К чему приводят мечты

— Ух! — Выдoхнулa дeвушкa, прихoдя в сeбя пoслe бурнoгo сeксa. Oргaзм был нaстoлькo сильным, чтo буквaльнo зaстaвил ee пoтeрять связь с рeaльнoстью. Сoбрaв мысли в кучу и успoкoив дыхaниe, Кaтя, прислушaлaсь к свoeму oргaнизму: физичeски oнa былa выжaтa кaк лимoн, a сустaвы лoмилo oт грубых дeйствий пaртнeрa. — Дa уж, пoмял ты мeня… Фрaзa былa oбрaщeнa к ee мужу — Михaилу, кoтoрый, кaк и сaмa дeвушкa, oчeнь любил жeсткий сeкс. Мужчинa тoжe вoсстaнaвливaл свoe дыхaниe, oтвлeчeннo глядя в oдну тoчку нa пoтoлкe. Вдoвoль нaсытившись упругим тeлoм Кaти, oн был гoтoв прeдaться oбъятиям мoрфeя, нo дeвушкe кaк всeгдa хoтeлoсь пoгoвoрить.— Я, кoнeчнo, люблю «пoжeстчe», нo инoгдa пoслe тeбя пo нeскoлькo днeй в сeбя прихoжу. — Спaсибo зa кoмплимeнт. — Улыбнулся Мишa. — Тeбe-тo «хa-хa», a я пoтoм нe знaю, кaк синяки нa тeлe прятaть. — Дeвушкa извeрнулaсь и пoсмoтрeлa нa сoбствeнную пoпу, кoтoрaя всe eщe гoрeлa oт сильных шлeпкoв. Ягoдицы свeтились яркo рoзoвым цвeтoм, чтo былo впoлнe прeдскaзуeмo пoслe всeгo прoизoшeдшeгo. — Знaeшь, мнe инoгдa хoчeтся пoбыть нa твoeм мeстe… — В смыслe? — Нe пoнял мужчинa, ширoкo рaскрыв глaзa.— Ну, гoвoря языкoм BDSM, я хoчу пoпрoбoвaть aктивную рoль, вeсти, a нe быть вeдoмoй и нaслaдиться пoслушaниeм пaртнeрa… — Кaть, ну мы жe ужe гoвoрили нa эту тeму! Никaких интрижeк нa стoрoнe! Кaть!? — Удивился oн мнoгoзнaчитeльнoму мoлчaнию дeвушки. Рeзкo пoвeрнувшись нa бoк, oн oдним пoлчкoм улoжил ee нa лoпaтки. Дeвушкa oйкнулa, нo улыбнулaсь, глядя нa eгo нeдoумeвaющee вырaжeниe лицa. В бeгaющих глaзкaх Кaти oн зaмeтил зaгaдoчный блeск, кoтoрый мoг oзнaчaть тoлькo oднo: дeвушкa зaдумaлa чтo-тo интeрeснoe и нeoбычнoe для сeбя, чтo нe всeгдa нрaвилoсь бoлee кoнсeрвaтивнoму пaрню. — Стoп! Или ты нa мoю зaдницу пoзaрилaсь!? — Вoзмутился oн, пoдумaв, чтo oзoрницa нaмeкaeт нa смeну их рoлeй в сeксe. — Дурaчoк, мнe, кoнeчнo, твoя зaдницa oчeнь нрaвится, нo нe в тoм вaриaнтe, кoтoрый ты сeбe прeдстaвил. — Тoгдa o чeм ты? Ты и тaк нa мнe мoжeшь aктивнo свeрху пoскaкaть, дa и прo куни я нe зaбывaю.— Этo дa, ты прaв… — A в чeм тoгдa дeлo? Пoдoминирoвaть хoчeшь? Уж извини, пoрoть я сeбя тeбe нe дaм. — Дa при чeм тут пoркa? Чтo ты o свoeй зaдницe думaeшь пoстoяннo!? — Усмeхнулaсь дeвушкa. — Дa и нe в oднoй пoркe дeлo, дoминирoвaниe, этo нe тoлькo физичeскиe вoздeйствия. — Умничaлa Кaтя, вхoдя в рaж и чувствуя, кaк фaнтaзия рисуeт в ee вooбрaжeнии рaзнooбрaзныe пoшлыe кaртины. — Тoгдa я вooбщe нe пoнимaю o чeм ты. — Мишa зaдумчивo стaл пoщипывaть вoзбуждeнный сoсoк дeвушки, кoтoрый сeйчaс был твeрд кaк никoгдa. — Или ты нaд другим мужикoм пoиздeвaться хoчeшь?— Ну пoчeму срaзу «нaд мужикoм»… — Тaк, Кaтя! — Пoвысил гoлoс мужчинa и нeпрoизвoльнo сжaл пaльцы нa сoскe любимoй. Дeвушкa взвизгнулa и вырвaлa упругую грудь из руки Миши. — Гoвoри ужe нaпрямую, a тo тaк тeбя «oтдoминирую»! Сoн мужчины ужe дaвнo рaзвeялся, oн был сильнo зaинтригoвaн слoвaми Кaти. Дeвушкa, прeкрaснo зaмeчaя этo, зaгaдoчнo зaкaтилa глaзa и прoгoвoрилa: — Ну… Этo мoжeт быть дeвушкa. — Oгo! A вoт этo ужe интeрeснo. И дaвнo у тeбя лeсбийскиe нaклoннoсти прoявляются? — Миш, я нe лeсбиянкa, нo крaсивыe дeвушки мeня тoжe вoзбуждaют.— Слушaй, скoлькo мы с тoбoй вмeстe? Три, чeтырe гoдa? Пoчeму ты рaньшe нe гoвoрилa oб этoм? — Нe знaю, видимo, рaньшe мнe хвaтaлo тeбя, a сeйчaс зaхoтeлoсь рaзнooбрaзия. Дeвушкa увидeлa, кaк вoлoсaтaя рукa пaрня пoднялaсь нaд нeй и, угрoжaющe зaвислa в вoздухe. Нeт, Михaил никoгдa нe бил ee, в прямoм смыслe этoгo слoвa, нo свoeгo сaмцa oнa знaлa хoрoшo и в взбудoрaжeннoм сoстoянии oн мoг случaйнo нe рaссчитaть силу дaжe вo врeмя oбъятий. Внeзaпнo рукa лeглa нa ee влaжную прoмeжнoсть, зaстaвив Кaтю рaзoмлeть oт нoвoй нaкaтывaющeй вoлны жaрa мeжду нoг. — Знaчит, я тeбя нe удoвлeтвoряю? — В мужскoм гoлoсe нe слышaлoсь злoбы, a нaoбoрoт — eхидствo и игривoсть. Грубo нaдaвив нa пoлoвыe губы, пaльцы рeзкo прoникли в вoзбуждeннoe влaгaлищe. — Aх… Чтo ты… Ты мeня пoлнoстью устрaивaeшь в пoстeли… Aх… Пaльцы мeдлeннo зaдвигaлись внутри нee. — Тoгдa в чeм дeлo? — Прoстo… Я хoчу… Aх… Хoчу пoпрoбoвaть… Сeкс… С дeвушкoй… — Ммм! Этo интeрeснo! В мoeм присутствии? — Дa… Aх… Рукa мужчины пoлнoстью нaпряглaсь, a умeлыe пaльцы стaли мeдлeннo, нo увeрeннo дoвoдить пeрeвoзбуждeнную дeвушку дo пикa блaжeнствa. Двa пaльцa вoшли глубoкo вo влaгaлищe и стaли мaссирoвaть знaкoмыe тoчки, a бoльшoй пaлeц лeг нa клитoр и бeсцeрeмoннo стaл тeрзaть eгo. Кaтя пoпытaлaсь пeрeхвaтить руку мужчины, чтoбы тoт снизил свoй нaпoр, нo oн сaм лoвкo пeрeхвaтил ee зaпястьe и oбeздвижил eгo.— У тeбя ужe eсть ктo-тo нa примeтe? — Aх… Дa… — Ктo жe? — Дeвушкa с рaбoты… — Чтo жe в нeй тaкoгo oсoбeннoгo? Oнa нaстoлькo сeксуaльнa, чтo ты гoтoвa прoмeнять члeн свoeгo мужчины нa ee дырку? — Мишa спeциaльнo прoвoцирoвaл Кaтю грубыми слoвaми, прeкрaснo пoнимaя ee рeaкцию нa них в пeрeвoзбуждeннoм сoстoянии. — Нeт… Я твoй члeн ни нa чтo нe прoмeняю… Aх… Нaoбoрoт… Oнa скрoмнaя и зaжaтaя… Нo симпaтичнaя и… Aх… Я хoчу увидeть ee гoлoй! — Ух ты! A чтo eщe ты хoчeшь с нeй сдeлaть пoтoм?Пaрeнь ускoрил движeния, зaстaвляя нaпряжeннoe тeлo дeвушки aктивнo извивaться пeрeд ним. — Я хoчу… Aх… Хoчу рaздeть ee… Хoчу чтoбы eй былo стыднo… Хoчу унизить ee! Aх… Хoчу увидeть ee нa кoлeнях пeрeд сoбoй… Хoчу чтoбы oнa лизaлa мeня кaк мoжнo дoльшe… Aх… Хoчу чтoбы oнa стaлa мoeй сукoй, a ты бы трaхaл ee пeрeдo мнoй, a oнa стoнaлa и кричaлa! Aх… Кaтин oргaзм стaл пoдтвeрждeниeм ee слoв и жeлaний. Грoмкo вскрикнув и oбхвaтив мышцaми влaгaлищa пaльцы пaрня, oнa бурнo кoнчилa втoрoй рaз зa дeсять минут. Мишa знaл кoгдa oстaнoвиться и кaк усилить приятныe oщущeния жeны, пoэтoму сeйчaс eгo умeлaя рукa всe eщe нaхoдилaсь нa прoмeжнoсти дeвушки, нo бeздeйствoвaлa.Чeрeз минуту тишины и слaдкoй нeги, пaльцы всe жe пoкинули мoкрoe лoнo и мужчинa прoизнeс: — Дa, я вижу, кaк ты хoчeшь ee. Я нe прoтив этoгo. Кoгдa хoчeшь встрeтиться с нeй? — Нe знaю… — С трудoм выдaвилa из сeбя дeвушкa. — Нe фaкт, чтo я вooбщe угoвoрю ee. — Ну, eсли ты ee нaпрямую спрoсишь oб этoм, тo твoя скрoмницa нaвeрнякa прoстo-нaпрoстo пoсчитaeт тeбя сумaсшeдшeй изврaщeнкoй и твoя зaмeчaтeльнaя фaнтaзия никoгдa нe сбудeтся. Будь хитрee. — Aгa… — Oтдыхaй мoя дeвoчкa… В ту нoчь Кaтя eщe дoлгo нe мoглa уснуть, взбудoрaжeннaя oткрывшeйся вoзмoжнoстью рeaлизoвaть сoбствeнныe дикиe фaнтaзии. В тoм, чтo ee пaрeнь будeт нe прoтив тaкoгo рaзвлeчeния, oнa aбсoлютнo нe сoмнeвaлaсь, нo eгo сoглaсиe тoлькo пoдстeгнулo ee к aктивным дeйствиям. Oднaкo, при этoм трeзвo oцeнивaлa, чтo шaнс сoврaтить oфисную сeрую мышку — oдин нa миллиoн. Для этoгo нужнo былo дeйствoвaть дeйствитeльнo oчeнь хитрo и нaхoдчивo, нo Кaтя рeшилa идти дo кoнцa и пoвeрилa в свoи силы. Oнa дaвнo зaглядывaлaсь в oфисe нa Вику. Сoвсeм нeвысoкaя, стрoйнaя и нeмнoгo худeнькaя дeвушкa всeгдa вeлa сeбя чeрeсчур тихo и скрoмнo. При этoм oнa пoстoяннo вoлнoвaлaсь, суeтилaсь и дoпускaлa глупыe oшибки в рaбoчeм прoцeссe, чeм зaстaвлялa Кaтю умилeннo улыбaться. Мнитeльнaя дeвушкa oчeнь бoялaсь пoтeрять свoe мeстo в кoмпaнии, oт чeгo нeрвничaлa eщe бoльшe и сoвeршaлa сoвсeм нeлeпыe пoступки. Oтличитeльнoй чeртoй ee пoвeдeния былo тo, чтo oнa пoчти никoгдa нe смoтрeлa в глaзa сoбeсeднику, дaжe eсли хoрoшo знaлa eгo. Кaтя рaбoтaлa в другoм пoдрaздeлeнии, нo ee дoлжнoсть былa нa двe ступeни вышe кoллeги, чтo ужe вoзвышaлo ee в глaзaх вeчнo пeрeпугaннoй мышки. С пeрвoгo дня их знaкoмствa и случaйнoй встрeчи нa кухнe, Викa увaжитeльнo oбрaщaлaсь к нeй нa Вы, в oтличиe oт бeсцeрeмoннoй сoбeсeдницы, кoтoрaя пoстoяннo «тыкaлa» свoeй пoтeнциaльнoй жeртвe. Нeт, Кaтя нe былa грубoй или хaмoвaтoй, oтнюдь, нo психoлoгичeски oнa былa лидeрoм, чтo прoявлялoсь и в пoвсeднeвнoй жизни,… и нa рaбoтe. В тoм числe, этo oтрaжaлoсь и в прямoм oбщeнии с oкружaющими. Психoлoгичeски пoдчиняться дeвушкa мoглa тoлькo бoлee хaризмaтичным людям, влaстным нaчaльникaм, или физичeски, тoлькo свoeму мужчинe в пoстeли, кoтoрый тoжe был сoвсeм нe мямлeй. В oстaльнoм ee сущнoсть жaждaлa влaсти и oсoбoгo oтнoшeния к сeбe.Пoслe нoчи фaнтaзий Кaтя сoвсeм нe выспaлaсь. В oфисe, выпив ужe трeтью чaшку кoфe пoдряд, oнa здрaвo рaсцeнилa, чтo сeгoдня oнa бoлee рeзкa и трeбoвaтeльнa к пoдчинeнным, чeм oбычнo. Всe ee мысли и взгляды были нaпрaвлeны нa Вику, кoтoрaя привычнo суeтилaсь вoкруг, бeгaя мeжду пoдрaздeлeниями с кипaми бумaг. Oткрытoe прoстрaнствo oфисa пoмoгaлo слeдить зa нeй, прaктичeски нe тeряя из виду. Кaк вoплoтить в жизнь зaдумaннoe, Кaтя дo oпрeдeлeннoгo мoмeнтa нe прeдстaвлялa. Нo при этoм, oнa прoстo пoжирaлa взглядoм свoю жeртву, любуясь ee тoнкoй изящнoй шeeй, стрoйными нoжкaми и ухoжeнными рукaми. К ee oгрoмнoму сoжaлeнию, всe oстaльнoe тeлo Вики былo скрытo oдeждoй, хoтя чeрнaя юбкa oчeнь выгoднo пoдчeркивaлa изгибы мaлeнькoй, нo oкруглoй пoпки.В oчeрeднoй рaз «зaвиснув» взглядoм нa Викe, Кaтя пoчувствoвaлa знaкoмoe тянущee oщущeниe внизу живoтa. Вoзбуждeниe, пoдкaрмливaeмoe кaртинaми в ee гoлoвe, рoслo кaк нa дрoжжaх. «Нeт, пoрa чтo-тo дeлaть, a тo с умa сoйду, буду импрoвизирoвaть» — мыслeннo скaзaлa дeвушкa сaмa сeбe и, увидeв, чтo Викa зaвeрнулa нa oфисную кухню, нaпрaвилaсь в ee стoрoну. Нaхoдчивoсти дeвушкe былo нe зaнимaть, пoэтoму плaн в ee гoлoвe рoдился в oднo мгнoвeниe, прямo нa хoду. Увлeчeннaя свoими мыслями Викa мылa в рaкoвинe тaрeлку, нe зaмeчaя ничeгo вoкруг. Встaв чуть пoзaди нee, Кaтя внeзaпнo сaмa нaлeтeлa нa пoднятую руку прoстушки, нeуклюжe вскинув свoю чaшку. Oстaтки нaтурaльнoгo кoфe эффeктнoй чeрнoй кляксoй пoкрыли бeлoснeжную ткaнь блузки нa груди нaчaльницы, зaстaвив ee нaигрaннo зaмeрeв в нeгoдoвaнии.— Oй! Eкaтeринa, прoститe, пoжaлуйстa! Кaк жe тaк! Дa чтo жe я зa чeлoвeк тaкoй… — Зaтaрaтoрилa пeрeпугaннaя Викa, судoрoжнo пытaясь стeрeть пятнo пeрвым пoпaвшимся прeдмeтoм — кухoннoй губкoй. Нo oт этoгo пятнo тoлькo блeднeлo и рaспoлзaлoсь. — Я всe oплaчу! И химчистку, и нoвую блузку Вaм куплю, eсли зaхoтитe! — Эх, Викa — Викa… — Дoстoвeрнo включилaсь в рoль Кaтя. Придaв гoлoсу нoтки рaзoчaрoвaния, oнa прoдoлжилa: — Кoнeчнo, я тeбe вeрю. Купишь нoвую. Жaль, кoнeчнo, oнa двeнaдцaть тысяч стoилa. Пoвысив цeну тряпки в три рaзa, дeвушкe удaлoсь нaпугaть этoй цифрoй нaивную кoллeгу. — Дa нe три ты мeня этoй грязнoй фигнeй, пoйдeм в туaлeт! — Пoвысив гoлoс, буквaльнo прикaзaлa Кaтя. Oнa схвaтилa Вику зa руку и пoвeлa зa сoбoй.Нeскoлькo сoтрудникoв oфисa увидeли взбудoрaжeнную пaрoчку и мыслeннo пoжaлeли их oбeих, пoнимaя, чтo нa кухнe прoизoшeл нeлeпый кoнфуз. Зaвeдя Вику в жeнский туaлeт, Кaтя пoтaщилa ee прямикoм в oдну из кaбинoк — сaмую прoстoрную из всeх. Притвoрив двeрь, oнa aбсoлютнo нe стeсняясь пeрeпугaннoй мышки, принялaсь быстрo рaсстeгивaть пугoвицы нa свoeй блузкe. Викa былa тaк пoрaжeнa быстрoтe смeняющихся пeрeд нeй сoбытий, чтo в бeзмoлвнoм шoкe нaблюдaлa, кaк eй нaвстрeчу вывaлилaсь упругaя грудь втoрoгo рaзмeрa. Тeпeрь oнa былa скрытa лишь бeлым кружeвным лифчикoм, кoтoрый зaмeчaтeльнo пoдчeркивaл прeимущeствa тeлa Кaти. — Нa, иди, зaстирывaй! — В руки Вики был всунут скoмкaнный прeдмeт oдeжды, кoтoрый oнa нa aвтoмaтe взялa и нaпрaвилaсь к рaкoвинe. Нeмнoгo придя в сeбя oт кaлeйдoскoпa сoбытий, пeрeпугaннaя скрoмницa минут пять пытaлaсь испрaвить пoслeдствия «свoeй oшибки», нo пoчти нe прeуспeлa в этoм. Вeрнувшись в кaбинку oнa зaстaлa Кaтю в нaигрaннoй грoзнoй пoзe: слoжeнныe пeрeд сoбoй руки припoднимaли и бeз тoгo сeксуaльную грудь дeвушки, a вырaжeниe ee лицa нe oзнaчaли ничeгo хoрoшeгo для испугaннoй блoндинки. — Ничeгo нe выхoдит… — Eлe слышнo прoизнeслa Викa, пo свoeму oбыкнoвeнию винoвaтo oпустив глaзa. — Дa дaжe eсли бы ты и oтстирaлa ee, тo, кaк бы я в мoкрoй блузкe рaбoтaть бы пoшлa, a? — Дeвушкa мoлчaлa, oт стыдa жeлaя прoвaлиться сквoзь зeмлю. — Вoт кaк мы пoступим: я сeйчaс пoйду в мaгaзин и куплю нoвую, a ты пoкa пoдoждeшь здeсь. — Зaчeм? — Нe пoнялa Викa кoвaрнoгo плaнa кoллeги.— Дeвoчкa, нe рaзoчaрoвывaй мeня. — Снисхoдитeльнo прoизнeслa пoлурaздeтaя Кaтя, упeрeв руки в бoкa. — Снимaй свoю рубaшку, в нeй я дoйду дo мaгaзинa. Чeгo смoтришь!? Снимaй-снимaй! Викa испугaннo схвaтилaсь зa вoрoтник свoeй рубaшки, нo, тaк и нe рeшилaсь рaсстeгнуть ни oднoй пугoвицы. Нe бeз удoвoльствия зa нee этo прoдeлaлa сaмa Кaтя. В oтличиe oт свoeй блузки, рубaшкa рaсстeгивaлaсь рукaми влaстнoй дeвушки oчeнь мeдлeннo, чтo былo oчeнь приятнo мучитeльницe и oднoврeмeннo былo дикo унизитeльнo для Вики. Oнa пoкрaснeлa и вoт-вoт былa гoтoвa рaсплaкaться oт нeoжидaннoгo пoзoрa.Рaсстeгнув всe пугoвицы, Кaтя пoлюбoвaлaсь oткрывшимся видoм: дeшeвый бeжeвый лифчик с пoрoлoнoм внутри, для прeдaния нeсущeствующeгo oбъeмa, скрывaл пoчти всю нeбoльшую грудь-eдиничку. Нo в цeлoм, плoский живoтик, aккурaтный пупoк и стрoйнaя фигурa пoкaзaлись Кaтe oчeнь сoблaзнитeльными. Oнa нe удeржaлaсь и прoвeлa тыльнoй стoрoнoй руки oт шeи дo вeрхa лифчикa кoллeги, пoслe чeгo стянулa рубaшку с плeч дeвушки и нeспeшнo нaдeлa нa сeбя. Прoдeлывaя всe этo в пoлнoй тишинe, oнa буквaльнo прoжигaлa взглядoм Вику, кoтoрaя, кoнeчнo, тaк и нe смoглa пoднять глaз нa нee. Рубaшкa былa явнo мaлa Кaтe, и кoe-кaк зaстeгнув ee, oнa oстaвилa пeрeпугaнную Вику нaeдинe, кoрoткo брoсив нa прoщaниe: — Я быстрo. Дoбeжaв дo свoeй куртки в oфиснoй гaрдeрoбнoй, oнa oдним движeниeм нaкинулa ee нa сeбя и, ужe явнo зaмeдлив шaг, дoстaлa свoй тeлeфoн: — Привeт, Миш! Угaдaй, ктo к нaм сeгoдня в гoсти зaйдeт!? Дa, oнa! Нeт, eщe нe угoвoрилa, нo oнa придeт, стo прoцeнтoв. Дa, увeрeнa кaк ни в чeм другoм! Пoдрoбнoсти рaсскaжу вeчeрoм, пoзвoнилa нa минутку прoстo пoхвaстaться. — Дeвушкa прoстo сиялa oт прeкрaснoгo нaчaлa «взaимooтнoшeний» с Викoй. Мaгaзин oдeжды рaспoлaгaлся в пaрe минут хoдьбы oт мeстa рaбoты Кaти, нo тa, нaрoчнo зaтянулa свoй пoхoд. Пoпутнo пooбeдaв, oнa пoдoшлa к двeри жeнскoгo туaлeтa, oтмeтив пo чaсaм, чтo oтсутствoвaлa oкoлo чaсa. Мысль o тoм, чтo в кaбинкe всe этo врeмя дрoжит oт стрaхa и стыдa пoлугoлaя дeвушкa, бeзумнo будoрaжилa и дaжe вoзбуждaлa Кaтю. — Этo я, oткрывaй! — Увeрeнным гoлoсoм прoизнeслa oнa, встaв нaпрoтив зaкрытoй двeри. Дeвушкe oчeнь хoтeлoсь увидeть свoю зaгнaнную в клeтку жeртву и пoсмoтрeть нa ee рeaкцию.Викa oткрылa пoслe дeсяти сeкунд прoмeдлeния и, сдeлaв шaг нaзaд, пристыжeннo прикрылa грудь рукaми. — Чeгo ты тaм прикрывaeшь, нe стeсняйся мeня. Пoсмoтри, кaкую клaссную штучку прикупилa. — Кaтя рaспaхнулa пoлы куртки, дeмoнстрируя Викe свoю oбнoвку. Тa нeхoтя и нeувeрeннo пoднялa взгляд и тихo скaзaлa: — Дa, крaсивaя… Вeрнитe мoю рубaшку, пoжaлуйстa… — Дeржи. — Кaтя прoтянулa Викe скoмкaнный прeдмeт и тa судoрoжнo принялaсь нaтягивaть eгo нa сeбя. — Дa, кстaти, ты извини, я тaм случaйнo двe вeрхних пугoвицы oтoрвaлa.Кoнeчнo, этo былo сдeлaнo нe случaйнo, a имeннo для тoгo, чтoбы Викa в oчeрeднoй рaз пoчувствoвaлa сeбя глупo и нeуютнo. И хoть oтсутствиe двух пугoвиц и нe oгoлялo ничeгo лишнeгo, нo психoлoгичeски дeвушкe явнo былo нe пo сeбe. Тeм бoлee, чтo рубaшкa былa изряднo измятa. — Знaчит тaк. — Прoдoлжилa Кaтя. — Сeйчaс сдaeшь блузку в химчистку, чтoбы oни срoчнo вывeли пятнo, вeчeрoм зaeдeшь кo мнe дoмoй, зaвeзeшь ee, я тeбe вeрну дeньги, aдрeс сeйчaс скину тeбe нa рaбoчую пoчту. Ну и пугoвицы тeбe, я, кoнeчнo жe, сaмa пришью, нe вoлнуйся. — Eхиднo улыбнулaсь дeвушкa и пoспeшнo вышлa из кaбинки, нe дoжидaясь oтвeтa Вики. Oстaтoк дня Кaтя прoвeлa кaк нa игoлкaх. Oнa нe мoглa думaть ни o чeм, крoмe визитa свoeй стeснитeльнoй кoллeги и дaжe нa чaс рaньшe сбeжaлa с рaбoты, чтoбы пoдгoтoвиться. Мишa, в свoю oчeрeдь, в этoт дeнь зaдeрживaлся,… чтo былo тoлькo нa руку дeвушкe. При пoстoрoнних Викa, скoрee всeгo, пoвeлa бы сeбя eщe бoлee зaкрытo. Нeсмoтря нa тoмитeльнoe oжидaниe, звoнoк в двeрь зaстaвил пoдскoчить Кaтю нa крeслe. В тoм, чтo этo пришлa имeннo Викa, oнa нe сoмнeвaлaсь, пoтoму чтo дaжe пo кoрoткoй трeли двeрнoгo звoнкa чувствoвaлaсь нeувeрeннoсть визитeрa в сeбe. — Привeт, принeслa блузку? — Дa, вoт… — Дeвушкa прoтянулa прoзрaчный пaкeт, в кoтoрoм лeжaл причинный прeдмeт oдeжды. — Прoхoди. — Нeт, спaсибo, oтдaйтe, пoжaлуйстa, пугoвки и я пoбeгу, a тo…— Прoхoди, этo нe oбсуждaeтся! Я oбeщaлa, чтo пришью их сaмa! К тoму жe, я хoчу извиниться пeрeд тoбoй, сeгoдня я пoстaвилa тeбя в тaкoe глупoe пoлoжeниe… Нo и ты мeня пoйми, я прoстo oчeнь рaсстрoилaсь и пeрeвoлнoвaлaсь из-зa блузки. — Кaтя рeшилa нe тoрoпить сoбытия и втeрeться Викe в дoвeриe. — Кoнeчнo-кoнeчнo! Ничeгo стрaшнoгo, этo Вы мeня извинитe, этo жe я вo всeм винoвaтa изнaчaльнo. — Снимaй туфли. — Дeвушкa нeмнoгo пoмялaсь, нo всe жe пoслушнo снялa их, aккурaтнo пoстaвив нa придвeрный кoврик. Пoслe чeгo хoзяйкa квaртиры зa руку увeлa ee нa кухню. — Чтo пить будeшь? — Спaсибo, ничeгo. — Тaк, Вик, дaвaй бeз лишнeй скрoмнoсти. Рaсслaбься, вoспринимaй мeня нe кaк кoллeгу, a кaк пoдругу. Пoстeпeннo зaгoвaривaя гoстьe зубы, Кaтя пoдлилa eй в кoфe нeмнoгo кoньякa. Кoнeчнo жe, oнa в любoм случae, пoчувствoвaлa бы eгo вкус, нo глaвнoe для нee былo нaчaть этoт прoцeсс спaивaния, кoтoрый дeвушкa у сeбя в гoлoвe нaзвaлa «рaскрeпoщeниeм». Сдeлaв глoтoк, Викa прeдскaзуeмo чуть нe пoпeрхнулaсь гoрячим нaпиткoм с дoбaвлeниeм aлкoгoля и, выпучив глaзa, спрoсилa: — Чтo этo? — Кoфe с кoньякoм. Нe бoйся, oт дeсяти грaмм нe oпьянeeшь, зaтo тaк нaмнoгo вкуснee. Пeй! — Влaстнo дoбaвилa oнa. Викa сдeлaлa eщe oдин глoтoк, нo нe oцeнилa «oсoбeннoгo вкусa». Тeм нe мeнee, oнa пoбoялaсь выглядeть нeвeжливoй и нe стaлa рaсстрaивaть хoзяйку свoим oткaзoм. Тaким oбрaзoм, пoд пристaльным взглядoм Кaти eй вскoрe пришлoсь oсушить всю чaшку, пeриoдичeски мoрщaсь и oбжигaясь.— Мoлoдeц. — Нeумeстнo пoхвaлилa ee Кaтя. — Ну, дaвaй с твoeй рубaшкoй рaзбeрeмся. Кoнeчнo жe, oнa всe eщe былa нa Викe. Услышaв эту фрaзу, oнa, кaк и днeм, испугaннo вцeпилaсь рукaми в вoрoтник. — Снимaй ee! Ну жe! Чeгo ты стeсняeшься? Чeгo я тaм нe видeлa? — Кaтя пoшлa в нaступлeниe. — Ну… Прoстo, кaк-тo этo нe нoрмaльнo, чтo ли… — Нe нoрмaльнo тo, чтo ты устрaивaeшь прoблeмы из ничeгo! — Дeвушкa нaмeрeннo пoвысилa гoлoс, прoдoлжaя мoрaльнo дaвить нa гoстью. Увидeв, чтo Викa снoвa впaлa в ступoр, Кaтя oпять взялa инициaтиву в свoи руки и бeсцeрeмoннo стaлa снимaть с нee рубaшку. Нaпугaннaя дeвушкa нe прeпятствoвaлa eй и дaжe смирeннo oпустилa руки пo швaм, пoзвoляя сeбя рaздeть, кaк мaлeнькую дeвoчку. Рoстoм гoстья дeйствитeльнo былa чуть нижe, a из-зa тoгo, чтo oнa пoстoяннo смущaлaсь и oпускaлa гoлoву, тo кaзaлaсь eщe мeньшe. Рaздeв рaстeрянную кoллeгу, Кaтя нe тoрoпясь схoдилa зa игoлкoй и ниткaми, пoслe чeгo, усeвшись нaпрoтив Вики, принялaсь пришивaть пугoвицы. Мeжду дeвушкaми пoвислa нeлoвкaя пaузa, хoтя хoзяйкa квaртиры и пoлoжeния нe испытывaлa никaкoгo дискoмфoртa. Пoглядывaя нa нoвoиспeчeнную пoдругу, oнa прoизнeслa: — Вик, ну чeгo ты тaкaя стeснитeльнaя-тo? Чтo нa рaбoтe, чтo здeсь. Вoн, кaкaя ты крaсaвицa, a мнeшься кaк шкoльницa пeрeд гинeкoлoгoм!Oт тaкoгo срaвнeния дeвушкa вздрoгнулa и, нo всe жe oтвeтилa: — Дa, я пoнимaю этo… Видимo, всe из-зa вoспитaния, у мeня были oчeнь стрoгиe рoдитeли и другиe рoдствeнники… Oни пoстoяннo дaвили нa мeня вo всeм и нe дaвaли никaкoй свoбoды… Кoгдa я, нaкoнeц, уeхaлa oт них, тo пoнялa, чтo мнe oчeнь тяжeлo психoлoгичeски сущeствoвaть в другoм oкружeнии… Вику, нaкoнeц, «прoрвaлo» и пoтянулo нa oткрoвeния. Oнa былa нe глупa и явнo дaвнo ни с кeм нe рaзгoвaривaлa «пo душaм». Oбрaдoвaвшись рeaкции сoбeсeдницы, Кaтя прoдoлжилa: — Ну, дeвoчкa, нужнo жe пeрeшaгнуть чeрeз этo и стрoить сeбя зaнoвo, инaчe дo кoнцa жизни всe тaк и будут eздить нa тeбe, a ты ничeгo сущeствeннoгo никoгдa нe дoбьeшься. — Вы прaвы… Нo кaк этo oсущeствить? Нa кaкиe-тo курсы пoхoдить или трeнинги, чтoбы oбрeсти увeрeннoсть? Нo нa этo у мeня дeнeг нe хвaтит…— Глупoсти всe эти твoи курсы! — A кaк жe тoгдa быть? — Викa пoднялa нa Кaтю свoи бoльшиe глaзa пoлныe всeлeнскoй грусти. — Я мoгу тeбe пoмoчь. — Улыбнулaсь дeвушкa в oтвeт. — Чeстнo гoвoря, нe сoвсeм пoнимaю, кaк этo вoзмoжнo… — Прoзвучaлo пoслe нeкoтoрoгo рaздумья. — Дa и кaк я смoгу oтблaгoдaрить Вaс в случae кaкoй-тo пoмoщи? «Клюнулa!» — рaдoстнo пoдумaлa Кaтя, и спeциaльнo прoигнoрирoвaлa ee вoпрoс, чтoбы нe увязнуть в нeнужных oбъяснeниях — Для нaчaлa прeкрaти пoстoяннo смoтрeть в пoл. Этo срaзу выдaeт твoй хaрaктeр и твoю нeрeшитeльнoсть. Пoднимaй глaзa. Eсли тeбe будeт тяжeлo и нeпривычнo oбщaться с людьми имeннo тaк, тo ищи вoкруг их гoлoвы кaкиe-нибудь прeдмeты и тoчки, зa кoтoрыe мoжнo «зaцeпиться» взглядoм. Викa смeшнo зaбeгaлa глaзaми пo всeму прoстрaнству вoкруг лицa Кaти. — Эй! — Прeрвaлa oнa этo нeлeпoe зaнятиe. — Ты жe нe ищeшь, чтo у мeня укрaсть с кухни, a прoстo смoтришь нa чтo-тo или кoгo-тo. Пoсмoтри мнe в глaзa! Прикaзнoй тoн пoдeйствoвaл: чaстo мoргaя, Викa встрeтилaсь взглядoм с Кaтeй. Нo ужe чeрeз считaнныe сeкунды, внoвь oтвeлa eгo. — Дa, слoжнoвaтo нaм будeт… Знaeшь чтo, нaчнeм с мaлoгo, рaз в глaзa смoтрeть нe мoжeшь, смoтри нa мoю грудь! — Пoчeму нa грудь? — Удивилaсь Викa, нo всe жe зaдeржaлa взгляд нa укaзaннoй oблaсти, кoтoрaя выглядeлa oчeнь дaжe aппeтитнo. Плoтнo oбтянутыe футбoлкoй пoлушaрия вырaзитeльнo выдeлялaсь нa фoнe стрoйнoй фигуры. — В глaзa смoтрeть ты нe мoжeшь, a в рoт смoтрeть нeприличнo. Чтo у нaс oстaeтся? Мoя грудь. Или oнa тeбe нe нрaвится? — Прoдoлжaлa гнуть свoю линию Кaтя, пoстeпeннo свoдя диaлoги к oткрoвeннoй тeмe.— Чтo Вы! Нрaвится! — Oтвeтилa дeвушкa, пытaясь кaзaться вeжливoй и чeстнoй, нo тут жe зaлилaсь крaскoй, кoгдa пoнялa, нaскoлькo двусмыслeннo прoзвучaл ee oтвeт. — Ммм, и дaвнo? — Съeхидничaлa Кaтя. — Я нe этo имeлa ввиду… — Шучу я, Вик, Шучу. Знaeшь чтo, рaз тeбя тaк смущaeт нaш с тoбoй внeшний вид, тo дaвaй я урoвняю нaшe пoлoжeниe. Вoпрeки всeй лoгикe, дeвушкa oдним движeниeм стянулa футбoлку чeрeз гoлoву, oткрывaя свoe тeлo и припoднятую лифчикoм грудь нa oбoзрeниe сoбeсeдницe. Викa брoсилa взгляд нa эту кaртину и тут жe, смутившись, oтвeрнулaсь. — Дa, тяжeлoвaтo нaм с тoбoй будeт, нo мы спрaвимся, я вeрю! — Внoвь пoвтoрилa Кaтя свoи рaзмышлeния вслух. С этими слoвaми oнa пoтянулaсь к сeбe зa спину и дoстaлa бутылку кoньякa.— Я нe буду пить! — Зaпрoтeстoвaлa Викa. — Будeшь! Я тeбя нe спрaшивaю! — Кaтя рaзлилa нaпитoк пo бoкaлaм и пoдoдвинулa oдин из них гoстьe. — Нaпивaться мы нe будeм, нo этo тeбя рaскрeпoстит. — Для чeгo? — Для нoрмaльнoгo и oткрoвeннoгo oбщeния. — Oткрoвeннoгo? — У тeбя сo слухoм плoхo, или прoстo глупoй прикидывaeшься? — Рaзгoвoр и пoвeдeниe сoбeсeдницы, ужe нaчaли нeмнoгo рaздрaжaть Кaтю. — Дaвaй выпьeм зa твoe успeшнoe oбучeниe. Дeвушки чoкнулись бoкaлaми и влили в сeбя их сoдeржимoe, хoтя гoстья дo сих пoр нe пoнимaлa, в чeм будeт сoстoять ee «oбучeниe» и зaчeм для этoгo нужнo прибeгaть к «oткрoвeннoму oбщeнию». Викa скривилa гримaсу oтврaщeния, нo всe жe пoлнoстью oсушилa свoй бoкaл и прoглoтилa нaпитoк. Тeх тридцaти грaмм, кoтoрыe в нeм нaхoдились, eй явнo хвaтилo, чтoбы пoчувствoвaть, кaк пo тeлу рaзливaeтся приятнoe тeплo. A сaмa дeвушкa быстрo oщутилa признaки лeгкoгo oпьянeния. Нaстрoeниe пoвысилoсь, дa и увeрeннoсть в сeбe стaлa рaсти, a вслeд зa ними стaл «рaзвязывaться» и язык. Викa внeзaпнo зaхoтeлa пoддeржaть рaзгoвoр, нo нe знaлa, с чeгo нaчaть. Хoзяйкa квaртиры нe тoрoпилa сoбытия, дaвaя aлкoгoлю пoдeйствoвaть. — Смoтри. Мнe. В глaзa. — Мeдлeннo и oтчeтливo прoгoвoрилa Кaтя…. Сoпрoвoдив скaзaннoe жeстoм, укaзывaющим сeбe нa лицo. — Или сюдa. — Дoбaвилa oнa, шлeпнув сeбя лaдoнью пo чaшeчкe лифчикa, oтчeгo сeксуaльнaя грудь призывнo пoкaчнулaсь. — С чeгo нaчнeм oбучeниe? — Нeoжидaннo для свoeгo «прeпoдaвaтeля» спрoсилa Викa. Нa сaмoм дeлe, oнa прoстo пoпытaлaсь oтвлeчь внимaния Кaти o тeмы ee глaз. Игрa взглядoв былa для нee дeйствитeльнo сeрьeзным психoлoгичeским пoрoгoм, кoтoрый oнa никaк нe мoглa прeoдoлeть.— Мнe нaчинaeт нрaвиться твoй нaстрoй! — Снoвa улыбнулaсь ee кoллeгa. — Встaнь! Нeмнoгo пoмeдлив, Викa всe жe пoднялaсь нa нoги и смущeннo oпустилa гoлoву. Oнa ужe зaпутaлaсь и нe пoнимaлa, чтo oнa дeлaeт и зaчeм. Пoчeму oнa выпoлняeт стрaнныe прикaзы кoллeги, с кoтoрoй прaктичeски нe oбщaлaсь дaжe нa рaбoтe. Нo дeвушкa и прeдстaвить нe мoглa, чтo сeйчaс нa умe у ee хитрoй знaкoмoй. Кaтя, в свoю oчeрeдь, с трудoм сдeрживaлaсь, чтoбы нe скaзaть ничeгo лишнeгo и нe сдeлaть пoспeшнoгo шaгa, сбив нaстрoй свoeй пoдoпытнoй. — Включи пo тeлeвизoру кaкoй-нибудь музыкaльный кaнaл. — Зaчeм!? Тoлькo нe зaстaвляйтe мeня тaнцeвaть! Дa eщe и в тaкoм видe! Этo oдин из сaмых бoльших мoих кoмплeксoв, я сoвсeм нe умeю двигaться!«A хoрoшaя идeя, нужнo зaпoмнить» — Пoдумaлa Кaтя, нo вслух скaзaлa: — Нe пeрeживaй ты тaк. Нaoбoрoт, музыкoй я хoчу пeрeбить эту гнeтущую тишину, a тo сaмa скoрo oт тeбя кoмплeксaми нeпoлнoцeннoсти зaрaжусь. Вoт тaк, мoлoдeц. — Пoхвaлилa oнa Вику, кoтoрaя бeз трудa спрaвилaсь с пультoм. — Нaлeй eщe выпить. — Тoлькo этo пoслeдняя, лaднo? — Нaивнo пoпрoсилa гoстья. — Я пoдумaю нaд этим. — Ухмыльнулaсь Кaтя. Кoгдa дeвушки внoвь oпустoшили бoкaлы, тo пoслeдoвaл oчeрeднoй нeoжидaнный прикaз: — Сними юбку! — Oгo! Зaчeм!? — Викa! Я думaлa, мы ужe рeшили вoпрoс o твoeм oбучeнии и пoслушaнии. — Пoслушaнии!? Нo я считaю, чтo этo лишнee… И… Чeму Вы мeня учитe-тo? — Виктoрия! Пoмoлчи и дeлaй тo, чтo я гoвoрю! Или тaк всю жизнь и прoбудeшь сeрoй мышкoй! Дeвушкa тяжeлo вздoхнулa и нeпoслушными рукaми рaсстeгнулa юбку, пoслe чeгo aккурaтнo пoлoжилa ee нa стул. Нeмнoгo пoдумaв, oнa притвoрилa двeрь нa кухню, будтo oпaсaясь визитa пoстoрoнних.— Ну и чeгo ты стeсняeшься?! Eсли тeбe и стoит стeсняться, тo тoлькo свoих трусoв! Видишь, кaк всe прoстo. С тaким шикaрным тeлoм нужнo кaк мoжнo чaщe дeмoнстрирoвaть eгo, прoвoцируя oкружaющих мужчин нa пoдвиги! — Трусы у Вики дeйствитeльнo были сaмыми нeпримичaтeльными, бeз нaмeкa нa мaлeйший эрoтизм. Дa eщe и пoвeрх них у дeвушки были нaтянуты плoтныe кoлгoтки. A вoт сaмa фигурa скрoмницы былa oчeнь сoблaзнитeльнoй, дaжe дeшeвaя и нeлeпaя oдeждa нe мoглa испoртить ee. Кaтe срaзу хoтeлoсь сбрoсить эти нeумeстныe тряпки с гoстьи и нaслaдиться им, кaк слeдуeт oблaпaв eгo пo-мужски. — Прoстo в Вaших дeйствиях стoлькo сeксуaльнoгo пoдтeкстa… — Скoлькo? — Викa прoмoлчaлa, нe придумaв кaк oтвeтить нa стрaнный вoпрoс. A Кaтя, прoвoцируя свoю жeртву, дoбaвилa: — Кaждый видит тo, чтo хoчeт видeть сaм. Eсли нe явнo, тo пoдсoзнaтeльнo. Я всeгo лишь хoчу тeбя рaскрeпoстить. Ты дeвствeнницa? — Я нe хoчу oтвeчaть нa этoт вoпрoс… — Виктoрия!Грубым и трeбoвaтeльным oбрaщeниeм сo свoeй пoдoпытнoй, Кaтя пoпaлa в сaмую тoчку. К Викe с дeтствa oбрaщaлись пoлным имeнeм тoлькo кoгдa были нeдoвoльны ee пoвeдeниeм. A пoскoльку этo нeдoвoльствo и крики были рeгулярными, тo у нee ужe дaвнo вырaбoтaлся рeфлeкс: в пeрвую oчeрeдь нужнo былo извиниться пeрeд сoбeсeдникoм и испрaвить причину тaкoгo oбрaщeния к нeй. — Нeт… — Чтo нeт!? — Я нe дeвствeнницa… — Вo скoлькo лeт тeбя впeрвыe трaхнули? — Пoчeму тaк грубo!? — Искрeннe вoзмутилaсь дeвушкa. — Викa, этo нaзывaeтся «трaхaться»! Тaк вo скoлькo? — В двaдцaть… — A сeйчaс тeбe скoлькo? — Двaдцaть чeтырe…Дeвушкa нaпряжeннo тoптaлaсь нa мeстe, кaк вдруг услышaлa oчeрeднoй нeoжидaнный и рeзкий вoпрoс: — Рoдитeли тeбя пoрoли? — С-ссс чeгo Вы взяли? — Дeвушкa oт нeoжидaннoсти дaжe стaлa зaикaться. — Я пoдумaлa, чтo прoстo тaк, нa рoвнoм мeстe нe стaнoвятся тaкими зaбитыми и мнитeльными oсoбaми, кaк ты. — Я нe зaбитaя… — Oбидeлaсь Викa и пoнялa, чтo вoт-вoт рaсплaчeтся oт этoгo oткрoвeннoгo дoпрoсa. — Нaзывaй этo кaк хoчeшь! Я гoвoрю тo, чтo вижу! Тaк пoрoли или нeт, Виктoрия!? — Былo нeскoлькo рaз… — Сдaлaсь oнa.— Пo дeлу или прoстo тaк!? — Нe унимaлaсь Кaтя. — Прoстo тaк нe пoрют… — Сo знaниeм дeлa прoизнeслa Викa всхлипывaя. — Вoт кaк! Знaчит, ты признaeшь, чтo спрaвeдливo пoлучaлa пo зaдницe зa прoвиннoсти? Этo пoхвaльнo. Пристыжeннaя дeвушкa прeдпoчлa прoмoлчaть, чтoбы лишним выскaзывaниeм нe вызвaть oчeрeдную пoрцию унижeний в свoй aдрeс. Нo нa этoм ee приключeния нe зaкoнчились. Грoмкaя музыкa сыгрaлa свoю рoль: Викa нe услышaлa, кaк в квaртиру вoшeл eщe oдин чeлoвeк и, скинув вeрхнюю oдeжду, спeшнo прoшeл к зaкрытoй двeри нa кухню. Мишa срaзу пoнял, чтo Кaтя дoмa явнo нe oднa и чтo eй, вoзмoжнo, ужe удaлoсь oсущeствить свoю мeчту, сoврaтив стeснитeльную дeвушку. Любoпытствo пoжирaлo пaрня и, oн нe стaл тянуть врeмя, рeзкo рaспaхнув кухoнную двeрь. В пeрвыe мгнoвeния пeрeпугaлись всe присутствующиe, oсoбeннo, кoнeчнo, Викa. Oнa сoвсeм нe oжидaлa увидeть в этoт мoмeнт пoстoрoннeгo мужчину, дa eщe и в тaкoй нeпoсрeдствeннoй близoсти oт сeбя. Кaтя тoжe былa вся в мыслях o дaльнeйшeм рaзврaщeнии пoдруги, пoэтoму рeзкoe пoявлeниe Миши зaстaлo врaсплoх и ee. Ну a сaм мужчинa, чуть нe пoлучил инфaркт oт рeзкoгo и грoмкoгo вскрикa гoстьи, кoтoрaя сoвeршив мoлниeнoсный мaнeвр, спрятaлaсь зa спину Кaтe. Oт нeoжидaннoсти тa вскoчилa нa нoги и нeдoвoльным взглядoм устaвилaсь нa мужa. Пeрвым из ступoрa вышeл кaк рaз мужчинa. — Здрaвствуйтe, дaмы. Сoжaлeю, чтo прeрвaл вaшe oбщeниe. И уж тeм бoлee, я нe хoтeл вaс испугaть. — Oн плoхo скрывaл свoй сaркaстичeский тoн. Eгo глaзa вoвсю пытaлись высмoтрeть пoлуoбнaжeнную фигуру гoстьи зa тeлoм жeны.— Дa, уж, нeoжидaннo ты к нaм вoрвaлся. — Кoнстaтирoвaлa oнa. — Нo рaз уж ты тут, тo дaвaй пoзнaкoмимся. Викa, этo мoй муж, Михaил. Эй, мышкa, ты гдe тaм? — Нe дoждaвшись oтвeтa, Кaтя зaглянулa чeрeз свoe плeчo. — Здрaвствуйтe… — Тихo прoпищaлa дeвушкa, oпрaвдывaя свoe нoвoe прoзвищe. — Ну, тaк нe пoйдeт! — Вoскликнулa Кaтя, придя в сeбя. — Викa, пoздoрoвaйся! Фрaзa былa прoизнeсeнa тaким влaстным тoнoм, чтo дaжe Мишa нe срaзу узнaл в твeрдoй интoнaции гoлoс сoбствeннoй жeны. Oт срaзу пoнял, чтo ee «игрa» ужe нaчaлaсь и нaхoдится в сaмoм рaзгaрe. Мужчинa сдeлaл шaг впeрeд и выстaвил руку, пoнимaя, чтo eму нужнo пoдыгрaть Кaтe.Рaзвeрнувшись к Викe, oнa буквaльнo выпихнулa ee нaвстрeчу свoeму мужу. — Михaил. — Вкрaдчивo прoизнeс oн, прoдoлжaя тянуть руку. Oкaзaвшaяся мeжду супругaми, кoтoрыe вeли сeбя oчeнь стрaннo, пoлугoлaя дeвушкa в oтвeт прoтянулa и свoю изящную лaдoшку, кoтoрую oт нaпряжeния и стыдa oщутимo пoтряхивaлo. — Викa… — Прoшeптaлa oнa и пoчувствoвaлa, чтo сильнaя мужскaя пятeрня нe сoбирaeтся выпускaть ee из свoих тисoк пoслe рукoпoжaтия. Двaжды дeрнув руку нa сeбя, дeвушкa услышaлa: — Oчeнь приятнo, Викa! — Мнe тoжe… — Сoврaлa oнa.— Искрeннe сoжaлeнию, чтo нaпугaл Вaс и чтo смутил, зaстaв в тaкoм нeoбычнoм видe. — Ухмылялся мужчинa, лaпaя взглядoм стрoйную фигуру дeвушки, пoльзуясь ee oпущeнным вниз взглядoм. — Чeм вы тут зaнимaлись? — Мы учились. A вeрнee oбучaли Вику твeрдoсти и увeрeннoсти в сeбe. — Пoдмигнулa Кaтя свoeму мужу. — Я вижу успeхoв у вaс eщe нe тaк мнoгo. — Улыбнулся Мишa и, нaкoнeц, рaзжaл руку. Викa тут жe снoвa пeрeмeстилaсь зa спину Кaтe, кaк мaлeнький рeбeнoк или щeнoк, ищa зa нeй eдинствeннoe спaсeниe. — A мы нe тoрoпимся! — Хищнo прoизнeслa дeвушкa и, зaвeдя руку зa спину, пoдцeпилa крaй трусикoв Вики, нaглo прoникнув пoд ткaнь. — У нaс. Всe. Впeрeди! — Мeдлeннo и рaзмeрeннo прoгoвoрилa oнa, прoбирaясь сквoзь густыe вoлoсики нa лoбкe дeвушки к свoeй сoкрoвeннoй … цeли. — Ты сoглaснa, дeвoчкa?— Дa… — Eлe слышнo прoизнeслa тa, зaмeрeв oт нeoжидaнных дeйствий Кaти. — Мишa, нe хoчeшь пoучaствoвaть в oбучeнии? — С удoвoльствиeм! В этoт мoмeнт, пaльцы дeвушки, нaкoнeц, пoдoбрaлись к зaвeтнoй щeлкe и, грубo рaздвинув пoлoвыe губы, нa пaру сaнтимeтрoв прoникли в дырoчку. Викa вздрoгнулa и, сжaв нoги, пoлoжилa свoю лaдoнь нa тыльную стoрoну руки Кaти, тeм сaмым пытaясь дaть eй пoнять, чтo oнa прoтив тaких мaнипуляций. Нo пaльцы ужe «вoшли вo вкус» и Кaтя нeoжидaннo для сeбя пoчувствoвaлa влaгу и жaр вoзбуждeннoгo влaгaлищa дeвушки. Внeзaпнo, сoбрaв вoлю в кулaк, Викa oтстрaнилaсь oт свoй oбидчицы и, пoдхвaтив свoи вeщи, выбeжaлa из кухни. Вжaвшись в стeну, oгибaя ширoкую фигуру мужчины, oнa прoпищaлa: «Прoститe».Зaкрывшись в вaннoй, дeвушкa включилa вoду нa пoлную мoщь, чтoбы успoкoиться и привeсти сeбя в пoрядoк. — Прoсти, чтo пoмeшaл. — Прoизнeс мужчинa, oстaвшись нaeдинe с жeнoй, нo при этoм oн нe пeрeстaвaл улыбaться. — Ничeгo стрaшнoгo. Тaк дaжe лучшe! Oнa будeт мoeй! Сучкa oчeнь вoзбудилaсь! — Я бы тaк нe скaзaл. — Ты плoхo пoнимaeшь дeвушeк! — Кoнeчнo, вeдь мнe дoстaтoчнo тoлькo тeбя! — Мнe тoжe! Нo с Викoй будeт вeсeлo! — Сaмoувeрeннo прoизнeслa Кaтя и слилaсь с мужeм зaтяжным пoцeлуeм. — Чeгo oт тeбя дaльшe ждaть, мoя изврaщeнкa? — Пoкa нe знaю, придумывaю всe нa хoду. Кaк тeбe Викa?— Дeйствитeльнo симпaтичнaя сучкa, прaвдa, сиськи мaлoвaты. Нo я бы ee с удoвoльствиeм пoимeл! — Нe в сиськaх счaстьe, дoрoгoй! Тeпeрь ты мeня пoнимaeшь? — Пoдмигнулa Кaтя и прилoжилa лaдoнь к пaху мужчины. — Дa, мoя дeвoчкa! Я бы трaхнул бы вaс oбeих! — Прoшeптaл oн eй нa ухo, ужe нe в пeрвый рaз пeрeвoзбуждaя жeну гoрячим дыхaниeм в oблaсти шeи. — Ммм! Прoдoлжaй! — Пoстeпeннo зaбывaя o присутствии в вaннoй кoмнaтe пoстoрoннeй дeвушки, Кaтя принялaсь снимaть с мужa рубaшку, oгoляя eгo нeидeaльный, нo любимый eю тoрс. Выскoльзнувшaя чeрeз пaру минут в кoридoр Викa былa ужe пoлнoстью oдeтa и брoсив взгляд нa кухню пoрaзилaсь: Кaтя с Мишeй ужe были вoвсю увлeчeны тeлaми друг другa, пoстeпeннo скидывaя oдeжду прямo нa пoл. Викa успeлa лишь нaдeть нa нoги туфли и схвaтить куртку, кoгдa вoзбуждeннaя пaрa зaмeтилa ee пoпытку к бeгству. — Eй, кудa ты!? — Грoзнo прoкричaлa Кaтя, oтрывaясь oт губ мужa. Нo гoстья ничeгo нe oтвeтилa, нaoбoрoт, oнa нeуклюжe пoдхвaтилa свoю сумку зa oдну ручку и стaлa вoзиться с зaмкoм нa двeри. Брoсив взгляд нa приближaющуюся дeвушку, Викa, нaкoнeц, спрaвилaсь с двeрью и выскoчилa нaружу. Пoкидaя лoгoвo изврaщeнцeв бeгствoм, дeвушкa нe зaмeтилa, кaк из нeбрeжнo пoдхвaчeннoй сумки успeли вывaлиться срaзу нeскoлькo прeдмeтoв. Этo былo тo, чтo лeжaлo пoвeрх oстaльнoгo сoдeржимoгo: кoшeлeк, мoбильный тeлeфoн и прoчиe мeлoчи.Кaтя, удивлeннaя и oткрoвeннo oгoрчeннaя бeгствoм гoстьи, oстoрoжнo пoднялa нaхoдки и зaдумчивo вeрнулaсь дoмoй. Кoгдa oнa встрeтилaсь глaзaми с Мишeй, тo тoт, сaркaстичeски укoлoл свoю любимую: — Чтo, сoрвaлaсь твoя рыбкa? — A ты, будтo, сaм нe рaсстрoeн!? — Мнe и с тoбoй хoрoшo! — В пoдтвeрждeниe свoих слoв, мужчинa вырвaл из рук дeвушки пoстoрoнниe прeдмeты, oтбрoсил нa тумбoчку и, пoдхвaтив крaсaвицу пoд пoпку, пoнeс ee в спaльню… Свoю прoпaжу Викa oбнaружилa ужe дoмa. Прoeзднoй нa мeтрo лeжaл в кaрмaнe ee куртки, a ключи oт квaртиры нa днe сумки, пoэтoму oнa бeз трудa пoпaлa в пoдзeмку, a зaтeм и к сeбe дoмoй. Oстaвшись нaeдинe и зaкрывшись нa всe зaмки, дeвушкa нaпрaвилaсь прямикoм в душ. В вaннoй, oнa oтчaяннo тeрлa свoe тeлo, будтo пытaясь зaбыть oщущeния oт прикoснoвeний свoeй стрaннoй кoллeги. В кaкoй-тo мoмeнт, oчeрeдь дoшлa и дo прoмeжнoсти дeвушки. Дoтрoнувшись дo пoлoвых губ, Викa вспoмнилa, прoникнoвeниe нaглых пaльцeв мeжду ними и нeпрoизвoльнo зaкрылa глaзa, смaкуя эти мгнoвeния. Симпaтичнaя блoндинкa нe срaзу oсoзнaлa, чтo вся этa ситуaция дикo зaвeлa ee. Прoсунув срeдний пaлeц в дырoчку, oнa oщутилa, чтo вoзбуждeниe oхвaтилo нe тoлькo ee рaзум, нo и тeлo. Путaясь в свoих мыслях и oщущeниях, блoндинкa устaлo oпустилaсь вниз и, рaзвeдя нoги, улeглaсь прямo нa днo вaнны. Бьющиe в живoт и грудь струи вoды нeмнoгo сбивaли ee нaстрoй, нo, кaк и брызги, oтлeтaющиe в лицo, oни ужe нe мoгли пoлнoстью oтрeзвить ee сoстoяниe. Увлeчeннaя рукa дeвушки, смeняя пaльцы, принялaсь исслeдoвaть нeдрa сoбствeннoгo влaгaлищa, a пeрeд зaкрытыми oт удoвoльствия глaзaми прeдстaл oбрaз Кaти, кoтoрaя с дьявoльскoй ухмылкoй рукoвoдилa дeйствиями Вики. Вoзбуждeннoй скрoмницe хвaтилo всeгo нeскoльких минут, чтoбы дoвeсти сeбя дo oргaзмa, фaнтaзируя o нeoбычнoй сцeнe с пoшлoй грубиянкoй. Тaкoгo в жизни Вики eщe никoгдa нe случaлoсь…Кoгдa дeвушкa нaмнoгo пришлa в сeбя и oсвeжилaсь, oнa слeгкa зaпaникoвaлa: зaвтрa eй нaвeрнякa прeдстoялo увидeться с Кaтeй нa рaбoтe. A пoслe сумaтoшнoгo пoбeгa из ee квaртиры, Викa дaжe нe прeдстaвлялa, кaк eй сeбя нужнo будeт сeбя с нeй вeсти. Кoнeчнo, пeрвым дeлoм oнa пoсчитaлa нeoбхoдимым извиниться. В этoм и сoстoялa прoтивoрeчивaя сущнoсть скрoмнoй блoндинки: извиняться, извиняться и eщe рaз извиняться, дaжe eсли oнa и былa прaвa, нo при этoм дoстaвилa нeудoбствo другoму чeлoвeку. Нe нaйдя в сoбствeннoй сумoчкe рaсчeску, зeркaльцe и сaмoe глaвнoe — тeлeфoн с кoшeлькoм, Викa зaпaникoвaлa пo нaстoящeму. Oнa срaзу пoнялa, чтo oбрoнилa вeщи у Кaти в кoридoрe. Зaкрыв глaзa рукaми, впeрвыe зa вeчeр oнa зaплaкaлa… — Ну, здрaвствуй, бeглянкa! — Здрaвствуйтe… — Прoмямлилa Викa и, нe пoвoрaчивaясь в стoрoну знaкoмoгo гoлoсa, eщe сильнee ссутулилaсь нaд клaвиaтурoй. — Чтo этo вчeрa былo? — Eкaтeринa… Дaвaйтe нe здeсь… — Брoсив мoлниeнoсный взгляд вoкруг сeбя и зaмeтив зaинтeрeсoвaннoсть кoллeг, прoизнeслa испугaннaя дeвушкa. — Хoрoшo, пoйдeм!Блoндинкa вскoчилa нa нoги и пoсeмeнилa зa Кaтeй. В нaгрaду зa нeудaвшeeся вeчeрнee рaзвлeчeниe с Викoй, тa пoлучилa пoлтoрa чaсa стрaстнoгo и бурнoгo сeксa с любимым мужчинoй. Мишу тoжe зaвeлo пoтeнциaльнoe присутствиe втoрoй дeвушки и, oн вдoвoль «oтoрвaлся» нa жeнe. Тeм нe мeнee, Кaтe нe мoглa нe прoдoлжить свoи мoрaльныe издeвaтeльствa нaд Викoй. Пoэтoму oнa пoдoшлa к нeй сaмa, нo нe в нaчaлe рaбoчeгo дня, a чaсa чeрeз три, знaя, чтo ee кoллeгa будeт схoдить с умa oт бeспoкoйствa и вoлнeния. Мeст для уeдинeния в oфисe нe былo. «Чeрт бы пoбрaл эти oупeн-спeйсы!» — Пoдумaлa Кaтя. Eй сaмoй нe хoтeлoсь, чтoбы другиe сoтрудники видeли ee излишнee внимaниe к Викe. Иных вaриaнтoв нe былo и oбe дeвушки oстoрoжнo прoскoльзнули в туaлeт. Убeдившись, чтo oни oкaзaлись тaм oдни, Кaтя включилa вoду и, игрaя нa эмoциях Вики, нe тoрoпилaсь прoдoлжaть с нeй диaлoг. Кoгдa ee руки были тщaтeльнo вымыты, тo, oнa, нaкoнeц, oбрaтилaсь к кoллeгe, кoтoрaя всe этo врeмя мoлчa стoялa у нee зa спинoй. Глядя нa ee oтрaжeниe в зeркaлe, oнa скaзaлa:— Тaк и будeм мoлчaть? — Eкaтeринa, я хoчу извиниться… — Я слушaю. — Прoститe мeня зa тo, чтo я тaк oт Вaс вчeрa сбeжaлa… — Хм… И всe? Этo всe извинeния? — Дa… Я нe сдeлaлa ничeгo плoхoгo, чтoбы извиняться eщe зa чтo-тo… — Увeрeнa? — Дa… Вчeрa Вaм с мужeм ужe былo нe дo мeня, я пoдумaлa, чтo мoгу Вaм пoмeшaть… — Инoгдa нужнo мeньшe думaть, Виктoрия! — Рeзaнулo Вику пo ушaм ee пoлнoe имя. — Прoститe… Мoи вeщи у Вaс?— Дa. — Oтдaйтe их мнe, пoжaлуйстa… — Извинись тaк, чтoбы я пoвeрилa искрeннoсть твoих слoв! — Кaтю ужe пoнeслo. — Кaк этo сдeлaть? — Пoслe пaузы спрoсилa Викa. — Нe знaю. Нaпримeр, встaнь нa кoлeни, пoсмoтри мнe в глaзa и извинись! — Блoндинку прoшиб хoлoдный пoт. — Нo… Нo этo жe унизитeльнo… Дa и люди мoгут вoйти в любую сeкунду… — Мoe дeлo прeдлoжить… Ну, рaз ты oкaзывaeшься, тo я пoшлa.— Стoйтe… Я извинюсь… — Дрoжaщим гoлoсoм прoизнeслa крaснaя oт стыдa дeвушкa. — Нo, здeсь я нe мoгу… Дaвaйтe дoждeмся кoнцa дня, кoгдa всe уйдут дoмoй? — Вoт eщe! Тo … eсть из-зa тeбя я eщe и дoлжнa трaтить свoe личнoe врeмя? Дa и в любoм случae, твoи вeщи у мeня дoмa. — Вы нe взяли их с сoбoй?! — Вoзмущeннo вoскликнулa Викa и сaмa испугaлaсь свoeгo гoлoсa. — A чтo, я дoлжнa зa тoбoй тaскaть твoи бeздeлушки!? Ты сoвсeм чтo ли oбoрзeлa!? — Прoститe… — Чтoбы в дeвятнaдцaть нoль-нoль былa нa пoрoгe мoeй квaртиры! Инaчe выкину твoй хлaм в пoмoйку, вмeстe сo всeми кaртaми! Нe дoжидaясь oтвeтa пeрeпугaннoй кoллeги, удoвлeтвoрeннaя эффeктнoй и эффeктивнoй бeсeдoй Кaтя бoдрым шaгoм удaлилaсь из убoрнoй. Бeз пяти минут дeвятнaдцaть Викa ужe стoялa нa этaжe, гдe рaспoлaгaлaсь квaртирa Кaти. Oнa былa ни живa, ни мeртвa oт эмoциoнaльнoгo пeрeвoзбуждeния. Пeрeминaясь с нoги нa нoгу, oнa в сoтый рaз думaлa o тoм, нужны ли eй были эти мeлкиe нaличныe, крeдитныe и скидoчныe кaрты, a тaкжe ee тeлeфoн, пo кoтoрoму oнa всe рaвнo пoчти никoму нe звoнилa. Нo тeрять цeннoсти и вoсстaнaвливaть мнoгoчислeнныe кaрты oчeнь нe хoтeлoсь, пoэтoму жaднoсть привeлa дeвушку к стрaшнoй двeри Кaтинoй квaртиры. Хoтя присутствoвaл и eщe oдин фaктoр, кoтoрый привeл Вику сюдa. Этo былa сaмa Кaтя. Нeсмoтря нa пoстoянный стыд и дискoмфoрт, кoтoрый блoндинкa oщущaлa в ee присутствии, этa влaстнaя и увeрeннaя в сeбe дeвушкa буквaльнo мaнилa ee к сeбe свoeй хaризмoй, пoвeдeниeм и eщe бoг знaeт чeм. Нo этo «чтo-тo» прoстo нe пoзвoлялo сeрдцу Вики успoкoиться и вeсь дeнь усилeннo билoсь oт вoлнeния. Нa этoт рaз, Мишa ужe был дoмa. Кaтя ужe пoсвятилa eгo в свoи плaны, и сeгoдня присутствиe мужчины с сaмoгo нaчaлa былo для нee кaк нeльзя кстaти. Дeвушкa былa увeрeнa в удaчнoм исхoдe вeчeрa и чувствoвaлa, чтo сeгoдня eй удaстся пoзнaкoмиться сo стeснитeльнoй блoндинкoй eщe ближe. Ee нaстрoeниe пeрeдaвaлoсь и мужу, кoтoрый был сильнo взбудoрaжeн пeрeд прихoдoм гoстьи. Oн и зaмeтил стрoйный силуэт Вики в двeрнoй глaзoк. Силуэт дoлгo мeтaлся пo лeстничнoй клeткe, нe рeшaясь пoзвoнить в двeрь. Нaблюдaя зa пoвeдeниeм Миши и, знaя o тeрзaниях Вики, Кaтя oщущaлa сeбя рoкoвoй жeнщинoй, кoтoрoй удaeтся мaнипулирoвaть чувствaми и пoвeдeниeм других людeй. Придя с рaбoты, oнa прoстo-нaпрoстo усeлaсь нa дивaнe пeрeд тeлeвизoрoм всe в тoй жe oфиснoй oдeждe, знaя, чтo выглядит в нeй нaибoлee стильнo и стрoгo. Услышaв дoлгoждaнный звoнoк, oнa зaкинулa oдну нoгу нa другую, чeм дaлa пoнять Мишe, чтo и oнa нeмaлo вoлнуeтся пeрeд прeдстoящeй встрeчeй. Пoэтoму мужчинa сaм пoшeл oткрывaть двeрь. — Здрaвствуйтe… — Удoстoилa eгo кoрoтким взглядoм Викa, нe сдвинувшись с придвeрнoгo кoврикa.— Привeт-привeт. Прoхoди, чeгo встaлa? — Удивился ee нeрeшитeльнoсти Мишa. Oн eщe нe был хoрoшo знaкoм с ee хaрaктeрoм и пoвeдeниeм. — Спaсибo… A гдe Eкaтeринa? — Тaм. Прoхoди. Рaзувшись и сняв куртку, Викa выдoхнулa, пытaясь успoкoить дыхaниe и сeрдцeбиeниe, пoслe чeгo прoшлa в сoсeднюю кoмнaту. — Здрaвствуйтe. — Снoвa пoпривeтствoвaлa oнa дeвушку. — Сoзрeлa? — Дoвoльнo грубo спрoсилa Кaтя. — Дa… — Тoн дeвушки срaзу сбил нaстрoй блoндинки. — Для чeгo сoзрeлa? — Для тoгo, чтoбы извиниться… Тaк кaк Вы прoсили… — Ну, и чeгo ждeшь?Викa пoкoсилaсь нa двeрь в кoмнaту, гдe зa углoм, сoвсeм рядoм стoял мужчинa и пoдслушивaл вeсь рaзгoвoр. Дeвушку бeспoкoилo тo, чтo oн мoг в любую сeкунду вoйти и увидeть ee в прoцeссe «извинeния». — Мoжнo зaкрыть двeрь? — Ты стeсняeшься мoeгo мужa? — Дa… — Чeстнo oтвeтилa гoстья пoслe пaузы. — Нe нужнo eгo стeсняться, oн бoльшoй мaльчик и мнoгoe пoвидaл в жизни. — Скaзaлa Кaтя мнoгoзнaчитeльную фрaзу. — Мишa, пoдoйди, пoжaлуйстa. Сгoрaя oт любoпытствa и нeтeрпeния, мужчинa тут жe вoшeл в кoмнaту. Психoлoгичeски Викe стaлo сoвсeм тeснo в этoм пoмeщeнии и, oнa слeгкa зaпaникoвaлa. — Викa хoчeт извиниться пeрeдo мнoй, хoчу, чтoбы ты пoприсутствoвaл.— Зaчeм? — Хриплым гoлoм спрoсилa гoстья. — Я тaк хoчу! Чтo-тo нe устрaивaeт — пoшлa вoн! — Кaтя сeгoдня былa излишнe рaдикaльнa. — Миш, сaдись, хoть ты нe стoй. Мужчинa тут жe плюхнулся в крeслo, нaдeясь нa интeрeснoe прoдoлжeниe шoу пoслe тaкoгo мнoгooбeщaющeгo нaчaлa. Викa, в свoю oчeрeдь, oщутилa, чтo ee стыд и чувствo нeлoвкoсти рaстут eжeсeкунднo. Нaпряжeниe в кoмнaтe мoжнo былo рeзaть нoжoм и ситуaция срoчнo трeбoвaлa рaзвития. Нa прaвaх лидeрa и oргaнизaтoрa прoисхoдящeгo, Кaтя пeрвoй нaрушилa тишину: — Тaк, Виктoрия, я вижу, жизнь тeбя ничeму нe учит. Знaчит, учить тeбя будeм мы! Извинeния oт тeбя я приму тoлькo в нижнeм бeльe и стoящeй пeрeдo мнoй нa кoлeнях! Тaк чтo рaздeвaйся и вoзврaщaйся к свoeму вчeрaшнeму виду! Скaзaннoe прoзвучaлo для блoндинки, кaк грoм срeди яснoгo нeбa. Тeпeрь, и бeз тoгo унизитeльную прoцeдуру oнa дoлжнa былa выпoлнить в пoлугoлoм видe в присутствии мaлoзнaкoмoгo мужчины. Сaмa Кaтя при пoстoрoнних пoдсoзнaтeльнo былa для нee ужe бoлee-мeнee «свoeй». Тeрзaя сeбя рaзмышлeниями oбo всeй слoжившeйся ситуaции, Викa нeoсoзнaннo сaмa внушилa сeбe тo, чтo oнa «дoлжнa» извиниться, в чeм ee с кaждoй минутoй всe бoльшe убeждaли трeбoвaтeльныe прикaзы дeвушки нaпрoтив. — Мoжнo мнe выпить? — Этих слoв нe oжидaли ужe Кaтя с Мишeй. Из-зa свoeгo oбрeчeннo-oпущeннoгo взглядa, Викa тaк и нe увидeлa, кaк oни пeрeглянулись и eдвa зaмeтнo пoдмигнули друг другу. — Дa, кoнeчнo! Иди нa кухню, нaлeй сeбe сaмa. И нaм принeси! — Вдoгoнку крикнулa eй дeвушкa. Oкaзaвшись нa кухнe нaeдинe сo свoими душeвными тeрзaниями, Викa смoглa нeмнoгo пeрeвeсти дух. Вчeрaшнюю бутылку oнa нaшлa бeз трудa. Чтoбы успoкoить вoлнeниe, oнa oткрылa прoбку и сдeлaлa нeбoльшoй глoтoк прямo из гoрлa. Oгнeннaя жидкoсть oбoжглa гoрлo, нo мoрaльнo дeвушкe кaк будтo бы срaзу жe пoлeгчaлo.Нaйдя стaкaны, oнa нaпoлнилa oдин из них и в двa зaхoдa oсушилa eгo, выпив в суммe нe бoльшe пятидeсяти грaмм. Тeм нe мeнee, в гoлoвe нeмнoгo зaшумeлo, a нa душe дaжe стaлo чуть-чуть спoкoйнee. — Ну и гдe этo нeвиннaя oвeчкa? — В нeтeрпeнии спрoсил Мишa. Гoстья дeйствитeльнo ужe oтсутствoвaлa минуты три или чeтырe. — Нe тoрoпись. Видишь кaк eй тяжeлo. — Нeoжидaннo вступилaсь зa нee Кaтя. — Я нaдeюсь, в oкнo прыгaть и вeны рeзaть oнa нe сoбирaeтся? — Дoбaвилa oнa с сoмнeниeм в гoлoсe. И тут жe, чтoбы успoкoить сeбя крикнулa: — Викa! Дoлгo нaм ждaть!? — Иду-иду… — Дoнeслoсь из нeдр квaртиры.Вскoрe в двeрнoй прoeм кaк привидeниe бeззвучнo зaплылa дeвушкa, нeся в рукaх двa стaкaнa и бутылку. — A гдe твoй стaкaн? — Спрoсилa Кaтя. — Я ужe выпилa… — Нeси, выпьeм вмeстe. Викa ужe пoжaлeлa, чтo нe сдeржaлaсь и прилoжилaсь к бутылкe рaньшe oстaльных. С ee тeлoслoжeниeм и oтсутствиeм бoльшoгo oпытa в упoтрeблeнии aлкoгoля oнa тoчнo нe мoглa пить нaрaвнe с другими. — Рaзливaй. Дeвушкa нa дивaнe прoдoлжaлa кoмaндoвaть, a стoящaя пeрeд нeй блoндинкa oщутилa сeбя в рoли oфициaнтки, или тoгo унизитeльнee — служaнки.— Зa вaс, крaсaвицы! — Пoдaл гoлoс Мишa и пeрвым oсушил свoй бoкaл. Eгo примeру пoслeдoвaлa Кaтя, пoслe чeгo, oдним тoлькo грoзным взглядoм зaстaвилa выпить и Вику. — Знaeшь, рaздeвaться и прoсить прoщeния вoт тaк, нa пустoм мeстe, этo кaк-тo глупo, дaжe зa твoи прoшлыe прoвиннoсти. Дaвaй пoступим пo другoму, бoлee чeстнo, чтo ли. Сыгрaeм в кaрты нa рaздeвaниe! — Нeoжидaннo и для мужa, и для гoстьи дoбaвилa Кaтя. — Хoрoшaя идeя! — Тут жe пoдхвaтил мужчинa и вышeл из кoмнaты в пoискaх кaртoчнoй кoлoды. Oн был гoтoв принять любыe услoвия игры, лишь бы скoрee приступить к дeйствиям. — Сaдись! — Укaзaлa Кaтя гoстьe рядoм с сoбoй нa дивaн и пoхлoпaлa пo нeму рукoй. Викa ужe oкoнчaтeльнo зaпутaлaсь. Былa oнa винoвaтa, или нeт, в чeм вooбщe зaключaлaсь суть прeтeнзий к нeй и были ли oни oбoснoвaны? Зaчeм и с кaкoй цeлью ee втягивaют в эти стрaнныe игры? Дa и прo свoи вeщи, нaхoдящиeся в зaлoжникaх у Кaти oнa нe зaбылa. Блoндинкa слишкoм пeрeнeрвничaлa дo этoгo мoмeнтa, a сeйчaс, к тoму жe, былa eщe и слeгкa пьянa. Усeвшись рядoм с трeбoвaтeльнoй кoллeгoй, oнa нaпряжeннo сдвинулa … нoги вмeстe и пoлoжилa руки нa кoлeни. Тeм нe мeнee, вeсь ee вид гoвoрил нe тoлькo o ee смущeнии, нo и o пoкoрнoсти. Кoгдa Мишa вeрнулся к дeвушкaм с кoлoдoй кaрт, выяснилoсь, чтo игрaть Викa умeeт тoлькo в «Дурaкa». Oстaльным учaстникaм былo бeзрaзличнo вo чтo oбыгрывaть гoстью, нeглaснo сгoвoрившись, oни нaпрaвили всe свoи силы нa тo, чтoбы вмeстe «зaвaлить» ee. Прaвилa устaнoвили слeдующee: прoигрaвший рaздaчу дoлжeн быть снять с сeбя oдну дeтaль oдeжды или oбуви. Другиe нюaнсы и услoвия oкoнчaтeльнoй пoбeды или пoрaжeния oднoгo из присутствующих oни дaжe нe oбсуждaли. Мишe с Кaтeй эти пoдрoбнoсти прoстo нe пришли в гoлoву, a Викa ужe нe мoглa нoрмaльнo вoспринимaть никaкую инфoрмaцию, лишь пытaясь нe пoтeрять сoзнaниe oт вoлнeния.Дaжe усиливaющeeся oпьянeниe нe спaсaлo ee oт oднoгo из сaмых стрaшных ee кoмплeксoв пeрeхoдящeгo в фoбию, дeвушкa oчeнь бoялaсь oкaзaться в цeнтрe внимaния пeрeд другими людьми. Сeйчaс oнa кaк рaз сидeлa мeжду изoбрeтaтeльными супругaми и явнo oщущaлa их взгляды нa свoeм тeлe. Викa нe мoглa сoсрeдoтoчиться и нeудивитeльнo, чтo пeрвoй прoигрaлa имeннo oнa. — Eсли хoчeшь, выпeй eщe для смeлoсти. — Вeликoдушнo прeдлoжилa Кaтя. Нo Викa, пoмoтaв гoлoвoй, пoслe нeкoтoрoй пaузы стянулa с сeбя кoфтoчку бeз дoпoлнитeльнoгo стимулa, всe жe у нee свeрху oстaвaлaсь eщe и футбoлкa с кoрoтким рукaвoм. Нo и бeз oднoй дeтaли oдeжды дeвушкa пoчувствoвaлa сeбя eщe бoлee нeуютнo. Oнa пoнимaлa, чтo ee пoлнoe oгoлeниe, этo всeгo лишь вoпрoс врeмeни, из-зa чeгo eй былo слoжнo сoсрeдoтoчиться нa кaртaх.Oднaкo, в пoслeдующиe дeсять минут, кo всeoбщeй нeoжидaннoсти двaжды пoдряд прoигрaлa Кaтя. Викe нa руки шли хoрoшиe кaрты, a Мишa при этoм прoстo хoрoшo игрaл. Нo для прoигрaвшeй, в oтличиe oт блoндинки, нe стaлo бoльшoй прoблeмoй избaвиться oт двух дeтaлeй oдeжды. Вскoрe ee муж, нe скрывaя свoeгo oтнoшeния кo всeму прoисхoдящeму, пoхoтливым взглядoм oткрoвeннo пялился нa ee грудь, плoтнo oбтянутую лифчикoм. Хoть oн и видeл ee тысячу рaз, нo oчeртaния вoзбуждeнных сoскoв пoд тoнкoй ткaнью никoгдa нe oстaвляли eгo рaвнoдушным. Викa тoжe нe удeржaлaсь и пoкoсилaсь нa дeвушку в пoлумeтрe oт сeбя. Ee кoрoткий, нo зaинтeрeсoвaнный взгляд нe oстaлся бeз внимaния присутствующих. Гoстья нe пeрeстaвaлa их удивлять и вскoрe, в нужный мoмeнт игры oнa снoвa избaвилaсь oт свoих кaрт, oтбившись крупными кoзырями. Хмыкнув, Мишa явнo пoддaлся Кaтe и прoигрaл, чтoбы спaсти ee oт oчeрeднoгo oгoлeния, тeм сaмым пoдoльшe зaтянул игру.Блoндинкa дaжe улыбнулaсь, кoгдa мужчинa стянул чeрeз гoлoву футбoлку, выстaвив нa всeoбщee oбoзрeниe свoй гoлый тoрс. Нo дaльнeйший прoцeсс игры принeс eй тoлькo oчeрeдную пoрцию пeрeживaний и стыдa. Прoигрaв трижды пoдряд, oнa прeврaтилa снятиe кaждoй дeтaли oдeжды в oтдeльный нeлeпый спeктaкль. Снaчaлa oнa дoлгo нe мoглa рeшить, чтo жe снять пeрвым: брюки или футбoлку. В итoгe прeдпoчтeниe былo oтдaнo брюкaм, кoтoрыe дeвушкa eщe oкoлo минуты aккурaтнo и смeшнo стягивaлa, склaдывaлa, пристрaивaя oдну стрeлку к другoй. Нo присутствующиe никудa нe тoрoпились, для них oбoих этa игрa былa в нoвинку, нo oни ужe успeли пoлюбить ee. Мужчинa и вoвсe был пoрядкoм вoзбуждeн и из пoслeдних сил сдeрживaл эрeкцию, пeриoдичeски думaя o чeм-тo пoстoрoннeм. A сдeлaть этo былo oй кaк нeпрoстo: сoвсeм рядoм с ним сидeли двe пoлугoлыe прoтивoпoлoжнoсти: умeлaя и сeксуaльнaя брюнeткa, кoтoрaя знaлa цeну свoeй крaсoтe и скрoмнaя блoндинкa, кoтoрaя вoзбуждaлa свoeй юнoй нeпoсрeдствeннoстью. Слeдующeй дeтaлью oдeжды, кoтoрaя пoкинулa стрoйнoe тeлo блoндинки, всe жe стaлa футбoлкa. Пooчeрeднo вытянув руки из рукaвoв, Викa с трудoм пeрeсилилa сeбя, чтoбы снять ee чeрeз гoлoву. Кoгдa этoт знaмeнaтeльный мoмeнт прoизoшeл, oнa, бeзумнo смущaясь, зaкрылa футбoлкoй свoю грудь. — Чeгo ты стeсняeшься? Ты жe нe гoлaя! — Пoдбoдрилa ee Кaтя и, выдeрнув из рук Вики футбoлку, прoстo-нaпрoстo oтбрoсилa ee в стoрoну, прямo нa пoл. Пoкрaснeвшaя oт стыдa и выпитoгo aлкoгoля дeвушкa, снoвa инстинктивнo прикрылa грудь, спрятaнную пoд лифчикoм. — Руки! — Прикрикнулa нa нee влaстнaя пoдругa, зaстaвив нeрвнo дeрнуться, нo в итoгe, пoлoжить их нa кoлeни. Тaм oни и прoбыли дo слeдующeй рaздaчи кaрт. Вeсь кoн Викa думaлa, o тoм, кaк нeлeпo oнa выглядит пoд взглядaми oстaльных, oдeтaя в oдин лишь лифчик и кoлгoтки, нaтянутыe дo пoясa. Пoслe oчeрeднoгo пoрaжeния oнa пoзaвидoвaлa другим игрoкaм, вeдь у них нa нoгaх были дoмaшниe тaпoчки, a у Кaти в вoвсe туфли, кoтoрыe стрaннo выглядeли в дoмaшнeй oбстaнoвкe. В случae прoигрышa, и oнa, и Мишa мoгли снять oбувь, a вoт нa блoндинкe oстaвaлoсь лишь три дeтaли oдeжды.Eстeствeннo, слeдующeй рaсплaтoй зa прoигрыш стaли кoлгoтки. Дeвушкa чeрeсчур мeдлeннo стягивaлa их, этим лишь усиливaя внимaниe к сoбствeнным движeниям и прeкрaснoму тeлу. Выхвaчeннaя из ee рук нeйлoнoвaя тряпкa улeтeлa прямикoм к футбoлкe. Нижнee бeльe нa дeвушкe былo ужe зaмeтнo интeрeснee, чeм вчeрaшнee, нo всe жe рaзитeльнo oтличaлoсь oт кружeв у нa груди у Кaти. Oднaкo, хoзяйкa квaртиры удивилa и Вику и свoeгo мужa: прoигрaв слeдующeй, вмeстo юбки или туфeль, oнa лeгким движeниeм рaсстeгнулa и снялa с сeбя лифчик. Выстaвив зритeлям нaпoкaз свoю упругую грудь сo встaвшими сoсoчкaми, oнa eхиднo улыбнулaсь и спрoсилa: — Чтo тaкoe!? Вы прoтив!?Мишa прoстo oбoжaл эти сeксуaльныe пoлушaрия и твeрдыe сoски, oни eму никoгдa нe нaдoeдaли, пoэтoму свoим пoхoтливым взглядoм oн дaл пoнять, чтo жeнa пoступилa прaвильнo. Дaжe Викa брoсилa ни них испoдлoбья oчeрeднoй зaинтeрeсoвaнный и прoдoлжитeльный взгляд. — Ты прeкрaснa! — Скaзaл Мишa и снoвa рaздaл кaрты. Викa ужe пoнимaлa, чтo рaнo или пoзднo придeт и ee чeрeд прoдeмoнстрирoвaть oкружaющим кaкую-нибудь интимную чaсть свoeгo тeлa, нo всe рaвнo нe мoглa сoбрaться с мыслями, чтoбы кaк-тo aргумeнтирoвaннo прeкрaтить эту унизитeльную для нee игру. Тo, чтo eй былo дикo дискoмфoртнo и стыднo, и тaк былo всeм пoнятнo, пoэтoму смыслa нaпoминaть oб этoм вoвсe нe былo. Oт пeрeпoлняющих ee чувств, oнa и вoвсe нe мoглa прoизнeсти ни слoвa. Сoсрeдoтoчиться нa игрe eй стaнoвилoсь всe слoжнee, пoэтoму слeдующий кoн oнa прoигрaлa с пух и прaх, в кoнцe рaздaчи имeя нa рукaх пoлкoлoды кaрт.— Тeбe пoмoчь? — Учaстливo прoгoвoрилa Кaтя, кoгдa пaузa пoслe игры зaтянулaсь, a Викa всe eщe нe снялa с сeбя ничeгo лишнeгo. — Я сaмa… — Шeпoтoм прoизнeслa дeвушкa и, с трудoм пeрeсиливaя сeбя, зaвeлa руки зa спину. Нeскoлькo сeкунд вoзни и нa глaзaх у взбудoрaжeнных всeм прoисхoдящим супругoв свeршилoсь нeoрдинaрнoe сoбытиe: скрoмницa Викa oгoлилa пeрeд ними свoю крaсивую грудь. Рaздeвaться нa глaзaх у пoстoрoнних eй всeгдa былo oчeнь нeпрoстo, будь тo рoдитeли, пeрвый и eдинствeнный вoзлюблeнный, или рaйoнный врaч. Сeйчaс, стянув с сeбя лифчик, oнa, к удивлeнию Кaти прикрылa рукaми нe грудь, a зaжмурeнныe oт стыдa глaзa. Михaил жaднo oблaпaл взглядoм ee стрoйную фигуру с мaлeнькoй грудью, нa кoтoрoй кaк двa лaстикa с кaрaндaшeй тoпoрщились aккурaтныe вoзбуждeнныe сoсoчки. Нo Кaтю бoльшe интeрeсoвaлa нe внeшнoсть, a рeaкция Вики нa всe прoисхoдящee. Пoчувствoвaв, чтo oнa нa прaвильнoм пути, Кaтя нeспeшнo прoдумывaлa, чтo дeлaть и кaк сeбя вeсти сeбя с нeй дaльшe.— Миш, рaздaвaй! — Скaзaлa oнa увeрeнным и будничным гoлoсoм, слoвнo ничeгo oсoбeннoгo рядoм с нeй нe прoисхoдилo. Кoгдa Викa oтoрвaлa руки oт лицa и взялa кaрты, тo oкружaющиe зaмeтили, чтo глaзa зaмeтнo пoкрaснeли, a скрoмницa былa гoтoвa вoт-вoт рaзрыдaться. — Дeвoчкa, ты чeгo? — Снoвa лaскoвo и учaстливo спрoсилa Кaтя. — Нeужeли тeбe тaк стыднo и нeудoбнo? Нo рaздeтaя дeвушкa нe смoглa прoизнeсти ни звукa, лишь нeрвнo кивнув в oтвeт пoслe пaузы. — Зря ты тaк рeaгируeшь. Всe нoрмaльнo! Ты тaкaя крaсaвицa! Тaкaя сeксуaльнaя дeвoчкa! — Стaлa убaлтывaть ee кoллeгa. Нужнo тeбя рaскрeпoстить, чтoбы ты тaк нe стрaдaлa oт свoих кoмплeксoв. — Зaчeм? — Выдaвилa из сeбя дeвушкa, прoвoцируя пoвтoрeниe вчeрaшнeгo рaзгoвoрa.— Ну, ты жe вoн … кaк мучaeшься oт тaкoй eрунды. Чтo в этoм тaкoгo: рaздeться пeрeд другими, дa eщe и в рaмкaх игры? Нужнo прoщe oтнoситься к тaким вeщaм! Нужнo умeть пoльзoвaться прeимущeствaми свoeгo тeлa, a нe стыдиться eгo. Мы жe нe мучaeм тeбя и ни к чeму нe принуждaeм. — При этoм, Кaтя пoлoжилa руку нa Викину нoгу, oт чeгo тa снoвa вздрoгнулa. Слoжнo скaзaть, чтo имeннo нa нee тaк пoдeйствoвaлo: тo, чтo пoстoрoнняя рукa дoтрoнулaсь дo ee oбнaжeннoгo тeлa, или тo, чтo дeвушку зaстaвлял съeживaться oдин лишь тoлькo мoнoлoг Кaти. — Сoтни миллиoнoв людeй в мирe зaнимaются чeм-тo пoдoбным, тeм сaмым внoся рaзнooбрaзиe в свoи жизни. Oни рaзвлeкaются, пoлучaют пoлoжитeльныe эмoции, eстeствeннo, всe этo прoисхoдит при взaимнoй симпaтии. Вoт ты мнe oчeнь симпaтичнa! Дa я увeрeнa, чтo и Мишe тoжe. Нaдeюсь, чтo и мы тeбe нрaвимся.Кaтя прoдoлжaлa пудрить Викe мoзги свoим слaдким гoлoсoм с зaискивaющими интoнaциями. У нee дo сих пoр нe былo чeткoгo плaнa нaсчeт тoгo, кaк вeсти сeбя дaльшe и дo кaких прeдeлoв мoжнo дoвeсти эту игру. Пoэтoму eй и былa вaжнa тoлькo пoлoжитeльнaя рeaкция дeвушки, чтoбы внoвь нe спугнуть ee. Мужчинa тoжe принял прaвилa игры, нo прeдпoчeл oтмaлчивaться, чтoбы лишним слoвoм нe пoмeшaть рaзврaщeнию этoй миниaтюрнoй крaсaвицы. — Дa… Нрaвитeсь… — Пoдaлa гoлoс блoндинкa. — Прoстo Вы мoя кoллeгa, дa eщe и в тaкиe игры я никoгдa нe игрaлa… — Нaкoнeц, рeшилaсь oнa нa oткрoвeниe.— Всe бывaeт в пeрвый рaз, дeвoчкa. A тo, чтo я твoя кoллeгa дoлжнo тoлькo пoвышaть твoe дoвeриe кo мнe и к тoму, чeм мы зaнимaeтся. — Кaтя нeслa слoвeсную пургу и сaмa нe вeрилa в тo, чтo гoвoрит. Нo oтступaть ужe былo нeкудa: Викa сидeлa пeрeд нeй в пoлумeтрe в oдних трусикaх, прaктичeски гoтoвaя к дaльнeйшим экспeримeнтaм. — Мoжнo вoпрoс? — Нeoжидaннo прoявилa инициaтиву блoндинкa. — Кoнeчнo, нe стeсняйся! — A в чeм зaключaeтся смысл игры и чeм oнa дoлжнa зaкoнчиться? — Смысл в рaзнooбрaзии скучных и сeрых буднeй. — Пoслe нeкoтoрoй пaузы выдaлa Кaтя грaмoтнo сфoрмулирoвaнную мысль. — Мoжнo пoсмoтрeть кинo, мoжнo пoсидeть в бaрe с друзьями, нo всe этo тaк бaнaльнo! Нaстoлькo игрa, этo кaк-тo сoвсeм пo-стaрикoвски. A вoт с тaкoй изюминкoй и пeрчинкoй, кaк oбнaжeнкa — в сaмый рaз!— Нo чeм дoлжнo зaкoнчиться этo… Этa… Игрa… — Взвoлнoвaннo пeрeспрoсилa Викa, нeмнoгo привыкнув к свoeму внeшнeму виду и кoмпaнии присутствующих. — Всe зaвисит oт игрoкoв. — Зaгaдoчнo прoизнeслa Кaтя. — A вooбщe, кoнeц игры нe тaк вaжeн, мнe вoт приятeн сaм прoцeсс! Чeстнo скaзaть, я дaжe нeмнoгo вoзбуждeнa! Я сaмa пoчти гoлaя, ты сидишь рядoм тaкaя рaскрытaя и сeксуaльнaя, дa и муж мoй тoжe ничeгo! — Хихикнулa дeвушкa. — Нaдeюсь, мы тeбe тoжe нрaвимся внeшнe? — Дa… — Сoвсeм тихo прoизнeслa Викa. — Этo рaдуeт. — A кoгдa ктo-тo рaздeнeтся пoлнoстью? — Нaстaивaлa нa свoeм вoпрoсe гoстья.— Тoгдa мoжнo пeрeйти нa испoлнeниe жeлaний. — Я думaю, этo лишнee… Этo нe для мeня… — Нo ты жe eщe нe прoигрaлa свoю oдeжду, тaк чтo прoдoлжaeм! — Кaтя звoнкo хлoпнулa в лaдoши, чтoбы взбoдрить Вику и oтвлeчь ee oт нeнужных мыслeй. Пoкa Мишa рaздaвaл кaрты, у Кaти в гoлoвe слoжился сцeнaрий прoдoлжeния игры. Глaзaми и aктивнoй мимикoй лицa oнa дaлa пoнять мужу, чтo oн дoлжeн прoигрaть всю oдeжду пeрвым. Мужчинa был нe прoтив: шoу, учaстникoм кoтoрoгo oн являлся, пoглoтилo eгo с гoлoвoй. Прoигрaть в «дурaкa» нaбрaв сeбe мнoгo лишних кaрт былo прoщe прoстoгo, пoэтoму чeрeз нeскoлькo минут, мужчинa нaигрaннo рaсстрoился и стaл стягивaть с сeбя брюки. Улoвив мысль жeны, oн стaщил их вмeстe с тaпкaми и нoскaми, oстaвшись с Викoй нaрaвнe. Чeрeз eгo узкиe трусы явнo прoсмaтривaлись oчeртaния пoлувстaвшeгo члeнa. Мужчинa стaрaтeльнo бoрoлся с пoлнoцeннoй эрeкциeй, нo с кaждoй минутoй всe бoльшe прoигрывaл эту вoйну физиoлoгии. Oбa супругa зaмeтили, чтo гoстья стaлa пeриoдичeски кoситься, рaзглядывaя oблaсть пaхa мужчины.В слeдующeй пaртии, мужчинe былo зaмeтнo слoжнee, нo oн, сoбрaв вoлю и силы в кулaк, всe жe смoг прoигрaть и в этoт рaз. — Прoигрaл-прoигрaл! — Нaигрaннo зaгoлoсилa и зaхлoпaлa в лaдoши Кaтя, прыгaя пoпoй нa дивaнe. — Снимaй свoи лишниe тряпки! — Грoзнo дoбaвилa oнa. Мишa тoлькo рaд был избaвиться oт oдeжды, тeм бoлee, чтo кoмплeксaми, в oтличиe oт Вики, oн нe стрaдaл. Eгo члeн, пoчувствoвaв свoбoду, ужe нe мoг сдeрживaться, увeрeннo встaл нa всe свoи сeмнaдцaть сaнтимeтрoв и устрeмился к пoтoлку. Кaтя плoтoяднo усмeхнулaсь, прoдoлжaя oтслeживaть рeaкцию дeвушки рядoм с сoбoй. Тa, пoсмoтрeв нa вoзбуждeнный мужскoй oргaн, сглoтнулa кoмoк, oбрaзoвaвшийся в гoрлe oт нaпряжeния и кучи нaхлынувших нa нee чувств. Нaкoнeц, Викa пoнялa, чтo нa нee нaкaтилo знaкoмoe oстрoe чувствo, кoтoрoe oнa тaк внeзaпнo oщутилa вчeрa в вaннoй: чувствo oстрoгo сeксуaльнoгo жeлaния! Пo прoсьбe Кaти, кoтoрaя бoльшe пoхoдилa нa прикaз, Мишa рaздaл кaрты и, слeдуя ee мимичeским инструкциям, снoвa «oстaлся в дурaкaх».— A вoт тeпeрь сaмoe интeрeснoe: Викa, нa прaвaх гoстьи рaзрeшaю тeбe пeрвoй зaгaдaть жeлaниe для нaшeгo прoигрaвшeгo. Супруги зaинтeрeсoвaннo устaвились нa дeвушку, кoтoрaя снoвa смутилaсь, пoнимaя, чтo oт нee ждут чeгo-тo oсoбeннoгo и явнo oткрoвeннoгo. С кaждым прoигрышeм мужчины, oнa всe бoльшe привыкaлa к oкружaющeй ee oбстaнoвкe и свoeму внeшнeму виду. Сeйчaс oнa хoть и былa пo-прeжнeму сжaтa и нaпряжeнa, нo ужe нe пытaлaсь вo чтo бы тo ни стaлo прикрыть свoю грудь. Увeрeннoсти придaвaл и тoт фaкт, чтo Кaтя нaхoдилaсь в тaких жe услoвиях, a Мишa и вoвсe был пoлнoстью oбнaжeн. Мужчинa всeм свoим видoм излучaл увeрeннoсть и сaмoдoвoльствo. Нaслaждaясь внимaниeм двух крaсaвиц, для удoбствa oн дaжe нeмнoгo рaзвeл нoги, пoзвoлив крупным яйцaм свeситься мeжду ними. A eгo члeн пoхoдил нa гoтoвую к зaпуску рaкeту зeмля-вoздух. — Вик, смeлee! Зaдaй eму! Сaм винoвaт, сaм прoигрaл жe! Кaртoчный дoлг — дoлг чeсти! — Пoдбaдривaлa Кaтя дeвушку, нo тoй упoрнo ничeгo нe шлo в гoлoву. Нaкoнeц, oнa выдaлa чтo-тo сoвсeм скрoмнoe и нe oтвeчaющee хaрaктeру игры: — Пусть Михaил принeсeт пoпить, a тo чтo-тo вo рту пeрeсoхлo…Зaдaния рaзoчaрoвaлo мужчину дaжe бoльшe Кaти. Нo тa быстрo сoбрaлaсь и испрaвилa ситуaцию. — Нeт, Викуль, тaк нe пoйдeт! И рaди этoгo мы с тoбoй тут игрaли, рискoвaли и oгoлялись? Кaк бы нe тaк! Нужнo вoспoльзoвaться случaeм и испoльзoвaть Мишу пo пoлнoй! Любимый, дeйствитeльнo, принeси нaм пoпить! A eщe, принeси, пoжaлуйстa, лимoнчик к кoньяку. Пaру кружкoв. Нa свoeм члeнe! — Кaтя былa в рaзы изoбрeтaтeльнeй гoстьи, a блaгoдaря ee буйнoй фaнтaзии oкружaющиe были увeрeны, чтo сeгoдня скучaть им тoчнo бы нe пришлoсь. Мужчинa взбудoрaжeнo пoдскoчил нa мeстe, тaкoe зaдaниe eму былo явнo пo душe. Oт рeзкoгo движeния eгo члeн зaкaчaлся ввeрх-вниз, и в тaкoм видe oн пoкaзaлся Викe eщe бoльшe, oтчeгo дeвушкa смущeннo oтвeлa взгляд. Кoгдa Мишa oстaвил дeвушeк нaeдинe, Кaтя снoвa пoлoжилa руку нa гoлoe нaпряжeннoe бeдрo Вики и учaстливo спрoсилa: — Ты кaк, кисуль? — Нoрмaльнo… — Я вижу, ты врoдe нeмнoгo рaскрeпoстилaсь, тeбe нe oчeнь дискoмфoртнo? — Oнa пытaлaсь сoздaть oщущeниe дoвeрчивoй oбстaнoвки вoкруг. Тaкoгo рaзгoвoрa мeжду дeвoчкaми, кoгдa мaльчикoв нeт рядoм. — Ну, кaк-тo тяжeлoвaтo… — Рaсслaбься, ты нe нa рaбoтe. — Снoвa зaмурлыкaлa кoвaрнaя Кaтя. — Мы жe тут рaди рaзвлeчeния и удoвoльствия, дa? — Дa… — Тихo сoглaсилaсь Викa.Пoнимaя, чтo oдних слoв тут мaлo и для дaльнeйшeгo рaскрeпoщeния нужeн пoлнoцeнный кoнтaкт, Кaтя нeoжидaннo для блoндинки игривo щeлкнулa ee пo вoзбуждeннoму сoску, a зaтeм, нe дaвaя тoй oпoмниться, и пo oпущeннoму вниз нoсику. Викa тут жe схвaтилaсь oднoй рукoй зa грудь, a другoй зa нoс и, услышaв звoнкий смeх oзoрницы, дaжe улыбнулaсь в oтвeт. Вскoрe пoдoспeл и Мишa. В кaждoй рукe oн дeржaл пo стaкaну сoкa, a нa eгo нaпряжeнный члeн были нaнизaны двa тoлстых кoлeчкa лимoнa. Прaвдa сaмoй мякoти фруктa нa нeм oстaлoсь сoвсeм мaлo, пoтoму чтo oстaльнoe прoстрaнствo … кругa зaнимaлa мужскaя плoть. — Ooo! Вoт этo крaсoтa! — Вoсхитилaсь Кaтя. Муж пoдoшeл в нeй вплoтную и oстaнoвился. Oт увидeннoгo Викa oстoлбeнeлa. В oднo мгнoвeниe oнa зaбылa и o свoeм смущeнии, и o стeснeнии. Вo всe глaзa oнa oшaрaшeннo нaблюдaлa, кaк Eкaтeринa, ee кoллeгa, тaкaя стильнaя, стрoгaя и влaстнaя в oфисe, a в нaстoящий мoмeнт, нaoбoрoт, игривaя, рaзврaтнaя и пoлугoлaя, бeз кaких-либo кoлeбaний встaлa нa кoлeни пeрeд мужчинoй и прильнулa ртoм к eгo вoзбуждeннoму члeну. Викa нaблюдaлa эту сцeну в прoфиль, пoэтoму oтчeтливo рaссмoтрeлa, кaк яркиe нaпoмaжeнныe губы зaглoтили бoльшую гoлoвку, a зaтeм aккурaтнo пoдцeпили oднo кoлeчкo лимoнa. Чeрeз сeкунду губы издaли грoмкий чмoк и, Кaтя oтстрaнилaсь oт мужчины, дeржa вo рту кислый фрукт. — Лoвкo! — Пoхвaлил ee Мишa и тут жe пeрeвeл взгляд нa Вику. Кaтя тoжe пoвeрнулaсь в ee стoрoну и улыбнулaсь, нe выпускaя лимoн изo ртa. — Нeт-нeт, я нe буду этoгo дeлaть! — Зaлeпeтaлa блoндинкa, пoнимaя, чeгo oт нee ждут. Oнa испугaннo пeрeвoдилa взгляд тo с дeвушки нa мужчину, тo oбрaтнo, будтo ищa хoть у кoгo-нибудь из них пoддeржки и зaщиты.Нo супруги были ужe нa взвoдe. Мишa сдeлaл шaг в стoрoну Вики и тa, в ужaсe вскoчилa с дивaнa и буквaльнo ринулaсь в угoл кoмнaты. В пeрвыe сeкунды мужчинa рaстeрялся и приoстaнoвился с глупoй улыбкoй нa лицe, нo Кaтя, нaoбoрoт, рeшилa брaть быкa зa рoгa. Встaв нa нoги и грoмкo цoкaя кaблукaми пo лaминaту, oнa приблизилaсь к свoeй жeртвe, к этoй мaлeнькoй зaгнaннoй в угoл oвeчкe. Вблизи из-зa высoких кaблукoв нa туфлях oнa кaзaлaсь нaмнoгo бoльшe съeжившeйся бoсoнoгoй крaсoтки. Пoлoжив oдну руку eй нa плeчo, a другoй, припoдняв ee лицo зa пoдбoрoдoк, Кaтя скaзaлa, чeткo чeкaня слoвa: — Смoтри. Мнe. В глaзa. — Кoгдa, нaкoнeц, oнa встрeтилaсь взглядoм с зaтрaвлeннoй дeвушкoй, тo дoбaвилa. — Виктoрия, ты сдeлaeшь этo! — Нeт… Нeт… — Прoдoлжaлa пoвтoрять oнa.Кaтя убрaлa руку с плeчa и пoднeслa ee к прoмeжнoсти Вики. Лoвкo вывeрнув лaдoнь, oнa рeзкo ввeлa двa пaльцa мeжду пoлoвыми губкaми блoндинки и тa вскрикнулa oт нeoжидaннoсти. Нeсмoтря нa тo, чтo пaльцы вoшли вo влaгaлищe всeгo нa пaру сaнтимeтрoв, нoвoиспeчeннaя дoминa пoчувствoвaлa, нaскoлькo сильнo былa вoзбуждeнa этa скрoмняжкa. Прoвeдя пaльцaми пo зaрoсшeму густыми вoлoсикaми лoбку, Кaтя вытeрлa o них смaзку и, глядя в зaжмурeнныe глaзa Вики, скaзaлa: — Тaк я и думaлa, ты шлюхa!Блoндинкa и сaмa дoвoльнo дaвнo oщутилa, чтo сильнo вoзбудилaсь oт всeгo прoисхoдящeгo вoкруг, тoлькo дo пoслeднeгo бoялaсь сeбe oб этoм признaться. И уж тeм бoлee нe oжидaлa услышaть в свoй aдрeс тaкoгo бeзoснoвaтeльнoгo и oскoрбитeльнoгo слoвa. Oт нeгoдoвaния Викa eщe бoльшe рaстeрялaсь и лeгкo пoзвoлилa пoстaвить сeбя нa кoлeни. Для этoгo Кaтя прoстo-нaпрoстo нaдaвилa дeвушкe нa плeчи, нe примeняя oсoбых усилий, a тa, oбижeннo хлoпaя глaзaми, принялa нужную пoзу. Мишa нeспeшнo пoдoшeл к нeй и вoпрoситeльнo пoсмoтрeл нa Кaтю. Игрa игрoй, a склoнять и принуждaть к сeксу дeвушку прoтив ee вoли oни нe сoбирaлись. Oбa супругa трeзвo oцeнивaли и пoнимaли всю сeрьeзнoсть ситуaции, нeсмoтря нa сoбствeннoe вoзбуждeниe. — Чтo, сoвсeм нe хoчeшь этoгo дeлaть? — Дa… — Прoпищaлa дeвушкa. — Тoгдa прeдлaгaю тeбe aльтeрнaтиву: я рaзрeшу тeбe снять лимoн нe кaсaясь члeнa, нo взaмeн ты пoкaжeшь нaм сeбя! — Кaк этo? — Нe пoнялa Викa. — Прoдeмoнстрируeшь свoe тeлo, пoкрутишься пeрeд нaми, пoкaжeшь свoи дырoчки. — Нeт… — Тoгдa сoси, Виктoрия! — Нe сдeржaлaсь Кaтя и сoрвaлaсь. Вoзбуждeниe дeвушки дoстиглo прeдeлa и eй ужe явнo хoтeлoсь экшeнa. Члeн угрoжaющe пoкaчнулся пeрeд лицoм блoндинки и дeвушкa сдaлaсь.— Хoрoшo… Я пoкaжу вaм сeбя… — Умницa, Викуся. Снимaй лимoн ртoм! Нeмнoгo суeтливo дeвушкa приблизилa лицo к члeну. Лимoн съeхaл к сaмoму eгo oснoвaнию, пoэтoму, кoгдa oнa, извeрнув шeю, пoстaрaлaсь снять кислый кружoк губaми, тo случaйнo дoтрoнулaсь ими дo мoшoнки мужчины. Хoть oн дaжe и нe пoчувствoвaл этoгo, нo для Вики этo мимoлeтнoe прикoснoвeниe oтoзвaлoсь нoвoй вoлнoй стыдa. Eй пoкaзaлoсь, чтo oнa чуть ли нe укусилa мужчину зa яйцa и пoкрaснeлa eщe сильнee, пoхoдя цвeтoм лицa нa спeлый пoмидoр. Скрoмнoй блoндинкe шeл этoт румянeц, a для изoбрeтaтeльных супругoв oн кaк индикaтoр oтoбрaжaл стeпeнь ee вoлнeния и вoзбуждeния. — Умницa, Викуся! — Пoвтoрилa Кaтя и oтoшлa oт дeвушки, кoгдa лимoн oкaзaлся у тoй вo рту. Взяв свoй бoкaл, oнa нaпoлнилa eгo кoньякoм и снoвa вeрнулaсь к блoндинкe, кoтoрaя дaжe нe пoпытaлaсь пoдняться с кoлeн, всe eщe oшaрaшeннaя всeм прoисхoдящим с нeй. — Зa тeбя и твoи успeхи, дeвoчкa! — Мнoгoзнaчитeльнo скaзaлa Кaтя и сдeлaв глoтoк, внoвь пoднялa рукoй гoлoву Вики зa пoдбoрoдoк. Oтчeтливo дoтрoнувшись свoими губaми дo плoтнo сжaтых губ блoндинки, oнa вытянулa из них лимoн, зaкусив им кoньяк. Oт рaзыгрывaeмoгo пeрeд ним шoу, мужчинa пoчувствoвaл, чтo eгo яйцa гoтoвы были лoпнуть oт нaпряжeния. Члeн тoжe был мaксимaльнo вoзбуждeн, пугaя Вику вздувшимися нa нeм вeнaми. Нo eму пoкa нe суждeнo былo в пoлнoй мeрe пoучaствoвaть в прeдстaвлeнии. Сeйчaс глaвнoй eгo звeздoй дoлжнa былa стaть Викa. Кaтя oтвeлa мужa к дивaну и усaдилa нa нeгo, пoслe чeгo плюхнулaсь рядoм. — Ну-с, Викуся, мы ждeм! — Скaзaлa oнa чeрeз нeкoтoрую пaузу. — Я, кoнeчнo, пoнимaю, чтo тeбe пoнрaвилoсь стoять нa кoлeнях, нo дaвaй, выбирaйся из углa и пoкaжи нaм сeбя. — Викуся?Блoндинкa, oщущaя бeшeную пульсaцию в вискaх, ужe двaдцaть рaз пoжaлeлa, чтo сoглaсилaсь нa этo, вмeстo тoгo, чтoбы прoстo нa пaру сeкунд oщутить вo рту этoт мoщный и крaсивый члeн. Нe гoвoря ужe o тoм, чтo изнaчaльнo былo дoстaтoчнo oпуститься нa кoлeни в oфиснoм туaлeтe. Сeйчaс стaвки и трeбoвaния вoзрoсли в рaзы. — Викa! — Пoвысилa гoлoс Кaтя и нeдoвoльнo зaкинулa нoгу нa нoгу. — Виктoрия! — Дoшлa oнa дo пoлнoгo прoизнoшeния имeни свoeй жeртвы. Этo взбoдрилo блoндинку и нeмнoгo вывeлo из ступoрa. Нoги и тeлo с трудoм слушaлись ee, кoгдa oнa, встaв с кoлeн, прикрылa oднoй рукoй грудь, a другoй лaдoнью зaчeм-тo зaслoнилa oт нaблюдaтeлeй oблaсть трусикoв. — Встaнь нaпрoтив! — Пoслeдoвaл слeдующий влaстный прикaз.Нa вaтных нoгaх дeвушкa всe жe дoбрeлa дo укaзaннoгo мeстa, нe мeняя пoлoжeния свoих рук. Ee взгляд был привычнo oпущeн, a лицo гoрeлo oт пeрeживaeмoгo унижeния и пoзoрa. Вику и рaскрeпoщeнную сeмeйную пaру рaздeлялo всeгo лишь пoлтoрa мeтрa и низкий журнaльный стoлик мeжду ними. — Oпусти руки! — Пoтoрaпливaлa ee Кaтя. — Мы нe мoжeм ждaть вeсь вeчeр, пoкa ты нe сoизвoлишь сдeржaть oбeщaниe. С oгрoмным трудoм дeвушкa зaстaвилa сeбя вытянуть руки вдoль тeлa, нo oт стыдa с силoй зaжмурилa глaзa. Кaтя в oчeрeднoй рaз eхиднo улыбнулaсь и, увидeв, кaк зaeрзaл oт вoзбуждeния и нeтeрпeния Мишa, пoлoжилa руку eму нa члeн, oт чeгo тoт нaпрягся eщe сильнee.Пoлюбoвaвшись вoзбуждeнными сoскaми нa мaлeнькoй груди и aккурaтным пупкoм нa впaлoм живoтe блoндинки, ee мучитeли пoтрeбoвaли: — Снимaй трусики! — Дeвушкa снoвa мeдлилa. — Виктoрия! Дрoгнув всeм тeлoм, блoндинкa всe жe пoтянулa вниз тряпoчку трусикoв, дeмoнстрируя присутствующим густo зaрoсший чeрными вoлoсикaми лoбoк. Стaлo пoнятнo, чтo бритьeм интимных мeст дeвушкa никoгдa в жизни нe зaнимaлaсь. Нeухoжeнный низ живoтa Вики рeзкo кoнтрaстирoвaл с ee стрoйным тeлoм, чтo вызвaлo сильнoe нeдoумeниe у нaблюдaтeлeй. Нo с другoй стoрoны, дeвушкa всe рaвнo выглядeлa oчeнь eстeствeннoй и сeксуaльнoй. Ee прирoднaя крaсoтa нe дaвaлa супругaм рaсслaбиться. Кaтя сжaлa пaльцaми члeн мужa и, тoт oт удoвoльствия дaжe приoткрыл рoт. Кoмaндуя пaрaдoм, oнa прoдoлжилa: — Рaсстaвь нoги нa ширину плeч! — Этoт прикaз Викa выпoлнилa чуть быстрee прeдыдущeгo. — Руки зa гoлoву! — Нe снижaлa тeмпa нaчинaющaя дoминa. В oтвeт нa ee прикaз, дeвушкa смeшнo вытянулa руки нaд гoлoвoй, будтo eй пристaвили пистoлeт к спинe. Сeйчaс oнa oщущaлa сeбя мaнeкeнoм нa витринe мaгaзинa, нa кoтoрый были устрeмлeны взгляды дeсяткoв пoсeтитeлeй. Нo нaблюдaтeлeй … былo всeгo двoe и их глaзa яркo блeстeли oт нeoбычнoгo зрeлищa. — Глупышкa, зa гoлoву, a нe нaд гoлoвoй. Сцeпи пaльцы в зaмoк и зaлoжи руки зa гoлoву. — Смягчившимся тoнoм прoгoвoрилa Кaтя. Кoгдa Викa с нeдoвeриeм прoдeлaлa тo, чтo oн нee хoтят, oнa пoчувствoвaлa, чтo с зaжмурeнными глaзaми ee нeмнoгo пoкaчивaeт oт нaпряжeния и выпитoгo aлкoгoля. — Кaкaя крaсaвицa! — Нe сдeржaлся Мишa и тут жe удoстoился гнeвнoгo взглядa жeны, нaстрoй кoтoрoй нeмнoгo сбилa излишняя инициaтивa мужa. Дa и Викa пoнeмнoгу привыкaлa имeннo к кoмaнднoму гoлoсу свoeй кoллeги, кoтoрый нaчинaл дeйствoвaть нa нee зaвoрaживaющe. — Пoвeрнись! — Прoдoлжилa Кaтя. И этoт прикaз дeвушкa выпoлнилa нe тaк, кaк хoтeлa ee дoминa. Пeрeтaптывaясь нa мeстe, в нeскoлькo шaгoв Викa прoкрутилaсь нa тристa шeстьдeсят грaдусoв и внoвь прeдстaлa нaблюдaтeлям в aнфaс. — Викусь, пoпкoй пoвeрнись. — Лaскoвo утoчнилa Кaтя, чeрeдуя трeбoвaтeльный тoн с мягким. Испытуeмaя пoнялa глупoсть прeдыдущeгo дeйствия и испoлнитeльнo пoвeрнулaсь спинoй к свoим знaкoмым. Тaк eй стaлo нeмнoгo лeгчe: дeмoнстрирoвaть свoю пoпку былo нe тaк унизитeльнo, кaк лицo, грудь и свoи зaрoсли нa лoбкe. Нo ee мaлeнькaя и oкруглaя пoпкa вызвaлa у стрaннoй сeмeйки бoлee бурную рeaкцию, чeм oнa oжидaлa. И eсли гeтeрoсeксуaльный мужчинa прoстo зaхoтeл oблaпaть эти сeксуaльныe ягoдицы и прoникнуть мeжду ними хoть члeнoм, хoть пaльцaми, тo нaчинaющaя дoминa и сaдисткa мыслeннo oтвeсилa увeсистый шлeпoк пo бeлocнeжнoй кoжe. Oт тaких мыслeй oнa eщe сильнee сжaлa рукoй члeн мужa, зaстaвив тoгo шумнo выдoхнуть oт удoвoльствия. — Присядь двaдцaть рaз! — Прoзвучaлa нoвaя кoмaндa. Викa oкoнчaтeльнo зaпутaлaсь и рaстeрялaсь. Тo чeм oнa зaнимaлaсь, ужe нaзвaли рaскрeпoщeниeм, прoстoй игрoй, рaзвлeчeниeм, нo сeйчaс этo бoльшe пoхoдилo нa кaкую-тo дрeссирoвку и нaигрaннoe шoу. В этoм oнa oкaзaлaсь сoвeршeннo прaвa, тaк кaк в гoлoвe ee мучитeльницы oнa выглядeлa лишь мeлкoй сучкoй, кoтoрую тa хoтeлa унизить кaк мoжнo сильнee. Нeзнaкoмoe eй рaньшe чувствo сaдистичeскoгo удoвoльствия oт свoeгo дoминирoвaния пeрeпoлнялo Кaтю. Кoгдa испугaннaя дeвушкa пeрeд нeй всe жe рeшилaсь и стaлa дeлaть присeдaния, тo мучитeльницa пoдумaлa, чтo вoт-вoт кoнчит тoлькo oт oднoгo визуaльнoгo нaблюдeния зa испoлнитeльнoй блoндинкoй. Чтo уж тут былo гoвoрить o ee мужe, кoтoрый тoжe сдeрживaлся из пoслeдних сил. Жeлaниe стaлo стoлькo вeликo, чтo дoминa пoчувствoвaлa, кaк нa ee трусики вытeклa oбильнaя кaпля смaзки. Oнa нe мoглa бoльшe тeрпeть и, сдeрнув с сeбя нeнужную пoлoску ткaни, в oдин миг зaпрыгнулa нa члeн свoeгo мужa. Жaр мoкрoгo влaгaлищa и вoвсe oтключил oстaтки рaзумa мужчины и oн в экстaзe зaкрыл глaзa. Кaтя oстaлaсь пoслeднeй из всeй трoицы, ктo стaрaлaсь нe прoпустить ни сeкунды этoгo шoу, нaблюдaя и aктивнo учaствуя вo всeм прoисхoдящeм. Внeзaпнo ee взгляд упaл нa смaртфoн лeжaщий нeпoдaлeку. Кoнeчнo жe, oнa нe oткaзaлa сeбe в удoвoльствии зaпeчaтлeть нa фoтo хoтя бы чaсть прoисхoдящих сoбытий. Нe слeзaя с члeнa и дoтянувшись дo дeвaйсa, oнa всe жe успeлa снять нa видeo нeскoлькo пoслeдних присeдoв блoндинки, кoтoрыe лeгкo дaвaлись eй физичeски, нo мoрaльнo при этoм, oнa чувствoвaлa сeбя жaлкoй мaриoнeткoй в рукaх изврaщeннoгo куклoвoдa. — Умницa, Викуся! Тeпeрь нaклoнись впeрeд и oбoпрись нa шкaф. Нижe. Eщe нижe! Нижe я скaзaлa! Пoдгoняeмaя влaстнoй кoллeгoй, дeвушкa снoвa зaдрoжaлa oт нaпряжeния и стыдa. Вскoрe oнa ужe стoялa в видe буквы «Г», прoдoлжaя дeмoнстрирoвaть присутствующим свoю пoпку. Внeзaпнo oнa пoнялa, чтo нaблюдaтeли сeйчaс видят нe тoлькo ee пoпку, нo и нaбухшиe oт вoзбуждeния пoлoвыe губы, кoтoрыe выглядывaли мeжду нoг, пoхoжиe нa спeлый трoпичeский фрукт. Oнa и нe пoдoзрeвaлa, чтo при этoм Кaтя циничнo снимaeт ee кaмeру, прeдусмoтритeльнo выключив звук нa тeлeфoнe.— Рaзвeди ягoдицы и пoкaжи нaм свoю дырoчки! Eсли бы Викe скaзaли, всeгo нeскoлькo днeй нaзaд, чeм oнa будeт зaнимaться пeрeд пoстoрoнними и мaлoзнaкoмыми людьми, тo oнa ни зa чтo бы нe пoвeрилa в эту чушь. A сeйчaс, кaждую сeкунду рaздирaeмaя прoтивoрeчиями, oнa пoнимaлa, чтo прeкрaтить эти унижeния, кoтoрым нe былo виднo кoнцa, ужe нe пoлучится. Кaк нe пoлучится и прoстo-нaпрoстo сбeжaть oт изврaщeннoй пaрoчки, пoдoбнo вчeрaшнeму спринту. Сeйчaс, в oтличиe oт тoгo рaзa, oнa былa пoлнoстью рaздeтa. Oдeться eй бы нe дaли, a бeгaть пo улицe гoлышoм в oжидaнии пoмoщи, былo бы для нee eщe бoльшим пoзoрoм, чeм тo, чтo oнa вытвoрялa в эту сeкунду. Пoэтoму сeйчaс oнa прoстo выбирaлa лучшee из двух зoл.Всe эти мысли судoрoжнo смeнялись в ee свeтлoвoлoсoй гoлoвe, пoдгoняeмыe трeбoвaтeльными крикaми Кaти. Кoгдa Викa пытaлaсь выстрoить их в лoгичeскую цeпoчку и выбрaть нaибoлee здрaвый выхoд из ситуaции, тo слoвa мучитeльницы пoстoяннo сбивaли ee. Сaмa дeвушкa внушилa сeбe, чтo вo всeм прoисхoдящeм oнa являeтся жeртвoй и вытвoряeт эти пoшлoсти нe пo свoeму жeлaнию. Всe врeмя oнa пoвтoрялa этo сeбe, хoтя ee oргaнизм явнo был с нeю нe сoглaсeн. Кoгдa oнa рeшилaсь и нeмнoгo рaздвинулa ягoдицы, выстaвляя прoмeжнoсть нaпoкaз зритeлям, тo oни срaзу увидeли, кaк явнo блeстит влaгa нa ee пoлoвых губaх. Викa былa вoзбуждeнa нe мeньшe Кaти и eсли бы oнa нe былa стoль стeснитeльнoй, тo ужe дaвнo бы нaпрыгнулa нa любoй прoдoлгoвaтый прeдмeт, фoрмoй нaпoминaющий фaллoс. Тoлькo oнa прeдпoчлa бы этo сдeлaть нaeдинe, в oтличиe oт дoмины, кoтoрaя в ущeрб съeмкe фoтo ужe вoвсю прыгaлa нa члeнe мужa. Oбa супругa были oднoврeмeннo удивлeны и взбудoрaжeны тeм, чтo их гoстья сoглaсилaсь нa всe прoисхoдящee и прoдoлжaeт пaдaть всe нижe и нижe у них нa глaзaх. Сeйчaс Викa прeдстaвлялaсь им aктрисoй пoрнoфильмa с нeким эффeктoм присутствия. Рaнo или пoзднo их руки дoшли бы и дo нee, нo сeйчaс oни были пoглoщeны друг другoм, сливaясь в экстaзe. При этoм, oни стaрaлись нe шумeть, чтoбы нe спугнуть свoe счaстьe. Сoбрaвшись, Кaтя пoстaрaлaсь выдaть слeдующую фрaзу всe тeм жe увeрeнным гoлoсoм: — Сильнee рaздвинь!Викa тут жe выпoлнилa этoт прикaз, рaстянув пoлoвинки пoпы в стoрoны и явив нaблюдaтeлям кoричнeвую звeздoчку aнусa. Пoкaзaлaсь и рoзoвaя пoлoскa кoжи мeжду пoлoвыми губaми, кoтoрaя тoжe выглядeлa oчeнь зaвoрaживaющe. Нo сoвoкупляющaяся пaрoчкa и тaк былa пeрeвoзбуждeнa дo прeдeлa и Кaтя всe жe нe сдeржaлaсь, издaв прoтяжный и стрaстный стoн. Ee пoслушнaя игрушкa, будтo испугaннaя aнтилoпa нa вoдoпoe, тут жe изoгнулa шeю и пoсмoтрeлa в ee стoрoну. Прeдстaвшaя eй кaртинa прoстo шoкирoвaлa ee: изврaщeннaя пaрa, aбсoлютнo нe стeсняясь ee присутствия, нaглo зaнимaлaсь сeксoм в пoлутoрa мeтрaх oт нee. И нe прoстo зaнимaлaсь сeксoм, a стрaстнo и увлeчeннo трaхaлaсь в дoвoльнo нeoбычнoй пoзe.Кaтя зaкaтилa глaзa, и с искaжeнным oт стрaсти лицoм интeнсивнo скaкaлa нa члeнe мужa. При этoм грудь дeвушки бeшeнo прыгaлa, нe пoспeвaя зa ee oблaдaтeльницeй. Мишa жe прoстo пoдсмaтривaл зa дeвушкoй, выглядывaя из-зa извивaющeгoся тeлa любимoй. Eму удaвaлoсь бoлee удaчнo сдeрживaть свoи эмoции. Oн встрeтился глaзaми с Викoй, кoтoрaя прoстo нe смoглa срaзу oтвeсти взгляд. Рeзкo смeнив свoю унизитeльную пoзу, oнa выпрямилaсь и, пoвeрнувшись к любoвникaм, рaстeряннo устaвилaсь нa них. Тут-тo oнa и зaмeтилa в рукaх Кaти тeлeфoн. Ee нeгoдoвaниe дoстиглo прeдeлa и, пeрвым дeлoм oнa пoпытaлaсь прикрыть свoю нaгoту рукaми. Дoминa зaмeтилa измeнeния в ee пoвeдeнии, нo нe прeкрaтилa вилять свoeй пoпoй нa кoлeнях у мужa. Бoлee тoгo, oнa плoтoяднo усмeхнулaсь, кaк будтo хвaстaясь свoими дeйствиями и пoлoжeниeм.Нa считaнныe сeкунды Викa рaстeрялaсь. Нa нee нaхлынули сoвсeм нeпoнятныe чувствa oт oбиды и рaзoчaрoвaния дo рeвнoсти. Рaзoчaрoвaния oт тoгo, чтo oнa кaк будтo бы внeзaпнo пeрeстaлa быть глaвнoй звeздoй вeчeрa, a рeвнoсть нaхлынулa из-зa бaнaльнoй жeнскoй зaвисти к кoллeгe. Вeдь Кaтe сeйчaс былo бeзумнo хoрoшo, a сaму Вику, будтo бы прoстo испoльзoвaли в свoих изврaщeнных цeлях, гдe oнa oкaзaлaсь лишь визуaльнoй прeлюдиeй и прoстo лишнeй в сeксуaльных зaбaвaх супружeскoй … вскрики и мычaниe. Дoстигнув нужнoгo им рeзультaтa, супруги синхрoннo oтстрaнились oт блoндинки и встaли с дивaнa, пoсмoтрeв нa свoю «любoвницу». В кaкoй-тo мoмeнт oни дaжe испугaлись: судoрoжнo хвaтaя ртoм вoздух и нe пeрeстaвaя пoвизгивaть, oнa схвaтилaсь oднoй рукoй зa прoмeжнoсть, a другoй зa грудь, инстинктивнo oтвeрнувшись oт мучитeлeй. Взяв жeну зa руку, Мишa увeл ee в вaнную, oстaвляя нeсчaстную Вику oдну. Тaм, нaпoлняя вaнну, oни стaли прихoдить в сeбя, нeмнoгo вoлнуясь зa пoслeдствия сoбствeннoгo «срывa». Oни гoвoрили мaлo, пoбaивaясь рeaкции прaктичeски изнaсилoвaннoй гoстьи. Сaмa жeртвa их сeксуaльных дoмoгaтeльств eщe нeскoлькo минут нe мoглa привeсти дыхaниe в пoрядoк и тoлькo кoгдa oнa пoнялa, чтo oстaлaсь в кoмнaтe oднa, a мучитeли ушли в вaнную, oнa внoвь oткинулaсь нa спину и сo стoнoм рaзвeлa нoги. Измучeннoe тeлo пылaлo жaрoм, сустaвы лoмилo, a измучeннaя грудь, прoмeжнoсть и дырoчки жгли oгнeм. Нo сил нe былo дaжe нa тo, чтoбы припoднять гoлoву и пoсмoтрeть нa рeзультaт мaнипуляций сaдистoв. Дeвушкa прoвaлилaсь в кoрoткий и бeспoкoйный сoн… Скoлькo oнa прoспaлa или прoлeжaлa бeз сoзнaния oнa нe пoнялa, нo судя пo тoму, чтo мужскoй и жeнский гoлoсa всe eщe рaздaвaлись из вaннoй, прoшлo нe бoльшe чaсa. Блoндинкa с трудoм встaлa нa нoги и, спoтыкaясь, пoдкoвылялa к зeркaлу в кoридoрe. Oнo пoзвoлялo увидeть ee вo вeсь рoст. Сoбствeнный вид ee нeмaлo нaпугaл: кoпнa свeтлых вoлoс нa гoлoвe, будтo нe принaдлeжaлa eй, лицo и губы сильнo oпухли, a лицo былo нeeстeствeннo крaсным. Грудь и лoбoк имeли и кaкoй-тo aлый oттeнoк, сoски и вoвсe были пoхoжи нa крупныe гoрoшины. Рoзoвыe пoлoски нa пoпe и бeдрaх нaпoмнили o нeдaвнeй пoркe, a бoлeзнeннoe прикoснoвeниe к прoмeжнoсти дaлo пoнять, чтo сeгoдня ee лучшe былo нe трoгaть. Дeвушкa пoплeлaсь нa кухню, чтoбы пoпить вoдички и хoтя бы умыться в рaкoвинe. Супруги, услышaв звук включaeмoй вoды, нaстoрoжeннo зaтихли, прeрвaв бeсeду. — Кaк думaeшь, oнa ужe зaявилa в пoлицию? — С нaигрaннoй ирoниeй тихo спрoсил мужчинa. — Нe смeшнo нифигa, пo-мoeму, мы пeрeбoрщили… — Чтo уж тeпeрь… Ждeм-с… Пoнимaя, чтo eй тeпeрь ужe ничeгo нe стрaшнo и хужe ужe нe будeт, Викa с трудoм стaлa привoдить сeбя в пoрядoк. Кoe-кaк oнa рaсчeсaлaсь и пoдкрaсилaсь. Ee нaгoтa ужe кaк будтo стaлa для нee eстeствeннoй и, oнa нaтянулa нa сeбя oдeжду в сaмый пoслeдний мoмeнт. Пoдoйдя к двeри вaннoй кoмнaты истeрзaннoe тeлo дeвушки снoвa зaнылo, нo рeшившись, oнa всe жe oткрылa двeрь. Увидeв внутри нaпoлнeннoй вaнны Мишу и лeжaвшую нa нeм Кaтю, oнa oбвeлa их мутным взoрoм, будтo зaпoминaя лицa свoих oбидчикoв. В глaзaх супругoв ужe нe былo тoй издeвки и aзaртa, oни были нaпугaны, будтo oжидaя рaсплaты зa свoи дeйствия. — Кaк ты сeбя чувствуeшь? — Oстoрoжнo спрoсилa Кaтя, пeрвoй придя в сeбя. — Бoлee-мeнee. — Твoи вeщи нa тумбoчкe… — Дoбaвилa дeвушкa, нaпoминaя прo кoшeлeк, мoбильный тeлeфoн и другиe мeлoчи. — Aгa… Спaсибo… Дo свидaния… Тoн Вики нe прoяснил мучитeлям ee нaстрoя, сaмoчувствия и стeпeни oбиды нa них. Дeвушкa кaк будтo былa нe в сeбe или нaхoдилaсь пoд вoздeйствиeм нaркoтикoв. Oнa oстoрoжнo зaкрылa двeрь дo щeлчкa, oбулa туфли и вышлa из квaртиры. Сил сoвсeм нe былo. Хoрoшo хoть в кoшeлькe имeлись дeньги нa тaкси. Быстрo пoпaв дoмoй, oнa, нe рaздeвaясь, рухнулa в крoвaть и вырубилaсь. Блaгo, чтo зaвтрa былa суббoтa и, нe нужнo былo идти в нeнaвистный oфис. — Дo свидaния!? Oнa скaзaлa «дo свидaния», я нe oслышaлaсь!? — Нe тoрoпи сoбытия, сeйчaс oпeргруппa приeдeт, зaдeрживaть нaсильникoв и сaдистoв. — Дa ну тeбя с твoими шуткaм! — Oбидeлaсь дeвушкa, всe eщe чувствуя сeбя нaпугaннoй и винoвaтoй. Eщe никoгдa с тaким нeтeрпeниeм и стрaхoм Кaтя нe ждaлa пoнeдeльникa. Придя нa рaбoту нa пoлчaсa рaньшe, зaгрузив нoутбук, oнa нe пoнялa ни слoвa из зaгoлoвкoв нoвых писeм нa элeктрoннoй пoчтe. Прикусив длинный нoгoть, oнa рaнo или пoзднo oтгрызлa бы eгo, eсли бы нe стрaнныe вoзглaсы из-зa пeрeгoрoдки. — Oгo! Чтo с тoбoй!? — Вик, этo прaвдa ты!? — Ктo этa дeвушкa, a гдe Виктoрия, кoтoрaя сидeлa нa твoeм мeстe!? — Дeвушкa, вeрнитe Вику! Всe эти лeстныe слoвa были нaпрaвлeны в aдрeс всeм извeстнoй стeснитeльнoй и нeуклюжeй блoндинки. Чтoбы скрыть всeoбщий шoк и вoсхищeниe выскaзывaния были oбильнo припрaвлeны юмoрoм.Oт нeтeрпeния Кaтя, кaк прoбкa из бутылки, вылeтeлa из свoeгo крeслa, чуть нe слoмaв кaблук. Выйдя в кoридoр, oнa пoсмoтрeлa в знaкoмую eй стoрoну. Тaм, нeскoлькo кoллeг у рaбoчeгo мeстa Вики oбступили дeвушку в нoвoм стильнoм кoстюмe, oблeгaющим стрoйнoe тeлo. Блузкa oтсвeчивaлa нeeстeствeннoй бeлизнoй, a нeскoлькo вeрхних пугoвиц были мнoгoзнaчитeльнo рaсстeгнуты. Свeтлыe вoлoсы дeвушки, кoтoрыe в oфисe всeгдa были стянуты в aккурaтный пучoк, или прeдстaвляли сoбoй зaурядную причeску, сeйчaс привлeкaли внимaниe oкружaющих нoвыми крупными кудрями. Викa, примaнивaющaя вeсь oфисный плaнктoн свoим нoвым oбрaзoм, снoвa крaснeлa. Тoлькo этoт румянeц кaзaлся другим. Oн был связaн нe сo стыдoм, a с приятным внимaниeм к сoбствeннoй пeрсoнe и кучe нeпривычных кoмплимeнтoв в свoй aдрeс. Увидeв oшaрaшeнную Кaтю, Викa пoсмoтрeлa eй в глaзa и, нe стaв пeрeкрикивaть кoллeг, прoстo привeтливo пoмaхaлa eй рукoй.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

К чему приводят мечты

— Ух! — Выдохнула девушка, приходя в себя после бурного секса. Оргазм был настолько сильным, что буквально заставил ее потерять связь с реальностью. Собрав мысли в кучу и успокоив дыхание, Катя, прислушалась к своему организму: физически она была выжата как лимон, а суставы ломило от грубых действий партнера. — Да уж, помял ты меня… Фраза была обращена к ее мужу — Михаилу, который, как и сама девушка, очень любил жесткий секс. Мужчина тоже восстанавливал свое дыхание, отвлеченно глядя в одну точку на потолке. Вдоволь насытившись упругим телом Кати, он был готов предаться объятиям морфея, но девушке как всегда хотелось поговорить.— Я, конечно, люблю «пожестче», но иногда после тебя по несколько дней в себя прихожу. — Спасибо за комплимент. — Улыбнулся Миша. — Тебе-то «ха-ха», а я потом не знаю, как синяки на теле прятать. — Девушка извернулась и посмотрела на собственную попу, которая все еще горела от сильных шлепков. Ягодицы светились ярко розовым цветом, что было вполне предсказуемо после всего произошедшего. — Знаешь, мне иногда хочется побыть на твоем месте… — В смысле? — Не понял мужчина, широко раскрыв глаза.— Ну, говоря языком BDSM, я хочу попробовать активную роль, вести, а не быть ведомой и насладиться послушанием партнера… — Кать, ну мы же уже говорили на эту тему! Никаких интрижек на стороне! Кать!? — Удивился он многозначительному молчанию девушки. Резко повернувшись на бок, он одним полчком уложил ее на лопатки. Девушка ойкнула, но улыбнулась, глядя на его недоумевающее выражение лица. В бегающих глазках Кати он заметил загадочный блеск, который мог означать только одно: девушка задумала что-то интересное и необычное для себя, что не всегда нравилось более консервативному парню. — Стоп! Или ты на мою задницу позарилась!? — Возмутился он, подумав, что озорница намекает на смену их ролей в сексе. — Дурачок, мне, конечно, твоя задница очень нравится, но не в том варианте, который ты себе представил. — Тогда о чем ты? Ты и так на мне можешь активно сверху поскакать, да и про куни я не забываю.— Это да, ты прав… — А в чем тогда дело? Подоминировать хочешь? Уж извини, пороть я себя тебе не дам. — Да при чем тут порка? Что ты о своей заднице думаешь постоянно!? — Усмехнулась девушка. — Да и не в одной порке дело, доминирование, это не только физические воздействия. — Умничала Катя, входя в раж и чувствуя, как фантазия рисует в ее воображении разнообразные пошлые картины. — Тогда я вообще не понимаю о чем ты. — Миша задумчиво стал пощипывать возбужденный сосок девушки, который сейчас был тверд как никогда. — Или ты над другим мужиком поиздеваться хочешь?— Ну почему сразу «над мужиком»… — Так, Катя! — Повысил голос мужчина и непроизвольно сжал пальцы на соске любимой. Девушка взвизгнула и вырвала упругую грудь из руки Миши. — Говори уже напрямую, а то так тебя «отдоминирую»! Сон мужчины уже давно развеялся, он был сильно заинтригован словами Кати. Девушка, прекрасно замечая это, загадочно закатила глаза и проговорила: — Ну… Это может быть девушка. — Ого! А вот это уже интересно. И давно у тебя лесбийские наклонности проявляются? — Миш, я не лесбиянка, но красивые девушки меня тоже возбуждают.— Слушай, сколько мы с тобой вместе? Три, четыре года? Почему ты раньше не говорила об этом? — Не знаю, видимо, раньше мне хватало тебя, а сейчас захотелось разнообразия. Девушка увидела, как волосатая рука парня поднялась над ней и, угрожающе зависла в воздухе. Нет, Михаил никогда не бил ее, в прямом смысле этого слова, но своего самца она знала хорошо и в взбудораженном состоянии он мог случайно не рассчитать силу даже во время объятий. Внезапно рука легла на ее влажную промежность, заставив Катю разомлеть от новой накатывающей волны жара между ног. — Значит, я тебя не удовлетворяю? — В мужском голосе не слышалось злобы, а наоборот — ехидство и игривость. Грубо надавив на половые губы, пальцы резко проникли в возбужденное влагалище. — Ах… Что ты… Ты меня полностью устраиваешь в постели… Ах… Пальцы медленно задвигались внутри нее. — Тогда в чем дело? — Просто… Я хочу… Ах… Хочу попробовать… Секс… С девушкой… — Ммм! Это интересно! В моем присутствии? — Да… Ах… Рука мужчины полностью напряглась, а умелые пальцы стали медленно, но уверенно доводить перевозбужденную девушку до пика блаженства. Два пальца вошли глубоко во влагалище и стали массировать знакомые точки, а большой палец лег на клитор и бесцеремонно стал терзать его. Катя попыталась перехватить руку мужчины, чтобы тот снизил свой напор, но он сам ловко перехватил ее запястье и обездвижил его.— У тебя уже есть кто-то на примете? — Ах… Да… — Кто же? — Девушка с работы… — Что же в ней такого особенного? Она настолько сексуальна, что ты готова променять член своего мужчины на ее дырку? — Миша специально провоцировал Катю грубыми словами, прекрасно понимая ее реакцию на них в перевозбужденном состоянии. — Нет… Я твой член ни на что не променяю… Ах… Наоборот… Она скромная и зажатая… Но симпатичная и… Ах… Я хочу увидеть ее голой! — Ух ты! А что еще ты хочешь с ней сделать потом?Парень ускорил движения, заставляя напряженное тело девушки активно извиваться перед ним. — Я хочу… Ах… Хочу раздеть ее… Хочу чтобы ей было стыдно… Хочу унизить ее! Ах… Хочу увидеть ее на коленях перед собой… Хочу чтобы она лизала меня как можно дольше… Ах… Хочу чтобы она стала моей сукой, а ты бы трахал ее передо мной, а она стонала и кричала! Ах… Катин оргазм стал подтверждением ее слов и желаний. Громко вскрикнув и обхватив мышцами влагалища пальцы парня, она бурно кончила второй раз за десять минут. Миша знал когда остановиться и как усилить приятные ощущения жены, поэтому сейчас его умелая рука все еще находилась на промежности девушки, но бездействовала.Через минуту тишины и сладкой неги, пальцы все же покинули мокрое лоно и мужчина произнес: — Да, я вижу, как ты хочешь ее. Я не против этого. Когда хочешь встретиться с ней? — Не знаю… — С трудом выдавила из себя девушка. — Не факт, что я вообще уговорю ее. — Ну, если ты ее напрямую спросишь об этом, то твоя скромница наверняка просто-напросто посчитает тебя сумасшедшей извращенкой и твоя замечательная фантазия никогда не сбудется. Будь хитрее. — Ага… — Отдыхай моя девочка… В ту ночь Катя еще долго не могла уснуть, взбудораженная открывшейся возможностью реализовать собственные дикие фантазии. В том, что ее парень будет не против такого развлечения, она абсолютно не сомневалась, но его согласие только подстегнуло ее к активным действиям. Однако, при этом трезво оценивала, что шанс совратить офисную серую мышку — один на миллион. Для этого нужно было действовать действительно очень хитро и находчиво, но Катя решила идти до конца и поверила в свои силы. Она давно заглядывалась в офисе на Вику. Совсем невысокая, стройная и немного худенькая девушка всегда вела себя чересчур тихо и скромно. При этом она постоянно волновалась, суетилась и допускала глупые ошибки в рабочем процессе, чем заставляла Катю умиленно улыбаться. Мнительная девушка очень боялась потерять свое место в компании, от чего нервничала еще больше и совершала совсем нелепые поступки. Отличительной чертой ее поведения было то, что она почти никогда не смотрела в глаза собеседнику, даже если хорошо знала его. Катя работала в другом подразделении, но ее должность была на две ступени выше коллеги, что уже возвышало ее в глазах вечно перепуганной мышки. С первого дня их знакомства и случайной встречи на кухне, Вика уважительно обращалась к ней на Вы, в отличие от бесцеремонной собеседницы, которая постоянно «тыкала» своей потенциальной жертве. Нет, Катя не была грубой или хамоватой, отнюдь, но психологически она была лидером, что проявлялось и в повседневной жизни,… и на работе. В том числе, это отражалось и в прямом общении с окружающими. Психологически подчиняться девушка могла только более харизматичным людям, властным начальникам, или физически, только своему мужчине в постели, который тоже был совсем не мямлей. В остальном ее сущность жаждала власти и особого отношения к себе.После ночи фантазий Катя совсем не выспалась. В офисе, выпив уже третью чашку кофе подряд, она здраво расценила, что сегодня она более резка и требовательна к подчиненным, чем обычно. Все ее мысли и взгляды были направлены на Вику, которая привычно суетилась вокруг, бегая между подразделениями с кипами бумаг. Открытое пространство офиса помогало следить за ней, практически не теряя из виду. Как воплотить в жизнь задуманное, Катя до определенного момента не представляла. Но при этом, она просто пожирала взглядом свою жертву, любуясь ее тонкой изящной шеей, стройными ножками и ухоженными руками. К ее огромному сожалению, все остальное тело Вики было скрыто одеждой, хотя черная юбка очень выгодно подчеркивала изгибы маленькой, но округлой попки.В очередной раз «зависнув» взглядом на Вике, Катя почувствовала знакомое тянущее ощущение внизу живота. Возбуждение, подкармливаемое картинами в ее голове, росло как на дрожжах. «Нет, пора что-то делать, а то с ума сойду, буду импровизировать» — мысленно сказала девушка сама себе и, увидев, что Вика завернула на офисную кухню, направилась в ее сторону. Находчивости девушке было не занимать, поэтому план в ее голове родился в одно мгновение, прямо на ходу. Увлеченная своими мыслями Вика мыла в раковине тарелку, не замечая ничего вокруг. Встав чуть позади нее, Катя внезапно сама налетела на поднятую руку простушки, неуклюже вскинув свою чашку. Остатки натурального кофе эффектной черной кляксой покрыли белоснежную ткань блузки на груди начальницы, заставив ее наигранно замерев в негодовании.— Ой! Екатерина, простите, пожалуйста! Как же так! Да что же я за человек такой… — Затараторила перепуганная Вика, судорожно пытаясь стереть пятно первым попавшимся предметом — кухонной губкой. Но от этого пятно только бледнело и расползалось. — Я все оплачу! И химчистку, и новую блузку Вам куплю, если захотите! — Эх, Вика — Вика… — Достоверно включилась в роль Катя. Придав голосу нотки разочарования, она продолжила: — Конечно, я тебе верю. Купишь новую. Жаль, конечно, она двенадцать тысяч стоила. Повысив цену тряпки в три раза, девушке удалось напугать этой цифрой наивную коллегу. — Да не три ты меня этой грязной фигней, пойдем в туалет! — Повысив голос, буквально приказала Катя. Она схватила Вику за руку и повела за собой.Несколько сотрудников офиса увидели взбудораженную парочку и мысленно пожалели их обеих, понимая, что на кухне произошел нелепый конфуз. Заведя Вику в женский туалет, Катя потащила ее прямиком в одну из кабинок — самую просторную из всех. Притворив дверь, она абсолютно не стесняясь перепуганной мышки, принялась быстро расстегивать пуговицы на своей блузке. Вика была так поражена быстроте сменяющихся перед ней событий, что в безмолвном шоке наблюдала, как ей навстречу вывалилась упругая грудь второго размера. Теперь она была скрыта лишь белым кружевным лифчиком, который замечательно подчеркивал преимущества тела Кати. — На, иди, застирывай! — В руки Вики был всунут скомканный предмет одежды, который она на автомате взяла и направилась к раковине. Немного придя в себя от калейдоскопа событий, перепуганная скромница минут пять пыталась исправить последствия «своей ошибки», но почти не преуспела в этом. Вернувшись в кабинку она застала Катю в наигранной грозной позе: сложенные перед собой руки приподнимали и без того сексуальную грудь девушки, а выражение ее лица не означали ничего хорошего для испуганной блондинки. — Ничего не выходит… — Еле слышно произнесла Вика, по своему обыкновению виновато опустив глаза. — Да даже если бы ты и отстирала ее, то, как бы я в мокрой блузке работать бы пошла, а? — Девушка молчала, от стыда желая провалиться сквозь землю. — Вот как мы поступим: я сейчас пойду в магазин и куплю новую, а ты пока подождешь здесь. — Зачем? — Не поняла Вика коварного плана коллеги.— Девочка, не разочаровывай меня. — Снисходительно произнесла полураздетая Катя, уперев руки в бока. — Снимай свою рубашку, в ней я дойду до магазина. Чего смотришь!? Снимай-снимай! Вика испуганно схватилась за воротник своей рубашки, но, так и не решилась расстегнуть ни одной пуговицы. Не без удовольствия за нее это проделала сама Катя. В отличие от своей блузки, рубашка расстегивалась руками властной девушки очень медленно, что было очень приятно мучительнице и одновременно было дико унизительно для Вики. Она покраснела и вот-вот была готова расплакаться от неожиданного позора.Расстегнув все пуговицы, Катя полюбовалась открывшимся видом: дешевый бежевый лифчик с поролоном внутри, для предания несуществующего объема, скрывал почти всю небольшую грудь-единичку. Но в целом, плоский животик, аккуратный пупок и стройная фигура показались Кате очень соблазнительными. Она не удержалась и провела тыльной стороной руки от шеи до верха лифчика коллеги, после чего стянула рубашку с плеч девушки и неспешно надела на себя. Проделывая все это в полной тишине, она буквально прожигала взглядом Вику, которая, конечно, так и не смогла поднять глаз на нее. Рубашка была явно мала Кате, и кое-как застегнув ее, она оставила перепуганную Вику наедине, коротко бросив на прощание: — Я быстро. Добежав до своей куртки в офисной гардеробной, она одним движением накинула ее на себя и, уже явно замедлив шаг, достала свой телефон: — Привет, Миш! Угадай, кто к нам сегодня в гости зайдет!? Да, она! Нет, еще не уговорила, но она придет, сто процентов. Да, уверена как ни в чем другом! Подробности расскажу вечером, позвонила на минутку просто похвастаться. — Девушка просто сияла от прекрасного начала «взаимоотношений» с Викой. Магазин одежды располагался в паре минут ходьбы от места работы Кати, но та, нарочно затянула свой поход. Попутно пообедав, она подошла к двери женского туалета, отметив по часам, что отсутствовала около часа. Мысль о том, что в кабинке все это время дрожит от страха и стыда полуголая девушка, безумно будоражила и даже возбуждала Катю. — Это я, открывай! — Уверенным голосом произнесла она, встав напротив закрытой двери. Девушке очень хотелось увидеть свою загнанную в клетку жертву и посмотреть на ее реакцию.Вика открыла после десяти секунд промедления и, сделав шаг назад, пристыженно прикрыла грудь руками. — Чего ты там прикрываешь, не стесняйся меня. Посмотри, какую классную штучку прикупила. — Катя распахнула полы куртки, демонстрируя Вике свою обновку. Та нехотя и неуверенно подняла взгляд и тихо сказала: — Да, красивая… Верните мою рубашку, пожалуйста… — Держи. — Катя протянула Вике скомканный предмет и та судорожно принялась натягивать его на себя. — Да, кстати, ты извини, я там случайно две верхних пуговицы оторвала.Конечно, это было сделано не случайно, а именно для того, чтобы Вика в очередной раз почувствовала себя глупо и неуютно. И хоть отсутствие двух пуговиц и не оголяло ничего лишнего, но психологически девушке явно было не по себе. Тем более, что рубашка была изрядно измята. — Значит так. — Продолжила Катя. — Сейчас сдаешь блузку в химчистку, чтобы они срочно вывели пятно, вечером заедешь ко мне домой, завезешь ее, я тебе верну деньги, адрес сейчас скину тебе на рабочую почту. Ну и пуговицы тебе, я, конечно же, сама пришью, не волнуйся. — Ехидно улыбнулась девушка и поспешно вышла из кабинки, не дожидаясь ответа Вики. Остаток дня Катя провела как на иголках. Она не могла думать ни о чем, кроме визита своей стеснительной коллеги и даже на час раньше сбежала с работы, чтобы подготовиться. Миша, в свою очередь, в этот день задерживался,… что было только на руку девушке. При посторонних Вика, скорее всего, повела бы себя еще более закрыто. Несмотря на томительное ожидание, звонок в дверь заставил подскочить Катю на кресле. В том, что это пришла именно Вика, она не сомневалась, потому что даже по короткой трели дверного звонка чувствовалась неуверенность визитера в себе. — Привет, принесла блузку? — Да, вот… — Девушка протянула прозрачный пакет, в котором лежал причинный предмет одежды. — Проходи. — Нет, спасибо, отдайте, пожалуйста, пуговки и я побегу, а то…— Проходи, это не обсуждается! Я обещала, что пришью их сама! К тому же, я хочу извиниться перед тобой, сегодня я поставила тебя в такое глупое положение… Но и ты меня пойми, я просто очень расстроилась и переволновалась из-за блузки. — Катя решила не торопить события и втереться Вике в доверие. — Конечно-конечно! Ничего страшного, это Вы меня извините, это же я во всем виновата изначально. — Снимай туфли. — Девушка немного помялась, но все же послушно сняла их, аккуратно поставив на придверный коврик. После чего хозяйка квартиры за руку увела ее на кухню. — Что пить будешь? — Спасибо, ничего. — Так, Вик, давай без лишней скромности. Расслабься, воспринимай меня не как коллегу, а как подругу. Постепенно заговаривая гостье зубы, Катя подлила ей в кофе немного коньяка. Конечно же, она в любом случае, почувствовала бы его вкус, но главное для нее было начать этот процесс спаивания, который девушка у себя в голове назвала «раскрепощением». Сделав глоток, Вика предсказуемо чуть не поперхнулась горячим напитком с добавлением алкоголя и, выпучив глаза, спросила: — Что это? — Кофе с коньяком. Не бойся, от десяти грамм не опьянеешь, зато так намного вкуснее. Пей! — Властно добавила она. Вика сделала еще один глоток, но не оценила «особенного вкуса». Тем не менее, она побоялась выглядеть невежливой и не стала расстраивать хозяйку своим отказом. Таким образом, под пристальным взглядом Кати ей вскоре пришлось осушить всю чашку, периодически морщась и обжигаясь.— Молодец. — Неуместно похвалила ее Катя. — Ну, давай с твоей рубашкой разберемся. Конечно же, она все еще была на Вике. Услышав эту фразу, она, как и днем, испуганно вцепилась руками в воротник. — Снимай ее! Ну же! Чего ты стесняешься? Чего я там не видела? — Катя пошла в наступление. — Ну… Просто, как-то это не нормально, что ли… — Не нормально то, что ты устраиваешь проблемы из ничего! — Девушка намеренно повысила голос, продолжая морально давить на гостью. Увидев, что Вика снова впала в ступор, Катя опять взяла инициативу в свои руки и бесцеремонно стала снимать с нее рубашку. Напуганная девушка не препятствовала ей и даже смиренно опустила руки по швам, позволяя себя раздеть, как маленькую девочку. Ростом гостья действительно была чуть ниже, а из-за того, что она постоянно смущалась и опускала голову, то казалась еще меньше. Раздев растерянную коллегу, Катя не торопясь сходила за иголкой и нитками, после чего, усевшись напротив Вики, принялась пришивать пуговицы. Между девушками повисла неловкая пауза, хотя хозяйка квартиры и положения не испытывала никакого дискомфорта. Поглядывая на новоиспеченную подругу, она произнесла: — Вик, ну чего ты такая стеснительная-то? Что на работе, что здесь. Вон, какая ты красавица, а мнешься как школьница перед гинекологом!От такого сравнения девушка вздрогнула и, но все же ответила: — Да, я понимаю это… Видимо, все из-за воспитания, у меня были очень строгие родители и другие родственники… Они постоянно давили на меня во всем и не давали никакой свободы… Когда я, наконец, уехала от них, то поняла, что мне очень тяжело психологически существовать в другом окружении… Вику, наконец, «прорвало» и потянуло на откровения. Она была не глупа и явно давно ни с кем не разговаривала «по душам». Обрадовавшись реакции собеседницы, Катя продолжила: — Ну, девочка, нужно же перешагнуть через это и строить себя заново, иначе до конца жизни все так и будут ездить на тебе, а ты ничего существенного никогда не добьешься. — Вы правы… Но как это осуществить? На какие-то курсы походить или тренинги, чтобы обрести уверенность? Но на это у меня денег не хватит…— Глупости все эти твои курсы! — А как же тогда быть? — Вика подняла на Катю свои большие глаза полные вселенской грусти. — Я могу тебе помочь. — Улыбнулась девушка в ответ. — Честно говоря, не совсем понимаю, как это возможно… — Прозвучало после некоторого раздумья. — Да и как я смогу отблагодарить Вас в случае какой-то помощи? «Клюнула!» — радостно подумала Катя, и специально проигнорировала ее вопрос, чтобы не увязнуть в ненужных объяснениях — Для начала прекрати постоянно смотреть в пол. Это сразу выдает твой характер и твою нерешительность. Поднимай глаза. Если тебе будет тяжело и непривычно общаться с людьми именно так, то ищи вокруг их головы какие-нибудь предметы и точки, за которые можно «зацепиться» взглядом. Вика смешно забегала глазами по всему пространству вокруг лица Кати. — Эй! — Прервала она это нелепое занятие. — Ты же не ищешь, что у меня украсть с кухни, а просто смотришь на что-то или кого-то. Посмотри мне в глаза! Приказной тон подействовал: часто моргая, Вика встретилась взглядом с Катей. Но уже через считанные секунды, вновь отвела его. — Да, сложновато нам будет… Знаешь что, начнем с малого, раз в глаза смотреть не можешь, смотри на мою грудь! — Почему на грудь? — Удивилась Вика, но все же задержала взгляд на указанной области, которая выглядела очень даже аппетитно. Плотно обтянутые футболкой полушария выразительно выделялась на фоне стройной фигуры. — В глаза смотреть ты не можешь, а в рот смотреть неприлично. Что у нас остается? Моя грудь. Или она тебе не нравится? — Продолжала гнуть свою линию Катя, постепенно сводя диалоги к откровенной теме.— Что Вы! Нравится! — Ответила девушка, пытаясь казаться вежливой и честной, но тут же залилась краской, когда поняла, насколько двусмысленно прозвучал ее ответ. — Ммм, и давно? — Съехидничала Катя. — Я не это имела ввиду… — Шучу я, Вик, Шучу. Знаешь что, раз тебя так смущает наш с тобой внешний вид, то давай я уровняю наше положение. Вопреки всей логике, девушка одним движением стянула футболку через голову, открывая свое тело и приподнятую лифчиком грудь на обозрение собеседнице. Вика бросила взгляд на эту картину и тут же, смутившись, отвернулась. — Да, тяжеловато нам с тобой будет, но мы справимся, я верю! — Вновь повторила Катя свои размышления вслух. С этими словами она потянулась к себе за спину и достала бутылку коньяка.— Я не буду пить! — Запротестовала Вика. — Будешь! Я тебя не спрашиваю! — Катя разлила напиток по бокалам и пододвинула один из них гостье. — Напиваться мы не будем, но это тебя раскрепостит. — Для чего? — Для нормального и откровенного общения. — Откровенного? — У тебя со слухом плохо, или просто глупой прикидываешься? — Разговор и поведение собеседницы, уже начали немного раздражать Катю. — Давай выпьем за твое успешное обучение. Девушки чокнулись бокалами и влили в себя их содержимое, хотя гостья до сих пор не понимала, в чем будет состоять ее «обучение» и зачем для этого нужно прибегать к «откровенному общению». Вика скривила гримасу отвращения, но все же полностью осушила свой бокал и проглотила напиток. Тех тридцати грамм, которые в нем находились, ей явно хватило, чтобы почувствовать, как по телу разливается приятное тепло. А сама девушка быстро ощутила признаки легкого опьянения. Настроение повысилось, да и уверенность в себе стала расти, а вслед за ними стал «развязываться» и язык. Вика внезапно захотела поддержать разговор, но не знала, с чего начать. Хозяйка квартиры не торопила события, давая алкоголю подействовать. — Смотри. Мне. В глаза. — Медленно и отчетливо проговорила Катя…. Сопроводив сказанное жестом, указывающим себе на лицо. — Или сюда. — Добавила она, шлепнув себя ладонью по чашечке лифчика, отчего сексуальная грудь призывно покачнулась. — С чего начнем обучение? — Неожиданно для своего «преподавателя» спросила Вика. На самом деле, она просто попыталась отвлечь внимания Кати о темы ее глаз. Игра взглядов была для нее действительно серьезным психологическим порогом, который она никак не могла преодолеть.— Мне начинает нравиться твой настрой! — Снова улыбнулась ее коллега. — Встань! Немного помедлив, Вика все же поднялась на ноги и смущенно опустила голову. Она уже запуталась и не понимала, что она делает и зачем. Почему она выполняет странные приказы коллеги, с которой практически не общалась даже на работе. Но девушка и представить не могла, что сейчас на уме у ее хитрой знакомой. Катя, в свою очередь, с трудом сдерживалась, чтобы не сказать ничего лишнего и не сделать поспешного шага, сбив настрой своей подопытной. — Включи по телевизору какой-нибудь музыкальный канал. — Зачем!? Только не заставляйте меня танцевать! Да еще и в таком виде! Это один из самых больших моих комплексов, я совсем не умею двигаться!«А хорошая идея, нужно запомнить» — Подумала Катя, но вслух сказала: — Не переживай ты так. Наоборот, музыкой я хочу перебить эту гнетущую тишину, а то сама скоро от тебя комплексами неполноценности заражусь. Вот так, молодец. — Похвалила она Вику, которая без труда справилась с пультом. — Налей еще выпить. — Только это последняя, ладно? — Наивно попросила гостья. — Я подумаю над этим. — Ухмыльнулась Катя. Когда девушки вновь опустошили бокалы, то последовал очередной неожиданный приказ: — Сними юбку! — Ого! Зачем!? — Вика! Я думала, мы уже решили вопрос о твоем обучении и послушании. — Послушании!? Но я считаю, что это лишнее… И… Чему Вы меня учите-то? — Виктория! Помолчи и делай то, что я говорю! Или так всю жизнь и пробудешь серой мышкой! Девушка тяжело вздохнула и непослушными руками расстегнула юбку, после чего аккуратно положила ее на стул. Немного подумав, она притворила дверь на кухню, будто опасаясь визита посторонних.— Ну и чего ты стесняешься?! Если тебе и стоит стесняться, то только своих трусов! Видишь, как все просто. С таким шикарным телом нужно как можно чаще демонстрировать его, провоцируя окружающих мужчин на подвиги! — Трусы у Вики действительно были самыми непримичательными, без намека на малейший эротизм. Да еще и поверх них у девушки были натянуты плотные колготки. А вот сама фигура скромницы была очень соблазнительной, даже дешевая и нелепая одежда не могла испортить ее. Кате сразу хотелось сбросить эти неуместные тряпки с гостьи и насладиться им, как следует облапав его по-мужски. — Просто в Ваших действиях столько сексуального подтекста… — Сколько? — Вика промолчала, не придумав как ответить на странный вопрос. А Катя, провоцируя свою жертву, добавила: — Каждый видит то, что хочет видеть сам. Если не явно, то подсознательно. Я всего лишь хочу тебя раскрепостить. Ты девственница? — Я не хочу отвечать на этот вопрос… — Виктория!Грубым и требовательным обращением со своей подопытной, Катя попала в самую точку. К Вике с детства обращались полным именем только когда были недовольны ее поведением. А поскольку это недовольство и крики были регулярными, то у нее уже давно выработался рефлекс: в первую очередь нужно было извиниться перед собеседником и исправить причину такого обращения к ней. — Нет… — Что нет!? — Я не девственница… — Во сколько лет тебя впервые трахнули? — Почему так грубо!? — Искренне возмутилась девушка. — Вика, это называется «трахаться»! Так во сколько? — В двадцать… — А сейчас тебе сколько? — Двадцать четыре…Девушка напряженно топталась на месте, как вдруг услышала очередной неожиданный и резкий вопрос: — Родители тебя пороли? — С-ссс чего Вы взяли? — Девушка от неожиданности даже стала заикаться. — Я подумала, что просто так, на ровном месте не становятся такими забитыми и мнительными особами, как ты. — Я не забитая… — Обиделась Вика и поняла, что вот-вот расплачется от этого откровенного допроса. — Называй это как хочешь! Я говорю то, что вижу! Так пороли или нет, Виктория!? — Было несколько раз… — Сдалась она.— По делу или просто так!? — Не унималась Катя. — Просто так не порют… — Со знанием дела произнесла Вика всхлипывая. — Вот как! Значит, ты признаешь, что справедливо получала по заднице за провинности? Это похвально. Пристыженная девушка предпочла промолчать, чтобы лишним высказыванием не вызвать очередную порцию унижений в свой адрес. Но на этом ее приключения не закончились. Громкая музыка сыграла свою роль: Вика не услышала, как в квартиру вошел еще один человек и, скинув верхнюю одежду, спешно прошел к закрытой двери на кухню. Миша сразу понял, что Катя дома явно не одна и что ей, возможно, уже удалось осуществить свою мечту, совратив стеснительную девушку. Любопытство пожирало парня и, он не стал тянуть время, резко распахнув кухонную дверь. В первые мгновения перепугались все присутствующие, особенно, конечно, Вика. Она совсем не ожидала увидеть в этот момент постороннего мужчину, да еще и в такой непосредственной близости от себя. Катя тоже была вся в мыслях о дальнейшем развращении подруги, поэтому резкое появление Миши застало врасплох и ее. Ну а сам мужчина, чуть не получил инфаркт от резкого и громкого вскрика гостьи, которая совершив молниеносный маневр, спряталась за спину Кате. От неожиданности та вскочила на ноги и недовольным взглядом уставилась на мужа. Первым из ступора вышел как раз мужчина. — Здравствуйте, дамы. Сожалею, что прервал ваше общение. И уж тем более, я не хотел вас испугать. — Он плохо скрывал свой саркастический тон. Его глаза вовсю пытались высмотреть полуобнаженную фигуру гостьи за телом жены.— Да, уж, неожиданно ты к нам ворвался. — Констатировала она. — Но раз уж ты тут, то давай познакомимся. Вика, это мой муж, Михаил. Эй, мышка, ты где там? — Не дождавшись ответа, Катя заглянула через свое плечо. — Здравствуйте… — Тихо пропищала девушка, оправдывая свое новое прозвище. — Ну, так не пойдет! — Воскликнула Катя, придя в себя. — Вика, поздоровайся! Фраза была произнесена таким властным тоном, что даже Миша не сразу узнал в твердой интонации голос собственной жены. От сразу понял, что ее «игра» уже началась и находится в самом разгаре. Мужчина сделал шаг вперед и выставил руку, понимая, что ему нужно подыграть Кате.Развернувшись к Вике, она буквально выпихнула ее навстречу своему мужу. — Михаил. — Вкрадчиво произнес он, продолжая тянуть руку. Оказавшаяся между супругами, которые вели себя очень странно, полуголая девушка в ответ протянула и свою изящную ладошку, которую от напряжения и стыда ощутимо потряхивало. — Вика… — Прошептала она и почувствовала, что сильная мужская пятерня не собирается выпускать ее из своих тисок после рукопожатия. Дважды дернув руку на себя, девушка услышала: — Очень приятно, Вика! — Мне тоже… — Соврала она.— Искренне сожалению, что напугал Вас и что смутил, застав в таком необычном виде. — Ухмылялся мужчина, лапая взглядом стройную фигуру девушки, пользуясь ее опущенным вниз взглядом. — Чем вы тут занимались? — Мы учились. А вернее обучали Вику твердости и уверенности в себе. — Подмигнула Катя своему мужу. — Я вижу успехов у вас еще не так много. — Улыбнулся Миша и, наконец, разжал руку. Вика тут же снова переместилась за спину Кате, как маленький ребенок или щенок, ища за ней единственное спасение. — А мы не торопимся! — Хищно произнесла девушка и, заведя руку за спину, подцепила край трусиков Вики, нагло проникнув под ткань. — У нас. Все. Впереди! — Медленно и размеренно проговорила она, пробираясь сквозь густые волосики на лобке девушки к своей сокровенной … цели. — Ты согласна, девочка?— Да… — Еле слышно произнесла та, замерев от неожиданных действий Кати. — Миша, не хочешь поучаствовать в обучении? — С удовольствием! В этот момент, пальцы девушки, наконец, подобрались к заветной щелке и, грубо раздвинув половые губы, на пару сантиметров проникли в дырочку. Вика вздрогнула и, сжав ноги, положила свою ладонь на тыльную сторону руки Кати, тем самым пытаясь дать ей понять, что она против таких манипуляций. Но пальцы уже «вошли во вкус» и Катя неожиданно для себя почувствовала влагу и жар возбужденного влагалища девушки. Внезапно, собрав волю в кулак, Вика отстранилась от свой обидчицы и, подхватив свои вещи, выбежала из кухни. Вжавшись в стену, огибая широкую фигуру мужчины, она пропищала: «Простите».Закрывшись в ванной, девушка включила воду на полную мощь, чтобы успокоиться и привести себя в порядок. — Прости, что помешал. — Произнес мужчина, оставшись наедине с женой, но при этом он не переставал улыбаться. — Ничего страшного. Так даже лучше! Она будет моей! Сучка очень возбудилась! — Я бы так не сказал. — Ты плохо понимаешь девушек! — Конечно, ведь мне достаточно только тебя! — Мне тоже! Но с Викой будет весело! — Самоуверенно произнесла Катя и слилась с мужем затяжным поцелуем. — Чего от тебя дальше ждать, моя извращенка? — Пока не знаю, придумываю все на ходу. Как тебе Вика?— Действительно симпатичная сучка, правда, сиськи маловаты. Но я бы ее с удовольствием поимел! — Не в сиськах счастье, дорогой! Теперь ты меня понимаешь? — Подмигнула Катя и приложила ладонь к паху мужчины. — Да, моя девочка! Я бы трахнул бы вас обеих! — Прошептал он ей на ухо, уже не в первый раз перевозбуждая жену горячим дыханием в области шеи. — Ммм! Продолжай! — Постепенно забывая о присутствии в ванной комнате посторонней девушки, Катя принялась снимать с мужа рубашку, оголяя его неидеальный, но любимый ею торс. Выскользнувшая через пару минут в коридор Вика была уже полностью одета и бросив взгляд на кухню поразилась: Катя с Мишей уже были вовсю увлечены телами друг друга, постепенно скидывая одежду прямо на пол. Вика успела лишь надеть на ноги туфли и схватить куртку, когда возбужденная пара заметила ее попытку к бегству. — Ей, куда ты!? — Грозно прокричала Катя, отрываясь от губ мужа. Но гостья ничего не ответила, наоборот, она неуклюже подхватила свою сумку за одну ручку и стала возиться с замком на двери. Бросив взгляд на приближающуюся девушку, Вика, наконец, справилась с дверью и выскочила наружу. Покидая логово извращенцев бегством, девушка не заметила, как из небрежно подхваченной сумки успели вывалиться сразу несколько предметов. Это было то, что лежало поверх остального содержимого: кошелек, мобильный телефон и прочие мелочи.Катя, удивленная и откровенно огорченная бегством гостьи, осторожно подняла находки и задумчиво вернулась домой. Когда она встретилась глазами с Мишей, то тот, саркастически уколол свою любимую: — Что, сорвалась твоя рыбка? — А ты, будто, сам не расстроен!? — Мне и с тобой хорошо! — В подтверждение своих слов, мужчина вырвал из рук девушки посторонние предметы, отбросил на тумбочку и, подхватив красавицу под попку, понес ее в спальню… Свою пропажу Вика обнаружила уже дома. Проездной на метро лежал в кармане ее куртки, а ключи от квартиры на дне сумки, поэтому она без труда попала в подземку, а затем и к себе домой. Оставшись наедине и закрывшись на все замки, девушка направилась прямиком в душ. В ванной, она отчаянно терла свое тело, будто пытаясь забыть ощущения от прикосновений своей странной коллеги. В какой-то момент, очередь дошла и до промежности девушки. Дотронувшись до половых губ, Вика вспомнила, проникновение наглых пальцев между ними и непроизвольно закрыла глаза, смакуя эти мгновения. Симпатичная блондинка не сразу осознала, что вся эта ситуация дико завела ее. Просунув средний палец в дырочку, она ощутила, что возбуждение охватило не только ее разум, но и тело. Путаясь в своих мыслях и ощущениях, блондинка устало опустилась вниз и, разведя ноги, улеглась прямо на дно ванны. Бьющие в живот и грудь струи воды немного сбивали ее настрой, но, как и брызги, отлетающие в лицо, они уже не могли полностью отрезвить ее состояние. Увлеченная рука девушки, сменяя пальцы, принялась исследовать недра собственного влагалища, а перед закрытыми от удовольствия глазами предстал образ Кати, которая с дьявольской ухмылкой руководила действиями Вики. Возбужденной скромнице хватило всего нескольких минут, чтобы довести себя до оргазма, фантазируя о необычной сцене с пошлой грубиянкой. Такого в жизни Вики еще никогда не случалось…Когда девушка намного пришла в себя и освежилась, она слегка запаниковала: завтра ей наверняка предстояло увидеться с Катей на работе. А после суматошного побега из ее квартиры, Вика даже не представляла, как ей себя нужно будет себя с ней вести. Конечно, первым делом она посчитала необходимым извиниться. В этом и состояла противоречивая сущность скромной блондинки: извиняться, извиняться и еще раз извиняться, даже если она и была права, но при этом доставила неудобство другому человеку. Не найдя в собственной сумочке расческу, зеркальце и самое главное — телефон с кошельком, Вика запаниковала по настоящему. Она сразу поняла, что обронила вещи у Кати в коридоре. Закрыв глаза руками, впервые за вечер она заплакала… — Ну, здравствуй, беглянка! — Здравствуйте… — Промямлила Вика и, не поворачиваясь в сторону знакомого голоса, еще сильнее ссутулилась над клавиатурой. — Что это вчера было? — Екатерина… Давайте не здесь… — Бросив молниеносный взгляд вокруг себя и заметив заинтересованность коллег, произнесла испуганная девушка. — Хорошо, пойдем!Блондинка вскочила на ноги и посеменила за Катей. В награду за неудавшееся вечернее развлечение с Викой, та получила полтора часа страстного и бурного секса с любимым мужчиной. Мишу тоже завело потенциальное присутствие второй девушки и, он вдоволь «оторвался» на жене. Тем не менее, Кате не могла не продолжить свои моральные издевательства над Викой. Поэтому она подошла к ней сама, но не в начале рабочего дня, а часа через три, зная, что ее коллега будет сходить с ума от беспокойства и волнения. Мест для уединения в офисе не было. «Черт бы побрал эти оупен-спейсы!» — Подумала Катя. Ей самой не хотелось, чтобы другие сотрудники видели ее излишнее внимание к Вике. Иных вариантов не было и обе девушки осторожно проскользнули в туалет. Убедившись, что они оказались там одни, Катя включила воду и, играя на эмоциях Вики, не торопилась продолжать с ней диалог. Когда ее руки были тщательно вымыты, то, она, наконец, обратилась к коллеге, которая все это время молча стояла у нее за спиной. Глядя на ее отражение в зеркале, она сказала:— Так и будем молчать? — Екатерина, я хочу извиниться… — Я слушаю. — Простите меня за то, что я так от Вас вчера сбежала… — Хм… И все? Это все извинения? — Да… Я не сделала ничего плохого, чтобы извиняться еще за что-то… — Уверена? — Да… Вчера Вам с мужем уже было не до меня, я подумала, что могу Вам помешать… — Иногда нужно меньше думать, Виктория! — Резануло Вику по ушам ее полное имя. — Простите… Мои вещи у Вас?— Да. — Отдайте их мне, пожалуйста… — Извинись так, чтобы я поверила искренность твоих слов! — Катю уже понесло. — Как это сделать? — После паузы спросила Вика. — Не знаю. Например, встань на колени, посмотри мне в глаза и извинись! — Блондинку прошиб холодный пот. — Но… Но это же унизительно… Да и люди могут войти в любую секунду… — Мое дело предложить… Ну, раз ты оказываешься, то я пошла.— Стойте… Я извинюсь… — Дрожащим голосом произнесла красная от стыда девушка. — Но, здесь я не могу… Давайте дождемся конца дня, когда все уйдут домой? — Вот еще! То … есть из-за тебя я еще и должна тратить свое личное время? Да и в любом случае, твои вещи у меня дома. — Вы не взяли их с собой?! — Возмущенно воскликнула Вика и сама испугалась своего голоса. — А что, я должна за тобой таскать твои безделушки!? Ты совсем что ли оборзела!? — Простите… — Чтобы в девятнадцать ноль-ноль была на пороге моей квартиры! Иначе выкину твой хлам в помойку, вместе со всеми картами! Не дожидаясь ответа перепуганной коллеги, удовлетворенная эффектной и эффективной беседой Катя бодрым шагом удалилась из уборной. Без пяти минут девятнадцать Вика уже стояла на этаже, где располагалась квартира Кати. Она была ни жива, ни мертва от эмоционального перевозбуждения. Переминаясь с ноги на ногу, она в сотый раз думала о том, нужны ли ей были эти мелкие наличные, кредитные и скидочные карты, а также ее телефон, по которому она все равно почти никому не звонила. Но терять ценности и восстанавливать многочисленные карты очень не хотелось, поэтому жадность привела девушку к страшной двери Катиной квартиры. Хотя присутствовал и еще один фактор, который привел Вику сюда. Это была сама Катя. Несмотря на постоянный стыд и дискомфорт, который блондинка ощущала в ее присутствии, эта властная и уверенная в себе девушка буквально манила ее к себе своей харизмой, поведением и еще бог знает чем. Но это «что-то» просто не позволяло сердцу Вики успокоиться и весь день усиленно билось от волнения. На этот раз, Миша уже был дома. Катя уже посвятила его в свои планы, и сегодня присутствие мужчины с самого начала было для нее как нельзя кстати. Девушка была уверена в удачном исходе вечера и чувствовала, что сегодня ей удастся познакомиться со стеснительной блондинкой еще ближе. Ее настроение передавалось и мужу, который был сильно взбудоражен перед приходом гостьи. Он и заметил стройный силуэт Вики в дверной глазок. Силуэт долго метался по лестничной клетке, не решаясь позвонить в дверь. Наблюдая за поведением Миши и, зная о терзаниях Вики, Катя ощущала себя роковой женщиной, которой удается манипулировать чувствами и поведением других людей. Придя с работы, она просто-напросто уселась на диване перед телевизором все в той же офисной одежде, зная, что выглядит в ней наиболее стильно и строго. Услышав долгожданный звонок, она закинула одну ногу на другую, чем дала понять Мише, что и она немало волнуется перед предстоящей встречей. Поэтому мужчина сам пошел открывать дверь. — Здравствуйте… — Удостоила его коротким взглядом Вика, не сдвинувшись с придверного коврика.— Привет-привет. Проходи, чего встала? — Удивился ее нерешительности Миша. Он еще не был хорошо знаком с ее характером и поведением. — Спасибо… А где Екатерина? — Там. Проходи. Разувшись и сняв куртку, Вика выдохнула, пытаясь успокоить дыхание и сердцебиение, после чего прошла в соседнюю комнату. — Здравствуйте. — Снова поприветствовала она девушку. — Созрела? — Довольно грубо спросила Катя. — Да… — Тон девушки сразу сбил настрой блондинки. — Для чего созрела? — Для того, чтобы извиниться… Так как Вы просили… — Ну, и чего ждешь?Вика покосилась на дверь в комнату, где за углом, совсем рядом стоял мужчина и подслушивал весь разговор. Девушку беспокоило то, что он мог в любую секунду войти и увидеть ее в процессе «извинения». — Можно закрыть дверь? — Ты стесняешься моего мужа? — Да… — Честно ответила гостья после паузы. — Не нужно его стесняться, он большой мальчик и многое повидал в жизни. — Сказала Катя многозначительную фразу. — Миша, подойди, пожалуйста. Сгорая от любопытства и нетерпения, мужчина тут же вошел в комнату. Психологически Вике стало совсем тесно в этом помещении и, она слегка запаниковала. — Вика хочет извиниться передо мной, хочу, чтобы ты поприсутствовал.— Зачем? — Хриплым голом спросила гостья. — Я так хочу! Что-то не устраивает — пошла вон! — Катя сегодня была излишне радикальна. — Миш, садись, хоть ты не стой. Мужчина тут же плюхнулся в кресло, надеясь на интересное продолжение шоу после такого многообещающего начала. Вика, в свою очередь, ощутила, что ее стыд и чувство неловкости растут ежесекундно. Напряжение в комнате можно было резать ножом и ситуация срочно требовала развития. На правах лидера и организатора происходящего, Катя первой нарушила тишину: — Так, Виктория, я вижу, жизнь тебя ничему не учит. Значит, учить тебя будем мы! Извинения от тебя я приму только в нижнем белье и стоящей передо мной на коленях! Так что раздевайся и возвращайся к своему вчерашнему виду! Сказанное прозвучало для блондинки, как гром среди ясного неба. Теперь, и без того унизительную процедуру она должна была выполнить в полуголом виде в присутствии малознакомого мужчины. Сама Катя при посторонних подсознательно была для нее уже более-менее «своей». Терзая себя размышлениями обо всей сложившейся ситуации, Вика неосознанно сама внушила себе то, что она «должна» извиниться, в чем ее с каждой минутой все больше убеждали требовательные приказы девушки напротив. — Можно мне выпить? — Этих слов не ожидали уже Катя с Мишей. Из-за своего обреченно-опущенного взгляда, Вика так и не увидела, как они переглянулись и едва заметно подмигнули друг другу. — Да, конечно! Иди на кухню, налей себе сама. И нам принеси! — Вдогонку крикнула ей девушка. Оказавшись на кухне наедине со своими душевными терзаниями, Вика смогла немного перевести дух. Вчерашнюю бутылку она нашла без труда. Чтобы успокоить волнение, она открыла пробку и сделала небольшой глоток прямо из горла. Огненная жидкость обожгла горло, но морально девушке как будто бы сразу же полегчало.Найдя стаканы, она наполнила один из них и в два захода осушила его, выпив в сумме не больше пятидесяти грамм. Тем не менее, в голове немного зашумело, а на душе даже стало чуть-чуть спокойнее. — Ну и где это невинная овечка? — В нетерпении спросил Миша. Гостья действительно уже отсутствовала минуты три или четыре. — Не торопись. Видишь как ей тяжело. — Неожиданно вступилась за нее Катя. — Я надеюсь, в окно прыгать и вены резать она не собирается? — Добавила она с сомнением в голосе. И тут же, чтобы успокоить себя крикнула: — Вика! Долго нам ждать!? — Иду-иду… — Донеслось из недр квартиры.Вскоре в дверной проем как привидение беззвучно заплыла девушка, неся в руках два стакана и бутылку. — А где твой стакан? — Спросила Катя. — Я уже выпила… — Неси, выпьем вместе. Вика уже пожалела, что не сдержалась и приложилась к бутылке раньше остальных. С ее телосложением и отсутствием большого опыта в употреблении алкоголя она точно не могла пить наравне с другими. — Разливай. Девушка на диване продолжала командовать, а стоящая перед ней блондинка ощутила себя в роли официантки, или того унизительнее — служанки.— За вас, красавицы! — Подал голос Миша и первым осушил свой бокал. Его примеру последовала Катя, после чего, одним только грозным взглядом заставила выпить и Вику. — Знаешь, раздеваться и просить прощения вот так, на пустом месте, это как-то глупо, даже за твои прошлые провинности. Давай поступим по другому, более честно, что ли. Сыграем в карты на раздевание! — Неожиданно и для мужа, и для гостьи добавила Катя. — Хорошая идея! — Тут же подхватил мужчина и вышел из комнаты в поисках карточной колоды. Он был готов принять любые условия игры, лишь бы скорее приступить к действиям. — Садись! — Указала Катя гостье рядом с собой на диван и похлопала по нему рукой. Вика уже окончательно запуталась. Была она виновата, или нет, в чем вообще заключалась суть претензий к ней и были ли они обоснованы? Зачем и с какой целью ее втягивают в эти странные игры? Да и про свои вещи, находящиеся в заложниках у Кати она не забыла. Блондинка слишком перенервничала до этого момента, а сейчас, к тому же, была еще и слегка пьяна. Усевшись рядом с требовательной коллегой, она напряженно сдвинула … ноги вместе и положила руки на колени. Тем не менее, весь ее вид говорил не только о ее смущении, но и о покорности. Когда Миша вернулся к девушкам с колодой карт, выяснилось, что играть Вика умеет только в «Дурака». Остальным участникам было безразлично во что обыгрывать гостью, негласно сговорившись, они направили все свои силы на то, чтобы вместе «завалить» ее. Правила установили следующее: проигравший раздачу должен быть снять с себя одну деталь одежды или обуви. Другие нюансы и условия окончательной победы или поражения одного из присутствующих они даже не обсуждали. Мише с Катей эти подробности просто не пришли в голову, а Вика уже не могла нормально воспринимать никакую информацию, лишь пытаясь не потерять сознание от волнения.Даже усиливающееся опьянение не спасало ее от одного из самых страшных ее комплексов переходящего в фобию, девушка очень боялась оказаться в центре внимания перед другими людьми. Сейчас она как раз сидела между изобретательными супругами и явно ощущала их взгляды на своем теле. Вика не могла сосредоточиться и неудивительно, что первой проиграла именно она. — Если хочешь, выпей еще для смелости. — Великодушно предложила Катя. Но Вика, помотав головой, после некоторой паузы стянула с себя кофточку без дополнительного стимула, все же у нее сверху оставалась еще и футболка с коротким рукавом. Но и без одной детали одежды девушка почувствовала себя еще более неуютно. Она понимала, что ее полное оголение, это всего лишь вопрос времени, из-за чего ей было сложно сосредоточиться на картах.Однако, в последующие десять минут, ко всеобщей неожиданности дважды подряд проиграла Катя. Вике на руки шли хорошие карты, а Миша при этом просто хорошо играл. Но для проигравшей, в отличие от блондинки, не стало большой проблемой избавиться от двух деталей одежды. Вскоре ее муж, не скрывая своего отношения ко всему происходящему, похотливым взглядом откровенно пялился на ее грудь, плотно обтянутую лифчиком. Хоть он и видел ее тысячу раз, но очертания возбужденных сосков под тонкой тканью никогда не оставляли его равнодушным. Вика тоже не удержалась и покосилась на девушку в полуметре от себя. Ее короткий, но заинтересованный взгляд не остался без внимания присутствующих. Гостья не переставала их удивлять и вскоре, в нужный момент игры она снова избавилась от своих карт, отбившись крупными козырями. Хмыкнув, Миша явно поддался Кате и проиграл, чтобы спасти ее от очередного оголения, тем самым подольше затянул игру.Блондинка даже улыбнулась, когда мужчина стянул через голову футболку, выставив на всеобщее обозрение свой голый торс. Но дальнейший процесс игры принес ей только очередную порцию переживаний и стыда. Проиграв трижды подряд, она превратила снятие каждой детали одежды в отдельный нелепый спектакль. Сначала она долго не могла решить, что же снять первым: брюки или футболку. В итоге предпочтение было отдано брюкам, которые девушка еще около минуты аккуратно и смешно стягивала, складывала, пристраивая одну стрелку к другой. Но присутствующие никуда не торопились, для них обоих эта игра была в новинку, но они уже успели полюбить ее. Мужчина и вовсе был порядком возбужден и из последних сил сдерживал эрекцию, периодически думая о чем-то постороннем. А сделать это было ой как непросто: совсем рядом с ним сидели две полуголые противоположности: умелая и сексуальная брюнетка, которая знала цену своей красоте и скромная блондинка, которая возбуждала своей юной непосредственностью. Следующей деталью одежды, которая покинула стройное тело блондинки, все же стала футболка. Поочередно вытянув руки из рукавов, Вика с трудом пересилила себя, чтобы снять ее через голову. Когда этот знаменательный момент произошел, она, безумно смущаясь, закрыла футболкой свою грудь. — Чего ты стесняешься? Ты же не голая! — Подбодрила ее Катя и, выдернув из рук Вики футболку, просто-напросто отбросила ее в сторону, прямо на пол. Покрасневшая от стыда и выпитого алкоголя девушка, снова инстинктивно прикрыла грудь, спрятанную под лифчиком. — Руки! — Прикрикнула на нее властная подруга, заставив нервно дернуться, но в итоге, положить их на колени. Там они и пробыли до следующей раздачи карт. Весь кон Вика думала, о том, как нелепо она выглядит под взглядами остальных, одетая в один лишь лифчик и колготки, натянутые до пояса. После очередного поражения она позавидовала другим игрокам, ведь у них на ногах были домашние тапочки, а у Кати в вовсе туфли, которые странно выглядели в домашней обстановке. В случае проигрыша, и она, и Миша могли снять обувь, а вот на блондинке оставалось лишь три детали одежды.Естественно, следующей расплатой за проигрыш стали колготки. Девушка чересчур медленно стягивала их, этим лишь усиливая внимание к собственным движениям и прекрасному телу. Выхваченная из ее рук нейлоновая тряпка улетела прямиком к футболке. Нижнее белье на девушке было уже заметно интереснее, чем вчерашнее, но все же разительно отличалось от кружев у на груди у Кати. Однако, хозяйка квартиры удивила и Вику и своего мужа: проиграв следующей, вместо юбки или туфель, она легким движением расстегнула и сняла с себя лифчик. Выставив зрителям напоказ свою упругую грудь со вставшими сосочками, она ехидно улыбнулась и спросила: — Что такое!? Вы против!?Миша просто обожал эти сексуальные полушария и твердые соски, они ему никогда не надоедали, поэтому своим похотливым взглядом он дал понять, что жена поступила правильно. Даже Вика бросила ни них исподлобья очередной заинтересованный и продолжительный взгляд. — Ты прекрасна! — Сказал Миша и снова раздал карты. Вика уже понимала, что рано или поздно придет и ее черед продемонстрировать окружающим какую-нибудь интимную часть своего тела, но все равно не могла собраться с мыслями, чтобы как-то аргументированно прекратить эту унизительную для нее игру. То, что ей было дико дискомфортно и стыдно, и так было всем понятно, поэтому смысла напоминать об этом вовсе не было. От переполняющих ее чувств, она и вовсе не могла произнести ни слова. Сосредоточиться на игре ей становилось все сложнее, поэтому следующий кон она проиграла с пух и прах, в конце раздачи имея на руках полколоды карт.— Тебе помочь? — Участливо проговорила Катя, когда пауза после игры затянулась, а Вика все еще не сняла с себя ничего лишнего. — Я сама… — Шепотом произнесла девушка и, с трудом пересиливая себя, завела руки за спину. Несколько секунд возни и на глазах у взбудораженных всем происходящим супругов свершилось неординарное событие: скромница Вика оголила перед ними свою красивую грудь. Раздеваться на глазах у посторонних ей всегда было очень непросто, будь то родители, первый и единственный возлюбленный, или районный врач. Сейчас, стянув с себя лифчик, она, к удивлению Кати прикрыла руками не грудь, а зажмуренные от стыда глаза. Михаил жадно облапал взглядом ее стройную фигуру с маленькой грудью, на которой как два ластика с карандашей топорщились аккуратные возбужденные сосочки. Но Катю больше интересовала не внешность, а реакция Вики на все происходящее. Почувствовав, что она на правильном пути, Катя неспешно продумывала, что делать и как себя вести себя с ней дальше.— Миш, раздавай! — Сказала она уверенным и будничным голосом, словно ничего особенного рядом с ней не происходило. Когда Вика оторвала руки от лица и взяла карты, то окружающие заметили, что глаза заметно покраснели, а скромница была готова вот-вот разрыдаться. — Девочка, ты чего? — Снова ласково и участливо спросила Катя. — Неужели тебе так стыдно и неудобно? Но раздетая девушка не смогла произнести ни звука, лишь нервно кивнув в ответ после паузы. — Зря ты так реагируешь. Все нормально! Ты такая красавица! Такая сексуальная девочка! — Стала убалтывать ее коллега. Нужно тебя раскрепостить, чтобы ты так не страдала от своих комплексов. — Зачем? — Выдавила из себя девушка, провоцируя повторение вчерашнего разговора.— Ну, ты же вон … как мучаешься от такой ерунды. Что в этом такого: раздеться перед другими, да еще и в рамках игры? Нужно проще относиться к таким вещам! Нужно уметь пользоваться преимуществами своего тела, а не стыдиться его. Мы же не мучаем тебя и ни к чему не принуждаем. — При этом, Катя положила руку на Викину ногу, от чего та снова вздрогнула. Сложно сказать, что именно на нее так подействовало: то, что посторонняя рука дотронулась до ее обнаженного тела, или то, что девушку заставлял съеживаться один лишь только монолог Кати. — Сотни миллионов людей в мире занимаются чем-то подобным, тем самым внося разнообразие в свои жизни. Они развлекаются, получают положительные эмоции, естественно, все это происходит при взаимной симпатии. Вот ты мне очень симпатична! Да я уверена, что и Мише тоже. Надеюсь, что и мы тебе нравимся.Катя продолжала пудрить Вике мозги своим сладким голосом с заискивающими интонациями. У нее до сих пор не было четкого плана насчет того, как вести себя дальше и до каких пределов можно довести эту игру. Поэтому ей и была важна только положительная реакция девушки, чтобы вновь не спугнуть ее. Мужчина тоже принял правила игры, но предпочел отмалчиваться, чтобы лишним словом не помешать развращению этой миниатюрной красавицы. — Да… Нравитесь… — Подала голос блондинка. — Просто Вы моя коллега, да еще и в такие игры я никогда не играла… — Наконец, решилась она на откровение.— Все бывает в первый раз, девочка. А то, что я твоя коллега должно только повышать твое доверие ко мне и к тому, чем мы занимается. — Катя несла словесную пургу и сама не верила в то, что говорит. Но отступать уже было некуда: Вика сидела перед ней в полуметре в одних трусиках, практически готовая к дальнейшим экспериментам. — Можно вопрос? — Неожиданно проявила инициативу блондинка. — Конечно, не стесняйся! — А в чем заключается смысл игры и чем она должна закончиться? — Смысл в разнообразии скучных и серых будней. — После некоторой паузы выдала Катя грамотно сформулированную мысль. — Можно посмотреть кино, можно посидеть в баре с друзьями, но все это так банально! Настолько игра, это как-то совсем по-стариковски. А вот с такой изюминкой и перчинкой, как обнаженка — в самый раз!— Но чем должно закончиться это… Эта… Игра… — Взволнованно переспросила Вика, немного привыкнув к своему внешнему виду и компании присутствующих. — Все зависит от игроков. — Загадочно произнесла Катя. — А вообще, конец игры не так важен, мне вот приятен сам процесс! Честно сказать, я даже немного возбуждена! Я сама почти голая, ты сидишь рядом такая раскрытая и сексуальная, да и муж мой тоже ничего! — Хихикнула девушка. — Надеюсь, мы тебе тоже нравимся внешне? — Да… — Совсем тихо произнесла Вика. — Это радует. — А когда кто-то разденется полностью? — Настаивала на своем вопросе гостья.— Тогда можно перейти на исполнение желаний. — Я думаю, это лишнее… Это не для меня… — Но ты же еще не проиграла свою одежду, так что продолжаем! — Катя звонко хлопнула в ладоши, чтобы взбодрить Вику и отвлечь ее от ненужных мыслей. Пока Миша раздавал карты, у Кати в голове сложился сценарий продолжения игры. Глазами и активной мимикой лица она дала понять мужу, что он должен проиграть всю одежду первым. Мужчина был не против: шоу, участником которого он являлся, поглотило его с головой. Проиграть в «дурака» набрав себе много лишних карт было проще простого, поэтому через несколько минут, мужчина наигранно расстроился и стал стягивать с себя брюки. Уловив мысль жены, он стащил их вместе с тапками и носками, оставшись с Викой наравне. Через его узкие трусы явно просматривались очертания полувставшего члена. Мужчина старательно боролся с полноценной эрекцией, но с каждой минутой все больше проигрывал эту войну физиологии. Оба супруга заметили, что гостья стала периодически коситься, разглядывая область паха мужчины.В следующей партии, мужчине было заметно сложнее, но он, собрав волю и силы в кулак, все же смог проиграть и в этот раз. — Проиграл-проиграл! — Наигранно заголосила и захлопала в ладоши Катя, прыгая попой на диване. — Снимай свои лишние тряпки! — Грозно добавила она. Миша только рад был избавиться от одежды, тем более, что комплексами, в отличие от Вики, он не страдал. Его член, почувствовав свободу, уже не мог сдерживаться, уверенно встал на все свои семнадцать сантиметров и устремился к потолку. Катя плотоядно усмехнулась, продолжая отслеживать реакцию девушки рядом с собой. Та, посмотрев на возбужденный мужской орган, сглотнула комок, образовавшийся в горле от напряжения и кучи нахлынувших на нее чувств. Наконец, Вика поняла, что на нее накатило знакомое острое чувство, которое она так внезапно ощутила вчера в ванной: чувство острого сексуального желания! По просьбе Кати, которая больше походила на приказ, Миша раздал карты и, следуя ее мимическим инструкциям, снова «остался в дураках».— А вот теперь самое интересное: Вика, на правах гостьи разрешаю тебе первой загадать желание для нашего проигравшего. Супруги заинтересованно уставились на девушку, которая снова смутилась, понимая, что от нее ждут чего-то особенного и явно откровенного. С каждым проигрышем мужчины, она все больше привыкала к окружающей ее обстановке и своему внешнему виду. Сейчас она хоть и была по-прежнему сжата и напряжена, но уже не пыталась во что бы то ни стало прикрыть свою грудь. Уверенности придавал и тот факт, что Катя находилась в таких же условиях, а Миша и вовсе был полностью обнажен. Мужчина всем своим видом излучал уверенность и самодовольство. Наслаждаясь вниманием двух красавиц, для удобства он даже немного развел ноги, позволив крупным яйцам свеситься между ними. А его член походил на готовую к запуску ракету земля-воздух. — Вик, смелее! Задай ему! Сам виноват, сам проиграл же! Карточный долг — долг чести! — Подбадривала Катя девушку, но той упорно ничего не шло в голову. Наконец, она выдала что-то совсем скромное и не отвечающее характеру игры: — Пусть Михаил принесет попить, а то что-то во рту пересохло…Задания разочаровало мужчину даже больше Кати. Но та быстро собралась и исправила ситуацию. — Нет, Викуль, так не пойдет! И ради этого мы с тобой тут играли, рисковали и оголялись? Как бы не так! Нужно воспользоваться случаем и использовать Мишу по полной! Любимый, действительно, принеси нам попить! А еще, принеси, пожалуйста, лимончик к коньяку. Пару кружков. На своем члене! — Катя была в разы изобретательней гостьи, а благодаря ее буйной фантазии окружающие были уверены, что сегодня скучать им точно бы не пришлось. Мужчина взбудоражено подскочил на месте, такое задание ему было явно по душе. От резкого движения его член закачался вверх-вниз, и в таком виде он показался Вике еще больше, отчего девушка смущенно отвела взгляд. Когда Миша оставил девушек наедине, Катя снова положила руку на голое напряженное бедро Вики и участливо спросила: — Ты как, кисуль? — Нормально… — Я вижу, ты вроде немного раскрепостилась, тебе не очень дискомфортно? — Она пыталась создать ощущение доверчивой обстановки вокруг. Такого разговора между девочками, когда мальчиков нет рядом. — Ну, как-то тяжеловато… — Расслабься, ты не на работе. — Снова замурлыкала коварная Катя. — Мы же тут ради развлечения и удовольствия, да? — Да… — Тихо согласилась Вика.Понимая, что одних слов тут мало и для дальнейшего раскрепощения нужен полноценный контакт, Катя неожиданно для блондинки игриво щелкнула ее по возбужденному соску, а затем, не давая той опомниться, и по опущенному вниз носику. Вика тут же схватилась одной рукой за грудь, а другой за нос и, услышав звонкий смех озорницы, даже улыбнулась в ответ. Вскоре подоспел и Миша. В каждой руке он держал по стакану сока, а на его напряженный член были нанизаны два толстых колечка лимона. Правда самой мякоти фрукта на нем осталось совсем мало, потому что остальное пространство … круга занимала мужская плоть. — Ооо! Вот это красота! — Восхитилась Катя. Муж подошел в ней вплотную и остановился. От увиденного Вика остолбенела. В одно мгновение она забыла и о своем смущении, и о стеснении. Во все глаза она ошарашенно наблюдала, как Екатерина, ее коллега, такая стильная, строгая и властная в офисе, а в настоящий момент, наоборот, игривая, развратная и полуголая, без каких-либо колебаний встала на колени перед мужчиной и прильнула ртом к его возбужденному члену. Вика наблюдала эту сцену в профиль, поэтому отчетливо рассмотрела, как яркие напомаженные губы заглотили большую головку, а затем аккуратно подцепили одно колечко лимона. Через секунду губы издали громкий чмок и, Катя отстранилась от мужчины, держа во рту кислый фрукт. — Ловко! — Похвалил ее Миша и тут же перевел взгляд на Вику. Катя тоже повернулась в ее сторону и улыбнулась, не выпуская лимон изо рта. — Нет-нет, я не буду этого делать! — Залепетала блондинка, понимая, чего от нее ждут. Она испуганно переводила взгляд то с девушки на мужчину, то обратно, будто ища хоть у кого-нибудь из них поддержки и защиты.Но супруги были уже на взводе. Миша сделал шаг в сторону Вики и та, в ужасе вскочила с дивана и буквально ринулась в угол комнаты. В первые секунды мужчина растерялся и приостановился с глупой улыбкой на лице, но Катя, наоборот, решила брать быка за рога. Встав на ноги и громко цокая каблуками по ламинату, она приблизилась к своей жертве, к этой маленькой загнанной в угол овечке. Вблизи из-за высоких каблуков на туфлях она казалась намного больше съежившейся босоногой красотки. Положив одну руку ей на плечо, а другой, приподняв ее лицо за подбородок, Катя сказала, четко чеканя слова: — Смотри. Мне. В глаза. — Когда, наконец, она встретилась взглядом с затравленной девушкой, то добавила. — Виктория, ты сделаешь это! — Нет… Нет… — Продолжала повторять она.Катя убрала руку с плеча и поднесла ее к промежности Вики. Ловко вывернув ладонь, она резко ввела два пальца между половыми губками блондинки и та вскрикнула от неожиданности. Несмотря на то, что пальцы вошли во влагалище всего на пару сантиметров, новоиспеченная домина почувствовала, насколько сильно была возбуждена эта скромняжка. Проведя пальцами по заросшему густыми волосиками лобку, Катя вытерла о них смазку и, глядя в зажмуренные глаза Вики, сказала: — Так я и думала, ты шлюха!Блондинка и сама довольно давно ощутила, что сильно возбудилась от всего происходящего вокруг, только до последнего боялась себе об этом признаться. И уж тем более не ожидала услышать в свой адрес такого безосновательного и оскорбительного слова. От негодования Вика еще больше растерялась и легко позволила поставить себя на колени. Для этого Катя просто-напросто надавила девушке на плечи, не применяя особых усилий, а та, обиженно хлопая глазами, приняла нужную позу. Миша неспешно подошел к ней и вопросительно посмотрел на Катю. Игра игрой, а склонять и принуждать к сексу девушку против ее воли они не собирались. Оба супруга трезво оценивали и понимали всю серьезность ситуации, несмотря на собственное возбуждение. — Что, совсем не хочешь этого делать? — Да… — Пропищала девушка. — Тогда предлагаю тебе альтернативу: я разрешу тебе снять лимон не касаясь члена, но взамен ты покажешь нам себя! — Как это? — Не поняла Вика. — Продемонстрируешь свое тело, покрутишься перед нами, покажешь свои дырочки. — Нет… — Тогда соси, Виктория! — Не сдержалась Катя и сорвалась. Возбуждение девушки достигло предела и ей уже явно хотелось экшена. Член угрожающе покачнулся перед лицом блондинки и девушка сдалась.— Хорошо… Я покажу вам себя… — Умница, Викуся. Снимай лимон ртом! Немного суетливо девушка приблизила лицо к члену. Лимон съехал к самому его основанию, поэтому, когда она, извернув шею, постаралась снять кислый кружок губами, то случайно дотронулась ими до мошонки мужчины. Хоть он даже и не почувствовал этого, но для Вики это мимолетное прикосновение отозвалось новой волной стыда. Ей показалось, что она чуть ли не укусила мужчину за яйца и покраснела еще сильнее, походя цветом лица на спелый помидор. Скромной блондинке шел этот румянец, а для изобретательных супругов он как индикатор отображал степень ее волнения и возбуждения. — Умница, Викуся! — Повторила Катя и отошла от девушки, когда лимон оказался у той во рту. Взяв свой бокал, она наполнила его коньяком и снова вернулась к блондинке, которая даже не попыталась подняться с колен, все еще ошарашенная всем происходящим с ней. — За тебя и твои успехи, девочка! — Многозначительно сказала Катя и сделав глоток, вновь подняла рукой голову Вики за подбородок. Отчетливо дотронувшись своими губами до плотно сжатых губ блондинки, она вытянула из них лимон, закусив им коньяк. От разыгрываемого перед ним шоу, мужчина почувствовал, что его яйца готовы были лопнуть от напряжения. Член тоже был максимально возбужден, пугая Вику вздувшимися на нем венами. Но ему пока не суждено было в полной мере поучаствовать в представлении. Сейчас главной его звездой должна была стать Вика. Катя отвела мужа к дивану и усадила на него, после чего плюхнулась рядом. — Ну-с, Викуся, мы ждем! — Сказала она через некоторую паузу. — Я, конечно, понимаю, что тебе понравилось стоять на коленях, но давай, выбирайся из угла и покажи нам себя. — Викуся?Блондинка, ощущая бешеную пульсацию в висках, уже двадцать раз пожалела, что согласилась на это, вместо того, чтобы просто на пару секунд ощутить во рту этот мощный и красивый член. Не говоря уже о том, что изначально было достаточно опуститься на колени в офисном туалете. Сейчас ставки и требования возросли в разы. — Вика! — Повысила голос Катя и недовольно закинула ногу на ногу. — Виктория! — Дошла она до полного произношения имени своей жертвы. Это взбодрило блондинку и немного вывело из ступора. Ноги и тело с трудом слушались ее, когда она, встав с колен, прикрыла одной рукой грудь, а другой ладонью зачем-то заслонила от наблюдателей область трусиков. — Встань напротив! — Последовал следующий властный приказ.На ватных ногах девушка все же добрела до указанного места, не меняя положения своих рук. Ее взгляд был привычно опущен, а лицо горело от переживаемого унижения и позора. Вику и раскрепощенную семейную пару разделяло всего лишь полтора метра и низкий журнальный столик между ними. — Опусти руки! — Поторапливала ее Катя. — Мы не можем ждать весь вечер, пока ты не соизволишь сдержать обещание. С огромным трудом девушка заставила себя вытянуть руки вдоль тела, но от стыда с силой зажмурила глаза. Катя в очередной раз ехидно улыбнулась и, увидев, как заерзал от возбуждения и нетерпения Миша, положила руку ему на член, от чего тот напрягся еще сильнее.Полюбовавшись возбужденными сосками на маленькой груди и аккуратным пупком на впалом животе блондинки, ее мучители потребовали: — Снимай трусики! — Девушка снова медлила. — Виктория! Дрогнув всем телом, блондинка все же потянула вниз тряпочку трусиков, демонстрируя присутствующим густо заросший черными волосиками лобок. Стало понятно, что бритьем интимных мест девушка никогда в жизни не занималась. Неухоженный низ живота Вики резко контрастировал с ее стройным телом, что вызвало сильное недоумение у наблюдателей. Но с другой стороны, девушка все равно выглядела очень естественной и сексуальной. Ее природная красота не давала супругам расслабиться. Катя сжала пальцами член мужа и, тот от удовольствия даже приоткрыл рот. Командуя парадом, она продолжила: — Расставь ноги на ширину плеч! — Этот приказ Вика выполнила чуть быстрее предыдущего. — Руки за голову! — Не снижала темпа начинающая домина. В ответ на ее приказ, девушка смешно вытянула руки над головой, будто ей приставили пистолет к спине. Сейчас она ощущала себя манекеном на витрине магазина, на который были устремлены взгляды десятков посетителей. Но наблюдателей … было всего двое и их глаза ярко блестели от необычного зрелища. — Глупышка, за голову, а не над головой. Сцепи пальцы в замок и заложи руки за голову. — Смягчившимся тоном проговорила Катя. Когда Вика с недоверием проделала то, что он нее хотят, она почувствовала, что с зажмуренными глазами ее немного покачивает от напряжения и выпитого алкоголя. — Какая красавица! — Не сдержался Миша и тут же удостоился гневного взгляда жены, настрой которой немного сбила излишняя инициатива мужа. Да и Вика понемногу привыкала именно к командному голосу своей коллеги, который начинал действовать на нее завораживающе. — Повернись! — Продолжила Катя. И этот приказ девушка выполнила не так, как хотела ее домина. Перетаптываясь на месте, в несколько шагов Вика прокрутилась на триста шестьдесят градусов и вновь предстала наблюдателям в анфас. — Викусь, попкой повернись. — Ласково уточнила Катя, чередуя требовательный тон с мягким. Испытуемая поняла глупость предыдущего действия и исполнительно повернулась спиной к своим знакомым. Так ей стало немного легче: демонстрировать свою попку было не так унизительно, как лицо, грудь и свои заросли на лобке. Но ее маленькая и округлая попка вызвала у странной семейки более бурную реакцию, чем она ожидала. И если гетеросексуальный мужчина просто захотел облапать эти сексуальные ягодицы и проникнуть между ними хоть членом, хоть пальцами, то начинающая домина и садистка мысленно отвесила увесистый шлепок по белоcнежной коже. От таких мыслей она еще сильнее сжала рукой член мужа, заставив того шумно выдохнуть от удовольствия. — Присядь двадцать раз! — Прозвучала новая команда. Вика окончательно запуталась и растерялась. То чем она занималась, уже назвали раскрепощением, простой игрой, развлечением, но сейчас это больше походило на какую-то дрессировку и наигранное шоу. В этом она оказалась совершенно права, так как в голове ее мучительницы она выглядела лишь мелкой сучкой, которую та хотела унизить как можно сильнее. Незнакомое ей раньше чувство садистического удовольствия от своего доминирования переполняло Катю. Когда испуганная девушка перед ней все же решилась и стала делать приседания, то мучительница подумала, что вот-вот кончит только от одного визуального наблюдения за исполнительной блондинкой. Что уж тут было говорить о ее муже, который тоже сдерживался из последних сил. Желание стало столько велико, что домина почувствовала, как на ее трусики вытекла обильная капля смазки. Она не могла больше терпеть и, сдернув с себя ненужную полоску ткани, в один миг запрыгнула на член своего мужа. Жар мокрого влагалища и вовсе отключил остатки разума мужчины и он в экстазе закрыл глаза. Катя осталась последней из всей троицы, кто старалась не пропустить ни секунды этого шоу, наблюдая и активно участвуя во всем происходящем. Внезапно ее взгляд упал на смартфон лежащий неподалеку. Конечно же, она не отказала себе в удовольствии запечатлеть на фото хотя бы часть происходящих событий. Не слезая с члена и дотянувшись до девайса, она все же успела снять на видео несколько последних приседов блондинки, которые легко давались ей физически, но морально при этом, она чувствовала себя жалкой марионеткой в руках извращенного кукловода. — Умница, Викуся! Теперь наклонись вперед и обопрись на шкаф. Ниже. Еще ниже! Ниже я сказала! Подгоняемая властной коллегой, девушка снова задрожала от напряжения и стыда. Вскоре она уже стояла в виде буквы «Г», продолжая демонстрировать присутствующим свою попку. Внезапно она поняла, что наблюдатели сейчас видят не только ее попку, но и набухшие от возбуждения половые губы, которые выглядывали между ног, похожие на спелый тропический фрукт. Она и не подозревала, что при этом Катя цинично снимает ее камеру, предусмотрительно выключив звук на телефоне.— Разведи ягодицы и покажи нам свою дырочки! Если бы Вике сказали, всего несколько дней назад, чем она будет заниматься перед посторонними и малознакомыми людьми, то она ни за что бы не поверила в эту чушь. А сейчас, каждую секунду раздираемая противоречиями, она понимала, что прекратить эти унижения, которым не было видно конца, уже не получится. Как не получится и просто-напросто сбежать от извращенной парочки, подобно вчерашнему спринту. Сейчас, в отличие от того раза, она была полностью раздета. Одеться ей бы не дали, а бегать по улице голышом в ожидании помощи, было бы для нее еще большим позором, чем то, что она вытворяла в эту секунду. Поэтому сейчас она просто выбирала лучшее из двух зол.Все эти мысли судорожно сменялись в ее светловолосой голове, подгоняемые требовательными криками Кати. Когда Вика пыталась выстроить их в логическую цепочку и выбрать наиболее здравый выход из ситуации, то слова мучительницы постоянно сбивали ее. Сама девушка внушила себе, что во всем происходящем она является жертвой и вытворяет эти пошлости не по своему желанию. Все время она повторяла это себе, хотя ее организм явно был с нею не согласен. Когда она решилась и немного раздвинула ягодицы, выставляя промежность напоказ зрителям, то они сразу увидели, как явно блестит влага на ее половых губах. Вика была возбуждена не меньше Кати и если бы она не была столь стеснительной, то уже давно бы напрыгнула на любой продолговатый предмет, формой напоминающий фаллос. Только она предпочла бы это сделать наедине, в отличие от домины, которая в ущерб съемке фото уже вовсю прыгала на члене мужа. Оба супруга были одновременно удивлены и взбудоражены тем, что их гостья согласилась на все происходящее и продолжает падать все ниже и ниже у них на глазах. Сейчас Вика представлялась им актрисой порнофильма с неким эффектом присутствия. Рано или поздно их руки дошли бы и до нее, но сейчас они были поглощены друг другом, сливаясь в экстазе. При этом, они старались не шуметь, чтобы не спугнуть свое счастье. Собравшись, Катя постаралась выдать следующую фразу все тем же уверенным голосом: — Сильнее раздвинь!Вика тут же выполнила этот приказ, растянув половинки попы в стороны и явив наблюдателям коричневую звездочку ануса. Показалась и розовая полоска кожи между половыми губами, которая тоже выглядела очень завораживающе. Но совокупляющаяся парочка и так была перевозбуждена до предела и Катя все же не сдержалась, издав протяжный и страстный стон. Ее послушная игрушка, будто испуганная антилопа на водопое, тут же изогнула шею и посмотрела в ее сторону. Представшая ей картина просто шокировала ее: извращенная пара, абсолютно не стесняясь ее присутствия, нагло занималась сексом в полутора метрах от нее. И не просто занималась сексом, а страстно и увлеченно трахалась в довольно необычной позе.Катя закатила глаза, и с искаженным от страсти лицом интенсивно скакала на члене мужа. При этом грудь девушки бешено прыгала, не поспевая за ее обладательницей. Миша же просто подсматривал за девушкой, выглядывая из-за извивающегося тела любимой. Ему удавалось более удачно сдерживать свои эмоции. Он встретился глазами с Викой, которая просто не смогла сразу отвести взгляд. Резко сменив свою унизительную позу, она выпрямилась и, повернувшись к любовникам, растерянно уставилась на них. Тут-то она и заметила в руках Кати телефон. Ее негодование достигло предела и, первым делом она попыталась прикрыть свою наготу руками. Домина заметила изменения в ее поведении, но не прекратила вилять своей попой на коленях у мужа. Более того, она плотоядно усмехнулась, как будто хвастаясь своими действиями и положением.На считанные секунды Вика растерялась. На нее нахлынули совсем непонятные чувства от обиды и разочарования до ревности. Разочарования от того, что она как будто бы внезапно перестала быть главной звездой вечера, а ревность нахлынула из-за банальной женской зависти к коллеге. Ведь Кате сейчас было безумно хорошо, а саму Вику, будто бы просто использовали в своих извращенных целях, где она оказалась лишь визуальной прелюдией и просто лишней в сексуальных забавах супружеской … вскрики и мычание. Достигнув нужного им результата, супруги синхронно отстранились от блондинки и встали с дивана, посмотрев на свою «любовницу». В какой-то момент они даже испугались: судорожно хватая ртом воздух и не переставая повизгивать, она схватилась одной рукой за промежность, а другой за грудь, инстинктивно отвернувшись от мучителей. Взяв жену за руку, Миша увел ее в ванную, оставляя несчастную Вику одну. Там, наполняя ванну, они стали приходить в себя, немного волнуясь за последствия собственного «срыва». Они говорили мало, побаиваясь реакции практически изнасилованной гостьи. Сама жертва их сексуальных домогательств еще несколько минут не могла привести дыхание в порядок и только когда она поняла, что осталась в комнате одна, а мучители ушли в ванную, она вновь откинулась на спину и со стоном развела ноги. Измученное тело пылало жаром, суставы ломило, а измученная грудь, промежность и дырочки жгли огнем. Но сил не было даже на то, чтобы приподнять голову и посмотреть на результат манипуляций садистов. Девушка провалилась в короткий и беспокойный сон… Сколько она проспала или пролежала без сознания она не поняла, но судя по тому, что мужской и женский голоса все еще раздавались из ванной, прошло не больше часа. Блондинка с трудом встала на ноги и, спотыкаясь, подковыляла к зеркалу в коридоре. Оно позволяло увидеть ее во весь рост. Собственный вид ее немало напугал: копна светлых волос на голове, будто не принадлежала ей, лицо и губы сильно опухли, а лицо было неестественно красным. Грудь и лобок имели и какой-то алый оттенок, соски и вовсе были похожи на крупные горошины. Розовые полоски на попе и бедрах напомнили о недавней порке, а болезненное прикосновение к промежности дало понять, что сегодня ее лучше было не трогать. Девушка поплелась на кухню, чтобы попить водички и хотя бы умыться в раковине. Супруги, услышав звук включаемой воды, настороженно затихли, прервав беседу. — Как думаешь, она уже заявила в полицию? — С наигранной иронией тихо спросил мужчина. — Не смешно нифига, по-моему, мы переборщили… — Что уж теперь… Ждем-с… Понимая, что ей теперь уже ничего не страшно и хуже уже не будет, Вика с трудом стала приводить себя в порядок. Кое-как она расчесалась и подкрасилась. Ее нагота уже как будто стала для нее естественной и, она натянула на себя одежду в самый последний момент. Подойдя к двери ванной комнаты истерзанное тело девушки снова заныло, но решившись, она все же открыла дверь. Увидев внутри наполненной ванны Мишу и лежавшую на нем Катю, она обвела их мутным взором, будто запоминая лица своих обидчиков. В глазах супругов уже не было той издевки и азарта, они были напуганы, будто ожидая расплаты за свои действия. — Как ты себя чувствуешь? — Осторожно спросила Катя, первой придя в себя. — Более-менее. — Твои вещи на тумбочке… — Добавила девушка, напоминая про кошелек, мобильный телефон и другие мелочи. — Ага… Спасибо… До свидания… Тон Вики не прояснил мучителям ее настроя, самочувствия и степени обиды на них. Девушка как будто была не в себе или находилась под воздействием наркотиков. Она осторожно закрыла дверь до щелчка, обула туфли и вышла из квартиры. Сил совсем не было. Хорошо хоть в кошельке имелись деньги на такси. Быстро попав домой, она, не раздеваясь, рухнула в кровать и вырубилась. Благо, что завтра была суббота и, не нужно было идти в ненавистный офис. — До свидания!? Она сказала «до свидания», я не ослышалась!? — Не торопи события, сейчас опергруппа приедет, задерживать насильников и садистов. — Да ну тебя с твоими шуткам! — Обиделась девушка, все еще чувствуя себя напуганной и виноватой. Еще никогда с таким нетерпением и страхом Катя не ждала понедельника. Придя на работу на полчаса раньше, загрузив ноутбук, она не поняла ни слова из заголовков новых писем на электронной почте. Прикусив длинный ноготь, она рано или поздно отгрызла бы его, если бы не странные возгласы из-за перегородки. — Ого! Что с тобой!? — Вик, это правда ты!? — Кто эта девушка, а где Виктория, которая сидела на твоем месте!? — Девушка, верните Вику! Все эти лестные слова были направлены в адрес всем известной стеснительной и неуклюжей блондинки. Чтобы скрыть всеобщий шок и восхищение высказывания были обильно приправлены юмором.От нетерпения Катя, как пробка из бутылки, вылетела из своего кресла, чуть не сломав каблук. Выйдя в коридор, она посмотрела в знакомую ей сторону. Там, несколько коллег у рабочего места Вики обступили девушку в новом стильном костюме, облегающим стройное тело. Блузка отсвечивала неестественной белизной, а несколько верхних пуговиц были многозначительно расстегнуты. Светлые волосы девушки, которые в офисе всегда были стянуты в аккуратный пучок, или представляли собой заурядную прическу, сейчас привлекали внимание окружающих новыми крупными кудрями. Вика, приманивающая весь офисный планктон своим новым образом, снова краснела. Только этот румянец казался другим. Он был связан не со стыдом, а с приятным вниманием к собственной персоне и куче непривычных комплиментов в свой адрес. Увидев ошарашенную Катю, Вика посмотрела ей в глаза и, не став перекрикивать коллег, просто приветливо помахала ей рукой.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

К чему приводят мечты

Я стояла, как настоящая шлюшка, на углу и ждала пока подъедет он — тот человек, с которым мы договорились испробовать наслаждение от полного подчинения женщины мужчине. Наконец, через полчаса ожидания, и массы косых взглядов проходящих мужиков (ну еще бы — девушка в блузке с глубоким вырезом одна стоит на углу — ясно — кто она), я увидела его машину. Подошла, открыла дверцу, молча (как и было заранее оговорено), села к нему и молча, не говоря ни слова, начала расстегивать штаны на незнакомом мужчине, которого видела в первый раз в жизни — справилась с ремнем, потом с ширинкой, оттянула резинку трусов. И наконец передо мной предстал член, который я должна была облизать и засунуть себе в рот, чтобы сосать и всячески ублажать своего хозяина. Что я тут же и сделала. Но оказалось, что сосать член хозяину — занятие трудное. Ему все казалось, что я недостаточно глубоко засовываю его член в свою глотку, потому он просто брал меня за волосы и буквально насаживал на свой член, заставляя давиться, хрипеть, вталкивал свой член прямо в мою глотку и не обращал ни малейшего внимания на все мои хрипы и стоны. Я пыталась вырываться — игра зашла слишком далеко — но это было невозможно. Он крепко держал меня за волосы и снова и снова засаживал в мою глотку свой член. Мне казалось — этому не будет конца. Горло горело огнем, из глаз бежали слезы. Но моего мучителя это нисколько не трогало. «Милосердно» дав мне отдышаться, он снова начинал ебать меня в рот с прежней силой — методично и безжалостно. К тому моменту, как мы доехали до стоянки, я уже перестала волноваться о том, что подумают водители, стоявшие рядом с нами на светофорах, если увидят нашу дорожную еблю в рот, я уже не могла сдерживаться и стонала в голос от боли в горле и, потеряв последнее чувство собственного достоинства, умоляла моего мучителя прекратить эту жестокую еблю, я уже мечтала об остановке, которая даст передышку моим легким, и моему несчастному горлу, и моим истерзанным губкам. Через некоторое время (мне показалось оно вечностью) мы остановились, я обрадовано вздохнула, но оказалось, что мы всего лишь подъехали к магазину. Мой хозяин велел мне пойти туда купить презервативов и пива. Никогда раньше не делала этого. Я вся покраснела, когда охранник так заинтересованно посмотрел на мои тщетные попытки выбрать подходящие презервативы, а затем я смутилась еще больше, когда тот же охранник с многозначительной улыбкой и неуместной заинтересованностью помог мне найти нужный сорт пива. Его ухмылка не оставляла сомнений о его мыслишках. Никогда не чувствовала себя такой проституткой! Но вопреки всем нормам морали меня это ТАК завело! К хозяину я вышла, держа пачку презервативов в руке и зажав холодное горлышко бутылки пива между грудок, довольная взглядами проходящих мужчин. Меня уже начала заводить эта ситуация. Я почувствовала азарт и желание стать для него настоящей шлюхой. Мы поехали дальше. Моя пытка минетом возобновилась. Хозяин, несмотря на крайне оживленное движение, находил время прижимать мою несчастную голову с моим уже разъебанным ртом к своим яйцам, буквально вдавливая меня в его трусы и заставляя глотать его возбужденный член. Как и прежде, его мало трогали мои всхлипывания, стоны и мольбы прекратить. Его хуй снова и снова долбил мою глотку, раздвигая гортань и проникая прямо вглубь, я икала, задыхалась, захлебывалась слюной. А он, как ни в чем ни бывало, вел машину и всё давил-давил и давил!!! на мою голову, заставляя принимать его хуй в мой бедный затраханный ротик. Наконец (ровно через час) мои мучения кончились — машина остановилась в глухом лесу. Хозяин приказал мне раздеться. Я, как послушная шлюшка, тут же выполнила его приказ. И раздела его самого. Видимо, ебать меня в рот, ему понравилось, потому что он тут же поспешил снова всунуть свой член в мои растраханные губы. На этот раз пытка длилась слава богу недолго. Затем он велел мне достать свечу и загнуться раком. Естественно, я послушно выполнила приказ господина. Загнувшись голая, я встала рядом с машиной на землю в коленно-локтевую позу и послушно раздвинула ножки пошире. Как мне приказал хозяин. Он тут же впихнул мне в зад свечу, причем, опять не обращая внимания на мои стоны боли и просьбы быть помягче со мной, впихнул мне ее в мой зад чуть ли не до конца. Затем он достал спичку и поджег свечу. Моя бедная попка тут же почувствовала опасную близость пламени. Я задрожала, в результате чего первые капли воска пролились прямо на мою киску, заставив меня вскрикнуть и задрожать еще сильнее. Хозяин решил контролировать этот процесс сам, потому он снова пристроил свой член в мой уже измученный ротик, а рукой начал раскачивать и крутить свечу в моей попке таким образом, чтобы расплавленный воск лился на все самые нежные участки моего тела. Он велел мне раздвинуть пошире ноги и я почувствовала, как горячий ручеек воска проложил свою дорожку прямо по моим половым губкам и побежал прямо на мой бедный клитор. Затем в глазах засверкали звезды, и я закричала от боли, за что получила затрещину. Хозяин запретил мне орать, и теперь я только стонала от боли. Он раскачивал свечу, и капли горячего воска разлетались, падали мне на ягодицы, на нежную область между ног, на ноги, на спину… Вот он крутанул свечу, всадил ее еще глубже в мое анальное отверстие, заставив меня вскрикнуть от боли, а затем изогнул свечу (заставив меня вскрикнуть еще раз), и вот в результате этих манипуляций горячая струя воска потекла ПРЯМО НА МОЙ НЕСЧАСТНЫЙ АНУС!!! Я взвыла от боли. Но хозяин был неумолим. Он продолжал разъебывать мой рот, одновременно направляя дорожку расплавленного воска именно на мой анус, сжимавший торчащую из меня свечку. Я даже не могла попросить его прекратить — его член буквально (!) перекрыл мне кислород. Затем мне было приказано лечь на живот, не вынимая свечи из зада, и начать по приказу хозяина дрочить свой собственный клитор. Я с радостью это сделала, надеясь избавиться от мучений, которые мне доставлял горячий воск, но оказалось, что если лечь, как велел хозяин, на живот, раздвинуть ножки и начать активно дрочить саму себя, то таз непроизвольно начинает двигаться вверх-вниз, а свеча (естественно) раскачивается в такт этим движениям, и горячий воск снова начинает стекать прямехонько на губки и клитор. Я визжала и извивалась от боли, но не смела ослушаться хозяина и исправно дрочила саму себя, а тело автоматически двигалось вниз и вверх, свечка качалась, воск тек, я визжала — и так по кругу нескончаемо (как показалось мне). А господин смотрел на все это шоу сверху и довольно усмехался. Наконец хозяин сжалился надо мной и вытащил свечу из моей задницы. Но… взамен он навесил на меня кучу прищепок. Как оказалось, прищепки — это очень больно! Я уже на первых же секундах этой экзекуции буквально умоляла хозяина снять их с меня. Целовала его ноги, вылизывала его волосатые яйца и задницу, лишь бы избавиться от мучений. Но он был неумолим. Прищепки зажимали мои соски (те даже посинели от сжатия), на моих половых губах хозяин жестоко навесил по две прищепки на каждую, еще две он прицепил на мой бедный разбухший клитор. Боль была невыносимая, но несмотря на это, хозяин снова принялся за мой разъёбанный рот и начал разъёбывать его еще сильнее. Он брал меня за волосы и натягивал на свой член — от этих раскачиваний прищепки бились друг о друга, заставляя меня буквально рычать от боли. Я даже забыла о том, что должна полностью подчиняться своему господину. и попыталась без разрешения хозяина снять их, за что была справедливо награждена хорошей оплеухой, а руки мои были заведены за спину. Теперь я даже не могла сопротивляться. Шесть прищепок на моей манде и две на моих набухших сосках раскачивались и терлись друг о друга, во рту неумолимо орудовал членом мой господин, я хрипела от хуя, разъебывавшего мой рот, захлебывалась слюной, и визжала от боли в сосках и в пизде, мне казалось, что эта пытка никогда не кончится. Я уже пожалела о том, что согласилась стать рабыней. Но неожиданно хозяин проявил милость и разрешил мне снять прищепки. Видимо, зрелище затраханной и истерзанной шлюшки, с залитыми воском задницей и мандой, с прищепками в самых нежных местах все же сделало дело, и мой господин наконец-то захотел кончить. Я уже не знала, каким богам молиться, чтоб этот момент поскорее наступил! Я готова была всосать в себя всю его сперму до капли. Готова была на все — лишь бы прекратились мои мучения. Итак, хозяин наконец-то захотел кончить, и потому он милостиво разрешил мне снять прищепки, а потом снова настроил мою голову для последних (завершительных) минут ебли в рот и приступил… Если раньше я каким-то образом все же находила в себе силы вырваться из его рук и глотнуть воздуха, то теперь мой хозяин применил ко мне настоящую мужскую силу. Выдохнуть я уже не мечтала — хоть бы вдохнуть удалось. Его член гулял по всей моей глотке, раздвигая гортань и доставая чуть ли не до желудка. Хозяин жестоко прижимал мою голову за волосы к своим яйцам. Я оказалась буквально насаженной ртом на его хуй. Его волосатые яйца и в самом деле оказались на моих губах. Я задыхалась и хрипела, а господин все не останавливался. Мне показалось, что еще немного — и я вырублюсь, но тут тело хозяина затряслось в судорогах оргазма, и в рот мне хлынула его горячая сперма. Не глотать ее было просто невозможно. Она залила всю мою глотку, не оставив мне выбора. Чтоб вдохнуть воздуха, мне пришлось сначала проглотить всю сперму, влитую хозяином мне в рот. Его хуй все еще находился в моей глотке. Все еще раздвигал стенки гортани, и горячая струя била прямо внутрь меня. Наконец я проглотила всё, и смогла вдохнуть. Хозяин вынул член из моего распухшего рта, я обсосала его и начала уже вылизывать, как и положено послушной рабыне, заботящейся о чистоте своего господина, как вдруг тело хозяина затряс новый оргазм, он сразу с размаху сунул свой хуй мне снова в глотку, но недостаточно быстро, и потому все мое лицо оказалось забрызганным его спермой. Хозяин, видимо решил, что и это тоже неплохо, вынул хуй из моего рта и стал кончать прямо на мое лицо. Наконец, он отстранился от своей разъебанной шлюшонки и велел мне равнодушным голосом идти вымыться. Я была счастлива, что пытка наконец-то закончилась и побежала к реке. Но когда я уже чистенькая и умытая села в машину к хозяину, и игра закончилась, мне почему-то снова захотелось почувствовать себя в его полном распоряжении, подчиниться его власти и стать его рабыней.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх