Как тебе?

Уже, во всю шел 94 год, период развала социализма, период развала всего устоя, всего того к чему так привыкли наши родители и всего того, за что боролись наши деды. Развал во всем, в экономике, в моральном устое, психологии, в стране был настоящий бедлам. Многочасовые монологи Горбачева всех достали, активный бездельник, просто философ, демагог и все, с приходом к власти Ельцина появилась надежда, но только надежда. Денег не было, гипер инфляция, каждое утро приходилось менять цены на товар, зарплату годами уже не выдавали, пенсии заморозили, страна медленно деградировала и вымирала. И надо же было мне в этот период жить, вспоминаю и вздрагиваю.Из Таджикистана мы в буквальном смысле бежали, началась война, сперва уехали корейцы, немцы, потом уже русские, это было бегство. Я не так давно женился, Ирка, жена умничка, красавица, черненькие волосы, белая кожа, страстная девчонка, а еще сын, днем спал, а по ночам устраивал нам спектакль, как молодой папаша я злился, но понимал, что он то тут ни причем, и все же злился. Приехали в Тюмень, в самый развал, в магазинах пусто, прописки нет, ничего не достать только по талонам, а талонов нет поскольку нет прописки, безысходность, а уже через неделю должны приехать мои из Душанбе. Я знал одно, ни кто мне не поможет, некому посоветовать, что делать, не подскажет, да и просто не пригласит переночевать.И не смотря на все это, я начал работать, я не побежал в поисках работы, а сел за печатную машинку, взял кучку юридической литературы и приступил к написанию устава, своего первого малого предприятия, до этого были только кооперативы, но с приходом новой власти появилась возможность легализовать подпольное предпринимательство. Но, что делать дальше я так же не знал, знал только одно, нужны деньги на квартиру, хотя бы снять, потом просто жить и только после уже купить хоть малюсенькую, но свою квартиру.Время ползло, в буквальном смысле ползло черепашьими шагами, я открыл предприятие, взял кредит, закупил один из первых в Тюмени компьютер и лазерный принтер, а принтер, это, что-то, просто фантастика, и начал с простого, просто печатать бланки, визитки и вручную вырезать, но деньги пошли. Трудности не прошли, были разорения, подставы, крах, но я подымался и пер дальше, наверное только по тому, что другого варианта у меня не было. Теперь у меня была сеть предприятий, торговый дом, магазины, услуги, недвижимость, я был крупнейшим видеопиратом в городе, КамАЗы с кассетами приезжали еженедельно, сотни видеомагнитофонов писали без остановки, ремонту магнитофоны не подлежали, их просто выкидывали, тяжело, но я шел к своей мечте, быть независимым.Не смотря на наличие достаточно большого объема денег, я оставался моральным, то есть если у нас были сабантую, в узком кругу парней, у меня была своя команда, я никогда не заказывал проституток, мне было не интересно, парни в прочем притаскивали их ко мне, они считали себя обязанными за мной присмотреть и притаскивали их ко мне, но я с ними просто болтал, девчонки не понимали меня, но говорили спасибо. У меня была своя команда, Виктор мой зам, Андрюшка, директор одного из моих предприятий и управляющий торговым домом. Они младше меня лет на пять-семь, отличные, веселые парни, я мог на них положиться, но они любила погулять, считали, что жизнь заключается не только в работе, но и в отдыхе, по этому они с нашими дамами в офисе проводили вечеринки, был бы повод, но я этому только рад. Особенно была рада Ирка, ей надоедало сидеть дома, дети, теперь у меня, был уже второй сын и она все время возилась с ними. Вот в эти дни она отрывалась на всю катушку, помогала организовывать, а потом танцы, игры и так до самого утра, пока держали ноги.Ирка, она так же как парни младше меня лет на шесть, я вообще не запоминаю даты кому сколько, за чем, тут как-то мне сказали, что мне исполняется 30 лет, дак я не поверил, полез за калькулятором, все думал, что мет так примерно 26, ну или около того. Вся наша компания, была примерно одного возраста, кажется, что я там был самым старшим, они легко находили темы для общения, я обычно сидел в стороне, улыбаясь и смотрел на них. Не очень-то люблю говорить, считаю, что рот надо открывать, когда есть, что сказать, я не мог себе представить, как так можно легко разговаривать, буквально из нечего тема и вот они уже так бурно стрекочут, круто, только и думал я.Глубокая осень, уже выпал снег, но под ногами он еще чавкал, опять людям задерживали зарплату, опять в Москве шли забастовки шахтеров, война в Чечне, теракты, а я жил в каком-то ином мире. В торговый салон мы поставляли канцелярию, это как игрушки для детей, все сверкает, все интересно, даже простые кнопки и скрепки вызывали у людей восторг. Наш салон был не просто магазин, а настоящая выставка, люди приходили посмотреть на диковинные товары, удивлялись ценам, простой еще наш советский дырокол стоил 3 рубля, а заграничный, красивый и удобный, не скрою, но его цена зашкаливала за 70 рублей, и покупали, и так было со всем перечнем канцелярии.В конце ноября у нас в офисе был праздник, повод не помню, да мне и ненужно об этом знать, сотрудники должны гордиться своим местом работы, ценить его и уметь отдыхать, а отдохнули мы в тот вечер прекрасно. Так же я знал одно правило, шеф не остается до конца, он должен вовремя откланяться и покинуть вечеринку, но Ирке хотелось еще, еще, она даже закапризничала, затопала ножками. Виктор видя это, предложил взять шампанского или даже водки, и поехать в сауну. О сауны, период бардака в стране, она была пожалуй единственный вид развлечения, ну если конечно же не считать ресторанов, но я в них был и там чертовски скучно, и ни столовая, ни кафе, мрачно и занудно. По этому, я с радостью согласился, Виктор махнул рукой и сразу же, запыхавшись, с красным личиком подскочил Андрюшка, и уже через минуты мы сидели в такси и мчались куда-то загород. Больше мы ни кого не пригласили, хотя у меня еще был зам Людмила, но она консерватор относительно саун и подобных развлечений, так что мы мчались по ночному городу, Ирка прижималась ко мне и счастливо улыбалась.Ни кто из нас не был готов к сауне, тем более Ирка, по этому, взяв огромные простыни, замотавшись в них, мы первым делом пошли в парилку. Зачем же ходить в сауну, если не посидеть в парилке, обжигающий жар, кожа краснеет, пот стекает с лица, попадает в глаза, ты моргаешь и радостно улыбаясь, кряхтишь от удовольствия. Моя троица как всегда болтала, Ирка попивала шампанского, а парни налегали на водочку, потом парни удалились и очем-то стали шептаться в коридоре, позвали меня. — Мы хотим пригласить девчонок? — сказал Андрюшка, а Виктор добавил. — Ты как? — это означало, мол не против. — Без проблем, — согласился я. — А Ирка как? — поинтересовался Виктор. — Нормально, — спокойно ответил я, она и в правду нормально к этому относится, у нее достаточно своих знакомых, которые вели привольную, сексуальную жизнь. — А может тебе… — предложил Андрюшка. — Не, — смеясь сказал, я. — Значит не против, — на всякий случай, переспросил Виктор, я положительно кивнул головой.Парни убежали звонить, а я вернулся к Ирке и сказал, что ребята хотят пригласить девочек для своего развлечения. Ирка даже обрадовалась, и сказала, что ей интересно посмотреть на них, мол живьем не видела таких дамочек и тут же на радостях, что будет новое развлечение хлопнула целую рюмку водки. Глаза бешено заморгали, прикрывая рот, она выскочила из комнаты отдыха, в поисках стакана воды. Парни вернулись расстроенными, мол облом, но им что-то там пообещали и если все будет отлично то в течение получаса им привезут партию.Мы то ходили в парилку, то ныряли в бассейн, то снова возвращались к столу в комнате отдыха. Мы не взяли ни какой закуски, только спиртное, Андрюшка веселился как мог, на радостях, он сбросил свою простыню и сверкая своими … белыми ягодицами прыгал в воду. Я заметил как Ирка посматривала на его маленький пестик, что плясал между ног, она старалась это делать не заметно, даже для вида возмутилась. — Так не честно, прекрати! — кричала она. — Что? — похрюкивая от удовольствия в воде, спросил Андрюшка. — Не развращай, — и стукнула ножкой об пол, — так не честно. — Пошлите, — сказал Виктор, но он не стал снимать с себя плавки, и в след за Андреем прыгнул в воду, брызги полетели во все стороны.Ирка заморгала, вода обкатила ее с головы до ног, а тут приехала долгожданная партия девочек и парни тут же растворились. Наступила тишина, иногда доносились то жалобные, то визги, то смех, потом все стихло, лишь только ритмичный стук скамейки об стенку. — Что они там делают? — наивно спросила Ирка меня.Но в место ответа я прижал ее к себе и поцеловал, Ирка задергала ножкой, подпрыгнула и обняла меня за шею. Она любила целоваться, могла часами этому занятию отдавать себя, она вообще любила все, что связанно с сексом, любила себя, любила красоваться перед зеркалом, гладить себя и получать оргазм за оргазмом. Она просто получала от секса настоящее наслаждение и не понимала тех кто это ругал или даже унижал, ей нравилось смотреть на других когда они ласкали друг друга, когда целовались, когда их тела сливались в любовном экстазе. Очень часто она представляла себя на месте тех на кого смотрела, но она отрицала однополую любовь, не важно это женщина с женщиной или мужчина с мужчиной, но морщила носик и ворча говорила, что это не естественно, а я и не спорил с ней, знал, что бесполезно.Однажды к нам в гости на новый год пришли друзья Ботовы, Маргарита и Лешка, смешная пара, они клялись в вечной любви к друг к другу, а сами так изменяли, что путались кто у кого и сколько, но открыто вместе они ни когда об этом не говорили. Я знал, что у Лешки есть любовницу, Ирка знала, что у Маргариты есть любовники, они делились с нами своими историями, как будто хвастались. В тот вечер, я с Маргаритой пошел в магазин, сигареты у них кончились, а вечером когда уже ни кого не было дома, Ирка стала раздеваться и я спросил, по чему у нее нет плавок, она фыркнула, и сказала. — Это все Лешка, вы только с Маргаритой ушли, а он начал ко мне приставать, лезть целоваться, фу, — проворчала Ирка, — он чуть было меня не изнасиловал. — А ты? — спокойно спросил я.Я Лешку знал и не мог на него вообще злиться, это был огромная детина, выше меня и тяжелей наверное килограмм на сорок, он преподает в школе милиции уроки самообороны, но главное он жутко добрый, и любви обильный. Ирка посмотрела на меня, она уже разделась и готова была ложиться в постель. — А я… — хихикнула Ирка, — чуть было не отдалась. — Мы помешали? — весело спросил я ее. — Спасли, — чуть настороженно ответила она.Я знаю, что Ирке нравиться, когда ею восхищаются, не важно как, где, и порой даже кто, важно восхищение, было видно как она просто тащиться от этого. По этому, то, что она рассказала про Лешку, я думаю, что правда и думаю, что ей самой это понравилось, поскольку Лешка всегда говорил, что Ирка красавица, но это он говорил только когда Маргариты не было близко, а то Ирка с Маргаритой начинали друг на друга дуться, и зная это Лешка хвалил ее в особых случаях и без свидетелей. Я давно уже не ревную Ирку, глупо, я знаю, что она меня любит, и не важно кого она обнимает во время танцев и кого чмокает в щечку, ей это очень нравиться и наверное даже мне это то же нравиться поскольку я часто смотрел на нее, на то как, чьи-то руки ложилась ей на бедра.Ну да ладно об этом. Парни вернулись в прекрасном настроение, лица покрасневшие, девчонок они тут же отправили восвояси, Ирка обиделась, надула губки и села в уголок стола, подтянула к себе рюмку водки, спокойно как воду выпила ее и отвернулась от всех. — Ирка, ты у нас красавица, ты самая… , ну в общем ты самая… — начал было подхалимничать Виктор. — Они с тобой даже и близко не стоят, — подхватил Андрюшка, Ирка дернула плечом. — Они настоящие уродины, — продолжил Виктор. — А почему тогда вы с ними? — поверну голову, бросила в их сторону Ирка. — А мы… завсегда, — пьяненьким голосом проворковал Андрюшка. — Готовы, всегда только позови, — поддакнул Виктор.Ирка прищурилась, и зло на них посмотрела. — Кобели, — бросила она в их адрес. — Эт, точно. — Спору нет. — Мы всегда, того… — Признаем и каемся… — Но не можем устоять… — В общем так…Она встали окружив Ирку стали гладить ее по плечам и почмокивать своими влажными гуммами. — Ты у нас сама красива, и это не обсуждается, — завершил свою тираду Андрюшка.Ирка повернулась к ним, вскользь посмотрела на меня, улыбнулась, еще чуток подергала плечами, хихикнула и сказала. — Андрюшечка, ты умеешь меня успокоить… — А я? — тут же вмешался Виктор. — И ты тоже, — и погладив его по груди, добавила, — развратники.Они сели с двух сторон вокруг Ирки и стали на перебой предлагать, Андрюшка в свою стопку налил водки и протянул ей, а Виктор предлагал свою, она с ними явно игралась. Да кроме водки и остатка шампанского у нас вообще ничего не было, даже воды, не говоря про шоколад или фрукты. Андрюшка чуть понаглее и наверное еще чуть потрезвее, опустил руку Ирке на колено и начал его поглаживать, в прочем Виктор тоже не отставал, он так же норовил погладить ее коленко. Ирка привстала и предложила пойти в парилку, сказала, что мы уже давно там не сидели и спросила кто пойдет, согласились, конечно же, все.Я встала, поправила на себе простынь, она чуть было не развязалась и не свалилась с меня, не смотря на то, что у меня под простынью было нижнее белье, но это все же не купальник, оно было слишком откровенное, не для всех. Пока я поправляла и ждала Виктора, Андрюшка подсел поближе и тут его рука скользнула мне вдоль ноги, под простыню и дотянулась до плавочек. — Не хулигань, — улыбнувшись ему, сказала я.Андрюшка, был добрым безотказным парнем, он мне часто помогал, особенно когда мы переезжали на новую квартиру. Вовка так и не купил квартиру, мы только снимали, уже все это надоело, но квартиры стоят дорого и Вовка пока не мог вырвать деньги из оборота, это бы повлияло на обороты компании, и по этому, приходилось мириться с временными неудобствами.Однако Андрюшка не убрал руки, а только кивнул головой, мол понимаю, но сделать с собой ничего не могу. Вовка посмотрел на нас, усмехнулся и пошел за Виктором в парилку. — Убери, — попросила я его. — Хорошо, — согласился Андрюшка, но рука поползла вдоль бедра к попке. — Прекрати хулиганить, а то мне понравиться, — весело сказала я и выскользнула из его круга деятельности, от неожиданности Андрюшка чуть было не упал.Посмотрев на него как он тяжело подумается, он же без трусов, как я это забыла, его стручок, был увесистым, он за последнее время значительно изменился. Андрюшка потащил за собой свою простынь и стал накручивать ее вокруг талии, в прочем какая у него талия, он толстенький, или лучше сказать упитанный, в общем пивной животик, более точное описание. Я улыбнулась, и играючи, развязала свою простынь и на секунду показала ему свою нижнее белье, он охнул и тут же сел обратно на скамейку. — Ирка, ты меня сразила, — пыхтя сказал он. — Ну еще бы, — и нагнувшись к нему спросила, — дак я лучше их? — это я имела ввиду тех … девчонок, с которыми они еще несколько минут назад игрались. — О, Ирка, — он развел свои руки, — ты моя любовь, ты…Он не смог закончить, а только разводил руки, я засмеялась и пошла в парилку.Виктор совсем уже захмелел, у думал, что наверное пора закончить наши посиделки, все довольны, а я уже устал и хотелось просто отдохнуть, мне не давало только одно, Ирка. Похоже, что она разыгралась и только сейчас почувствовала вкус вечера, я не против ее заигрываний, флиртов и более того легких сексуальных отношений, она это иногда умеет делать. Посидев с минутку вошла Ирка, лицо розовое, она чуть нервно дернула бровями, я знаю эту ее привычку, когда она чем-то возмущена, или не может найти внутренний комфорт, идет дисбаланс. Чуть натянутая улыбка, так и есть, она села рядом со мной, и я погладил ее по ножке, она тут же демонстративно отвела ее чуть в сторону. Она сделала это специально, тут не надо присматриваться и думать что и как, она это сделала для Виктора, и теперь он косился и ножку и то, что скрывалось под простынью. Я решил подыграть Ирке, и провел ладонью по ее ножке и скользнул чуть глубже. — Э… так не честно, — забубнил Виктор, — я тут того можно сказать, а вы… — и он развел руками, что он тем самым хотел сказать я не понял да и не важно.Ирка тут же соскочила, встала на коленки перед Виктором и сказала. — Не расстраивайся Витичька, хочешь я тебя поцелую? — она сказала мягко, без заигрывания, честно. — Да, да, обязательно, мне требуется компенсация, я… — начал он, но тут же замолчал.Ирка вытянула шею, наклонилась в перед и коснулась своими губами, губ Виктора. — Это, что было, — и он махнул ладонью перед своими губами. — Поцелуй, — не совсем понимая возмущения Виктора, сказала Ирка. — Не, я почувствовал только ветерок от губ, — и снова махнул ладонью перед своими губами.Ирка, выпрямилась, чуть пододвинулась к нему, наклонилась, уперлась руками об скамейку на которой сидел Виктор и чуть вытянув губки, поцеловала его. В этот раз она не спешила убирать их, а смачно, как посасывают леденец, впилась в его губы. Виктор захлопал глазами, его рука легла ей на спину, но тут же ушла обратно, как бы боялся чего лишнего не натворить. А я же видя это безобразие со стороны Ирки, только провел рукой по ее ножке, она не отрывалась от Виктора, тогда я просунул руку глубже под простынь, что была намотана у нее вокруг тела, и провел ладонью у нее между ног. — Так, так, — услышал я у себя за спиной, это Андрюха наконец-то соизволил присоединиться к нам.Ирка выпрямилась, через плечо посмотрела на Андрея. — Шеф, это не я, — начал было оправдываться Виктор. — С тобой мы разберемся завтра, — спокойно ответил я ему. — Шеф, я хочу сказать, что ваша жена меня соблазняет, но я стойко стою… — Сижу, — сказала Ирка. — Что? — заморгал Виктор. — Говорю, что ты сидишь, — она пожала плечами и развернулась к Андрею. — Шеф… — протестующи промямлил он. — Так, так, — снова повторил Андрей, — стоит вас оставить как вы тут… — Андрюшечка, — Иркин язык заплетался, но от этого ее голос стал еще мягче, — я и тебя могу поцеловать, хош? — Э… — зачесал затылок, а потом пузо Андрей.Но договорить он не успел, Ирка уже подобралась к нему и положив руки на его волосатые плечи нагнулась и поцеловала и его, она так же не спешила отрываться от поцелуя, но и Андрей так же не спешил, его руки легли ей на талию, он не прижимал ее к себе, но пальцы его рук ощупывали ее тело под тканью. — Шеф, смотри, что творится, — Виктор прокашлялся, — твою жену соблазняют прямо на моих глазах, я засмеялся. — Она не маленькая девочка, сама может за себя постоять. — Да, — тут же добавила она и снова прильнула к губан Андрея. — Так не честно, — за возмущался Виктор, — она уже в два раза больше…Я сидел и хихикал над этой ситуацией, над тем как они всерьез воспринимали ее игру, на то как Виктор стал ревновать Андрюху, а тот только подзадоривал его перебирая пальчиками Иркины складки. После родов Ирка чуточку располнела и все ни как не могла прийти в норму, вернутся в прежни рамки, она старалась это делать каждый месяц, занималась диетой, йогой, но это мало давало результата, не активный домашний образ жизни все равно накладывал свое и она медленно, но округлялась в талии и груди.Ей очень помогала йога, она любила ей заниматься, легко могла сесть в позу лотоса, согнуть так ноги, что если я так сяду, то точно потом потребуется вмешательство докторов. Она садилась на шпагат, делала мостик, прогибалась в спине так легко, что могла достать кончиками пальцев ног до своих ушей, и это не смотря на то, что я считаю ее пухленькой.Наконец нацеловавшись она выпрямилась, ее шатало, алкоголь давал знать о себе, она взялась за виски, и защебетав, что ей в парилке плохо выскочила из нее. Тут же за ней последовали парни, я не стал спешить, мне и так тут хорошо, да к тому же парилка остывала, дверь была открыта, Андрей войдя, не закрыл ее за собой. Я слышал, как они щебечут вокруг Ирки, пусть поиграются, потешат себя, да и сама Ирка пусть немного расслабится, не хочется стоять у нее за спиной. Я плеснул воды, обжигающий пар взметнулся к потолку и тут же струйки пота потекли по моему лицу.Через несколько минут я вышел из парилки, Виктор плавал в бассейне, Андрюшка сидя в воде массажировал Ирке ноги, та не пошла в бассейн, а сидела на ступеньках и о чем-то тихо шептались, увидев меня они замолчали. Так секреты. — Как ты себя чувствуешь? — спросил я Ирку и присел рядом. — Отлично, только чуть гудит, — сказала она и покачала головой. — Может домой? — спросил я у всех, они тут же дружно ответили. — Нет! — А что так, — поинтересовался я, опять обращаясь ко всем. — Еще немножечко, — сказала Ирка, и пошатываясь начала вставать. — Ты куда? — спросил я и придержал ее за руку. — Туда, — сказала она, но тут же начала оседать. — Посиди немного, потом сходим вместе, — она кивнула головой, протянула свои губки и поцеловала меня.Голова кружилась, тошноты я не чувствовала, только головокружение, а еще слабость в ногах и руках, хотелось упасть и полежать. Андрюшечка сидел у ног и как верный пес смотрел на меня, я запустила пальцы в его рыжеватые волосы, он нагнул голову и умудрился поцеловать мне руку, а потом еще и еще, его поцелуи тянулись выше по руке, я только и сделала, что нежно потрепала его за волосы. Виктор сверлил меня своим взглядом, ну и пусть, если подойдет, я и ему почешу за ушком. А Андрюшка хулиган, он опять пытается мне залезть своей рукой между моих ног, я ведь не могу ему помешать. — Прекрати, — нагнувшись над ним, шепчу я. — Ну, чуть, чуть, — так же еле слышно отвечает он. — Убери руку, — прошу я его, но его пальцы только поглаживают мои ноги с внутренней части, — прошу тебя. — Хорошо, — говорит он, я чуть расслабляю ноги, давая возможность ему спокойно убрать руку.Но Андрюшка и не думал убирать своей руки, стоило мне расслабить ноги, как его ладонь быстро скользнула так глубоко, что я сразу ощутила как его пальцы уперлись в мои губки. — Ты опять за свое? — не сердясь, спросила я его. — Ага, — его взгляд плавал, глаза с трудом фокусировались на одном месте, он изрядно был выпившим.Я не испытывала к … нему злости, нет, мне было приятно видеть как он настойчиво приставал ко мне, то, как он это делал, игнорируя мое мнение, он хотел получить свое, как награду, как просто дар с моей стороны ему, и ему это удавалось. — А если ты… — я не закончила фразу, — ты потом уберешь руку? — Ага, — и в знак своих слов кивнул головой. — Точно? — переспросила я его. — Ага, точно, — произнес он пьяным языком.Я посмотрела ему в глаза, мне самой-то было трудно сфокусироваться, его голос с каждой минутой все удалялся, он сидел вот тут, но я слышала теперь его уже из далека, как из другой комнаты. А раздвинула совсем немного ножки, его пальчики пробежались по моим плавкам, приятно, это ощущение как в тумане, но прикосновение было приятным, я еще чуть пошире, раздвинула ножки. Мне не хотелось, что бы это со стороны выглядело пошло, через голову Андрея я посмотрела на Виктора, он не видел как я раздвигала ножки, он не мог этого видеть. Мысли тормозили, между сказанным и подуманным с каждой минутой увеличивалось расстояние. Я тряхнула головой, но это не помогла, мысли еще больше запутались, а тем самым Андрюшка уже вовсю гладил мои губки, от него их прикрывала только тонкая ткань плавок.Я перестала думать, все равно не получалось, тогда я нагнулась к Андрею и поцеловала его в губы, его пальцы прищемили мне кожу, я не почувствовала ни боли ни дискомфорта, я просто смогла удивиться его храбрости или наглости, я просто удивилась, тому, что он сделал, и в ответ, я еще раз его поцеловала. — Перестань, Андрюш убери руку, — снова попросила я его, но уже знала, что он не уберет и по этому не дожидаясь ответа, еще немного развела ножки в стороны. — Какой ты наглый, развратник, — и чем больше я говорила, тем шире разводила свои ножки в стороны, — как тебе не стыдно… — Не стыдно, — пробурчал он, и стал пальцем водить мне между губок.Я прикрыла глаза, и если бы сейчас ни кого здесь не было, то я бы упала на спину и разрешила ему делать со мной, что ему вздумается, и я наверное изменила бы своему мужу. Он был настойчивым, нежным, и так ласково говорил, что я красивая, и так нежно гладил меня, что я нагнулась еще ниже к нем, и прошептала. — Еще немного и ты изнасилуешь меня своим пальцем.Он поднял лицо, постарался сосредоточится, но ему так же как и мне это давалось с трудом, но однако он не только услышало мои слова, но и понял их смысл. Его пальцы, что только, что гладили мои губки через ткань плавок, начали искать их резиночку, но его пальцы путались и застревали в складках моего тела, они упирались в тело и не могли подцепить плавки. Молча я выругалась, а потом сама своей рукой быстро нащупала плавки, и резко дернув их в сторону, обнажила только губки, сами же плавки остались на месте, просто я их сдвинула в промежности, в сторону, вот и все, что мне нужно было.Андрюшка, хлопал глазами, что-то пробубнил, но его рука уже была так глубоко между ног, что пальцем он сильно уперся в те самые губки, что только что гладил. Не вольно я сжала ноги и зашипела на него. — И все же, какой ты, развратник. — Ага, — согласился он со мной. — Бабник, — продолжила я. — Точно, — кивнув головой, снова согласился он со мной. — Насильник, маньяк, — в ответ он отрицательно замотал головой, — но лапочка, милашка, — в этот раз он активно закивал головой, соглашаясь с моими доводами, — соблазнитель, искуситель.На этих словах хлопнула дверь парилки, звук был далеким, как будто не из этого мира, как будто он доносился из динамика телефона, потребовалось секунда, что бы я поняла, Вовка идет. Я сжала ноги, Андрюшка нехотя вытащил свою руку, его глаза были расстроены, даже обиженны, как у ребенка, как будто у него забрали игрушку. Что бы успокоить его я послала ему воздушный поцелуй, в ответ он только кивнул.Вовка сел рядом, голова снова закружилась, я еще ощущала его палец на своих губках, грудь трепетала, даже в таком состоянии я ощущала как сильно билось мое сердце. Я всегда знала, что у меня в процессе сексуального возбуждения набухали соски, они всегда меня выдавали, да же в процессе разговора, даже если я смотрела фильм или читала книгу и если меня сюжет возбуждал, то соски всегда, всегда набухали и выпирали в перед. Я скосила взгляд в низ, предатели, смутно произнесла я про себя, и в этот раз они торчали, даже под простынью, в которой я была укутана они ужасно сильно выделялись. Я забеспокоилась и решила уйти в комнату отдыха.Ни кто не хотел домой, да и мне самому в прочем тоже не куда спешить. Ирка остановилась, присела, а потом встала на коленки, ее глазки плавали, она изрядно выпила и теперь с трудом передвигалась, порой именно это состояние мне в ней и нравилось. Она становилась такой податливой, такой мягкой, согласной на все, на секс, поцелуи, ласки, она соглашалась делать все в постели, что я ее просил или просто сам делал, она не когда не возражала, потому, что ей самой это нравилось, и она очень часто на следующий день мне об этом говорила. — Хочешь парням показать лисичку? — спросил я у Ирки.Лисичка, это я так называл ее одну позу в йоге, но она была ужасно сексуальной, и порой даже развратной, иногда такую позу называют позой кошки. Она становится на коленки, ножки вместе, руки вытягиваются в перед вдоль тела, она садиться на пяточки, наклоняет тело, касается грудью коленок, а потом начинает одновременно приподымать попку и вытягивать тело в вперед вдоль пола. В это момент ее попка подымается все выше и выше, а тело опускается к смой земле, она становится беззащитной и ужасно сексуальной.Я знал, что если парни увидят Ирку в такой позе, они просто взбесятся, а Ирке только этого сейчас и надо, ей надо, что бы они вокруг нее вились, целовали ножки и может и ее попку, ту самую, что она подымет вверх, и подымет не для меня, а для них. Ирка томно на меня посмотрела, несколько раз хлопнула глазками, вытянула подбородок, пододвинулась ко мне и слабо спросила. — Ты, за кого меня принимаешь? — а сама на свой вопрос только улыбнулась, — ты этого хочешь? — на всякий случай спросила она у меня. — А сама? — переадресовал я ей вопрос.Ее глазки медленно хлопали, она делала все как в замедленной съемке, не спеша, не торопясь, основательно, даже немного тяжело. Она подняла руку, провела ладошкой по моей щеке. — Показать? — теперь она спрашивала Андрюшку с Виктором, те в один голос загалдели. — Да, да.Виктор ожил и подплыл по ближе, а Андрей даже протрезвел и вскочил на ноги, но сила притяжения сказалась на его теле и он тут же обратно шлепнулся в воду. Ирка гордо посмотрела на них сверху, заулыбалась, завиляла попкой из стороны в стороны, Виктор заулюлюкал, а Андрюшка зааплодировал. — Ладно, — посмотрела на меня, потом на каждого из парней, вытянула шейку, подняла подбородочек, показывая тем самым свою шейку, вытянула в перед ручки, перевернула ладошки вверх, она любовалась ими, а потом выпрямила тело, встала на коленки. — Потом не говорите, что этого не видели, — обратилась она к своим зрителям, в ответ парни бурно захлопали по воде.Было видно на сколько Ирка была довольна собой, на то, что на нее так смотрят, и то, что она может сейчас им показать свою гибкость, это ее гордость и она от этого сейчас по настоящему тащилась.Я сидел в стороне, на краю бассейна, Ирка передвигаясь на коленках, встала по среди площадки, хорошо, что на полу были резиновые защитные коврики. Повернулась ко мне спиной, соединив руки в ладошках, она подняла их вверх, сама стоя на коленках, выпрямила тело, посмотрела на ладони, а потом опустила тело на коленки начала приподымать попку к верху…. Парни затаив дыхание следили за ее движениями. Ее грудь со скользила с коленок и упираясь ладошками об пол она продолжила скольжение в перед. Попка приподнялась, потом еще, она прогнулась в талии, чуть вытянула руки вперед, еще прогнулась в талии, теперь ее спина напоминала дугу от колеса, а попка элегантно смотрела вверх. Наступила тишина. В такой позе Ирка обычно стояла минут десять, ее спина и руки напрягалась, еще она старалась приподнять голову, но сейчас она не стала этого делать. С боку ее тело, даже в простыни выглядело изящным, тонким, удивительно гибким и все так же сексуально-развратным. — Ирка! — только и сказал Виктор. — Ниче себе, — удивился Андрюшка. — Шеф, у тебя Ирка, во, — сказал Виктор, и поднял большой палец в верх, Ирка заулыбалась, но осталась в той же позе, что и стояла. — Здорово, я так точно ни когда, ни смогу, — восторженно махая руками, сказал Андрей. — Круто! — Оболденно! — Ништяк! — Это потрясно, — только и говорили на перебой парни, а Ирка смотрела на них, улыбалась, еще немного она замурлычет от удовольствия. — Ирка, ты сексуальная, — сказал Андрей, — это не справедливо. — Что? — спросила она у него, но позу так и не сменила. — То, что только шеф смотрит на тебя, это не справедливо, — опять продолжил свое возмущение Андрей. — Да, — тут же подхватил Виктор, — шеф, это не честно, я готов подать жалобу. — Я торчу, — снова сказал Андрей, — а можно, чуточку развернутся, — и показал руками как он образно, разворачивал в свою сторону Ирку.Сейчас Ирка стояла к ним боком, было замечательно виден прогиб, руки, спина, шея и поднятая к верху попка, но то, что показал Андрей, означала, что Ирка должна встать к ним спиной, то есть теперь она должна показать не прогиб, а попку. — Ирка, ты, ты просто сногшибенна, ты сексуальная, ты, ты красивая, ты, ты, — Виктор наперебой сыпал в ее сторону комплементы.Я сидел в стороне, мне было самому приятно это слышать от возбужденных парней, и даже самому захотелось взглянуть на Иркину остренькую попку, а если она ее подымала и прогибалась в талии, то ягодицы задирались вверх, расходились в стороны и превращались в два острых бугорка, и это было уже не просто сексуально, а ужасно соблазнительно. И сейчас мне захотелось взглянуть на парней, как они на это прореагируют, но Ирка похоже не поддавалась их уговорам. Я посмотрел на парней, и приподнял руку вверх, говоря тем самым, уговаривайте, старайтесь, я тут ни причем. — Ирка, я тебя расцелую, — начал, было Андрюшка. — Хочешь я сам рядом с тобой встану, — решил помочь Виктор.Они тараторили и тараторила, Ирка смотрела на них и улыбалась.Какие смешные, какие распутные мальчишки, стоит показать попку, как они растаяли, а что будет, если я покажу, чуть больше, и только от этой мысли мне стало совсем не по себе, но как приятно подумать об этом и как приятно их подразнить. А ведь мне это нравиться вот так стоять, что бы на меня смотрели и…Однажды еще в детстве, я ездила к тетке в гости, у нее две близняшки моего возраста, мы вечно лазили туда куда нас не просили, за, что постоянно получали и наказывали, но вот однажды их наказали, не пустили после обеда гулять, и заставили в погребе наводить порядок, а меня, что бы не мешалась выгнали на улицу. Мне не хотелось одной гулять и я залезла под телегу, что стояла в самом углу сарая, под ней была щель и мы часто из под нее смотрели на то, что происходило на улице. Вот и в тот раз я тоже сидела и смотрела, кто идее и куда, просто так. Я услышала разговор парней, наверное моего возраста, но не смогла узнать по голосу, кто это. Они говорили, что завтра банный день и они пойдут смотреть девчонок, что в потолке есть дырочка и там можно все увидеть. Парни ушли, а я не могла найти себе места. Своей собственной бани у тетки не было, и мы ходили в общественную и завтра я то же иду в баню со всеми, и я не намеренна терпеть, что бы на меня кто-то из мальчишек смотрел. Я убежала, с трудом залезла на чердак бани, все перерыла, но так и не нашли ни какой дырки, что бы можно было подсматривать. Значит ее нет. Но на следующий день когда я разделась и вошла в парилку, то тут я испытала на себе чужой взгляд, это глупости, поскольку ни какой дырки для подсматривания не было. Я села в сторону, делая вид, что моюсь, рассмотрела в подробностях все стены, а они были покрыты досками и в них во многих местах отсутствовали глазки, сердцевины веток. Я не знала, смотрит на меня кто-то или нет, но когда все ушли, а я так и не успела помыться, тетка оставила меня и ушла. Я села на скамейку, посмотрела на потолок, а потом решила пусть смотрят, если смотрят, пусть, и легла спиной на скамейку и опустила ноги по бокам, а глаза закрыла. После тот случай я очень часто вспоминала, я так и не знала, подсматривал ли кто-то за нами, но оргазм от воспоминаний я получала очень часто.Вот и сейчас я испытывала наслаждение от того, что они смотрели на меня, да не так как там, в бане, я ведь не голая и не девочка, но в душе все щекотало, ныло и подталкивало к тому, что бы это было именно так. Я смотрела на то как хорохорятся парни и пытаются уговорить меня сделать то, что я и так согласна. Андрюшка вылез из воды, я и забыла, что он весь вечер бегает голышом, только для приличия таскает с собой простынь, вот и сейчас он вылез из воды, его живот значительно выпирал вперед, но я заметила то, что было под ним. Сейчас это был не маленький стручок, что в начале вечера, а налитый мужской силой член, я даже на секунду зажмурилась, на столько, это было неожиданно и жутко возбудительно. — Ирка, — кричал Виктор. — Ирка, — кричал Андрей — Мы хотим. — Я хочу. — Ирка не дай умереть, спаси.Я смотрел как парни прыгают, падали обратно в воду подымая до самого потолка брызги, выныривали и снова принимались прилагать усилия для уговоров.Ирка выпрямилась, села на корточки, поправила на себе простынь, что почти слезла с ее груди, повернулась ко мне и серьезно сказала. — Я хулиганю, — и качнула головой. — Я тоже похулиганю, — сказал я ей. — Ну и ладно, — спокойно сказала она. — Тебе хочется? — на всякий случай спросил я. — Да, — был короткий ее ответ.Она повернулась к парням лицом, подмигнула одному, послала воздушный поцелуй другому, те еще сильней завизжали, чуть потуже завязала узел простыни и повернулась к ним спиной. Она сидела спиной к ребятам, те затихли, она опять повторила ритуал с руками, нагнула в перед тело и медленно, очень медленно, как будто боялась потерять равновесие подняла попку к верху, прогнула спину, остренькая попка задралась к потолку. И даже не смотря на то, что она была прикрыта простынью, ножки почти все оголились, белая ткань только чуть, чуть прикрывали ее. Парни охнули, но на этом Ирка не остановилась, она начала медленно раздвигать коленки в стороны, от этого ее тело стало еще ниже опускаться, а попка еще выше задираться.Наступила минутная тишина, парни как завороженные смотрели на ее ножки, а Виктор нагнул голову на бок, и постарался заглянуть под простынь, я улыбнулся, привстал и пододвинулся к Ирке. Ее голова была повернута в другую сторону от меня, и по этому я не мог видеть ее лица, ее глаз. Я провел рукой по остренькой попке, как бы демонстрирую, она чуть вильнула ей, парни охнули, потом моя рука скользнула по ноге и вверх под простынь. Ирка ничего не сделал. Я погладил по ее попке, парни тяжело выдохнули, и тут я взял белую ткань простыни и приподняв ее отбросил на ее спину. Парни громко охнули, я только и услышал…. — Ирка, я твой. — Ирка…Я посмотрел на попку, черные трусики и на оголенные губки, что теперь так нагло показывали себя, трусики были сдвинуты в сторону, я был сам смущен тем, что увидел, но это понравилось похоже не только мне, и всем одновременно. Ирка ничего не делала, она стояла как стояла, демонстрируя нам свою остренькую попку, и частично прикрытые половые органы. Бархатистая щелка, ее губки слегка выпирали наружу, трусики смотрелись ни к месту, они ни чего не закрывали. Я погладил ее попку, тут Ирка проявила себя, повела ею из стороны в сторону, говоря тем самым, вот такая я красавица. Ладонь скользнула под ее плавки, руку повел вверх, резиночка между ее ног натянулась, и губки еще сильней набухли, Ирка опять повела своей попкой. Краем глаза я наблюдал за реакцией парней, Андрей подошел чуть поближе, теперь я увидел как его член, торчал вверх упираясь ему в живот, Виктор тоже не заставил себя долго ждать, он почти вышел из воды, но не смотря на то, что на нем оставались трусы, его мужской орган вынырнул из под них и так же вздернул свою головку вверх.Черт подери, только и сказал я, а сам посмотрел на свой член, что так же как и у всех, нагло торчал вверх. Я еще раз погладил Иркину попку, она опять повела ей из стороны в сторону, она наслаждалась тем, что на нее смотрят и понимала какую реакцию это в нас вызывает. И только тут я коснулся пальцем ее открытых нашему взору губок, Ирка не пошевелилась, я снова провел пальцем по ее голым губкам, Ирка опять ничего не сделала. Она получала удовольствие от прикосновения, тут я сам начал возбуждаться, я даже на мгновение забыл про парней. Я взял за резинку ее плавок, чуть натянул, потом отпустил, погладил по талии, подцепил плавки, на бедрах и стал стягивать с ее попки, Ирка не пошевелилась. Она спокойна стояла, плавки соскользнули к ее коленкам и тут она ожила, упираясь руками в пол, она выпрямила ноги, попка поднялась вверх, но я не стал терять время, а тут же опустил ее плавки для самых пяточек. Потом Ирка опять согнула коленки, и попка вернулась в исходное положение, я аккуратно снял плавочки с ее ног и отбросил в сторону.Теперь она была полностью оголена, попка разделялась по середине, две острые ягодице торчали вверх, ямка, указывающая на анус, чуть ниже еще одна ямочка, это вход в ее пещерку, а ниже сами губки, мокренькие, сверкающие от влаги, они сочились, это было видно не вооруженным глазом. Я встал, сбросил с себя ненужную простынь, мой член подпрыгнул вверх, парни посмотрели на меня. Я не мог ее вот так оставить, я хотел ее, хотел, что бы ее взяли и парни, и мне хотелось показать ее похоть, именно это сейчас Ирка и показывала, но я хотел, что бы они видели какая она, не простое сексуальная или эротичная, кто как хочет, пусть так и называет, я хотел, что бы они видели какая она страстная, и порой может быть ненасытной, что бы они увидели, какой она бывает открытой и развратной. Мне хотелось все это показать, показать то, как она подчиняется мужчине, подчиняется мне, то как она получает настоящее, огромное наслаждение от секса, и то как она получает бесконечные оргазмы.Парни смотрела то на меня, то на нее. Я стоял над ней, положил руки на ягодицы, и развел их в стороны, попка еще больше раскрылась, Ирка ойкнула, может было больно, но я не обратил на это внимание. Руками помассажировал ее ягодицы, попка то сжималась, то раскрывалась, а потом я положил пальцы на ее губки, провел по ним, а после одним движением развел губки в стороны, послышался чавкающий звук. Ирка вздрогнула, приподняла попку чуть повыше, ей нравилось, как я обращаюсь с ней, то как показываю ее пещерку, ей нравились ее немые зрители, и их взгляды. Я провел пальцем от губок к анусу, она чуть сжала попку, боясь, что я войду в нее именно в этом месте, ладошкой я слегка шлепнул ее по попке, она тут же расслабилась и попка опять раскрылась. Я снова провел пальцем от ее воспаленных желанием губок до входа в ее попку, в этот раз она ничего не сделал, тело чуть пошевелилось, Ирка убрала спереди руки которыми упиралась в пол и заведя их назад, положила себе на ягодицы. Я чуть нажал на анус, Ирка охнула, ее пальцы сжали ягодицы и чуть развели их в стороны, я нажал еще чуть посильней, и Ирка еще сильней развела руками ягодицы, теперь палец легко мог проскользнуть в ее попку, ее дырочка раскрывалась. Парни заворожено смотрели за моими действиями, казалось они перестали дышать, Андрюшка держался за свой член, в прочем и Виктор тоже не отпускал своего.Я вошел в Ирку легко, она только ойкнула, я не тронул ее попку, она застонала, и уже буквально через несколько секунд она закричала от оргазма, она и так себя сдерживала, как только могла. Я знаю как ни кто другой, что она мгновенно возбуждается и может всего секунд за десять испытать свой первый оргазм, а их может быть несколько десять, двадцать, но и на этом еще ничего не кончалось, если она отдохнет, то может повторить все с начала, может не столь сильными будут ее последующие оргазмы, но она их кажется могла получать бесконечно, до тех пор пока ее не покинут силы, а до тех пор, пока она могла, она хотела секса.Я вышел из нее не закончив, Иркино тело упало, с минуту она вздрагивала, я не трогал ее, парни отплыли подальше, что бы успокоиться и так же не мешать, а может не смущать Ирку. Через две минуты она открыла глаза. — Как сильно, — только и сказала она, теперь ее глаза сияли, ее пьяное состояние улетучилось, она улыбнулась и погладила меня по щеке, — я еще хочу.Я улыбнулся, наклонился и поцеловал ее, рукой провел по ножке, она тут же повернула ее в сторону, что бы моя рука проскользила по ее все так же возбужденным губкам, на мгновение я остановил, слегка надавил на губки и палец сразу же провалился в ее пещерку, Ирка ахнула. — Еще, — снова сказала она, — еще хочу.Ирка лежала на спине, она не смотрела по сторонам, смотрела мне в глаза, я развязал узел простыни, распахнул его, потом перевернул ее на бок и расстегнул лифчик, она не переставая смотрела мне в глаза, снял его и так же как плавки отбросил в сторону. Теперь Ирка была полностью обнаженной, ее слегка тяжелые груди свисали, соски, что предательски всегда выдают ее состояние, чуть ослабли, но они жили своей жизнью, то слегка сжимались, то ослабевали, то снова сжимались. — Сейчас не моя очередь, — тихо сказал я. — Кто будет? — спросила она у меня. — Кого ты хочешь? — уточнил я у Ирки. — Мне все равно.Я нагнулся и поцеловал ее в соски, она прогнулась. — Я хочу, что бы ты был все время рядом. — Я буду рядом. — Я стесняюсь, мне немного страшно, — шептала она. — Глупенькая, хочешь, я завижу тебе глаза?Она кивнула, я встал и вышел в раздевалку, парни не понимающе посмотрели мне в след, Ирка осталась лежать на полу, они не знали как себя вести, но уже через минуту я вернулся со своим черным шарфом. Повязал его Ирке на глаза и оставил ее там на полу. Парни смотрели на меня, я понимал их состояние, понимал, что в них все бурлит и готово извергнутся в любую секунду. Я поцеловал Ирку и пошел в бассейн, подплыв к ним я сказал. — Ирка хочет вас, — и помолчав несколько секунд, для осмысления того, что я сказал добавил, — она не проститутка, — парни понимающе закивали, — время не ограниченно, целуйтесь, ласкайте, занимайтесь любовью как вам хочется, но если она скажет нет, то значит нет и не важно на что будет это нет, — парни опять закивали, — если она захочет еще раз, это ее право, еще, повязку не снимать.И я ткнул пальцем в Виктора, он первый поплыл к Ирке, Андрюшка сильно расстроился, я предложил ему пойти выпить, на что он обрадовался и сразу проглотил две стопки. Время прошло не заметно, и вот Ирка испытывала оргазм, она не сдерживала себя ни в чем, и если она получала его,… то получала сполна. Ирка кричала, я знал этот тон, сейчас она прогибается, все тело как струна натянуто, носочки вытянуты, а руки прижаты к груди, еще секунд десять и она затихнет. Спустя минут десять появился сконфуженный Виктор. Первым делом я подал ему стопку, он молча проглотил ее. Он пытался держаться строго, но его губы и глаза говорили о том, что он чертовски доволен.Я пошел проведать Ирку, она меня не отпустила, я целовал ее груди, они стали мягче, она мурлыкала от того как я ее глажу, от того как прижимаю к себе, а потом она вздрогнула, сжалась и сквозь зубы застонала. Она опять получила оргазм, опять лежала и тяжело дышала, и перевернувшись на животик, прошептала. — Еще, еще, — положив голову на руки спросила, — я наверное не нормальная? — Ты? — удивился я, — это мы ненормальные, а ты замечательная моя жена, замечательная женщина. — Да? — вопросительно сказала она, — ты не против, если я еще разок. — Нет, хоть три, десять. — Сейчас был Виктор? — спросила она у меня, я кивнул, — он умничка, мне понравилось, только целоваться не умеет и боится меня.Я засмеялся, Ирка тоже в ответ засмеялась. — Я пойду, лежи. — Постой, я хочу в сауне, немного замерзла.Я взял ее за руку и отвел в сауну, через минуту к ней зашел Андрюшка, я слышал как они говорят, Виктор допивал бутылку, сиял, улыбался сам себе, а потом пошел в бассейн. Я так же не стал сидеть один в комнате и пошел за Виктором, проходя мимо сауны, я посмотрел как там Ирка.В самой сауне дверка прозрачная из стекла, по этому я видел все, Ирка сняла повязку и повязала ее Андрюшке, она сидела на верхней полке и раздвинув ножки, давала Андрею целовать ее половые губки. Ирка приоткрыв рот, довольна откинула голову, а Андрей как теленок присосался к ее развратным губкам, именно так сейчас я мог их называть. Она опять быстро получила свое, упала на кушетку, сжала груди и вздрагивая гасила в себе остатки оргазма. Я искупался, но Андрей не появлялся, и я опять пошел проверить состояние Ирки. Она встала перед ним на коленки, положила тело на кушетку, грудь под ее весом расплылась, он пристроился сзади, пытался, что-то сделать, но ничего не получалось, его мальчик потерял всю силу и это Андрея бесило. Он шлепнул с досады ее по ягодице, Ирка ахнула, и что-то в ответ прошептала, он нагнулся к ней, прижался своим толстым животом, и снова шлепнул ее по ягодице, потом еще и еще, Ирка ахала и постанывала. Я никогда не думал, что ей может нравиться мазахизкие игры.Андрей так несколько раз шлепнул ее по попке, потом развел ее ножки в стороны и просунул руку между ее ног, Ирка застонала, потом еще и еще, в ней нарастала волна, я отошел, но слышал как она стонет, а потом она вскрикнула, потом еще раз вскрикнула, и только после на третий раз она закричала. Виктор выскочил из бассейна, но я успокоил его, что все нормально.Через полчаса, мы уже все вчетвером сидели в комнате отдыха, закутались в свои простыни и оживленно разговаривали. Ни что не напоминало о том, что было тридцать минут назад, Андрей с Виктором как и всегда уважительно обращались к Ирке, а она все продолжала и продолжала болтать, что поделаешь так устроены почти все женщины.На утро, прижимаясь ко мне, Ирка спросила. — Тебе не стыдно за меня? — она положила голову мне на грудь.Я засмеялся и ответил, что нет, но она сомневалась в моем ответе. — Я вела себя как шлюха.Погладив по голове, и поцеловав в лобик, я ответил. — Ты вела себя так как все этого хотели, так как ты сама этого наверняка желала, ту это сделала от чистого сердца, для себя, а парни… — я хихикнул, — но ведь самцы, так устроены, но ты у меня прелесть, самая, самая сексуальная девчонка. — Да? — спросила она и приподняв голову посмотрела мне в глаза. — Да, — подтвердил я и поцеловал ее в губки.Она обратно положила голову на грудь, посильней прижалась и замурлыкала от удовольствия.Мы сами себе ставим рамки приличия, рамки бытия, рамки в которых мы живем, и выход за их пределы нас не только пугает, шокирует, а порой и убивает, но почему так, почему мы не можем наслаждаться своей жизнью с полна, так как нам этого в действительности хотелось бы. Ответ будет один — страх. Страх за все, что кто-то осудит, кто-то узнает, не так подумает, не то скажет, страх, страх, но как мы любим оправдывать себя, защищать, прикрываться моралью приличия, законами, чем угодно, но ответ останется один, это только страх. Он нас защищает, но он нас и убивает, найти грань, дозу этого чувства, порой не возможно, соблазн перейти черту, так легче, а потом снова искать оправдание.У нас больше не было подобных вечеринок, у Ирки были свои приключения, у парней свои, спустя пять лет я развелся, но причина была не в этом, компания разорилась, и причиной стала гипер инфляция, я попытался создать еще несколько предприятий, но безуспешно, спустя несколько лет наступала трещина и компания рушилась. Я устал, бросил работать, остался капитал и я стал жить для себя, Виктор потерялся, у него остались обиды ко мне, в последний день, когда мы расставались, он высказал, что я недостаточно его ценил, а Андрей, он, к сожалению уже умер, во сне не выдержало сердце, Ирина сейчас преподает в институте культуру, ей это нравится, мечтает стать профессором.Как тебе? Так я спросил у Андрея, когда снял с Иркиной попки плавки.Как тебе? Так спросил меня Виктор на следующий день после нашей вечеринке.Как тебе? Спросила Ирка у меня подсаживаясь в комнате для отдыха.Как тебе?…Елена Стриж Ó 2012elena.strizh@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх