний день гораздо сложнее, чем я. Он продолжал сладко спать, восполняя потраченные нервы и силы. Кровати, естественно мы так и не раздвинули. Его крепкая фигура покоилась на животе, одеяло, половина которого свисала на пол, открывало великолепный вид на часть спины, попы и одной ноги моего любовника. Глядя на эту картину, я почувствовал прилив крови не только к голове… Моя рука потянулась к телу соседа. Я провёл ладонью по его спине сверху вниз, задержался на пояснице и, чувствуя пульсацию во всём своём теле, опустил руку на булочку его попки. Нежно сжав её, я ребром ладони случайно попал в промежность ягодиц и почувствовал, как задел дырочку ануса… Меня, как током ударило! В этот момент Слава проснулся и развернулся ко мне: — Не спишь? Я не ответил потому, что мой взгляд остановился на Славкином члене. Утренний свет и постельная сцена придавали особый колорит этой картине…. Неотдовая отчет в своих действиях, я наклонился к паху друга и, взяв его «ствол» рукой, слегка оголил едва показавшуюся головку. Каснувшись губами бархатистой кожи, я ощутил приятный запах свежести мужской косметики. Мой рот приоткрылся, и я впустил в него этот «наконечник». Слава попытался что-то возразить, но я, на секунду оторвавшись, произнёс: — Молчи. Я хочу… Мой рот опять наполнился живой плотью друга. Я стал с удовольствием ласкать головку его члена, сжимая её губами и водя по ней языком. Мой любовник блаженно откинулся на подушку, он балдел… На удивленье легко я осваивал минет — чувствуя недостаток стимуляции, я стал делать сосательные движения ртом, член соседа, постепенно напрягаясь, стал продвигаться в глубь… Чувствуя, как он твердеет и упирается в моё нёбо, я выпустил его изо рта и обомлел! Член Славы встал, как «солдатик», на все свои 15—16см!!! Это ещё больше меня разохотило. Я вновь всосал его и стал работать, качая головой, вертя языком и сжимая губами пенис друга. Слава уже не мог лежать безучастно, он положил руки на мою голову и, нежно вороша волосы, стал задавать нужный ему ритм фрикций. Постепенно член друга стал проникать мне в начало горла, небольшой дискомфорт с лихвой перекрывался общей похотью. Я и не заметил, как мои губы оказались, почти, у самого основания его члена. Закинув свою верхнюю ногу на ноги друга, я прижимал свой писюн к его голени. Моё естество, зажатое между моим же животом и ногой друга тоже стремилось к разрядке… — Саша, я сейчас… — Слава попытался отстранитья от меня. Но я, находясь в апогее наслаждения, не дал ему покинуть себя… — Боже! — только смог вымолвить мой друг, и его орган стал выплёскивать в меня свою влагу. Не имея опыта, я не знал, что мне с ней делать, но выплюнуть его семя сейчас не решился… Благо полости моего рта хватило принять весь этот выброс. Моё возбуждение резко пошло на спад, сменяясь какой-то негой… Я медленно встал с кровати… Пошатываясь, побрёл в ванную комнату… И только там стал приходить в себя. Выпустив изо рта сперму Славы и прополоскав рот, я хотел вернуться обратно, но потом, решив, что: «… на утро хватит…», занялся утренним туалетом. Размышляя о проишедшем, мне открывалось новое: «… странно, я ведь не трахался, а ощущение такое быдто кончил… у меня даже эррекция была не полной, а я был на краю оргазма… его окрепший член был у меня во рту, а я так блаженствовал, будто мне самому делали минет…». Выйдя из ванной, я снова поймал виноватый взгляд соседа: — Я не обидел тебя? — Вот глупыш! Неужели ты не чувствуешь, что я это всё делаю исключительно по своему желанию, — я обнял, вставшего мне на встречу друга: — Ты должен радоваться, что у нас получается достовлять друг другу столько удовольствия! — Радоваться?! Да я просто в шоке! За сутки ты избавил меня от… не знаю как сказать, от комплексов что ли, от страха мужской немощи. Ты подарил мне радость жизни, Саша! — Ладно, без высоких слов. Тебе было хорошо?… Вот и славно! Весь день мы провели, лишь обмениваясь весьма двусмысленными взглядами. Вечером, сидя в тёмном фойе этажа нашей гостинницы и глядя на экран старенького телевизора, я почувствовал, как рука, сидящего рядом Славы, незаметно от всех легла мне на ногу. Его пальцы медленно поползли от колена вверх и остановились на бугорке между моих ног. Нежные прикосновения скоро сделали так, что в моей промежности стало тесно… Я шепнул другу: — Пойдём… И мы поспешили в номер. — Слав, я в душ. Хорошо? — Давай… , я потом. Забираясь в душевую кабину, мои глаза остановились на внутренней полочке. Кроме весьма стандартного набора (мыла, шампуя и мочалок), я увидел резиновую грушу для спринцевания. «Ах, ты, проказник!», — подумал с волнением я. Прцедура не заняла у меня много времени… В комнате меня встретил полумрак, на журнальном столике стояла бутылка коньяка, в вазе лежали фрукты, кровати опять были сдвинуты вместе к одной стене… «Точно… , проказник», — пролетело в голове: — Ты очень внимателен. Вроде всё это банально, Слава, но мне всё равно очень приятно! Слава с улыбкой смотрел на меня и в его взгляде угадывалось большое желание «чего-то очень непрличного». — А ну, в ванную, бегом! — прикрикнул, шутя, я, понимая, что ещё немного и мы свалимся в постель прямо так… Спустя несколько минут… Мы присели в махровых халатах на постель, выпили по рюмочке и зажевали кусочком яблока. Тепло крепкого напитка моментально растеклось по венам, передавая жар нашим телам. Полы наших халатов разехались, мы «пожирали» друг друга глазами… Мой сосед, не выдержав, проговорил: — Саша, если не возражаешь, сегодня я тебя поласкаю… — Хорошо, — прошептал я, стягивая халат и откидываясь на постель: иди ко мне… Я опять почувствовал его пальцы на своих ногах, они нежно поглаживали мои ляжки. Слава присел у меня в ногах, его ладони прошли снизу вверх по моим бёдрам, поясу и остановились под «мышками». Он опять ласково сжал мои груди, погладил живот и наконец дотронулся до волос на лобке… Склонившись надо мной, друг одновременно приподнял пальчиками ствол и дотронулся язычком до основания моего члена. Его язык трепетно «прочертил дорожку» от границы члена с машенкой и самой головкой, ещё закрытой кожей. От ласк Славы мой конец стал наливаться силой, мне сразу захотелось большей стимуляции, и я задвигал нижней частью тела… Любовник продолжал нежно касаться моего писюна и машенки губами и языком. Я, в изнеможении, ждал когда же он возмёт его в ротик, но Слава либо просто не торопился, либо хотел чего-то другого… Наконец, когда мой член, стоя, полностью оголил головку, мой друг прошептал: — Можно потрогать тебя ниже?… … Я ждал этого, я готовился к этому, но его слова всё же немного смутили меня. Трогать себя там… я пробовал. Любопытство: «… что же, всё таки, чувствуют те, кто занимаются этим? Неужели приверженцы однополой любви, выражая свою любовь к активному партнёру, вынуждены терпеть неприятные минуты совокупления… ?» Мой опыт с супругой явно противоречил порноиндустрии, проникновение и сам анальный акт (по её словам) ничего кроме боли не принёс ей. Мои скромные эксперименты внесли лишь неопределённость. Как-то, оставшись дома один и фантазируя на тему анального секса, я не на шутку возбудился. Нежась в кровати, я представил, что кто-то собирается трахнуть меня. Моя рука, поглаживающая член и яички, неуверенно поползла от «передка» к «задку», я с любопытством погладил себя по ягодицам. Мне захотелось дотронуться до самой дырочки, и я перевернувшись на бок, сдвинув верхнюю ногу (я, как на грех, только что тщательно помылся) и направил свой указательный палец к «норке». Я поводил по сморщенной коже колечка — ощущения мне понравились! Надавил на дырочку, и палец довольно легко вошел на одну фалангу — ничего неприятного я не почувствовал. И тут… аморальность моего повидения, тревожной мыслью возникла в моей голове так, что прошло моё возбуждение… Позже, мне не раз хотелось ещё попробовать, но семейный быт не позволил осуществить этого. Одно дело — быстренько сбросить напряжение «машей кулаковой», и совсем другое — это… И я шепнул в ответ: — Да… Услышав утвердительный ответ, Слава стал разводить мои ноги в стороны… Мне для удобства позы пришлось согнуть их в коленях, и я увидел меж своих ног до крайности возбуждённое лицо друга. Его взгляд был устремлён в мою промежность… Слава прилёг между моих ног, его лицо опустилось вниз… , мне показалось, что нежный лепесток неведомого цветка коснулся моей кожи. Он лизал мне яички, руками придерживая меня за попу. Его язычок двигался … по кожице машеньки, как по губкам влагалища женщины вверх-вниз, влево-вправо… Мой член «болтало» из стороны в сторону. Это было очень приятно, но во мне нарастало что-то такое, что требовало более сильных, жестких, крепких ласк: — Ещё! Сильней!… — выдохнул я. В ответ, руки друга раздвинули мне ягодицы, язык прошёл ещё ниже и коснулся колечка ануса. Он остановился в нерешительности… — Слава, милый! — вырвалось у меня. Язычок соседа несколько раз нежно лизнул мою дырочку, а потом стал настойчиво совершать возвратно-поступательные движения, проникая в глубь моего ануса… Это было совсем иное наслаждение! Моя похоть стала постепенно переходить с нервных окончаний моего члена, на приятную пульсацию моей грешной дырочки… От восторга я даже приподнял таз и, взяв себя за колени, подогнул ноги ближе к животу… Мой член головкой упёрся в складку пупка, я постепенно переставал отдавать отчёт своим движениям. Слава, обильно смочив слюной мою промежность, наконец приподнялся. Он осторожно надавил средним пальцем на мой анус, и моя попка податливо раскрылась его нажиму, он проник в меня… Я чувствовал что-то необычное внутри, это ни на что не похожее ощущение и страх заставили меня сжать мышцы ануса. Пальчик покинул моё «гнёздышко», и тут я ощутил пустоту… Мне вновь захотелось принять это в себя, и я повёл задом. Мой любовник снова проник в меня, уже увереннее и глубже… Страх отступил, Слава входил и выходил из меня, забросив мои ноги себе на плечи. Мой член неожиданно вновь дал о себе знать, я чувствовал, что скоро кончу. И вдруг мой любовник вошел в меня двумя пальчиками, он сдвинул их вместе при вхождении, но обратного хода не было… Слава завибрировал ими внутри (чувствовался опыт, видимо так он ласкал жену), потом попытался развести их в стороны и тут… Тут я взорвался мощным оргазмом! Он что-то задел у меня там… какую-то точку, от которой сдержать мой фонтан было уже нельзя. Пыхтя от наслаждения, я пытался выдоить себя до самого конца, моя рука на пол-пути к моему члену была остановлена, и мой любовник сам, крепко сжав моё древко, помог мне спустить всю сперму. Обессиленный, я расслабился на кровати… Спустя несколько минут ко мне вернулся «дар речи»: — Теперь я, Слав, начну доставать тебя: мне было очень хорошо, ты видел это, а ты то как? Я не слишком увлёкся? — Увлёкся? Ничего! — сосед смотрел на меня хитрыми, но влюблёнными глазами: — Я ещё сегодня планирую всё отыграть! С этими словами Слава накинулся на меня, прилёг сверху, обнял за плечи и его зубки сдавили мочку моего уха: — Я тебе задам трёпку! — Не надо! — шутя, ему в тон, «пропищал» я, стараясь вывернуться из его объятий. Мне удалось повернуться к нему спиной, а может быть Слава этого и хотел… Его руки обнимали мне плечи, мой любовник вновь прикоснулся губами к моей шее. Пальцы соседа нежно сползли с моего плеча на спину, затем на бедро. Я лежал на боку, но Славина рука осторожно двинула меня вперёд, и я, оказался лежащим на животе. Мой друг, перекинув свою ногу через меня, прижался к моей спине… Я затылком чувствовал его взволнованное дыхание, лопатками его вздымавшуюся грудь, упирающийся в мою поясничную впадину, живот любовника… Но главное — я почувствовал его твёрдеющий член на своей ягодице! Желание «молчало» во мне, но я был готов всецело отдать моему другу то наслаждение, которым несколько минут назад он одарил меня… … Сама ситуация толкала меня на пассивную роль. Но в этот момент я даже не задумывался о происходящем. Всё было настолько естественно, что я отдался своим природным инстинктам. Мне хотелось лежать и принимать ласки партнёра, чувствовать его желание и похоть… У меня даже не промелькнула мысль о том, как он теперь захочет удовлетворить свой пыл. Я просто лежал и наслаждался… Постепенно объятия соседа стали более крепкими. Его обе руки легли на мои плечи, между своих ног он зажал мои ноги, движения его тела были направлены снизу вверх по моему телу. Я всё отчётливей чувствовал пенис соседа, который искал в моём теле необходимую впадинку. В какой-то момент Слава сдвинулся по мне чуть ниже, его ноги разошлись в стороны, ослабив давление на мои бёдра, и тут его возбуждённое древко провалилось между моих ляжек. Сосед двинул телом вверх, и член попал в мою промежность, он слегка толкнул лобком мою попу, и я почувствовал как у меня между ног, сдвинув кожицу и оголив головку, член друга достал до моей машенки… Вот тут я услышал вздох наслаждения. Слава, сдавив мне плечи, стал качать бёдрами. Его «дужек» окончательно окреп и подрос, его головка то и дело задевала мне яички. У меня в промежности было довольно влажно от предыдущих утех, и это помогало моему любовнику делать фрикции. Постепенно похоть соседа стала передаваться и мне. Стимуляция области между моей машенкой и анусом, его страстное дыхание и ласки заводили меня. Я уже не лежал «бревном», а слегка двигал задом на встречу качкам друга, мой член от плотного контакта с постелью стал наливаться силой. В принципе, я уже был готов к проникновению, мало того, ещё немного и мне уже хотелось этого… … Но как сказать ему это. Я почему-то оробел. В моём смятении главную роль, конечно, сыграла мораль. Если бы он сейчас взял и вошел в меня без спроса! Но Слава тоже был очень порядочен и не смел взять меня… Движения моего любовника участились, его пальцы сдавили меня что есть силы. Слава застонал, и я сжал его член своей промежностью, стараясь доставить ему большее удавольствие (или от собственной страсти). Мгновение, и его естество запульсировало, забило фонтаном грешной любви. Мой друг ещё несколько раз двинул бёдрами и замер, лёжа на мне… Постепенно приходя в себя, я выполз из под соседа и молча побрёл в душ. Слава окликнул меня: — Что-то не так, Саш? Я вернулся к нему и шутливым тоном сказал: — Ну что, не решился? Смотри, в следующий раз не тяни, обидишь… — и вдруг совсем серьёзно, взглянув ему в глаза, добавил: — просто возьми меня!.. Мой друг, заглянув в мои глаза, неожиданно поцеловал меня в губы. Для меня это стало вершиной откровенности, я почувствовал полное доверие к партнёру. Мой ответный поцелуй пробудил во мне новое желание, а в моём любовнике страсть! Но… Как это бывает в бульварном романе — раздался стук в дверь.. Мы вскочили как ужаленные. Я крикнул в сторону закрытой двери: — Кто там? Оказалось, что Славе срочно звонили из дома, так как мобильные мы отключили его жене пришлось звонить в администрацию санатория. Сосед перезвонил и узнал горестную новость, у него скончался отец. Так часто бывает в жизни, горе и радость совсем рядом… Конечно, тут уж было не до наших взаимоотношений. Друг стал собираться, я узнавал о билетах для него, вызывал такси — вобщем суета… Опомнились мы с ним лишь за пол-часа до его отъезда, наскоро обменялись адресами и телефонами, скомкано попрощались… Только спустя неделю, телефонный звонок застал меня в номере. — Привет… — Здравствуй, Слава, как ты? — Всё позади. Нормально… — Я не решался позвонить тебе… — Понимаю, Саша… — Но я очень ждал твоего звонка! — Знаешь я порой жалею, что всё так вышло… — Слава, я догадываюсь почему. Ты винишь себя, как истинный интелегент. Винишь во всём! Но знай мне было очень хорошо с тобой, и я ни о чём не жалею. Думаю, пройдёт время и ты тоже всё поймёшь… — Я очень благодарен тебе, поэтому и звоню. Ну давай, счастливо! — Тебе трудно говорить, понимаю… Ещё раз спасибо за звонок, пока… Мы ещё пару раз созванивались, к тому времени я уже вернулся домой, но любви как и … секса по телефону в нашем возрасте не бывает. Наши отношения прекратились. Прошло около полу-года… За этот период времени, я, конечно же, не нашел, да и не искал подобных приключений. Хоть шаловливые мыслишки то и дело будоражили мою память. Но… время лечит, со временем стирается острота воспоминаний и так далее, и тому подобное. Вообщем постепенно я смирился с мыслью, что подобное повторится не может… Но тут случилось одно событие… У нас с женой от родителей досталась дача. Не сад (подчеркиваю), а дача — деревенский дом с приусадебным участком, сараем, раскошной баней. Они приобрели дом ещё тогда, когда сады не вошли в моду, в 60-х годах, практически даром. Со временем дом стал их летней «резиденцией», а также местом отдыха нас и наших детей. В реконструкцию дома и бани ушло не мало средств и сил, но результат был блестящий. Двухэтажный котедж со всеми удобствами (газ, вода, местная канализация), баня с комнатой отдыха и небольшим бассейном. Правда родителям стало тяжело разрываться между городской квартирой и дачей — старость диктовала новые условия: близость больницы, аптеки, быстрота вызова «скорой», заставила их жить в городе. Нашим повзрослевшим детишкам на даче стало не интересно. Так мы остались там вдвоём. Чтобы не скучать, мы стали приглашать туда приятелей. Несколько вечеринок с разными супружескими парами прошли довольно неплохо. Шашлык, банька, пивко… Но вот однажды Наташа пригласила на дачу свою давнюю одинокую подругу: — Саша, ты не будешь против если мы возмём на выходные Светку? Я так редко её вижу, а мы ведь подруги юности… — Да ради бога… — Ты же знаешь она хорошая, правда немного диковатая. Жизнь не сложилась… , мне всегда её так жалко! — Возмём, возмём, не оправдывайся. Я заеду за ней после работы, а потом мы вместе «заскочим» в магазин… Так Света оказалась с нами в пятничный вечер. Она была совсем не похожа на мою супругу. Стройная высокая фигура, крохотная грудь нерожавшей женщины, подчёркнуто короткая стрижка, практически полное отсутствие косметики на строгом выражении лица сильно контрастировали с моей располневшей после вторых родов Наташкой. Среднего роста, с грудью второго размера, крепкой попкой и полными ляжками, длинными волосами, собранными в «конский» хвост, игриво завитой чёлкой, накрашенная и напомаженная, она абсолютно не гармонировала со своей подружкой. Пока я затопил баню, запарил вейник, девчата накрыли стол, чтобы немного перекусить (все были голодны после работы). Я предложил выпивку, девочки одобрили коньяк: — После бани захотим пить, попьём полусухого красного, а пока давай за встречу! — проворковала Ната. Мы выпили, немного закусили. У дам моментально развязался язык и они стали болтать, вспоминать, хохотать… Я налил ещё, и ещё… Девченки заметно порозовели, глазки у них заблестели, вообщем дело могло кончиться хорошей пьянкой. Но мне пришлось прекратить это веселье: — Дамы, а как же баня? Всё готово! … Замечу, что в баню мы ходили всегда с женой вместе, исключением была помывка детей, тут мы делились согласно пола. Гости тоже ходили супружескими парами. Так было удобнее всем. Я баню в связи с болезнью особо не жаловал, организм плохо переносил перегрев. Возвращался из неё я всегда раньше Наташи… — Саш, сходи вперёд, ты быстро… Мы после, а то Свете там не разобраться. — Ладно. Я немного погрелся в парилке, нырнул в бассейн, помылся. Вернувшись, я нашёл моих дам «в расстроенных чувствах»: они конечно немного «добавили градус» и видимо делились своими женскими секретами. Увидев меня подруги взяли всё необходимое и быстро ушли. «Видимо ещё не наговорились», — решил я. Вернулись они очень не скоро, я успел подготовить вечернее застолье, посмотреть «телик» и даже выйти подышать свежим деревенским воздухом, вообщем прошло почти два часа. Девочки вернулись какими-то странными. Наташа от чего-то прятала глаза, Света вообще была на себя не похожа: глаза её блестели, речь потеряла привычную строгость и сухость, наоборот во всём её поведении появилась какая-то плавность и, я бы сказал, чувственность. Я не обратил особого внимания на свои наблюдения, списав всё на спиртное и банную процедуру. Мы немного посидели за столом, но разговор не клеился, чувствовалась общая усталость, мы пошли спать. Укладываясь в постель, мне опять показалось, что Ната чем-то расстроена. Я не стал лезть ей в душу и быстро заснул. На другой день я предложил побродить по лесу (рыбалка и охота — не моё, а вот грибы — моя страсть), но женщины отказались, Света взялась помочь подруге с цветами и клумбами. Мой поход занял часа 3—4, зато грибов я собрал «гору», еле донёс корзину и пакет. Дамы встретили меня с восторгом, мы вместе разобрали мою «добычу», вечер прошел неплохо, а на следующий день мы собрались назад в город. У дома Светы подруги тепло попращались, и мы вернулись домой. Только вечером, готовясь ко сну, я снова заметил странную задумчивость супруги: — Наташ, да что у вас там случилось? Ты уже третий день сама не своя! Жена вздрогнула от моих слов. Но она, будучи женщиной умной и рассудительной, постаралась взять себя в руки: — Саша, хорошо что мы сегодня дома одни, я должна тебе кое-что сказать… — ??? — Не могу, и не хочу скрывать от тебя этого, мы были близки со Светой… — Что?! — Выслушай, я думаю ты меня должен понять и простить. … Не скажу, что я был сражён этим событием наповал, но, по правде, ожидать этого я никак не мог… — Ты знаешь, что мы дружим с юных лет. Когда нам было лет по 15—16 случилось наше первое безобразие. Мы у неё дома устроили показ мод, используя гардероб её родителей, девочки любят наряжаться. Мы переодевались много раз, а когда устали от этой игры, разлеглись в одном белье на большой кровати в спальне. Не помню кто начал первый, но мы стали гладить друг друга. Светка попросила меня снять лифчик, ей нравилась моя грудь. Я сняла… Она трогала мне груди, а я балдела от этого. Мы стали обниматься и целоваться. Света сказала, что нужно уметь целовать парней и нам нужно с ней поучиться. Вообще нам обеим было хорошо тогда… Второе и последнее юношеское безобразие случилось с нами в 10-м классе. Я тогда сильно подвернула ногу, в районе голиностопа, и не ходила недели две. Светка навещала меня, и как-то раз вызвалась помассировать мне ногу, в ответ моим жалобам на затекание от неподвижности. Она стала гладить мне ногу в начале ниже, а затем выше колена. Её пальцы незаметно пробрались мне под халат… Я стала чувствовать возбуждение. Света молча добралась до моих трусиков, её пальчики погладили меня между ног. Я закрыла глаза от стыда и наслаждения… Подруга проникла под резинку и дотронулась до моей киски. У меня задрожало всё тело, теперь я знаю, что это был первый мой оргазм. А Светка чмокнула меня в щёку и убежала домой… Позже мне стало так стыдно, что я даже отдалилась на время от подруги. Но она никогда не напоминала мне о проишедшем и постепенно наши отношения снова наладились. То что произашло сейчас — это какое-то наваждение!… Пока ты мылся подруга поделилась со мной, что очень страдает от одиночества. Её натура совсем не приемлет случайных романов, мы женщины сразу чувствуем чего хочет, проявивший к тебе интерес, мужчина. В её случае — серьёзных предложений почти небыло, так сплошные любители разок «перепихнуться». Тяжело в сорок лет быть никому не нужной! Она всплакула, я, как водится, уронила слезу в ответ. Алкоголь, конечно, тоже «подлил масла в огонь». Я, скорей от жалости, обняла и поцеловала её в мокрую щеку. Она, вдруг, с жаром ответила мне. Света в начале осыпала поцелуями моё лицо, потом её губы несмело дотронулись до моих губ. Я почему-то ответила,… и мы стали целоваться взасос, играть язычками, гладить руками волосы и плечи друг другу. За этим занятием ты чуть не застал нас, вернувшись из бани. Раздевшись в бане, я впервые увидела Свету голой. Её фигура 20-летней девушки, к моему стыду, слегка возбудила меня. Господи! Стройная — ни грамма лишнего веса, но и жилы не торчат, попка как у юноши — маленькая, но крепкая и кругленькая, плоский живот, лобок аккуратно выбрит — лишь тонкая полоска руна показывает направление в её промежность. Да, она умеет за собой следить! Подруга, я заметила, тоже вроде бы невзначай посматривала на меня. В парилке, успокоившись и разомлев, мы опять болтали о чём-то отвлеченном, я предложила охладиться в бассейне. «Только прыгай сразу, а то духу не хватит», — поучала я. Мы с визгом окунулись в прохладу, Светка запищала, мол ей холодно, и стала прижиматься комне. Тут на меня «накатило»… Она стояла ко мне спиной, я обняла её под мышки и стала ласкать ей грудь. Мои губы стали покрывать поцелуями её спину, шею, ушки, Света прижималась ко мне всем телом, затем её рука вклинилась внизу между нами и нашла мою промежность. Подруга зажала указательным и безымянным пальчиком мои нижние губки, а средний вошел в мою киску. Я дрожала всем телом, мне было очень приятно. Помогая её движениям, я двигала бёдрами всё сильней и сильней. Мои руки нежно мяли ей грудки и соски, я стонала… Оргазм застал меня настолько неожиданно, что я чуть не захлебнулась в бассейне! Мы вышли в комнату отдыха, накинув простынки. Света села на диван, я устроилась в кресле напротив. Мы молчали несколько минут. — Это было безумие! — прошептала я. — Тебе пронравилось? — … Да. — смущённо «выдавила» я. Светка после моих слов, как бы не нарочно, повернулась на диване так, что в разрезе простыни стал виден её лобок. Я сразу уставилась на него, а она, видимо, оценив мой интерес, сказала: — Я тоже хочу, чтобы мне понравилось… , — и чуть погодя, видя мою неуверенность, добавила: — … чего ты боишься, мы уже взрослые девочки, иди ко мне… Перешагнув на диван, я сразу оказалась в объятиях обольстительницы. Подруга сдвинула в сторону свою и мою простынь и прижалась губами к моему лицу. Она нежно целовала меня, называла «своей девочкой», «сладкой ягодкой», «вкусной конфеткой»… Её губы и пальцы вновь, как 20 лет назад, ласкали мою грудь. А когда её нежный язычек коснулся моих сосков, кровь вновь ударила мне в голову! Я стала страстно отвечать на её ласки, руками я «обшарила» всё её тело, правда, погладить её «там…» не решилась. Мы неспеша располялись всё больше… Я тоже захотела поцеловать ей груди и опрокинула её на подушку дивана. Взяв в ротик сначала один, а потом второй сосочек и увлажнив их, стала мять их пальчиками. По глазам Светы я поняла, что ей хорошо. Мы наперебой тихонько вздыхали и охали. Тут подруга надавила мне рукой на плечо, направляя меня вниз… Я была не готова к таким ласкам и попыталась воспрепятствовать ей. В ответ Света простонала: — Ну пожалуйста, моя хорошая, ну давай! Ты ведь тоже этого хочешь… Давай сначала пальчиком! Миленькая, прошу тебя! Спустившись к её ногам, я всё ещё была не уверена — смогу ли я. Но увидев раскинутые передо мной ножки Светки, и то, что было между ними, я не смогла совладать с собой… Я провела рукой по её промежности и почувствовала что-то внизу своего живота. Киска подруги была тёплой и влажной, я поднесла эту руку к своему лицу и ощутила аромат похоти. Приблизив своё лицо к промежности Светки, я поняла, что обратного пути не будет: «… я хочу попробовать это… ,… мне так классно, как никогда… ,… не могу сопротивляться своему желанию…» Я сразу припала губами к её вульве, с диким наслаждением мой язык проник в неё. Наткнувшись на её довольно крупный клитор, всосала его в рот, услышав вскрик наслаждения, стала ласкать его губами, язычком, зубками. Светка металась головой по подушке дивана, стонала, её глаза наполнились слезами, но я этого почти не замечала, моё состояние было не многим спокойнее. Я сжала свою руку у себя между ног и, даже не мастурбируя, кончила… Немного отдышавшись, я спросила: — Ты успела… ? Тебе было хорошо? — Да «зайчонок», мне было очень хорошо! Будем собираться, боюсь нас уже хватились… Я ответила подруге, что ты меня на «поводке не водишь». Что мы доверяем друг другу, и что мне теперь, наверное, просто будет стыдно. Она парировала, что стыдиться тут нечего, что подруги просто немного расслабились, что-то вроде массажа, мол, я же не с мужиком была. Мы вернулись домой, но я всё равно неудобно себя чувствовала. Утром я пришла в себя, но не успела проанализировать ситуацию, как ты убежал за грибами. Мы опять остались наедине… Светка опять смотрела на меня как удав на мышь. Мы справились с клумбами за час, и она предложила сходить ополоснуться: — Пойдём, Наташка, баня точно ещё тёплая… Я, как под гипнозом, соглашалась с ней во всём. Понимаешь, проснулось какое-то юношеское чувство влюблённости… В бане мы быстро помылись и… опять бросились друг на друга. Подруга, уже ничего не стесняясь, обняла меня и стала ласкать. Её руки моментально оказались у меня между ног, она трогала мне киску и целовала меня в губы. Я, вновь распаляясь, отвечала ей. Она уложила меня на полог, ласково целовала мне грудь, живот, взерошила своим носом волоски на лобке, наконец развела мои ноги и занялась моей киской. Не знаю что она делала, но я чуть не рехнулась от кайфа. Оргазм был настолько бурным, что Светка даже испугалась: — Ну подруга, ты даёшь… ! — Это ты даешь, я такого удовольствия ещё не испытывала… Сейчас я тебя трахну! — нарочито грубо заявила я: — Как ты хочешь? — Раком! — мне в тон ответила подруга. Она встала на полке на колени, прогнулась и выставила зад. Я ласково раздвинула ей ягодицы и провела язычком по её прелестям снизу вверх. Светка охнула, я ещё несколько раз прошла по её промежности языком и наконец раздвинула её лепестки пальчиками. Нежная внутренность её письки открылась моим ласкам. Я дразнила её, лишь, нежно пархая по поверхности. — Сильней! — простонала она: — Давай пальчиком… Я продолжала её мучить, осторожно задевая её вульву губами и язычком. — Боже! Наташенька, милая! Сильнее! Пальчиком! Мне стало жалко её, я аккуратно ввела свой указательный палец в киску подруги, но она, протестуя, застонала: — Не туда! Не туда, зайка, выше… Но выше была только дырочка её ануса. «Неужели?!», — пронеслось у меня в голове. Я, чувствуя своё наростающее возбуждение, облизнула пальчик и попробовала войти в неё с этой «сторонки». Палец легко провалился вглубь, подруга одобрительно ахнула. Стараясь не навредить её попочке, я стала изучать Свету своим пальцем, тихонько вводя его глубже, слегка изгибая его, ощупывая стенки этой норки… Подруга «потекла», кровь ударила ей в лицо, она зычно вздыхала при каждой моей манипуляции. Пальчиком другой руки я ласкала ей клитор. Света стала причитать: — Наташенька… , родная… , хорошо… , сильней… , ещё!!! Я, окунув свою руку в обильные соки подруги, аккуратно ввела в её попку два пальца. Меня тоже колотило, сам факт того, что я трахала чью-то задницу дико заводил… Светка стала быстро двигать задом на встречу моей руке. Ещё несколько секунд она наращивала амплитуду и частоту фрикций, а затем резко затихла, дрожа всем телом. Я нежно покинула её дырочки и помогла подруге лечь по-удобнее. Она, обессиленная и удовлетворенная, даже разговаривать со мной не могла… Вскоре из леса вернулся ты. Мы с ней больше не говорили о том, что произошло. Но тебе не сказать … этого я просто не могла, прости… Повисла пауза. Я не знал, что сказать своей жене. Её рассказ немного задел моё самолюбие, но он в добавок довольно сильно возбудил меня. Взглянув в лицо Наташе, я увидел на её глазах слёзы. Она тихо спросила: — Скажи, я очень обидела тебя? Я понял, что накалять ситуацию нельзя и выпалил: — Так обидела, что я чуть в штаны не кончил! — Ах, ты извращенец! — супруга облегченно улыбалась: — прости за вопрос, но тебе никогда не хотелось попробовать с мужчиной? Конечно я пытаюсь этим вопросам найти себе хоть какое-то оправдание, но всё же? Я не решился признаться в ответ. Её прямой вопрос застиг меня врасплох, думаю она могла заметить моё секундное смятение, но я взял себя в руки и спокойно ответил: — Я даже не думал об этом. Да и в жизни таких ситуаций, как у тебя, у меня не было. Помню, как-то в подростковом возрасте, ко мне приставал мужик в кинотеатре, коленку гладил… Так я от него бежал «как чёрт от ладона». — А я, Саша, задумалась после Светки. Если ей было так хорошо в попку, значит что-то в этом есть. Ну ладно, мне это не совсем приятно, но ведь она-то «балдела» от этого. А сколько мужиков таких сейчас развелось! — Не развелось, они всегда были. — Ладно были, с ними вообще всё ясно — у вас ведь там есть «точка» получения удовольствия. Есть? — Вроде есть… Тут Наташа посмотрела мне в глаза, в её взгляде было всё — вина, облегчение, просьба и возбуждение: — Можно я потрогаю тебя там? Я тебя очень прошу! — Давай попробуем, — с напускной неохотой отвечал я: — но тогда мне надо в ванную… — Беги, я жду тебя! В диким возбуждением я быстро провёл гигиенические процедуры и голышом вернулся в постель. Глаза супруги горели похотливым огоньком. Она всегда спала в трусиках и маечке без лифчика, недолюбливая ночнушки, и сейчас снимать их явно не собиралась. Она сверху навалилась на меня и мы слились с ней в жарком поцелуе. — Ты правда не разлюбил меня за это?… — Всё, Ната, забыли! Жена стала покрывать поцелуями мои плечи и грудь, спускаясь всё ниже. Я гладил ей волосы. Губы Наташи нежно коснулись моего «дружка», рукой она проникла мне между ног так, что мои яички оказались в её ладони. Продвигаясь по члену сверху вниз, язычек супруги «прочертил линию» между яичек. Руками она раздвинула мои ноги и, на секунду оторвавшись от меня, нырнула головой под мою согнутую ногу так, что она оказалась на её плече. Наташа снова взяла в ротик мой конец, тут я почувствовал как её пальчик, явно чем-то смазанный упирается в мою дырочку. Осторожно обследуя вход, жена смазала моё сморщенное колечко, не забывая губами и язычком «подымать дух» моему детородному органу. Я чувствовал приятное томление и желание продолжения, член мой уже встал во весь рост и требовал разрядки. Видимо чувствуя это, Наташа прекратила стимуляцию впереди и нежно ввела свой пальчик в меня сзади, другой рукой, раздвигая половинки моей попки. Она аккуратно сделала несколько движений вперёд-назад и вошла в меня глубже. — Тебе хорошо?, — прошептала она. — Да… , — только выдавил я. Супруга стала поворачивать пальчиком в стороны, слегка сгибая его, пытаясь нащупать заветную «точку». Мне были довольно приятны её манипуляции, они вернули меня в то время, напомнили мне ласки Славы, но её пальчик был короче и тоньше пальца моего любовника, что, видимо, сказывалось на остроте моих ощущений. Напряжение моего члена стало заметно спадать, и, заметив это, моя многоопытная партнёрша предложила мне сменить позицию: — Повернись, родной… Едва развернувшись на бок, спиной к моей «благоверной», я почувствовал, как в моё гнездо упирается что-то более значительное. — Подогни верхнюю ногу к себе, Саш… , — шепнула на ухо жена, рукой она подцепила мою верхнюю ягодицу и уверенно вошла в мой анус смазанным искуственным членом на глубину головки… … Я купил эту «игрушку» довольно давно, больше ради шутки, чем ради применения. Купил Наташе в подарок, надеясь использовать его в наших с ней сексуальных отношениях. Но произведя эффект сюрприза и шутки, дилдо, скромных размеров, так и остался без применения. Со временем я абсолютно забыл о его существовании. Как она вспомнила о нём? А может быть и не забывала?… — Тебе не больно, милый?, — проворковала Наташа. — Нормально… Меня охватило противоречивое чувство. Стыд, небольшой дискомфорт, возбуждение смешанное с любопытством перемешивались в моей голове. Но проанализировать всё это я не успевал… Меня уже «любили» по-настоящему. Этот настойчивый «любовник», в роли моей жены, вошел в меня на всю длину. Ощущение какой-то наполненности парализовало меня, я, вцепившись в постель, ловил первые позывы удовольствия. Жена постепенно наращивала амплитуду и темп, иногда меняя углы введения. Так больше и не встав, мой член был зажат частично между ляжек, частично прижат животом к постели, но это не мешало мне получать наслаждение. Движения головки дилдо наконец достигли желаемой «точки», простата внутри меня увеличилась в ответ на стимуляцию. Мне стало совсем хорошо, я напряженно дышал, забыв о взаимности, сосредоточившись на своих чувствах. У меня внизу началась какая-то пульсация, я ощущал биение своего сердца — НО ГДЕ?!! В один такт содрагался мой конец, сжимался вход в мою дырочку и пульсировала внутренность попки, посылая в мой мозг волны удовольствия. Невольно мои бёдра пришли в движение, в тот момент когда в меня входили, увеличивая глубину проникновения, я подавал задом навстречу, а в момент выхода, что есть силы прижимался членом к постели. Находясь в этой эйфории, я и не заметил как кончил, лишь ощущение влаги внизу живота, дало мне понимание этого. Я расслабился, чувствуя огромное удовлетворение… Придя в себя, я повернулся к Наташе. Жена лежала на спине, раскинув ноги, её рука была в трусиках. Она ублажала себя… , я не стал ей мешать. Казалось, гармония сексуальных отношений в нашей семье, после всего произошедшего, должна была вновь наступить окончательно и бесповоротно. Но!… Как я не надеялся, подобные удовольствия больше не повторялись. В начале я подумал, что Наташе необходим традиционный секс. Наши интимные игры случались, примерно, раз в неделю, и я с удвоенным энтузиазмом ласкал жену, так сказать классически, надеясь на её взаимное внимание. Время шло, а супруга явно не собиралась повторять тот «заветный сценарий». Я стал намекать ей, во время «прилюдии», мол, «погладь мне попку». Наташа мои намёки или понимала буквально, или вовсе не желала понимать. Всё, в конце концов, опять возвращалось к обычным супружеским обязанностям. Наконец, спустя пару месяцев, я решил поговорить с ней прямо: — Наташа, тебе тогда было не приятно ласкать меня? Я чувствую, что ты или брезгуешь повторить это, или ты обиделась на мою эгоистичность тогда, или тебя ещё что-то останавливает повторить это… Жена уверенным, даже где-то «железным», тоном, ни секунды не задумываясь, ответила: — Знаешь, я боюсь, что тебе это может понравиться на столько, что… Прости, что я тебе буду уже не нужна! Я долго думала и решила порвать со всем тем, что случилось тогда: со Светой и с… Навсегда! Мне кажется, Саша, нет таких удовольствий которые могли бы стоить больше нашего семейного благополучия. Вот так! Что я мог возразить? Сказать, что мне осточертел супружеский секс, что я хочу новизны? Поставить условия типа: «Или трахай мне зад, или я вообще с тобой не буду трахаться…». Это было не реально. Время шло… Казалось, немного позлившись, я смирился со своей долей… Но судьба, как говорят, дала мне ещё … один шанс! Спустя пару месяцев, ранним утром зазвонил телефон… Я, нехотя, взял трубку: — Да? — Саша? — Я. — Это Слава. (меня, как током ударило…) — Ты можешь говорить? — Конечно могу, — едва не крикнул я. Жена в это время занималась утренним туалетом, порхая между ванной, туалетом и кухней. — Слушай друг, я наверное рехнулся на старости лет! Сначала взялся за служебную командировку в ваш город, затем чуть не отказался от неё. Приехав, решил не звонить тебе, но вот, звоню… Понимаешь меня? — Прекрасно понимаю. Но учти, я тебе не простил бы этого! Где ты сейчас? — В гостиннице… Мне так удобнее,… прости, я думаю, НАМ так будет удобнее. — Согласен. Когда мы можем встретиться? — Часов в 7 или в 8 вечера. Гостинница «Мир». Сможешь? — Конечно смогу. — Я встречу тебя внизу, только позвони мне в номер. Слава продиктовал номер телефона. — Хорошо, до встречи! — До встречи! Внутри меня всё тряслось от волнения. Я с трудом взял себя в руки. Наташа вернулась в спальню и спросила меня о раннем звонке. Я, почти откровенно, сказал ей о приезде в наш город своего давнего друга: — Слушай, я не хочу сразу приводить его домой. Мы так давно не виделись… Он мог измениться не в лучшую сторону. Тем более он сам предложил встречу в отеле. Наташа, давай я в начале выпью с ним «на стороне», погляжу «что к чему». Если всё будет хорошо, я вас познакомлю. Согласна? — А как тебя искать если что? — жена, несмотря на мои справедливые доводы, ещё проявляла беспокойство. — Вот телефон его номера в отеле, не отвечу на мобильном, звони на этот. — Договорились. Саш, если сильно «наклюкаетесь» — ночуй, не болтайся ночью по городу! День прошел в обыкновенно, работа обычно поглащает меня целиком, я почти не вспоминал о вечернем рандеву. Опомнившись под крнец дня, я поспешил привести себя в порядок, помогло то, что на работе был спортзал с замечательной душевой. Когда я мылся, меня охватили сексуальные фантазии. Член мгновенно отреагировал «боевой стойкой», внутри меня всё запульсировало. Еле сдерживая желание «подрочить», я завершил гигиену, оделся и отправился на встречу. Слава встретил меня в фойе. Его лицо было ужасно взволнованным: — Сашка, я очень рад тебя видеть! Слушай, по-моему звонила твоя жена и спрашивала тебя. Я ответил, что ты ещё не пришел… Меня так напугал этот звонок! Чувствую себя, стыдно признаться кем… — Ты по прежнему, как невинный большой ребёнок, Слав! Тут нет ничего «такого», жена проверяет, что я не с любовницей, а я очень рад, что не приходится её обманывать. — Совсем не собираешься обманывать? — друг хитро посмотрел на меня. — Ну почти… , — тихо сказал я и обнял его по-мужски. Мы быстро поднялись в номер. Я увидел солидно накрытый стол. Мы присели. Завязался пустой разговор на тему: «как дела…». Звонок телефона. Моя супруга спросила меня, я перекинулся с ней парой фраз и она окончательно успокоилась. Я подошел к окну и, глядя на вечерний город, почувствовал, как руки Славы нерешительно легли мне на плечи: — Я только теперь понимаю, Саша, как я соскучился, — друг прижался к моей спине всем телом, уткнувшись носом мне в шею. — Поговорим потом… , — ответил я и растёгнул свои брюки: — давай вначале снимем напряжение… Спуская брюки вниз, я сквозь тонкую ткань плавок почувствовал прикосновение его «бугорка» к моему заду: — Вы, я вижу, совсем излечились, «больной»! — пошутил я. — Я так хотел тебя, Саша! — выдохнул он. Руки друга, задрав мою рубаху и майку проникли к моему голому телу. Слава взял в ладони мою грудь, стал нежно мять её, сильней прижимаясь ко мне своим пахом. Его «дружек» отвердел окончательно. Чувствуя нарастающее желание, не в силах больше сдерживаться, я окончательно избавился от штанов и наклонился на подоконник: — Только смаж своего «петушка», Слава, я подожду… Руки любовника покинули меня, но спустя минуту они уже тянули вниз резинку моих трусиков. Выступив одной ногой из плавок, я шире развёл ноги, уперевшись руками в нижний угол рамы и прогнул спину. Друг сжал руками мои бёдра, вновь прикоснувшись лобком к моей попке. — Я помогу тебе, — прошептал я, проникая одной рукой у себя между ног: — разведи немного мои половинки! Слава осторожно развёл в стороны мои ягодицы, а я, нащупав, взял за основание головки его член, скользкий от смазки, и направил его себе в дырочку. — Толкай, дорогой! Только, прошу, не спеши, ведь ты у меня первый!!! Любовник осторожно двинул бёдрами, я невольно отпустил его «дружка», и неожиданно легко член Славы вошёл в меня. Я чувствовал, как расширился мой вход, принимая головку. Друг замер в нерешительности. — Давай! Всё хорошо! — простонал я. Слава аккуратно двинул своим телом ещё, и ещё… И тут его член, видимо преодолев последнюю преграду, провалился в меня на всю длину. К моему восторгу, абсолютно без болевых ощущений (видимо его скромные размеры и мой, хоть и не богатый, опыт сыграли свою положительную роль). У меня моментально прошло психологическое напряжение, я почувствовал себя невероятно расслабленным. «Так, наверное, чувствует себя слабый пол при потере девственности» — промелькнула у меня мысль. Мой любовник стал осторожно двигать членом взад-вперёд, видимо ожидая моей реакции. Я двинул попкой ему на встречу и прошептал: — Хорошо, Слав, ещё! Друг попытался страстно войти в меня, но вдруг, мелко завибрировав, затараторил: — Не могу терпеть, Саша, прости…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх