Красное к красному

I Воздух был липкий и тяжёлый. Не помогала ни фланелевая рубашка с коротким рукавом, временами расстёгнутая почти на все пуговицы, ни кондиционеры в офисе и машине, ни открытый балкон ночью, ни даже тот факт, что общее время, проведённое на открытом воздухе по дороге на работу, с работы и в обед едва ровнялось получасу. Уже через два часа после душа он начинал ощущать, как руки под мышками начинают прилипать к груди, кожа на лице становилась влажной и приобретала жирный блеск, а вдоль позвоночника сначала медленно, а потом всё ускоряясь к пояснице, скатывалась капля пота. Трусы облегали не плотно, поэтому иногда она проскальзывала между резинкой и телом, вдоль копчика между ягодиц прямо туда, нежно щекоча запретное место, словно радуясь, что наконец достигла заветной точки. Нельзя было сказать, нравилось ему это или нет. Это происходило настолько неожиданно, что всё, что он успевал почувствовать, это лёгкую щекотку, капли пота у себя в попе и холодок, стрелкой указывающий вниз. Он точно не испытывал отвращения, но и не стремился повторить это ощущение. Страх стать гомосексуалистом казался ему примитивным и достойным только тех, кому действительно было чего бояться. Стояла середина августа, температура на градуснике в полдень зашкаливала за 35С, и приходилось извлекать «приятное» из неприятного. Пол-офиса было в отпусках, другая половина, словно заморенные мухи, приходила с некоторым опозданием и неожиданным образом куда-то исчезала незадолго после обеда. Казалось, что отдыхать, купаться и загорать на пляже уехали все, не только здесь. Партнёры, заказчики, даже директор компании из головного офиса, который в жизни никуда не выезжал и слыл большим скрягой и отъявленным трудоголиком, перестали отвечать на имейлы и звонки лично, заблаговременно перенаправив весь входящий поток корреспонденции на своих подчинённых. Не то чтобы запросов было много, бизнес стоял, без людей не было бизнеса. А те, кто не успел во время выскочить из бизнеса, с завистью представляли на пляже, в баре-дискотеке и на природе тех, кому удалось из него вырваться. Хотя бы на две недели. Кто-то должен был поддерживать бизнес. Кто-то должен был сверять отчёты по нефтедобыче и перевозкам, проверять качество работы всех соединений этого слаженно работающего механизма и вовремя принять правильное решение по замене износившейся детали или её ремонту. И этот кто-то был он, Виктор Иванович Маслаков, директор московского представительства компании. «Топ-менеджер высшего звена», — как его в шутку называла жена. «Масло масляное», — отвечал он. Но всё равно мысль о том, что он не просто менеджер, а топ-менеджер, грела душу. А также мысль о том, что, выражаясь по-американски, «каждой собаке приходит свой день». Придёт и его день, и он отдохнёт от этой собачей работы. Но не сегодня. Сегодня его ждёт работа до семи, дорога домой по остывающему пыльному городу, пробежка по стадиону, поход в магазин, ужин в гордом одиночестве, телевизор и час, а может быть два на то, чтобы попытаться заснуть в такую духоту. В такую жару кажется, что время тянется целую вечность, особенно если повторять всё одно и то же изо дня в день. Странно, но, оборачиваясь назад, кажется, что лето пролетело мгновенно, но именно в данный момент, время превратилось в этот липкий, тягучий воздух. Две недели назад жена с ребёнком уехала к своим родителям и теперь названивала ему каждый день, интересуясь, как у него дела, что он кушал, скучает ли он по ребёнку, хочет ли он приехать на выходные. Она ни разу не спросила, скучает ли он по ней, хочет ли он её, как он там без секса. Возможно, это было само собой разумеющимся, что он по ней скучает, но о том, как сильно ему хотелось секса, она вряд ли подозревала. Пользоваться правой рукой для самоудовлетворения не хотелось. Без секса он становился, как шарик, который продолжают надувать и который вот-вот готов был лопнуть. Повышалась работоспособность и реакция, на сон уже хватало шести часов, кушать почти не хотелось. В то же время перед глазами постоянно мелькали образы девушек в коротких юбках на шпильках, спешащих на работу. Эти образы, которые он успел ухватить по дороге на работу в машине, теперь дразнили его. Он представлял, как, едва задрав туго натянутое на попку платье, он видит беленькие трусы-стринги, прикрывающие лишь интимные места, он раздвигает сочные ягодицы, сдвигает стринги в сторону и приникает ртом к этой нежной выбритой, слегка выпирающей, с ароматом душистого мыла после утреннего душа, киске, погружая в неё всё глубже и глубже свой язык, чувствуя, как она наливается соком и открывается навстречу ему. Его язык соскальзывает чуть дальше в сторону клитора, и он с удовольствием констатирует, что девушка начинает постанывать и выгибать спину, чтобы лучше предоставить ему свободу действий. Возвращаться из таких фантазий к работе было тяжело. Ещё тяжелее было осознавать, что совесть не позволяла ему завести любовницу Иногда ему казалось, что это всё из-за его родителей, которые развелись пятнадцать лет назад, когда ему было всего 17, на почве скандала из-за недоказанной любовницы отца. Не хотелось также обманывать жену, которая так старалась создать идеальную картину семейного счастья. Но сейчас соблазн подступил слишком близко. Хотелось освободиться от сковавшей его безысходности. На самом деле он понимал, что ему хотелось освободиться от огромной струи тёплой, густой жидкости, скопившейся внизу в яичках, что всё это было проявлением так называемого основного инстинкта, что давать своим инстинктам руководить сознанием — это плохо. Но уже ничего нельзя было поделать. Желание развилось в мысль, а мысль хотела материализоваться. Она пронзительно кричала в его голове, не давая ни на чём сконцентрироваться. Он снова вспомнил про место, о котором ему рассказывал Андрей, его лучший друг. Это было похоже на салон элитных проституток, но Андрей ни разу не произнёс это слово. В его глазах Андрей вообще был последним человеком, который пошёл бы к проститутке. Красавица жена, которую он очень любил, и это было взаимно, двое детей. Что ещё надо для счастливого брака? Андрей очень осторожно начал этот разговор, что было не похоже на него. Им нечего было скрывать друг от друга. Они, не стесняясь, могли общаться о своих жёнах, о том, что те любят и не любят в сексе. Если бы не их крепкая дружба, они бы, наверное, в итоге стали свингерами в своём замкнутом круге двух пар. Но риск потерять уважение и честь, а главное крепкую мужскую дружбу, всегда удерживал их от этого шага или даже разговора. По словам Андрея, это было чем-то похоже на закрытый клуб, вход в который возможен только для женатых мужчин по приглашению друзей. Каждый член клуба получал одно приглашение, которым он мог воспользоваться, чтобы пригласить в клуб своего друга. При этом, вручая Вите приглашение, Андрей совершенно серьёзно сказал: — Витя, если ты не собираешься воспользоваться этим приглашением в ближайшее время, отдай его мне обратно, и забудь. Приглашая тебя, я даю гарантию, что ты надёжный человек и не станешь трепаться. Я также надеюсь, что ты не потеряешь это приглашение, потому что иначе я рискую быть исключённым из клуба, чего мне очень не хотелось бы. Приглашение было в виде визитной карточки, на которой большими буквами было написано Ruby V. I. P. Под этими буквами красовался большой рубин, а ещё чуть ниже был написан номер ICQ и ещё один номер. Сегодня ему особенно сильно захотелось попробовать отослать сообщение на этот ICQ номер. До сих пор его удерживал внутренний барьер, не связываться с проститутками. И даже сейчас он предварительно убедил себя просто попробовать, но ни о чём не договариваться. — Привет, — отослал он, не надеясь на ответ. — Привет, пришлите, пожалуйста, ваш идентификационный номер, — совсем неожиданно пришёл ответ через пару минут. Виктор ввёл номер на визитке и стал ждать. — Как … зовут человека, который дал вам это приглашение? — Андрей. Далее ему прислали адрес и время — сегодня в семь. Все вопросы обещали обсудить на месте, поэтому у него не оставалось выбора. Хотя выбор всегда есть. Он мог отказаться и не поехать. Но тогда он рисковал подвести Андрея. Какую только причину не придумаешь, чтобы успокоить совесть. Виктор кисло улыбнулся. «Я просто поеду туда, узнаю, что за место, но ни к чему себя обязывать не буду», — наконец решил он. II Дверь открыла очень приятной внешности молодая женщина. Её волосы имели цвет вороного крыла и густыми пышными прядями спадали на плечи. Кожа была загорелой, а черты лица не имели изъянов. Фигура тоже не имела недостатков, и можно было бы принять эту девушку за фотомодель, если бы не её женственные формы, совсем не напоминающие вешалку, рост, чуть ниже среднего и взгляд, выдававший интеллект и склонность к шалоcтям. Было ещё что-то в этом взгляде, что воспринималось только на подсознательном уровне. Он излучал искренность и доброжелательность, а ещё жизнерадостность. Она была явно счастлива и хотела, чтобы все вокруг неё были также счастливы. На вид ей было лет тридцать, но в отличии от своих сверстниц, возраст не добавил ей лишних килограммов, седых волос и морщин под глазами, а наоборот, словно воздействие солнца на наливающийся соком персик, сделал её тело упругим, а ум острым. Её звали Марта. Виктору она сразу понравилась. Она не смотрела на него с укором, снисходительностью, заискиванием или безразличием, как он ожидал. Его странно удивило, что он вдруг почувствовал, что очень давно с ней знаком, словно они вместе учились в школе. Она сразу завязала разговор на непринуждённую тему, и они весело общались о том, какая нынче жара и как люди страдают от этого, как кто-то спит под мокрыми простынями, а потом простужается, как компании, продающие таблетки от простуды, возможно, выбрасывают новые вирусы в воздух летом, чтобы их таблетки лучше покупали, но даже если это не правда, то они уж точно могли бы предлагать влажные простыни бесплатно, как ЖЭС отключает горячую воду, когда хочется принимать душ каждые два часа. Виктору вдруг захотелось рассказать ей про капельку пота, которая иногда щекочет ему нервы, но он сдержался. Марта была в топике, короткой юбке и пушистых тапочках. Юбка и топик были безупречно белыми и плотно облегали её фигуру. Уже с первого мгновения при их встрече Виктор заметил, что под топиком не было бюстгальтера и присмотревшись можно было рассмотреть очертания сосков на упругих грудях. Но это было не то, что приковало его взгляд и интерес к этой женщине окончательно. Приглашая пройти в зал, Марта развернулась и гибкой походкой пантеры пошла по коридору. Теперь он мог рассмотреть её сзади, тем более, что она явно не спешила и ждала пока он пойдёт за ней. Виктор по привычке попытался нащупать взглядом стринги под юбкой, но ничего не увидел, зато увидел что-то, что заставило его дыхание сбиться, пульс подскочить и вызвать испарину на лбу. Там, где ягодицы сходились, под белым обтягивающим стретчем юбки, были явно видны очертания большого бордового рубина. «Как он там держится?» — была его первая мысль. «Возможно, это часть стрингов». Но разум подсказывал ему, что это часть чего-то большего. Чего-то, что имеет конусообразную форму с одной стороны и ручку в виде шарика с другой. Такие игрушки использовались в порнофильмах. Конус засовывался в попу и ручка красиво торчала снаружи, возвещая всем о готовности попы не только к конусу. Иногда вместо ручки была имитация лошадиного хвоста, это тоже выглядело завораживающе. Всё это лишь на мгновение мелькнуло перед его глазами, пока они шли по коридору, но этого было достаточно, чтобы дать его фантазии ход. Для Виктора тема анального секса была с одной стороны запретной, с другой — необычайно притягательной. Жена категорически отказалась заниматься анальным сексом, сославшись на боль и потенциальные проблемы с прямой кишкой. Был упомянут геморрой, выпадение прямой кишки, скапливающиеся микробы. При этом он сам был обвинён в излишней развращённости и чрезмерном просмотре фильмов для взрослых. В общем, тема анального секса в их семье была закрыта. Марте явно доставляло удовольствие идти по коридору, она слегка виляла бёдрами и ставила ноги в одну линию перед собой. От этого её упругая попка приобретала форму шарика в центре которого под полупрозрачной тканью юбки красовался рубин. Наконец, зайдя в красиво обставленный зал, они плюхнулись в мягкие кресла друг напротив друга. Между ними стоял стеклянный столик, на котором лежали какие-то бумаги. На нижней полке столика ничего не лежало, зато она слегка отражала то, что ему так хотелось увидеть. Но Марта скрестила ноги и слегка поёрзала в кресле с пленительной улыбкой на губах. Виктор представил, как глубоко теперь сидит в ней этот конус, как плотно её попка обхватила узкую часть ручки, и ему захотелось взять эту женщину прямо сейчас в этом кресле. «Она дразнит меня». «Но мне это нравится». Он решил попытаться сосредоточится на деле. Марта плавно перешла к идее, вокруг которой она решила организовать этот закрытый клуб. — Я не хочу, чтобы вы воспринимали происходящее неправильно. Многие мужчины заводят себе любовниц и платят большие деньги на подарки, убеждая себя, что так они проявляют любовь. Разве это не самообман? Любовь — это то, что нельзя купить за деньги. Любовь проявляется в словах, чувствах, поступках. Эти мужчины просто не хотят посмотреть правде в глаза. Я решилась сделать это и увидела, что людям не обязательно любить друг друга как муж и жена, чтобы лечь в одну постель. Достаточно обычной симпатии и страсти, возникающей всегда самопроизвольно. Я люблю секс, люблю экспериментировать, но мне тоже не всё равно, с кем я этим занимаюсь. Меня всегда возбуждали мужчины при деньгах. Для меня это показатель того, что такой мужчина сильный и достаточно умный, чтобы их заработать. Вы скажете психология любовницы? Что ж, пожалуй. Только я не хочу заниматься самообманом или потворствовать ему, я также не хочу ни от кого зависеть. И чтобы жить, мне нужны деньги. Мужчина, по своей природе, — собственник. Он хочет, чтобы любовница принадлежала только ему. При этом его психология может позволить ему завести себе несколько любовниц. Разве женщина не может хотеть такого же? Этот закрытый клуб, как я его называю, это клуб любовниц и любовников, где все равны. Где любовники прилежно дают деньги любовницам, а не выдумывают, что бы ещё такое подарить, потому что давать деньги — это уже не так называется. Не важно, как это называется, важно то, как ты к этому относишься. Я хочу, чтобы люди забыли о деньгах и просто получали удовольствие от занятия сексом. Я хочу, чтобы они не зависели друг от друга и не чувствовали ответственности за партнёра. Ведь, именно это создаёт столько проблем в отношениях между мужчиной и женщиной. Виктор не мог не согласиться. Он был удивлён, как легко Марта смогла убедить его, что это не проституция, а скорее новый подход к индустрии секс-услуг. Закрытый клуб — это, скорее всего, было самое важное, что отличало данное явление от проституции. Идея была очень хорошей. Проститутки всегда пугали его своей нечистоплотностью. Даже поцелуй с ними казался заразным. Но если знать, что эти женщины спят только с несколькими одними и теми же мужчинами, которые к тому же женаты и явно богаты, чтобы позволить себе такое развлечение, а значит достаточно умны, чтобы не вляпаться в какую-нибудь историю, он вполне могу себе позволить такое развлечение. Когда Марта дала ему листок бумаги с условиями вступления в клуб, его опасения стали ещё меньше. Каждый любовник обязан был раз в месяц проходить венерологическое обследование и проверку на СПИД и предоставлять справки. Для любовниц справки нужно было предоставлять раз в две недели. Анальный и вагинальный секс всегда должен был проходить в … презервативе. Были и другие правила. Особое его внимание привлекло правило для любовниц, которое обязывала их не отказывать партнёру в анальном сексе. Он снова вспомнил о рубине в попе Марты, хотя его сильная эрекция не проходила почти с того самого момента, как он её увидел. Теперь эта эрекция тщательно скрывалась в складках его брюк. Было несколько вариантов посещения, от этого зависела оплата. При любом раскладе, это было ненамного больше, чем посещение элитной проститутке. Но при этом намного безопаснее, потому что ни о каких справках в других случаях речи не шло. Оплата производилась в безналичном расчёте банковским переводом. Забавно, в назначении перевода нужно было указать «благотворительность». На столе лежала анкета. Марта предложила её заполнить. Вопросы имели отношение исключительно к его предпочтениям в сексе. Какие девушки ему больше нравятся: блондинки, брюнетки, или рыжеволосые. Что его возбуждает больше всего: высокие каблуки, колготки в сеточку, какого цвета колготки, нижнее бельё, кружевное или мини. Нравится ли ему доминирование, в какой форме. Татуировки, латекс, пирсинг, какого цвета презервативы, какой производитель. И так далее. Виктор тщательно заполнил эту анкету и прочитал правила клуба. Было очень много правил, касающихся безопасности в любом её проявлении. Знакомство начиналось и заканчивалось в клубе. Любовница и любовник не могли просто подойти друг к другу на улице и мило побеседовать. Это, конечно, имело свою логику. Это могло бы скомпрометировать мужчину или женщину. В конце Виктор подписался, что с правилами согласен и готов уже было собираться уходить, но Марта явно не торопила его. Она взяла анкету (в правилах было сказано, что только противоположный пол имеет право получать эту информацию, и не имеет права разглашать её другим членам клуба) и пробежалась глазами по ответам. Это слегка напрягло Виктора. Не каждый день красивая девушка, от которой у тебя в штанах лежит торпеда уже полчаса, готовая взорваться в любую секунду, изучает твои сексуальные предпочтения. При этом на её лице не возникло глупой улыбки, которую он вот-вот ожидал увидеть, скорее это был огонёк в глазах. Губы её приоткрылись, и дыхание явно стало замедленным. Наконец, она подняла глаза, игриво улыбнулась, но без издёвки, и спросила: — Так вам тоже нравится красный? В анкете он упомянул, что ему нравятся красные презервативы, что в принципе полностью соответствовало действительности. Она словно случайно раздвинула ноги. В этот раз Виктору даже не надо было искать отражение в нижней полке стеклянного столика. Он мог отчётливо видеть аккуратно выбритую полоску волос на её лобке. «Она по-прежнему меня дразнит, пора сваливать». Но, похоже, это было неправдой. Неожиданно она встала и, всё также улыбаясь, глядя ему в глаза, села на корточки напротив него, рукой нащупывая торпеду. Он даже не думал сопротивляться. Внезапно всё, что ему захотелось, это расслабиться и обо всём забыть. Не давая ему снять штаны, она ловко расстегнула ширинку, приспустила трусы и достала его разбухшую от желания плоть. Она достала также яички, приспустив резинку трусов под них. Теперь весь его инструмент торчал в её руке. Она начала медленно посасывать яички, постепенно подбираясь к головке члена. Наконец, достигнув её, она начала нежно облизывать её по кругу, оттянув кожу члена так, чтобы вся головка набухла и стала большой. Её взгляд был направлен на него. Он тоже любил смотреть, когда ему делали минет. Но Марта была первой, кто смотрела ему прямо в глаза, не отводя взгляда, и даже слегка улыбаясь. Она явно не хотела, чтобы он кончил сейчас, он тоже не хотел запачкать штаны и рубашку. Тем не менее, она хорошенько прошлась по всему его члену пару раз, глубоко захватив его в рот. Он чувствовал, как её влажный шершавый язык нежно гладит область вокруг головки. В яичках уже давно начался процесс подготовки к извержению. Теперь тяжесть переместилась куда-то внутрь, но по-прежнему оставалась в яичках. К счастью в её руке появился презерватив, и он был красный. Она снова игриво улыбнулась ему и начала аккуратно надевать презерватив на член. Теперь он выглядел вполне воинственно. Марта развернулась и легла грудью на столик. Отведя руки назад, она закасала юбку и он увидел, что все его мысли о конусе и ручке и рубине оказались верными. — Красное к красному, — томно сказала Марта, и он понял, чего она хочет без лишних слов. Он снова вспомнил, как она ёрзала в кресле, пока они разговаривали и руки его слегка затряслись от возбуждения, когда он доставал конус из упругой попки Марты. Неожиданно в руке у Марты появилась маленькая пластиковая бутылочка, выдавив из которой несколько капель лосьона себе на руку, она быстро смазала его красный от презерватива член. Он понял, что это для смазки. Он вогнал весь свой член в неё, соскальзывая по смазке в уже достаточно разработанной конусом попке. Едва достигнул предела, он почувствовал, как явно натренированный сфинктер Марты железной хваткой захлопнулся на корне его члена. Марта выкрутила шею, притянула его к нежному поцелую. — Добро пожаловать в клуб, — прошептала она ему на ухо. Он начал трахать её, по другому и не скажешь, как никогда никого не трахал в своей жизни. И ей это нравилось, она продолжала ёрзать на его члене, только теперь не скрывая удовольствия, постанывала. Столик оказался не совсем стеклянным. Он явно был выбран с толком. Убедившись в этом, Виктор совсем потерял контроль и всем своим весом начал обрушиваться на неё всё быстрее и быстрее. Она не пыталась ему препятствовать, вместо этого она крепко вцепилась в край стола руками с одной стороны и внизу прижала колени к ножкам с другой, зафиксировав своё положение и раздвинув ноги максимально удобно для их обоих. При этом она полностью расслабилась и он уже почти не чувствовал ничего под собой. Это не могло продолжаться бесконечно, и он кончил. Кончил так сильно и так обильно, как никогда в своей жизни. Ощущение блаженства взорвалось яркой вспышкой во всем его теле и сознании. Оргазм сопровождался громким, почти болезненным стоном с его стороны и лёгким блаженным с её. Восстанавливая дыхания, он лежал на ней, пот градом катился по его лицу и спине, его член глубоко в ней. Она не пыталась высвободиться, она нежно целовала его руки, которыми он слегка подпирал своё тело о столик. Он чувствовал благодарность к этой женщине, даже больше, он чувствовал что любит её. Она подарила ему мечту, и он готов был на всё, чтобы это чувство счастья не кончалось ни сегодня не завтра, никогда. Теперь он начинал понимать роль любовницы в жизни мужчины. Мысль о том, что это не совсем любовница, уже не посещала его. Они расстались нежным поцелуем. По правилам клуба он мог приходить, когда ему заблагорассудится, предварительно договорившись и внеся первый взнос. Марта напомнила ему о справках и показала свои, на которых стояли печати трёхдневной давности. По правилам клуба члены клуба должны были не только предоставлять эти справки, но и самостоятельно убеждаться в их наличии, прежде чем вступить в контакт. Параноидальным это ему не казалось, это только усилило его доверие к ней и к клубу. — Сегодня любовница сделала традиционный подарок на свой страх и риск для нового члена клуба и нисколько об этом не жалеет, — игриво сказала Марта на прощание. Никаких обязательств, никаких выгулов по ресторанам и театрам, выбор девушек, индивидуальный подход. Теперь он начинал понимать, почему Андрей так боялся вылететь с клуба. Мысли Виктора бурлили по дороге домой. III Марта жила одна. В её жизни было много разных мужчин, которые её любили и не любили, и которых она любила, но никогда не подпускала слишком близко. Со временем любовь для неё поменяла своё значение. Теперь ей казалось, что единственный раз, когда она по настоящему любила, случился в ту далёкую шестнадцатую весну. Но об … этом не хотелось вспоминать, иначе становилось безумно жалко себя и пролетевшее безвозвратно время. Сегодня она была счастлива. Она чувствовала, что её безумно любят многие мужчины, и она не стремилась посадить их на цепь возле себя. Денег, которые она получала от них, хватало на всё, о чём можно было только мечтать. Она понимала, что секрет её притягательности, кроется в её искусстве доставлять мужчине удовольствие. И в этом она прекрасно преуспела. Понимать мужчину она начала учиться ещё в университете, изучая психологию. Теперь она прекрасно понимала, что вопреки общепринятому мнению, мужчина любит не глазами, а ушами и членом. Конечно, при равных или почти равных остальных условиях, таких как внешность. Идею создания клуба предложил ей её очередной любовник. Правда, он не мыслил тогда так масштабно. Он спросил её, сможет ли она найти себе красивую подружку, так как он всю жизнь мечтал заняться сексом с двумя девушками сразу. Уже на тот момент она регулярно получала от него деньги «на пропитание», и он намекнул, что в следующий раз сумма может быть удвоена. Также он взял с неё обещание, что она не станет связываться с проституткой, так как он ужасно боялся чем-нибудь заразиться. У Марты была подруга, которая также жила под крылом одного «папеньки». Она решила попробовать, и та охотно согласилась, тем более что эта идея казалась ей безумно интересной. Может быть потому, что Марта ей нравилась не только, как подруга. В любом случае всё прошло идеально. Однажды её любовник пришёл с другом, и Марта поняла, что это не случайно. Ей тоже давно хотелось попробовать с двумя мужчинами. Потом этот мужчина стал её вторым любовником, и первый ничего не имел против. Он тоже стал давать ей деньги. Подруга Марты иногда занималась сексом и с ним. Это был маленький круг из четырёх человек, которые познакомились за бокалом шампанского, понравились друг другу и теперь регулярно получали удовольствие, занимаясь сексом. Мужчины захотели расширить этот круг, им хотелось новых девушек. Марта ничего не имела против, но она также хотела расширить круг мужчин, так как это позволило бы ей увеличить свой доход. Так постепенно она приходила к идее создания клуба любовников. Она начала составлять правила, и, будучи психологом, скоро смогла выделить основные принципы функционирования подобной организации. Главным, как оказалось, являлся принцип замкнутости. Именно закрытость данного общества была самым привлекательным качеством. Человек чувствовал себя посвящённым в тайное общество, защищённым, он мог довериться и расслабиться. Поэтому все члены этого общества должны знать друг друга в лицо или как минимум быть знакомыми через друзей. Так родилась идея приглашать новых членов только через друзей. Сейчас женская сторона клуба была представлена семью девушками, включая её. С мужской стороны можно было выделить постоянных посетителей и тех, кто заглядывал лишь временами, что было связано исключительно с постоянными командировками этих мужчин, а не пропадающим интересом. В общей сложности их было двадцать три и их количество постоянно увеличивалось. Это был отличный прибыльный бизнес для Марты, надёжность которого уже была проверена временем. С момента создания клуба прошло два года. Иногда возникали проблемы. Кто-то просил заплатить попозже, кто-то клялся, что забыл обновить справки. Такие вопросы всегда решались согласно правилам. Это был закон. Таких случаев было немного за всю её практику. Всего пять. С некоторыми членами пришлось расстаться. Но в целом все члены клуба были очень довольны. Марта видела в этом прежде всего свою заслугу. Сегодня Марта продолжала обучение новой девушки, которую не случайно звали Мая. Ей было всего лишь девятнадцать, и это тоже было не случайно. Марта очень тщательно подбирала очередную кандидатку, используя свои старые связи с университетом. Среди её друзей были преподаватели, которые ничего не подозревали об истинной деятельности Марты и считали, что она пишет очень интересную работу на тему сексуальной раскрепощённости молодёжи. Поэтому они не задумываясь предоставляли ей информацию о студентах, проводя для неё якобы анонимное анкетирование. Марта научилась идентифицировать нужные ей анкеты, и теперь у неё были достаточно искренние ответы молоденьких студенток, связанные с сексом, сексуальностью и воззрением на жизнь. Сейчас она как раз искала молодую «неопытную» девушку, которая играла бы малую скрипку в секс-трио. К своим девятнадцати годам Мая уже успела переспать с несколькими парнями. Это о чём-то да говорило. Как минимум о том, что она достаточно глупа и ветрена, чтобы кинуться в очередную авантюру, и достаточно умудрена опытом, чтобы понимать, что любовь и романтика остались позади, и что деньги не падают с неба. После первого знакомства Марта ещё больше убедилась, что Мая как раз то, что ей надо. Обладая ангельским личиком молоденькой девочки, Мая рассуждала как взрослая. Она не стремилась зарабатывать деньги сама, она не хотела серьёзных отношений. Но она хотела найти себе богатого женатого любовника и жить припеваючи. Почему женатого?»Потому что с женатым проблем меньше. Он не станет терять голову и морочить мозги замужеством и вечной взаимной верностью. Дал деньги и спи спокойно. Никаких угрызений совести. Я тоже всегда смогу уйти от него, когда захочу, потому что у него есть жена, а у меня никого нет». Когда Марта убедилась в том, что Мае можно доверять, она начала постепенно вводить её в курс дела. Когда она рассказала ей, сколько та может получать, глаза Маи загорелись жадным огоньком, что Марта с удовольствием констатировала. Мая была невысокой пышной крашеной блондинкой с красивыми чертами лица, несколько ребяческим его выражением и излишним использованием косметики, что было свойственно её возрасту. Она явно пыталась выглядеть строже, опытнее, серьёзнее и умнее, но для этого, как она считала, ей нужны были как минимум солнцезащитные очки и строгий костюм-двойка. При этом она ходила с распущенными волосами на каблуках-шпильках. Стоило ей снять очки и открыть рот, как вы тут же понимали, что перед вами стоит ещё неокрепшая, неуверенная в себя молодая девушка, готовая смертельно обидеться, стоит лишь вам улыбнуться. Мужчины явно западали на неё из-за её пышных форм, того факта, что она была блондинкой, а её голос звучал так глупо, и рот издавал не самые умные фразы. Но все они относились к ней несерьёзно и просто хотели с ней переспать. Поэтому Мая сначала не могла найти себе постоянного партнёра, а потом у неё просто пропало желание его искать, и она просто начала отдаваться самому сильному самцу на горизонте в надежде, что тот окажется таким же глупым, чтобы предложить ей руку и сердце на следующее утро после знакомства. Мая сидела напротив Марты и слушала, слегка наклонившись вперёд, что выдавало её возбуждение и заинтересованность. Марта уже сломила корочку льда, которая могла образоваться из-за неловкости обсуждения темы секса. Для этого она сделала комплимент Мае по поводу её пухлых губок и спросила в шутку, может ли она надеяться когда-нибудь их поцеловать. Та, нисколько не смущаясь, ответила, что да, она бы не возражала. И тогда Марта поцеловала её, нежно, без языка, просто расслабив губы и насладившись прикосновением к ним. Они уже давно перешли на «ты», и теперь этот поцелуй сблизил их ещё больше. Теперь Мая знала всё про клуб, согласилась в него вступить и согласно правилам для девушек, должна была пройти испытательный срок, в течение которого она должна была обучаться у Марты премудростям секса. Марта сама обучала всех девушек и следила за тем, чтобы они со временем не растеряли свой багаж знаний и продолжали совершенствоваться. В конце концов, от этого зависел успех её бизнеса. Марта уже показала большой ассортимент сексуальной атрибутики, которая была аккуратно расфасована по шкафам. Там был шкаф с гардеробом, в котором можно было найти платья для игры в медсестру, милиционера, бизнес-леди, секретаршу; … чулки разных цветов, рисунков и размеров; туфли, ремешки. Размеры были не все, а, как объяснила Марта, только те, которые она закупала по мере необходимости. Был шкаф с игрушками, такими как плётки, вибраторы и анальные пробки. Была полка с презервативами разных цветов, размеров, особенностей и производителей. Здесь было всё, что можно было себе представить в сексе. Не было только главного — умения всё это правильно применить. Марта всегда очень тщательно готовилась к приёму мужчины. В её голове всегда был готовый сценарий. Игра — это то, что заводит мужчину. И у Марты было около сотни таких заготовленных сценариев. Мая должна была сыграть роль самой себя — молодой неопытной девушки, которая только учится у опытной Марты. Марта должна была сыграть ревность и зависть из-за разницы в возрасте. Марта будет относиться к ней с некоторой долей презрения и пренебрежения во время секса, но Мая должна понимать, что это всего лишь игра и для обид здесь нет места. Сейчас они обсуждали анальный секс, которого у Маи никогда не было. Мая сразу дала понять, что он не вызывает у неё особого энтузиазма, так как это наверное очень больно. — Больно? Нет. Скорее необычно и вызывает странные ощущения по началу, потом, когда привыкаешь, то начинаешь получать от этого ещё большее удовольствие, чем от обычного секса. Весь секрет в смазке и расслабленном состоянии твоей попы. Люди, которые этого не знают, натыкаются на боль и больше никогда не пробуют. Взгляд Маи всё равно выражал недоверие. Марта и не пыталась убедить её так просто. Она сходила за своим любимым конусом с рубином в ручке и сначала дала его подержать Мае. Мая оценила его размер и вернула обратно. Дальше Марта достала бутылочку со специальным лосьоном, который использовался в качестве смазки, быстро скинула с себя шортики, стала на коленки в кресле спиной к Мае и, смазав конус смазкой, начала аккуратно вводить его себе в анус. Она сделала несколько вращательно-поступательных движений, чтобы ускорить действие лосьона. Наконец конус весь сидел у неё в попе по самую рукоятку. Мае было неловко смотреть на всё это. Она не знала, что она должна сказать или почувствовать. В любом случае, она видела, как легко этот конус, который, наверное, раза в два в своём самом широком диаметре был толще самого толстого мужского члена, который ей приходилось встречать, вошёл в небольшую попку Марты. Марта развернулась и села в кресло. Теперь конус был у неё попе и она могла продолжать. — Это всё — дело привычки. Как только ты привыкнешь расслабляться и принимать в себя предметы или мужской член, ты забудешь о боли и начнёшь получать странное удовольствие. — А что если захочется какать? — Хороший вопрос. Перед тем как заниматься анальным сексом, ты должна два часа не есть, а за минут десять-пятнадцать сделать себе две клизмы. Не сложно, правда? Я научу тебя делать молочные клизмы, и ты будешь получать от этого не меньшее удовольствие. Сейчас я научу тебя ставить себе клизму, а потом дам тебе лосьон и конус, чтобы ты могла дома, не стесняясь, попробовать. Я хочу, чтобы ты походила с конусом по комнате минут десять, привыкла к нему, потом посидела в кресле или на диване, потом достала его, повторила процедуру через десять минут, потом ещё раз. Так ты научишься принимать мужчину в попу и не чувствовать боли. IV Вечером Мая была слегка взволнована. Ей предстояло проделать всю ту процедуру, которую сегодня показывала Марта. Она нагрела в кастрюле воды до температуры тела и разбавила её молоком, как её учила Марта. Перейдя в ванную комнату, она разделась и встала на коленки в ванне. Наклонившись вперёд, свободной рукой она начала аккуратно вводить насадку клизмы себе в анус. Всё оказалось не так просто, как это выглядело у Марты. Анус решительно не хотел принимать в себя даже тоненькую насадку клизмы. С болью он выталкивал её обратно. Она вспомнила про лосьон. Теперь насадка легко скользнула внутрь, но анус по-прежнему продолжал с силой её выталкивать. Он плотно обхватил насадку. У Мае возникло такое ощущение, что она целую вечность хотела покакать и вот теперь бежит к единственному оставшемуся туалету на свете, пытаясь донести и разлить содержимое своего кишечника. От этого ощущения сфинктер Маи сжимался ещё больше, и насадка снова выскочила из неё, как пробка из бутылки. От этой возни в ванне Мая уже начинала потеть. Она решила расслабиться и не думать о плохом, как её учила Марта. В этот раз сфинктер уже не выталкивал насадку, и она поняла, что главное — это контролировать расслабленное состояние сфинктера. Грелка с разбавленным молоком лежала рядом, она была трубкой соединена с насадкой. Мая подняла её и почувствовала, как тёплая жидкость начала медленно заполнять её изнутри. Это было приятное чувство. Тепло распространилось по всему телу. Скоро содержимое грелки находилось полностью у неё в кишечнике. Два литра тёплого молока. Нужно было встать и походить, понаклоняться, потерпеть до последнего, чтобы молоко хорошенько вымыло её изнутри. Так она и сделала. Всё внутри начало бурлить и вскоре она почувствовала сильнейший позыв в туалет. Но сдержалась. Так несколько раз, пока, наконец, через минут десять, терпеть было уже совсем невмоготу, и она побежала в туалет. После туалета она почувствовала себя абсолютно слабой и пустой, как стиральная машина после стирки. Нужно было залить ещё два литра остававшегося молока. В этот раз всё прошло очень быстро, живот уже так не бурлил, а выливалось из неё только то молоко, которое она недавно туда залила. Отдохнув немного после второй клизмы, Мая переместилась в зал, где уже лежал на столе конус, вручённый ей Мартой. Он был такой же, как у Марты, с такой же рубиновой ручкой. Посмотрев на него, Мая в очередной раз подумала, что её попа просто разорвётся на части, и она умрёт от потери крови, если она попытается засунуть его себе. Ещё больше волновал её вопрос, как потом достать конус. Вдруг он там застрянет, и она не сможет достать его самостоятельно? Тогда ей придётся поехать к врачу и долго объяснять ему, как он там оказался. Она представила себе выражение лица того доктора, которому она скажет, что вышла из ванной и случайно села на него, и теперь не может его достать. Но перед глазами ещё свежо стояла картина того, как легко Марта засовывает и достаёт конус из своей попы. Она тщательно смазала конус и свой анус перед тем, как лечь на спину на диван и начать медленно вводить его себе в попу. Конус начал медленно расширять мышцы сфинктера. Мая максимально расслабилась и начала мышцами живота выталкивать его из себя, как если бы она тужилась в туалете. Так её учила Марта. В ней уже ничего не было, поэтому ей нечего было бояться испачкаться. Тужась вытолкнуть конус мышцами живота, она продолжала толкать конус, контролируя расслабленное состояние своего сфинктера. Конус начал входить всё глубже и глубже. Она не успела заметить, как он соскользнул внутрь и сфинктер захлопнулся на тонкой части, соединяющей ручку и конус. Теперь он был полностью в ней. Ощущение радости переполняло её. У неё это получилось! Ощущение действительно было странное. Она чувствовала себя как фаршированная индейка. Непрекращающееся давление в попе было возбуждающим. Она начала ласкать себя, сначала грудь, а потом и внизу. Она любила мастурбировать, но в этот раз её возбуждение было на порядок выше. Половые губы выпирали наружу, обнажив клитор. Её влагалище было словно растянуто выпирающим конусом снизу. Она кончила очень сильно. Длительный оргазм сопровождался громким стоном. Теперь она лежала абсолютно обессилившая. Ей захотелось достать конус, и уже через минуту она держала его в руке. Удивительно, но достать его было намного проще, чем она предполагала. Ей захотелось поспать. Ходить с конусом по комнате, сидеть в кресле сейчас не было ни сил, ни желания. Уже через пять минут она спала крепким сном. Блаженная улыбка играла на её … губах некоторое время, пока она засыпала. V Следующие три дня прошли для Виктора в ожидании результатов анализов, которые он сдал уже на следующий день, посетив частную платную клинику. Изменения в нём заметили не только на работе, но и жена по телефону. — Что это ты вдруг стал такой внимательный и заботливый? — спросила она с долей сарказма. Это слегка напугало его, и он решил отныне быть более осторожным и не выдавать свои мысли и чувства окружающим. Приближалась пятница. Он уже сообщил о своём желании встретиться в этот день, используя всё тот же ICQ номер. Ему не хотелось знакомиться с другими девушками пока что, поэтому он назначил встречу Марте. Их последняя встреча не выходила у него из головы. В этот раз встреча проходила в другом месте. Марта уже ждала его. На ней был шёлковый голубой халатик, который едва доходил ей до коленок. По просвечивающимся изящным контурам её тела он догадался, что на ней больше ничего не было. Они сели на кухне и начали болтать ни о чём. Марта предложила принять ему душ, пока она будет заваривать чай. На что он с удовольствием согласился. Выйдя из душа, он одел специально приготовленный для него махровый халат и присоединился к Марте на кухне. — Сегодня я приготовила для тебя сюрприз, — игриво проворковала она. — Но сначала я хочу, чтобы ты помог мне с моей игрушкой, а то я уже вся мокренькая. «Эта женщина вообще один сплошной сюрприз», — подумал Виктор. Марта достала свой рубиновый конус, обошла стол, начала нежно целовать Виктора в губы, поглаживая его член рукой, а потом засунула ему в рот рубиновую ручку. — Подержи это вот так для меня, — сказала она, придерживая конус. Закинув халатик, она начала медленно насаживать себя на конус, растягивая попу руками. Эта игра возбудила его невероятно. Он покрепче зажал ручку у себя во рту и начал управлять этой ракетой, которая неумолимо приближалась к своей цели. Конус был прозрачный, и он мог видеть как медленно раздвигаются стенки её ануса, как широко зияет это отверстие, обнажая нежную розовую плоть внутри. Наконец конус соскользнул внутрь, и он приник ртом к её попе. Она приятно пахла молоком, что его слегка удивило. Он отпустил ручку и начал ласкать её попу, сначала нежными поцелуями, потом водя языком вокруг её ануса. Марта действительно уже вся текла. Он запустил свой язык дальше в складки её влагалища и нащупал складку клитора. Она приятно заиграла у него на языке. Марта начала громко стонать. Раздвинув ноги, она изгибала спину, помогая ему пальцами достичь её поглубже. Она была гладко выбрита, только на лобке оставалась тонкая полоска волос. Неожиданно Марта выпрямилась, развернулась и, став на колени, начала энергично сосать его член. Она глубоко заглатывала его, погружая головку себе в горло. Он чувствовал, как его головка сначала доходила до заднего нёба Марты, потом Марта резким усилием направляла её дальше в горло, пока весь его член не скрывался у Марты во рту, часть его теперь уже находилась у неё в горле. Свободной рукой Марта играла с его яичками, оттягивая их своими пальчиками с длинными накладными ногтями. Это было потрясающее ощущение. Он нагнулся над Мартой и начал правой рукой вращать рубиновую ручку. Марта заурчала, как тигрица, в этот раз зубами вцепившись в корень его члена. Марта выпрямилась и встала, вытирая рукой слюну со своих щёк. — Ты ведь хочешь узнать, что за сюрприз я тебя приготовила? Тогда следуй за мной. Они перешли в спальню. Здесь было прохладно и свежо. В полумраке он мог различить большую двуспальную кровать без спинки посреди комнаты, прикроватные тумбочки и платяной шкаф. Комната выглядела очень уютной. В воздухе витал лёгкий приятный запах, а где-то рядом играла тихая музыка. Марта сняла с него халат и, взяв его рукой за торчащий член, повела к углу кровати. Посадив его на угол кровати, она руками развела его ноги по оба края кровати и заставила его откинуться на кровать. Теперь его яички свисали над ковром, а член свободно лежал на лобке. Он ждал сюрприз. Марта достала из шкафа большую в человеческий рост надувную куклу, которая тупо пялилась на него стеклянным взглядом. Её рот был широко открыт. Это была кукла-блондинка с широкими бёдрами и большими сиськами. У неё было три дырки и родинка над губой. Но Виктору она больше напоминала надувной матрас оригинальной формы. — Это моя подружка Мая. Она ещё очень молоденькая и неопытная, поэтому не порви её, — сказала Марта. Марта достала ещё один конус с рубином и быстро заткнула им анальную дырку Маи. Она взяла в одну руку член Виктора и начала насаживать голову Маи на него, имитируя минет. Их взгляды встретились, и Виктор криво улыбнулся. Виктор испытал скорее лёгкое разочарование, чем раздражение, когда увидел куклу. Но он решил не говорить об этом Марте. Марта продолжала играть с куклой. Теперь она насаживала её дыркой-влагалищем. Виктор чувствовал, как латекс куклы трётся о его член, но это его нисколько не возбуждало. Наконец, Марта достала конус из анальной дырки куклы и начала насаживать её резиновым анусом на член Виктора. Производители сделали это отверстие поуже, и он с трудом вошёл в анус Маи. Закончив с анальным сексом, Марта снова взяла Маю за шею и начала погружать его яички ей в рот. Посадив куклу на пол в углу кровати, она оставила её рот сомкнутым на его яичках, а сама быстро надела презерватив и запрыгнула на него верхом. Он ждал этого момента очень долго. Ему хотелось, наконец, засадить Марте свой член и отыметь её как в прошлый раз. Кукла уже сползла с его яичек, и это его нисколько не волновало. Марта туго сидела на нём, он мог рукой нащупать ручку с рубином. Подкручивая её, он чувствовал, как Марта извивается на нём от удовольствия. Марта достала белую повязку и завязала ему поверх глаз. «Это ещё зачем?» — мелькнула мысль у него в голове. Внезапно он почувствовал, как его яички погрузились в чей-то рот и их начали нежно ласкать язычком. Марта продолжала трахать его, энергично прыгая на нём. Это было очень неожиданно для него, он вздрогнул, но смог быстро прийти в себя. Марта остановилась и сняла с него повязку. Он увидел, что кукла ожила. Это была пышная молоденькая блондинка с голубыми глазами и родинкой над верхней губой в том же месте, что и у куклы. Сходство с куклой было настолько разительно, что поверить в чудесное оживление куклы, было очень несложно. Мая села ему на лицо, и он начал лизать её уже мокрую киску. Марта продолжила, теперь уже не спеша, елозить из стороны в сторону на его члене. К своему удовольствию Виктор констатировал, что у Маи тоже в попе сидел рубин. От неё тоже приятно пахло молоком. Это становилось похоже на какой-то культ. Они начали двигаться в медленном танце любви, постанывая от удовольствия. Но у Марты, судя по всему, были другие планы. — Что-то ты, Мая, всё перепутала. Слезай-ка и становись раком, — с долей наигранной иронии и гнева сказала Марта. Мая послушно слезла и отрешенно стала на коленки и локти. Рубиновая ручка прочно торчала у неё из задницы. Виктор уже поднялся и теперь с вожделением смотрел на пухлую попу Маи. — Красное к красному, — сказала ему Марта с коварной улыбкой. Ему стало чуть-чуть жаль Маю, теперь эта фраза звучала, как команда и часть ритуала. Он знал безошибочно, что нужно делать дальше. Он медленно засадил Мае по самые яйца, наслаждаясь каждым сантиметром этого действия. Всё было тщательно смазано, и Марта предварительно надела ему новый красный презерватив, но попа Маи всё равно была более упругой, чем у Марты. Теперь Мая уже не стонала как раньше, это было одно продолжительное мычание. Она закусила большой палец своей руки, а другой рукой ласкала свой клитор. Марта помогала этому действию, руками растягивая пухлую попу Маи, а потом языком лаская клитор Маи. Также медленно Виктор начал … поршневые движения, стараясь не напрягать свой член и направлять его так, чтобы тот ни во что не упирался. Марте явно нравилось смотреть на всё это. Она начала тереться грудью о его спину, свободной рукой играть с его яичками и шептать ему на ушко непристойности, которые почти заставили его кончить. — Эта молоденькая сучка думает, что если она смогла засунуть себе рубин в задницу, то может увести у меня мужчину. Но она явно думает не головой, а своей жирной коровьей жопой. И сейчас этой жопе не поздоровится. Трахай её, милый. Выеби эту блядь в эту жирную задницу, затрахай до смерти для меня, так, чтобы она неделю не могла сесть на свою жопу, — и чуть позже. — Я надеюсь, ты не собираешься кончать туда? Это было бы предательством по отношению ко мне. Какое право она имеет на мою сгущёнку? Когда почувствуешь, что уже скоро, немедленно доставай. Я не собираюсь смотреть, как ты спускаешь в презерватив. Виктор уже почти конвульсивно двигался взад-вперёд и вверх-вниз. Он действительно делал то, о чём его просила Марта. Во всяком случае, так он себе это представлял. Похоже, Мае тоже это нравилось, она начала работать попой, насаживая её как курицу на вертел. Виктор почувствовал приближение оргазма и достал член из Маи, как его просила Марта. Марта положила его на спину и сняла презерватив. Затем она взяла его член в руку и с урчанием кошки впилась в него длинными накладными ногтями. От этой резкой боли желание кончать спало. — Сейчас мы поиграем с тобой в одну интересную игру. Мы будем по очереди ласкать твой член, а ты, когда будешь чувствовать, что вот-вот кончишь, сжимай нам руки. На ком первой не выдержишь, та сегодня домой пойдёт без рубина в попе. А если кончишь раньше, чем через десять минут, получишь рубин в попу и ты, — не то в шутку, не то в серьёз добавила Марта. Он не знал, радоваться ему или нет такой перспективе. В любом случае предложение Марты понравилось Виктору. Марта и Мая легли по бокам, и каждая взяла его руку в свою. Они начали по очереди сосать его член. У каждой девушки был шанс закончить этот секс-марафон и пойти сегодня домой прямой походкой, а не ковыляя как утка. Поэтому они так старались. Они глубоко заглатывали его член и энергично массировали языками тонкую кожицу вокруг его головки, стараясь вызвать в нём взрывную реакцию. Но Виктор, помня предупреждение Марты, не собирался кончать. Каждый раз, когда он чувствовал подкатывающую волну оргазма, он сжимал руку сосущей девушке, и та сразу прекращала. При этом другая начинала покусывать его член или впивала в него свои острые ногти, издавая при этом кошачье урчание. Он не ослаблял хватку, пока не был готов к новому раунду. Он чувствовал, что управляет секс-машиной, которая неслась на огромной скорости. Два рычага в его руках давали ему контроль над их действиями, и это ему безумно нравилось. Он научился контролировать приближение оргазма с точностью до миллисекунды и отдалять его, испытывая лёгкую боль. Девушки в точности подчинялись его движениям. Каждая из них начинала сначала медленно, постепенно ускоряясь, переходя в галоп, который мог остановить только он. Так они играли уже больше десяти минут. Марта объявила таймаут и сбегала к холодильнику за льдом. Достав кубики льда, Марта дала один кубик Мае, и они начали по очереди подкладывать лёд свободной рукой под его яички во время своего раунда. Это остудило его жар, и он снова почувствовал, что может ещё не кончать целую вечность. Когда в очередной раз пришла очередь Марты, она как всегда начала медленно сосать его член, постепенно ускоряясь. Почувствовав приближение оргазма, Виктор сжал её руку. Тогда Марта схватила Маю за волосы, притянула к члену и положила её ему на живот. Мая широко открыла рот, высунула язык и зажмурила глаза, хотя Виктор этого не мог видеть. Это явно было правило игры, о котором он не знал. — Сюрприз! — проворковала Марта. Она сильно стиснула его член рукой возле головки и начала агрессивно по-мужски гонять его туда-сюда, направив головку Мае в рот. Мая начала активно водить языком по головке его члена. Виктор отчаянно сжимал уже обе руки, словно жал на тормоза перед обрывом. Но остановиться уже было невозможно, и он начал падать. Густые струи скопившейся спермы долгожданно вырывались наружу, приземляясь прямо Мае в рот. Мая высунула язык как можно дальше и теперь ловила им стекающую сперму, которой не хватило стремительного ускорения. Рот Маи был полон спермы, но она и не думала глотать. Виктор лежал опустошённый. Приятно болело внизу живота. Казалось, сейчас физически он не смог бы возбудиться ни за что на свете, не говоря уже о том, чтобы кончить ещё раз. Психологически он продолжал испытывать сильнейшее желание к этим двум женщинам, одну из которых, пухлую крашеную блондинку, он только что оттрахал в её нежную пышную попку, и которая теперь игриво отказывалась поделиться с Мартой его спермой. — Ах ты, грязная сучка! Ты думаешь, что если он кончил тебе в рот, то ты выиграла? — Марта изобразила неподдельный гнев. — Максимум, что ты заслужила, это половину. Мая согласно кивнула и, наклонившись над Мартой, отдала ей половину содержимого своего рта. Марта с удовольствием приняла в себя эту жидкость и тут же проглотила. Мая последовала её примеру. Они легли под нежные шёлковые простыни и скоро заснули крепким сном. E-mail автора: vasya.kalyakin@gmail.com

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх