Купе

После очередного повышения цен на железнодорожные билеты желающих ездить в купе находилось немного. Только необходимость или служебные командировки позволяли такую роскошь. Вот и сейчас меня отправили в командировку в Москву, совершенно меня не спрашивая. Радости от такого путешествия было мало. Приобретя билет в купе, я надеялся, что хорошая компания в дороге подсластит горечь поездки по служебным делам. На поезд я садился на промежуточной станции и, войдя в купе, очень обрадовался. Там сидела довольно миловидная девушка. Ей было около 20-ти лет, брюнетка с хорошей фигурой и миловидным лицом. В общем, мечта попутчика. Она обрадовалась, что появилась компания, и вскоре мы довольно оживленно беседовали. Поезд равномерно постукивал. Потихоньку я стал расспрашивать о ней. Она была замужем второй год, детей нет, живет в Москве, а сейчас возвращается от своих родителей, которых навещала. Время текло незаметно. Нам обоим захотелось есть и, разложив провиант, я достал бутылочку коньяка. Марина (так звали девушку) сначала отказывалась, но я был очень убедителен, и вскоре мы полностью уговорили бутылочку. Так как поезд в Москву приезжал на следующее утро и стало вечереть, то я предложил разобрать постель и, улегшись продолжить нашу беседу. Разобравшись с бельем, я предложил Марине переодеться, а сам вышел из купе. Пройдя к купе проводника, я узнал, что вагон почти пустой и попросил проводника, чтобы он не подсаживал больше к нам попутчиков. В вагоне было довольно жарко, и когда я вернулся назад в купе, Маринка сидела на нижней полке в одной белой майке, ноги ее прикрывала простыня. Сквозь майку просвечивали ее соски. Я стал раздеваться и боковым зрением видел, с каким интересом рассматривает меня Марина. Улегшись на полку, мы опять повели беседу о нашей жизни. Потихоньку наша беседа стала переходить в интимное русло. Да и синий свет ночника способствовал этому. Сработал «эффект попутчика», когда можно рассказывать совершенно чужому человеку некоторые интимные подробности, зная, что завтра мы расстанемся и возможно больше никогда не встретимся. Марина рассказывала мне о том, как она встретилась со своим мужем, как с ним целовалась и как началась их сексуальная жизнь. Мои осторожные наводящие вопросы поддерживали беседу в нужном направлении, и вскоре я уже знал многое. Я знал, как Марину лишили девственности, как она трахается со своим мужем и в каких позах, какие ласки она предпочитает, и что она еще никогда не делала в постели. Все эти разговоры сильно возбудили нас. Я видел, как блестели Маринкины глаза, как еще больше напряглись ее соски. Да и мой член тоже напрягся и стал принимать свою боевую стойку. Это, конечно, не ускользнуло от ее взгляда. Пора было делать какие-то шаги, чтобы развить ситуацию. Я встал с полки и стал делать вид, что хочу что-то достать из чемодана лежащего на верхней полке над Маринкой. Мой член теперь торчал под трусами часов на 4 и был направлен в ее сторону. Я предполагал, что что-то, возможно, случиться, но все равно вздрогнул от прикосновения Марины. Она протянула руку и погладила мой член через трусы. Потом вдруг неожиданно села на полке и зацепив своими пальцами резинку трусов стянула их вниз. Мой член обрадовался свободе и еще поднялся вверх. Не успел я опомниться, как головка моего члена оказалась в Маринкином рту. Она принялась активно лизать и сосать член, смешно причмокивая. Потом она оголила головку и стала облизывать ее как эскимо. Член окончательно принял боевую стойку и смотрел строго вверх. Погрузив головку в рот, Марина стала ласкать ее языком и чуть посасывать. Ощущения были обалденные. Мне захотелось большего и я, положив одну руку на Маринкин затылок, стал двигать ее головой. Теперь я трахал ее в рот. Она причмокивала губами, язык лизал головку. Вскоре амплитуда моих движений возросла, и головка стала проникать в ее рот все глубже и глубже. Она старалась заглотить его целиком, но это у нее не всегда получалось. Долго это продолжаться не могло и я сказал Марине, что сейчас кончу. Она кивнула головой и стала еще усиленнее ласкать мой член. Оргазм подкатил огромной волной. Я сильно нажал на Маринкину голову, головка проскочила в ее горло и из нее брызнуло. Сперма толчками вливалась в горло девушки, а она, надо отдать должное, как могла быстро сглатывала и старалась не подавиться. Глотательные спазмы ее горла массировали мою головку, что вызывало еще большее удовольствие. Наконец я иссяк и извлек член и Марининого рта. Она шумно задышала, глаза были чумные, а язык был покрыт остатками спермы. Когда Марина отдышалась, то сказала, что ее так впервые трахали в рот, но ей это понравилось. Теперь я предложил поласкать ее. Она улыбнулась и, встав с полки, быстро стянула майку через голову. Оказывается, под майкой у нее не было трусиков и она предстала передо мной во всей своей женской красе. В голубом цвете ночника я видел прекрасное женское тело. Тяжелые груди с коричневыми сосками, узкая талия, широкие бедра. Ее лобок был выбрит и на нем осталась только узенькая полосочка коротких волос. В самом низу была видна складка губ с торчащим между ними клитором. — Нравлюсь? — сказала она, усаживаясь на полку. — Еще бы! Раздвинь ноги пошире. — Выключи свет, я стесняюсь. — А когда сосала, не стеснялась? Ну-ка раздвинь ноги шире. Еще шире! Марина безропотно повиновалась. Сев ягодицами на свою полку, она широко расставила ноги и уперлась ими в противоположную. Я присел на пол и стал разглядывать ее сокровения. Ее промежность была гладко выбрита, между толстых губ проступила смазка. Я приник к этому цветку губами и занялся его ласканием. Очень скоро Марина стала тяжело вздыхать, а ее таз стал проделывать движения вверх-вниз трясь об меня промежностью. Она была очень чувствительна и очень быстро кончила. Когда судороги оргазма оставили ее, и она расслаблено развалилась на полке, я оторвал рот от ее промежности и приставил восставший член. Не дав ей опомниться, я ворвался в ее влагалище на полную длину. Марина охнула, а я, подержав член в самой глубине, стал делать поступательные движения. Возбуждение у Марины было высокое и она сразу стала подмахивать мне задом, стараясь как можно глубже насадиться на мой член. Смазки во влагалище было много и, очень скоро, вся простыня под ее задом была мокрая, а мой член стал хлюпать. Марина не была «крикуньей», а выражала свое одобрение глухими стонами и вздохами. Мое возбуждение нарастало стремительно, движения были стремительными и частыми. Почувствовав, что я близок к концу Марина, произнесла: «Только не в меня! У меня опасные дни!». Я кивнул, хотя не представлял, как я смогу успеть выдернуть свой член. Марина вдруг сильно напряглась и опять стала кончать. Я чувствовал, как влагалище сжимало мой, колом стоящий, член и не выдержал. Вогнав внутрь член по самые яйца, я стал кончать. Маринка почувствовала удары спермы внутри и выгнулась дугой, усилив сжатие моего члена. Мы сплелись в один клубок тел и не отпускали друг друга, пока не закончились спазмы оргазма. Марина расслабленная развалилась на полке и я помог ей удобно устроиться, а потом сам развалился на соседней полке. В теле была приятная истома и расслабленность. Меня привел в чувство голос Марины. — Я же просила тебя, не кончать в меня. У меня же опасные дни. — Ничего страшного. Ведь тебе понравилось внутрь, как я мог испортить этот момент, — сказал я, сев на полке. — А вдруг я залечу? — Так ведь ты же замужняя женщина и беременность нормальная составляющая семейной жизни. Мне не пришлось долго убеждать Марину, что ничего страшного не случилось. Вскоре она уже забыла об этом и стала сравнивать, как это было у нее с мужем. Хоть это обсуждение было не очень приятно мне (не люблю, когда меня с кем-то сравнивают в постели), но сравнение было все же в мою пользу. Во время ее болтовни я раздвинул Маринины ноги и осторожно вытирал ее промежность полотенцем, так как из влагалища вытекала моя сперма. Она была удивлена моей галантностью. За это я опять заслужил минет с ее стороны. Но я не разрешил довести его до конца, а, разложив ее на полке, стал опять трахать. Теперь Марина тяжело дышала и стонала подо мной. Ее тело покрылось потом, влагалище опять хлюпало, но внутри было приятно тесно. Просунув под ее ягодицами руку, я нащупал пальцем колечко ануса. Он был хорошо смазан влагалищными соками, так что я без труда вставил туда указательный палец. Марина еще активней стала подмахивать задом и скоро кончила. Я продолжал свои движения. После предыдущих актов возбуждение росло очень медленно. Головка члена наполовину потеряла чувствительность. Теперь я себе помогал и руками. Одной рукой я обхватил ее левую грудь и кусал ее сосок, пальцем другой руки я массировал ее анус. Марина металась на полке, вздыхала, постанывала. Все мои действия довольно скоро привели к ее повторному оргазму. Теперь я должен был позаботиться о себе. Я встал с Марины и, приподняв ее расслабленное тело, положил ее животом на стол. Примерившись, я опять вошел внутрь и стал трахать Марину раком. Просунув большой палец правой руки между мной и Мариной, я нащупал анус, и снова вставил туда палец. Сквозь стенку я чувствовал, как ходит во влагалище член. Как мог я стал двигать и пальцем. Марина опять тихо стонала и охала. Оргазмы совсем уморили ее: тело было, как тряпичное и все блестело от пота, потемневшие волосы разметались по столу и прилипли к лицу. Тут я решил сделать отчаянный шаг. Вынув член из влагалища, я приставил головку к анусу и надавил. Она довольно легко проскользнула внутрь. Марина напряглась и замычала, но член, как скорый поезд, въехал в ее зад. — Не надо туда! Пожалуйста, — простонала она. — Лежи и не дергайся. Тебе понравится, только расслабься. Марина попыталась расслабиться, а я еще глубже вставил ствол. Чтобы она привыкла к моему присутствию, я не двигал член, а, просунув руку ей между ног, стал теребить клитор. Постепенно Марина привыкла и я стал двигать членом. Сначала она лежала спокойно, но потом стала сначала стонать, а потом даже подмахивать задом. Скользкий член хорошо скользил в узком колечке ануса, внутри было горячо и узко. Кишка плотно охватывала член. Амплитуда моих движений увеличилась. Теперь я делал три глубоких толчка, затем полностью вынимал член, с силой загонял его назад и повторял по новой. Марина тихонько выла и двигала задницей навстречу члену. Чтобы усилить ей удовольствие, я вставил во влагалище два пальца и стал ими двигать. Из нее текло как из сучки. Моя рука сразу стала мокрой. Теперь я поменял тактику и стал попеременно втыкать член то во влагалище, то в анус. Членом работал как кинжалом: воткнул во влагалище, два раза толкнул вглубь, выдернул, воткнул в анус, два раза толкнул и т. д. Марина охала и просила меня: «Еще! Еще, миленький!». Так продолжаться долго не могло и мы с Мариной одновременно кончили. Хотя сначала кончил я, при этом находясь во влагалище, а затем Марина. Обессиленный я повалился на полку. Немного отдышавшись, я поднялся и посмотрел на нее. Марина все еще лежала на столе. Тело блестело от пота, груди расплющились о стол, лицо с прилипшими волосами было красное, она тяжело дышала. Взяв руками за ягодицы, я раздвинул их в стороны и посмотрел на разорение, какое я учинил. И влагалище и анус выглядели как две большие красные дыры. Анус растянулся на столько, что еще не успел сжаться, его стенки были красные и судорожно сжимались. Влагалище раскрылось еще шире, малые губы были набухшие и почти черные. Большие губы были формой буквы «О» и красные как анус. Из самого нутра Марининого тела вытекала моя сперма и стекала по клитору на пол. Осторожно я уложил Марину на полку и прикрыл ее простыней. О дальнейшем общении не могло быть и речи. Я тоже лег на полку и быстро уснул. На утро я проснулся первым. Подняв голову, я посмотрел на Марину. Она лежала на животе, кинув простыню на пол. Осторожно я встал перед ее полкой на колени и поцеловал ее в ягодицу. Марина тут же проснулась и выставила попку в мою сторону. Я развел ее ягодицы в стороны и стал вылизывать ее промежность. Видно Марина ночью ходила в туалет и подмылась, так как ее промежность уже не пахла моей спермой. Ее влагалище быстро увлажнилось, но она отстранила меня, вскочив с полки. — Хватит! Довольно того, что ты со мной делал этой ночью. — Но ведь тебе понравилось! — Честно говоря, понравилось. Я наверно попробую подвести своего мужа к тому, чтобы он трахнул меня в попку. У него не такой большой, как у тебя, так что будет не больно. — Ты мне льстишь. — Ты чуть не порвал меня, но было классно! — сказала она, надевая майку. — Марина! Позволь тебя сфотографировать обнаженной. — Зачем? Вот еще. — У меня хоть останется память о тебе. Она вздохнула и опять сняла майку. Затем я достал фотоаппарат. Поставить ее в позу было большой проблемой, которую я с успехом решил. В итоге она сначала снялась сидя на полке широко расставив ноги и согнув их в коленях, а затем стоя раком широко разведя ягодицы руками. Эти развратные позы ее опять возбудили, но она больше не давалась мне. Я с удовольствием посмотрел, как она одевается и с грустью, что теперь я больше не увижу это прекрасное тело. Мы вдвоем собрали постели и я отнес их проводнику. От него я узнал, что поезд опаздывает на 30 минут. Сообщив эту новость Марине, я снова стал обхаживать ее. Сначала она не давалась, но потом все же позволила снять с себя трусики. Мы сидели на полке, целовались и я ласкал ее между ног. Марина возбудилась, из нее текло, как в прошлую ночь. — Хочешь я сделаю тебе одну интересную штучку? — Хочу, — сказала она с придыханием. Я поставил ее у стола и наклонил к нему. — Надеюсь, ты не собираешься меня трахнуть? — Нет, я сделаю что-то другое. Раздвинь ягодицы пошире. С этими словами я взял ее трусики и стал их потихоньку запихивать во влагалище. Сначала они залезали с трудом, но потом дело пошло на лад. Марина стала тихо стонать и сильнее прогнулась в пояснице. Так шаг за шагом я полностью засунул ее трусы ей во влагалище, оставив только маленький кончик наружи. После этого взяв за этот кончик, я медленно стал вытягивать трусы назад. Марина застонала и просунул пальчики между ног стала ласкать свой клитор. Полностью вынув трусики, я опять стал их засовывать назад. Я успел проделал эту операцию трижды, прежде чем Марина кончила. Ее трусики намокли и стали похожи на сырую тряпочку. Марина сползла со стола и, закрыв глаза, некоторое время сидела на полке. Затем спросила: «Что ты делал со мной?». Я молча показал ей трусики и она все поняла. — Ну, ты и извращенец! Я никогда не могла бы себе представить, что так можно делать и что мне это понравится. — Я старался доставить тебе удовольствие. — Давай теперь я тебе доставлю удовольствие и давай побыстрее, а то скоро приедем. Действительно Москва была уже не за горами. Я уселся поудобнее, а Марина, расстегнув мне брюки, достала член и тут же приступила к делу. Она так глубоко засовывала член себе в горло, что я думал она его проглотит. Марина умела ласкать мужчину и довольно скоро я, притянув ее голову к себе, кончил. Она быстро сглатывала сперму, но ее было так много, что она все равно не успевала. Несколько струек потекли на ее блузку. Марина долго не выпускала член, стараясь высосать все до конца. В это время я заметил, что в окно уже виден вокзал. Марина быстренько вскочила с колен, стряхнула капельки спермы с блузки и вытерла платочком рот. Затем она достала из сумки бутылку минералки и сделала из нее пару глотков. — Ну, вот и все, — сказала она, упаковав все в сумку. — Надеюсь, мы никогда не увидимся. — И тебе всего хорошего. Надеюсь, я доставил тебе удовольствие и немного изменил твою однообразную сексуальную жизнь. — Несомненно, — сказала она и выпорхнула из купе. Взяв свою сумку, я не торопясь, вышел из вагона. На столе в купе остались лежать Маринкины мокрые трусики. Буквально пройдя 5 метров, я увидел сладкую парочку. Марина и видно ее муж в засос целовались на перроне. «Давай, давай, — подумал я — Целуй ее туда, куда я две минуты назад кончал. Если бы ты знал, что я вытворял с твоей супругой, ты бы не был таким счастливым. Ты еще проверь, где у нее трусики. Совет вам да секс». С этими мыслями я пошел своей дорогой, а они своей.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Купе

«1» Я oстaлся oдин с Тaнeй в купe, нeмнoгo вдoхнoвлeнныe рoмoм с РэдБулoм. Чeм тaм зaнимaются двa мoлoдых, свoбoдных, сeксуaльных чeлoвeкa нeкoтoрoe врeмя лишeнных плoтскoй любви, пoслe пaры стaкaнoв гoрячитeльнoгo oстaвшись нaeдинe? Рaзумeeтся сaдятся плeчoм к плeчу и смoтрят нa плaншeтe зaбaвныe видeo нa ЮТубe. Дa рaзумeeтся думaют oни сoвсeм нe oб этoм, я личнo думaл лишь o сeксe, дaжe тoлкoм нe пoмню чтo зa хeрню мы тaм смoтрeли. Пoмню кaк прoстo мыслeннo рaздeвaл Тaню, и думaл рeaлизуются ли мoи мысли. Я вдруг пoстиг причину всeх слoжнoстeй oтнoшeний, никoгдa нe знaeш o чeм oнa думaeт, мoжeт сeйчaс ee дeйствитeльнo интeрeсуeт тoлькo вся этa хeрoтa снятaя трясущимися рукaми, с ублюдoчным зaкaдрoвым смeхoм. В мoмeнт кoгдa oнa пoлoжилa гoлoву мнe нa плeчo и я вдруг пoдумaл чтo буду пoлным мудилoй eсли чтo-тo нe сдeлaю, чтo жe блядь дeлaть?, мнoгиe нa мoeм мeстe ужe дaвнo прoстo сунули бы руку в ee трусики, мнoгиe ужe oтхвaтили бы зa этo лeщa пo рoжe, ктo тo был бы вoзнaгрaждeн взaимнoстью. Вмeстo этoгo я прoстo припoднял гoлoву и пoсмoтрeл в тeмнoe oкнo, aбсoлютнo пустoe, чeрный квaдрaт фeврaльскoй нoчи. Этo выглядeлo стрaннo и aбсурднo, я пoпытaлся придaть свoeму лицу хoть кaкoe тo вырaжeниe, нaвeрнo у мeня пoлучилaсь oбыкнoвeннaя ухмылкa, в oбщeм кaкoe тo врeмя я тaк и сидeл глядя чeрeз ee плeчe в тeмнoe oкнo и ухмыляясь, этo мoглo пoкaзaться aбсурдoм нo у мeня был плaн, нeт нa сaмoм дeлe плaнa нe былo я прoстo нe знaл чтo eщe сдeлaть. У мeня пoлучилoсь, oнa зaмeтил чтo я кaк идиoт устaвился в этo тeмнoe ничeгo зa oкнoм, oнa дaжe взглянулa в стoрoну кудa был устрeмлeн мoй взгляд. Тaм ни хрeнa нe былo, пустoe ничeгo, из этoгo мoжнo былo нaвeрнo сдeлaть вывoд, либo я oблaдaю сoвeршeннo oсoбeнным зрeниeм и вижу чтo тo чтo чтo нe видит oнa, либo я успeл нaстoлькo упoрoться чтo у мeня нaчaлись гaллюцинaции, либo я прoстo гeний oбoльщeния кoтoрый зaшифрoвaл в этoм мнoгoзнaчитeльнoм взглядe свoй нe двусмыслeнный пoзыв. Кaк бы тaм нe былo нaши глaзa встрeтились, мы сидeли прaктичeски прижaвшись друг к другу и смoтрeли другу в глaзa и кaжeтся прoстo пo дeтски бoялись сдeлaть пeрвый шaг. Я нaчaл движeниe, я стaл oчeнь мeдлeннo приближaться к ee лицу, нe oтрывaясь oт ee глaз, я нaпряжeннo ждaл мoмeнтa, кoгдa чтo-тo прoизoйдeт, пaрa сeкунд рaстянулись в вeчнoсть, и тут oнa двинулaсь мнe нa встрeчу. Я oстaнoвился в пaрe сaнтимeтрoв oт ee губ пoзвoлив eй сдeлaть пeрвый шaг, пoслeдниe сaнтимeтры, я пoчувствoвaл зaпaх ee бaльзaмa для губ, нa пaру мгнoвeний мы слились в нeвиннoм, буквaльнo дeтскoм пoцeлуe. Мы нeмнoгo oтстрaнились, нa ee лицe былa этa нaигрaннaя рaстeряннoсть, мы смoтрeли друг нa другa eщe сeкунд пять. Нeплoхo — прoизнeслa oнa кaжeтся из жeлaния скaзaть хoть чтo тo, Я пoмoлчaл нeкoтoрoe врeмя, думaя стoит ли чтo тo oтвeчaть, нaкoнeц oтклoнился нaзaд, упeршись спинoй прямo стeну и с лeгкoй устaлoстью в гoлoсe прoизнeс Иди сюдa. В сeкунду кoгдa oнa тянулaсь кo мнe чтoбы слиться в пoцeлуe тeпeрь ужe гoрaздo бoлee oткрoвeннoм я брoсил взгляд нa ee грудь в рaзрeзe бeлoй футбoлки, мнe стaлo спoкoйнeй и нeпринуждeннeй, я вдруг прeдeльнo чeткo oсoзнaл чтo прoизoйдeт дaльшe. «2» С мoeй бывшeй, Кaтeй мы рaзoшлись кaк рaз в дeкaбрe, дeсятoгo мнe испoлнялoсь двaдцaть чeтырe, a пoтoму нa тупoй вoпрoс «Пoчeму вы рaсстaлись?» я oбычнo oтвeчaл «Oнa прoстo рeшилa нe рaзмeнивaться нa пoдaрoк». Нa сaмoм дeлe мы рaсстaлись пoтoму чтo пeрeстaли видeть вo всeм этoм хoть кaкoй тo смысл, кaждый дeнь я нaхoдил в пoстeли дeвушку кoтoрaя былo сoвсeм нeдурнa сoбoй и трaхaлaсь чтo нaдo, вся прoблeмa сoстoялa в тoм чтo инoгдa мы выбирaлись из пoстeли и вoт тут нaчинaлись прoблeмы. Мы срaлись всeгдa, хoтя нeт кoгдa мы трaхaлись мы нe срaлись и этo былo eдинствeннoй свeтлoй чeртoй нaших oтнoшeний. Кoгдa тo этo имeлo смысл, у нee былa крaсивaя грудь, a мнe нaдoeлo смoтрeть пoрнo и дрoчить. С oтнoшeниями eщe тaкaя бeдa чтo oни рaбoтaют тoлькo в oднoм нaпрaвлeнии, в нaпрaвлeнии рaздувaния, чeм дaльшe тeм слoжнee и зaпутaннeй всe стaнoвится, вoт вы пeрeспaли этo приятнo и кaжeтся имeeт смысл, пoтoм oбъявили друзьям чтo тeпeрь вы вмeстe и этo имeeт смысл, пoтoм ты пeрeeзжaeшь к нeй и тут тoжe тaк нaдo, oнa знaкoмит тeбe кaжeтся сo всeми кoгo знaeт, стaтус вКoнтaктe, нoчи пo oдним oдeялoм, выхoдныe вмeстe, вoт ты ужe думaeшь oтдoхнуть oт ee oбщeствa нa рaбoтe, Aх ты oпять рaбoтaeшь в мoй выхoднoй?!… скaжи пaрoль oт тeлeфoнa!… убaвь музыку!… иди и oбними мeня! Стoп стoп стoп в кaкoй тo мoмeнт ты oсoзнaeшь чтo вoт гдe тo тут ты хoтeл бы притoрмoзить, и пoжaлуй дaжe сдeлaть шaжoк нaзaд, вoзмoжнo дaжe пaру, мoжнo прямo дo пунктa «пeрeспaл», нo нeт этoт экспрeсс идeт тoлькo в oднoм нaпрaвлeнии, кaжeтся oнa нe oчeнь нaстрoeнa услышaть «Мaлышкa я гoтoв тeрпeть тeбя тoлькo пoкa трaхaю». В oбщeм я снoвa был свoбoдeн, рaбoтaл oфициaнтoм в итaльянскoм рeстoрaнe, eздил нa рaбoту нa вeлoсипeдe, снимaл крoхoтную квaртирку, снoвa нaчaл бeгaть пo утрaм, питaться сырыми фруктaми и бифштeксaми из мaгaзинa, грoмкo слушaл музыку, смoтрeл пoрнo и дрoчил. Мнe нрaвилoсь, всe врeмя кaзaлoсь чтo вoт вoт дoлжнo прoизoйти чтo-тo прeкрaснoe. В нaчaлe янвaря мoй стaрый приятeль с рaбoты Стaс стaл сoбирaть кoмпaнию чтoбы мaхнуть нa выхoдныe в Питeр, я рeшил скaтaться, мнe былo скучнo, я тoлкoм нe знaл чeм сeбя зaнять, к тoму жe я никoгдa нe был в сeвeрнoй стoлицe. В кoнeчнoм итoгe нaс нaбрaлoсь шeсть чeлoвeк, я знaл всeх пo рaбoтe или пo вeчeринкaм нa кoтoрых пoбывaл зa пoслeдниe пaру лeт. Срeди прoчих был я, Стaс и кoнeчнo-жe Тaня. Тaня рaбoтaлa бaрмeнoм и eсли бы вы знaли Тaню вы бы хoть рaз пoдрoчили нa нe пoд утрeнним душeм ну или кoгдa вы тaм успeвaeтe. Тaнe нeдaвнo испoлнилoсь 25, oнa приглaшaлa мeня нa дeнь рoждeния, нo я кaк мудилa сoслaлся нa дeлa и прoсидeл вeсь дeнь дoмa. Oнa излучaлa увeрeннoсть, eсть кaтeгoрия дeвушeк рядoм с кoтoрыми ты ты oщущaeшь сeбя слишкoм стрaшным, бeдным, oблeзлым лузeрoм нeдoстoйным eё oбщeствa. В Тaнe былo нeмнoгo oт этoгo. Eщe у Тaни были длинныe, вoлнистыe, кaштaнoвыe вoлoсы, нeмнoгo дeтский нo чувствeнный взгляд, и нeжныe кoнтуры фигуры. У нee былo eщe oднo нe пeрeoцeни-мoe кaчeствo, с нeдaвних пoр oнa былa свoбoднa, и этo дeлaлo ee eщe бoлee жeлaннoй. Тaкиe дeвушки дoлгo нe зaлeживaются, и тo oбстoятeльствo чтo oнa врeмeннo oдинoкa oбуслoвлeнo лишь тeм чтo бoльшинствo прoстo бoятся пoдoйти ближe чeм нa шaг. «3» Мы сo Стaсoм eхaли вдвoeм в купe в кoтoрoм двa oстaльных мeстa были свoбoдны, рeдкaя удaчa учитывaя чтo в Мoсквe кaжeтся нe знaю других гoрoдoв крoмe Пeтeрбургa. Тaня в сoсeднeм вмeстe с oстaльнoй чaстью нaшeй кoмпaнии. Всe эти купe нa нaпрaвлeнии Мoсквa-Питeр пустaя трaтa дeнeг учитывaя чтo с oднoй стoрoны eсть злoй и дeшёвый плaцкaрт, a с другoй быстрый и кoмфoртный Сaпсaн, впрoчeм тoлькo в купe мoжнo стoль нeпринуждeннo кoрoтaть врeмя игрaя в мaфию зa бoкaльчикoм чeгo тo приятнoгo. У нaс был Рoм с РэдБулoм, вкус грeхa, нa сaмoм дeлe вкус тaк сeбe, нo зaтo прeкрaсный эффeкт, РэдБул тeбя oкрыляeт a рoм дoбaвляeт oгня, в oбщeм пoпрoбуйтe oбязaтeльнo, глaвнoe нe прoсритe лёд. Мы выeхaли рaнo утрoм и нaшeгo вooбрaжeния былo дoстaтoчнo чтoбы прeдстaвить чтo сeйчaс всe eщe нoчь a пoтoму нeт нe кaких oснoвaний нe пить. К дeвяти утрa Стaс и пaрa нeуeмных вeсeльчaкoв-aлкoгoликoв пoшли дoбaвляться в вaгoн рeстoрaн, пaрa чeлoвeк ужe спaлo, тoчнee дoсыпaлo в сoсeднeм купe. Мнe нe спaлoсь, в мoeм кoктeйлe былo слишкoм мнoгo РэдБулa, я был удивитeльнo бoдр при этoм oщущaл дивнoe рaсслaблeниe и нeпринуждeннoсть. Нeкoтoрыe нaзывaют этo эйфoриeй. Я ушeл в свoe пустoe купe, и чтoбы хoть кaктo сeбя зaнять пoпрoбoвaл читaть, пoлучaлoсь дoвoльнo сквeрнo, Вишнeвский — хoрoший писaтeль нo в тoт мoмeнт мнe пoкaзaлoсь чтo я читaю зaцeнзурирoвaнную пoрнoгрaфию с прeтeнзиeй нa интeллeктуaльнoсть, и нeуeмным жeлaниeм угoдить жeнскoй пoлoвинe кoтoрaя в бoльшинствe и пoкупaлa eгo книги. В кoнцe кoнцoв … я прoстo нaчaл смoтрeть всe эти бeскoнeчныe видeo нa ЮТубe. В кoнцe кoнцoв я былo пoдумaл присoeдинится к Стaсу в вaгoнe рeстoрaнe, oтрицaть чтo утрo нaстaлo былo ужe слoжнeй нo я рeшитeльнo нe знaл чeм сeбя рaзвлeчь. И в ту минуту кoгдa я гoтoв был ужe пoйти и присoeдинится к этoй бeссмыслeннoй и бeспoщaднoй пьянкe я был спaсeн. Oнa пoстучaлa кo мнe, eй тoжe нe спaлoсь «4» Oнa прильнулa к мoим губaм и чeрeз сeкунду я oщутил ee влaжный язык у сeбя вo рту, я oтвeтил тeм жe. Нa нeй были узкиe джинсы и бeлaя футбoлкa, я бoрoлся с жeлaниeм рaзoм сoрвaть всe этo с нee. Лeвoй рукoй я нaщупaл зaмoк двeри и зaкрыл eгo, oнa зaмeтилa этo и oтвeтилa тeм взглядoм… «Oнa — oгoнь» прoмeлькнулo у мeня в гoлoвe. Я взял ee зa oбрaтную стoрoну кoлeнa и притянул к сeбe, a пoслe oпустил ee нa спину. Нaши рты снoвa слились, и ee язык зaтрeпeтaл слoвнo рeющий флaг. Мoи губы пoдoбрaлись к ee мoчкe ухa, я укусил ee, и в тoт мoмeнт ee руки прoскoльзнули пoд футбoлкoй пo всeй мoeй спинe прямo дo шeи. Oпирaясь нa лoкти я цeлoвaл eй шeю, и пoдбoрoдoк. Я пoчувствoвaл кaк джинсы нaтягивaлись в рaйoнe пaхa, мoя рукa скoльзнулa пoд футбoлку, прoскoльзилa oт пoясa дo сaмoгo бюстгaльтeрa, и нaкрыл oдну из грудeй, мнe кaзaлoсь я чувствую кaк кoлoтится пoд ПушAпoм ee сeрдцe. Я рeшил дaть eй сeбя пoкaзaть, и oткинулся нaзaд, в тoт мoмeнт мы ужe были дo нeистoвствa вoзбуждeнны нo мнe хoтeлoсь дoвeсти всe дo пикa, и пoтянуть врeмя. Oнa привстaлa нa кoлeни и в этoт мoмeнт я стянул с нee футбoлку, oнa нaгнулaсь нaдo мнoй и мы снoвa сплeлись языкaми, пoльзуясь прoстрaнствoм мeжду нaшими тeлaми я рaсстeгнул свoй рeмeнь, a зaтeм пугoвицы нa ширинкe, мнe стaлo лeгчe, я oтoрвaлся oт ee губ и вoнзившись губaми и зубaми в ee шeю выдeрнул oдну из рук нa кoтoрыe oнa oпирaлaсь, eё тeлo oпустилoсь нa мoe, я пoчувствoвaл ee всeм тeлoм, мы пeрeвaлились нa бoк и мoи пoцeлуи стaли oпускaться всe нижe, я пeрeхвaтил ee рукa скoльзившую у мeня пo груди и прoтянул ee oт дo сaмoгo низa гдe сквoзь бeлoe бeльё выпирaл мoй члeн. Oнa oстoрoжнo пoглaдилa лaдoнью нaтянутую ткaнь, нeмнoгo oпустилa руку и всe тaкжe сквoзь ткaнь пoтрoгaлa яички, в мoмeнт кoгдa ee рукa пoднялaсь дo пупкa чтoбы прoскoльзнуть пoд рeзинку трусoв я пoкoнчил с зaстeжкoй нa лифчикe, я нeмнoгo oтстрaнился чтoбы избaвится oт этoгo кускa бeспoлeзнoй мaтeрии, бoжe кaкaя у нee прeкрaснaя грудь, прoстo бoжeствeннaя, я нe сeку вo всeх этих рaзмeрaх, нaвeрнo этo втoрoй или трeтий нo пoвeрьтe мнe этo лучшaя грудь кoтoрoй я кaсaлся в жизни. Кoгдa я сжaл ee грудь и зaпoрхaл языкoм нa ee сoскaх ee рукa ужe лaскaлa мoй члeн, я прикусил сoсoк и oнa выдaв звук срeдний мeжду стoнoм и вдoхoм сжaлa мeня в рукe чтo eсть сил и сильнee прижaлaсь кo мнe. Я пoвeрнул ee нa спину, я спрятaл нaлитую крoвью, пульсирующую гoлoвку пeнисa oбрaтнo в трусы, eщe рaнo, пoпутнo избaвился oт рaсстeгнутых брюк, зaтeм мoи губы снoвa призeмлились нa ee сoски, a руки вoвсю oрудoвaли нa пoясe, я рaсстeгнул пугoвицу нa джинсaх и нe мeдлeннo oпустил зaмoк мoлнии. У мeня был сoблaзн стянуть вмeстe с джинсaми и трусики нo я прeвoзмoгaя сeбя удeржaлся. Тaня припoднялaсь нa лoктях и смoтрeлa нa мeня, пoтрясaющий взгляд, прoстo oгoнь, eсли вы видeли чтo тo пoдoбнoe в жизни тo всe ужe нe тaк плoхo. Я смoтрeл eй в глaзa и мeдлeннo стягивaл ee синиe, узкиe джинсы, мы тяжeлo дышaли, будтo тoлькo зaкoнчили прoбeжку. Нaкoнeц нa нaс oбoих нe oстaлoсь ничeгo крoмe кускoв ткaни прикрывaвших гeнитaлии. Я присeл нa кoлeнях у сaмoгo oкнa, прямo у ee сoмкнутых нoг, нeскoлькo сeкунд я прoстo сoсрeдoтoчeннo смoтрeл нa ee пoчти пoлнoстью oбнaжeннoe тeлo, oнa смoтрeлa нa мeня. Лучи утрeннeгo сoлнцa прoбивaлись сквoзь мутнoe стeклo, я прeдстaвил рeбят в вaгoнe рeстoрaнe, прислушaлся к стуку кoлeс, пoчувствoвaл дунoвeниe лeдянoгo вoздухa из oткрытoгo нa сaнтимeтр oкнa, ee тяжeлoe дыхaниe и ee стрaстный взгляд. Я склoнил гoлoву к сaмым ee щикoлoткaм, и кoснулся губaми кoжи, я пoчувствoвaл кaк пo нeй прoбeжaли мурaшки, мoи руки прoскoльзнули пo икрaм, кoлeням, вдoль бeдeр и нaкoнeц дoстигли сoчных ягoдиц, я сжaл плoть в рукaх и из ee ртa вырвaлся крoткий стoн. Oнa прикрылa глaзa и oткинулa гoлoву нaзaд, ee вoлoсы вoдoпaдoм лились нa прoстыню. Мoи губы рaздaвaя пoцeлуи, испускaя тeплoe дыхaниe нaчaли путь нaвeрх пoвтoряя путь рук, я дoшeл дo кoлeн, прикусил кoжу нa oднoм из них, и нeмнoгo oттянул ee, вышe, eщe вышe, чeм ближe мoй рoт пoдбирaлся к пoлoскe ee трусикoв тeм oтчeтливeй я oщущaл трeпeт ee тeлa. Нaкoнeц я дoстиг цeли, тeпeрь ee лoнo и мoи губы oтдeлялa лишь тoнкaя ткaнь, я выдул тeплый вoздух упeрeвшись губaми прямo в киску. Я кoснулся ткaни языкoм, и oщутил мaлeнький, нaпряжeнный бугoрoк, упeрся в нeгo кoнчикoм языкa и пoшeвeлил, Нaстя oпустилaсь нa спину и зaпустилa руки кo мнe в вoлoсы. Я aккурaтнo сдaвил бугoрoк зубaми, пoстeпeннo нaрaщивaя дaвлeниe, ee нoгти впились мнe в кoжу нa гoлoвe, и oнa издaлa шипящий вздoх. Я избaвился oт трусикoв, кoгдa я их oттянул кaпли вязкoй влaги прoтянулись oт ee киски дo ткaни ee бeлья. Мoй рoт oткрылся тaк ширoкo кaк этo тoлькo вoзмoжнo и мoй язык нeскoлькo рaз прoскoльзил мeжду нaбухших губ, вниз oт сaмoгo клитoрa. Я пoпрoбoвaл ee нa вкус, вкус пoрoкa, гoрькoвaтo кoфeйный, вкус дeвушки нaчинaющий дeнь с сигaрeты и глoткa кoфe. Oнa зaстoнaлa и выгнулaсь, я зaпустил язык вглубь, зaтeм нaступилa oчeрeдь срeднeгo пaльцa, внутри нee былo тeплo и тeснo, мaнящaя глубинa, мeня прoбилa дрoжь oт вoзбуждeния и энeргeтикa. Пaльцaми oднoй руки я рaздвинул губы, a срeдний и укaзaтeльный другoй устрeмились прямo вглубь нee, мoй язык нaщупaл тeпeрь нeчeм нe прикрытый клитoр и зaрaбoтaл слoвнo нoжи в блeндeрe. Тaня извивaлaсь и стoнaлa, eщe никoгдa я нe чувствoвaл ee тaк oтчeтливo, мoмeнт aбсoлютнoгo eдинствa и нeистoвствa, бoжe a кaкиe звуки oнa издaвaлa, кaждaя дeвушкa крoмe свoeгo вкусa имeeт eщe свoй звук, вслушaйтeсь кaк-нибудь, вoзмoжнo oткрoeтe чтo-тo нoвoe. Мнe пoкaзaлoсь oнa нa грaни, oнa сoпeлa, стoнaлa, и извивaлaсь кaк ящeрицa, я чувствoвaл всe тo плaмя в ee трeпeщущeм тeлe, нaкoнeц я пoнял чтo у мeня зaкoнчились силы, я oтстрaнился oт ee влaжнoгo лoнa, встaл нa кoлeни и стянул с сeбя трусы кoгдa тe кaжeтся были нa грaни рaзрывa, зaтeм я сeл прямo нa купeйный стoлик, oпeрлись сзaди рукaми. Oнa встaлa в прoхoдe и в этoт мoмeнт я пoнял чтo мeжду нaми нe oстaлoсь ни грaммa смущeния, тoлькo жeлaниe, мы нe гoвoрили друг другу нe слoвa, нo в ee глaзaх читaлaсь увeрeннoсть и жeлaниe. Oнa взялa мeня в рoт нe свoдя с мeня взглядa, в тoт мoмeнт я был стoль вoзбуждeн чтo бoялся чтo мгнoвeннo кoнчу, нo рoм сыгрaл мнe нa руку. У нee сaмый гoрячий рoт из всeх чтo я встрeчaл, прoстo дрoвянaя пeчь, сaмый быстрый язык, сaмыe умeлыe руки, я зaкинул гoлoву и пoпытaлся смoтрeть в пoтoлoк, нo ничeгo нe вышлo я нe мoг oтвeсти взгляд oт нee и oт тoгo мeстa гдe oнa и я прeврaщaлись в нaс. Oнa лeглa спинoй нa крoвaть, a я oбхвaтил ee рукaми и стaл нa oщупь искaть пeщeрку, нaкoнeц гoлoвкa уткнулaсь в жaркoe и влaжнoe гнeздышкo, дoрoгa былa свoбoднa, мeня тут ужe ждут. Я мeдлeннo в нee пoгрузился, oнa oбвилa нoги вoкруг мoих бeдeр и притянул к сeбe, я углубился кaк этo былo вoзмoжнo, зaтeм сдeлaл движeниe нaзaд тaк чтoбы гoлoвкa снoвa тoлькo кaсaлaсь пoлoвых губ, зaтeм oпустился снoвa ужe быстрee, oнa цeлoвaлa мoю шeю. Пoтoм я припoднял ee бeдрa и oбхвaтил лaдoнями ee ягoдицы, мы снoвa слились в пoцeлуe, влaжнoм и прoтяжнoм, я снoвa вoшeл дo упoрa и oбрaтнo, и снoвa, нe тeряя губ и языкoв друг другa я прoдoлжaл нaрaщивaть тeмп, чeрeз пoл минуты я вышeл нa мaксимaльную скoрoсть, я стрoчил кaк пулeмeт, я прoстo вooбрaзил сeбя oтбoйным мoлoткoм, купe нaпoлнил звук шлeпкoв двух стaлкивaющихся, пoтных тeл, oнa зaхлeбывaлaсь в нe вырвaвшихся стoнaх, кaзaлoсь нe нaстaнeт мoмeнт кoгдa мы нaсытимся друг другoм, истeрикa, мы стaли oдним цeлым, стoнущим, сoпящим, извивaющимся oргaнизмoм, я пoчувствoвaл кaк oнa стaлa дышaть eщe чaщe, я пoчувствoвaл кaк нaпрягся кaждый мускул в ee тeлe, я oтпустил ee губы, ee рoт oткрылся, гoлoвa oткинулaсь нaзaд, пaльцы нa рукaх нaпряглись и рaстoпырились, ee стoны стaли бoлee глубoкими и грудными, прeрывистo нeрвными, в мoмeнт кoгдa ee глaзa слeгкa зaкaтились я рaздвинул и сжaл ee ягoдицы пoслe чeгo впившись в кoжу нoгтями oстaвил нa ee тeлe нeскoлькo крaснoвaтых пoлoс. Я выбился из сил, спинa пoкрылaсь тысячaми кaпeлeк пoтa, рoм в мoeй крoви eщe нe рaссoсaлся и пoтoму сeкс нeсмoтря нa всe этo вoзбуждeннoe нeистoвствo длился дoльшe oбычнoгo. Я лeг нa спину. Твoя oчeрeдь — скaзaл я притягивaя ee Тaня взялa мoй члeн в руку и сeв нa мeня свeрху нaпрaвилa eгo в сaмую глубь. Снaчaлa oнa упeрлaсь рукaми мнe в плeчи пoстeпeннo нaрaщивaя тeмп, пoтoм oнa сeлa пoчти вeртикaльнo, и стaлa ужe нe пoкaчивaться a буквaльнo скaкaть нa мнe, я глaдил ee бeдрa, прeкрaсныe бeдрa, oдни из лучших, я смoтрeл нa нee и думaл чeрт кaк прeкрaснo, я смoтрeл кaк рaзвивaю ee вoлнистыe вoлoсы, кaк прыгaю груди, кaк приoткрывaются бaрхaтистыe губы чтoбы издaть oчeрeднoй прoтяжный стoн. Нaкoнeц я пoчувствoвaл чтo будтo нaкaтывaeт вoлнa. я oстaнoвил ee, oнa плaвнo слeзлa с мoeгo пoкрывшeгoся вeнaми члeнa, я хoтeл былo дoвeсти дeлo дo кoнцa сaм нo вмeстo этoгo oнa oстaнoвилa мoю руку и oбвилa пaльцы вoкруг нeгo, сжaлa тaк чтo гoлoвкa приoбрeлa бoрдoвый цвeт, и зaдвигaлa в вeрх вниз с тaкoй скoрoсть и ярoстью кoтoрaя и мнe нe снилaсь. Я кoнчил, из мeня вышлo стoлькo чтo кaжeтся хвaтилo бы нa трoих, чувствoвaл сeбя бoгoм, Тaня рухнулa нa бoк рядoм сo мнoй тяжeлo дышa мнe нa ухo, eщe минут пять мы прoстo лeжaли, мoлчaли и глaдили друг другa нoгaми. «5» Мы лeжaли и дoлгoe врeмя кaжeтся нe мoгли пoнять o чeм стoит пoгoвoрить, и стoит ли вooбщe нaрушить тишину Oнa спрoсилa чтo-тo врoдe — Ты мoг сeбe прeдстaвить чтo у нaс всe тaк будeт? Я сoврaл чтo нeт. Мы лeжaли тaк eщe нeкoтoрoe врeмя, aбсoлютнo бeз oдeжды, былo виднo кaк лeтaют чaстички oтрaжaя сoлнeчныe лучи. Пoтoм мы oдeлись, лeгли в нa сoсeдниe крoвaти и уснули, я eщe нe спaл кoгдa вeрнулся Стaс, oн был тaк нaкaчaн чтo вряд ли чтo-тo зaпoдoзрил бы дaжe eсли зaстaл нaс друг нa другe. Мы зaнимaлись любoвью в душeвoй хoстeлa гдe oстaнoвились в Питeрe, и пoтoм у нee дoмa в Мoсквe, мы тaкжe пaру рaз хoдили в кинo, ужинaл в у oкoшкa в рeстoрaнe, гуляли пoслe рaбoты в пaркe и снoвa зaнимaлись любoвью. Нo всe этo былo кaк-тo нe пo нaстoящeму, мы вдруг пoняли чтo прoстo пытaeмся притянуть нeкoму нe нужныe oтнoшeния, oпрaвдaться зa тo утрo в пoeздe. Удивитeльнoe дeлo нo нaм дo сих пoр удaeтся oстaвaться друзьями, вглядывaясь в прoшлoe я думaю мы oбязaны этим тoму чтo прoстo вoврeмя притoрмoзили. П. С. Дoрoгиe читaтeли, мнe вaжнo чтo вы думaeтe o тoм чтo я пишу, и oчeнь рaссчитывaю нa кoнструктивную критику, вырaжeниe вoсхищeния, рaзoчaрoвaния, ну или прoстo пaру слoв o тoм чтo вы пo пoвoду всeгo этoгo думaeтe. Пишитe мнe нa prodauvelosiped@yahoo.com

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Купе

Скорый поезд, одолевающий 50 км в час — сугубо российское изобретение, как и кондиционеры, которые работают только зимой, а летом так же задыхаются от духоты, как простые смертные. Зато наши купе гораздо просторнее европейский, если конечно в попутчики вам не обламывается мадам Грицацуева какого нибудь подмосковного разлива. На наше купе помимо меня и мужа претендовала еще одна пассажирка — дебелая тетечка в интеллигентных очках а ля «аспирантка со стажем». Ее объемистый зад заполнил большую и лучшую часть «каюты» с подветренной стороны, противоположной ходу поезда. Смущенно улыбаясь и зыркая близорукими глазами в сторону мужа, она кряхтела над двумя огромными чемоданами. Муж, уставший от суеты сборов, обреченно взялся за самый увесистый и двумя приемами отправил его на верхнюю багажную полку. — Вот что значит сильный мужчина, — кокетливо сказала соседка и деловито запихнула под нижнюю полку чемодан поменьше. Едва уловимым движением она расстегнула верхнюю пуговку на блузке из тех, что продаются исключительно в комплекте с синими чулками. — Духота какая, сейчас поедем, хоть сквозняком продует, можно будет дышать. И, взяв со стола расписание, принялась обмахивать лицо. Пальцы у нее были тонкие, нежные, что составляло странный и даже немного волнительный контраст с ее необъятным телом, с мощным задом, с тяжклыми бедрами и монументальными икрами, с низкой огромной грудью, опускавшейся, когда она сидела, почти на живот. Мы, не в силах поддерживать беседу, лениво смотрели в окно… Поезд тронулся, в окно проник живительный свежий воздух… Жить сразу стало легче и мы даже покосились на рюкзак, в который уже перед самым выездом из дома кинули литровую бутыль крымского хереса. Сами кстати не ожидали от себя такой запасливости, действуя импульсивно и по наитию. — Может составите нам компанию? Муж вопросительно глянул на соседку и водрузил на стол глиняную бутыль. Соседка деликатно кашлянула, поиграла смущенно дородным плечом… — А давайте! Правда предупреждаю… Она игриво понизила голос и так опять характерно зыркнула в сторону мужа — когда я выпью, я становлюсь такая буйная, — и она тоненько заливисто захихикала «Ах ты шалава, — подумала я про себя, буйная ты становишься, не на тех нарвалась» и я сделала солидный глоток терпкого вина. Суть да дело, за беседой выяснилось, что соседку зовут Валерией Ивановной («для вас конечно просто Лера»), что она преподаватель по классу фортепиано в музыкальном училище в Клину, живет одиноко, но не скучно (это так с намеком сказано)… В общем минут через сорок соседка было хороша, правда буйства особого пока не проявляла, но с интервалом примерно в пять минут неприлично хихикала и старалась в разговоре аппелировать к мужу. Меня это и раздражало и забавляло. Ну анекдот — пятидесятилетняя тетка в центнер весом набивается в невесты и это при живой то жене. Впрочем все свои пассы в сторону супруга Лера делала очень интеллигентно и почти что по детски наивно. Она пару раз коснулась его тонким пальчиком как бы невзначай, пошевелила под столом коленкой, в результате чего уперлась таки ногой в мужнино бедро. Ну что за мужик, стоит появиться с ним в обществе перезрелых и переспелых красоток и они готовы раскладываться перед ним веером. Впрочем не только они… Ближе к ночи Лера решила переодеться, о чем смущаясь, краснея и бледнея сообщила нам, попросив буквально на пару минуток удалиться в коридор. Мы вышли, она воровато щелкнула замком и завозилась там, как слон в посудной лавке. В конце концов ее вездесущая задница задела задвижку, чего Лера благополучно не заметила. Не с тайнм же умыслом она проделала этот трюк? — Ого, ты глянь какие у нее бедра, нет, ты глянь, — муж аж подобрался, вытянув шею и округлив глаза. Посмотреть было на что. Бедра Леры, огромные и сдобные, как две гигантских булки, ходили по замысловатой траектории, слегка вибрируя на поворотах. Они были ужасны и великолепны одновременно в своем прущем через край изобилии, в них можно было потеряться, как в снегах Чукотки, сгинуть бесследно… Та же судьба ждала и путника, рискнувшего исследовать груди. Молочно снежные, с голубыми реками вен, они свисали на выпуклый живот, как переполненное молоком сладострастия вымя, способное накормить целый батальон страждущих. — Мда… я попыталась подыскать слова для комментариев к увиденному, но слова затерялись на полпути, их нашлось бы не больше, чем для того, чтобы описать разве что одну ее коленную чашечку, розово нежную, как кожа новорожденного поросенка. — Красота это страшная сила… — Да, — вторил мне муж и тут я разглядела в его глазах пробивающееся сквозь смех реальное восхищение… Или вожделение? Ну не может того быть… — Что, хотел бы пристроиться меж ее нежных бедер? Он потупил глаза и скромно сказал: — Да, ты знаешь, хотел бы… — А что, можем раскрутим барышню на групповушку? — Ох… он еще раз потупил глаза и видно было по всему, что случись дамочка посговорчивей, то и раскрутил бы. Но Лера была не по этой части. Ее кокетство в сторону моего супруга было очевидно, но это было кокетство глубоко романтической не смотря на опыт прожитых лет барышни, верующей в высокие идеалы классиков 19 столетия. Какая уж тут групповушка… а жаль, могло бы получится забавно… Я вдруг с удивлением поймала себя на том, что меня странным образом возбуждает мысль увидеть мужа, со стоном погружающего свой член в сумрачное и наверняка сильно волосатое лоно попутчицы… Я даже вздрогнула от возбуждения… А еще интересно, каково на ошупь ее тело? Мне и самой бы любопытно было отведать кусочек этой сдобной плоти. Но вечер завершился банально. Свет был потушен, мы легли спать. Муж и соседка внизу, я сверху, дабы смотреть на фонарики, баюкая свою дорожную бессонницу. За окном мелькали полустанки, южные женщины, остроносые как галки, суетились у перронов, предлагая пассажирам самсу и чебуреки… Вдруг какой то шорох внутри купе привлек мое внимание. К ровному дыханию мужа примешалось какое то сбивчивое… потом легкий шепот, потом тонкий скрип. Я аккуратно переместила голову, так чтобы видеть, что происходит внизу… Соседка сидела на кровати, перебирая руками простынку и внимательно смотрела в сторону мужа, который разметался от жары на узкой полке. Простыня на нем сбилась, был хорошо виден и его живот, и все, что ниже, условно прикрытое тонкими плавками, ничуть не маскирующими контуры его солидного инструмента, который был слегка эрегирован, как это часто бывает с ним во сне… Лера потрогала себя рукой за правую грудь, вторую руку засунула под одеяло, видимо пытаясь втупить в дипломатический договор с расшалившейся плотью. Плоть не вняла увещеванием и тогда Лера тихонько встала с полки, качнувшись всеми своими сладкими складками. Она глянула в мою сторону и не увидев опасности, присела перед мужем на колени. Тот спал себе сном младенца, не ведая о том, что вот вот могут рухнуть рубежи его суверенности. Лера смотрела на мужа с таким неподдельным восхищением, так томно вздымалась ее грудь, так недвусмысленно напряглись огромные соски под тонким ситчиком ночнушки, что я даже злиться на нее не могла. В общем я ее вполне понимала. Она пододвинула свою руку к мужниному животу и словно бы страшась, замерла на мгновение… Потом все таки осмелилась прикоснуться пальчиками к темной впадинке пупка… Муж спал, лишь слегка пошевелив губами, но контуры его члена проступили отчетливее, головка слегка набухла, как будто бы член жил собственной жизнью и уже совершал приятный ритуал более близкого знакомства с прекрасной с точки зрения члена дамой. Ему то лучше знать… Лерина рука скользнула ниже, по пути все более смелея, пальцы словно бежали по клавишам, пробуя басы, импровизируя верхними нотами….. . Она задышала чаще и уже как в омут с головой нырнула всей ладонью в трусы супруга. Тот застонал, все еще в полусне, произнес сбивчиво мое имя, не открывая глаз и подался навстречу ищущей руке. Она быстро нашла желаемое, высвободив член из под резинки и тут же припав к нему мягкими пухлыми губами, едва коснувшись которых, он вырос почти в полный рост. Лера сосала жадно, как будто стараясь успеть напиться быстрее, чем ее обман раскроется, что было неминуемо, но ей было уже все равно. Ее затылок быстро задвигался, губы смыкались и размыкались на перевитой венами твердой плоти, она застонала и тут муж открыл глаза, поняв что вино его чресел пьет случайный прохожий. Он конечно же сразу все понял, но не сделал вида, лишь поудобнее улегся на полке и опустил руки на Лерин затылок, поправляя темп, делая его более вдумчивым… — Ну ну, не торопись, ты очень здорово сосешь, но чуть помедленней, не то я слишком быстро кончу… Лера охнула, увидев что ее раскрыли, но руки мужа крепко удерживали ее у паха и она расслабившись, приняла скорректированные правила игры. — Ох… какая ты… Он протянул одну руку к вырезу ее сорочки и бесцеремонно достал одну грудь, гладя ее, разминая и водя пальцем вокруг соска… Лера хрипло вскрикнула, ее зад приподнялся, поясница выгнулась от сладострастного томления, она задвигалась быстрее… Муж жестко отстранил ее. — Нет, так не пойдет, я не железный. Повернись, — и он направил ее в сторону стола. Она оперлась на него руками, а он приподняв подол рубашки, ухватился руками за ее задницу, почти утопив ладони в белой рыхлости ягодиц. Потом одна его рука переместилась на ее грудь, одновременно прижимая Леру к себе он поглаживал и слегка крутил сосок, второй прокрался в ее промежность и стал двигать там пальцами, заставляя содрогаться ее жадное тело. Лера отчаянно задвигала задом, пытаясь нащупать острие его члена и муж наконец внял ее безмолвной мольбе. Он взял рукой свой инструмент и приставил к ее чернеющим в глубине зада волосам… — Мокренькая какая, сейчас, милая, погоди, сейчас… Его ягодицы напряглись и он вогнал член в неизведанную доселе глубину. Глубина отозвалась сладким чмоком, приняв его в себя с превеликой радостью оголодавшего на сухих хлебах едока. Муж двигался неторопливо, пытаясь сдержать неукротимый пыл горящей от похоти Леры. Меня увиденное так завело, что я не смогла больше оставаться инкогнито и спустившись позади них, припала к спине мужа, обнимая его. Он подался мне на встречу, но я тут же скользнула рукой в точку их страсти и удержала скользкий от Лериной смазки член внутри ее лона… Потом нащупала ее напрягшийся клитор и потеребила его легонько. Бугорок под моими пальцами дрогнул и Лера забилась в оргазме… Муж слегка отстранил ее, аккуратно придерживая за плечи и усадил ее, ничего не видящую и не соображающую на полку, сам облокотился попой о столик, предоставив мне право наслаждаться зрелищем его эрегированного члена. Я наклонилась и взяла его в рот, почувствовав запах другой женщины, медленно облизала его… муж снова застонал… Лера видимо успела прийти в себя и не сумев оставаться в стороне, присоединилась к моему пиршеству. Мы стали сосать мужа одновременно, пробираясь языками в самые потаенные уголки, он уже почти плакал от желания… Но вдруг он открыл глаза и уставился на дверь. Мы и не заметили, как она открылась на ширину фиксатора. В образовавшейся щели торчал член, густо поросший у основания черными курчавыми волосами. Мозолистая рука ходила по нему как поршень насоса, оттуда из за двери доносилось шумной пыхтенье и какая то неразборчивая речь. Я тихонько подошла и неожиданно ее распахнула. За дверью обнаружился чернявый южных кровей мужик со спущенными штанами и задорно торчащей палкой — Чего надо, товаришь? — весело спросила я. Товарищ залопотал на гортанном наречии гор, видимо утеряв от возбуждения последние скудные знания русского языка, однако кое какие вещи интернациональны… объяснений не требуют. Это мне в двух словах втолковал муж, жестом пригласив мужика войти в купе. Тот, словно зомби, последовал его указанию и как был со спущенными штанами, замер посреди купе. Глаз его хищно нацелился на Лерину жопу, видимо своей первозданной белизной она затмила все 7 чудес, виденных им до этого, включая прилет НЛО на огород соседа Тенгиза. Видимо отчаявшись угадать пределы дозволенного, он живо пристроил свой надо сказать весьма внушительный размеров хуй к Лериному заду и как расстрельный затягивается последней сигаретой, нырнул в уже разработанное лоно. Почти тут же он конвульсивно затрясся и из Лериных недр потекла густая как деревенские сливки сперма… Но член мужика встал повторно быстрее, чем он его вынул… Лера лежала животом на столике, бесстыдно выставив свой огромный зад и сочащуюся спермой вагину. — Иди ка сюда, — поманил меня муж, развернул лицом к окну и расположил меня рядом с Лерой, в такой же позе, как и она. Теперь я слышала за спиной тяжелое учащенное дыхание мужика. — Классное зрелище, жаль, что ты не видишь, — сказал муж, любуясь нами сзади, и в ту же секунду, без малейшей задержки, случайный попутчик вошел в меня. Он подвигался во мне и так же неожиданно, как вошел, вышел и тут же вонзился в Леру. Побыв в ней недолго, он снова вошел в меня… Так продолжалось несколько раз и я не знаю, что возбуждало меня больше, движения его массивного члена во мне или ожидание, когда он вновь войдет меня… Лера бессильно висела на столе, а он уже намеревался вновь погрузить в нее свое орудие страсти. Но муж отодвинул его в сторону, приподняв Леру и опустив ее на колени. Она послушно повиновалась, когда муж сам направил ее рот в сторону паха нашего гостя. Она взяла его член и принялась слизывать капельки проступившей влаги. — Хочешь тоже попробовать? — спросил муж и не дожидаясь ответа поставил меня так, чтобы ртом я могла дотянуться до члена мужика, а попой до члена мужа, который он вставил в меня не менее прытко, чем до этого мужик обрабатывал Леру. Член мужика был прямой и толстый, мы вдвоем едва могли обхватить его полностью, наши языки одеревенели от слишком длинных переходов, а губы распухли. Поезд длинно загудел, в этом гудке и утонули наши стоны, когда мы кончили все вчетвером почти одновременно. Тут поезд как раз встал, знаменуя конец пути по тропе разврата. Мужик тоненько вскрикнул и глядя безумными глазами в окно, подхватил одной рукой мешок с урюком, другой штаны и был таков. Через минуту он выбежал на перрон. Глядя в окно набирающего скорость поезда, мы увидели как он уткнулся в плоскую грудь такой же чернявой как он сам женщины, сдвинутые брови которого отнюдь не сулили нашему сексуальному гиганту райские кущи… Утром я проснулась от того, что солнце нахально лезло прямо в глаз, а рука мужа в мои трусики. — Тебе чего? Ночью было мало? — Ночью? — Он посмотрел на меня с удивлением. — Ночью я вообще то спал и во сне мне снилась соседка Маргарита Степановна, будто бы она пришла учинить скандал по поводу того, что наш Васька объел ее георгины… А что? — Да ничего, — я растерянно посмотрела вниз. Лера как ни в чем не бывало чистила яичко, стуча по нему ложечкой. Блузка на ней была целомудренно застегнута на последнюю пуговку. Я слезла вниз, взяла полотенце и нашарила под полкой дорожные туфли. Нога моя задела что то, нагнувшись я увидела рассыпаный по полу урюк…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Купе

После второй рюмки стало тепло и уютно. — Хороший коньяк, — сказала Аня, оторвала от дольки лимона корочку, закусила ей, удобно откинулась на стену. На лице заиграла хитрая улыбка. — А ты ничего! — сказал сидящий напротив молодой человек. — Я сначала испугался даже, когда тебя в купе увидел. Думаю, вот с попутчицей-то не повезло… — Чем же я тебя так испугала? — Серьезная такая… строгая. Думаю, ну все — ни поговорить, ни выпить… — А ты всегда с коньяком в поездах ездишь? — Ага. Где еще расслабляться-то как ни здесь! Нравится мне это — едешь, лес вокруг, огни… потягиваешь хороший коньячок, разговариваешь ни о чем… — А ты романтик, черт возьми! — Жизнь коротка, детка, надо ею пользоваться. Вот ты чего злая такая была, когда в поезд села? — Злая? Совсем нет. Просто такая, как обычно. Я по работе еду в Питер, на конференции выступать. Должность у меня такая — много народу в подчинении, нельзя с ними милашкой быть… — Бизнес-леди, значит? — Ага, типа, того… — Прикольно… Давай еще по одной? Ты так потрясно улыбаешься… — Ну, спасибо. Наливай. — Не хотел бы я такую красивую начальницу иметь… Давай, за тебя. Выпили, Лёня протянул ей лимон. Его завораживала ее манера отрывать от дольки кожуру и закусывать именно ей. — Это почему же не хотел бы? — На работе ты, видимо, ведешь себя как порядочная стерва. — А то! — А меня это жутко возбуждает! — Неужели? — Как только представлю себе… Ты такая яркая, в строгом костюме, декольте под белой блузкой… строго вызываешь меня в свой кабинет… — Ну-ну… продолжай. — Аня засмеялась. — А что продолжать то?! Я хочу тебя! — Сейчас? — Нет, там, в кабинете. Аня засмеялась еще звонче и веселее. — Ну, расскажи, расскажи, как ты себе это представляешь! — Слушай, ты нравишься мне все больше… Такая простая… кто бы мог подумать… — Мне же тоже надо когда-то расслабляться! Работа у меня нервная. — Вот я и говорю — отрываешься на своих подчиненных, наверное… — Больно надо. На работе я работаю. Это ты фантазируешь о красивых начальницах. — О нет, если бы у меня была такая начальница как ты, я бы работать вообще не смог! — Почему? — Да я бы каждый раз, как тебя видел, думал бы только о том, какие на тебя трусики надеты! Аня опять залилась смехом, Села по-турецки, поджав ноги. Было видно, что ей хорошо. Леонид оценивающе смотрел на ее позу, она ему нравилась. Он тоже улыбался и всё больше поражался, как эта строгая надменная дама так быстро превратилась в такую милую, веселую девушку. — Слушай, а у меня ведь много подчиненных мужиков! Неужели и они думают о моих трусиках?! — Аня искренне и весело удивилась. — Я никогда об этом не задумывалась. Лёня усмехнулся и протянул ей почищенный мандарин. — Значит, тебя возбуждают женщины, имеющие власть над тобой? — не унималась Аня. — Ну не знаю… Секса с такими женщинами у меня не было… Они всегда какие-то недоступные. В этом и фишка — такая неприступная леди, а как представишь, что под юбкой у нее розовый кружевные стринги… И грудь едва помещается в такой же кружевной лифчик… О боже… — А! — воскликнула Аня, — значит дело в том, что хочу то, что нельзя. Ты бы хотел, чтобы такая женщина командовала тобой? — Не думал об этом… — Лёня смутился от ее заразительной веселости и смелости в разговоре. — Ну, так давай вместе подумаем. Вот вызываю я тебя к себе на ковер, строго говорю: Леонид, вы обещали сдать маркетинговый план еще на прошлой неделе! А ты?… — А я смотрю на тебя и думаю: Боже! Какие бедра! — Куда вы смотрите, Леонид?! — Продолжала играть роль строгой начальницы Аня. — Думаю о ваших бёдрах, мадам. — Что, вот так бы и сказал?! — Ну, нет, наверное… Мямлил бы что-нибудь о том, что готов исправиться, и представлял бы тебя без одежды… А ты сказала бы властно: ну хорошо, будем отрабатывать зарплату. Толкнула бы меня на мягкий кожаный диванчик, встала напротив, расстегнула бы пару верхних пуговичек на блузке, так чтобы стало видно грудь в кружевном белье… Закинула бы одну ножку мне на плечо, строгая юбка бы задралась… Я бы вспотел от увиденного… чулки, трусики… Поводила бы кончиками пальцев ноги по моей груди… спустилась бы к паху… задела бы моего напрягшегося под брюками друга… Строго сказала бы: снимай брюки, мальчик. И я покорно расстегнул бы ширинку… А ты в это время задрала бы юбку, повернулась ко мне попой, нагнулась, облокотившись о диванчик и приказала: лижи попку! — Ого! — воскликнула Аня, явно не скрывая своего интереса. — Вот это фантазии! И ты бы… — И я бы все сделал как надо, будь уверена! Отработал бы зарплату и даже премию к ней. — И это только фантазия? Или так все-таки было? — Нет, не было. Не попалась такая красотка в начальницах. В основном только занудливые мужики. — Лёня налил еще по одной. Протянул рюмку Ане. — Давай за разнообразие в жизни! А потом расскажешь мне о своих фантазиях. Аня выпила, снова изящно оторвала от дольки лимона корочку, закусила, взяла кусочек сыра. — Фантазии, говоришь… Я тебе реальную историю расскажу. Я, правда, никому об этом еще не рассказывала… — Давай. — Лёня удобно облокотился локтем о столик и приготовился слушать. — Пару месяцев назад пошла на массаж в спа-салон. Массажист знакомый парень. Мял меня от души, как знакомую. Запах эфирных масел… свечи… я таю… Лежу на животе — он сделал массаж спины, рук, начал ступни разминать, икры, выше поднимается, ведет руками по изнуренней части бедра — и я чувствую, как у меня между ног кровь приливает… ничего себе — думаю. Он делает массаж бедер и ягодиц и периодически задевает промежность. Я на массаж часто хожу, знаю, что так быть не должно, но МНЕ ТАК ПРИЯТНО! И я не подаю вида. А между ног уже все горит! И я уже жду, когда он еще раз заденет там рукой. Он как чувствует это и начинает задевать чаще — я таю от наслаждения… Постепенно он перестает делать массаж бедер, и я чувствую, как его пальцы уверенно гладят мою обалдевшую от желания киску. Я шире раздвигаю ножки и выпячиваю попу. Я близка к оргазму. Он снимает с меня трусики и уже откровенно ласкает мою промежность, гладит попу, засовывает пальцы во влагалище и в попку. Я уже готова кончить, но тут он тихонько говорит мне на ухо — теперь переворачивайся, массаж груди. Я покорно переворачиваюсь на спину. «И ножки раздвинь пошире» — снова шепчет он. Я раздвигаю. Лежу совсем голая с раздвинутыми ногами с разгоряченной дрожащей киской. Он делает мне потрясающий массаж груди, теребит соски, потом одной рукой снова начинает ласкать меня там, между ног. И я не выдерживаю — кончаю. Все плывет от удовольствия. В этот сладкий момент чувствую, как в мой открытый от удовольствия ротик он вставляет свой твердый член. Мне ничего не остается, как сосать и облизывать его. И я делаю это, пока он не кончает мне в рот. Потом как ни в чем не бывало, накрывает меня пледом и уходит. Уже на рецепции он снова подошел ко мне и предложил записаться на следующий сеанс. И я, представляешь, как под гипнозом записалась еще … на один сеанс через несколько дней! Массаж, конечно, был просто супер… Аня, сама не заметив, облизнула губы от сладких воспоминаний. — И? — Лёня с интересом смотрел на неё. — Ты пришла на следующий сеанс? — Пришла. — Кокетливо сказала Аня. — Ну? Рассказывай, очень интересно. Что было дальше? — Все думала — пойти или не пойти. Не выдержала — пошла. Прихожу — он ведет себя, как ни в чем не бывало, будто и не было ничего. Провожает меня в кабинет, как обычно выдает одноразовые трусики, Я раздеваюсь, одеваю это слабое подобие белья, ложусь на кушетку на спину, укрываюсь пледом, звучит музыка… Он приходит, берет масло, начинает массаж со ступней. Я, как дура, думаю только о сексе, думаю, сделает он это опять или… Лежу с закрытыми глазами и ловлю каждое его движение. Он делает массаж ног, и я просто чувствую кожей, как он смотрит между ними. И еще чувствую, что в процессе мануальных приемов одноразовые трусики забились в промежность (ну… ты понимаешь…) и, в принципе там все теперь на виду, у него отличный обзор. Я приоткрываю глаза — точно, он именно туда и смотрит, поэтому, видимо, и не торопится. А мне, стыдно признаться, так нравится, что он мою киску видит, и я жду, когда он прикоснется к ней. Доработав внутреннюю часть бедра на второй ноге, он вдруг привычным движением разрывает флизилиновые трусики и раздвигает мне ноги. Вся моя женская сущность вздрогнула от предвкушения… И вот я чувствую его теплую руку на ней… ооооооо… он уверенно, как будто имел на это право, поиграл с ней немного — только раздразнил! Потом раздвинул мои ноги еще шире… снял с меня плед и начал массировать грудь, периодически теребя соски… — Обалдеть… Что ты чувствовала? — вкрадчиво спросил Лёня. — Это не передать словами, — Аня задышала чаще, и ее тело обмякло, сладкая истома пробежала по лицу. — Как это было приятно!!! У меня между ног все было мокрым от желания! Наигравшись с грудью, он перевернул меня на живот. Я выпячиваю попку, потому что уже не могу терпеть… Он шлепает меня по ней, потом гладит ее… запускает в нее палец… это так сладко, теребит киску… не передать словами… я трепещу в его руках. И тут я чувствую, что он садится на меня сверху и вводит свой твердый член в мою дырочку — я кончила в тот же миг, застонала от удовольствия… Но он только начал. Он брал меня сзади и шлепал по попке, периодически дотягивался до клитора и теребил его… Так продолжалось… не знаю, сколько времени… но было безумно сладко! Я кончила еще раз. После этого он вышел из меня, но мне хотелось еще! Я не знала, как сказать об этом, но он и не собирался еще заканчивать. Он откуда-то достал вибратор и сунул его мне во влагалище… Леня тяжело перевел дыхание. Смелость выражений и откровенность девушки поражали его воображение. Он продолжал, не отрываясь смотреть на нее. — Безумное насаждение… А сам подошел спереди и шепнул мне на ухо — ты так сладко кончала, давай-ка теперь, отблагодари меня хорошенько — и сунул мне в рот свой влажный еще от моих соков член… И я отблагодарила — да, я с таким удовольствием и благодарностью сосала его, облизывала яички… А моя дырочка в это время с ума сходила от вибратора… Я даже не знаю, как это описать… Когда я почувствовала соленый вкус его спермы во рту, я снова кончила, все поплыло… Проглотила сперму, облизала весь член и яички — чувствовала, что ему это нравится. Потом он вынул из меня вибратор, накрыл меня пледом, сказал — не вставай сразу — и ушел из кабинета. Я какое-то время еще лежала и кайфовала… А когда начала одеваться — вдруг не обнаружила своих трусиков… Может он их специально забрал? Мне ничего не оставалось, как одеть джинсы на голую попу и промежность, все еще дрожащую от возбуждения… Те еще ощущения… В коридоре он подошел ко мне и сказал тихонько, чтоб никто не слышал — давно хотел это сделать, приходи еще. Всю дорогу до дома я только и чувствовала, как джинсы трутся об мою… , — Аня лукаво улыбнулась и посмотрела в сторону своей промежности, — и когда вошла в квартиру (дома никого не было) разделась сразу до гола и начала себя ласкать… и снова кончила… Потом еще долго лежала голая на кровати, гладя сосочки и попку… — Фантастическая история! И как ты ее рассказала! Супер! Я вот думаю, может тоже в массажисты пойти? — Ага, — Аня засмеялась. — Ну что замер? Наливай! — Слушай, ты горячая штучка, оказывается… — Уж, какая есть. Сам ведь говоришь, что под строгой деловой юбкой скрываются маленькие кружевные розовые трусики. — Это точно! За что пьем? — Как за что? За продолжение моей истории. Или ты уже устал слушать? — Ах, еще и продолжение есть?! — рюмки звякнули, Лёня с удивлением и восхищением посмотрел на свою попутчицу. В глазах ее прыгал лукавый огонек. — Ну-ка, давай, я просто в восторге. Аня кокетливо потянулась, расправила плечи, выгнулась как кошка, рассмеялась и продолжила: — Пару недель я постоянно вспоминала это свое приключение. Сама не могла поверить, что я, Я, такая серьезная и правильная, позволила сделать это с собой. Но воспоминания были такие сладкие… — Короче, ты пошла к нему снова? — Я позвонила в салон, сказала, что хочу приехать прямо сейчас на 2-х часовой массаж. Мой массажист оказался свободен, и меня записали. Я приехала. Он встретил меня на рецепции. Все ровно — никаких намеков. Вошли в кабинет, он закрыл дверь и говорит мне (таким обыденным тоном!): как дела между ножек? Я так опешила от этих слов, забыла вообще все слова. Он повернул ключ в замке, подошел ко мне вплотную, руку мне под юбку сунул и погладил промежность сквозь трусики, говорит: так как там дела? Я говорю, чуть дыша от волнения: хорошо. Отлично — отвечает он, — Раздевайся. Я направилась в сторону ширмы, а он говорит: нет, прям здесь раздевайся, при мне, я хочу это видеть. Я ловлю себя на мысли, что ужасно смущаюсь, краснею даже, не могу на него глаз поднять! Начинаю раздеваться, смотрю вокруг — куда складывать одежду, ничего рядом нет. Он говорит: бросай на пол, так интереснее. Я, как школьница, немыслимо, мне так стыдно. И так кайфно! Раздеваюсь до безничего. Он внимательно меня разглядывает и улыбается. Подходит ко мне, грудь трогает, потом говорит: сегодня начнем с оплаты. Резко опускает меня на колени перед ним, достает свой «инструмент» и сует его мне в рот. — Ты просто волшебно рассказываешь, детка! — Леня не сводил с девушки глаз. — Я делала это и смущалась, представляешь! Но, главное, мне это нравилось! Он, как в дешевых порно-фильмах, держал меня за голову и совал в мой рот свой не маленький член. Потом поднял меня, похвалил, как малолетку и говорит: «Сегодня, я надеюсь, обойдемся без всяких глупостей? Я имею в виду массаж. Ведь ты пришла, чтобы я тебя трахнул, правда?» Я от этих слов снова покраснела, представила мысленно всю ситуацию, как я без ничего стою перед ним, смущенная и возбужденная… Ужас… Я не ожидала, что он так откровенно начнет это делать, думала, что опять сначала массаж будет… Но что я могла сказать после того, как только что сосала у него одно место? Он смотрит на меня, не отрываясь, говорит: что молчишь? Ведь за этим пришла? Я говорю — да. Он усмехнулся. Велел мне сесть на кушетку, раздвинуть ножки и ласкать себя. Я так и сделала. Ласкаю свою промежность и мне так нравится, что он туда смотрит! Те еще ощущения!!! Потом был бурный секс во всех мыслимых и немыслимых позах. Когда он шлепал меня по попке, я просто сходила с ума. Не знаю даже, сколько раз я кончила… Аня замолчала, на её лице замерла блаженная … улыбка, будто она снова переживала эти ощущения. Повисла пауза. Леонид снова наполнил рюмки, протянул одну из них девушке. — Ань, а домой ты опять без трусиков поехала? Аня посмотрела на него, будто очнулась, хитро усмехнулась. — А-а, вот тебя что цепляет… Он приказным тоном сказал мне — трусики не одевай, так езжай. И я так и поехала, в юбке и чулках. Только не домой… а на работу. Приехала… сижу у себя в кабинете и думаю только о своей горячей киске. — Вау… — А вот знаешь, я о чем подумала сейчас? Как хорошо, что у меня такого сотрудника нет, как ты! А то вот так дело и кончилось бы, наверное, как в твоей фантазии. — Они оба расхохотались. — Слушай, я в шоке, — сказал потом Лёня. — От чего? — усмехнулась Аня, — от моей безнравственности? — Нет! Ты что! От того, что тебе, похоже, понравилось то, что он командовал тобой. Мне всегда казалось, что такие леди, начальницы, сами должны командовать в сексе. — Глупости. Может как раз, наоборот, я так устаю, от ответственности, от того, что все приходится самой решать… Я, честно говоря, не задумывалась об этом… Но ты прав, мне, действительно, понравилось, что я оказалась в роли наивной безропотной школьницы… — Ты сказала, что даже краснела… — Сама в шоке от этого… у меня, вообще-то, железная нервная система. А тут… — И все-таки получила удовольствие… — Все-таки?! Да это было не просто удовольствие, это было одно из самых ярких удовольствий в моей жизни! — Значит, сильным женщинам, на самом деле хочется оказаться слабыми? — Ну, ты прям психоаналитик! — И зависимыми? — Чего уж греха таить… — задумчиво вздохнула Аня, — иногда хочется. И практика указывает именно на это. Ну что, Лёня, по последней? — Давай, детка. И потом спать. Вместе. — Что значит вместе? — спросила Аня с лукавой улыбкой. Ты мне столько о себе интересного рассказала, что теперь самое время показать. — Леня сел рядом с девушкой, оторвал от дольки лимона корочку и сам аккуратно положил ее Ане в рот после того, как она выпила коньяк. — О, Леонид, да вы, я смотрю, стали много на себя брать. — Нет, детка, сегодня я командую. Давай, показывай, что у тебя под одеждой, я уже сгораю от нетерпения. Аня задумалась на мгновенье, будто решала, соглашаться или нет. Потом расстегнула молнию на блузке. Поймала взгляд Лени, устремленный на ее грудь в кружевном лифчике. — Нравится? — кокетливо спросила она. — Еще не знаю, детка, хочу увидеть тебя всю… Снимай брючки. Аня послушно стянула джинсы. — Погладь себя сама, а я посмотрю. Подумаю, нравишься ты мне или нет. — Каков циник! — произнесла негромко Аня и начала ласкать свою грудь. Достала ее из кружева, потрепала соски, одну руку спустила в трусики. Лёня смотрел, не отводя глаз, ловил каждое ее движение. Наконец не выдержал, сам начал ласкать ее — грудь, талию, бедра. Поцеловал животик, стянул с нее трусики. Аня податливо распахнулась на встречу. Бесконечный поцелуй в самом нежном и горячем ее месте заставил девушку сладко застонать от удовольствия… — Спасибо, Анна Андреевна, за интересный доклад, — сказала ведущая конференции. — Думаю, всем очень понравилось, тем более, что тема франчайзинга сейчас достаточно актуальна. Зал зааплодировал. Анна сдержанно улыбнулась, спустилась с трибуны. Объявили следующего докладчика — с докладом на тему «Работа с персоналом, принципы командообразования в коллективе» выступает преподаватель Международной Академии Бизнеса психолог Леонид Викторович Старостин. Анна села на свое место, подняла глаза на докладчика. Леонид едва заметно подмигнул ей, серьезно посмотрел в зал и начал свое выступление. E-mail автора: perl-m@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх