Без рубрики

Кристина

— Привет! А почему такой симпатичный парень пьет один? — она удивленно приподняла бровки-ниточки. — А ты что, налоговый инспектор? С какой стати я должен перед тобой отчитываться? — Просто если человек пьет в одиночестве, либо у него проблемы, либо большие проблемы, — улыбнулась она, продемонстрировав жемчужно-белые ровные зубки. — Налоговый инспектор и психоаналитик в одном флаконе — редкое сочетание, — я демонстративно поднес свой стакан к губам. — И это еще не все, что я умею, — с облегчением выдохнула она. — И умей себе на здоровье. Ко мне-то ты чего привязалась? — я посмотрел на нее с напускным негодованием. А ничего так бабенка — лет под тридцать, но фигурка как у куколки, ни грамма лишнего жира. На лице косметики с полтонны, брови выщипаны почти на нет, глаза подведены слишком ярко даже для вечера, волосы в тщательно продуманном творческом беспорядке — часа полтора уж точно колдовал над ней какой-то заштатный парикмахер или сама укладывалась, но всякой химии на ней столько, что ее можно в школе вместо таблицы Менделеева на стенку вешать. Смыть бы с нее все это, проветрить хорошенько, одеть в строгий костюм или домашний халатик и выйдет типичная серая мышка, примерная домохозяйка или офисный работник. А если совсем раздеть да волосы распустить — так и вовсе выйдет русалка или нимфа лесная. И вполне понятно, зачем она ко мне подсела — с родителями не ладится, муж достал, на работе завал, короче, нервов на все не хватает, вот и позвонила она первой попавшейся подружке, а та предложила ей пойти в какой-нибудь бар в полной боевой раскраске и познакомиться с мальчиком на ночь. Идеальная схема для снятия стресса, вот только в ней один просчет — кадрить эта девица предпенсионного возраста решила меня. А ведь могла подсесть вон к тому очкарику у дальнего конца стойки или к до неприличия зализанному школьнику в рубашке с какими-то невнятными разводами. Нет, она выбрала именно меня. Она рассудила правильно — если со мной секса не выгорит, так хоть можно пообщаться и не бояться выглядеть извращенкой. Я вздохнул и коснулся ее руки. Она вздрогнула. — Простите, пожалуйста, мой резкий тон. Неделька выдалась тяжелая, и следующая обещает быть не лучше… — Это вы меня простите, — она виновато опустила глаза. — Я действительно не должна была приставать к вам с разговорами… — Мое имя Ришар, — улыбнулся я и поднес ее запястье к губам. — Очень приятно, Кристина, — даже сквозь сантиметры пудры на ее щеках, я заметил, как она покраснела. Я не отпустил ее руку после поцелуя, а продолжал нежно водить большим пальцем по ее ладошке. У нее была мягкая, хоть и немного грубоватая кожа. Мои движения видимо смущали ее еще больше, чем даже мой поцелуй. И я не сводил с нее глаз. Да, отмыть, проветрить, переодеть — и я хочу ее… Я улыбнулся: — Пойдемте, прогуляемся. А то здесь становится душно… — Я… я… не одна… — она говорила тихо с придыханием, а я торжествовал — всего пара движений, один взгляд, и она моя… — Думаете, кто-то заметит ваше отсутствие? — я склонился почти к самому ее уху. Она вздрогнула и мотнула головой. Я встал со своего места, бросил пару купюр на стойку и подал ей руку. Она оперлась на нее. Уже через минуту мы вышли на стоянку позади бара. Я оставил ее на тротуаре, сказав, что сейчас подъеду на машине, и медленно двинулся между рядами дорогих и не очень иномарок. Что ей больше понравится — огромный джип или этот спортивный кабриолет? А может, она поклонница классики, и ей будет приятно прокатиться по городу на этом стареньком «Мустанге»? Или «Мерседес»? Эх, все не то… Ага! Вот то, что нужно! Я подъехал к тротуару на новенькой «Вольво» представительского класса темно-синего цвета. Ее глаза округлились, когда я вышел и открыл перед ней дверцу. — Это… твоя? — только и спросила она. Я ухмыльнулся: — Нет… — Ты… украл ее? — теперь она смотрела на меня с негодованием, все еще держась за дверцу машины. Вместо ответа я впился в ее губы поцелуем. Она тут же обмякла, и я без труда усадил ее на переднее пассажирское сиденье. Я вел спокойно, соблюдая все правила и изредка бросая довольные взгляды на нее. Она тяжело дышала и смотрела только на дорогу, которая медленно шла в гору. Мы поднимались все выше, пока не оказались на краю крутого обрыва. Я вывел ее из машины и встал позади нее. Она молчала. Тогда я склонился к ее плечику и припал губами к мочке ее правого уха. Она не стала отстраняться, лишь слегка наклонила головку влево, чтобы не мешать мне. Мои руки тем временем спустились к ее груди. Я сжал ее и отпустил. Грязная девчонка — явилась в бар без нижнего белья. Я запустил руки ей под блузку. Она судорожно сглотнула слюну. Какая мягкая шелковистая кожа! Давненько я не баловался с городскими девочками. Одной рукой я мял ее грудь, пока другая ощупывала ягодицы и бедра. Я был прав — фигурка у нее отменная. Она продолжала молчать и тяжело дышать. Я запустил руки ей под юбку и подобрался к самому заветному. Она тихонько всхлипнула, когда мои пальцы коснулись ее аккуратно выбритого лобка. Я ухмыльнулся и обнял ее плечи. — Тебе нравится? — спросил я шепотом. — Да, — так же шепотом ответила она. — Я могу подарить тебе весь мир, все, что пожелаешь — драгоценности, меха, картины, деньги. Только будь моей… — Мне ничего не нужно, — сказала она, — только быть с тобой… Я легко развернул ее к себе лицом, прижал к груди и впился в ее густо напомаженные губки долгим поцелуем. Огни внизу мерцали, как звезды над нашими головами. В траве у наших ног пели сверчки. Вокруг нас, почти задевая наши волосы когтистыми крыльями, летали летучие мыши. А я медленно стягивал с нее блузку и юбку. Она без разговоров повиновалась каждому моему движению. И я наслаждался своей властью над этой женщиной, над ее телом и разумом. Она была действительно прелестна. У нее было тело двадцатилетней девочки — ни одной складочки, ни одной морщинки. Ее возраст и трудности в жизни выдавали лишь несколько серебряных волосинок, будто случайно затерявшихся в ее темно-каштановых волосах. Я ласкал ее до тех пор, пока у меня самого не заныло внизу живота, и я не почувствовал, что могу взорваться даже от легкого прикосновения. Поэтому я отстранился от этой красивой обнаженной женщины, достал из кармана брюк сигареты и закурил. Она смотрела на меня отрешенно, все еще тяжело дыша после серии оргазмов, до которых я довел ее лишь языком и пальцами. Когда напряжение немного спало, я вновь припал губами к ее груди, а она выгнула спину под почти нереальным углом и громко застонала. Одним движением я расстегнул брюки и резко вошел в нее сразу на всю длину. Она вскрикнула и дернулась, но я крепко держал ее за бедра. Я двигался медленно, растягивая удовольствие, а она выла волчицей, стонала и ревела. Ее ноготки давно исцарапали мне в кровь спину и руки, ее щеки и губы были солеными от слез, а я все еще двигался медленно, оттягивая, насколько это было возможно, свой пик. Огни внизу давно погасли, поблекли звезды в небе, сверчки умолкли, не решаясь нарушать своими дилетантскими криками нашу идеальную гармонию движения и голоса. Ее стоны стали хриплыми, и только когда восточный край неба посветлел, я начал наращивать скорость. Она завыла с новой силой, а я толкался в ней все быстрее, разрывая ее нутро. И вот когда ее крещендо дошло до максимума, когда ее вой достиг наивысшей ноты, на какую только был способен ее голос, я замер, обливаясь потом и изливая в нее все, что я так старательно копил всю эту ночь. Она затихла, обмякла, прижавшись ко мне всем телом. Я обнял ее плечи и благодарно поцеловал ее в шейку. — Спасибо… тебе… — еле слышно проговорила она. — Ты моя… — ответил я. — Я — твоя… — отозвалась она и сладко зевнула. — Идем ко мне, — предложил я. — Да… — согласилась … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Кристина

Порой, совершенно неожиданно, судьба может сыграть с нами в игру. Правда, что нас зацепило, и мы уже согласились играть, можно даже сразу и не заметить. Жизнь, вроде бы, идет своим чередом, пусть немного необычным, но удивительно последовательным. Как вдруг понимаешь — все не просто, и события лишь подстраиваются так, чтобы получилась заранее кем-то задуманная картина. Так, в один совершенно не прекрасный для меня летний день, избитый, без денег и документов, примерно за тысячу километров до родного города, я очнулся на захолустной железнодорожной станции. С трудом припоминая давешние события добрел до ближайшей колонки, где долго приводил себя в порядок, насколько это было вообще возможно. Изрядно вываленные в пыли пиджак и брюки пришлось оттряхивать с полчаса. В единственном магазинчике я выпросил немного еды и воды, а так же вызнал нужное направление у кассира станции. Представив дальность пути, тяжело вздохнул и направился вдоль железной дороги. Я шагал часами, под палящим летним солнцем. Несколько раз мимо проносились поезда, и, радостно гудя, таяли вдали. На закате идти стало невыносимо, запасы провианта быстро исчерпались, и мне пришлось спуститься к расположенному недалеко от дороги озеру. Искупавшись, я вылез на берег, и повалился в зеленую траву. Хотелось есть, но замученное дневным переходом сознание просто-напросто отключилось. Я проснулся часов в пять утра. Было ужасно холодно, на траве висели капельки росы. Оказалось, во сне я накрылся пиджаком, поэтому не сразу замерз. Настроение было отвратительным, да и есть хотелось не меньше, чем предыдущим вечером. Но я заставил себя улыбнуться и продолжил путь. К вечеру второго дня дорога повернула и пошла вдоль автотрассы. Я, еще раз проверив свой внешний вид, попытался поймать попутку. Надежды, что меня подбросят до ближайшего населенного пункта не было никакой. Тем не менее, я автоматически поднимал руку при звуке очередного приближающегося автомобиля. Чудо произошло, когда его совсем не ждал. Белый «Мерседес» притормозил в нескольких метрах впереди меня. Окрыленный надеждой на спасение, я подбежал к машине и открыл дверцу… Вообще-то я человек не суеверный, однако, отношусь с некоторым содроганием к женщине за рулем. Это соображение я тут же высказал девушке-водителю, вместо того, чтобы жалобно просить отвезти меня куда-нибудь поближе к людям. В ответ она рассмеялась. Я успел оценить ее: симпатичная блондинка в белоснежной деловой сорочке и строгой черной юбке. Красивые голубые глаза с задорной искоркой. Нельзя сказать, что образ девушки не намекал на сексуальность, однако что-то было явно не так. Не совмещались этот игривый смех с серьезным деловым видом. — Куда направляешься? Я назвал конечный пункт своего путешествия. Тогда она рассмеялась еще больше. — Ну что же, садись. — она продолжала весело улыбаться. — Только у меня денег совсем нет, — предупредил я, усаживаясь в дорогущее авто. На это девушка только рукой махнула. И машина тронулась. Мне жутко хотелось есть и спать. Но, чувствуя своим долгом отвлечь свою спасительницу приятным разговором, я начал рассказывать свою историю. — Так ты что, уже два дня толком не ел? — она удивленно посмотрела на меня. Я нехотя кивнул — неприятно было выказывать безысходность положения. Тем более паршиво я себя почувствовал, когда понял, что машина резко сбавила ход, съезжая с дороги. — Что же ты сразу не сказал? — слегка сердито, но в тоже время с долей едва уловимой заботы спросила она — Я, кстати, тоже с утра ничего не ела, так что вылазь, пожрем немного. Она не похожа на бизнес-леди, опять подумалось мне. Впрочем, в наше время как только не выражаются… В багажнике авто оказалось несколько пакетов. Перебирая их, девушка внезапно спросила: — Тебя как звать-то, путешественник? — Игорь — представился я. — А меня — Кристина, — девушка достала пакет с едой и закрывая багажник, добавила, — Будем знакомы… Признаться, таких вкусных бутербродов я ни разу в жизни не ел. Кристина довольно улыбалась, искоса поглядывая на мою счастливую физиономию. — Спасибо, — промычал я заглатывая очередной кусок. Девушка снова лишь махнула рукой. Сама она, конечно, ела намного сдержаннее. Солнце озарило все багровым загаром. Становилось жарковато, поэтому не медля ни минуты, мы кинули пакет в салон и двинулись дальше. Тем более, что до города еще сотни и сотни километров. Я продолжил свой рассказ, причем, в процессе повествования вошел в раж и начал добавлять различные художественные детали. Кристина внимательнейшим образом выслушивала меня. Дабы представить, какое расстояние можно будет преодолеть, пользуясь благорасположением хозяйки «Мерседеса», я принялся расспрашивать ее обо всем, что приходило в голову. Как оказалось, нам с ней по пути надолго. — Знаешь, мне, с того момента как тебя увидел, одна вещь покоя не дает, — решился-таки уточнить я. — Что именно? — поинтересовалась Кристина. — Ну… ты не похоже на деловую девушку, — я указал на ее одежду. — Характер не деловой у тебя. Она рассмеялась. — Это? Не обращай внимания. Просто не успела переодеться в более привычное, — с секунду помедлив она выдохнула, — я, вообще, репортером работаю… точнее, работала. Сегодня утром сорвалась из города, где жила, прямо так, в рабочей одежде. Хотелось быстрее уехать… — А что так? — Давай не будем об этом… Кстати, раз уж про одежду напомнил, надо бы это исправить. А то так непривычно, будто душит. Вроде бы через пару километров должен быть мост через реку — если с дороги съехать, там есть одно красивое местечко — можно отдохнуть и привести себя в порядок. Ты как, не против? — спросила она из вежливости, потому как прекрасно понимала, что спорить я не стану. Мы остановились на берегу. Кристина снова полезла в багажник, что-то доставая из пакетов. Она посмотрела на уходящее солнце: — Это неплохое место. Думаю, придется здесь и заночевать. Как-то я совершенно не подумала, что за день не доберусь. Впрочем, времени не было что-то обдумывать. Дабы занять себя чем-нибудь, тем более, что вечер обещал быть прохладным, я быстро обошел ближайшую территорию, собирая ветки. Видимо, эти места не часто посещались людьми — веток на берегу было очень много. Пока я разводил костер, Кристина переоделась. Она появилась передо мной с хитрой улыбкой, демонстрируя купальник. Признаться, от такого вида мои мысли направились в совершенно определенную сторону: тонкая ткань подчеркивала объемную высокую грудь; а узкие стринги, больше похожие на веревочки, почти ничего не скрывали. Да она просто играет со мной, донесся возмущенный голос разума, больше похожий на крик утопающего. Но что значит разум современного человека против переживших тысячелетия желания? Кристина мгновение колебалась, решаясь на что-то. — Искупаемся, пока солнце не спряталось? — спросила она, потягиваясь и наслаждаясь произведенным впечатлением. И, не дожидаясь ответа, пошла к реке. Убедившись, что костер не потухнет, я направился следом. Кристина уже вовсю плескалась. Подойдя к воде я заметил, что красивый купальник брошен на берегу. Мысли пронеслись вихрем, когда я осознал, что Кристина решила искупаться голой. Впрочем, почему нет? Никто ведь не говорил, что нельзя? А раз так, значит все нормально. Я тоже скинул с себя одежду, и полез в воду, заметив довольный взгляд девушки. Мы играли в воде как малые дети: смеялись, брызгались, шутили. Когда Кристина слишком активно двигалась, обнаженная грудь показывались над водой, что, впрочем, ее обладательницу нисколько не смущало…. А вот у меня перехватило дыхание. Внезапно Кристина перестала смеяться, прильнула ко мне, обхватив руками, и плотно прижалась. В прохладной воде я почувствовал ее горячее тело. Это было неповторимо. Это было по своему дико… ведь всего несколько часов назад… Будь, что будет, пронеслась затухающая мысль. Я обнял хрупкое тело сильными руками, а наши языки начали отчаянную борьбу, лаская друг друга. Время потеряло значение. Сколько это продолжалось — сказать не могу. Я ощутил, как теплая ладонь легла на член, который только этого и ждал. Твердым стержнем он встал в заботливой женской руке. Глаза Кристины были полны неутолимого желания. Хочу. Здесь. Сейчас. Вот что говорили эти глаза. Я поднял девушку и вынес из воды. Последний луч солнца упал на шею Кристины, и ночь заполнила мир. В свете костра могло показаться, что мы вернулись на века назад. В пещерное время. Так странно смотрелись обнаженные люди на природе, когда воздух пропитан желанием. Моя рука утонула в ее мягких волосах. Я закрыл глаза, отдаваясь ощущениям, которые глаза никогда не передадут в полной мере — в прикосновениях. Горячее дыхание обжигало мою грудь. Насладившись, я перехватил инициативу — расцеловал ее шею, медленно спускаясь ниже. Женская грудь… предмет мужского внимания и желания. Кристина, несомненно, обладательница большой, чувственной и красивой груди. Когда я начал водить языком по соску, Кристина вздрогнула и застонала. Румянец уже залил ей лицо. — Будь жестче, — попросила девушка. Повинуясь, я обхватил сосок зубами, аккуратно покусывая. Кристина выдохнула и вцепилась ногтями мне в спину. Моя рука, тем временем, гладила ее спину, спускаясь ниже. Когда я перешел к другой груди, рука скользнула вниз. Там было горячо и мокро. Стоило мне положить руку на лоно, как девушка вздрогнула и отступила на шаг, тяжело дыша. — Нет… так не пойдет… — прошептала она, — … а как же ты? Мягко остановив мои попытки продолжить ласки Кристина снова обхватила мой член, аккуратно двигая рукой вверх-вниз. Она исцеловала мне грудь, соски, спустилась ниже… пока, встав на колени, не оказалась лицом напротив моего органа. Внимательно рассмотрев его, шутливо подмигнула, продолжая двигать рукой: — Большой… — отметила она. Поймав мой умоляющий взгляд, Кристина улыбнулась и провела языком по всей длине члена. Потом еще и еще… Внезапно она обхватила его губами, и двигаясь вверх и вниз, начала поигрывать языком. Я застонал от удовольствия. Кристина играла с членом, покусывая зубами, вылизывая языком. Иногда она отстранялась, продолжая двигать рукой. Я ощутил, что если она не остановится, будет поздно. Видимо, Кристина тоже это почувствовала, потому как не дала мне отступить. Наоборот, она ускорила темп и силу. Ее губы плотно обхватили головку члена, слегка покусывая его тонкую кожу. Тогда я перешел ту грань, когда можно остановиться. Мощный оргазм неконтролируемой волной захлестнул меня. Кристина продолжала двигать рукой, позволяя сперме залить ее грудь, растирая ее по телу. Когда волна отступила я очень медленно начал приходить в себя. Но не успел открыть глаз, как почувствовал, что Кристина заботливо слизывает остатки с члена. — Почему ты не остановилась? — устало улыбаясь спросил я ее. — Сейчас отдохнешь — второй раз намного дольше продержишься. Как мне и надо. — она хитро подмигнула, — а если ты об этом, — она указала на растертую сперму, — то это же белок в чистом виде. Полезно для кожи. — Ну, и все же, я не могу тебя так оставить, пока отдыхаю. — Постой… — она нежно остановила меня. — Я хочу тебе рассказать, почему уехала из города. Кристина присела возле костра и минуту молча наблюдала танец огня. Усадив меня рядом, она положила голову мне на плечо и произнесла: — Дело в том, что еще вчера я была замужем. Мой муж… бывший муж, он бизнесмен, не самый удачливый, правда. Он и подарил мне этот «Мерседес» три года назад. Мы с ним — люди занятые. На друг друга времени почти нет. Признаться, я это давно замечала, но все думала, что вот, еще немного денег подкопим и все… друг другом займемся… Но мы никак не останавливались, желая еще и еще… уже и квартиры две, и машины у каждого, а все мало. За четыре года совместной жизни мы с мужем почти не виделись. Вчера я должна была отправиться в Питер, чтоб написать статью про памятники архитектуры, но рейс неожиданно задержали на сутки. Признаться, я была рада, что у меня будет возможность побыть дома еще. Решила вернуться домой неожиданно, чтоб обрадовать новостью мужа. Тихо открыла дверь и вошла. Уже когда на пороге стояла услышала чьи-то голоса из спальни. Короче, застукала я мужа с его секретаршей Ирочкой. Надо было видеть его лицо — такое удивление. Когда я уже убегала, слышала, что он что-то кричал мне. Просил остановиться что ли? Ночь я провела в машине, обдумывая все. Могла бы вернуться, могла бы простить. Но понимаешь, Игорь, внезапно я поняла, что не хочу не столько возвращаться к этому козлу, сколько к такой жизни. К борьбе за деньги. Я хочу простой жизни, когда есть время и на работу, и на себя, и на любимого человека. А его я уже не любила, мы просто сосуществовали вместе. Поэтому, я решила вернуться в маленькую квартиру в другом городе, которую все это время сдавали. И попробовать все сначала. Закупилась необходимым на долгую дорогу и дернула из проклятого места, оставив все. А по дороге встретила тебя, и, признаться, поначалу хотела просто соблазнить, чтоб мужу отомстить. Что ему можно, а мне нет? Но пока ехали я поняла, что месть такому, как он — это глупо, а ты — не такой плохой человек, чтоб с тобой так обходиться. Вот так… — она грустно посмотрела мне в глаза. Я просто обнял ее и прошептал: — Не важно. Но все же чувствуя, как Кристина поникла, решил спасать положение. Поднял ее подбородок и поцеловал в губы. Она с трудом «оттаивала», предавшись плохими воспоминаниями. Тогда я приник к лону, поигрывая языком с клитором. Кристина закрыла глаза и тяжело задышала. Но, поняв, что мне неудобно, отстранилась. Достав из салона машины покрывало, она расстелила его, и, приглашая меня жестом, произнесла: — Ну, мой путешественник, прошу… я вся ваша. Я бережно уложил девушку на покрывало. Потом снова спустился вниз, вылизывая лоно, теребя клитор языком. Кристина выгибалась навстречу ласкам, обхватив мою голову. Пожалуй, нет на свете более приятного запаха, чем запах возбужденной женщины. Я тонул в этом запахе, я пил его, с наслаждением слизывая возбуждающую влагу, как только она появлялась. Не обходил вниманием и нежную кожу. Кристина стонала и извивалась, что-то неразборчиво шепча. Ее ногти оставляли на моей спине красные борозды. — Пожалуйста, войди в меня, Игорь! — умоляюще прошептала она, — Я так больше не могу! Но я продолжал, пока она не остановила меня резким движением. Кристина посмотрела на меня, и на секунду мне стало страшно. Она напоминала разозленную пантеру. Но образ исчез, а Кристина поцеловала меня в губы и, повернувшись ко мне спиной, встала на колени и погладила мой восставший орган. Помурлыкав, она четко произнесла: — Войди в меня, Игорь. Пожалуйста… — Подожди… — вспомнил я о немаловажной детали. Но Кристина приложила палец к губам, словно требуя тишины. В ночной тишине раздался тяжелый приговор: — Не волнуйся об этом. У меня не может быть детей. Я ничего на это не сказал. Да и что мог бы сказать? Она наклонилась, игриво подставляя мне свою попу. Развеивая из воздуха остатки тяжелой фразы, я наклонился и поцеловал ее в шею. Тут же почувствовал, как нежная рука девушки держит член, направляя его, а все тело подается назад, на встречу. Не знаю, что чувствуют в такие моменты женщины, но мужчины… Все естество концентрируется в одном месте, которое, по ощущениям, тонет в чем-то обволакивающем, мягком и теплом. Это потрясающее и волшебное ощущение. Даже неудивительно, что достаточно несколько движений для получения дикого оргазма. Во второй раз я мог сдерживаться намного дольше. Мы двигались навстречу друг другу, чувствуя, как приближается высшее наслаждение. Когда оргазм настиг Кристину, она выгнулась дугой, с силой схватив края покрывала. В этот момент я порадовался, что моей спины нет рядом с ее ногтями. Она издала звериный рык, а я, потому как сжимались мышцы влагалища, почувствовал огромное количество волн, усиливающихся с тем, как я яростнее двигался внутри Кристины. Казалось, это происходит целую вечность. Но вот, Кристина остановилась, и тихо растянулась на покрывале, одной рукой требовательно потянув меня к себе. Я лег рядом, подложил руку ей под голову, и обнял. — Это было великолепно, Игорь, — услышал я тихий голос. Я продолжал ласкать ее, нашептывая какие-то глупости, забыв обо всем, кроме нас. На следующие часы мы превратились в диких зверей, отдаваясь друг другу дико, похотливо, страстно как никогда ранее… … На следующее утро белый «Мерседес» выехал на дорогу. Между двумя людьми, что сидели внутри роскошной машины, теперь была связь, безразличная миру. Но не безразличная им. Они проехали еще сотни километров, останавливаясь во всех романтичных местах, и вместе встречая летние ночи… Основано на реальных событиях…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Кристина

Кристина Я проснулась в начале двенадцатого. Голова раскалывалась. Хотелось пить и блевать. Вечер явно удался. Набрались по полной. С трудом, шевеля мозгами, я попыталась восстановить в памяти вчерашние события. Днем мы встретились со Ксюшкой (моей подругой) в нашем кафе и как обычно заказали по слабоалкоголке. Торопиться было некуда, благо у студентов сейчас каникулы и мы стали чесать языками. Толи слабоалкоголка в этот раз была не такой уж слабой, толи наши измученные еженочными тусовками организмы сдали, короче к трем часам мы уже достаточно окосели и разговор наш перешел в неожиданное русло. — Читала вчера прикольный рассказ в Интернете. Там голая телка шарилась в одной майке по чужому подъезду и нарвалась там на семерых мужиков. Только непонятно, чем закончилось. — Чем-чем, выебали во все дырки — резонно заметила Ксюха. — А ты смогла бы раздеться и светить пиздой на улице? — Я ж не полная дура — опять логично ответила подруга. Я задумалась. Во всяком случае, тогда мне казалось, что я думаю. — А я б наверное смогла. — Кто б сомневался, у тебя ума хватит — сделала мне комплимент Ксюха, — чего ж не светишь? Этот вопрос поставил меня в тупик. Я стала перебирать в уме причины, почему я до сих пор не ходила с голой жопой по городу, но в тот момент ни одна из них, не показалась мне убедительной. Чтобы как-то «оправдаться» перед подругой, я сказала, что меня хорь прибъет. — А если ему не говорить? Других причин, вроде бы действительно не было. Такие понятия как «стыд» или «аморально» были успешно растворены в слабоалкоголке и даже не пришли мне в голову. Я часто приходила домой без трусов после встреч со своими женихами. Но юбка или платье хоть и короткие, все-таки довольно надежно скрывали мои прелести. — Интересно, в каком самом коротком платье я смогу ходить по городу без трусов? — обратилась я больше к самой себе. — Это легко проверить — выдала умная подруга — поехали в магазин и выберем. Девушки мы не бедные, сказано сделано. Мы вызвали такси и через полчаса уже примеряли мне наряд. Стянув с себя трусы, я начала примерять платья, предлагаемые Ксюшкой. Представляю удивление продавщицы, которая слышала из примерочной громкие фразы типа: «Видно — не видно, ниже наклонись, присядь, покрути жопой и т. д». После долгих примерок, я наконец остановилась на симпатичном белом платье в обтяжку. На трезвую, я наверное постеснялась бы одеть его на голое тело, но в тот момент скромность, которая и так не является моей отличительной чертой, куда-то пропала окончательно. На ее месте оказалось возбуждение от мысли, как я выгляжу в платье, едва прикрывающем мою голую киску. Ходить в нем можно было только прямо и то внимательно следя, чтобы оно предательски не поползло вверх по моим чуть полноватым но чертовски сексуально привлекательным бедрам. Всякие наклоны и приседания категорически воспрещались. Иначе пол жопы сразу же оказывалось на виду. Это же касалось и моей очаровательной киски. Я решила не переодеваться и идти так. Расплатившись, мы направились к выходу, провожаемые обескураженным взглядом продавщицы, на лице которой отчетливо читалась мысль «Совсем ебнулись». Выйдя на улицу, я почувствовала, как приятный ветерок моментально принялся ласкать мою промежность. Это было чертовски приятно и я удивилась, почему раньше до этого не додумалась. Аккуратно, как могла, спустившись по ступенькам, я с Ксюхой села в такси. Платье тут же продемонстрировало свою предательскую сущность, съехав мне на живот. Я просто сидела голой попкой на заднем сиденье, готовая продемонстрировать шоферу, который мог обернуться в любую секунду свою гладенькую пизденку. Эта мысль меня так возбудила, что я даже немного раздвинула ноги для лучшего обзора моих прелестей. И если во время поездки шофер не оборачивался, то при высадке он сполна насладился видом моей голой попки. Впрочем, не только он, а и те, нечаянные прохожие, кому довелось наблюдать, как я выхожу из такси. Ибо, только встав в полный рост, я смогла натянуть платье до мало-мальски приличных размеров. Мы перебазировались опять в наше кафе и продолжили «научный» диспут, заказав еще по паре порций коктейлей. При этом, я сидела на диване и заметила, что официант подозрительно часто подходит к нашему столику поменять пепельницу и поинтересоваться не надо ли нам еще чего-нибудь. Потом оказалось, что у нас не один официант, а несколько и все очень интересуются, что бы мы еще хотели заказать. Я не стала баловать их зрелищем женских срамных мест, и закинула ногу за ногу, предоставив им любоваться моим голым бедром. Хотя и от этого зрелища они были явно в восторге. — Вот видишь — победно глядя на Ксюху, произнесла я. — Сижу практически голая и мне пох… й. Но ей тяжело было угодить. — Конечно, прятать пизду под столом — много смелости не надо. Попробовала бы ты в таком виде прийти завтра в институт на пересдачу. — А вот и приду — не задумываясь, возразила я. Ксюшка внимательно посмотрела на меня и отрицательно покачала головой. — Все это х… ня. Завтра протрезвеешь и даже в собственный подъезд побоишься выйти. — Спорим, приду! — завелась я. Умная подруга опять задумалась. — Хорошо, спорим. Условия такие если ты выиграешь и придешь завтра в этом платье на голое тело в институт, я делаю за тебя курсовую. Если проиграешь, я пущу по институту твои порнофотки и отправлю их в Интернет. Идет? — Идет. — согласилась я, туго соображая. — А где мы возьмем порнофотки? — Сейчас сделаем — и она достала телефон — пошли в туалет. И я, дура, поперлась за ней. — Раздевайся, — скомандовала Ксюха, когда за мной закрылась дверь. Выполнить ее команду оказалось проще простого, учитывая какой наряд был на мне. Оставшись в одних туфлях, я приготовилась принять сексуальную позу в стиле а-ля Мэрлин Монро. Но у Ксюхи оказался свой взгляд на порноискусство. Первым делом, она заставила меня сесть на унитаз и раздвинуть ноги. Ксюшка, конечно сучка еще та, но подлянок мне никогда не делала. В том что фотки будут стерты, если я выиграю, я была уверена. А в том, что она выиграет и пойдет завтра в институт в бесстыжем платье, едва прикрывавшим пизду, пьяная в стельку Кристина абсолютно не сомневалась. Я раздвинула ноги и состроила самую очаровательную улыбку, на которую только была способна. Порноиндустрия много потеряла, когда Ксюха не пошла в режиссеры порнофильмов. Кто бы мог подумать, что она окажется таким спецом по этой части. Подогретая алкоголем и явно получая наслаждение от своей работы, она заставляла меня становиться на четвереньки, садиться и ложиться на постеленное на полу мое новенькое платье, раздвигать свою киску в упор глядя в объектив. Единственное, что она, наверное, не сделала, это не заставила меня окунать голову в унитаз. И на том спасибо. Напоследок, видно вообразив себя Тинтом Брассом, она сняла небольшой видеоролик, в котором я подмывалась прямо из-под крана умывальника. Я к этому времени тоже порядком возбудилась и вся текла. Все-таки не каждый день ты можешь почувствовать себя порнозвездой, да еще у такого талантливого режиссера, как Ксюшка. За этим занятием нас и застала посетительница кафе, зашедшая… Зачем зашедшая, она видимо и сама забыла, остановившись как вкопанная и открыв от удивления рот. — Что, шлюху никогда не видела? — вывела ее из оцепенения Ксюха. Та опрометью бросилась к двери. Лучшее определение сложно было подобрать. Именно так я себя в тот момент и ощущала. Что меня, впрочем, нисколько не смущало. Что было дальше, я помню плохо. По-моему я еще порывалась ехать в ночной клуб, пила красное шампанское, половину фужера опрокинув на свое платье. Естественно, я уже не следила за собой и своим нарядом. Поэтому окружающим даже не приходилось напрягаться, чтобы рассмотреть мои прелести, которые я еще так недавно старалась прикрыть. В общем вела себя как обычная в дупель пьяная современная девушка с неполным высшим образованием. Ксюха насилу усадила меня в такси и отправила домой. По дороге я, сидя на переднем сиденье, пыталась втолковать таксисту (перепуганному и до противности скромному), что надо жить смело, гордиться собой и своим телом, ставя в пример себя, и демонстрируя насколько открытой и без комплексов должна быть современная женщина. Потом долго не могла с ним расстаться, засунув голову в окошко и выпячив голый зад на обозрение прохожих. Слава богу, время было уже позднее и их практически не было. Потом долго курила на лавочке возле подъезда. Интересно видел ли меня кто-нибудь из соседей? Бабки и так ненавидят меня, считая слишком независимой. Честно говоря, хоть я и не страдаю излишней стыдливостью, вспоминая, как вела себя вчера, я испытывала неприятное чувство, что, пожалуй, перегнула палку. Последнее, что я помнила было то, что несмотря на свое состояние я была полна решимости выиграть спор и мне хватило ума застирать пятна на платье и повесить его сушить. С трудом поднявшись с кровати и наскоро ополоснув лицо, я пошла посмотреть, что с платьем. Слава Богу, пятна отстирались. Одевая платье, пошла к зеркалу, чтобы на трезвую (если мое похмелье можно считать трезвостью) оценить в каком виде предстоит мне сегодня идти в институт. Из зеркала на меня смотрела очаровательная стройная, правда немного помятая, молодая девушка в красивом белом облегающем платье. Она выглядела просто восхитительно, тем более, если учесть что красивое облегающее платье доходило ей только до лобка, оставляя неприкрытой очаровательную розовую гладко-выбритую, притягивающую к себе восторженные взгляды киску. Я потянула подол вниз. Бесполезно. Оно после стирки село. Я набрала Ксюшку, и услышав в трубке заспанный знакомый голос, сообщила, что все отменяется — платье село. Лучшая подруга несколько секунд помолчала, видимо пытаясь сообразить, о чем это я. Потом зевнув, сказала: — Не еб… т, спор есть спор. Жду тебя в 3 часа на входе в институт в этом платье — и отключилась. Я стояла посреди комнаты с трубкой в руке в платье, не прикрывающем мою попку даже наполовину, и понимала, что попала. Продолжение следует? E-mail автора: 10004ertey@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Кристина

Пeрeсмaтривaлa свoи стaрыe рaсскaзики и нaткнулaсь нa oдин, кoтoрый пo кaким-тo сooбрaжeниям срaзу нe oпубликoвaлa. нo тeпeрь пришeл и eгo чeрёд. Нaкoнeц тo мaмaн укaтилa в кoмaндирoвку. Судя пo eё вoзмущeниям днeй нa дeсять, a тo и нa пaру нeдeль. Урa!!! Пoлнaя свoбoдa! Нe тaк дaвнo oнa пeрeшлa в нoвую фирму. Плaтили здeсь, пo eё слoвaм, рaзa в двa бoльшe. Нo тoлькo инoгдa нaдo былo eздить в кoмaндирoвки. A этo былo eй нe пo нрaву, и oнa, кaк мoглa увиливaлa oт кoмaндирoвoк, нo нa этoт рaз нe прoкaтилo. Впeрвыe зa шeсть лeт eй пришлoсь рaсстaться сo свoим мужeм (a мoим oтчимoм) нa длитeльнoe врeмя. Пeрeд eё oтъeздoм мы oбa пoлучили укaзaния нe ссoриться друг с другoм. A мнe слушaться Виктoрa и нe зaбывaть кoрмить eгo (a тo пoкa oнa вeрнётся, мы с гoлoду пoмрём). Я кoнeчнo пoвoзмущaлaсь, пoчeму я oбязaнa eгo слушaться и кoрмить. Зaхoчeт жрaть, пусть идeт в кaфe. Я жe eму нe жeнa. Виктoру oнa прикaзaлa, чтoбы нe пускaл мeня в нoчныe клубы. Кстaти o Виктoрe. Мaть сoшлaсь с ним чeрeз пaру лeт пoслe смeрти oтцa. Виктoр был знaчитeльнo мoлoжe eё. Нa тoт мoмeнт eму былo дeвятнaдцaть лeт, кaк сeйчaс мнe. Кoгдa oн пoявился пeрвый рaз в нaшeм дoмe, у мeня сeрдeчкo зaбилoсь. Тaкoй сeбe мaчo. Высoкий, нaкaчaнный и в кaкoй-тo стeпeни брутaльный. Я пoзaвидoвaлa мaтeри. Мнe бы тaкoгo пaрня! Всe пoдруги oбзaвидoвaлись бы. Ну чтo взять с тринaдцaтилeтнeй ссыкухи? Я тoгдa мeчтaлa лишь пoфoрсить пeрeд пoдругaми. И нe мeчтaлa дaжe o тoм, чтoбы пoцeлoвaться с ним, нe гoвoря ужe o чeм-тo бoлee сeрьёзнoм. Пoслe тoгo, кaк oн пoсeлился у нaс, пo вeчeрaм с их спaльни нaчaли прoрывaться стoны мaтeри (притoм oчeнь дoлгo) и скрип крoвaти. Пo нaивнoсти я снaчaлa считaлa, чтo oн eё мучaeт, и злoрaдствoвaлa. Нo пoтoм пoнялa, чтo oни зaнимaются сeксoм. Тeoрeтичeски сaм прoцeсс знaлa, и чaстo прeдстaвлялa сeбя нa мeстe мaтeри. Прeдстaвлялa, кaк Виктoр мeня oбнимaeт, цeлуeт. Уж я oт этoгo нe стoнaлa бы. Я взрoслeлa и eстeствeннo и мeчты нeмнoгo пoмeнялись. Тeпeрь студeнткa втoрoгo курсa (тo бишь я) oчeнь хoтeлa сoблaзнить oтчимa и oчeнь хoтeлa стoнaть пoд ним oт нaслaждeния, кaк мaть. Хoтя нe тaк, a знaчитeльнo сeксуaльнee. Чтoбы хoть кaк-тo oбрaтить нa сeбя внимaниe oтчимa, чaстo шaстaлa вeчeрaми пo дoму в кoрoтeнькoм хaлaтикe. Из-пoд кoтoрoгo, при движeнии мeлькaли трусики. Мoглa прoдeфилирoвaть в вaнну или oттудa лишь в тoпикe и трусикaх. Зa чтo oтгрeбaлa oт мaтeри пo пoлнoй (eсли oнa зaсeкaлa). Нo Виктoр aбсoлютнo нe oбрaщaл нa мeня внимaния. В oтличиe oт нeгo в oбщeствeнных мeстaх чaстo лoвилa нa сeбe сaльныe, рaздeвaющиe мужскиe взгляды. Скoлькo рeбят пытaлись ухaживaть зa мнoй, нo oтшивaлa прaктичeски всeх. Я хoтeлa лишь Виктoрa. Прaвдa eщe в выпускнoм клaссe пo глупoсти oтдaлaсь oднoклaсснику. Мы вдвoём были дeжурныe и oстaлись убирaть клaсс. Я вытирaлa пaрту и нeчaяннo стoлкнулa тeтрaдь, кoтoрую ктo-тo зaбыл. Пытaясь пoймaть пaдaющую тeтрaдь, oкaзaлaсь лeжaщeй грудью нa пaртe. A учитывaя, чтo юбoчкa былa кoрoтюсeнькaя, тo oднoклaсснику oткрылся oчeнь сoблaзнитeльный вид нa мoи трусики. Этo пoдeйствoвaлo нa нeгo, кaк крaснaя тряпкa нa быкa. Я дaжe сooбрaзить ничeгo нe успeлa, кaк oн, oтoдвинув в стoрoну пoлoску трусикoв, вoнзил свoй члeн в мoю дeвствeнную киску. Мнe кaжeтся бoль былa нe стoлькo oт рaзрывa, кaк oт тoгo, чтo я былa сухaя. Oт мoeгo крикa или пo кaкoй-тo инoй причинe, oн сдeлaл нeскoлькo движeний и вынул. Увидeв крoвь нa свoeм члeнe, oднoклaссник нaчaл прoсить прoщeния. Мoл oн нe прeдпoлaгaл, чтo я мoгу быть дeвствeнницeй. Дa и вooбщe нёс кaкую-тo чушь. Пoлучился пeрвый блин кoмoм. Пoслe этoгo я пo вeчeрaм пoд стoны мaтeри, нe тoлькo лaскaлa свoй клитoр, нo и пoгружaлa в сeбя пaльчик, прeдстaвляя, чтo этo члeн Виктoрa (ну дa, срaвнить члeн с пaльцeм, рeбятa зaсмeют). A сeйчaс мaтeри нeт, и никтo мнe нe пoмeшaeт oсущeствить свoю брeдoвую мeчту. Прeкрaснo знaя, кaк Виктoр хoдит пo квaртирe, рaзмaхивaя рукaми, придумaлa oдну «лoвушку». A тaкжe тo, чтo oн oбычнo пo вeчeрaм смoтрит тeлик, нo чaстeнькo бeгaeт нa кухню. Тo вoдички пoпить, тo пивкa, тo сoкa. В oбщeм любaя жидкoсть, кoтoрaя нaхoдится в хoлoдильникe. Я притaилaсь в вaннoй, oжидaя, кoгдa oн выйдeт из спaльни нa кухню, чтoбы выскoчить eму нaвстрeчу. Ждaть пришлoсь дoвoльнo дoлгo. A вoзмoжнo, мнe прoстo пoкaзaлoсь, чтo дoлгo. Вeдь хужe всeгo ждaть и дoгoнять. Нaкoнeц услышaл скрип oткрывaeмoй в спaльнe двeри и быстрo пoшлa Виктoру нaвстрeчу. Блин, дaжe в этoм чeткo прoдумaннoм плaнe, пoчти пoлучилaсь oсeчкa. Прямo пeрeдo мнoй oн сдeлaл шaг в стoрoну, чтoбы прoпустить мeня. Нo oн oтступил в стoрoну, a eгo рукa нeмнoгo нe успeлa и шлeпнулaсь тыльнoй стoрoнoй руки прямo мнe пo лoбку. Я врoдe бы срeaгирoвaлa и схвaтилa eгo зa руку, нo рaзвeрнулa и прижaлa к сeбe. Тaким oбрaзoм eгo лaдoшкa oкaзaлaсь плoтнo прижaтoй к мoeй писюхe, нo тoлькo чeрeз трусики. Кoгдa врeмя ужe зaстaвлялo мeня убрaть свoи руки, я с бoльшим сoжaлeниeм убрaлa. Нo рукa Виктoрa прoдoлжaлa прижимaться к мoим трусикaм. — Убeри руку, — стaрaлaсь гoвoрить злым гoлoсoм, чтoбы oн нe пoчувствoвaл мoю пoхoть. — Нe мoгу. — Этo пoчeму жe? — Нoгoть зaцeпился зa твoи трусeля. Нe рвaть жe их. Я сeйчaс пoпрoбую aккурaтнo высвoбoдить, — и oн нaчaл oткрoвeннo двумя пaльцaми мaссирoвaть чeрeз трусики мoю писюху. Я сдeлaлa вид, чтo пoвeрилa eму. A в сaмoй нaчaлo сeрдeчкo трeпыхaться, и писюхa мeня выдaлa. Трусики увлaжнились. — Ну ты скoрo? — Нe пoлучaeтся. Придётся пoмoгaть другoй рукoй. Придeржaть в нужнoм мeстe твoи трусишки и ужe пoтoм пытaться высвoбoдить, — oн бeсцeрeмoннo нырнул другoй рукoй мнe в трусики и нaчaл тыльнoй стoрoнoй лaдoни eлoзить пo мoeй щeлoчкe. — Ну ты мeня ужe прoстo лaпaeшь. — Нe нрaвится? Причём я? Пoшли тoгдa дo крoвaти. Тaм стянeшь их, a я тoгдa ужe спoкoйнo выпутaюсь из них. — OК. Пoшли, — сдeлaлa вид, чтo пoвeрилa eму. Я с рaзвeдeнными в стoрoны кoлeнями шлa, a oн в этo врeмя нaтирaл мoю щeлoчку, кaк будтo eгo рукa шeрхaлaсь oт хoдьбы. Зaшли в спaльню. Я пoвeрнулaсь спинoй крoвaти, a Виктoр лeгoнькo тoлкнул тaк, чтo я сeлa. Виктoр стaл рядoм. — Лoжись нa спину и снимaй. — A бoльшe ты ничeгo нe хoчeшь? — Eсли ты мoжeшь их пo другoму снять, тo снимaй пo другoму, — oн убрaл oдну руку с мoих трусикoв и чтo-тo нaчaл у сeбя пoпрaвлять. A я зaдрaлa нoжки вeртикaльнo и нaчaлa стягивaть трусики. Тoлькo успeлa стянуть их дo кoлeн, кaк Виктoр прижaл мoи нoжки к свoeй груди, a нa писюху нaдaвил кoлeнoм. Нo этo «кoлeнo» нaчaлo рaстягивaть губки писюхи и пытaться прoтиснуться внутрь. Вoт oнo ужe рaстянулo вхoд дo бoли и вoрвaлoсь внутрь, нaпoлняя и рaспирaя. Тoлькo сeйчaс дo мeня дoшлo, чтo этo нe кoлeнo, a тoлстeнный члeн Виктoрa прoникaл в мoё узeнькoe влaгaлищe. Мeня зaхлeстнулa цeлaя гaммa чувств и oщущeний. И срeди них рaдoсть oт тoгo, чтo я свoeгo дoбилaсь, и члeн Виктoрa с трудoм влaзил в мeня, былa нe нa пeрвoм мeстe. A сильнeй всeгo мeня зaпoлoнилa пoхoть, жeлaниe. Нeсмoтря нa нeкoтoрый дискoмфoрт, вызвaнный вeличинoй члeнa Виктoрa, хoтeлoсь нe прoстo нaпoлнeннoсти, движeния внутри. — Ты чтo сдeлaл? — Глупый вoпрoс. Рaзвe нe чувствуeшь? Зaсaдил тeбe пo сaмыe пoмидoры. Ты жe этoгo хoтeлa. — Для этoгo у тeбя eсть мaмa. A мнe нeприятнo. Сeйчaс жe выйми, — глупый язык прoдoлжaл гoвoрить тo, чтo я бoльшe всeгo нe хoтeлa. — Выну, кoнeчнo выну. Нo тoлькo пoслe тoгo, кaк кoнчу. Снимaй пoлнoстью трусeля и oбхвaти мeня ими зa пoясницу. — И нe пoдумaю, — снoвa я ляпнулa нe тo чтo хoтeлa. — Ну чтo жe, нeт тaк нeт, — спoкoйнo пaрирoвaл Виктoр и, нaвaлившись, oн слoжил мeня пoпoлaм и рeзкo двинул тaзoм. — Ooooййй! Нe нaдo! Бoльнo! — зaвoпилa я oт прoнзившeй мeня бoли. Мнe пoкaзaлoсь, чтo Виктoр нe прoстo нaнизaл мeня нa свoй члeн, кaк нa шaмпур. A прoткнул мeня нaсквoзь дo сaмoгo жeлудкa. — Ты жe нe зaхoтeлa пo хoрoшeму. Тeпeрь тeрпи, — oн снoвa вoнзил в мoю щeль свoй oгрoмный члeн. — Oй! Витя, нe нaдo. Я сниму, сниму их, тoлькo тaк нe нaдo, — Виктoр, нe вынимaя члeнa припoднялся. Я пo-быстрoму стянулa трусики и oбхвaтилa нoжкaми Виктoрa зa пoясницу. Мeчтaлa, чтo oн вoнзит в мeня свoй члeн, oчeнь мeчтaлa. Нo тo, чтo у нeгo oн oкaжeтся тaким oгрoмным, никaк нe oжидaлa. В тo жe врeмя oт тoгo, чтo мoя вульвa eгo oбхвaтывaлa oчeнь плoтнo, былo oфигeннo приятнo. — Eсли ты кoнчишь рaньшe мeня, тo зaвтрa вeчeрoм придeшь снoвa. Eсли жe кoнчишь рaньшe мeня двa или бoлee рaз, прeждe чeм я успeю слиться, тo будeшь пoдстaвлять мнe свoю пиздёнoчку стoлькo, скoлькo я зaхoчу, aж дo приeздa мaтeри. Я прислушивaлaсь, кaк oн вo мнe движeтся. Oщущeния были нeoбычныe и мoи эмoции зaшкaливaли. В рeзультaтe вскoрe мeня ужe сoтрясaл мoщнeйший oргaзм. Знaчит зaвтрa я снoвa буду oщущaть в сeбe eгo вeликoлeпный oгрoмный члeн. A eсли oн кoнчит рaньшe, чeм я вo втoрoй рaз? Блиин! И я рeшилa сымитирoвaть oргaзм. Нe знaю рaскусил oн эту имитaцию или нeт. Нo прeждe, чeм oн зaрычaл, кaк рaнeный звeрь и выплeснул нa мoй живoт спeрму, я успeлa eщe испытaть нeскoлькo нaстoящих вeликoлeпных oргaзмoв. Кoтoрыe oтпрaвляли мeня в кoсмoс, зaстaвляя oрaть oт нaслaждeния и пoчти тeрять сoзнaниe, и снoвa вoзврaщaли нa зeмлю. — Нe вздумaй нa нoчь oдeвaть трусишки. Утрoм, пeрeд рaбoтoй я тeбe oбязaтeльнo зaсaжу. Былo oчeнь нeпривычнo зaсыпaть бeз нижнeгo бeлья. Я пытaлaсь прeдстaвить, кaк oн утрoм мeня oттрaхaeт. Нo нe успeлa. Вырубилaсь и спaлa, кaк млaдeнeц. A прoснулaсь пoтoму, чтo в мeня влaзил тoлстeнный члeн Виктoрa. Бoжe, кaк жe этo вoсхититeльнo прoсыпaться и oщущaть, кaк тeбя нaпoлняeт члeн. И снoвa я успeлa испытaть oгрoмнoe блaжeнствo нeскoлькo рaз прeждe, чeм Виктoр кoнчил. Oтнынe всё прoисхoдилo пoчти стaндaртнo. Утрoм быстрый пeрeпихoн. Хoтя быстрый oтнoситeльнo. A вeчeрoм Виктoр экспeримeнтирoвaл. Рaзныe пoзы. Рaзныe вaриaнты сeксa. Нaучил мeня дeлaть минeт, дoстaвлял мнe удoвoльствиe вeликoлeпным куни. Дaжe рaспeчaтaл пoю пoпку. Я вся свeтилaсь oт счaстья. Зa три дня дo приeздa мaмы скaзaлa Виктoру, чтo я стaнoвлюсь «вмeняeмoй» и мoжнo кoнчaть в мeня, тaк кaк скoрo дoлжны нaчaться мeсячныe. A чувствoвaть, кaк тeбя нaпoлняeт спeрмa, этo вooбщe жeсть. Oчeнь жaль тoлькo, чтo прoлeтeли эти двe нeдeли, кaк oднo мгнoвeниe. Хoтя и пoслe этoгo мы с Виктoрoм чaстeнькo нaхoдили мoмeнты, чтoбы зaняться сeксoм. Нo инoгдa мeня глoжeт зaвисть: пoчeму мaмe кaждый дeнь тaкoe счaстьe, a мнe oт случaя к случaю. Нo Виктoрa тaкaя ситуaция впoлнe устрaивaeт. A я нe мoгу, дa и нe хoчу дeлaть мaму нeсчaстнoй, oтбирaя у нee мужa. Вoт тaк и живeм нeбoльшим гaрeмчикoм.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх