Без рубрики

Какая я дура

История, которая случилась со мной, могла произойти с кем угодно. Поэтому мне не нужны осуждения — какая я дура. Я и сама знаю, что я — дура. Но пишу я затем, что мне срочно нужен совет. Я не знаю, что мне теперь делать. Не знаю даже с чего начать рассказ. Мне уже 30 лет и я замужем. Мужа люблю, у нас растёт ребёнок. Активно занимаюсь спортом — латиноамериканские танцы, танец живота на восточный манер, бобибилдинг в тренажёрном зале. В итоге фигура такая, что я и в 30 лет выгляжу почти как 20-летняя, если бы не грудь 4 размера и зад на 100 см в окружности. Но вот моя внешность и губит меня. Не понимаю, что всем мужикам надо от меня, почему цепляются именно ко мне? Что вам — других женщин мало? По улице пройти невозможно, машины сигналят отовсюду, все прохожие мужчины задевают. В толпе всегда стараются пройти поближе а ещё лучше оказаться вплотную. Стоит оказаться где-то в баре, так сразу начинают клеиться к тебе. Почему все мужики считают, что раз пришла в ночной бар одна — значит проститутка, значит ищешь клиента? Откуда такая самоуверенность? Меня же кстати потом обвиняют, что я сама виновата. В чём я виновата? Только в том, что я красива и очень стыдлива. И ещё в том, что я дура. Сама не понимаю — как я дала тогда тому придурку мой номер телефона. И не где-нибудь, а в магазине прицепился. Девушка, — говорит, — можно за вами поухаживать? Можно, — говорю, — но тогда не только за мной, но и за моим ребёнком. Сейчас понимаю, что не стоило так отвечать. Я думала, он поймёт, что перед ним порядочная замужняя дама и отстанет. Не тут-то было. Он ответил, что никаких проблем. Куда бы я ни отошла, он всюду следовал за мной. И хоть бы чего из себя представлял, но в том-то и дело, что ничего особенного в нём не было. Я вышла — он идёт за мной. Я иду к моей машине, он преградил мне дорогу и стал просить телефон. Тут я совершила вторую ошибку — надо было дать ему вымышленный номер, назвать любые цифры, чтобы отстал. А я почему-то дала свой. А потом началось — он донимал меня звонками, можно сказать — терроризировал, требовал свиданий, нёс какую-то чепуху. Звонил и когда я была на работе и когда я дома, и когда на тренировке, и просто где-нибудь ещё по делам. Он просто не давал мне покоя. Попытки отвадить его не давали успеха. Наконец я сказала ему, что хорошо, мы встретимся, после тренировки, но только затем, чтобы поговорить и чтобы он за это оставил меня в покое. Я думала, что он будет ждать меня после занятий, но он оказывается, наблюдал за мной на тренировке. Он сказад, что я очень красива и хорошо танцую. Я всего лишь слабая женшина, много ли нам нужно, чтобы соблазнить нас? Немного лести — и мы растаем. Опытные подлецы-мужчины пользуются этим. Мне пришлось сесть в машину вместе с ним и повезти его к себе. Как назло мой муж только на днях уехал в Европу как раз по тому проекту, который давно лоббировал. Я надеялась, что напугаю нового поклонника и солгала ему, что муж дома. Он сказал, что только проводит меня до двери и поднялся вместе со мной. Мне ничего не оставалось, как впустить его. Не хватало ещё, чтобы он околачивался у моей двери. А потом соседи расскажут мужу и друг дружке такое, что век не отмоешься. Я пыталась ему объяснить, что я — не его поля ягода, что я замужем и меня моя жизнь вполне устраивает, мне не нужно любовников на стороне. Он отвечал, что я — прекрасна, что прекраснее меня он никогда никого не видел, что ему только бы любоваться мной, что он всего лишь хочет быть моим рабом и чтобы я была его богиней. Он назвал меня прекрасной богиней. Это была какая-то психологическая атака, невероятно мощнейший прессинг. Я даже подозревала, что это был гипноз. Я пыталась сопротивляться этому напору, но что могу сделать я, слабая женщина… Он не переставая говорил и говорил, слова его лились непрестанным водопадом, говорил как-то очень убедительно. Я просто не смогла отказать ему, когда этот психопат начал настаивать сделать его счастливейшим из смертных — станцевать для него стриптиз. Я согласилась при условии, что он сразу же после этого уйдёт. Мы договорились. Я включила музыку и стала танцевать, постепенно заводясь и заводясь. Я поймала себя на крамольной мысли, что мне нравится голодный блеск восхищённых глаз моего поклонника. Постепенно я разделась до купальника. Я танцевала и видела, как он чуть не сходит с ума, с трудом сдерживается, чтобы не накинуться на меня. То и дело он тянул ко мне руку — полапать меня, но к счастью я вовремя отстранялась. Музыка закончилась, но он требовал ешё и ешё. Мне приходилось продолжать. Наконец, я в изнеможении остановилась. Он подхватил меня на руки и бросил на кровать, сорвал с меня купальник и начал жадно целовать мне груди. Я чуть не задохнулась от неожиданности и возмущения. Он больно тискал мои груди, приговаривая, что я его прекрасная богиня. Я чуть не со слезами просила его отпустить меня. Я очень испугалась, мелькали разные истории о маньяках и изнасилованиях, убийствах. А вдруг этот — один из таких? Я так испугалась, что едва не лишилась чувств. Сердце моё так билось от этой мысли, что я уже готовидась умереть. Меня неожиданно осенило — где-то я слышала или читала, — нечто вроде советов как избежать худшего поворота событий при таком положении. Я сказала ему чтобы отпустил меня и я сама всё сделаю. Он послушался. Преодолевая невероятный стыд и чувствуя отвращение к себе самой, я опустилась перед ним на колени, расстегнула ему брюки и… мне пришлось взять в рот его возбуждённый член. Я впервые в жизни делала минет мужчине. Думала, что умру от позора. Я стояла совершенно голая перед незнакомым мужиком на коленях и сосала его половой член!!! Мне казалось, что я сойду с ума и лучше бы действительно мой рассудок помутился, чем помнить такое. Ненавижу себя за это! А этот подлец ещё и взял обеими руками мою голову и стал «помогать» мне, с силой насаживая меня ртом на свой пеннис. Я взглянула на его лицо — оно выражало тупое блаженство. Но мне было совсем не до блаженства. При этом он охал, вскрикивал и говорил, что я его богиня и что мне нужно поклоняться, что на меня надо молиться, что я — святая. Этим он окончательно сбил меня с толку. Долго так не могло продолжатья и он бурно кончил прямо мне в рот. Я чуть не поперхнулась, он же силой удержал меня за волосы, прижав меня лицом к своему паху и заставил проглотить всю его сперму. Преодолевая отвращение, я с трудом заставила себя подчиниться насилию. Потом мы оба несколько минут лежали рядом, отдыхали. Наконец, я заговорила. Я сказала, что он негодяй и насильник, что я не могу его видеть, он обесчестил меня — верную жену, чистую женщину, мать ребёнка, сделал меня проституткой. Он не согласился, стал говорить, что он настолько восхищается мной, что не смог удержаться от такого соблазна. Он сказал, что слияние со мной в сексе очищает его и он хочет быть лучше. Я очень удивилась его словам, даже не поверила. Он принялся доказывать, опять слова полились водопадом на мой мозг. Я испугалась, что сейчас я опять впаду от его слов в прострацию и всё повторится. Поэтому я поспешила сказать ему, чтобы убирался вон, иначе я вызову милицию. Это подействовало, он засобирался, пошёл к двери, напоследок звонко шлёпнул меня по голой заднице. При этом добавил, что, дескать, ещё познакомимся. Я сказала, что не намерена с ним знакомиться. Он ответил, что это было сказано не мне, а моей «пышной королевской заднице». Он ушёл, а я долго мучилась, мне хотелось — сама не знаю, чего. Никогда меня так не опускали. Никогда в самых страшных мыслях я не могла представить себе такого, чтоб вот так — даже не зная имени, не зная о нём ничего, всего во второй раз видя его, — и отдаться самым унизительным и постыдным образом. Меня терзало раскаяние! Особенно меня мучало то, что он даже сам не был никакой. Ни одна даже проститутка такому бы не отдалась. Ни красавец, ни ростом ни лицом, ни фигурой не хорош. Умом тоже не … блещет. Меня только настораживали его странные слова — ведь он твердил без умолку, что я прекрасна, что я — его богиня и он хочет молиться на меня. Что-то странное для простого искателя женщин. Неужели я настолько хороша, что свожу с ума мужчин???!!! Мужчины хотят видеть меня богиней и быть моими рабами… Такого наверное не с каждой женщиной бывает. Эта мысль как-то даже против моей воли стала щекотать мне самолюбие. Мне хотелось гордиться. И я бы гордилась, если бы не сам факт моей измены и моего полового унижения. Прошло наверное полторы недели. Мой так называемый «раб» опять позвонил. Я стала стыдить его, ведь он же обещал, что оставит меня в покое. Но он сказал, что непременно оставит, но только хочет увидеть меня, чтобы попросить прощения на коленях. Глупая, я поверила ему и разрешила подождать у подъезда. Но когда я пришла домой, у подъезда никто не ждал. Слава Богу — подумала я, — отстал. Но я ошибалась. Негодяй подождал, когда я зайду к себе и стал звонить в дверь. Пришлось открыть, чтобы он не растревожил весь подъезд. Он вошёл, да не один, а с каким-то мальчиком-подростком лет 14-ти и с ещё каким-то невзрачным мужиком. Я в гневе спросила — что им надо здесь сейчас в моём доме? Но они достали бутылки шампанского, коньяка, ещё чего-то, коробку конфет… мой старый знакомый объявил, что он пришёл всего-навсего проситьу меня прощения, а его сын и лучший друг зашли с ним, чтобы выразить мне своё восхищение мной-богиней, околдовавшей его. Я почувствовала, что сейчас растаю и разрешила им пройти, но ненадолго. Вся компания дружно заверила меня, что именно ненадолго. Мы устроились за столом, болтая о всяких пустяках. Они налили мне шампанского больше, чем себе. Шампанское тут же ударило мне в голову. Я сильно захмелела, но с другой стороны мне стало как-то легче, я почувствовала себя раскованнее. Только я боялась, чтобы мой поклонник не насплетничал дружку и особенно прыщавому подростку-сыну о том, как принудил меня к оральному сексу. Мы так болтали, угощались. Мы заспорили о винах-коньяках и невзрачный мужик сказал, что он знает такой рецепт коктейля, какого не найти ни в одном ресторане, но сам он может его приготовить прямо сейчас. Мне показалось странным, что такой невидный из себя мужлан может сто-то знать в столь тонких делах и я сказала ему об этом. Он сказал, что готов спорить на всё, что угодно. Я сделала очередную ошибку, согласившись на его условие. Я потребовала, чтобы если он лжёт насчёт коктейля, то они исполнят любое моё желание. Поупиравшись, мы договорились, что желание не должно быть фаетастическим, неисполнимым, типа — «подай мне луну с неба или выложи мне миллион долларов наличными». Я вышла на минуту и защла, когда меня позвали. «Коктейль» состоял из смеси шампанского, водки, пива и коньяка. Это был полный фужер. Чуть не силой они заставили меня выпить всё до дна. Потом стали шутить надо мной, какая я неловкая и боязливая. Я заспорила, что неправда, я не боязливее их. Мой поклонник спросил тогда — А слабо станцевать перед нами голой танец живота? Я несколько смутилась, я не ожидала такого вопроса. Они, уже не обращая на меня внимания, стали спорить между собой — слабо такой как я или нет станцевать им стриптиз. Меня задело такое отношение, а больше всего, что меня считают не способной на какой-либо яркий жест. Я сказала им, что сейчас докажу — кому из нас слабо. Не понимаю до сих пор, как я могла решиться на такое, что со мной произошло. Я включила музыку, разделась донага и стала танцевать перед ними. Кажется, я немного опьянела, потому что на меня нашло какое-то странное вдохновение и танцевала я очень хорошо. Я подходила к ним вплотную, касалась их лиц животом, наклонялась к ним грудью. Когда они хотели меня схватить, я ловко уворачивалась, и продолжала танец. Повернувшись попкой к моему поклоннику, я вращала бёдрами задевая его лицо. Он не выдержал и схватил меня за задницу. Я засмеялась, отстранилась от него и быстро перебежала к его сыну. Мальчишка смотрел на меня во все глаза. Даже был несколько смущён, наверное впервые видел так близко совсем обнажённую красивую женщину. Зато от моего смущения и следа не осталось. Под замечаниями старших, мальчик погладил одной рукой мне по обнажённому бедру, а другой провёл по моему голому животу — мне стало щекотно, я затрепетала, засмеялась и выскользнула из его объятий. Или алкоголь или сознание, что мной восхищаются, что-то раскрепостило меня. И я в упоении кружилась, пока не заметила, что меня сзади придерживает и ласкает мой поклонник. Я улыбнулась ему, думая, что он хочет со мной танцевать. Но он шаг за шагом приблизился к дивану и повалил меня грудью на спинку дивана. Только тут до меня дошло, что со мной хотят сделать. Я захотела вырваться, но он крепко держал меня сзади за талию, а его приятель — незнакомый мужик схватил спереди меня за руки и так держал, чтоб я не могла сопротивляться. Я просила их, что не надо, но они словно не слышали ничего. К моему ужасу руки моего «раба» скользнули с талии на мои бёдра. Я почувствовала, что он пытается меня изнасиловать в извращённом виде. Что я могла предпринять? Ничего, только плакала. Я надеялась, что у него ничего не выйдет, но он всё-таки сумел всадить мне в мою попу с такой силой, что я от боли едва не потеряла сознание. Ощущение такое, словно мне в зад заколачивают кол. Мне даже воздуха не хватало, я заорала как могла от жуткой боли и стыда, забила ногами. Он рванул мои волосы и я поняла, что мне не вырваться. Это негодяй терзал мой девственный задний проход, (до сих пор не знавший никакого секса), с таким остервенением, словно хотел его разорвать. Он даже вскрикивал сам от страсти. Я его возненавидела за это. Он причинял мне страшную боль, а сам наслаждался этим. Казалось, это будет длиться вечность. Я кричала не переставая, плакала, умоляла их отпустить меня, но они только смеялись, а подлец сзади сопел как животное. Мало того, мальчик достал фотоаппарат и стал фотографировать, видимо они заранее это обговорили. Наконец, мой «обожатель» кончил, я почувствовала, как горячая сперма обильно заполняет мою бедную задницу. Мой насильник ещё пару раз дёрнулся, ослаб, повалился на меня, пуская слюни мне на шею. Он был отвратителен. Мой задний проход, казалось, пылал нестерпимым огнём. Но мне было уже всё равно, я так и лежала, согнувшись поперёк спинки дивана, а негодяй лежал на мне сверху, тяжко вздыхая. Я уже не кричала, только всхлипывала, а эти подонки плоско шутили. Алкоголь похоже и на них оказал действие. Насильник похлопал по моей заднице и самодовольно сказал, что он выполнил своё обещание познакомиться с моей попой. Только тут я подняла голову и заметила, что из раскрытой двери комнаты на нас с удивлением и страхом смотрит ребёнок. Какой ужас! Ведь он всё видел! Мы все засуетились, стали морочить ему голову, придумывая всякий бред. Мужики тоже стали проявлять смекалку, не выдавая истинной картины, и я невольно почувствовала к ним благодарность за это. Нельзя травмировать детскую психику. Мы задарили ребёнка конфетами и внушили ему, что мама голая просто потому, что тут очень жарко. Наверное, дитя всё же что-то заподозрило, потому что спросил — а почему дяди тебе делали больно? Мы опять хором уговорила, что совсем не больно, это просто такая игра — называется «дяди поймали маму». Мой насильник сказал — не бойся, это такая игра, мы её поймали, немножко поиграем с ней и отпустим. И всё. Кое-как ребёнка удалось уговорить идти спать. Я больше всего боялась за него. Когда он заснул, я сама почти пьяная, потребовала категорически, чтобы эти гости убирались. Они ответили, что уйдут, но сначала я должна отдаться сыну моего насильника. Дескать, он уже большой и ему пора становиться мужчиной. Меня охватил ужас при мысли о том, что этот прыщавый недомерок овладеет мной. Я ответила, что никогда и на за что на свете. Чем такой позор, мне лучше умереть. Мужики схватили меня и повалили навзничь. Я не могла сопротивляться. С меня сорвали … халат, которым я едва успела прикрыться после того как меня изнасиловал мой «поклонник». Я опять осталась нагой и почувствовала себя совсем беспомощной, особенно когда увидела худосочную фигуру подростка. Он уже разделся и приближался ко мне с хищным видом. Я застонала и отчаянно попробовала вырваться, но два негодяя крепко держали меня. Один заложил мои руки над моей головой крест-накрест, а другой держал мои ноги, сев на мои колени. Насильники стали уговаривать меня, что мол, ничего тут особенного, ну трахнет меня пацан, что такого. И ещё они сказали, чтоб я не кричала, потому, что опять ребёнок проснётся. Подлецы, они шантажировали меня! Я тихонько плакала, тщетно стараясь прикрыть тело руками, но мои руки были схвачены над головой. Мальчик сам был смущён, он не знал как ему вести себя, это у него в первый раз. Мужики стали подбадривать его, советовать. Он натянуто улыбался. Я обратила внимание на его ещё небольшой член, возбуждённо стоявший, как палка — и мне стало нехорошо, противно. Я хотела съёжиться от стыда и ужаса, но меня растянули, словно таранку и я была совершенно беспомощна. Мужики наперебой подсказывали подростку, что делать, девали советы и подбадривали его. Мальчик взял мои ноги за лодыжки и немного развёл их в стороны. Я стала просить его не делать ЭТОГО… Он лёг на меня и стал неумело целовать мне грудь. Мне было ужасно стыдно и я запротестовала, но эти негодяи даже не обратили внимания. А мальчик после неловкой возни «вошёл» в меня между ног своим членом. Я вскрикнула, и тогда мужики велели ему «унять» меня, так как они его учили. Мальчик дал мне наотмашь несколько пощёчин… Этот маленький подлец ударил женщину!!! Ударил меня по лицу — несколько раз!!! Его учителя одобрительно загалдели что-то, я не слышала, мне казалось, что наступает конец света. Под их советами мой малолетний насильник задвигал тазом, примитивно и неловко. ОН МЕНЯ ТРАХАЛ!!! Я чувствовала себя грязной последней шлюхой. Советчики восклицали — давай-давай, мни её, тебе пора становиться мужчиной. А маленький подлец, трахал меня и улыбался — его лицо было почти вровень с моим и он наблюдал за моим поведением. Вот опять по совету этих учителей он подхватил мои ноги под бёдрами, закинул их коленями себе на плечи и опять лёг на меня сверху. Теперь он насиловал меня в такой позе, что я словно была сложена пополам. Дело в том, что я как назло терпеть не могу такой позы — она унизительна и к тому же мне так всегда очень больно. А мальчик к тому же разошёлся не на шутку и стал причинять мне такую боль, словно собирался проткнуть меня насквозь. Я со слезами умоляла отпустить меня. Он схватил мои груди руками и так сжал их, что я не выдержала и громко застонала. Но он заглушил мой стон поцелуем прямо в губы. Целоваться он тоже не умел, но наслаждение получил всё равно. А я чуть не задохнулась. Мужики похвалили его — молодец, раз баба кричит, значит ты настоящий мужчина. Мальчишка вспотел и стал кончать. Я почувствовала как его сперма наполнила мою внутренность и мне стало противно. Я сама себе стала противна и гадка. Было очень больно между ног. Маленький подлец изнасиловал взрослую женщину, изнасиловал так, что я «залетела». Но на этом не кончилось. Мальчишка слез с меня и тут третий мужик сказал, что он тоже хочет меня. Мне было уже всё равно. Он пробовал, но у него не получалось. Он разозлился, словно я была в этом виновата и сел мне на грудь со словами — ну, ладно, не хочешь так, тогда давай бери в рот. Я вертела головой, пытаясь отвернуться от его члена, но он так схватил меня за волосы, что стало нестерпимо больно и я открыла рот. Он вставил мне в рот пенис и… дальше даже не хочу рассказывать, что было. Он сказал, что если я не постараюсь, то он меня убьёт. К счастью он всё же возбудился и тоже кончил. И опять мне пришлось через силу глотать сперму. Мужик остался очень доволен. В «благодарность» он опять отвесил мне пару звонких пощёчин. Я залилась слезами от боли и унижения. Подонки стали говорить, что я дура и что должна быть им благодарна за то, что меня не кто-нибудь поимел, а они. Они сказали, что теперь я очищена. Правда не понятно — от чего такого они меня очистили? Я сказала им, что покончу с собой. Они отвечали, что я этого не сделаю, т. к. у меня ребёнок. После этого назвали меня проституткой и ушли вполне довольные собой. Я долго приходила в себя. Но самое плохое началось сейчас, спустя два месяца. Появились определённые признаки, врач сказал, что я беременна. УЗИ подтвердило. Я в бессильной ярости ждала, что мне опять позвонят и тогда я выскажу всё этим подлецам. Но никто не звонил, только прислали фото. На одной моё перекошенное от боли лицо и широко открытый искривлённый рот, когда я кричала, не помня себя. А на заднем плане мой «поклонник» «имеет» меня в задницу. Другие тоже не лучше — меня насилует подросток и пьяный негодяй трахает мой рот. Я с содроганием порвала фотки и выбросила. Скоро приезжает муж. Прошу всех — пожалуйста посоветуйте мне — что мне теперь делать? Как мне быть?! Я люблю мужа, он любит меня, у нас ребёнок. Что ребёнок скажет папе? И что скажу ему я? Что меня «отымел» 14-летний мальчишка-подросток, да так здорово, что сделал мне брюхо? Что я беременна от малолетнего подлеца, которого даже не знаю — ни как зовут, ни где искать, ни в лицо не помню? Что теперь он стал мужчиной? Что меня использовали как секс-игрушку, как шлюху? Я просто не знаю. Стоит ли мне родить втихаря и отказаться от дитя? Или делать срочную хирургическую операцию? Или пасть на колени перед мужем, солгать, что меня изнасиловали ночью где-нибудь на пустыре, за городом? Может тогда он простит? Я понимаю, что я дура, что я сама виновата, но мне нужны ваши советы.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх