Как я провел лето

Как я провел лето На летние каникулы 1988 года родители отправили меня к бабушке, в маленький город Н. Бабушка была занята своим огородом и цветами, и я целый день был предоставлен сам себе. Чтобы мне не было скучно, бабушка познакомила меня с племянником своей соседки, Андреем, который был на год старше меня, и также как я был сослан родителями на 2 месяца в провинцию. Чем то похожие друг на друга, и мы сразу подружились. Андрей показал мне главную улицу и единственный кинотеатр, пляж на небольшой речке, в 2 километрах от города, заброшенный сад с кислыми яблоками. На третий день нашего знакомства, после того, как его тетка накормила нас обедом, мы сидели в его комнате, и Андрей показывал мне свои сокровища: автоматные гильзы, строительные патроны, армейские звездочки и значки. В те времена мы не были избалованы разнообразием игрушек, и такие простые вещи на самом деле были настоящим сокровищем для любого мальчишки. Потом мы травили анекдоты и всякие истории из жизни. Андрей рассказал анекдот, про то, как Василий Иваныч и Петька вместе «ебли» Анку. Мы поржали, хотя я не совсем понял смысл. И Андрей спросил: «А ты видел, как ебутся?» Я было думал соврать, но не решился, и, покраснев, ответил: «Нет». У меня конечно были смутные представления о процессе, почерпнутые в основном из анекдотов, но… Порнография в то время не была так доступна, как сейчас. « — Хочешь, покажу», спросил Андрей. « — Давай», ответил я. Порывшись в чемодане с вещами, Андрей достал учебник по истории за 6 класс, а из него вытряхнул штук пять черно-белых фотографий. Это были фотографии картинок из какого то журнала, сделанные на любительский фотоаппарат. Качество было никакое, но разобрать смысл можно было легко. На снимках женщина с пышной прической отдавалась в различных позах мужчине, лица которого не было видно. Из одежды на ней были только длинные бусы из крупных стеклянных шариков. Лобок и промежность густо поросли кудрявыми волосами. На одном из снимков, женщина стояла раком, красиво изогнув спину, и было хорошо видно, как член раздвигает ее половые губы. На другом — она смотрела в камеру, держа член во рту и плотно обхватив его губами. Я дико возбудился, и, стараясь не показать эрекции, положил на колени какую то маленькую подушку. « — Чего ты стесняешься? Стояк — это нормально», Андрей улыбнулся и показал на свои оттопырившиеся шорты. — А откуда у тебя они? Спросил я, пытаясь перевести тему. — Да, друган дал. Классно, правда? Весь оставшийся день я только и думал, что об этих снимках. А вечером, как бы между делом, попросил: « — Дай картинки до завтра?» « — Не могу. Арик велел никому не показывать. Я и так уже тебе показал. Еще рассердится. Завтра спрошу. Разрешит — дам». На следующий день была суббота, и Андрей с утра исчез. Дома никого не было, во дворе он не появлялся. Я шатался целый день по окрестным улицам, сходил в кино на дневной сеанс, чуть не помер от скуки, все время восстанавливая в памяти, увиденное вчера на снимках. Я несказано обрадовался, когда увидел наконец Андрюху, идущего домой. — Ты где был? — У друганов в гостях. Смотри, — Он вытащил из кармана три строительных патрона. — Ух ты! А фотки? — Арик говорит, нужно посмотреть на тебя. Пошли завтра со мной. — Пошли! А куда? — Увидишь. Когда бабуля уедет, заходи за мной. Утром я еле дождался, пока бабушка собрала сумку, приготовила мне обед, и отправилась к автобусу, чтобы ехать на свой любимый огород. Примерно в 3 километрах от города, в лесу, мы набрели на забор с колючей проволокой. За забором, видимо, шла крупная стройка, но сегодня, по случаю выходного дня, там было тихо и безлюдно. Бетонные корпуса высотой в 6 этажей чернели пустыми окнами, кое где уже были частично оштукатурены, кое где — нет. Пройдя немного вдоль забора, мы нашли ворота и КПП. За воротами дежурил солдат с автоматом. Увидев нас, он заулыбался, и сказал: «Вай, Андрюха! С другом пришел! Захади!» Он крикнул куда-то вглубь территории на незнакомом языке, и скоро к воротам подошел еще один солдат, правда одетый не по форме. Он был в серой майке навыпуск, и в пилотке набекрень. Как оказалось, здесь строился гражданский объект, а на строительстве работала военная часть, в которой служили Зура, Арик и Ваха. В выходные все солдаты отдыхали, а трое азербайджанцев оставались охранять объект. Каждые 2 часа они сменяли караул на воротах, и каждый час обходили территорию. Старшиной был Арик. Изредка на объект заезжало начальство, но в целом, работа была непыльная, и двое, свободные от караула, занимались тем, что качали мышцы на самодельном, сваренном из кусков железа, станке для жима лежа, загорали на крыше, пили чай и смотрели телевизор. Арик — широкоплечий и высокий парень, очень тепло встретил Андрюху: засмеялся, приобнял его, что-то быстро заговорил на своем языке, с интересом глядя на меня, широким жестом пригласил нас войти. В ближайшем корпусе, на первом этаже была караулка, а рядом, в соседней комнате, матрасы для сна, умывальник, штанга и телевизор. Тут же стоял низкий столик с чайником и стаканами. Нас угостили вкусным чаем с какими-то травами. На жаре, после горячего чая я почувствовал легкую слабость и странные ощущения внизу живота. Арик и Зура по очереди поднимали штангу, кто больше раз. Арик скинул майку и штаны, и остался в черных солдатских трусах. Я не впервые видел обнаженного мужчину, бывал я и бане и на пляже, но почему то, не мог отвести взгляд. Может быть, впечатление от порно-снимков, может быть мужская красота этого парня сыграли роль. Его тело было стройным и в меру накачаным. Выпуклую грудь покрывали густые черные волосы, которые, собственно, росли по всему телу. Они покрывали рельефный живот, и спускались широкой дорожкой в трусы. Трусы сидели мешком, но даже сквозь эти складки проступало нечто внушительных размеров. Я вдруг поймал себя на том, что пялюсь на здоровенного, мокрого от пота волосатого парня, который как будто специально, в перерыве между попытками, демонстрирует свое тело. Кому? Неужели нам? Зура не уступал своему другу в силе, но был ниже ростом, более мрачным, много матерился по русски, а говорил в основном на азербайджанском, и мне казалось, что это что-то касается нас с Андреем. Андрюха громко болел за Арика, не скрывая своего интереса к соревнованию и к «спортсменам». Когда, наконец, дело подошло к финалу, и Арик взял вес 2 раза, а Зура не смог ни разу, Андрей буквально подпрыгнул на месте и закричал Ура! После мы пошли загорать на крышу. Арик вдруг подхватил Андрея на плечо, и бегом преодолел 5 этажей по лестнице, сопровождаемый визгом и криками пацана. На крыше было хорошо. На нагретом солнцем бетоне лежали одеяла, а вокруг открывался красивейший вид на окружающий лес и поля до горизонта. Мы разделись до трусов и легли на одеяла. Арик и Зура сказали, что трусы у них насквозь мокрые после соревнования, скинули их и повесили в сторонке на какую то проволоку. Случайно зацепившись взглядом за полностью обнаженное тело Зуры, я не мог отвести глаз. Такое я точно видел впервые. Из жестких черных волос, сгущавшихся внизу живота в совсем плотные заросли, свисал огромный, как мне показалось, темный, жилистый член с оголенной лиловой головкой. Я почувствовал, что густо краснею, и, сделав над собой усилие, отвернулся в другую сторону. Я почувствовал страх и беззащитность перед этой животной мужской силой, и мне стало страшновато. Куда он меня привел? Чего эти своими письками тут трясут? Но вдруг, кроме страха я почувствовал легкое возбуждение. Вдруг вспомнилась женщина на фотографии, как она открывала свою попку навстречу мужскому члену, и как томно изгибалась при этом. Мой член опять вдруг зашевелился. Чтобы срыть внезапное возбуждение, я перевернулся на живот, прижавшись членом к горячему одеялу. Ребята тем временем о чем то шутили и обсуждали, не поиграть ли в карты. У меня в голове образовалась такая каша, что … только кивал, не совсем понимая, о чем речь. Сели в кружок на одеялах, Зура принес карты и маленькую металлическую трубочку. В трубочку забили какой то зеленый пластилин, и все по очереди затянулись густым сладким дымом. Я, естественно, закашлялся, и Арик с Зурой дружно хлопали меня по спине. Через несколько минут мне вдруг стало легко. Страшные мысли и сомнения ушли, стало весело. Играть решили на желание. Первым проиграл Андрюха. Посовещавшись, мы решили, что он должен танцевать. Арик и Зура взяли пустые пластиковые ведра с стали аккомпанировать на восточный манер, подбадривая танцора. А Андрей, которого, видимо, хорошо накрыло, начал кривляться и изгибаться под эту музыку. Он был чуть-чуть полноват, его округлая задница, животик и грудь тряслись в такт движениям. «Падажди, падажди, сказал Зура. Тебе нужен костюм. С этими словами он привлек к себе Андрея, и стал закатывать его семейные трусы так, что скоро из них получилось не пойми что — веревки на бедрах, а Андрейкина белая задница оказалась почти полностью открыта. Мы все покатились со смеху, включая самого Андрея, и он еще пару минут двигал бедрами, плечами и тряс попой под музыку безумных барабанов. В следующем кону проиграл Зура. Андрей и Арик вдруг предложили, чтобы Зура провез меня на плечах 3 круга по всей крыше. Я попробовал отказаться, так как был до сих пор не уверен, что мой член не выскакивает из трусов, но это оказалось бесполезно, так как от смеха мне было трудно связать и три слова. Зура надел трусы, подхватил меня своими ручищами, перекинул через плечо и понёс, придерживая руками за бедра и ягодицы. Боясь, как бы он меня не уронил, я вцепился в его плечи и руки, и в такой нелепой позе мы побежали… Меня трясло и его плечо сильно упиралось в живот, так что я с трудом мог дышать. Еле выдержав минуту я заколотил его по спине, умоляя отпустить. Он остановился и осторожно поставил меня на землю рядом с какой-то постройкой, вроде вентиляционной или лифтовой шахты, при этом, как бы случайно сжав руками мою попу. Я уселся на пол, делая вид, что у меня болит живот, на самом деле, в основном пытаясь скрыть свой отчаянно торчащий член. — Вай, что, сломал? Дай пасматрэть! Он опустился рядом со мной и стал отрывать мои руки от живота, изображая доктора. Увидев бугорок на моих трусиках, он сделал большие глаза и замахал руками: — А… Тяжелый бальной, слушай, операция нада делать! Мы вместе засмеялись, хотя я по прежнему чувствовал стыд. И тут я заметил, что и в его трусах происходит нечто необычное! Но если у меня это выражалось в 10-сантиметровом торчке, то у Зуры чтото толстенное оттопыривало его свободные длинные трусы аж на уровне бедра! Заметив мой взгляд, солдат оттянул резинку трусов, заглянул под нее, и опять сделав большие глаза, чем очень меня развеселил, сказал: — Ай, слюшай, брат, я тоже ранен. Эта, вывих у меня. Доктор нужен! Он привстал на коленях, и попытался рукой «вправить» вывих через трусы, покачав бугор в разные стороны. — Помогай, брат! Я не знал, что сказать. Мой взгляд был прикован к его трусам, а язык прилип к нёбу. Восприняв моё молчание как готовность «помочь», Зура стал медленно, изображая страдание на лице, стягивать с себя трусы. Сначала показались густые черные заросли, в которые переходила волосяная дорога с живота, потом, как мне показалось, толстенное основание члена. Он смотрел мне в глаза, а я, сгорая от стыда, не мог отвести взгляда от этой новой для меня картины. Наконец, когда он стянул резинку достаточно низко, его уже вовсю напряженный членище освободился из пут, мягко спружинил и, шмякнувшись об живот, закачался перед моим лицом. Он показался мне огромным и очень красивым. Хотя сравнить мне было не с чем, думаю, он действительно был немаленьким, с округлой головкой и крупными подтянутыми яйцами. Пауза длилась не меньше минуты. Я испытывал дикое желание сделать что-нибудь, потрогать его, или сказать чтото остроумное, но я был парализован как кролик под взглядом удава. Наконец, Зура быстрым движением натянул трусы, несильно пихнул меня в грудь кулаком и сказал что-то вроде: «а, с тобой в разведке пропадешь, не можешь корешу в беде помочь!» Засмеялся, подхватил меня на руки и побежал дальше. Я не стал сопротивляться, только обнял его за шею и прижался щекой, тайком вдыхая запах пота и молодого тела, который теперь определенно нравился мне. Когда мы вернулись к Арику с Андреем, они лежали рядом и о чем то тихо переговаривались. Мы сделали еще по затяжке из трубочки, которую приготовил Арик и поржали над анекдотом, рассказанным Андрюхой. Потом разговор как-то сам собой стих. Солнце припекало, меня потянуло в сон. Я прижался щекой к горячему одеялу и закрыл глаза. В мыслях проплывали новые впечатления: необычное ощущение от близости мужского тела, притягательный вид стоящего члена. Я вытянулся на одеяле, приятно прижавшись пахом к горячей поверхности, и задремал. Проснулся я от сдержанного шёпота. Приоткрыв глаза, я увидел в метре от себя мускулистую волосатую спину Арика, который лежал на боку, его ноги сплетались с гладкими светлыми ногами Андрея, который расположился к нему спиной. Я заметил, что они не спят. Не подавая виду, я стал наблюдать за происходящим. Арик лежал опершись на руку, а свободной рукой прижимал к себе и гладил Андрюшку по животу и по груди, тот сучил ногами и вертелся, сдавлено хихикая. — Ты мне корефан? — Ага… — Давай? — Нее… — Ну дай, не ссы… Вай, какой ты хороший, красивый… Не бойся! Арик сильно прижал пацана к себе и что-то зашептал ему на ухо. — Он не спит, услышит! — Спит! Давай! — Ну давай, только тихо! Арик быстро стянул с Андрюшки его трусики в цветочек, и приспустил свои черные длинные солдатские трусы. Он плюнул себе на ладонь и, видимо, смочил слюной свой стоящий член. Потом просунул член между сжатых ног пацана. — Вай… харашо… сладкая попа, прошептал он, и стал медленно двигать крепкими волосатыми ягодицами вперед и назад. Вдруг я ощутил на своем бедре руку и догадался, что это был Зура. В голове снова возникла борьба противоречивых желаний. Я зажмурил глаза, вздохнул, и… сделал еле ощутимое движение навстречу ему, выгнувшись спиной. Он тут же понял его, придвинулся ко мне, прижался, и стал медленно гладить меня рукой по бедру, по руке. Затем его рука скользнула на мой живот, мягко прошла по плавкам и застыла на ягодице. Он стал потихоньку сжимать и гладить мою попу через плавки, его дыхание, которое я чувствовал шеей, участилось. Не в силах больше сдерживать свое желание, я прижался к нему еще сильнее, почувствовав, что мне в спину упирается что-то теплое и твердое. Я уже знал, что это. Не открывая глаз я развернулся лицом к солдату и прижался лицом к его мускулистой груди. Он обнял меня, стал гладить по всему, до чего мог дотянуться, а я хотел только одного, чтобы он не останавливался, потому что знал, что на большее уже не решусь. Так мы лежали, он прижимал меня к себе и ощупывал мое тело, забираясь рукой под резинку плавок, и даже проводя пальцами по промежности, что вызывало у меня совершенно новые ощущения возбуждения и стыда одновременно. Потом он взял мою безвольную руку и положил ее на торчащий вверх над резинкой трусов член. Я все еще не мог открыть глаза, и был как слепой, который изучает мир на ощупь. Я стал ощупывать его ствол, а чтобы мне было удобнее, он оттянул резинку трусов вниз, зацепив ее за яйца. В моем распоряжении оказался настоящий мужской член! Я провел ладонью по стволу вниз, помял яйца, снова вернулся к головке. Зура потихоньку подвинулся повыше, чтобы мне было удобнее проводить своё исследование. Я обхватил его член рукой и попытался подрочить. Зура издал не то стон, не то рычание, отчего я испытал настоящий восторг. Я играл на этим огромным и сильным теле, как на музыкальном инструменте, и оно отзывалось на мои манипуляции. Я опасливо обернулся, вспомнив, что мы не одни, … и увидел, что Арик уже лежит на спине, закинув одну руку за голову. Переведя взгляд ниже, я обомлел: Андрюшка сидел на коленях между чуть согнутых ног солдата, а его белобрысая голова двигалась ритмично вверх и вниз. Во рту он держал огромный жилистый член! Эта картина совсем свела меня с ума. Одной рукой Андрей упирался в пол, другой крепко держал свою соску за основание, его глаза были закрыты, а растянутые губы плотно обхватывали блестящую влажную головку. Он двигался медленно, вверх и вниз, старательно засасывая. Арик, видимо кайфовал на полную катушку. Одну руку он закинул за голову, а другой придерживал Андрюху за затылок, то ероша его белобрысые волосы, то чуть надавливая вниз. Тут я вспомнил про Зуру, член которого держал в руке. Он, видимо, наблюдал картину с самого начала. Он провел ладонью по моей щеке, по лицу и губам, а потом несильно но настойчиво надавил на мои плечи, явно намекая, что мне стоит поближе познакомиться с его членом. От возбуждения и опьянения, я был уже готов ко всему. Я немного сдвинулся вниз, и его член оказался прямо перед моим лицом. — Открой рот! Сказал он тихо но твердо. Я приоткрыл. Он ткнул головкой мне в губы, крепко придерживая рукой мою голову. — Шире. Зубы спрячь! Я сделал как он сказал, и настоящий мужской член вошел в меня! Я ощутил солоновато-кисловатый вкус, и мой рот тут же наполнился слюной. Глотать в таком положении было неудобно, к тому же я ужасно боялся сделать ему больно зубами. Как оказалось, отсос — не такое уж простое дело, хотя и не противное. Я пытался делать сосательные движения, одновременно двигая головой, и результат, видимо, был не очень. Через минуту Зура отобрал у меня свой член, поднялся на колени, держа меня за волосы одной рукой без слов заставил сесть на колени, и занять более удобную позицию. — Хорошая девочка! Хочешь научиться сосать? Будешь учиться? Я кивнул. Все происходящее меня сильно пугало, но еще больше возбуждало. Мой член стоял как каменный. — Давай, оближи хуй, чтобы он был мокрый. И тебе будет удобнее, и мне приятнее. Я, сначала робко и осторожно начал водить языком по головке и стволу. — Давай, давай, не бойся. Яйца тоже оближи. Слюней больше давай! Как на зло, во рту у меня пересохло. — Открой рот! Шире! — Зура снова вставил член мне в рот. Его инструмент был действительно довольно большой, и мне пришлось максимально раскрыть челюсти. Я догадался закрыть зубы губами, чтобы случайно не задеть головку, так как почему-то очень боялся сделать ему больно. — Не бойся. — Он погладил меня по щеке, — привыкнешь. Язычком давай. Зура стал потихоньку двигать своей елдой, одновременно подталкивая меня рукой навстречу. Одной рукой я держал его член за основание и немного подрачивал, другой упирался в его ногу. Через пару минут такого траха у меня занемели челюсти и потекли слезы из глаз. Несмотря на возбуждение, я вынул член изо рта и продолжил работать рукой. Тут раздался голос Арика: «Пацаны, идем вниз!. Мы натянули трусы и штаны и пошли. По дороге Андрюха сначала стеснялся смотреть на меня, но потом, поймав мой взгляд, улыбнулся и сказал: «Классно, да?» В одной из комнат парни уселись на старый диван, примерно в метре друг от друга, а мы с Андреем расположились у них в ногах, на брошенном на пол одеяле. Андрюха сразу же принялся обрабатывать член Арика губами и руками, то и дело поглядывая на меня и улыбаясь. Я некоторое время завороженно наблюдал, но скоро сильная рука Зуры потянула меня к его члену. Я с удовольствием принял предложение и уткнулся лицом в волосатый пах парня. Его напряженный член лежал на животе, доставая до пупка, а мошонка с увесистыми яйцами свисала между раздвинутых ног. Меня уже просто дико завела вся эта ситуация, поэтому я, хоть и немного упираясь, но без промедления позволил насадить свой рот на его член. Стараясь повторять за Андрюхой я стал обсасывать и облизывать головку, а Зура подбадривая меня стонами и восклицаниями. Тем временем, соседняя парочка прервала своё наслаждение, и Арик стал что-то шептать Андрею на ухо. Краем глаза, не отрываясь от полностью захватившего меня занятия (оторваться мне не давала ладонь моего парня на затылке), я увидел, как Арик встал с дивана и куда-то ушел, а Андрюха придвинулся ко мне, и улыбаясь, стал наблюдать и комментировать: — Вкусный, да? Ты слюней побольше, так кайфовее ему. И глубже заглатывай! Я попытался взять член поглубже, но сумел принять не более трети, головка уперлась в мое горло, и я стал давиться. Из глаз хлынули слезы. — Давай, заглатывай — Зурик надавил мне на затылок и меня чуть не стошнило. — Покажи ему! — Зурик отодвинул меня, и привлек к члену Андрюху. Тот уселся коленями на диван сбоку от солдата, наклонился, хорошенько облизал губы и стал ритмично и глубоко заглатывать член. — Во как надо, понял? Зурик задышал громко в такт движениям Андрейкиной головы. — Яйца! Яйца соси! — приказ относился ко мне. Я принялся облизывать его мошонку, ощущая языком, как под тонкой кожицей перекатываются упругие шары. Зурик собрал свои яйца в ладонь, натянул кожу и я стал сосать эти поросшие редкими волосками ядра, вбирая их по очереди в рот. Андрей продолжал лихо насаживаться на член ртом, скользя губами от головки по стволу, и заглатывая больше половины молодого азербайджанского стояка. Зура задышал еще громче, приговаривая: «Давай, сука, соси, блядь, вафля, да, кайф, сука, еще!», стал активно поддавать бедрами, посылая свой хуй еще глубже в горло парнишки. Андрюшке, видимо, приходилось не легко: лицо его покраснело, из носа текло, и он уже только старался держать рот открытым, издавая квакающие звуки, когда толстенная головка упиралась во что-то в глубине его горла. Время от времени Зура с силой нажимал на его затылок, проталкивая свой член еще на пару сантиметров дальше, и задерживая там на несколько секунд, пока пацан не начинал судорожно вырываться из его хватки. — А, бля, почти уже целиком входит, молодец боец! Время от времени он доставал свой хуй из горла парня, чуть поворачивал его голову и пихал головку ему за щеку, командуя: «Хомяка давай!» Лицо Андрюшки смешно растягивалась, член сильно оттопыривал щеку и скользил внутри, а тот, улыбаясь, на сколько это было возможно в таком положении, шлепал ладонью по щеке, видимо, стараясь доставить своему партнеру дополнительный кайф. Поиграв в хомяка, видимо, чтобы дать пацану передышку, Зура вернулся к более жёсткому использованию рта и горла своей жертвы. Но про меня он не забыл. Когда темп траха достиг своего максимума, Зурик остановился, снял Андрюху с члена, встал на ноги, взял меня за голову и прохрипел: «Спускаю, глотай!». Я растерялся, но он не дал мне долго раздумывать, ткнув членом в губы. Я открыл рот и впустил в себя его снаряд. После Андрюхиной обработки член солдата стал еще толще и длиннее, а головка налилась как спелая слива, готовая лопнуть. От него исходил новый дурманящий мускусный запах. Андрюха перевел дух, шмыгнул носом, вытер рукой покрасневшие натертые губы и посмотрел на меня. — Не ссы, спущенка вкусная, только сначала непривычный вкус. Я в первый раз чуть не блеванул. От улыбнулся. — Ты глубже бери, тогда не почувствуешь. Зурик немного подолбил мой рот, потом стал дрочить себе рукой. Его хуй был весь мокрый и скользкий от слюны и смазки. Буквально через десять секунд дрочки он громко выдохнул и начал кончать. Я был на готове с открытым ртом и сразу всосал его головку на сколько смог. Я понятия не имел, как лучше действовать, но чисто интуитивно стал сильно сосать ее, создавая вакуум щеками и губами. В рот мне толчками хлынула горячая сперма. Забыв о совете приятеля, я собрал весь заряд во рту, так что мне пришлось даже раздуть щеки, чтобы не пролить. Когда места не осталось, я выпустил член из рта. На удивление, вкус не показался мне противным, и я в два глотка … проглотил всю порцию. Чуть горьковатая вязкая жидкость уютно проскользнула в желудок. Освободив рот я тут же снова принялся за член. Зура стал делать медленные движения рукой, выдавливая из своего брандспойта последние капли, и стряхивая их на мой высунутый язык. Меня переполняло счастье от сознания того, что то, что вчера так влекло меня с фотоснимков и казалось недостижимо далеким и загадочным, уже сегодня стало реальностью от которой в животе порхают бабочки. Мне так понравился вкус спермы этого парня и ощущение теплой и бархатистой головки на губах, что я не мог остановиться обсасывать чуть опадающий член Зурика. Солдат вернулся на диван, а я полз за ним, не выпуская его член изо рта. Теперь, когда эрекция спала, он стал мягче, хотя и остался приличной длины, и я мог делать с ним что вздумается. Я вбирал его в рот почти до основания, осторожно регулируя давление внутри горла, брал за щеку, одновременно лаская головку языком, и ощупывая снаружи рукой, облизывал по всей длине, пока он совсем не опал. Зурик потрепал меня по волосам. — Учись сосать, а то так и будешь до дембеля чужие вафли ловить! И засмеялся. Я конечно смутился, но про себя подумал, что обязательно научусь отсасывать еще лучше, чем Андрюха, и Зура еще увидит. — Да вы тут кайфуете, я смотрю, раздался позади голос Арика. — Дааа… Тут у нас классная соска. Просто профессиональный вафлер будет. А Андрюха говорил — испугается, не согласится… — Что, проглотил вафлю? Арик посмотрел на меня с удивлением. — Все до капли. За уши не оттащишь, подтвердил Зура, почесывая яйца. — Ну, мы щас тоже кайфанем, да, Анюта? Побудешь моей Анюткой? Арик подошел к Андрюше, держа в руках маленькую стеклянную баночку. Андрюшка заулыбался, развратно потянулся, зажмурившись. — Только осторожно! — Не ссы в компот. Арик развернул Андрюшку, поставил его раком на диван, и начал гладить и мять его пухлую попу. Зачерпнув пальцем крем из баночки, он стал смазывать ложбинку между булочек парнишки, все сильнее надавливая пальцем на то место, где видимо находилась его главная цель. Его движения становились все настойчивее, и наконец указательный палец ловким движением ввинтился в анус. Мы поняли это и по тому, как расширились глаза Андрея. Палец Арика стал орудовать внутри, совершая возвратно поступательные и вращательные движения. На лице Андрея сменялась целая гамма эмоций, от блаженной улыбки до испуга. Поработав так пару минут, Арик как фокусник быстрым и уверенным движением ввинтил и второй палец, и продолжил разминку. — Видел, как в жопу ебут? — спросил он меня. Я помотал головой. — Сладко. Смотри — тащится. — Иди — сосни у меня, а то дырка узкая, если стояк не железный, хер вставлю. Я послушно опустился на колени и подполз к парочке. Продолжая правой рукой разминать Андрюшкин анус, Арик свободной левой направил свой хуй мне в рот. Его член был не такой длинный как у Зурика, но толще, и с конической головкой. Запах мне показался немного неприятным, но я уже понял, что его меньше ощущаешь в процессе отсоса и не раздумывая взял. Рот мой тут же наполнился слюной и я начал старательно чмокать, стараясь продемонстрировать все свое мастерство. Однако, это продолжалось недолго. Как только елдак Арика хорошенько затвердел, он оттолкнул меня, осторожно вынул из Андрея блестящие от крема пальцы, вытер их об его ляжку, затем подхватил его на руки и поставил коленями на пол, заставив упереться руками и грудью в диван. Заняв удобную позицию сзади, он стал пристраивать к слегка покрасневшей дырочке парня свой член. Комната была хорошо освещена падающим из окон светом, и с пола мне открывался отличный вид, поэтому я мог наблюдать процесс насаживания во всех подробностях. Заостренная головка Арикового елдака надавила на расслабленное колечко ануса, и оно, как будто почти не сопротивляясь, пропустило ее. По дрожи, которая прошла по телу Андрея, было понятно, что это чувствительная для него процедура, но он держится молодцом. Арик продолжал давить и его член медленно погружался в тело пацана, растягивая анус. Потом он начал двигать членом взад и вперед на пару сантиметров, как бы закрепляя результат, от чего Андрей начинал тихонько постанывать. Засунув наполовину, Арик остановился на минуту, давая парню передохнуть, и после этого одним толчком бедер вогнал хуй до конца, коснувшись волосатым лобком гладких откляченных ягодиц. От неожиданности Андрей вскрикнул и попытался соскочить, но Арик крепко схватил его за бедра. Он посмотрел на меня. — Смотри! Нравится? Скоро сам будешь жопу подставлять, сказал он с улыбкой. Тут Зура поднялся, встал ногами на диван и сел перед Андреем так, что Андрюшкина голова оказалась между его ног. — Чтобы скучно не было! Поехали! Арик начал осторожно трахать Андрея, постепенно увеличивая размах и скорость своих движений. Пацан застонал громче, и начал извиваться всем телом, как будто пытаясь удобнее устроиться на пронзающем его тело колу. Арик крепко держал его за бока, не давая особо свободы. — Хватит ерзать, бля. Арик звонко шлепнул парня по ягодице. Он надавил Андрею на спину, заставляя его опуститься ниже, раздвинуть ноги и выгнуть поясницу, а сам привстал на полусогнутых ногах, так что его хуй стал входить в дырку пацана под углом вниз. Мне стало видно еще лучше. Смуглая мускулистая задница Арика, его промежность в густых зарослях черных волос, подтянутая мошонка, и толстое основание темно-коричневого члена, раздвигающее белые, слегка поросшие тонкими светлыми волосиками ягодицы парня. Андрюшкин писюн в полувставшем состоянии болтался при каждом ударе бедер солдата. Как завороженный я смотрел на происходящее, стараясь не упустить ни малейшей детали. Андрюхина промежность была полностью открыта, и когда блестящий от вазелина член Арика выходил из попки, было отлично видно, как колечко ануса плотно обнимает ствол, чуть выворачиваясь наружу, и как оно вдавливается под напором солдатского елдака. Тем временем, Зура не терял времени даром. Как только Андрюшка чуть привык к орудовавшему в его попке тарану, он крепко взял Андрея за голову и насадил раскрытым ртом на свой снова готовый к бою член. Глаза Андрея были закрыты, он весь растворился в ощущениях, и казалось, что ему совершенно все равно, что происходит с его телом. Зура запрокинул его голову как можно сильнее вверх, так, что открытый рот и горло вытянулись в одну линию, приподнялся, и попытался трахать парня в горло на вся длину своего 20-сантиметрового стояка. Видимо, Андрюха уже не совсем владел собой, и не мог держать челюсти достаточно широко открытыми. — А, сучка, зубы убирай! Пизда, хуй мне отгрызет! Зура попытался сменить позу, но видимо это не помогло. Тогда Арик решил помочь другу. Он схватил Андрюшку за щеки ладонями, засунув по пальцу с каждой стороны ему в рот. Его руки сделали что то вроде уздечки для отключающегося от кайфа парнишки, позволив одновременно держать голову на нужном уровне, а челюсти максимально раскрытыми. — Анютка, давай, рот шире. Так. Он расположил свои толстые пальцы между зубами парня, растянув при этом ему рот во всех направлениях. — Давай брат! Зура не заставил себя ждать и принялся размашисто трахать парня в горло, засаживая почти на всю длину. Арик, приседая и двигая бедрами, накачивал парня сзади. Картина с одной стороны производила жуткое впечатление — беспомощное белое хрупкое тело парнишки качалось и гнулось под напором двух здоровенных волосатых азеров. Но, что странно, я в тот момент наряду со страхом и стыдом испытывал дикое возбуждение от мысли, что все это скоро случится и со мной. Через несколько минут таких замысловатых упражнений парни задышали тяжелее, видимо, приближаясь к концу. Наверное, почувствовав это, Андрюха вдруг подал признаки жизни — он взял свой болтающийся полу стоячий членчик рукой и стал сильно сжимать и дрочить его, и буквально секунд через десять забился в судорогах между солдатами и выплеснул себе в кулачок небольшую лужицу спермы. Андрюшкин оргазм приблизил окончание и у Арика. Он отпустил голову парня, взял его крепко руками за бедра и замедляя движения стал с силой вбивать свой инструмент в тело, и уже скоро вытянулся в судороге, зарычал и застыл, выстреливая заряд своей похоти в мягкую и теплую кишку паренька. Все замерли на минуту, потом Арик медленно вынул свой член и отпустил бедра Андрея, который тут же рухнул на бок и свернулся калачиком. Одну руку он просунул между ног и стал ощупывать припухший и покрасневший анус. Арик посмотрел на свой член, тот был липкий от спермы и кое где в коричневых пятнах. — Эй, да у нас тут шоколад. Кто будет шоколадные вафли? — Нее! — хором выпалили мы с Андреем. — А зря. Свое говно не пахнет. И он пошел в караулку, где были туалет и умывальник. Зура, который пока не кончил, наблюдая за оргазмом своего корефана, сидел на диване и рукой подрачивал свой приупавший член. — Ну что боец, когда будем целку сбивать? Я не сразу понял о чем он, но быстро догадался. Как обычно в таких ситуациях, на меня напал паралич. Я вдруг вспомнил, что время уже идет к вечеру, скоро вернется с огорода бабуля, а к ее приезду мне еще нужно успеть в магазин за хлебом и молоком. — Эээ… Я не знаю. Мне домой надо. Меня искать будут. — Ну значит походи еще в девках. В следующую субботу придешь с промытой жопой! Потом, когда Андрюха чуть пришел в себя и подмылся, солдаты проводили нас до ворот. На прощанье нам подарили горсть строительных патронов, несколько автоматных гильз, значок «Отличнику боевой и политической подготовки» и сержантские звездочки. Продолжение следует. E-mail автора: maximus99992@yahoo.com

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Как я провел лето

Каждый год, летом, я езжу к своей бабушке Наде в один из небольших южных городков. Там я помогаю ей работать в саду, так как она живет одна. А также отдыхаю от учебы. В молодости бабушка была очень красивая женщина, что подтверждала картина висящая у нее в спальне. Картину написал ее бывший муж, отчим моего отца. На картине была изображена бабушка лежащая на покрывале расстеленном на траве под каким-то деревом, само дерево не было видно, но по обнаженному телу бабушки тут и там были видны бегающие по нему солнечные зайчики прорывающиеся через его листву. Один из них запутался в длинных черных как смоль волосах, разбросанных по покрывалу вокруг головы словно корона; другой целовал коралловые губки бабушки; третий припал к небольшому розовому соску на упругой груди, которую казалось даже сила тяжести не в состоянии заставить изменить свою форму; четвертый настойчиво пытался проникнуть к бугорку Венеры стыдливо прикрытому ладонью, из-под которой тем не менее все таки виднелась черная поросль лобка; множество других были разбросаны по всему телу и казалось ласкали его, так как на лице бабушки было написано выражение такого неописуемого блаженства, что это просто невозможно описать словами. Вот из-за этой картины, точнее из-за ее репродукции, висящей на кухне произошла следующая история. В тот год ей было 55 лет, но несмотря на это она все еще оставалась красивой и привлекательной женщиной. Мне же тогда было всего 16. Квартира у бабушки небольшая всего две комнаты. Большая комната в которой спал я, спальня бабушки. Комнаты были совмещенные и пройти из бабушкиной спальни куда-либо можно только через большую еомнату. И вот однажды ночью (дня через три после моего приезда) я проснулся от того, что мне приснился эротический сон в котором я занимался любовью со своей бабушкой. Конечно это сильно сказано «занимался любовью», просто она сидела голая на кровати и держала мою голову так близко от своей груди, что я без особого труда захватывал ртом ее соски и лизал их. Правой рукой она ласкала мой член. Когда же я приготовился кончить я быстро вскочил и попытался ставить свой член в ее влагалище чтобы кончить в него. Но вот как раз кончить у меня не получилось. От чего я и проснулся. Яйца ломило от скопившейся в них спермы. Мне срочно требовалось утолить свое возбуждение. Я начал дрочить, но ничего не получалось. Яйца чуть не лопались, а я все никак не мог кончить. Тогда я решил что, если я буду смотреть на какую-нибудь эротическую картинку это поможет мне кончить. Но к сожалению ничего подходящего под рукой не оказалось. Я стал лихорадочно думать чем же мне себе помочь. Внезапно меня осенило. На кухне висит репродукция картины с голой бабушкой. Я тихо встал. Отбросил мешавшие мне трусы и пошел на кухню. Прокравшись туда я включил свет, и сняв репродукцию со стены положил ее на табуретку перед собой. Я дрочил долго и упорно, и вот когда я уже был готов выплеснуть из себя потоки спермы на кухню входит бабушка. — Илья что здесь происходит? Что ты делаешь? Ты что дрочил смотря на свою голую бабушку? Да как ты мог? Я не знал что мне делать. Как объяснить почему я стою голый, со вздыбленным членом и собираюсь спустить на изображение моей голой бабушки. Я готов был провалиться под землю. Но в какой-то момент я понял что взгляды бабушки слишком часто скользят по моему возбужденному члену. И тут же я увидел, что ее соски начинают сильно выпирать над полупрозрачной тканью ее пеньюара, дыхание ее немного участилось, и по ее телу стали пробегать волны, чуть заметной, дрожи, как будто ей было немного холодно. Да и голос ее был скорее не рассерженным, а взволнованным с долей легкого возбуждения, которая росла с каждой секундой. Меня посетила безумная догадка, может быть бабушка сейчас возбуждена от того, что ее внук дрочил смотря на ее голое изображение. И тогда я подошел к ней вплотную, правой обнял ее за талию, левой взялся за правую грудь и с силой сжал ее сосок между палцами. Мой возбужденный член уперся ей в живот, чуть повыше лобка и, от того что я сейчас делал, стал еще тверже. Я услышал тихий стон вырвавшийся из бабушкиной груди. Я приблизил свое лицо к ее лицу, так что наши губы почти касались и сказал: — Да я дрочил и смотрел на твое голое тело, оно мне очень нравится. И я собираюсь тебя оттрахать. — Что ты собираешься со мной сделать? — переспросила она шепотом. В ее голосе чувствовалось удивление смешанное с крайним возбуждением. Она уже дрожала всем телом. Зубы ее стучали как от высокой температуры. — Ты что не поняла? Я сказал, что собираюсь оттрахать тебя так, что ты будешь умолять меня о пощаде. — ответил я, слегка повысив голос и еще сильнее сжав ее сосок. Ее глаза полуприкрылись, голова откинулась назад, из груди вырывалось хриплое дыхание. Ноги едва держали ее, так что мне пришлось сильнее держать ее за талию и приказать чтобы она обхватила меня за шею руками. — Нет миленький! Мы не должны делать этого! Так нельзя! Это нехорошо!. — шептала она пока я вел ее в спальню. — Нет! — отрезал я. — Мне хочется кончить потому что я так возбужден, готов трахнуть кого угодно. А ты находишься ближе всех и прервала меня когда я был почти готов, и поэтому ты сейчас удовлетворишь все мои желания. — Быстро снимай ночнушку и ложись на кровать! — сказал я когда мы остановились около ее кровати. — О нет!!! — прошептала бабушка не в силах сопротивляться. — Быстро я сказал!!! Подождав пока она снимет ночнушку, я легонько толкнул ее на кровать и быстренько заскочил к ней. Она лежала вытянувшись на кровати, ноги плотно сжаты, руки прикрывают лобок и обнаженные груди, голова слегка повернута в сторону от меня, глаза полуприкрыты, а ее волосы рассыпались словно корона вокруг головы, также как и на картине. Но от возбуждения ее тело сильно дрожало. Я приблизил свои губы к ее ушку и прошептал: — Бабушка, миленькая, не волнуйся. Все будет хорошо. Вот увидишь. А сейчас расслабься, не мешай мне дать тебе насладиться сексом. И я принялся ласкать тело бабушки. Я начал целовать ее губы, потом перешел к нежной шейке, опустившись ниже я принялся ласкать ее грудь (по крайней мере то что не было прикрыто руками), затем я принялся целовать ее немного полноватый живот, запустил язык в глубокую воронку ее пупка, и наконец перешел к самому главному, стал ласкать область вокруг ее бугорка Венеры, так как сам он был прикрыт ее рукой. Я целовал внутреннюю часть ее бедер, стараясь проникнуть языком как можно дальше под прикрывающую его руку. И это дало неплохой результат. Если в начале она не отвечала на мои ласки, то теперь ее бедра постоянно сжимались и разжимались, рука прикрывавшая лобок постоянно стремилась покинуть свое место, а рука которой она прикрывала свою грудь теперь закрывала лицо. Увидев результаты своей работы я решил проделать все то же самое, только в обратном порядке, начав с бугорка Венеры. Сказано сделано. Я тут же принялся целовать ее бедра. И через минуту. О чудо!!! Ее рука убралась в сторону и схватилась за простыню. Решив не упускать появившийся шанс я запустил свой язык как можно глубже между ее бедер и стал пытаться добраться им до входа во влагалище. Мне это не удалось, но еще через некоторое время ее бедра разошлись в стороны и я получил полный доступ к ее прелестной щелке. Я наслаждался каждым мгновением когда мой язык находился в ней. — Да, да!!!… Так!… Уммммммм!… Еще!… Сунь свой язычок прямо мне в пизду. О как это приятно, ощущать твой язык в моей горячей похотливой дырке!!… Ахххх! Да миленький внучек трахай свою развратную бабулю языком! Я был поражен когда услышал ее слова, ведь моя бабушка была учительницей и я никогда не слышал от нее не только мата но и просто грубых слов, она даже никогда не ругалась на меня за провинности. Но тем не менее выполнил ее просьбу и стал трахать ее мокрую письку языком. Она же начала двигать своим задом навстречу ему. Пролизав ее так примерно двадцать минут я привел ее к первому в ее жизни оргазму. Когда это случилось, я воткнул свой язык как можно дальше в ее влагалище, она вся бешено затряслась и обхватила мою голову бедрами с такой силой что я едва не задохнулся. Из груди ее вырвался дикий крик: — АААААААААА!!! Правда он был приглушен подушкой которой она за мгновение до этого прикрыла свою голову. Когда я наконец выбрался из-под ее ляжек. Я снова ласкать ее живот. Затем груди, которые не задолго до этого были немного дряблые и покрытые сетью морщинок, а теперь в них как будто прибавилось упругости, кожа их расправилась и теперь они выглядели ничуть не хуже чем у молодых. Я сосал и лизал ее соски, целовал груди, ложбинку между ними и пространство под ней. Все это приводило бабушку в неописуемый восторг. — Да! Соси мои сиськи, мой миленький!… Уаааааааах! Мне так нравился когда ты их сосешь! Их уже давно никто не сосал! Они так истосковались по ласке!… Да мой малыш кусай, кусай мои груди. Рви их. Я взял и с силой укусил ее за сосок. Потом другой раз, третий. В конце концов я так искусал всю ее грудь, что она покрылась багровыми следами от укусов. — Ааааай! Как хорошо! Да мой маленький, продолжай кусать свою похотливую бабулю. Но продолжать я не стал, а впился в ее губы. Мой язык проник к ней в рот и мы стали ласкать языки друг друга. Едва оторвавшись от моего рта она попросила: — Миленький, ты можешь поласкать меня там еще раз? — сказала она и указала взглядом на свою истекающую соками вагину. Я не заставил себя упрашивать и принялся ласкать ее. Я прохаживался языком по ее промежности, запускал его как можно дальше внутрь влагалища, вылизывал каждую складочку не забывая естественно о ее клиторе. И через полчаса усиленных трудов мне удалось снова привести ее к оглушительному оргазму. Выбравшись из-под нее, я, уставший но неудовлетворенный, откинулся на спину. И когда бабуля пришла в себя сказал ей только одно: — Соси. Заставлять или уговаривать ее не пришлось. Ее губки тут же сомкнулись вокруг моего члена, а язык начал щекотать его головку. Она покрывала легкими поцелуями все тело моего члена от кончика головки до корня, брала в рот и ласкала мои яйца. Не знаю сколько это продолжалось, я потерял счет времени (так мне было хорошо), но тем не менее кончить я не смог. Видимо устав сосать бабушка взобралась на меня и с протяжным стоном опустилась на мой вздыбленный член, и стала скакать на нем точно на красном жеребце. Я положил руки на ее грудь и стал с силой сжимать их, я пощипывал ее соски, а когда она наклонялась надо мной то целовал, лизал и кусал их. Достичь оргазма на моем копье ей не составило большого труда и не заняло много времени. Когда ее настиг оргазм, она упала на меня. По ее телу пробегали волны судорог. Она тихонько постанывала, и шептала мне на ухо: — Да миленький, трахай свою бабулю как последнюю сучку. Я хочу быть твоей маленькой шлюшкой мой внучек. Засади свой конец поглубже в бабушкину мокрую пизду. Но я все еще не получил удовлетворения и поэтому перевернул ее на спину и с силой вогнал свой член в нее. Я гонял его в ее пещерке с силой и ожесточением. Несколько раз я ставил ее перед собой на колени и брал ее с сзади. Но ничего не помогало, я не мог кончить. Я так сильно устал что, после одного из ее оргазмов просто упал без сил рядом с ней. Бабушка склонилась надо мной и спросила: — Что случилось Илюша? Мне кажется ты еще не разу не кончил. У меня хватило сил только пробормотать: — Я не знаю почему я не могу кончить. — Как же так, мы столько протрахались, а ты еще не разу не спустил. Я хочу чтобы ты тоже получил удовольствие. Передохнув за время разговора пару минут я вдруг вспомнил, что еще одна ее дырочка осталась неиспользованной, а именно ее жаркая попка. Я тут же просунул руку между ее ляжек и добрался до бабушкиного девственного ануса, и предложил ей: — Давай в попку, может так мне удастся кончить? — Нет, что ты! Это очень же больно. И я никогда этим не занималась, — запротестовала бабушка. — Ну вот как раз есть повод начать. А чтобы тебе не было так больно я подготовлю твой анус к сношению. Упиралась она не долго, и в конце концов согласилась. А еще через пару минут на столике рядом с кроватью стояла большая банка вазелина, бабушка лежала высоко вверх задрав свои ножки, а я подложив ей под таз подушки вылизывал ей анус. Мой язык проделывал такие фокусы, что бабушка была вне себя от счастья. Он, то широкой волной пробегал по ее попке вверх и вниз, то свернувшись в колечко описывал круги вокруг сфинктера, то превратившись в маленькую пику пронзал ее прорываясь внутрь ее девственной попки. Ей впервые делали ануслинг и от необычности происходящего она кончала очень часто. — Ммммммм! Трахай языком свою похотливую бабулю в задницу, Илюшенька. Оооо! Как приятно когда твой язык проникает в мою попку. Ммоа! Почему же я раньше не лишила невинности спою горячую задницу? Ведь это так приятно. Аааааах! Да! Еще! Так! Ах как хорошо! Ты просто чудо! Вылизывал ее анус я довольно долго, и немного отдохнул. Так что к анальному сношению я переходил отдохнувшим и поднабравшимся сил. Бабушка встала на четвереньки и я приставил свой смазанный вазелином член к ее очку, уже предварительно смазанному. Я стал постепенно усиливать и ослаблять давление на ее сфинктер. К моему удивлению член довольно быстро проскочил внутрь ее не встретив особого сопротивления. Бабушкино очко пульсировало вокруг моего члена, и я немного подождал пока она не привыкнет. Постепенно я стал двигать членом, то почти полностью вынимая его, то вгоняя его по самые яйца, сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Сначала бабушка все таки испытывала некоторые неприятные ощущения, но по мене того росло ее возбуждение, она вошла в раж, и стала усиленно подмахивать мне задом. Мы несколько раз меняли позы при сношении. Я трахал ее лежа на боку, стоя позади нее, и много других Кода она кончала, а я лежал на ней спереди, я уже совсем отчаялся кончить, как вдруг я понял что сейчас взорвусь самым оглушительным оргазмом за всю свою предыдущую жизнь. Не успел я это подумать, как мой член стал извергать из себя потоки раскаленной спермы. Я быстро вытащил член из бабушкиной попки, и заливая ее живот, грудь и лицо волнами спермы поднес член к ее рту. Бабушка мгновенно сориентировалась и заглотила его на полную длину. Кончал я долго, наверное целую минуту, и все что из меня вышло отглотала моя ненасытная бабуля. Когда спермоизвержение наконец кончилось я обессиленный рухнул рядом с бабушкой и мы обнявшись моментально уснули. Утром проснулся я значительно позже чем обычно, на часы уже показывали половину двенадцатого утра, но бабушки рядом не было. Я лежал в бабушкиной постели пропахшей потом и нашими выделениями. Если бы не это, то я скорей всего решил бы, что ночное приключение, это всего лишь сон. Но к счастью это был не сон, и мы провели с бабушкой замечательное лето.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх