Кино

Мы познакомились в интернете. Долго общались по аське. Он долго уговаривал меня встретиться. Наконец, у меня выдался свободный день, и я согласилась сходить с ним в кино. Его звали Алексей. Когда я подъехала к кинотеатру, то увидела на условленном месте одиноко стоящую фигуру. Он был почти одного роста со мной. Когда я подошла к нему, он сразу же узнал меня. Я ждала, что он поцелует меня, но он просто стоял и хлопал глазами, разглядывая мое тело. Я нравлюсь мужчинам, мои крепкие груди, плоский животик, узкие бедра и длинные ножки не оставляют спокойным никого. Но такую реакцию я наблюдала впервые. Он осыпал меня комплиментами и, одновременно, даже не делал попыток прикоснуться ко мне. До сеанса было еще полчаса, и мы зашли в бар. Мы сидели, пили пиво, разговаривали. — Я должен тебе в чем-то признаться. — сказал он. — В чем? — У меня еще ни разу не было ничего с девушками. Я даже не знала, что мне ответить. Это его признание на самом деле было для меня полной неожиданностью. Я и не подозревала, что сидящий передо мною мужчина на самом деле мальчик. Я попыталась расспросить, как получилось, что он к двадцати шести годам ни разу не занимался сексом. Но он дал пару невнятных ответов и перевел тему беседы. Прозвенел звонок, призывающий всех занять свои места в зале. Мы нашли свои места на заднем ряду. Погас свет, начался фильм. Я все ждала, когда Леша начнет приставать ко мне. Но, судя по всему, он на самом деле пришел в кино с желанием посмотреть фильм. У меня же были совсем другие планы на этот вечер. Я весь день подбирала подходящую для этого дня одежду. На мне было коротенькое легкое платье с открытой спиной, которое с трудом прикрывало резинки чулков, прикрепленные к поясу изящными заколочками. На мне не было трусиков. От волнения соски на моих грудях набухли и проступали сквозь тонкую ткань платья. Он сидел и не обращал на все это никакого внимания. Я решила действовать. Взяв его руку, я начала ее нежно поглаживать. Он опять никак не реагировал. Меня это начинало злить. Я положила голову ему на плечо. — Мы так и будем сидеть, и смотреть на экран, может, ты обратишь на меня внимание? — Тебе не нравится кино? Я уже была готова ударить его. — Да, сказала я сдержанно. — А что ты предлагаешь? — Может, ты все-таки обратишь на меня внимание? — повторила я. — Это как? Хорошо, что было темно и он не видел моего лица. Наверное, стоило уйти. — Поцелуй меня для начала. — сказала я. После почти минутного замешательства, он чмокнул меня в губы. — Нет, не так. И я сама начала целовать его. У меня сложилось такое впечатление, что этот недотепа не только ни разу не спал с женщиной, а еще и не целовался. Несколько минут практики, и его язык уже освоился в моем ротике. Он начал жадно хватать мои губы. Но его руки продолжали лежать на своих местах. Я уже смирилась с ролью учительницы. Взяла его руку и положила себе на грудь. Когда он дотронулся до меня, я даже почувствовала, как он вздрогнул всем телом, как будто по нему прошел ток. Судя по всему, он видел в фильмах как надо обращаться с женской грудью, потому что его рука хоть и не очень умело, но начала двигаться в правильном направлении. Он начал мять мою грудь сквозь ткань. Нащупал сосок и начал нежно его поглаживать. Я почувствовала, как его рука легла мне на колено. Наконец-то он начал проявлять хоть какую-то инициативу. Его рука нащупала резинку чулков и остановилась. Она спустилась опять к колену. Так он повторил несколько раз, каждый раз, останавливаясь на полпути. Я взяла его руку и положила себе на киску. Он тут же раздвинул мои губки и резко ввел палец в меня. Несмотря на то, что я уже была немного возбуждена, и моя киска начала увлажнятся, мне было так больно, что я даже не смогла сдержать крика. Он тут же убрал руку. — Я сделал тебе больно? — заикаясь, спросил он. — Да, будь нежнее. Его рука опять пробралась мне между ног и начала изучать меня. Я руководила его движениями, показывала как мне приятней. Он чувствовал, как сильно увлажнилась моя киска. Он сел передо мной, развел мои ножки и начал ласкать меня языком. Было очень приятно. — Войди в меня. — попросила я. Он продолжал ласкать меня. Я еще раз попросила его. Он не слушал меня. Тогда я отодвинулась от него. Он приподнял голову. — Возьми меня, я хочу тебя. — Но здесь же столько людей: — Ты не хочешь? Он начал быстро расстегивать брюки. Я почти легла в кресле. Он освободился от брюк. Его член начал пробираться в мою киску. У него никак не получалось. Я взяла его член в руку и попыталась помочь ему, но, его возбуждение было так сильно, что как только я до него дотронулась, я почувствовала, как струя спермы вылилась мне на живот. — Не волнуйся, давай я его успокою. Я хотела поласкать его член губами, чтобы он смог закончить то, что начал, но Алексей оттолкнул меня, быстро застегнул брюки и сел в кресло. Он на отрез отказался продолжать. Я была вне себя от злости. Мне не было обидно, что он преждевременно кончил. Это случается с каждым. Я была возбуждена, мне хотелось разрядки, я хотела ощутить мужчину в себе. — Раз ты не можешь этого сделать, смотри как это делают другие. — сказала я. Я сама не ожидала от себя этого. Зал был почти пуст. Впереди через два ряда сидел мужчина. Я встала. Алексей попытался меня остановить, но я оттолкнула его руку. Я подошла к мужчине. — Хочешь меня? — спросила я. Он ошарашено осмотрел меня с головы до ног. Секундное замешательство. И я почувствовала, как его руки обхватили меня за бедра, а его лицо оказалось напротив моей киски. Его руки прошлись по моим бедрам. Я почувствовала, как они буквально впились в мою попку. Он задрал подол платья. Его язык тут же проник между моих губок и начал ласкать клитор. Руки продолжали судорожно мять мою попку. Он велел мне встать на колени. Я встала. Он расстегнул джинсы. — Соси его. Я начала ласкать его возбужденный член губами. Он был больших размеров. Он держал меня за голову, насаживая мой ротик на член, который упирался мне прямо в горло. — А теперь садись. Я встала и начала садиться ему на колени спиной к нему. Его член с трудом проникал в меня. Я знала, что Алексей в это время смотрит на меня, и это возбуждало еще больше. Член мужчины полностью погрузился в меня. Он освободил мои груди и начал их мять. Он то сильно сжимал их, прижимая, то начинал пощипывать соски. Это продолжалось несколько минут. В этой позе было неудобно двигаться. Он поднял меня и велел сесть на корточки в кресло. Я села, уперлась руками в спинку кресла, он встал сзади, и одним движением вогнал в меня свой член. Его руки опять захватили мои груди, а член как поршень двигался во мне. Я была так сильно возбуждена, что почувствовала, что сейчас придет оргазм. Обычно чтобы он пришел, мне необходимы дополнительные ласки. А тут, не дотрагиваясь до моего клитора, он нашел такое положение, которое буквально сводило меня с ума. Я не могла сдерживать стон. А он продолжал вгонять в меня свой член. Еще одно движение и я почувствовала сильнейший оргазм. В этот миг его руки с силой сжали мою попку, и он начал двигаться так сильно, что я еле смогла удержаться. Каждое его движение вызывало бурю чувств у меня внутри. Это было похоже на один непрекращающийся оргазм. Моя возбужденная киска чувствовала каждый миллиметр, входящий в меня. Он продолжал наращивать темп. Еще одно сильное движение и стон вырвался из его горла. Он кончил прямо в меня. Сделал еще несколько движений и вышел из меня. В этот момент я подняла голову и увидела стоящего Алеaксея. Я встала, поправила платье и вышла из зала:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Кино

Господи, сколько же уродов на свете! Идешь по улице порой и поражаешься — как же они умудряются размножаться? Кто ж им дает и у кого на них стоит? Вот мужичок впереди спешит — полтора с кепкой метра худосочной серо — зеленой плоти, ножки из под коротких летних штанишек торчат что лапки у кузнечика, обернулся… мама моя… Он и на лицо вылитое насекомое, только усиков не хватает. Но вот он замирает, всматриваясь в даль и лицо его озаряет радостная улыбка во все 18 зубов, которые у него остались после сокрушительного набега кариеса. Спешит к нему кто-то… издалека не сразу и понять, кто это — мужчина, женщина или вообще собака породы чау-чау. Что-то кругленькое рыженькое и лохматое. О господи, вот такие им и дают, а потом они рожают на свет божий несчастных детей… — Слушай, спросила я мужа, а какие интересно они говорят друг другу комплименты? — В смысле — не сразу понял муж? — Ну посмотри, они же жуткие уроды, что они говорят друг другу, желая сделать приятное?»Ах, Манечка, какая ты у меня красивая?» Вот прямо так и говорят? Но это будет не просто преувеличение, а наглая, ничем не прикрытая ложь, как то ну слишком натянуто… Муж задумчиво посмотрел в темнеющее небо Амстердама и меланхолично произнес — Ну я же вру… И тут же резко отступил в сторону — Токо не бей! Шутка, но вообще мне кажется в каждом можно найти что то прекрасное… Нет? — Ну давай, поищи! Вот в этой парочке, ты только глянь на них — они же до копейки стоят друг друга! — Потому и счастливы, нет резона торговаться дальше… Кстати, задница у нее ничего, раком бы она хорошо смотрелась… — Ага, заодно и лица не видно. — Ну да… все кошки в темноте серы, а все женщины в позе рака прекрасны… С точки зрения ЕГО ощущений, — муж кивнул подбородком вниз, — большой разницы нет… Все остальное метафизика… — Типично мужской подход. — Не факт, я тебя уверяю, если в темноте тебя будет трахать пять мужиков, двое из которых отменные уроды, ты большой разницы не почувствуешь. — А один из них будешь ты? — Из уродов? Ну спасибо тебе, дорогая… Мы обогнали сладкую парочку и поспешили дальше… Амстердам накрывала ночь, влажно томная, похотливо разнузданная, одурманенная марихуаной и украшенная розовыми засосами фонарей… Мы были первый день в этом городе и я все никак не могла понять — нравится он мне или нет… Не то что бы он не оправдал моих ожиданий, скорее удивил — он был гораздо проще и прагматичней, чем мне представлялось. Угарная раскрепощенность, эдакий дух подвыпившей свободы был приравнен здесь к товару, его навязывали туристам, как навязывают матрешек на Арбате или падающие пивные кружки в Пизе. Но узкие фасады, медленная вода каналов, замкнутые лица коренных обитателей города будто бы намекали на скрытые смыслы… Как если бы под кожаной юбкой местной бляди мелькнул краешек скромных хлопчатобумажных трусиков… В животах наших плескался один на двоих литр пива, плавала малосольная селедка, душа вопила о продолжении банкета и цеплялась за каждую вывеску, мимо который мы проходили. В конце концов она окончательно притормозила у подозрительно яркого плаката — две голых по пояс бабы тянут губки к по пояс одетому мужику… — Это что здесь? — спросила я, озираясь по сторонам. Из темного проема подъезда вышел дядечка лет 60 и смущенной озираясь, поспешил дальше. Ширинка у него была расстегнула, из нее торчал вялый как маринованная спаржа бледно желтый член. Но он, ничего не замечая, вышел на дорогу и стал махать рукой лихим таксистам. Видимо так уж тут было заведено — мужчины с развевающимися по ветру членами считались обычным делом, никого это не удивляло. Через несколько секунд дядька нырнул в машину, а мы в темный проем. И попали в банальный порнушный кинозал. Небольшое помещение метров пятидесяти вмещало четыре ряда кресел, капитально засаленных при ближайшем рассмотрении спермой многих поколений разновозрастных онанистов. На экране какой то жирный боров драл в попу молоденькую негритянку, при каждом мощном толчке его зада зал напряженно вдыхал и когда жопа мужика отступала от узких бедер девчонки, с облегчением выдыхал обратно. Пара зрителей дрочила никого не стесняясь, еще пара делали это украдкой. Остальные суетливо елозили пальцами в районе паха, пока ни на что не решаясь. Всего в зале было человек шесть или семь, все разумеется мужеского пола. Пара работяг с красными загорелыми шеями. Мальчишка переросток, усыпанный угрями вечной неудовлетворенности. Худосочный клерк в золоченых очечках Пузатый гражданин с огромным хуем, который едва умещался в его немаленьком кулаке. Матово блестящий в полумраке негр и робкий пенсионер в вельветовых штанах, девственно плоских чуть ниже ремня. Компания подобралась на диво и мы, брезгливо пожав плечами, двинулись в глубь зала. Я случайно задела по пути пенсионера и старый потаскун тут же припал дрожащими ладонями к моему бедру, как бы пропуская меня вперед… — Сорри, миссис… Вежливый и похотливый до неприличия… Небось поиздержался за выплатой супружеского кредита и теперь вот подбирает крохи страсти в подобных заведениях. Мы расположились недалеко от него и попытались уловить сюжетную линию действа, разворачивающегося на экране. Боров уже отвалил от девицы и теперь ее терзали два поджарых и весьма предприимчивых латиноса. Один заложил ей член в рот, другой продолжал разрабатывать задний проход, попутно трахая ее вибратором спереди. Сцена была грубой и совершенно отвязной. Против нашей воли мы почувствовали внутри некое томление и чем дальше смотрели на экран, тем томлении росло все больше, пуская свои сладострастные щупальца по всему телу… Муж слегка напрягся и по его шальным глазам я поняла, что он не прочь сейчас поменяться местами с кем то из этих горячих парней. — Ниче киношка? Да? — спросил он меня шепотом… — Да, так, порнуха… — Ага, на Анну Каренину же шли… Он усмехнулся и опустив руку, слегка приподнял край моей юбки. Это мимолетное действие кажется не укрылось от подслеповатых, но бдительных глаз пенсионера. Он стал отчаянно косить в нашу сторону, ерзать на и без того заерзанном кресле и даже как то виновато улыбаться нам. Муж медленно провел ладонью по моей ноге, от бедра и ниже к колену, а когда возвращался обратно, еще больше задрал край юбки, обнажив бедро почти до края трусиков. Пенсионер рисковал свернуть шею, отслеживая его манипуляции и будто бы умолял мысленно, чтобы он не останавливался на достигнутом, чтобы уже шел дальше… Глубже… Рука мужа пробралась между моих бедер, остановилась там, как бы размышляя, куда ей податься дальше и, аккуратно подцепив край резинки, стала стягивать трусики вниз… Я слегка подалась вверх и через несколько секунд трусики оказались где то в районе моих колен… Я переступила ногами и они остались висеть на левой ноге, призывно белея в полумраке и словно магнитом притягивая соседа… Такое ощущение, что он видел данную деталь гардероба впервые и все никак не мог насмотреться на такую диковину. Я почувствовала, что возбуждена и это было какое то дикое животное возбуждение. Подавшись в сторону мужа, я расстегнула его ширинку и почти тут же припала к его члену, который за несколько секунд заполнил рот. Муж тем времени нашел рукой мой клитор и стал кружить вокруг него пальцем, будто бы заблудившись. Пенсионер тем временем, набравшись храбрости, пересел поближе и робко положил свою ладонь на мое обнаженное бедро. Я хотела было отправить его руку восвояси, но муж перехватил меня на полпути и горячо шепнул мне в ухо… — Подрочи его! — Да ты что? Не буду! — так же горячо ответила я… — Ну … прошу тебя, подрочи его немного! Палец мужа стал выделывать еще более замысловатые па, так впрочем и не приблизившись ни на миллиметр к нужной точке… — Чуть выше… — обессилено попросила я… — Ну давай, возьми его хуй, а я поласкаю тебя, как ты хочешь… Я брезгливо дотронулась рукой до вельветовой ноги, что тут же вызвало у соседа такой благодарный вздох, что мне даже стало его почти что жалко. И то ли из жалости, то ли от того, что возбуждение внутри меня уже достигало точки кипения, я, нашарив молнию на его брюках, потянула ее вниз. Тот услужливо засуетился, помогая мне. Тут же на свет божий был извлечен его вялый сморщенный член, который было весьма трудно подцепить уже не на шутку дрожащими руками. Муж, продолжая доводить меня до исступления своими ласками, внимательно наблюдал как я справляюсь с задачей и одобрительно подбадривал. Я немного помяла едва живую плоть, вызвав микроскопическое шевеление внутри, которое впрочем растворилось, не дойдя до поверхности кожа, она так и осталась сморщенной, слегка шершавой на ощупь, словно плохой выделки замша. — Возьми его в рот, — не сдавался муж, пробравшись пальчиком внутрь меня и производя там что то такое от чего я полностью теряла голову Я обреченно наклонилась к паху пенсионера и взяла в рот его жалкий отросток. Он застонал и откинулся назад… Не смотря на то, что член его вроде бы никак не реагировал на мои ухищрения, сам он видимо был порядком возбужден и мои ласки возбуждали его еще больше. Минуты две я сосала его, без всякой надежды на успех, но тут вдруг заметила, что во рту стало гораздо теснее, член разбух и стал медленно наливаться силой. Первой отреагировала головка, она округлилась, набрякла, расправилась кожица вокруг нее… Поймав себя на мысли, что мне приятен столь искренний отклик, я заработала языком активнее. Член продолжал расти и скоро встал во все свои 15 сантиметров. Он оказался весьма толстым и прямым словно бы его выверяли по линейке. На мгновение я отстранилась от него, любуясь сотворенным чудом и обнаружила, что часть зала порядком отвлеклась от фильма — в нашу сторону было повернуто не менее трех пар глаз. Самыми жадными были глаза прыщавого отрока, которой дрочил с таким остервенением, как будто бы мечтал замучить свой член насмерть, чтобы тот уже не донимал его больше нереализуемыми мечтами. Муж тоже ласкал себя, внимательно наблюдая за мной. — Красиво… сказал он мне… Может быть сядешь на него? Я слегка приподнялась и пока размышляла, как мне лучше проделать желаемое, сзади на мои бедра опустились чьи то руки и почти тут же я ощутила как в меня уперся чей то твердый и упругий член. Я хотела было дернуться и увернуться. Но член быстро проник внутрь и задвигался там, быстро и глубоко проникая в меня. Я поняла что уворачиваться мне уже не хочется и продолжила сосать старичка, в то время как сзади меня трахал тот, кого я и в лицо то не видела. Движения сзади ускорились еще больше, о мои бедра ударялись мускулистые ляжки, волосатые и слегка потные. Шлепки видимо разбудили всех остальных и скоро вокруг нас образовался плотный круг страждущих. — Иииихххх… простонал сзади меня обладатель бесцеремонного члена и внутри пролилась горячая влага. Кончил он так же по хамски, как начал, и мне ничего не оставалось делать как молча отстраниться, выронив его из себя, уже вялого и успокоенного… Пенсионер при виде такого, окончательно впал в экстаз и начал выгибать спину мне навстречу, пытаясь проникнуть как можно глубже… он тискал руками мои бедра, гладил попу, всячески демонстрируя крайнее ко мне расположение. Тогда я встала и, широко расставив ноги, опустилась на его совсем не по стариковски торчащее орудие. Он охнул и конвульсивно напрягся. Я замерла, не торопя события. Тут муж встал со своего места и обойдя ряд, подошел ко мне спереди, направив член к моим губам. Я стала ласкать его и тут примеру супруга последовал один из работяг. Это его дружок только что кончил в меня и он видимо не хотел остаться обделенным и потом страдать от острого припадка зависти. Перед моими губами маячило два члена, которые я брала в рот то попеременно, то сразу, захватывая головки так плотно, что они буквально впечатывались друг в друга. Старичок елозил подо мной как заведенный. Он стонал, едва не плакал от наслаждения, не имея временами сил даже шевелиться и лишь покорно следуя за мной. Потом вдруг снова начинал проявлять активность, увеличивая нажим и пытаясь добраться до уже позабытых глубин. Я поняла, что он близок к тому, чтобы кончить и слегка привстала, его член уперся мне в живот, а руки тут же нашарили мокрую от влаги и чужой спермы дырочку и стали нежно поглаживать раскрытые губы. И тут к нам присоединился клерк. Он не захотел идти уже проторенным путем и его член жестко уперся в мой анус. Он послюнявил палец, но этого ему показалось мало и он припал ко мне ртом, увлажняя проход и пытаясь слегка раздвинуть его языком. И после этого аккуратно, но настойчиво проник в меня на глубину головки. В это время старичок не выдержал борьбы с собственной похотью и выстрелил мне на живот. А член клерка проник еще глубже, уже не причиняя боли, а лишь наполняя меня странным ни на что не похожим удовольствием. Мальчишка сидел буквально в полуметре. Он кончил уже два раза, но член его даже не опадал. Возбуждение измотало его, уши горели пламенным цветом, дыхание заглушало все прочие звуки в зале. К мужу и работяге присоединился было негр, но втроем им было тесновато и тогда негр, подлез под меня и попытался овладеть еще незанятым отверстием. Это было непросто. Вдвоем с клерком они едва умещались во мне. Но в конце концов им удалость меня поделить. Когда один проникал глубже, второй почти полностью выныривал из меня и так они менялись местами несколько раз, пока голова моя бессильно не откинулась от накатившего оргазма. Я кончила и раздраженно отстранила их. Той же судьбы удостоился и работяга. Во мне остался лишь член мужа, который мне не хотелось отпускать. Но чем дольше я его ласкала, тем сильнее росла во мне новая волна возбуждения. Однако муж решил сломать уже запущенный в производство сценарий. Он отстранил меня и сел между мной и отчаянно мастурбирующем парнем. Лаская одной рукой мою грудь, вторую он положил на член мальчишки и несильно сдавил его. Мальчик вздрогнул, но не стал сопротивляться. Муж несколько раз провел ладонью вдоль его члена, легонько сжал его яйца и пробрался пальцем дальше в промежность, попутно раздвигая его ноги со спущенными до колен штанами. Потом он наклонил его голову к себе и легонько шлепнул членом по губам. Ничего не соображающий юноша рефлексивно раскрыл рот, в котором тут же оказался большой и предельно твердый член. Парень сосал неуверенно и очень неумело но было видно, что ситуация его заводит. Он все более плавно скользил губами, активнее двигал языком и в конце концов их ритмы совпали. Тут муж на секунду притормозил происходяшее. Знаками он попросил меня подняться и повернуться. Моя попа оказалась во власти перевозбужденного парня, он проник в меня так быстро, что я почти не заметила этого. Но зато по движениям мужа я поняла, что он пытается проникнуть в парня сзади. Пока он боролся с девственным анусом, перед моим лицом снова оказались два члена, шоколадно коричневый и бело-розовый, которые я стала прихватывать губами. Они боролись за очередность и не успевала я взять в рот один, как о мои губы начинал нетерпеливо тереться второй. Долго это продолжаться не могло. Атмосфера в зале была так напряжена, что по сравнению с ней накал страстей на экране казался детским лепетом. Первым сломался пузатый господин с чудо-инструментом. Все это время он сидел чуть в стороне и усиленно мастурбировал, но даже его железной выносливости был предел и он обильно пролился на сиденье. Мальчик во мне двигался все быстрее. Его движения еще больше ускоряли толчки мужа, который … видимо уже окончательно сломал его сопротивление и зашел на полную глубину. Юноша напрягся, мертвой хваткой вцепился в мои бедра и стал обильно кончать. Вслед за этим я услышала и стоны мужа и почти тут же на мою грудь выплеснулось семя, которое извергали сразу два члена… — Ну ты и блядь… — сказал мне муж, когда мы ехали в такси… Как они тебя выебали… — Эй, ты чего? А кто все это затеял? — А кто с таким энтузиазмом согласился? Оставшуюся часть пути мы ехали молча. В номере я так же молча ушла в душ, как следует смыла с себя следы недавнего разврата. Тело гудело и было одновременно и до невероятности легким и ужасно тяжелым. Я вышла из душа и деланно равнодушно устроилась на кровати — легла на живот и открыла книгу, повернувшись к мужу и всему миру попой. Вот еще штучки… Выйдя из душа, муж молча разделся, подошел к кровати и, ни слова не говоря, резко сдернул с меня халат. — Ты чего? — неловко обернувшись, спросила я. Он толкнул меня обратно лицом в подушку и, придавив сзади бедрами, крепко зафиксировал на кровати. Я ощутила обнаженной кожей его член, который жестко упирался в расщелину между ногами. — Ты чего? — повторила я и попыталась вырваться и перевернуться, но силы явно были неравными. — Ничего, — сдавленным голосом сказал он. — Лежи спокойно, что ты вдруг так занервничала? Когда тебя трахали пять мужиков, ты же не нервничала, нет? Тебе же хорошо было? Ну скажи, КАК тебе было хорошо? Они входили в тебя сзади и спереди, давали тебе отсосать, а ты кончала от того, что они в тебя входят все сразу… — Отпусти, мне так неудобно… — А как тебе удобно? А? Стоять наклонившись и выставив зад, так чтобы каждый подошедший мог вогнать в тебя свой хуй по яйца? Да? Ну скажи… — Отстань же, я сказала… ! — Лежи, тебе говорят! — и он шлепнул меня по голому бедру, чего никогда в жизни не делал даже в шутку. Я почувствовала, как кожа под его ладонью запламенела, удар был ощутимым и совсем не шуточным — Поднимись. — Я продолжала лежать. — Подними жопу, тебе сказано, — и он снова приложился ладонью к моей попе, на этот раз еще сильнее. Я вскрикнула от боли, приподнялась и тогда одной рукой больно схватив меня за волосы, а другой сильно, до синяков, сжал бедро. Он вошел в меня и стал резко и даже немного больно двигаться. Казалось он нимало не беспокоится о том, что я чувствую и насколько приятны будут мне его резкие движения. Я замерла от обиды и вдруг почувствовала, что его движения мне приятны… Вопреки здравому смыслу и вообще всей своей природе я поняла, что хочу, чтобы он продолжил… может быть еще более грубо, может быть даже ударил бы меня, по серьезному, вложив в это и силу и злость. Будто бы поняв мои желания, он резко перевернул меня на спину и сжав по бокам бедрами, навис надо мной. Я попыталась шире раздвинуть ноги, чтобы впустить его в себя, но он лишь усмехнулся и спросил — Чего ты хочешь? — Тебя… еле выдохнула я… — А что ты от меня хочешь? А? Ну скажи… — Я хочу тебя… И тогда он отвесил мне пощечину… Моя голова резко дернулась и я едва не ударилась о спинку кровати. — Как давать всему кинозалу, так тебе хватает смелости, а как сказать прямо, чего ты от меня хочешь, так язык не поворачивается? — Я хочу, чтобы ты меня трахнул! Тут он приложился ко второй моей щеке. Я посмотрела в его глаза и вдруг увидела там такое сильное, такое острое желание, что сознание мое стало медленно уплывать… Казалось, что разум покинул меня и его место полностью заняла страсть… — Трахнул? Всего лишь трахнул? — Я хочу, чтобы ты меня выебал… — Сильно хочешь? — Да, да… прошу тебя, очень сильно… И он вошел в меня, двигаясь быстро и очень сильно. Мое возбуждение стремительно росло, хотя казалось, что расти ему уже некуда. Оно и так затопило меня с головой, погрузило в темную тягучую бездну, где все физические параметры тела меняются настолько, что уже не чувствуешь ни рук, ни ног, ни даже кожи и лишь внизу живота прорастает острое нестерпимое наслаждение, заполняя все тело без остатка. Потом он внезапно вышел и сел мне грудь, поднеся к моим губам член, только что извлеченный из меня. Он стал трахать меня в рот, продолжая произносить резкие и грубые вещи… Я уже больше не могла сдерживаться, лаская себя рукой, я поняла что сейчас кончу и тут же ощутила на губах вкус его спермы, он кончил мне прямо на лицо… * * * Когда я открыла глаза, на часах был без малого полдень. Гостиничный номер сверкал чистотой, наша одежда аккуратно висела на спинке стула. Видимо утром муж все привел в порядок, ведь я точно помнила, что раздевшись, небрежно разбросала наряд на диване. Кошмар какой, что же это такое вчера с нами было? Никогда не чувствовала в себе склонностей к диким групповухам раз и к унижению два. Или вчера в пиво нам подмешали наркотик? Со здешних шутников станется, то то официант так хитро смотрел, когда мы уходили. Ну точно, нас накачали каким то зельем и мы потеряли остатки разума… — Эй, ты чего лежишь с такими глазами, как будто тебе приснилось, что тебя насилует рота маньяков? — Приснилось? Мне? — Ну не мне же. Это тебе постоянно снится невесть что… Озабоченная потому что, вот и мучают похотливые сны… — А мы вчера во сколько пришли? — Да сразу же… Я правда еле тебя увел из кафе. Ты хоть помнишь, как буянила и просила еще один косяк? Мало того что развратная так еще и склонность к наркотикам… угораздило меня… — Да? — я недоверчиво покосилась на мужа… — а больше я ничего не делала? — И так чуть со стыда не сгорел, куда уж больше… Подъем! На завтрак не успели, так хоть пообедаем. Я пошла в ванную, прихватив со стула свою юбку. Когда я ее выворачивала налицо, из кармана на пол выпорхнул картонный прямоугольник… билет в кино. Название кинотеатра на нем показалось мне смутно знакомым…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх