Каникулы на юге

Поезд, наконец, остановился на вокзале Краснодара, мы взяли свои сумки и вышли на перрон. На перроне нас встречала сводная мамина сестра Вера Савилова. Это была женщина тридцати с небольшим лет. Было лето, и я с удовольствием отметил её стройные длинные ноги, затянутые в чёрные лосины или их какое-то подобие, длинную рубашку без рукавов и распущенные рыжие волосы до плеч. На лице озорная улыбка полных губ, на вздёрнутом носике россыпь веснушек, большие зелёные глаза смотрят на нас весело и хитро.Они с мамой расцеловались, обнялись, потом настала наша очередь. Моя сестра Наташка была чуть ниже её, полная противоположность, тихая, скромная, с чёрными густыми волосами и бледным личиком. Когда Вера обняла меня, я с удовольствием отметил, что её крепкая упругая грудь уткнулась в мою, отчего у меня схватило дыхание и я покраснел. Тут же я отметил, что Вера заметила моё замешательство и слегка улыбнулась.Вера жила одна, была в разводе, в просторном загородном домике в десяти километрах от цивилизации. Здесь было полным полно таких же небольших уютных домиков с садом, окружённые забором и густой зарослью цветов от посторонних глаз. Вера выделила нам две комнаты на втором этаже из трёх, в одной комнате должны были жить моя мама с Наташкой, а в другой я. Комната была светлой, удобно обставленная, с хорошим видом на лес и реку. — Ну, как устроился? — спросила меня Вера. — Хорошо, — ответил я, когда спустился вниз. — Хорошая комната.Потом нам подали обед, за ним мама с тёткой весело болтали, Наташка изредка вставляла несколько слов в диалог. Я тоже был немногословен, уткнувшись в свою тарелку. — А, кстати, тут есть отличный пляж, — сказала Вера, — тут неподалёку речка есть, чистая такая, как зеркало. Нужно будет сходить как-нибудь. — Ну, — сказала мама, — грязь там, наверное, зараза всякая. — Да нет, она чистая, там запрещена свалка мусора и активный отдых. Только те, кто живут тут имеют, как бы пропуск на эти пляжи. Но, они, вряд ли будут ходить на речушку, когда могут съездить куда-нибудь на Мальдивы.Делать было особенно нечего, я смотрел телевизор, читал журналы, газеты, маялся всякой ерундой. Девчонки ушли на рынок покупать себе купальники, бросив меня на произвол судьбы. Делать было нечего, поэтому я ушёл спать.Я проснулся вечером, отдохнувший и свежий. Девчонки уже вернулись, я сквозь сон слышал их возвращение. Внизу было тихо, я взял полотенце и отправился в душ. Пока я мылся, вспомнил то, как Вера уткнулась грудью в меня, отчего меня прошибло током, и член мгновенно возвестил о себе. Такой реальный и близкий контакт с симпатичной женщиной в расцвете сил казался мне не реальным. Выйдя из душа, я всё ещё продолжал думать о ней, но голод временно прервал мои мысли и я ушёл на кухню, которая была размером с наш зал у нас дома. Там я нашёл еду и остатки недавнего застолья: два бокала, две бутылки вина, с небольшим остатком, кожуру от лимона и обёртки конфет.В холле я увидел Веру, которая лежала ничком на диване, подогнув ноги под грудь, отчего подол её домашнего халата открыл начало её обольстительных бёдер. Заинтригованный, я отправился к этому прекрасному зрелищу, член мгновенно окреп в штанах. Я шёл тихо, стараясь не шуметь, подкрался к дивану. Основного света не было, но горели несколько настенных бра, создавая интимный полумрак в комнате. Я прекрасно видел её ножки, которые постепенно переходили в упругие ягодицы. Между двух соблазнительных полушарий проходила тонкая белая ткань кружевных трусиков, которые едва прикрывали её полные половые губки. У меня схватило дыхание от близости заветной женской дырочки, ведь одно дело видеть это на фото, другое дело видеть вблизи в реальности. Я не решался двинуться с места, боясь потревожить тётку. Но та крепко спала под воздействием винных паров и наверняка проспала бы ещё несколько часов в такой же позе. Превозмогая стыд и страх, подталкиваемый похотью и любопытством, я решился прикоснуться к Вериной ножке.Поверхность бедра оказалась тёплой и гладкой на ощупь, Вера даже не шевельнулась, я слегка погладил бедро и следил за реакцией тётки. Нулевая реакция и я осмелел. Рука поползла выше, касаясь края трусиков, лаская плотные мягкие губки сквозь тонкую ткань. Я погладил указательным пальцем вдоль трусиков по тому месту, где должна была её щёлочка. Вера опять не подала никакой реакции. Я хотел посмотреть на её губы вживую, хотел отогнуть в сторону трусики, но не тут-то было. Только я отодвигал в сторону, мешавшую мне полоску, как она возвращалась на место. Тогда я решил снять ненужную мне ткань. Я присел на диван, подложил руки под живот Веры, нащупал полоску трусиков на талии и стал их потихоньку стаскивать. Мне пришлось слегка приподнять её попку, чтобы трусики получили свободу. Наконец, трусики были сняты и отброшены в сторону. Передо мной в полной свободе оказались полные сочные половые губки взрослой женщины, отчего в штанах началась буря.Повинуясь лишь инстинктам и отвергая всякие слабые доводы моего разума, я вынул из штанов свой член, который донимал меня ещё днём и удивился его размерам. Он был куда больше чем обычно и это неудивительно, словно бы он почувствовал близость желанной дырочки. Я прилёг на диван к своей тётке со спины, благо диван был широкий и прикоснулся головкой к её губкам. Наверняка она уже не раз использовалась по назначению и войти в неё не составит труда, но я столкнулся с проблемой. Её щёлочка была совершенно сухой, отчего головка входила не больше, чем на пару миллиметров и я не получал столь желанных фантастических ощущений.Оставаясь на месте, я стал гладить её губки, осторожно лаская их, перекатывал в пальцах, чуть проталкивая палец вовнутрь. Через пару минут такой ласки я добился желаемого, губки стали постепенно набухать, кровь начала к ним прибывать всё быстрее, я стал ощущать слабую пульсацию стенок влагалища, мои пальцы постепенно стали намокать от её выделений. Я уже осмелел и перестал каждую секунду прислушиваться к дыханию и реакции своей тёти и старательно продолжал дело. Когда пальцы стали совсем мокрыми, я убрал пальцы от неё и приставил член к её щёлочке. Прикоснувшись к складкам её губ, постепенно продвигая её дальше. Но я никак не мог нащупать её дырочку, отчего член слепо тыкался по её губкам, проскальзывал в складки губок, соскальзывал к колечку её ануса, но только не туда, куда надо.Ото всех этих слепых движений, я стал ощущать сильную дрожь у себя внизу живота, меня прошибло электрическим током, и с глухим стоном я излился прямо на тётку, наверняка разбудив её. Вера зашевелилась во сне, что-то пробормотала, я затих и боялся пошевелиться, от страха я перестал дышать, а член всё вздрагивал и вздрагивал, изливая остатки спермы.Удовлетворённый не до конца, я не решился продолжить, а вытер все следы своего присутствия и отправился к себе, стараясь не разбудить и маму с сестрой.Утром мне казалось, что это всё был сон, но отсутствие трусов на мне и липкие пальцы напомнили мне, что всё это было в реальности и у меня была только одна мысль: узнал ли об этом кто-нибудь? Проснулась ли тогда тётка?Спустившись вниз, я увидел всю семью в полном составе за завтраком. Они поприветствовали меня, но ничего такого не было. Вера вроде бы ничего не сказала, не показала взглядом или улыбкой. Про себя я успокоился, наложил себе полную тарелку и с аппетитом поел. — Ну-с, что у нас по планам? — спросила тётя, когда мы поели. — Устроим экскурсию по городу? Пока тут прислуга будет работать, мы съездим с вами в парк, посмотрим музеи, покажу вам местные достопримечательности.Мы вернулись где-то в пять часов, уставшие, но довольные. Мы были в зоопарке, музее, посмотрели местные представления. Побывали на Театральной площади, посмотрели на Поющие фонтаны, сфотографировались на фоне Шуховской башни. Вечером мы смотрели телевизор, я сидел на кухне и ел арбуз,… уже довольно спелый и вкусный для этого времени года. На кухню зашла Вера и села передо мной за стол. — Ну, как, понравилось тебе? — Да, красивый город. Не то, что у нас. — Про город я знаю, я спрашиваю тебя про вчера. — Ответила Вера, прищурив глаза, не отрывая от меня взгляда.От этого я поперхнулся, уронил корку арбуза и уставился на тётку. — О чём ты? — Ну как же, вчера ты решил воспользоваться моим бессилием и овладеть мной. Но не получилось, слишком уж неопытен, да? — улыбнулась Вера. — Молодой мальчик хотел секса, но получил лишь крохи. Ну как тебе?Я не мог выговорить ни слова, тупо глядя на тётку, переваривая её слова. Она знает, что вчера было, что я с ней сделал, но не устроила мне скандала и разборок. Почему? И откуда она узнала? — Я точно помню, что вчера уснула с одетыми на себя трусиками, а проснувшись утром, обнаружила их снятыми на спинке дивана, а на своей попке я нашла следы спермы. Интересно, кто бы это мог быть? — Э-э, я не… — Что? Не хотел? — Вера расправила плечи и закинула ногу на ногу, оголив свою ногу чуть выше бедра. — Ну что же, как язык проглотил? — Я не знаю, как это получилось. — Так тебе понравилось, или нет? — нетерпеливо спросила Вера. — Ну… да. — Я опустил голову и покраснел. — Ну что же ты, мальчик мой. Не нужно стесняться и стыдится своих чувств. Я понимаю, ты увидел свою тётю в неадекватном состоянии и решил воспользоваться мной, при этом, никогда не имев женщину по-настоящему? — Ну… — А это ты видел? — Вера распахнула полу халатика, представив моему взору две полные сочные груди, туго обтянутые тонкой тканью топика. Вера отогнула ткань топика и вынула грудь наружу, представив её во всей своей красе. — Можешь потрогать, не стесняйся. Теперь уж ты можешь это делать с официального разрешения, так сказать.Я неуверенно и робко взял правой рукой её левую грудь и ощутил приятную тяжесть в руке. У неё были вытянутые коричневые соски с чуть бледными ореолами. От моих прикосновений и от пикантности обстановки её соски постепенно набухли и на глазах увеличивались в размерах. Мой член тоже отреагировал на это и натянул ткань моих шорт. — Пока хватит, — сказала Вера, убирая свою грудь и запахнув халатик. — Придёшь сегодня ко мне вечерком. ты ведь уже взрослый мальчик, восемнадцать лет, никак. — Она мне подмигнула и ушла в зал.Почти пять часов я нетерпеливо ожидал ночи, когда все заснут и можно будет отправиться к своей тётке. С одной стороны мне наверняка обещан долгожданный секс, но с другой стороны она моя тётка и это не правильно. Но тут же мой внутренний голос нашёл сильный аргументы — она не твоя родная тётя, она тебе не кровный родственник, да и почему бы не воспользоваться случаем, если уж на то пошло. На часах только десять тридцать, но за окном довольно светло, а мои родственники только легли спать.Перегорев от нетерпения, я заснул беспокойным сном. Но я проснулся сразу же, только наступила полночь. Я встал с кровати, выглянул в коридор. В душе лилась вода, значит, там кто-то был. Я подумал, что это может быть Вера, кому придёт в голову мыться ночью. Я подошёл к двери душа, пройдя метров пять по пушистому ковру, буквально утопая в нём и открыл её.В ванной сидела Наташка, совершенно голенькая, с намокшими волосами, которые налипли на её спину, плечи и грудь. Она закрыла глаза и была лицом ко мне. Сквозь толщу волос я увидел две её небольшие аккуратные сисьски с маленькими сосками. От увиденного зрелища я застыл с открытым ртом, не в силах оторваться от неё. Минуты через две Наташка вышла из воды, встала на пол и стала вытираться полотенцем. Я увидел её тонкие длинные ноги с белой кожей, упругую молодую попку и изящную спинку с мокрыми волосами. Вытирая голову, она вытянулась во весь рост, кажась ещё выше и стройнее. Удивительно, ей было уже почти семнадцать лет, но за эти семнадцать лет я не увидел у неё никакого парня или мальчика, с которым бы она гуляла.Вдруг меня кто-то хлопнул по спине и вытащил в коридор. Я узнал Веру, которая хитро улыбалась. — Подглядываешь за сёстрами? Какой ты нехороший!? Рассказать бы твоей мамке и отстегала бы она тебя. — Да нет, не нужно. Я думал, там ты… — Ох! Ну ладно, идём герой любовник, — она отвела меня в свою комнату.Комната была большой, с такой же большой двуспальной кроватью. Вера села на кровать, стянула с себя всю одежду и встала передо мной, демонстрируя своё изящное, отлично сохранившееся тело. Я шагнул было к ней, но она отстранилась, покачивая пальчиком. — Нужно тебя обучить, мой мальчик. — Обучить чему? — Ну а что ты умеешь? Что ты знаешь о женском теле, как они кончают, что кричат, о чём думают. Сколько ты можешь не кончать? Минуты три-четыре? Был у меня любовник в Англии, такой страстный! — она мечтательно закатила глаза, — такой мощный и сильный. Почти четыре часа мы занимались с ним диким сексом, кончая и кончая раз за разом, становясь всё страстнее и страстнее! Это была лучшая ночь в моей жизни, такого я больше никогда не испытывала!Я сел на кровать и смотрел на Веру. — Чего же ты хочешь от меня? Чего? — спросил я её. — Я тебя научу. Иди сюда, — она протянула ко мне руки. — Иди сюда.Я встал перед ней, она слезла с кровати, встала на колени и извлекла мой уже порядком возбуждённый член, лаская свободной рукой яички, а языком облизывая головку. Мне было жутко приятно, я застонал, сжав кулаки, полностью отдаваясь её ласке. Она умело брала в рот головку, лаская языком внутри и губками снаружи. Мне нетерпелось войти в неё поглубже, но Вера не позволяла мне этого сделать. Вместо этого она вынула член изо рта и стала надрачивать его рукой. — Ты должен быть терпеливей. Будь сильнее и сдерживайся. — Сказала мне Вера.Вера взяла член в рот поглубже, язык вращался по головке, как заведённый, рука теребила яички всё быстрее и быстрее, приведя меня в экстаз. Вера полностью отдалась своему делу и, закрыв глаза, причмокивала губами, вбирая в себя половину моего члена, рукой удерживая его на таком расстоянии, не давая мне продвинуться дальше. Неожиданно Вера оторвалась от моего члена в самый ответственный момент, когда я уже был готов кончить, и откинулась на кровать. — Давай-ка теперь и ты помоги мне, — Вера легла на спину, расставив в стороны ноги. Я увидел её раскрытые створки влагалища, намокшие от усилий, едва прикрывая заветную дырочку от моих глаз. Венерин холм был гладко выбрит, отчего её киска казалась невинной и девственной. Но это было обманчивое впечатление.Я, видимо, не так понял тётку, когда я лёг на неё и придвинул член к её щёлочке, она сжала ноги и столкнула меня с себя. — Рано тебе ещё, ты, давай, сначала поласкай меня, а там посмотрим.Тогда я встал на колени перед её раскинутыми ногами и придвинул своё лицо к её киске. От неё пахло приятным специфическим запахом и лёгким ароматом геля для душа. Сначала языком я провёл от дырочки по складкам и до клитора, собрав в себя соки своей тётки. Вкус их был приятным, слегка солоноватым. Вера что-то простонала сверху, двигая ногами. Языком я вновь провёл сверху вниз, только чуть быстрее и слегка проталкивая язык сквозь складки губок. Затем я провёл языком сверху вниз, постепенно наращивая темп и чередуя последовательность движения языком. Я стал замечать со временем, как набух и выделился сквозь складки губ тёткин клитор, размером с горошину, который вздрагивал каждый раз, когда я касался языком её щёлки. Из тётки обильно выделялась смазка, стекая по поверхности бёдер, попадая на моё лицо…. Вера уже не контролировала себя, начиная сдавленно стонать и сжимать руками простыни. Тогда я решил воспользоваться моментом и запрыгнул на тётку, введя головку в дырочку лишь наполовину и, не успев насладиться ощущениями, получил резкий толчком руками и оказался на полу. — Ты… не наглей… а… то вообще не… дам. Продолжай… — тётка глубоко вздохнула, — ртом… потом и до этого… дойдём.Я вновь был неудовлетворён, член буквально рвало от ноющей приятной боли, мне хотелось сжать его в кулак, но я знал, что если так сделаю, то кончу и не получу свою порцию. Я приник губами к тётке и старательно принялся работать там языком, вызвав бурю эмоций у неё, очень уж бурно она стонала, стараясь сдерживать стоны. Наконец, когда наступил тот момент, тётка вдруг задрожала всем телом, выгнулась спиной, прикусила ртом подушку и обильно кончила, закрыв глаза. В этот момент она казалась мне ещё красивей, чем прежде: раскрасневшиеся щёки и уши, спутанные локоны прикрывали глаза, нос сморщен, губы сложились в протяжном невыразимом стоне.Через минуту тетка, наконец, успокоилась и пришла в себя, поправил волосы на голове, придав им какой-то объём. Я лёг на кровать, на спину, свесив ноги на пол, тётя устроилась внизу, как когда-то я и стала доставлять мне удовольствие. Делала она это медленно и профессионально, сначала облизывая языком головку, потом чуть погружая член в рот, затем вновь выпуская его наружу, облизывая языком. Долго бы такое я не выдержал, поэтому попросил тётку закончить по быстрее. — Подожди. Тебе понравится такое, я обещаю. — Сказала мне Вера, но в этот момент я был согласен на любое действие с её стороны, лишь бы она продолжала. Постепенно Вера погружала член глубже, сначала основательно обсасывать ту часть, которую она брала в рот губками, которые были мягкими и скользкими. Каждый раз, когда я был готов кончить, тётка вдруг прерывала все свои движения, пережидала несколько секунд, затем вновь погружала в себя мой член. Так продолжалось ещё несколько раз, но затем тётка вдруг вобрала большую часть моего члена в рот, плотно обхватив его губками, плотно прижав головку к небу и лаская кончик языком. В этот момент из меня с огромным наслаждения вырвалась сперма, член вздрагивал как заведённый, выбрасывая всё новую и новую порцию спермы. Вера вытащила изо рта мокрый, опадающий член и встала с колен, вытирая уголки рта. — А у тебя ничего… на вкус, — сказала Вера.Я ничего не мог ответить, лежал на диване, ошарашенный и опустошенный. Случилось то, чего я желал, но какой же ценой? С собственной тёткой?! Но с другой стороны, это мне понравилось, мы ведь не кровные родственники и эта связь не будет иметь далеко идущих последствий, типа беременность, или риска подхватить какую заразу. — Ну, давай, шуруй к себе и ни слова, — попрощалась со мной Вера, вытирая влажными салфетками своё лицо. Я молча собрал свою одежду и вышел из тёткиной комнаты, на цыпочках добрался до своей комнаты по тёмному мрачному коридору и увалился, как подкошенный, на свою кровать.Следующее утро выдалось особенно жарким и светлым. Сегодня Вера решила показать нам ещё несколько мест. Мы уехали в десять утра, а вернулись в три часа, побывав в мечети, посмотрели на молитвы, потом обедали в закусочной, были на площади, гуляли по мосту и ещё много чего делали, я уж не помнил. Всё это время Вера вела себя так, словно бы ничего и не было. Не понимаю, как можно так себя вести, отличная актриса она, такая невозмутимая и притворщица. И с этого же момента я стал смотреть на свою сестру по-другому, уже как на объект своих желаний.Раньше я не обращал внимания на сестру в плане женственности, но сейчас посмотрел на неё другими глазами. Ростом она ниже меня, но для девушек этот рост был вполне нормальным. У неё были густые чёрные волосы, которые она любила заплетать в две небольшие косички, которые постепенно утончались к кончику, придавая ей невинный и в тоже время какой-то развратный вид (по крайней мере мне так казалось). Хоть кожа и была бледной, но большие чёрные глаза красиво контрастировали с её бледностью, как и ярко-красные губы, которые она не любила красить. Довершали картину маленький носик и дерзкий заострённый подбородок. Её нельзя было назвать красавицей, но она была вполне симпатичной и очаровательной.Сегодня вечером Вера обещала мне дать ещё несколько уроков, а уроками ли они были вообще. По мне, так мы просто трахались и всё. Но как бы то ни было, я не мог дождаться вечера и, наконец, около полуночи вновь направился к своей тётке в комнату. Вера уже ждала меня. Мы не сказали ни слова друг другу, Вера поскорее стянула с меня одежду, разделась сама и уже взяла член в рот, страстно посасывая его. Я полностью отдался её ласке, сев на диван, устроив голову тёти между ног. На этот раз член проникал куда глубже в рот, Вера старательно облизывала головку языком, помогая себе щёкой и нёбом. Мне было жутко приятно, я прикрыл глаза и постанывал от наслаждения. Левой рукой тётка ласкала мои яички, перекатывала их в руке, а правой она иногда дрочила мне член, отрываясь от члена ртом. Словно чувствуя мои ощущения, Вера вдруг неожиданно глубоко насадила свой рот на мой член, головка прошла внутреннюю преграду из гортани, вызвав у меня новую бурю эмоций. Неожиданно я кончил, бурно изливаясь в горло тётки, покорно проглатывая юношескую сперму. С негромким хлюпающим звуком член вышел обратно, прямо на глазах уменьшаясь в размерах. Вера отдышалась, а потом вновь брала член в рот, старательно обсасывая его от остатков спермы. Наконец, когда член совсем уменьшился в размерах и свободно помещался во рту у тётки, Вера вынула его изо рта и легла на кровать. — Было здорово! — сказал я Вере, укладываясь рядом. — Я знаю, тебе бы это понравилось. — Ответила тётка. — Ну, теперь твоя очередь. — Вера раздвинула ноги, как бы приглашая меня к своей уже порядком намокшей киске.Минут пять я старательно обходился с её киской, вызвав у той сильный оргазм. Я хотел было уже отойти от неё, но Вера попросила меня остаться и продолжать своё дело. Пока я занимался ей, Вера помогала мне своей рукой, а мой член снова набрался сил. За несколько минут я уже несколько раз вызвал оргазм у Веры, каждый раз она сильно вздрагивала и вздыхала. — О, я вижу, ты уже готов? — спросила меня Вера. — Да, давай ещё раз, — я придвинул её лицо к члену, но Вера отстранилась от меня и сказала: — Знаешь, я ещё не трахалась ни с кем в попку. — Она вопросительно изогнула бровь, — говорят, это просто здорово и необычно. Хочешь попробовать?Мне было всё равно, у меня были весьма скудные познания в этих делах, так что всё равно. — Ну давай, только вот как? — спросил я её. — А вот как, — Вера соскочила с кровати, подошла к своему комоду, на котором было полно тюбиков и кремов, открыла один из ящичков и вытащила небольшую баночку с чем-то. — Что это? — Специальная смазка, с ней будет проще и не больно, — Вера встала на четвереньки, на кровати, широко раздвинув ноги, став в такой откровенной позе, что меня буквально передёрнуло от такого зрелища. Тёмные мягкие губки раскрыты в возбуждении, маленькое розовое колечко ануса, такое маленькое и невинное, что мне показалась невозможной мысль о том, что туда вонзится член. — Ну-ка, подсоби мне. — Она дала мне баночку с мазью.Я обмакнул пальцы в вязкий мягкий крем прозрачного цвета и потом аккуратно обмазал колечко ануса этим кремом, проталкивая большое количество крема внутрь для пущего эффекта. Для надёжности я обмазал свою головку и ствол, чтобы было легче проникнуть. — Ну, поехали, — сказала тётка.Сначала я разработал дырочку для своего члена пальцем, введя указательный палец в неё. Вошла только первая … фаланга, но задел был дан. Делая кругообразные движения пальцем, я протолкнул его почти на половину, расширив её дырочку. Вера слабо вскрикнула, от боли или от наслаждения, я не понял. Я вынул палец и засунул его вновь, на этот раз чуть глубже, стенки кишечника плотно охватывали мой палец, проталкивая крем всё глубже и глубже. Потом я просунул второй палец, вызвав миг боли у Веры. Она шикнула на меня и попросила быть поосторожней. Я вынул два пальца и засуну их одновременно, они вошли на половину и снова вытащил их. Я повторил данную процедуру несколько раз и понял, что всё готово тогда, когда пальцы более-менее свободно помещались в попке.Настала очередь моего члена. Я аккуратно приставил головку к расширенно дырочке и протолкнул её вовнутрь. Головка погрузилась неохотно, с трудом, но сильное трение о стенки мне понравилось. Вера сжалась от боли, что-то пробормотала, но попку не убрала. Я положил руки на её бёдра и протолкнул член глубже, раздвигая плотно обступившие меня стенки кишечника. Так как это был первый раз у Веры, то член двигался в ней с трудом, но всё же уменьшал боль. Мне было приятно ощущать плотные объятия стенок, но всё же чего-то не хватало. Член входил уже чуть больше половины и уверенно продвигался вглубь. Больше всего мне нравилось вынимать член наружу, ведь особенно плотно стенки сжимали головку у основания, так что мне приходилось каждый раз вынимать член полностью и вновь вводить его вновь.Оргазм наступил как-то неожиданно и скоро, я наблюдал за движениями и стонами тётки, которая подмахивала мне задом и водила своими длинными нервными пальчиками у себя по киске. Неожиданно меня буквально согнуло от нахлынувшего наслаждения, я прижался животом к Вериной спинке, схватил руками её упругие грудки и кончил прямо в неё. Меня всего трясло, сердце учащённо билось и перед глазами поплыли круги. Уставший и вспотевший, но довольный, я слез с тёти и увалился рядом с ней на кровати. — Фух! Это, однако, не так уж и приятно, — сказала Вера. — Может из-за того, что в первый раз? — Наверное, — ответил я. — Сильно больно? — Не очень, но был неприятный такой дискомфорт. Не знаю, будет ли у тебя второй шанс… — Так давай мы попробуем в другую… — Нет-нет, маленький хитрец, ни в какую другую мы не будем. — Она пригрозила мне пальцем. — Рано ещё.Я решительно ничего не понимал. Она отсосала у меня, дала в попку, но дать в самую главную женскую дырочку не хочет. Хорошего понемногу что ли? — Ладно, давай беги, вымойся, только тихо. — Наказала мне тётя. — Я после тебя.В душе я наскоро вымылся, благо смазка хорошо смывалась, а потом юркнул в свою комнату никем не замеченный. Уже засыпая, я услышал шум включаемой воды, значит, тётя Вера пошла смывать следы наших утех.Утром тётя объявила, что ведёт нас эту речку. Наташка с мамой отправились мерить купальники, и мы остались с тёткой вдвоём. — Ну что, Вадик, хорошо ты вчера постарался. — В смысле? — Теперь у меня вся задница болит. Там покраснело всё так. — Вера сморщила болезненную гримасу. — Это, видимо, в первый раз так всегда. — О, спасибо, что просветил. — Она раскинула руки. — Сегодня пока ничего не будет. И возражения не принимаются, — она отвергла всякие с моей стороны аргументы против этого заявления.Расстроенный я отправился наверх, чтобы собрать вещи. Видимо, сильно задумался, так как ошибся дверью и зашёл в комнату женщин. Там была одна Наташка, которая, стоя у огромного зеркала в человеческий рост ко мне спиной, внимательно разглядывала своё тело. Нейлоновые чёрные купальные трусики были чуть приспущены, открывая мне свои тайны. Я увидел лишь чёрный пушок и начало губок, больше ничего. Две свои небольшие грудки Наташка держала в руках, словно бы взвешивая их. Оторопев от увиденного, я остался стоять в проёме двери, не отрывая взгляда от неё. Наташка, видимо, ощутив на себе чей-то пристальный взгляд, резко развернулась и широко раскрыла глаза от удивления, увидев меня.Я резко дёрнул дверь и закрыл её, буркнув что-то вместо извинений. Стыда я не ощущал, было только немного странно и необычно видеть сестру голой. От увиденного, мой член, как всегда, встал и натянул шорты. Маловаты они мне стали, или член так вырос за год, но надо бы их сменить, а то кто ещё увидит меня в таком виде.Последующие два дня всё текло по старому, вот только я лишился тёткиных уроков, так сказать. Как я не упрашивал её, она твёрдо стояла на своём и не давала мне никаких поблажек. Снимать напряжение самому, как в старые добрые времена, мне не хотелось, особенно после контактов со своей тётей. Два дня я проводил время в пустую, не находя, чем же мне заняться.В один из вечеров Вера дала мне ясный знак, что мы можем продолжить наши утехи. Я решил не показать своей радости, решив в душе отомстить ей за эти два дня, которые я промучился в ожидании этого дня. Я с трудом дождался вечера, как обычно прошёл по тёмному коридору в комнату тётки и услышал её голос: — Ну, ты соскучился по мне? — Ещё бы. — Давай быстрее раздевайся, — Верин голос был нетерпеливым, значит, ей тоже с трудом удалось дождаться этого момента.Вера взяла в руки мой мясистый орган, который постепенно увеличивался в размерах и взяла его в свой глубокий податливый рот. Было приятно ощущать, как член постепенно увеличивается у неё во рту, мягко обволакивая головку со всех сторон. Голова ритмично поднималась и опускалась вверх-вниз, каждый раз проталкивая член глубже. Хоть мне и было приятно, этого мне показалось мало. Я вынул член изо рта, под недоуменным взглядом тётки, опрокинул её на спину и залез верхом на неё. — Что ты… я не хочу… — начала Вера, но я её грубовато прервал: — Я хочу, — сказал, как отрезал.Я навис над ней, приставил член к её грудкам и просунул свой член в ложбинку между грудей. Член был обильно смазан тёткиной слюной, поэтому член хорошо проник у узкую мягкую щелку и вылез с другой стороны, около её рта. Было очень необычно и приятно трахать женщину в её грудь. Вера, чтобы помочь мне, приподняла свою головку, вынула язычок и головка стала мягко ударяться об это препятствие, добавляя шика в это совокупление. Временами я отрывался от её сисек и вставлял член в её рот, чтобы как бы смазать и вновь вставлял член между её холмиков, крепко прижимая их к члену с двух сторон.Вера стала помогать самой себе своей ручкой, я ощущал задницей, как Вера водит своей рукой около своей киски. Она закатила глаза и тяжело дышала от удовольствия. Перед самым оргазмом член резко задрожал, по спине у меня побежали мурашки и с неконтролируемым стоном, я бурно излился прямо в её рот несколькими тугими струями. Сперма забрызгала ей рот, попала на шею, нос, немного досталось и шее. Со вздохом удовлетворения, я встал с тётки и приставил член к её лицу, чтобы она старательно очистила его. Вера держала его во рту несколько минут, пока он не опал и не превратился в маленькую юношескую сосиску. — Ну ты дал, — сказала мне Вера. — Я чуть не кончила. — Знаю, я почти озверел за эти дни. — Ответил я. — И, кажется, готов ещё к большему. — Я знаю… а теперь помоги мне.В этот вечера Вера несколько раз успела кончить. Мне было приятно стоять и наблюдать за ней, как она стонет в беспамятстве от наслаждения, как покраснело её лицо и шея, как увлажняется её киска и момент оргазма, и как сильно набухал и вздрагивал клитор. Как бы хорошо ей не было, Вера так и не дала мне войти в неё, ни туда, ни туда, только в рот, но этого мне уже казалось мало.Я вышел где-то в половине второго, у меня немного болела поясница от долгого нахождения в неудобной позе. Я крался по тёмному … коридору и вдруг наступил в маленькое пятнышко на мягком ковре. Пятнышко было небольшим, какая-то жидкость, но не вода, какая-то склизкая и вязкая жидкость, совсем как женская смазка. Мне это совсем не понравилось, я определил, что пятно было около дверей девчонок. Где были мама и сестра. Но кто из них?Утром я встал с плохим настроением. Кто-то узнал про нас тёткой и теперь это уже не тайна. Но кто? Мама сразу бы обнаружила себя, она бы не могла наблюдать за этим. Значит, остаётся Наташка. Я спустился вниз и обнаружил тётку за столом. Я подкрался к ней и рассказал о своей находке и догадке. — Хм, Катька однозначно нет. Наташка… — протянула Вера. — Прикольно получается. — Что именно? — Сестра наблюдает за братом, который трахается со своей тёткой. Анекдот века! — Ну что теперь делать? — Ничего не делать. Только ждать…Наташка дала знать о себе только под вечер. Мама с тёткой были на веранде, смотрел телевизор на диване. Наташка подкралась незаметно и напугала меня стремительным броском на диван. Я даже вздрогнул. — Ну что, как дела, плохой мальчик? — спросила меня Наташка. — О чём ты? — я решил играть дурачка. Признаваться в содеянном было стыдно. — Я видела вас вчера с тётей Верой, всё видела. М-да, я не ожидала от тебя такого, — она притворно укоризненно покачала головой. — Как же нехорошо получилось. — Стой-ка, я вчера обнаружил на полу пятнышко… интересно, что это было за пятно? — спросил я ехидно. Надо было видеть Наташку, как побледнело вначале и покраснело в дальнейшем её лицо. Она испуганно отпрянула от меня и плотно сжала губы, как бы защищаясь от моих нападок. — Что это было? — теперь я чувствовал себя хозяином положения. — Ты мастурбировала, глядя на нас? А? Ну и как, понравилось тебе? — Да… — неожиданно тихо и жалобно протянула Наташка.Я был немало удивлён от таких слов и поэтому растерялся. — Знаешь, я до сих пор девственница, мои многие подруги давно уже были с парнями, но я одна нет. — Призналась она. — И что хорошего в школе уже заниматься… сексом? — Да ничего… они трахались в подворотнях, подъездах, попьяни. Я же хочу чего-то большего и на трезвую голову, и с тем, кому могу доверять. — Наташка пристально посмотрела на меня. — Что ты думаешь об этом? — Это, конечно, хорошо, что ты хочешь не так, как они, но я чем могу тебе помочь? — А ты разве не понял? Дурак ты… — Стой, но мы же брат с сестрой и это… это… неправильно! — А правильно трахаться со своей тёткой? Это ведь будет не по-настоящему, просто ради удовольствия! Никаких последствий! Ничего такого, я ведь не извращенка.Перспектива быть со своей родной сестрой не очень обрадовала меня, но перспектива, наконец, официально потерять девственность радовала меня, плюс быть первым у «целки». М-да, не знаю, что и делать. — Слушай, нам нужно остаться вдвоём! Нужно будет куда-нибудь сплавить мамку, чтобы она не спалила нас. Сегодня не получится, так что придётся поговорить с тёткой. Как тебе? — Ну ладно… — Вот и отлично. Ты займи чем-нибудь маму, а я поговорю с тёткой. — Ну, всё-таки я немного сомневаюсь, стоит ли говорить об этом Вере? — Нам нужна будет свобода и достаточно времени, чтобы исполнить задуманное. Без помощи Веры нам не удастся ничего. Хорошо? — Ладно, — Наташка встала с дивана. — Попробую. — Ну, вот и хорошо.Через несколько минут ко мне подошла тётка и уселась рядом на диван. Я повернулся к ней, чтобы поговорить, но она опередила меня: — Чего вы это задумали? — Откуда ты узнала? — Я видела мельком, как вы заговорщически переговаривались с Наташкой, прямо как две девочки-сплетницы. Да и она тут же увела Катьку у меня из под носа. Так вот что вы задумали? — Ну, в общем… — я не знал с чего начать. — Наташка, как бы, хочет лишиться невинности и… — А, ну всё тогда понятно. Вы хотите немного пошалить, а меня хотите попросить сплавить вашу мать куда-нибудь подальше, так? — Ну да. — А вы дерзкие ребятки. Так быстро всё уже придумали и рассчитали. Вам то всего лет. — Ладно, что уж. Мне то уже можно, у ней тоже возраст согласия подходит. — Тебе ж восемнадцать будет? Ей-то шестнадцать уже есть, правильно? — Вообще то ей уже семнадцать есть. Так что… ? — Ладно уж, проказники, уведу я вашу мать. Только вот что — на моей кровати не сметь. И смотрите мне, чтобы никаких неожиданностей типа беременности или чего ещё. Понятно? — Разумеется. — Тогда сегодня у нас ничего не будет. Тебе нужно будет набраться сил перед встречей со своей сестрой.Утром мама с Верой ушли по магазинам, и прогуляться по площади. Мы с Наташкой сослались на недомогание и потому остались дома одни. Вера дала отпуск своей прислуге и дом оказался в полном нашем распоряжении. Мы не стали терять времени даром. Наташка нашла где-то бутылку шампанского, коробку конфет и распили её на двоих. Мы примостились на диванчике, сидели друг напротив друга, весело болтали и смеялись, словно бы были не брат с сестрой, а хорошие друзья. Наконец, Наташка охмелела настолько, что её глазки загорелись и показали мне, что она готова. Я поставил бокал шампанского, доел плитку шоколада и подошёл к Наташке.Её била мелкая дрожь возбуждения и любопытства. На правах более опытного в таких делах, я обнял Наташку за плечи, поцеловал её в щёку, опустился на шею и вот тогда Наташка проявила инициативу. Наташка распустила свои длинные волосы и сняла с себя маленький пестрый топик, оставшись с голым верхом. Я погладил её по груди, пощупал соски и, взяв левую грудь в рот, страстно пососал сосок, языком ощущая, как сосок приятно наливается кровью и увеличивается в размерах. Наташка гладила меня по голове, что-то бормоча, я же не отрывался от её груди. У неё была небольшая, но упругая и приятная на ощупь грудь, которую было приятно держать во рту. Насытившись левой грудью, перешёл к правой. Я не торопилс<

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх