Кулер

Привет! Благодарю всех, кто поддержал мой «Безумный Weekend» в декабре! Скоро обещаю порадовать 2—3 объемными рассказами, а пока, на затравку, предлагаю вашему вниманию сей коротенький опус… Утро в компании «МышеловкаИмпорт» всегда начиналось с чаепития. Устав бороться с этой растратой рабочего времени, директор фирмы Колупаев Иван Ильич решил совместить полезное с приятным. С недавнего времени ежедневные утренние оперативки проводились по его указу за чашечкой чая. Вот и этот памятный день начался, как обычно. Сотрудники входили в переговорку со своими кружками, брали пакетики по своему вкусу, заваривали их кипятком из кулера и привычно рассаживались каждый на свои места. На столе к тому времени уже стояли вазы с печенюшками и конфетками, которые регулярно наполнялись заботами Мариночки, секретарши Ивана Ильича. Компания была маленькая, всего 10 человек, считая и охранника у входа. Коллектив был молодой и дружный. Оперативка прошла быстро, народ разошелся по своим рабочим местам, а Иван Ильич вернулся в свой кабинет. Минут через 30 он почувствовал неладное: его член внезапно налился кровью, хотя никаких предпосылок этому не было. Кожа стала необычайно чувствительной и любое случайное прикосновение к ней, даже через одежду, отзывалось мурашками по всему телу и сладостными толчками в паху. Возбуждение было настолько сильным, что напрочь выбило из головы все мысли о работе. Не в силах побороть наваждение, директор всерьез начал задумываться о том, чтобы уединиться в туалете и передернуть затвор. (Специально для — ) А такого с ним не было уже очень давно. Колупаев уже приподнялся было в кресле, чтобы немедленно исполнить свой замысел, когда в дверь внезапно вошла Мариночка. Очаровательная стройная блондинка обычно выглядела безукоризненно, но в этот раз она вся была какая-то взъерошенная и растрепанная, а серые глаза горели нездоровым блеском. Ее появление вызвало немедленную и непредсказуемую реакцию организма, а точнее репродуктивной его части: яички Ивана Ильича судорожно подтянулись, а член сделал попытку разорвать молнию на ширинке и выскочить наружу. — Чего тебе?, — сглотнув, спросил директор, намереваясь побыстрее избавиться от секретарши. Но Марина проигнорировала вопрос. Соблазнительнейшим образом покачивая бедрами и эротично облизнув губы (Колупаев при этом непроизвольно издал глухой стон), девушка медленно приблизилась к столу директора. — Иван Ильич, Вам нравится, как я работаю? — Э-э-э д-да… — А я сама Вам нравлюсь? Как девушка?, — с этими словами девушка начала расстегивать блузку сверху вниз. После второй пуговки мужчина понял, что если он останется с ней наедине еще хоть на пару секунд, он потеряет контроль над собой. Иван Ильич вскочил, почти грубо оттолкнул секретаршу и пулей вылетел через приемную в коридор. Офис был небольшой: кроме его апартаментов тут был санузел, переговорка, и еще 2 кабинета. В одном помещалась бухгалтерия, а в другом — отдел продаж. От остальной части здания офис был отделен капитальной перегородкой с дверью, возле которой обычно за маленьким столиком сидел охранник. Но сейчас этого лоботряса на месте не было. Забив на это обстоятельство, Иван Ильич устремился к туалету, рванул на себя дверь и опешил… Возле раковины, с задранной на спину юбкой и спущенными до колен трусами-колготками, раком стояла его главная бухгалтерша Глафира Степановна, которую яростно сношал охранник Ваня. Директор замер в легком замешательстве, зато Глафира совсем не растерялась. Повернув к начальнику свое перекошенное от страсти лицо, она по-блядски улыбнулась и обратилась к начальнику голосом, прерывающимся в такт движений ее ебаря: — О-о! Иван Ильич, зайдите в бухгалтерию. А то девочки там без мужика мучаются! Растерянный директор не нашелся, что ответить, а просто пошел туда, куда его послали. Еще у дверей бухгалтерии он услышал громкие девичьи стоны и мычание. Войдя внутрь, Иван Ильич застал еще более вызывающую картину. Кругом на полу хаотично была разбросана одежда: юбки, блузки, белье. На столе лежала абсолютно голая бухгалтерша Людочка с широко раскинутыми ногами. Ее коллега Любочка стояла на коленях и вылизывала щелку подруги, одновременно лаская свою киску рукой. Света, менеджер по продажам, сидела промежностью на лице мычащей Людмилы и буквально трахала ее лицо. При этом она громко ритмично стонала. Эти две девушки тоже, естественно, были без одежды. На директора, вопреки словам Глаши, никто не обратил внимания, поэтому он спешно ретировался, чтобы заглянуть и в отдел продаж. Там царило еще большее безумие. Начальник отдела Степан лежал на диване для посетителей. Его член оседлала яркая шатенка Катерина Синявина, обладательница самого большого бюста в компании. Сзади, прямо в задницу, ее имел старший менеджер Андрей, крепко обхватив груди Кати руками. Вся троица увлеченно двигалась в одном ритме, наполняя комнату запахом своих разгоряченных тел и громкими стонами. Объяснений всему этому безумию у Ивана Ильича не было, да он и не хотел искать это объяснение. Все его помыслы работали уже только в одном направлении: в кабинете его ждет Марина, и он должен немедленно ей вдуть! Тем не менее, директор все же сообразил метнуться ко входной двери в офис и закрыть ее изнутри. Секретарша не обманула его ожиданий. Когда босс вернулся в свой кабинет, та уже была голой. Она сидела на его рабочем столе и ожесточенно трахала себя толстой сувенирной ручкой. Свободной рукой девушка мяла свои аккуратные сисечки, особое внимание уделяя задорно торчащим сосочкам. Иван Ильич в мгновение ока избавился от сковывающей его одежды и устремился к секретарше. Та немедленно отбросила ненужную уже ручку и с громким «Да-а-а-а!!!» приняла в себя член шефа на всю его длину. Иван Ильич кончил почти сразу, затопив лоно Мариночки неимоверным количеством спермы, но ожидаемого облегчения это не принесло. Член не только не думал опускаться, но и вновь рвался в бой. Поэтому парочка просто сменила позу и без паузы продолжила свое занятие. Теперь девушка встала к столу рачком, а шеф засадил ей сзади. Через минуту Марина совсем слетела с катушек. Оргазм у нее следовал за оргазмом. С уст филолога по образованию начал изливаться такой поток грязных словечек, который заставил бы покраснеть самых отвязанных портовых докеров. Пятиминутная тирада, прерываемая лишь нечленораздельными вскриками, закончилась неожиданной просьбой: — А теперь в жопу! Выеби меня в жопу!! Порви мою жопскую целочку!!! Дважды просить Ивана Ильича было не надо. Он вынул из хлюпающей пещерки свой член и без церемоний загнал его в анус Мариночки по самые яйца, чем вызвал крик боли, быстро сменившийся воплем восторга: — Да-а-а! Бля-а-а-а, как охуенно!! Теперь еби меня туда! Сильней!! Сильней!!! Директор так увлекся, что не заметил, как в кабинет кто-то вошел. Прохлатные руки раздвинули его ягодицы и чей-то проворный язычок начал щекотать его анус, усиливая и без того непередаваемое удовольствие. Мужчина оглянулся через плечо и совсем не удивился, увидев внизу Глафиру. Одежды на ней уже не было. — А где Ваня?, — задыхаясь спросил он — Моих девок ебет!, — и после небольшой паузы: — И как тебе Маринкина попка? — Супер! — А хочешь мою попробовать? Иван Ильич без слов вышел из своей партнерши, развернул ее податливое тело, приподнял и уложил на стол. Бумаги, письменный прибор и даже телефон полетели на пол, но всем было по хер. Глафира тут же заняла место между шефом и Мариной, наклонилась, призывно приподняв крупную аппетитную попу, и припала губами раскрытой сочащейся раковине секретарши. Попка у Глафиры Степановны была не менее тугая, чем у ее предшественницы. Но член был настолько обильно удобрен Маринкиной … смазкой вперемешку со спермой, что вошел в тесное отверстие без особого труда. Иван Ильич трудился без устали часа полтора. Он обрабатывал по очереди Марину с Глашей. Когда его ноги начинали уставать, он присаживался на несколько минут в кресло, а понятливые девочки услаждали его парным миньетом. Позже «на огонек» заглянули Степа с Любой. Начальник отдела продаж тут же занялся Глафирой, так как «всегда мечтал выебать главного бухгалтера», а Глашино место заняла Люба. Трахать ее было неинтересно, так как она все время тянулась к Мариночке, не уделяя шефу должного внимания. Видимо, вскрылись тайные лесбийские наклонности. Поэтому директор скоро оставил ее в покое и решил пройтись по офису. В бухгалтерии охранник вовсю наслаждался Светиными прелестями, а Людочка, глядя на них, вяло мастурбировала. Но при виде шефа она тотчас оживилась. Трахнув девушку по очереди во все три дырочки и оставив ее почти без сил, Иван Ильич направился в следующий кабинет. Андрей спал, вытянувшись на диване, а Катя пыталась привести его в чувство: своими нижними губками она терлась об лицо уставшего менеджера, а ртом обрабатывала его член. — Пососи лучше мой, — с порога заявил шеф. Сосала Катерина отменно, имея в этом, очевидно, богатый опыт. Ей удавалось без труда целиком заглатывать немаленький инструмент Ивана Ильича. Причем девушка явно получала от этого такое удовольствие, что ей даже не нужно было стимулировать свой клитор. Она даже кончила от этого, чем вызвала неподдельное изумление шефа. После царского миньета, начальник решил отодрать девушку и традиционным способом, но желаемого эффекта не получил: и вагина, и задница Кати были настолько раздолбаны, что член ходил внутри почти не задевая стенок. Потеряв всякую надежду, он спросил напоследок: — Ты когда это успела свои дырки так разработать? — А я шлюха, Иван Ильич!, — без стеснения ответила она, — У меня мужиков знаете сколько было? Но на работе я ни ни! Не думайте! — А я и не думаю! Плевать! Пойду еще раз Маринку трахну! — А я? Я тоже еще хочу! — Пошли вместе. Там Ваня зажигает со Степой. И сил у них, похоже, навалом. — У Степки маленький! О! А с Ванькой, кстати, я еще не трахалась! Пошли… Но в кабинете Ивана Ильича веселье тоже подходило к концу. Сил ни у кого не осталось. Тем не менее, директор все же пару раз воспользовался почти безжизненным телом секретарши, а Катя, наконец, отыскала член, достойный ее интимных размеров. Постепенно все присутствующие, шатаясь от утомления, разошлись. Возбуждение Ивана Ильича почти сошло на нет, сменившись гнетущим осознанием чудовищной иррациональности произошедшего. Директор оделся, а потом кое-как одел еще и Марину, которая была в отключке. Отнес ее в приемную и усадил за стол, а потом вернулся к себе, плюхнулся в кресло и обхватил голову руками. Единственный вопрос выносил его мозг — «Что это было?!». Решив отвлечься, он собрал с пола разбросанные бумаги и ручки, на вел на столе порядок и в конце водрузил на свое место телефон. Едва он положил на рычаг слетевшую трубку, аппарат тотчас зазвонил. По голосу он сразу узнал собеседника — директора фирмы, которая поставляла в его офис питьевую воду. — Ильич? Привет! Чего не могу до тебя дозвониться? — Привет, Абрам. Да телефон сломался! Только починили. — Понятно. Слушай, чего звоню то… У тебя ничего необычного в офисе не случилось сегодня? — А в чем дело?, — насторожился Иван Ильич — Да у нас один придурок на разливке обиделся, что его увольняют, и в три бутыли химии какой-то зарядил в отместку. Вещество безвредное, но… вызывает дикий хотимчик. Типа Виагры, но гораздо круче. Мы две бутыли нашли, а третью — нет, — Абрам грустно засмеялся — Прикинь, одна в райотдел полиции попала, а другая — в дом престарелых. Что там было-о-о… Не хочу даже об этом! Я уже билет до Хайфы купил на вечер. После такого косяка мне только бежать нах! Хорошо хоть теща в свое время настояла Израильское гражданство взять. — Да, пожалуй… А что там было-то? В полиции… — Перетрахались все, как кролики. Жуть! Но это семечки по сравнению с заведением для старичков! Так значит, не тебе бутыль попала? — Нет. — Ну, тогда… прощай, уважаемый! Главное свалить из страны успеть, пока дело не возбудили. Как-нибудь созвонимся. — Давай, удачи! Иван Ильич повесил трубку, ошеломленный услышанным. Все встало на свои места, но от этого было не легче. Он понятия не имел, как вести себя дальше со своими сотрудниками после всего. Поэтому накинул пальто и по-тихому смылся из офиса. * * * Придя на работу на следующий день, Иван Ильич был уверен, что никого не застанет. Но он ошибся. Весь коллектив ждал его в переговорке. Висела напряженная тишина, никто не поднимал глаз, но все ждали, что скажет директор. Он взял себя в руки и как на духу выложил содержание вчерашнего разговора с Абрамом. — Так что, коллеги… Прошу считать все произошедшее несчастным случаем на производстве. Надеюсь, у всех хватит ума не выносить этот сор из избы. Предлагаю просто забыть все и работать, словно ничего не было. Я со своей стороны найду возможность материально компенсировать ваши моральные издержки. Договорились? Ответом была тишина. — Значит, на том и порешим! Молчание — знак согласия. Готовы работать? Присутствующие почти одновременно кивнули. — Тогда начинаем оперативку! — Наливаем чай, коллеги!, — раздался вдруг звонкий голос Катерины. Все синхронно посмотрели на злосчастный кулер, в котором плескалось еще больше 15 литров чудесного эликсира, и после секундной паузы дружно и громко рассмеялись. Радостный, что все прошло так гладко, после оперативки Иван Ильич утащил бутыль в свой кабинет. Сначала он хотел ее просто вылить, но потом задумался и… передумал. Он снял трубку: — Мариночка, документы по базе отдыха для Дня фирмы отправили уже? — Нет, Иван Ильич. Сегодня собираюсь отправить. — Не спеши. Пусть переделают бумаги. Поедем на 2 дня с ночевкой. Дата въезда та же: через 2 недели. По доп оплате я Глафире Степановне дам распоряжение. — Хорошо, все сделаю. Иван Ильич положил трубку и откинулся в кресле. На его лице заиграла довольная и весьма зловещая улыбка…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх