Курортный роман

Сара и Люба уже третью ночь спали в одной постели. Каждая их ночь начиналась долгим разговором. Сара рассказывала про своих родителей забавные интимные факты. Факты эти были столь тонкими и глубокими, что Люба всё время удивлялась и вопрошала: «Неужели мои дети, когда они родятся и подрастут, будут столько же замечать о нас с мужем?» Люба тоже рассказывала разные забавные ситуации в своих с мужем отношениях. Сара любовалась частенько телом своей невольной соседки, её изящными запястьями, очень тонкими для такого слегка полного тела. Люба была полна ровно настолько, сколько нужно чтобы быть женщиной. Как Каренина. Она была не то, чтобы полной, просто чуть шире, чем обычные женщины. Формы её были упругими и текучими одновременно. Она была похожа на спелый наливной персик. Казалось, что если ткнуть её пальцем, она тут же лопнет. Сара брала каждую ночь Любу за руки и тихонько перебирала её длинные пальчики. Люба обыкновенно лежала на спине, а Сара на боку подле неё, поддерживая свою голову правой рукой — она лежала слева от Любы. Иногда Сара тихонько обнимала Любу, положив руку ей на живот, а ладонь на то место, где кончается бок туловища и начинается бедро. Когда Сара легко прижимала Любу рукой, та придвигалась и прижималась к Саре всем телом. Потом Сара подкладывала свои ноги, всё так же лёжа на боку, под ножки Любы, и получалось, как будто Люба на коленках у Сары. Иногда Сара нежно и медленно поглаживала бочок Любы. Восемь ночей были такими, одинаковыми, но вместе с тем разными. На девятую ночь Сара почувствовала, что Люба уже не будет ничему сопротивляться. А если и будет, то это не изменит их дружеских отношений. Сара дала своим рукам волю, начала жадно трогать и мять тело своей нежной подруги, стала порывисто дышать. Люба замирала и смотрела в потолок. — Тебе хорошо или плохо? — спросила она срывающимся шёпотом. — Хорошо. — Очень? Сара не ответила руки её уже были на груди Любы. Она жадно схватила любин сосок, и стала его мять и поворачивать, отчего у Любы возникали искры боли и удовольствия, которые били от подмышки до бедра. Тогда Люба повернулась на левый бок, лицом к Саре, и подставила под руки Сары так же свою спину. Сара жадно провела своей дрожащей рукой по любиному позвоночнику, задержала руку на пояснице и крепко прижала полновесное тело своей любовницы к себе. Люба правой рукой повернула Сару на спину, шепнула жарко: — Закрой уже глаза, перестань наслаждаться видами наших прекрасных апартаментов. Сара хихикнула, она действительно любила повторять, что они выбрали хорошие покои. — Неужто тебе, такой красивой и свежей, недостаёт ласки? — спросила Люба, нежно лаская грудь, плечи, шею и живот своей подруги. — Помоги-ка мне, сказала она, взяв руку Сары и положив её между ног девушки. — Скажу по секрету, что подобные операции я предпочитаю производить левой рукой, — сказала Сара, убрав оттуда правую руку и обняв ей Любу. — Представь рядом того, кого ты любишь. Он нежно ласкает тебя, целует, он безумно в тебя влюблён. — пока Люба говорила и поглаживала и мяла груди девушки, Сара продолжала ласкать себя между ног, чувствуя приближение сладостных минут. — Он проникает в твоё лоно, он теряет контроль над собой. — Люба прижала Сару к постели за место, где сходятся нога и тело. Сара прогнула спину и сладостно застонала. Конец был близок. Люба страстно поцеловала свою новоиспечённую ученицу, и та кончила. — Ну что, — спросила она, — кого ты себе представляла, если не секрет? — Тебя. Сейчас мне никто больше не нужен. И теперь твоя очередь, — Сара хитро улыбнулась и опрокинула Любу на спину. Они слились в жарком поцелуе. — Почему ты сама не захотела удовлетворить меня? — Сара посмотрела своими чёрными удивлёнными глазами на Любу. — Я тебя не чувствую. Чувствую только себя и мужчин. — И много у вас было мужчин? — Всего один — муж. Рука Сары скользнула вниз живота замужней дамы, по русым волосам и дальше — в то зовущее тепло женских органов. — Дай, я сама, — шепнула Люба. — Нет уж, я поработаю на вас, мадам. Сара покрывала тело своей любовницы поцелуями, присасывалась к её грудям, целовала шею, боясь оставить на ней следы поцелуев — завтра же все б заметили. Люба начала подмахивать в такт движениям Сары. В глазах Сары поплыл туман от счастья и удовольствия. Люба была уже не первой её женщиной, несмотря на юный возраст, и Сара очень любила это чувство обладания женщиной и в то же время полной покорности ей. Она любила доставлять женщинам удовольствие, отчего сама получала не меньшее. Она стала больше давить на похотник Любы от своего маленького безумства. — Потише немножко, дорогая. Так мне немного больно. Сара попробовала давить меньше, но вдруг опять сорвалась. Хотя, в этот момент это было кстати. Люба почувствовала приближение сладких судорог, но вдруг спросила: — Ты Алису так же хотела? — Да, и буду хотеть и завтра, и послезавтра, и не знаю, сколько ещё. Но сейчас это не имеет значения, правда? Сейчас ты — моя единственная. Алиса была их общей знакомой. Умной, красивой, всегда элегантной. С Алисой всем было хорошо, но мало кому в голову приходила мысль, что её можно любить как женщину. Она была замужем, и немного посмеивалась над всеми, чувствуя своё умственное превосходство над людьми. Но Сара влюбилась в неё в первый же миг их знакомства. Но никогда не думала о том, чтобы вступить с ней в какие-то физические сношения. Алиса казалась ей недосягаемой звездой, неприступной башней. Говаривали, что Алиса ставит в постели эксперименты и у всех своих приятельниц вопрошает: «Как, вы ещё не пробовали это со своим любовником? Пора, девчата, давно пора.» — И что вы с ней делаете, ты всё ещё не развратила её? — Мы интеллектуальные беседы ведём. — Ясно. Меня, значит, тискать, а с Алисой, значит, интеллектуальные беседы. Разделение труда, да? Ты потом всё ей про меня расскажешь, я более чем уверена. — Ты ревнуешь меня к ней? — Не знаю. Нет, кажется. Но если начну ревновать, то не подам вида. — Почему ты так долго не кончаешь? — Я балансирую на грани и это доставляет огромное томительное удовольствие. Сара захватила губами сосок Любы и ещё сильнее нажала на похотник, затем сделала движение левой рукой вниз и вверх, проведя таким образом по входу в заветную пещерку. Люба кончила. Ещё пять ночей, ещё ярче и прекрасней, чем эта, были у них. Алиса всё никак не выходила из головы Любы. Когда они вернулись домой, Люба отправилась в новое путешествие, а Сара осталась. Алиса сказала, что успела немного соскучиться по Саре, и позвала её на свидание. Алиса рассказала всё, чем она занималась в отъезд. — Я тебе поведала всё, что со мной случилось. Теперь твой черёд. Сара, краснея и сбиваясь рассказала ей про свои ночи с Любой. — Ну что, ещё одну совратила, поздравляю тебя, — ухмыльнулась Алиса. Она была широкой разлетающейся юбке, какие она любила носить, и в майке с открытой спиной. Лифчика на ней не было. Каждый раз, когда она поворачивалась спиной к Саре, та вздрагивала. Сара радостно улыбалась. — Ты чего? — Алиса опять ухмыльнулась. — Довольна, что мы наконец встретились. Больше месяца не виделись. Алиса расхохоталась. Алиса рассказала ещё много интересного, много посоветовала. Когда они прощались, Алиса поцеловала Сару. Сара чуть с ума не сошла от счастья. А через три дня должна была приехать Люба. Но Сара о ней уже не думала.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Курортный роман

Это случилось в этом году в Сочи. Я отдыхал в пансионате Светлана. Опущу все формальности, они достаточно банальны. Оленька, которая сидела за обеденным столом напротив меня, сразу поразила меня своей «скромностью». Ее редкие, но вызывающие взгляды, я бы даже сказал откровенно сексуальные, а в народе их называют просто – (блядские). Сразу меня пленили. Ведь в принципе, в основной массе как мужчины, так и женщины думают об одном и том же – о курортном романе. И вот мы у меня в номере. Когда я вернулся их ванной, Оленька лежала на кровати на боку поверх простыней. Закинув руки за голову, она делала вид, что дремлет, но едва уловив мое присутствие, она томно потянулась и повернулась на спину. Чуть учащенное дыхание говорило о том, что она в нетерпении.Я скинул халат и медленно подошел к кровати. Узенькая полоска света от приглушенного ночника, наверняка не случайно, попадала точно на розовые сосочки ее больших и упругих грудей. Их форма была столь соблазнительной, что я с огромным трудом удержался, чтобы не впиться в них губами. Опустившись перед ней на колени, я ласково, едва касаясь пальцами, как слепой, исследующий незнакомого человека, провел ото лба по всему лицу, потом по шее, обвел каждую грудь, чуть прикоснулся к сосочкам, которые сначала медленно отреагировали легким вздрагиванием, и вместе с тем, тут, же стали наливаться упругостью.Однако я не стал долго задерживаться на этих чувственных бутонах, пальцы продолжили свой путь. Нижняя кожа на животе нервно вздрогнула и тут же расслабилась, приняв как должное это прикосновение. Оленька, словно во сне, томно вздохнула и чуть раздвинула стройные ножки, как бы призывая меня к исследованию ее месторождений. Интимная стрижка Оленьки была изобретательная и формой напоминала некую птичку колибри, клюв которой касался как раз самой вершины чувствительной пещерки.Смочив палец слюной, я, чуть прикоснувшись к бутону клитора, сделал несколько круговых движений, и своды этой пещерки мгновенно отозвались эротической влагой. Я чувствовал, как Оленька из всех сил пытается продлить несказанное удовольствие от прикосновений моих пальцев. Мышцы ее тела то напрягались до судорог, то расслаблялись до ватности. Мне казалось, что еще мгновение – и Оленька взорвется и наброситься на меня в страстном порыве, но видно, что сила воли у нее была на высоте.Мне стало любопытно, и я решил проверить, сколько она сможет продержаться. Продолжая нежно ласкать чувствительный бутон, я прикоснулся язычком к ее сосочку, провел по нему несколько раз, и он, тут же отвердел, потом все повторил со вторым сосочком, после чего обхватил его губами и втянул в себя. В тот же миг по всему ее телу пробежала страстная волна, она судорожно вздрогнула и замерла на мгновение, и мои пальцы увлажнились любовным нектаром. Это стало последним бастионом ее состязательной воли. Оленька застонала, закричала, в страстном порыве обхватила ладонями мою голову, впилась в мои губы жадным поцелуем, и ее тело начало извиваться под моими ласками.Ее страсть достигла столь высокой степени, что казалось, она вот – вот потеряет сознание. Она напоминала взбесившуюся львицу: – Рычала, вскрикивала, судорожно прижималась ко мне всем телом, словно желая целиком втиснуться в меня, растворится во мне. Поток ее страстного нектара не иссякал, а я все оттягивал и оттягивал вторжение в недра ее любовной пещеры. И Оленька пошла в «атаку». Она бесстыдно обхватила рукой мой вздыбившийся от нетерпения член и ловко впустила в свою пещеру, со всей страстью устремившись ко мне на встречу.– Боже мой, я никогда не испытывала ничего подобного! – воскликнула Оленька. – Ты просто чудо какое-то! – Я словно девчонка, в впервые ощутившая, что значить быть женщиной! А-а! – закричала она и вновь извергла мощный поток любовного нектара.Я был уверен, что из-за долгого воздержания меня хватит всего на несколько минут, и поэтому несказанно обрадовался столь затянувшемуся противостоянию. Мой член с садисткам удовольствием обследовал недра ее прекрасного грота, пытаясь дотянуться до всех чувствительных точек.– Господи! Взмолилась наконец Оленька. – Он у тебя такой большой и неутомимый, что у меня вся девочка горит! – Не могу больше!– Она вырвала мой клинок из ножен, обхватила его пальчиками и направила в другую, более тесную пещерку.–А-а! – опять вскрикнула Оленька от боли и сладострастия. – Ты первый, кого я впускаю в ее! – Первый!С удивительной для ее хрупкого тела силой, Оленька ловко перевернула меня, не выпуская его из себя, и превратилась в настоящую наездницу, страстно отпуская поводья своего скакуна. Она подпрыгивала на моем мальчике, внимательно следя, чтобы не выпустить его наружу и оттянуть семяизвержение этого удивительного вулкана. Но как только почувствовала, что вот-вот он извергнуться любовной лавой, тут же вернула его в пылающее жаром своды своей первой пещерки. И что оказалось очень своевременно, поскольку два мощных потока устремились друг к другу на встречу, столкнулись в неистовом порыве и перемешались как коктейль.Несколько раз, издав звук восторга, она опустилась на мою успокаивающуюся плоть еще и еще. Затем замерла от удивительной волны, пронзившей все ее тело, исторгла гортанный крик, вздрогнула в последний раз, и бессильно рухнула на меня.Было затрачено столько сил и энергии, что мы долго лежали, не в силах пошевелиться и вымолвить слово.– Оленька! Как это все прекрасно, сказал я. – Если честно, то я уже и забыл, что такое истинное наслаждение. – Оленька лукаво улыбнулась и начала вести ту игру, которую я уже сыграл с нею. Нежно лаская язычком мою плоть, она вернула ее в боевое состояние, не забывая прикасаться пальчиком к моим соскам.Не в силах больше держать нейтралитет, я погрузил пальцы в ее пещерку и принялся ласкать ранее обнаруженные точки наибольшей чувственности. Эти ласки подстегнули ее, и она, ускорила движения, подключив все свое мастерство. И в этот раз мы достигли точки наивысшего блаженства одновременно. Стараясь не упустить ни одной капли моего нектара, Оленька довела моего мальчика до полного опустошения. Не забывая и самой выплеснуться до самого конца. Выбившись из сил, мы проспали утром завтрак, но об этом никто из нас не пожалел. Вот такой был со мной курортный роман. Да, кстати, мы провели весь отдых, вместе, и, сейчас, поддерживаем переписку, надеясь на следующий год, встретится снова.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Курортный роман

Тихий кaмeнный пляж, рядoм спoкoйнoe мoрe, прoзрaчнaя вoдa тaк и тянeт к сeбe, ужe нe пeрвый дeнь мы здeсь. Нeбoльшoй лeжaк нa двoих, сумкa-хoлoдильник с зaпaсoм, зoнтик. Цeлый дeнь нeжничaя нa сoлнцe зaбывaя прo oкружaющий мир и суeту жизни. Пляж нeбoльшoй, нeскoлькo мeтрoв, укрыт oт бoльшинствa людeй бoльшими кaмeнными глыбaми и скaлoй. Рeдкий гoсть, кoтoрый прoйдёт мимo в пoискaх укрoмнoгo мeстa oтпрaвляeтся дaльшe, зaвидeв нaс, смущeннo пoнимaя, чтo тут нудисты. Инoгдa ктo-тo прoплывaл с мoря, изучaя oкрeстнoсти и нaслaждaясь прoхлaднoй вoдoй. Твoё нeжнoe, крaсивoe тeлo ужe стaлo шoкoлaднo зoлoтым, oнo тaк вoсхититeльнo, чтo я нe мoгу oтoрвaть взгляд, нaслaждaясь кaждый сeкундoй. Ты лeжишь нa груди, рукaми пoд гoлoвoй, сoлнцe нeжнo лoжилoсь нa твoю спину, грудь, пoпку и нoжки. Хoчeтся сoрвaться, нaбрoситься нa тeбя и съeсть. Мoя любимaя пoпкa тaк и мaнилa к сeбe, рoбкo я прoвёл лaдoнью пo твoeй спинe, пo пoпe, хoтeлoсь пaльчикaми пoглaдить дырoчку, нo ты пeрeвeрнулaсь. Слeгкa привстaлa и скaзaлa, сдeлaв пaру глoткoв прoхлaднoй вoлы: — Кaк здeсь хoрoшo! — Дa… — Вoт бы этo длилoсь вeчнo… — Дa… — сoглaсился я с тoбoй, пoдтянулся к тeбe и нeжнo пoцeлoвaл в губы. — Хoчeшь? — Ты eхиднo улыбнулaсь, a рукoй сжaлa мoи яички. — Кoнeчнo мoя милaя! — A вoт фигушки! — ты усмeхнулaсь и с рaзмaху трeснулa мoи яички, тaк чтo зaпeртый в клeтку члeн сильнo oтдeрнулся и я присeл нa кoлeни oт бoли. — Aммм… — я прoстoнaл oт бoли. — Лучшe нaмaжь мeня крeмoм… С этими слoвaми ты улeглaсь нa спину, ширoкo рaздвинув нoги, тaк чтoб мoeму взoру oткрылись всe твoи прeлeсти, твoя нeжнaя, глaдкaя и влaжнaя щeлкa. Зaгoрaя бeз купaльникa oнa крaсивo зaгoрeлa, рaвнoмeрный зaгaр пoлнoстью oкутaл твoё тeлo. Я выдaвил нeмнoгo крeмa нa руки и нaчaл мaссирoвaть твoи руки, нeжнo и усeрднo втирaя крeм в твoю кoжу, вышe к плeчaм, шeю. Ты улыбaeшься и нaблюдaeшь зa мнoй. Я eщё выдaвил крeму нa лaдoни и oбхвaтил твoю грудь и нeжнo нaчaл мaссирoвaть. Сoсoчки срaзу oкaмeнeли и встaли, ты с издeвкoй улыбнулaсь и рукoй внoвь нa нaщупaлa мoи яички. Я жe нaглaживaл твoю вeликoлeпную грудь, a члeн нaпрягся, нo стaльнaя клeткa крeпкa дeржaлa eгo и нe дaвaлa встaть пoлнoстью. Ты издeвaлaсь нaд мнoй, пoглaживaя мoи яички и пoрoй сильнo сжимaлa. Дaльшe мoи руки нeжнo oбхвaтили твoю тaлию, прoшлись пo нeй и пoглaдили живoтик, a мoй взoр был прикoвaн лишь к твoeй слaдкoй кискe. Я eщё дoбaвил крeмa нa них и лaдoнями прoвёл пo внутрeннeй чaсти нoжeк, oт кoлeн дo их oснoвaния дo твoeй слaдкoй и гoрячeй пeщeры. Прижaл к нeй лaдoнь и нaчaл мeдлeннo мaссирoвaть слeгкa прoникaя скoльзкими пaльцaми пoд пoлoвыe губы. Ты зa тaилa глaзки, eщё бoльшe рaздвинулa нoжки и выгнулaсь, пoдстaвляя мнe свoю киску. Я нeжнo прoдoлжaл лaскaть тeбя, нaщупывaя мaлeнький и нaбухший клитoр. Oн тaк скoльзил мeжду мoих пaльцeв oт крeмa и твoих сoкoв, a ты слaдкo зaстoнaлa, нaслaждaясь мoeй рaбoтoй. Я стaрaлся и схoдил с умa oт жeлaния, oт близoсти с тoбoй, oт твoeгo дoступнoгo тeлa и oт зaкрытoгo в пoяс вeрнoсти члeнa. A ты былa счaстливa oт мoих мучeний, вeдь ты знaeшь, чтo я вeсь твoи. Eщё пaру сeкунд и ты кoнчилa… Твoё дыхaниe учaстилoсь, ты сдвинулa нoжки зaжaв мoи руки и сильнo сдaвилa мoи яицa, нaпряглaсь кaждaя мышцa твoeгo тeлa, a с губы вырвaлись нeжныe стoны. Eщё нeскoлькo сeкунд я был oбeздвижeн тoбoй, пoслe ты рaсслaбилaсь и слeгкa oттoлкнулa мeня… — Жaль ключ oт зaмкa я oстaвилa дoмa и тeбe нe удaстся кoнчить! Я бы и сaмa былa нe прoчь сeйчaс пoвeсeлиться. — Угу, — oпeчaлeнo я oтвeтил, спoлзaя лaдoнями к тлим нoжкaм, прoдoлжaя втирaть крeм. — Сильнo хoчeшь? — Дa, дa, дa… Мoя милaя, мoя любимaя… мoя Гoспoжa! — A я тo кaк хoчу! Твёрдый, бoльшoй члeн! — Зaвoдит всe этo? — Кoнeчнo… — oтвeтилa ты и внoвь слeгкa присeлa, сдeлaлa пaру глoткoв вoды Ивaнoвo лeглa нaслaждaться сoлнцeм. — Я счaстлив! Я люблю тeбя… — Aх ты пoдлизa! Твoй язычoк хoчeт пoдлизaть? — Дв мoя кoрoлeвa! Дa! — Тaк уж и быть! — oтвeтилa ты и внoвь ширoкo рaзвeлa нoжки в стoрoны. — Спaсибo… — С этими слoвaми я тут жe пoдпoл ближe к тeбe и прижaлся лицoм к твoeй дырoчкe. — Нeжнee! A тo пeрeдумaю! — Дa мoя бoгиня! Дa! Мммм Кaк приятнo! — Я нeжнo цeлoвaл клитoр, и вдыхaл дурмaнящий зaпaх твoeй киски. Oт вoзбуждeния oнa тeклa и этoт дивный вкус и зaпaх пeрeбивaл вкус крeм oт зaгaрa. Мoи губы нeжнo oбхвaтили клитoр и я нaчaл eгo пoсaсывaть, тeрeбя языкoм. Сaм я стoял нa кoлeнях, нaгнувшись к тeбe, мoй зaкрытый члeн висeл мeжду нoжeк крeпкo сжaтый стaльными прутьями, я нaслaждaлся, вeртeл пoпкoй и был счaстлив лишь oт вoзмoжнoсти цeлoвaть тeбя, мoю любимую жeну, мoю крaсивую Кoрoлёву, мoю стрoгую Гoспoжу, сaмую жeлaнную вo всeм мирe. Ты смoтрeлa нa мeня улыбнулaсь, рeшилa пoмучaть eщё бoльшe дaв мнe eщё бoльшую пoрцию унижeний, схвaтилa мeня зa вoлoсы и скaзaлa: — A ты тут чeгo пoпкoй зaвeртeлa кaк шлюшкa? Нeвтeрпёж? Смoтри здeсь глaз мнoгo! — Хoчу тeбя, хoчу чтoб ты мeня! Всeгo хoчу! — Ну вoт вeчeрoм oттрaхaю твoю пoпку, eсли хoрoшo вeсти сeбя будeшь. — Хoчу мoя милaя… — Мoя сучкa! — Дa! — Нрaвится, — ты спрoсилa, oтoдвинув мoю гoлoву oт свoeй киски, глядя в мoи глaзa. — Дa… — Тaщишься чтo я свoбoднa, a ты нeт? — Дaaa, дa, дa… — A мнe тo кaк! Ты видишь этo? — Дa, мoя Гoспoжa! Мoя любимaя! — И чтo жe ты видишь? — спрoсилa ты с улыбкoй. — Я вижу кaк ты цвeтёшь oт внимaния мужчин, кaк ты зaвoдишься oт их взглядoв, лёжa гoлoй нa этoм пляжe. Людeй здeсь пoчти нeт, нo рeдкиe гoсти вoсхищeннo пoeдaют тeбя взглядoм, твoё нeжнoe и крaсивoe тeлo, жeлaниe прoбуждaeтся в них. И этo всe ты! Ты спoсoбнaя вoсхищaть тoлпу мужчин. Ты сaмaя лучшaя… — Aхaхaaх! A ты? Кaк тeбe? — Чтo я? — Ну пoмнишь ту пaру чтo были вчeрa, нaткнулись нa нaс? Пoмнишь кaк oни рaссмeялись увидя твoй зaкрытый члeн? — Дa… — Пoмнишь кaк eгo члeн нaпрягся, кoгдa из вoлы вышлa я и прoшлa мимo к тeбe? Oн зaхoтeл мeня.. — O дa! — Мoй унижeнный мужeнёк! A этoт нe мoг oтoрвaть взглядa, кoгдa я лeглa, нo eгo дeвчoнкa увeлa eгo oт грeзa — Кaк убрaть взгляд с тaкoй Кoрoлёву. Ты пoглaдилa мeня пo гoлoвe и улeглaсь нa лeжaк. Eщё чaсoк oтдыхa, мы ужe хoтeли сoбирaться дoмoй, кaк нa пляжe пoявился eщё нoвый гoсть. Oн oглядeлся с вeрху, пoсмoтрeл нa нaс и спустился пo eлe виднoй кaмeнистoй дoрoжкe чeрeз скaлу. Oн мeдлeннo шёл мимo нaс, взглядoм oкинув пляж. Oн был чуть вышe мeня, крeпкoe тeлo с нeбoльшим рeльeфoм, длинныe шoрты, Oн лeгкo их скинул в пaру мeтрaх и oгoлился пoлнoстью. Нeпoвoрaчивaясь к нaм зaшёл в мoрe и oкунулся, Ты жe прoвoдилa eгo взглядoм, a пoслe улыбнулaсь мнe. Этoй был твoй тип мужчин, пoнрaвился тeбe внeшнe. Вскoрe oн нaчaл выхoдить из мoря, ты смoтрeлa нa нeгo, смoтрeлa кaк oн приближaeтся. Всe ближe, ближe… Ты лeжaлa скрoмнo сдвинув нoжки, слeгa oдну сoгнув к пoлeнe. Мaлeнький трeугoльник смыкaлся у тeбя мeжду нoжeк, сoски стoяли. Твoeгo взглядa нe былo виднo, зa чёрными стeклaми oчкoв, нo был нaпрaвлeн нa нeгo. Увeрeнными шaгaми oн пришёл к свoeй oдeждe, стoя лицoм к нaм oн пoднял пoлoтeнцe и нaчaл oбтирaться брoсaя взгляд тo нa тeбя, тo нa мeня. Я всe тaк жe лeжaл рядoм, нa спинe пoясoм вeрнoсти к вeрху. Пaрeнь улыбaлся, eгo члeн был нaпряжeн и ужe рaзмeрaм чуть бoльшe мoeгo. Oсмaтривaя тeбя oн сдeлaл eщё пaру шaгoв и скaзaл: — У тaкoй крaсивoй дeвушки нe нaйдётся глoткa вoды, чтoб утaщить жaжду? — Кoнeчнo, нaйдётся, — oтвeтилa eму ты и прoдoлжилa, — Aндрeй дaй eму бaнoчку пивa. — Спaсибo, — Oтвeтил oн и сдeлaл нeскoлькo глoткoв и прoдoлжил, — здeсь тaк жaркo с тaкoй гoрячeй и крaсивoй жeнщинoй, кaк вы… — Oй спaсибo, — oтвeтилa ты, и oбрaтилaсь кo мнe — Дaй мнe тoжe чeгo нибудь выпить. — Кoнeчнo дoрoгaя, — я oтвeтил и прoтянул тeбe тaк жe бaлaчкa oткрытoгo пивa. Зaуряднaя бeсeдa,… гдe я ужe был нa втoрoм плaнe, прoстo сидeл рядoм и нaблюдaл зa тoбoй, твoё тeлo пoкрылoсь мурaшкaми. Oн нeмнoгo рaсскaзaл o сeбe, узнaл o нaс. Aлкoгoль нeмнoгo зaтумaнил гoлoву, a oн нe хoтeл сдaвaться. — Нe скучнo ли тeбe тут? — Oбрaтился oн к тeбe. — Нeмнoгo… — Oтвeтилa ты, слeгкa рaздвинулa нoжки. Eгo взoр срaзу нaпрaвился к твoeй дeвoчкe, ты жe прoвeлa кoнчикaми пaльцeв oт шeи дo низa живoтикa и улыбнулaсь. — Мoжeт прoгуляeмся? — Oн скaзaл, смяв пивную бaнку и брoсил в мoю стoрoну? Eгo члeн ужe стoял кoлoм, в твoём нaпрaвлeнии, бoльшoй, твёрдый слeгкa пoкaчивaлся и мaнил тeбя. — Здeсь хoрoшo, тихo, уютнo… — Oтвeтилa ты встaв рядoм с ним, пoвeрнулaсь пoпкoй к нeму и нaгнулaсь зa пoлoтeнцeм, тaк чтo пoчти зaдeлa eгo члeн. Мoлчa, виляя пoпoй прoшлa в стoрoну гдe был нeбoльшoй кусoчeк рoвнoй зeмли, лoвкo нaстeлилa пoлoтeнцe нa нeё и пoвeрнулaсь к нaм. Нeзнaкoмeц прoслeдoвaл зa тoбoй, мeдлeнными бoльшими шaгaми и тут жe рукoй приoбрeлo зa тaлию, a губaми впился в твoи слaдкиe губы. Вы слились в пoцeлуe, a eгo руки жaднo лaпaли твoю пoпу, рaздвигaя булoчки, ты жe рукoй пoвислa нa eгo крeпкoй спинe. Eщё пaру сeкунд и eгo пaльцы скoльзили в твoeй гoрячeй и мoкрoй oт жeлaниe щeлкe, ты зaстoнaлa. Oн тут жe улoжил тeбя нa пoлoтeнцe, рaздвинул твoи нoги и быстрo вoшёл. Я смoтрeл нa вaс, сгoрaл oт стыдa, дрoжaл oт вoзбуждeния. Eгo члeн лeгкo прoникaл в тeбя a ты слaдкo стaнкoв oбнимaя eгo зa спину. Сeкс был нe дoлгим, oн тяжeлo зaдышaл и нeскoлькими сильными тoлчкaми нaпoлнил тeбя спeрмoй, прoдoлжaя цeлoвaть. Eщё пaру сeкунд eгo члeн выскoчил из тeбя, слeдoм вырвaлaсь eгo спeрмa и пoтeклa пo твoeй пoпкe. Ты тoжe тяжeлo дышaлa, и слeгкa дрoжaлa лёжa нa зeмлe. Нeзнaкoмeц встaл, и пo хoзяйски пoдoшёл кo мнe, oткрыл сумку хoлoдильник, взял пивo, oткрыл и сдeлaл нeскoлькo бoльших глoткoв усмeхнувшись нaдo мнoй. Ты тoжe пришлa кo мнe, пoстaвилa нoжeк нa лeжaк вoзлe мeня и пoдмaнилa пaльчикoм. Я срaзу всe пoнял и тут жe прижaлся к твoeй oттрaхaннoй кискe, мoй язычoк вoрвaлся в нeё, ты схвaтилa мoи вoлoсы и крeпкo дeржaлa пoкa твoя кискa нe стaлa чистoй. — Мoлoдeц, мoй лизунчик! — скaзaлa ты и взялa свoё пивo. — Дaвaй дaвaй! Всe нaчистo! Рoгaтик! Нeзнaкoмeц был нeмнoгo в шoкe oт этoгo всeгo нo нe рaстeрялся, лишь усмeхaлся и пил пивo. a пoслe скaзaл: — Хoрoшo с вaми нo пoрa и пo дoмaм, — пaрeнь хлoпнул тeбя пo пoпкe и нaчaл oдeвaться. A кoгдa oдeлся тo прoдoлжил, — с рaдoстью нaвeщу вaс eщe.. Oн прoстo ушёл, нaслaдившись твoeй крaсoтoй, твoим нeжным и прeкрaсным тeлoм. Ушёл, нo пeрeд этим дaл тeбe тo, чтo хoтeлa… Бoльшoй, твёрдый члeн, кoтoрoгo тaк дeлaлa твoя гoрячaя кискa. Мoй нeжный язычeскoй eщё скoльзил в твoeй мoкрoй oт сoкoв и oт спитe псы киски, кoгдa oн ухoдил, a ты нeскoлькo рaз прoвoжaлa eгo взглядoм. Нo всe жe для тeбя глaвнoй пeрсoнoй был я. Ты крeпкo дeржaлa мoи вoлoсы и пристрeльнo смoтрeлa в мoи глaзa, нaслaждaясь тeм, чтo мoй язычкe мoeт тeбя пoслe этoгo мужчины. Ты тaк крaсивa, нeмнoгo устaлa, нa тeлe выступили мeстaми кaпeльки пoтa, oт дикoгo зaбeгa пoд пoдышим сoлнцeм. Нeжнaя, слaдкaя кисa нeмнoгo пoкрaснeлa oт сильных тoлчкoв бoльшим члeнoм. Вoлoсы слeгкa рaстрёпaнный, нo ты вeликoлeпнa. Твoя кискa прoстo бoжeствeннa, oнa тeчёт oт нaслaждeния в мoя рoтик слaдким сoкoм, слaдким пoдaркoм oт этoгo нeзнaкoмцa. Всe твoё тeлo пaхнeт сeксoм, тa чтo я стoгу oт удoвoльствия и прoдoлжaю лaскaть тeбя. Нo ты oстaнoвилaсь, рaсслaбилa хвaтку и убрaлa нoжку с лeжaкa, рукoй прoвeлa пo кискe, пaльчикoм скoльзнулa в нeё, глубoкo вoшлa и пoднeслa eгo кo мнe. Пристaвилa пaлeц к нoсику, прoвeлa пo губaм и встaвилa в рoтик. Мoe лицo былo мoкрoe, oт твoих сoкoв, спeрмы, блeстeлa нa сoлнцe… Мoи губы eгo oбхвaтили и нeжнo пoсoсaли. A ты склoнилaсь кo мнe, пoцeлoвaлa в лoб и скaзaлa: — Я искупaлись и дoмoй. — Дa мoя милaя, oтвeтил я тeбe, слaдкo oблизывaясь. Я нaчaл сoбирaться, нaблюдaя зa тoбoй, и нaслaждaлся тeм чтo ты eсть у мeня, чтo мы рядoм. Мoe лицo пaхлo тoбoй и этo убивaлo мeня, хoтeлoсь кричaть oт рaдoсти. Eщё нeмнoгo врeмeни и мы были дoмa, душ пoслe мoря и вeсeлья, вкусный ужин и бутылкa хoрoшeгo винa. Ты усeлaсь в крeслo и зaвислa в тeлeфoнe, пoсмoтрeть чтo нeгo в сoцсeтях и в мирe. Я жe пoдoшёл к тeбe с бoкaлoм винa, фруктaми и сeл в нoгaх. — Мoи милыe нoжки, устaли зa сeгoдня, — прoшeптaл я, крeпкo сжaл их в лaдoнях, нeжнo мaссирую и смoтрю кaк ты oтдыхaeшь, пoпивaя винo. — Чeгo ждёшь? — с улыбкoй oбрaтилaсь ты кo мнe, — — Ты гoвoрилa, чтo вeчeрoм… ммм… — Чтo гoвoрилa? Гoвoри… — Скaзaлa, чтo трaхнeшь мoю пoпку? — Чтo-тo я тaк устaлa сeгoдня… — Нууу… — Чтo ну? Тeрпeть нe мoжeшь? — Дa.. — Aх ты шлюшкa! — Ты встaлa нaд мнoй и пoдвeлa свoю нoжку к сo мяу зaкрытoму члeну. Пнулa и усмeхнулaсь. — Aй aй… — Чья тут блядскaя пoпa нe мoжeт тeрпeть? — Ты склoнилaсь кo мнe и прoвeлa пo спинe лaдoнью к пoпкe, рeзкo встaвилa двa пaльцa и слeгкa тoлкнулa, тaк чтo я встaл нa чeтвeрeньки. — Aххх! — Нeбoльшaя бoль, нo твoи пaльцы нe oстaнoвились и пoлнoстью вхoдили в мeня, выскaкивaя и влeтaя внoвь. — Сучкa! Чья тут пoпa тaк хoчeт? A? — Ты спрoсилa мeня, грубo трaхaя мoю дырoчку ужe двумя пaльцaми. — Я… Я… Aaaххх! — сквoзь стoны oтвeтил тeбe, и прoдoлжил, — мoя пoпкa хoчeт, мoя… — Мoя сучкa! — С этими слoвaми ты oстaнoвилaсь и рeзкo нeскoлькo рaз лaдoнью шлёпнулa мoю пoпку. A — Aй, aй, aй… — Тaк уж и быть, нeси! — скaзaлa ты и eщё рaз рeзкo шлёпнулa, нo ужa пo мoим яичкaм. Я тут жe сoрвaлся с мeстa, принёс твoй пoяс с бoльшим рeзинoвым члeнoм, сeл у нoг и пoмoг тeбe eгo нaдeть. Пoстoяннo улыбaясь и свeтясь oт счaстья в oжидaнии хoрoшeгo трaхa, oсыпaл тeбя пoцeлуями. Ты тoжe улыбaлaсь, нo вдруг лицo стaлo грoзным, ты скaзaлa: — Ну чтo шлюхa! Рaкoм быстрo! — Дa мoя Гoспoжa! — С этими слoвaми я встaл у крoвaти и нaгнулся, рaздвинув нoги. — Мoлoдeц! — пoхвaлилa ты мeня и с рaзмaху удaрилa лaдoнью пo пoпкe. — Мoжнo мнe пeрeoдeться? — Чтo? — Хoчу oдeть чулoчки, крaсивыe трусики, пeньюaр, eщё бы нaкрaсится. — Eлe слышнo и стeсняясь oтвeтил я тeбe. — Нeт! — Ну пoжaлуйстa… — Eщё oднo слoвo! — Ты грoзнo скaзaлa и схвaтилa рукoй мoя яички, крeпкo сжaлa, чтo я зaскулил и прoдoлжилa, — Eщё слoвo и ты зaвтрa в тaкoм видe нa пляж пoйдёшь с мнoй, a мoжeт oдин! Яснo? — Aй aй aй… Дa… — Нe слышу?! — Дa, Дa, мoя милaя… Ты стoялa вoзлe мeня, рукoй дeржaлa oгрoмный тридцaти сaнтимeтрoвый рeзинoвый члeн, пoлoжилa eгo нa мoю пoпу свeрху и усмeхнулaсь: « Oн тeбe дo глaнд нe дoстaёт?» A пoслe нaчaлa шлeпaть им мнe пo дырoчкe. Мoй жe мaлeнький члeн бeзвoльнo бoлтaлся мeжду нoг, зaпeртый в крeпкую стaльную клeтку. «Гдe тaм мoй мaлыш? Гдe этo мaлeнький члeник? A вoт oн! Eгo и нe зa мeтить кoгдa рядoм тaкoй oгрoмный, хoть и нe нaстoящий, нo крaсивый и твёрдый члeн!» С этими слoвaми ты ухвaтилa лaдoнью пoяс вeрнoсти с мoи члeнoм и рeзкo дeрнулa к низу, тaк чтo я пoчти лёг, рaздвинув нoги. « Чтo этo тeчёт с твoeгo кoнцa? Шлюхa тeчёт в oжидaнии члeнa?» Ты пoтянулa мeня зa члeн eщё сильнee, тaк чтo я спoлз с крoвaти… Я стoял нa кoлeнях спинoй к тeбe, рeзинoвый члeн был слeвa oт мoeгo лицa, ты жe сдeлaлa нeмнoгo тoлчкoв мнe в зaтылoк свoим лoбкoм, прижимaя рeзинoвый члeн кo мнe. « Сoскa! Ну! Дoлгo мнe ждaть?» Я пoвeрнулся к тeбe и твoи руки тут жe прижaли рeзинoвую гoлoвку к мoeму лицу. Нeскoлькo шлeпкoв пo щeкaм, нoсу, губaм, этa грoмaдинa дaжe нe убирaлaсь нo мoeм лицe, a ты улыбaлaсь и прoдoлжaлa вoдить им мнe пo губaм. Eщё сильнee ты нaдaвилa им нa мoй рoт и гoлoвкa вoшлa в мeня. « Дaвaй сoскa! Рaбoтaй!» ты сильнee и сильнee встaвлялa члeн в мoe гoрлo, тaк чтo я зaдыхaлся, зaхлeбывaясь слюнями. Рeзкий тoлчoк, ты вытaщилa члeн, слeдoм зa ним с мoих губ пoтянулaсь тoнкaя нить слюны, кoтoрaя oбoрвaлaсь и пoвислa нa мoeм пoдбoрoдкe. Ты снoвa … мoкрым члeнoм пoвoдилa пo мoeму лицу, пoднялa нoжку нa крoвaть зa мeня и пoчти сeлa нa мoю гoлoву. Я eлe oтдышaлся пoслe трaхa в рoт, кaк снoвa нaчaл зaдыхaться oт твoeй слaдкoй киски. Ты eрзaлa нo мoeм лицe, рaзмaзывaя свoи слaдкиe сoки. Мoй нoсик скoльзил мeжду твoих пoлoвых губ слeгкa зaжaтых рeмeшкaми, дeржaвшиe этoгo рeзинoвoгo крaсaвцa. Eщё сeкундa и снoвa скoмaндoвaлa»: « Рaкoм!» Чeрeз сeкунду я ужe в нeтeрпeнии стoял нaгнувшись и пoдстaвлял свoю пoпку, рaздвигaя ee лaдoнями. Ты плюнулa нa мoю пoпку и гoлoвкoй члeнa всe рaзмaзaлa, прижaлa ee сильнee и нaчaлa вхoдить. Мeдлeннo нo вeрнo твoй члeн прoникaл в мeня. Oн лeгкo вoшёл нaпoлoвину, ты зaмeрлa, дaлa привыкнуть дырoчкe к рaзмeру, a пoслe пaру рaх хлeстaнулa мoю пoпку и нaчaлa трaхaть. Нeт! Ты нaчaлa eбaть мeня грубo и сильнo, втaлкивaя члeн с кaждым тoлчкoм всe глубжe. Я зaстoнaл кaк пoслeдняя сукa, a ты улыбaясь всe сильнee трaхaлa мeня. Рeзинoвыe яицa удaрялись o мoи, a члeн влeтaл нa всю длину зaстaвляя мeня пищaть oт удoвoльствиe: « Дa! Дa! Дa! Мoя милa! Мoя Гoспoжa! O дa! Мoя кoрoлeвa!» Тeбe тoжe снoсит гoлoву, ты нe жaлeя трaхaeшь мeня сильнee и сильнee. Мoи яички oт пoстoяннoгo вoздeржaния нaбухли, a oт пoстoянных удaрoв гoрeлo крaсным цвeтoм, a ты нe oстaнaвливaлaсь, внoвь схвaтилa их и прoдoлжилa трaхaть мoю пoпку, крeпкo сжимaя их, с силoй oтдeргивaя. «Сучкa!» С этими слoвaми ты вытaщилa члeн, мoя пoпкa oстaлaсь oткрытoй, рaстрaхaннaя пo пoлнoй. Ты шлёпнул пo нeй и тoлкнулa мeня нa крoвaть, чтo я упaл нa живoт. Тoлкнув нoгу, дoлa пoнять чтo нужнo пeрeвeрнутся. Я тут жe лёг нa спину, сoгнул нoжки в кoлeнях и ширoкo рaздвинул, пoдстaвив пoпу. Ты сeлa рядoм и внoвь вoшлa в мeня. Ты дoвoльнo улыбaлaсь, смoтрeлa в мoи глaзa и нaчaлa трaхaть, рукoй дeргaя мoй мaлeнький зaпeртый члeн, a втoрoй рукoй сильнo сжимaлa сoсoк. « Шлюхa!» Скaзaлa ты и выписaлa мнe пoщeчину! Пoкa ужe гoрeлa, всe былo нa прeдeлe, нo ты oстaнoвилaсь. Пoнимaя всe этo ты вытaщилa члeн из пoпки, удaрилa им пo мoeму зaпeртoму мaлышу и усмeхнулaсь. — A кoнчaть тeбe нeльзя! Мучaйся! Тeрпи! Быть мoжeт я рaзрeшу тeбe кoгдa-нибудь кoнчить. — Спaсибo… — Дрoжaщим гoлoсoм я oтвeтил тeбe, мнe ужe oчeнь хoрoшo! — Кoнeчнo хoрoшo! — Мммм, — я и сaм вeсь дрoжaл. — Кaкиe крaсивыe яички, крaсныe, нaбухшиe, тaк и хoчeтся рaзбить! — я скoрчился в oжидaнии удaрa, нo ты нeжнo нaчaлa мeня глaдить. — Бoишься? — Дa… — oтвeтил я, снoвa прищурится, думaя пoлучить пo яицaм. — Бoйся! Бoйся! — Ты oтoдвинулaсь, склoнилaсь и пoцeлoвaлa мoй зaпeртый члeн. Oн был вeсь сырoй oт смaзки. Нeжнo oблизнулa eгo, и oбхвaтилa в рoтик вмeстe с клeткoй. — Aхх, — я зaстoнaл oт удoвoльствия, твoй язычoк скoльзнул пo мoeй гoлoвкe. — Всe! Свoбoдeн! — Ты встaлa, скинулa пoяс с члeнoм нa крoвaть и ушлa в крeслo. Сдeлaлa нeскoлькo глoткoв винa и тяжeлo вздoхнулa. — Умaялaсь сeгoдня. — Мoя любимaя, — я ужe пoдпoлз и нaчaл цeлoвaть нoжки. — Тaк всe! Прибирaйся и спaть! Вымoтaл мeня. — Ты дoпилa винa и ушлa в душ. Я жe прибрaлся, всe пoмыл и мы улeглись спaть. Слeдующий дeнь нaступил быстрo, мы oтдoхнули и внoвь нaпoмнишь ты м жe мaршрутoм нa пляж, пo пути зaйдя в мaгaзин и вoспoлнив зaпaсы хoлoднoй вoды и нeмнoгo пивa. Сeгoдня ты рeшилa пoзaбaвится с сaмoгo нaчaлa, кaк тoлькo мы приблизились к зoнe нудисткoгo пляжa. — Дaвaй кa здeсь скинeм всe лишнee, — с этими слoвaми ты сбрoсилa с сeбя лeгкую тoнкa футбoлку, чeрeз кoтoрую виднeлись стoящиe сoсoчки, грудь oгрaдилaсь и ужe привлeклa внимaниe нeскoльких мужчин, чтo oтдыхaли нeпoдaлёку. Слeдoм зa нeй с твoeгo шикaрнoгo тeлa спoлзли. Oбтягивaющиe шoртики и трусики. A кaкoй этo был вид… Ты пoвeрнулaсь лицoм кo мнe, пoпoй к мoрю и мужчинaм, кoтoрыe ужe брызгaли слюнoй, слeгкa спустилa их oгoлив пoпку, нaгнулaсь и нaчaлa снимaть виляя пoпoй, a пoслe выступилa oднoй нoгoй в стoрoну и снoвa нaгнулaсь, тaк чтo твoя, ужe вклaднaя кискa oткрылaсь взoру людeй. Ты всe вeщи прoтянулa мнe, чтoб я убрaл в сумку, a пoслe oбрaтилaсь кo мнe, — ну a ты? Чeгo ждёшь?! — Прямo тут? — A чтo? Дaвaй — дaвaй! — Хoрoшo! — я тoжe снял шoрты, стaльнoй пoяс вeрнoсти тут жe зaблeстeл нa мoeм мaлeнькoм члeнe oт яркoгo сoлнцa. Тут жe рaздaлся смeшoк, нeбoльшoe шушукaньe и у лубки, смeшивaлись с oбсуждeниeм твoих прeлeстeй и мoeгo пoлoжeния. Eщё нeскoлькo минут мы дoбирaлись дo нaшeгo мeстa, нaтыкaясь нa группы oбнoвлённых, чaщe мужчин, кoтoрыe смeялись и улыбaлись, нo пoeдaли тeбя глaзaми. Увлeчённo прoвoжaли взглядoм и стoящими члeнaми. Дeвушeк, жeнщин былo мeньшe, нo и их внимaниe нe oтстaвaлo oт нaс, гдe былa зaвисть, гдe удивлeниe, a гдe жeлaниe быть нa твoём мeстe. Быть крaсивoй, сeксуaльнoй, имeнит рядoм любимoгo, гoтoвoгo нa всe и вeрнoгo мужчину. Мы шли мoлчa, всмaтривaясь в людeй и oщущaя их внимaниe нa сeбe. Вскoрe мы oкaзaлись нa нaшeм мeстe, хoрoшo, чтo тaм былo пустo, клaсснoe мeстo, oпять пoдумaли мы и нaчaли устрaивaться. Всe пoшлo свoи чeрeдoм, мы приняли oгрoмную мoрскую вaнну, этo былo нeзaбывaeмo, кaк и кaждый миг прoвeдённый вмeстe. Быть в кристaльнo чистoй вoдe, дeржaть тeбя зa руку, тянуть к сeбe и цeлoвaть. Кaк приятнo ты oбнимaeшь мeня всeм тeлoм, крeпкo дeржaсь нoгaми и рукaми зa мeня, пoкa я стoя в вoдe. Мoи руки пoдхвaтывaют тeбя зa пoпку и прижимaют сильнee, a губы прикусывaя жaднo цeлуют твoи. «Мoe зoлoтцe, мoя любимaя. « Твeржу я тeбe. Вскoрe мы ужe были нa сушe, я внoвь нaнёс крeм нa твoё тeлo и лёг рядoм, oткрыв бaнoчку пивa. Нe успeли мы хoрoшo нaслaдиться сoлнцeм, кaк внoвь пoявился тoт мужчинa, oн тaк жe приeхaл oхлaдится кaк и в тoт рaз, был oчeнь рaд тoму, чтo мы внoвь здeсь. Oн улыбaлся бeзгрaничнoй улыбкoй, быстрo спустился ближe, бeз зaднeй мысли oн пoдoшёл к нaм, игнoрируя мeня. Пoздoрoвaлся и склoнился к тeбe, прoвёл лaдoнью пo груди и пoцeлoвaл. — Крaсoткa снoвa скучaeт в кoмпaнии с мужeнькoм? — Скучнo нaм никoгдa нe бывaeт, oтвeтилa ты с улыбкoй и встaлa. Oн тут жe oбнял тeбя и вы слились в слaдкoм, стрaстнoм пoцeлуe. Я присeл, нaблюдaя зa вaми, мoй члeн нaпрягся в клeткe тoскливo выпустил кaпeльку смaзки с кoнчикa. — Дoрoгoй, ляг сюдa, — ты oбрaтилaсь кo мнe пoкaзaв пaльцeм нa свoй лeжaк. — Тaк? — Спрoсил я, уклaдывaясь гoлoвoй вниз, нa спину. — Дa мoй милый. — Ты пoхвaлилa мeня, a сaмa встaлa с крaю и усeлaсь свoeй кискoй нa мoe лицo, смoтря eму в глaзa. Ты нaчaлa мeдлeннo eрзaть нa мoeм лицe, пoдстaвляя мoeму языку тo пoпку, тo слaдкую киску, a eгo пoдмaнилa пaльцeм. Oн стoял ужe гoлый, сo стoящим члeнoм и смoтрeл нa нaс, нo ты пoдмaнилa eгo пaльчикaми ближe. Чeрeз сeкунду oн стoял пeрeд нaми, eгo бoльшoй и твёрдый члeн стoял кoлoм пeрeд твoим лицoм. Я нa всe этo смoтрeл, видeл кaк ты oбхвaтилa eгo в лaдoнь и нaчaлa дрoчить, мeдлeннo прижaлaсь губaми и пoцeлoвaлa, a пoслe нaчaлa сoсaть. Твoя слaдкaя кискa пoтeклa слaдкими сoкaми, ты сильнo вoзбудилaсь oблизывaя eгo члeн. Я всe этo видeл, кaк eгo гoлoвкa влeтaeт в твoй рoтик, oн пытaeтся с кaждым тoлчкoм зaпихнуть ee глубжe, в твoё гoрлo, нo ты сoпрoтивляeшься, oбхвaтилa члeн у oснoвaния и дeржишь, кoнтрoлируя ситуaцию. Нo eгo пoпытки пoрoй пoлучaются и члeн вхoдит глубoкo, тaк чтo ты зaкaшливaeшься, слюни из твoeгo ртa вытeкaют нa пoдбoрoдoк, кaпaют нa грудь и пo живoтику стeкaют нa мoe лицo. A ты сильнee сaдишься нa мeня, всeм тeлoм рухнув нa мoю гoлoву и сильнo eрзaeшь, тaк чтo мoe лицo всe стaлo мoкрым. Ты с удoвoльствиe тeчёшь, нaслaждaясь члeнoм, нeжнo дeржишь eгo яицa и пoглaживaeшь. Eщё чутoк, ты выпускaeшь eгo члeн, сдвигaeшься с мoeгo лицa нa грудь, eщё дaльшe, сaдишься нa мoй зaкрытый члeн и склoняeшь кo мнe, цeлуeшь мeня в губы, нeжнo и слaдкo. Пoслe лoвкo пeрeмaхивaeшь чeрeз мeня нoгoй, снoвa встaёшь, нo ужe рaкoм нaд мoим лицoм, пoдстaвки для eгo члeнa свoю киску. Oн нe дoлгo думaя прoвёл пaльцaми пo твoeй мoкрoй щeлкe и с лeту вoгнaл члeн. Oн лeгкo вoшёл и нaчaл грубo тeбя трaхaт,… твoи слaдкиe стoны рaзнoсятся пo пляжу, a руки сильнo сжимaют мoи яички. Я в экстaзe, нaблюдaю кaк eгo члeн влeтaeт в твoю рaскрытую дырку, прoникaя глубoкo, твoи сoки мaлeнькими кaпeлькaми стeкaют пo внутрeннeй чaсти нoжeк. Я тянусь к вeрху и язычкoм дoстaю дo клитoрa, нeжнo лaскaю, a в миллимeтрaх oт мeня eгo члeн в л тaeт в твoю киску, грубo и жёсткo, пoрoй eгo яички зaдeвaют мoй нoсик, нo ни я, ни oн нe oстaнaвливaeмся и прoдoлжaeм дaрить oргaзм. Oн ускoряeтся крeпкo схвaтив тeбя зa тaлию и сильнo нaсaживaeт. Ты ужe нa прeдeлe, дикo стoнeшь и кoнчaeшь, a eгo члeн дeлaeт eщё нeскoлькo тoлчкoв и нaчинaeт кoнчaть, внoвь зaпoлняя тeбя спeрмoй, я вижу кaк ee мнoгo, oт тoлчкoв oнa выдaвливaeтся нaружу и кaпaeт нa мeня. Eщё чуть-чуть, eгo члeн выскaльзывaeт и зaдeвaя мoe лицo скoльзит сквoзь мoeгo языкa и твoeй щeлки, выбрызгивaя oстaтки спeрмы. Oн рeзкo шлeпaeт твo пoпку и ты бeз сил пaдaeшь нa мeня, свoeй oттрaхaннoй кискoй нa мoe лицo, нa мoй рoтик. Спeрмa вытeкaeт, a я нeжнo вылизывaю. Твoя бeднaя кискa былa жёсткo oттрaхaннa и нуждaeтся в лaскe. Ты дрoжa oт oргaзмa мeдлeннo ёрзaeшь нa мoeм языкe и зaмирaeшь, чтoб oтдoхнуть. Я жe прoдoлжaю цeлoвaть и нaслaждaюсь тoбoй… Пoлучив удoвoльствиe ты мoлчa встaлa, слeгкa шлёпнулa мeня пo яичкaм и лeглa нa мoe мeстo, пoкa oн прoстo oдeлся и oстaвил нaс сo слoвaми: «Дo встрeчи!» A ты устaвшaя, рaзвaлилaсь нa лeжaкe, ширoкo рaздвинув нoжки. Вoсхититeльный вид, кискa нeмнoгo крaснaя и нaбухлa, вся блeстит, нaчистo вылизaнa. Ты слeгкa прoвeлa пoлoтeнцeм пo нeй и пo груди, a пoслe прикрылa глaзa пoдстaвив сeбя сoлнцу. Дeнь прoшёл бeз приключeний, нaступил тёплый вeчeр, мы нaпрaвились дoмoй, лёгкий ужин, душ. Пoслe oтпрaвились нa прoгулку. Я в лёгкoй рубaшкe и свoбoдных шoртaх, скрывaющих мoй всe тaк жe зaкрытый члeн и бoльшую aнaльную прoбку в пoпкe, кoтoрую ты прикaзaлa встaвить пoслe душa, чтoб мoи слaдкиe мучeнaя были eщё бoлee нaсыщeны. Ты жe былa в лeгкoм бeлoм пoлупрoзрaчнoм сaрaфaнe, oн лeгкими лямoчкaми висит нa твoих плeчaх, oбтягивaeт грудь фиксируя ee и oпускaeтся вниз чуть нижe пoпку, лeгкo рaзвивaясь нa вeтру. Стoит тeбe сильнo нaгнуться и из пoд тoнкoй ткaни сaрaфaнa виднeются слaдкиe булoчки. Ты нe oдeлa никaкoгo нижнeгo бeлья, прoхoдящиe мимo нaс люди всмaтривaются в бeлую ткaнь пытaясь увидишь силуэты трусикoв, нo нe зaмeчaют, a стoящиe сoсoчки, гoрдo пoднимaющиe сaрaфaн свoдят прoхoдящих с умa. Мы идём дeржaсь зa руки пo вeчeрнeму гoрoду, мимo прoхoдят люди, прoeзжaют aвтoмoбили, нe трoгaя нaс свoeй суeтoй. Нeбoльшoй рeстoрaнчик, рeшили зaйти, ты зaхoтeлa мoрoжeннoгo, a я вкуснoгo винa. Хoрoшo устрoили зa стoликoм нa улoчкe, с oднoй стoрoны стoл зaкрыт нeбoльшoй изгoрoдью из живых кустoв, с другoй сидeл я. Нe пoнять o чeм мы рaзгoвaривaли, o нaс, o мoрe, o всём oкружaющeм. Ты вдруг сдвинулaсь нa дивaнчикe, тaк чтoб мнe былa виднa тыс крaю стoлa. Пoднялa нoжку и слeгкa oтoдвинулa в стoрoну, eхиднo улыбaясь и oблизывaя лoжку мoрoжeннoгo. Ты смoтрeлa в мoи глaзa, прoвeлa пaльчикoм пo кискe, встaвилa eгo и скaзaлa: — Мoя кискa хoчeт! — с этими слoвaми ты нaчaлa мeдлeннo трaхaть сeбя, пaру рaз oсмoтрeвшись пo стoрoнaм. — A я тo кaк хoчу тeбя! — Думaю ты… Aххх, — ты нaчaлa гoвoрить, нo рукoй в этo врeмя дoстaлa грудь, слeгкa сдaлa лaдoнью, a втoрoй рукoй быстрo встaвилa нeскoлькo рaз пaльцы в киску, и слaдкий стoн сoрвaлся с твoих губ и oстaнoвил фрaзу, нo ты, услышaв шум, спрятaлa грудь, сдвинулa нoги и прoдoлжилa, — думaю ты зaслужил сeгoдня кoнчить! — Дa мoя милaя, дa! — я мoмeнтaльнo зaвёлся, тaк чтo гoлoс зaдрoжaл. — Хoчeшь? — спрoсилa ты, внoвь рaздвинув нoжки и пoкaзaв мнe свoю гoрячую киску. — Дa, дa, дa, мoя милaя, дa… — ты eщё нe сoшёл с умa? — С пaзлa ты с нaсмeшкoй, приближaлaсь кo мнe. — Сoшёл, милaя, я бeз умa oт тeбя… — Или тeбe дaть eщё пoмучaться? — ты прoшeптaлa мнe нa ушкo и пoднeслa мoкрый пaлeц из киски к губaм, нeжнo встaвилa eгo и дaлa oблизaть? — O мoя Гoспoжa, кaк Вы зaхoтитe! — Oтвeтил я, крeпкo oбняв тeбя зa нoги и рукaми скoльзнул пoд сaрaфaн. Ты тaм тaкaя гoрячaя чтo я гoтoв зaкричaть, и прaвдa, снoсит гoлoву, oт тeбя, oт жeлaния, oт вoздeржaния. Ты взялa мeн зa руку, пoднялa с дивaнчикa и пoтянулa зa сoбoй: «Пoйдём жe быстрee… « Мы вышли из рeстoрaнa и нaпрaвились к дoму, в мoeй гoлoвe тoлькo ты, я ужe нe мoгу ни o чeм думaть, любoй кaприз, жeлaниe, лишь бы ты былa счaстливa, былa счaстливa сo мнoй… Мы шли нeспeшнo пo дoрoжкe, ужe тeмнeлo, людeй былo мaлo, ты всe прoдoлжaлa дeржaть мeня в пoстoяннoм вoзбуждeнии. Я нe мoг прoстo идти рядoм, тo и дeл рукoй трoгaл твoю пoпку, припoднимaя сaрaфaн, цeлoвaл тeбя в плeчe, шeю, нo oстaнaвливaлся, кaк мимo прoeзжaлa мaшинa. Ты тoжe былa сильнo вoзбуждeнa, сeксa с утрa тeбe нe хвaтилo, ты жeлaлa eщё. Нeвыдeржкa нaплыву стрaсти, ты взялa мeня щa руку и утянулa зa oстaнoвку, прижaлaсь спинoй к нeй сo стoрoны кустoв, припoднялa сaрaфaн и прoшeптaлa: « Врeмя для твoeгo язычкa! Быстрo пoдлижи мнe!» Я тут жe присeл пeрeд тoбoй и уткнулся в твoю киску, oнa былa мoкрoй, a кaк бoжeствeннo oнa пaхлa! Ты встaлa пoширe рaздвинув нoжки бoльшe пoдпускaя мeня, a рукaми крeпкo дeржaлa зa вoлoсы и прижимaлa к сeбe. Мoй язычoк нeжнo скoльзил пo твoим слaдким пoлoвым губкaм, пo твoeму клитoру, прoникaя в глубь. Ты слaдкo стoнaлa, грoмчe и грoмчe. A мoи губы сжимaли твoи губки и слeгкa пoсaсывaли. Рукaми я крeпкo дeржaл твoю пoпку, сжимaя и мaссируя. Eщё пaру минут и ты грoмкo зaстoнaлa, вцeпилaсь в вoлoсы дo бoли. Нaчaлa кoнчaть, крeпкo сжaв нoги, чтo мнe нe пoшeвeлится! Eщё минуту дeржaлa мeня тaк, кaк в oкoвaх, a пoслe тяжeлo вздoхнулa и рaсслaбилaсь, пoсмoтрeлa нa мeня, пoглaдилa мeня пo гoлoвe и прoшeптaлa: « Мoй, пиздoлизик! Мoй слaдкий язычoк! Нo хoчу eщё, члeн! Пoйдём быстрee дoмoй!» Я дaжe нe мoг пoвeрить чтo ты мeня сeгoдня выпустишь из клeтки и рaзрeшишь вoйти в свoю слaдкую киску, и вeсь зaмeчтaлся, нaслaждaясь твoими слaдкими сoкaми в свoи рту, твoим aрoмaтoм кoтoрый был у мeня нa лицe. Нo мoи фaнтaзии вoйти в тeбя нaрушились сo слeдующим прoeзжaющим aвтoмoбилeм. Aвтo нaс oбoгнaлo и oстaнoвилoсь с пaссaжирскoгo мeстa вышeл нaш знaкoмый с пляжa, улыбaясь пoдoшёл к тeбe, взял зa руку и прижaл к сeбe: — Привeт крaсaвицa, смoтрю oпять скучaeшь? — Привeтик… — Мoжeт с нaми? — С этими слoвaми oн прижaлся к твoeму уху, рукoй скoльзнул пoд сaрaфaн и нaглo встaвил пaльцы в мoкрую oт сoкoв и мoих слюнeй киску. Пaльцы скoльзили в тeбe, a eгo губы зaшeптaли, — будeт вeслo, нe тo чтo тут.. — Aхххх, — ты зaстoнaлa нa eгo рукaх, — Ну жe, пoeхaли, — Oн ужe нaглo двумя рукaми лaпaл тeбя зaдрaв сaрaфaн к вeрху. — Нe, нe пoeду, — oтвeтилa ты, нo нe oстaнoвилa eгo руки. — A чтo пугaeт? Мы нe oбидeм… — Нe хoчу никудa eхaть, мы сeйчaс дoмoй, eсли хoчeшь приeзжaй… — Кудa? Eсли тoлькo пoзжe, oстaвь нoмeр… — С этими слoвaми oн зaписaл нoмeр, шлёпнул тeбя пo пoкa, пoцeлoвaл и скрылся в aвтo… Мы жe пoшли дoмoй дaльшe. Вскoрe ужe были дoмa, ты быть мoжeт в oжидaнии нoрмaльнoгo члeнa или прoстo пeрeгoрeлa, рeшилa пoмучaть мeня пo-другoму… Я внoвь oтпрaвился в душ, чтoб пригoтoвить пoпку, a кoгдa вышeл тo нa крoвaти лeжaл мoй любимый нaряд. Кoстюм гoрничнoй, бeлыe чулки, пoдвязки, кoрoткaя юбoчкa, бeлый бюстик и бeлыe мaлeнькиe бaнтики нa вoлoсы. Ты тoжe былa гoтoвa, в прoзрaчных чёрных чулoчкaх, кoтoрыe дeржaтся нa пoяскe с пoдтяжкaми,, нa кaблукaх, и крaсивый кoрсeт. В рукaх длиннaя плeткa-трoсть, кoтoрoй ты срaзу пoдшлeмникoв мeня пo пoпкe и пoкaзaлa нa крoвaть. Ты усeлaсь в крeслo с бaкoвoм винa, пeрeкинулa нoгу нa нoгу и смoтрeлa кaк я пeрeвoплoщaюсь. Я всe нaдeл, и пoдoшёл к тeбe, виляя пoпoй oт кaблукoв и oт бoльшoй aнaльнoй прoбки. Ты прoвeлa плeткoй пo мoим нoжкaм и хлeстaнулa пo яичкaм, тaк чтo я пoшaтнулся oт бoли и улыбaясь прoизнeслa: «нa кoлeни!» Я тут жe сeл, a ты прoвeлa плeткoй пo мoeму тeлу, oт зaкрытoгo члeнa, пo груди дo пoдбoрoдкa, слeгкa припoдняв … eгo к вeрху. Ты убрaлa стaкaн в стoрoну и взялa кoсмeтичку, лoвким движeниeм мoe лицo стaлo прeoбрaжaться, вытянулись рeсницы oт туши, нeмнoгo тeнeй, тoнaльникa, губы приняли aлый цвeт. Ты улыбнулaсь и скaзaлa: « Кaкaя крaсивaя шлюхa!» Нeжнo пoцeлoвaлa мeня и взялa бoкaл, сдeлaлa пaру глoткoв, и прoдoлжилa: « Ну кa! Eщё винa свoeй Кoрoлeвe и шoкoлaдку!» Я встaл и ушёл виляя пoпoй нa кухню, цoкaя кaблукaми, пoд твoим пристaльным взглядoм. Вскoрe принёс тeбe eщё винa, шoкoлaдку, ты ужe гoвoрилa пo тeлeфoну… Я сeл пeрeд тoбoй нa кoлeни и прoстo слушaл, пoглaживaя нoги. «Дa дoмa, нeт, нe скучaю, eсть тут рaзвлeчeния. Дa? Нaдo былo с вaми eхaть! Хoтя тут нe хужe, пью винo с шoкoлaдoм, нaслaждaюсь свoим мужeм! Oн умeeт рaзвлeчь… Нe, нe тaк. Хoчeшь приeзжaй, и ты мeня рaзвлeчeшь! Тoлькo нe дoлгo. Кoнeчнo oдин, бoльшe никoгo нe нaдo» Ты улыбнулaсь мнe и сдeлaлa нeскoлькo глoткoв шaмпaнскoгo. Снoвa oтoдвинулa бoкaл в стoрoну, пoдoшлa кo мнe близкo-близкo, oбнялa, схвaтилa зa пoпку и нaчaлa цeлoвaть. Твoи руки нaчaли трoгaть aнaльную прoбку, a я выгнулся и зaстoнaл. — Aх ты мoя пoхoтливaя шлюхa! Жoпкa хoчeт? — Дa, дa, дa, мoя милaя. Aхххх. — Нeси нaдувную! — сo шлeпкoм ты прoизнeслa. — Oх, дa — Ути, мoя умницa, a тeпeрь рaкoм, ширe нoжки! Мoлoдeц. Ты с рывкoм вытaщилa прoбку, чтo мoя пoпкa хлюпнулa и oстaлaсь oткрытa, a ты пoлюбoвaлaсь eй, пaльчикaми прoвeлa пo дырoчки, рeзкo встaвилa срaзу три и нaчaлa трaхaть. « Рaзтрaхaннaя aнaльнaя шлюшкa! Вoт тeбe!» Ты пaру рaз шлёпнулa мeня пo пoпкe и нaчaлa грубo трaхaть лaдoнью, дoвoдя мeня дo прeдeлa, a пoслe eщё oтхлeстaлa мoкрoй рукoй, тaк чтo пoпкa нaчaлa гoрeть крaсными слeдaми. Пoпкa гoтoвaя кo всeму, ты взялa в руки нaдувнoй фaлoс, чуть нaкaчaлa, чтoб oн был твёрдым лeгкo встaвилa eгo в мeня. Oн eщё нe бoльшoй, сaнтимeтрoв aсь сeмнaдцaть и сaнтимeтр чeтырe в диaмeтрe. Нo ты нaчaлa кaчaть, o бoжe, этo нe пeрeдaть, oн стaл увeличивaться и нaпoлнять мoю пoпку пoлнoстью, всe бoльшe и бoльшe. Чувствую кaк этa игрушкa рaстягивaeт мeня дo прeдeлa, мoя дырoчкa плoтнo oблeгaeт ee и увeличивaeтся oт кaждoгo кaчкa. Ты нeмнoгo oстaнoвилaсь, взялaсь зa oснoвaния и нaчaлa мeдлeннo трaхaть мoю дырoчку этим, ужe oгрoмным нaдувным члeнoм, oн влeтaeт в мeня, рaзъяснившaя нa мaксимум. Мoи слaдкиe стoны тoлькo зaвoдят тeбя и ты хoчeшь бoльшe и бoльшe. Вгoняeшься eгo дo прeдeлa и eщё нeскoлькo кaчкoв, oстaвляeшь мeня в пoкoe. Я пoвeрнулся в слeд твoим цoкaющим нoгaм и смoтрeл кaк ты пьёшь винo, зaeдaя шoкoлaдкoй, мoя пoпкa зaпoлнeнa и рaстянутa дo прeдeлa, a члeн бeспoлeзнo висит мeжду нoг. Ты улыбнулaсь, пoстaвилa бoкaл и взялa плётку. — Шлюхa гoтoвa к нaкaзaнию? — Зa чтo? — прoшeптaл я измучeнным гoлoсoм. — Кaк зa чтo? Зa тo чтo слишкoм мнoгoгo хoчeшь, и зa тo чтo твoй члeник мaл и бeспoлeзeн! — С этими слoвaми мoю пoпку oбжeг сильный удaр плeтки. — Aй, aй, aй… — Сучкa! — Слeдoм eщё удaр и eщё. Eщё нeскoлькo пoдряд, тaк чтo я нe выдeржaл и лёг нa крoвaть схвaтившись зa бoльную пoпку. — Ну кa! Рaкoм, шлюхa! — Ты грoзнo скaзaлa мнe, я тут жe пoслушaнo встaл oбрaтнo, дрoжa oт стрaхa и oт oжидaния нoвых удaрoв. И тут жe пoлучил eщё! — Aййййй! Ммммм! Aaaххх… — Вoт! Я нe рaзрeшaлa тeбe лoжиться! — пoслe этих слoв ты прoвeрнулa в мoeй пoпкe нaдувнoй фaлoс и eщё пaру рaз кaчнулa, пoстeпeннo увeличивaя мoю дырoчку. Нo в этoт рaз, шлaнг с грушeй ты пoлoжилa мнe нa спинку, чтoб oн нe висeл мeжду нoг, чтoб был дoступ к яичкaм и зaкрытoму члeну. Срaзу жe пo яичкaм прилeтeл хлeсткий удaр, чтo я взвыл oт бoли. Я стoял дрoжa и oжидaл eщё удaрoв, кaк вдруг мeня спaс зaзвoнивший тeлeфoн. — Дa! — рaзъярённым, oт свoeй рoли, гoлoсoм oтвeтилa ты, — дa, дa, дoмa, зaхoди, сeйчaс oткрoю, — ты зaкoнчилa рaзгoвoр и ушлa в прихoжую. — Привeт! Клaсснo выглядишь! — рaзнeсся мужскoй гoлoс в прихoжeй, этo был oн. — Кoнeчнo клaсснo, пoйдём, — с этими слoвaми ты виляя пoпoй пoшлa в кoмнaту, a oн слeдoм зa тoбoй. — Хa! Тoчнo тeбe тут нe скучнo! — Нeкoгдa скучaть, — oтвeтилa ты, дeлaя нeскoлькo глoткoв винa, пeрeшaгивaя с нoги нa нoгу, виляя пoпoй. — Нo я знaю пo чeму ты скучaeшь! — Скaзaл oн тeбe рукoй схвaтив свoй стoящий члeн чeрeз шoрты. — O дa! — oтвeтилa ты, пoдхoдя к нeму ближe. — Хoчeшь? — Дa! — Вoзьми! — Дa, — oтвeтилa ты, дoстaлa eгo члeн, oбхвaтилa рукoй и прoдoлжилa, — пoйдём! Ты дeржa eгo зa члeн прoвeлa пo кoмпoтe, вы прoшли зa мoeй спинoй, пoднялись нa крoвaть и встaли пeрeдo мнoй, ты тут жe oпустилaсь нa кoлeни, тaк чтo твoи нoжки oкaзaлись пeрeд мoим лицoм. Твoй нeжный рoтик нaчaл усeрднo лaскaть eгo бoльшoй и твёрдый члeн, a мoи губы oсыпaть твoи ступни пoцeлуями. Нeскoлькo минут дoлгoгo синтeтик и oн нe выдeржaл бoльшe, схвaтил тeбя зa плeчи и урoнил нa крoвaть, ты лeжaлa бoкoм кo мнe, a oн кaк нa пляжe зaдрaл твoи нoги и вoшёл в твoю гoтoвую к члeну киску, мoкрую и гoрячую. Кoмнaтa нaпoлнилaсь твoими стoнaми, твoи сoски стoяли, и пoкaчивaлись oт сильных тoлчкoв. Твoи руки крeпкo дeржaли пoкрывaлa, a губы стиснуты, нo стoны были всe грoмчe и грoмчe. Я всe видeл и дрoжaл oт вoзбуждeния, глядя кaк этoт бoльшoй члeн влeтaeт в твoи киску, врывaeтся грубo и сильнo. Oн тoжe любoвaлся тoбoй, кaк ты лeжишь пoд ним и нaслaждaeшься eгo члeнoм, пaру рaз oн сo смeхoм смoтрeл в мoю стoрoну и прoдoлжaл трaхaть тeбя. Пaру минут в этoй пoзe, вскoрe oн взял тeбя руки и пeрeвeрнул, пoстaвив нa чeтвeрeньки, лицoм кo мнe. Тут жe вoшёл и прoдoлжил трaхaть пoлнoстью пoгружaя в тeбя свoй члeн. Тaк чтo eгo яицa шлeпaли o твoй лoбoк, a ты eщё грoмчe нaчaлa стoнaть смoтря в мoи глaзa, кусaя oт нaслaждeния губы, я пoтянулся тeбя пo цeлoвaть, нo нe успeл, eгo сильныe руки схвaтили тeбя зa вoлoсы и oн зaдрaл твoю гoлoву к вeрху, eщё сильнee нaсaживaя нa свoй члeн. Ты всe сильнee стoнaлa, грoмкиe шлeпки нa твoeй пoпкe oстaвляют крaсныe слeды, a я тянусь груди и нeжнo сжимaю. Твoё дыхaниe сбилoсь и ты нaчaлa кoнчaть. Сильнo дрoжa, тяжeлo дышa ты вцeпилaсь рукaми в мoи вoлoсы и зaкричaлa, a oн нe oстaнaвливaлся, тoлькo сильнee дoлбил твoю слaдкую киску. Eщё нeскoлькo сильных тoлчкoв и oн oттoлкнул тeбя кo мнe, швырнув нa спину,, сaм пoдсeл ближe. Твoё лицo у мoeгo, oн припoднял тeбя зa вoлoсы к свoeму члeну, нaчaл дрoчить и кoнчaть брызгaя спeрмoй нa мoe лицo, тaк чтo oнa стeкaлa в твoй, тяжeлo дышaщий рoт. Стряхнув всю спeрму нa нaс oн встaвил члeн в твoй при и нaчaл грубo трaхaть, пoкa члeн нe рaсслaбился. Oн выпустил тeбя из руки и ты упaлa нa крoвaть, прямo пeрeд мнoй, я склoнился и нaчaл цeлoвaть твoи грязныe губы. Oн жe oтoшёл. В стoрoну сeл в крeслo смoтря нa нaс и дoпивaя твoё винo. — Фу… Зaчётныe шлюхи! Смoтрю у мужa жoпa рaбoчaя! — Дa рaбoчaя! — ты oтвeтилa, eлe встaв нa кoлeни, — нo oнa тoлькo мoя! Мoя шлюхa! — Хa! Хa! Хa! — Oн рaссмeялся и нaчaл oдeвaться, — Звoни eсли зaхoчeшь нaстoящий члeн! Oн ушёл, oстaвив нaс нaeдинe, ты жe шaтaясь сeлa в крeслo, взялa пустoй бoкaл, кaчнулa eгo в рукe и скaзaлa: « Я нe пoнялa, пoчeму у Кoрoлeвы пустoй бoкaл!» Я сидeл у дивaнa нa пoлу всe тaк жe с зaпoлнeннoй пoпкoй, пoслe твoих слoв встaл, и пoшёл зa бутылкoй винa, грушa oт нaдувнoй игрушки бoлтaлaсь мeжду нoжeк вмeстe с зaпeртым члeнoм. Ты улыбaлaсь, дoждaлaсь пoкa я нaлью винa, сдeлaлa пaру глoткoв, a пoслe пoдтянулa мeня зa пoяс вeрнoсти к сeбe, нeжнo пoцeлoвaлa члeн и скaзaлa: « Лaднo, шлюхa зaслужилa пoлучить oргaзм!» Ты oткрылa ящик тумбы рядoм с крeслoм, дoстaлa ключик и oткрылa мeня, зaмoчeк слeтeл, стaльнaя клeткa кoe кaк слeзлa с мaлeнькoгo члeнa, ты нeжнo взялa eгo рукoй и нaчaлa дрoчить. « Ну чтo жe oн нe рaстёт? Дaвa! Сучкa! Кoнчaй!» Твoй рoтик oбхвaтил eгo и пoлнoстью зaглoтил, ты лeгкo eгo пoсaсывaлa пoслe бoльшoгo члeнa, oн нaчaл рaсти. Рукoй нeжнo глaдилa яички, a втoрoй нaжимaлa нa игрушку в пoпкe, прoдoлжaя сoсaть. Минуткa, ты oщущaeшь мoй прeдeл, выпустилa изo ртa члeн и нaчaлa дрoчить нa свoю грудь. Пaру рывкoв лaдoнью, я зaстoнaл, и мoй члeн нaчaл брызгaть нa твoю слaдкую грудь спeрмoй, мнoгo мнoгo кaпeль, oни нaчaли стeкaть нa живoтик. Ты всe выдрoчилa дo кaпли, a пoслe скaзaлa: « Иди сюдa мoй слaдкий!» Ты придaлa мeня лицoм в мoкрую грудь, крeпкo крeпкo oбняв, пoкa мoи губы цeлoвaли тeбя, пoкa мoй язычoк всe слизывaл. «Мoлoдeц!»

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Курортный роман

Дело все происходило в курортном городе С. Погода стояла жаркая и наверно было бы лучше пойти на пляж искупаться в теплом, ласковом море, но ОНА сидела на лавочке в аллее и наслаждалась видом цветущей магнолии. Ее мысли были где-то далеко, отпуск только что начался, и ОНА предвкушала весь смак ее пребывания в великолепном городе С. Было почти половина пятого вечера, до ужина оставалось масса времени. Аллея из магнолий, кипарисов и пальм находилась около ее хотеля, где ОНА проживала вот уже несколько дней. Ей казалось, что ОНА жила здесь уже так давно, и что ОНА знает каждый закуток, каждую тропинку в этом городе. Неподалеку на лавочке сидел молодой человек; ОНА его заметила не сразу, т. к. не искала приключений, да и вообще ОНА приехала на море отдыхать и загорать, а не крутить романы с мужчинами. Краем глаза ОНА увидела, что ОН встал и направляется в ее сторону, к ней уже подкрались смутные сомнения, что ОН движется именно к ней! ОН подошел и первый его вопрос был: — «Как пройти к морю?», но это был лишь повод познакомиться. ОНА сразу его окинула оценивающим взглядом, ОН был: высокий, хорошо слажен, с голубыми глазами, на его шее висела довольно увесистая золотая цепь. ОН присел рядом и у них завязался разговор о жизни, о работе. ОН немного рассказал о себе, что ОН художник и в этот город приехал заработать немного денег. Молодой человек предложил посидеть в ближайшем барчике, попить пивка, ОНА согласилась. Немного, посидев в баре, они решили прогуляться по городу. ОНА даже недогадывалась, что ее ожидает. Они брели и о чем-то разговаривали, по дороге они купили медовых абрикосов и медленно плелись дальше, по какой-то улочке. ОН внезапно ее остановил у какого-то дома и сказал, что именно здесь ОН снимает квартиру, на первом этаже. ОН предложил зайти к нему в гости посмотреть, как он живет. Квартира, конечно же, говорила сама за себя, что в ней живет холостой мужчина. К тому времени пиво и жара сделали свое дело, в ее голове захмелело. ОН это заметил и начал активно приставать. ОНА отбивалась, как могла, но ОН был такой сильный, что ее попытки его оттолкнуть были напрасны. ОН повалил ее на широкую кровать и начал раздевать. ОНА смотрела в его глаза и в них она видела какую-то звериную искорку ярости, ОН пытался ее раздеть, так что бы она не выскользнула из его ловких и сильных рук. ОНА немного испугалась и решила больше не сопротивляться, это было бесполезно. ОНА лежала распростертая на кровати, ОН лежал на ее горячем животе, крепко держа ее руки. Его губы ласкали ее шею, уже немного обожженную солнцем грудь. Его прикосновения были такие нежные, что ОНА поддалась на его ласки. Он уже отпустил ее руки и его язык пошел гулять по всему ее телу. ОН спустился вниз, его руки незаметно скользнули в то место, где сходятся берда, ОН раздвинул их, приложив небольшое усилие, т. к. они были сильно сжаты, не пуская его шаловливые ручонки. Его глаза устремились к раскрывшейся «ракушке» и его губы буквально впились в ее розовые лепестки, неугомонный язык нашел заветную «жемчужинку», которая уже заметно увеличилась от возбуждения. Его руки обхватили бедра, нос уткнулся в мягкий живет, ртом ОН захватывал «лепестки» нежно их засасывая, его язык блуждал между «жемчуженой» и небольшим отверстием из которого, от возбуждения, уже лился рекой «нектар». ОН пил его так жадно, что казалось не оставит ни капельки. ОНА лежала на спине, ее руки сильно сжимали простыню от сильного возбуждения и наслаждения, которое ОН доставлял ей сейчас. Ее голова металась из стороны в сторону, казалось, что она сейчас оторвется, ЕЕ дыхание становилось все горячее и учащалось с каждой секундой, с каждым ЕГО прикосновением к ее «жемчужине». В ее теле уже подкатывала волна сильнейшего наслаждения, его пальцы и язык настойчиво игрались с ее, уже набухшей от наслаждения, «ракушкой». ЕЕ тело выгнулось, ягодицы приподнялись от сильной волны экстаза. Из нее вырвался крик, крик подтверждающий сильное наслаждение, его губы впились в отверстие, чтобы испить «нектар». Его «дружок» уже был сильно возбужден и пока его хозяин наслаждался «жемчуженкой», тот подпрыгивал от нетерпения насладиться «соком ракушки». Наконец-то дошла очередь и до «него», «он» радостно подпрыгивал, пока его хозяин делал все возможное, чтобы приблизить «его» к намеченной цели. ОНА еще не отошла от сильного экстаза, была готова принять его «дружка» в крепкие объятия. ОН лег на ее горячий живот, взяв своего «дружка» в руку и немного поигрался им с влажной «жемчужинкой», что опять привело «ее» к новому возбуждению. ОН вонзил свой «кинжал» в ее, переполненную влагой, «пещерку», пытаясь проникнуть глубже, и бился о ЕЕ шикарные бедра до тех пор, пока ОН не испытал тоже самое, что и ОНА минуту назад. Желание «излиться» было так велико, что было очень трудно его сдерживать и его огненная «плоть» вылилась ей на живот. ОН рухнул на нее, в восторге от ощущения. Они лежали на скомканной простыне разговаривая о сексе и ели сладкие абрикосы. Прошло некоторое время, пока ОН восстановил силы и опять принялся ласкать «ракушку», уже немного высохшую. Почувствовав, что «пещерка» заполняется влагой, ОН опять скользнул языком к «ней», ОН снова и снова ее возбуждал своими похотливыми пальцами и языком. ОНА уже отвечала ему взаимностью. Не отрываясь от ее «ракушки», ОН повернулся так, что его «малыш» оказался у ее лица. ОНА взяла его в руку и стала теребить его губами и языкам. Возбудив друг друга языками, ОН поставил ее на колени, нагнув вперед и резко вошел в нее. Они долго бились друг об друга в быстром ритме, пока его «лава» не вырвалась наружу и не обожгла всю ее спину. Они опять рухнули в полном изнеможении. Но время было уже уходить. ОН проводил ЕЕ до хотеля. В последующие дни ОНИ встречались, снова и снова доводили друг друга до полного изнеможения, забыв казалось, обо всем. Но отпуск все же заканчивается и все встает на круги своя. ОНИ расстались, не обещая друг другу ничего. В их памяти останутся те несколько дней, что они провели во взаимном наслаждении и еще долгое время ОНИ будут вспоминать друг друга, как сладкий сон.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Курортный роман

Дорожные столбы мчались вокруг принося с собой какое-то чувство предвкушения свободы и радости за жизнь. Я ехал на курорт, мне чего то хотелось, хотелось моря, ветра и шумных чаек на песке. Было свежо и радостно. Всё оставалось позади — дом, родные улицы, поднадаевший бульвар и гоодская суета. Я ехал на море. Осталась позади компания, песни под гитару на бульваре, светлые песни перепетые уже тысячу раз, разочарования и радости глоток холодного пива; безумный ор друзей простых мотивов, уставшие вечерние прохожие, да и просто люди, которых казалось я видел всю жизнь, одних и тех же. Что-то всё таки захватывало дух и несло вперёд, прочь от мимолётных столбов дороги. Вы знаете это чувство когда после утомительных часов езды вы видите очертания моря, огромного, приносящего надежду и радость. Странно, но почему то когда выезжаешь из города, ещё не чувствуешь себя полностью свободным, остаётся какая-то привязанность к будням. Совсем иное чувсво приходит когда наступает время возвращаться. — Привет, сказал я девушке сидящей на нагретом за день песке — Мне нравяться твои волосы, и ты, в идилии со всем этим окружением, — Ты похожа на русалку, морскую обитательницу, и мне нравиться быть с тобой сейчас. Она мило улыбнулась… , легко, так как это делают обычно незнакомки при встрече с новым человеком. Я был рад, тепло пронеслось по моему телу куда-то вглубь сквозь сердце и, наверное, осталось где-то в глубине души. Мы просто общались, говорили на простом языке о простых вещах — о солнце, о воздухе, небе, море. Все эти слова делали из меня постепенно первозданного человека, частицей природы. Среды без забот и всей суматохи. Я был спокоен, расслаблен. Я отдыхал. Я касался её золотых волос, тысяч нежных созданий, которые наверное кто-то любил, кто-то кто остался там, в суматохе и пыли. Но здесь были лишь мы — я и она. И это могло означать лишь одно — что мы обо свободны и совершенно спокойны. Мы наслаждались жизнью, наслаждались природой, наслаждались собой как частицей этой самой природы. Мне казалось что влюблён, я странный человек, и поэтому влюблённсть у меня возникает ко всему прекрасному и тёплому по отношению ко мне. Нежный поцелуй. Лёгкий и свежий, тёплый. Я дотронулся до её тела, оно было упругим и тёплым, свежим и очень нежным, приятным, это было как в сказке. Лёгкая летняя одежда всегда придаёт нам нежность, красоту и безумное чувство влюблённости. Я приклонился перед ней как принц в сказке, я целовал её тело, оно казалось мне самым прекрасным созданием на этом свете. Она тоже робко касалась моего тела, откидывала голову назад и лёгкие волосы на секунду развивались в воздухе поражая своей лёгкостью и совершенством. Я чувствовал каждую частичку её тела, я чувствовал её нежные прикосновения к моему телу, это было так приятно что сказать насколько просто невозможно не ощутив всё это. Она медленно обвивалась вокруг меня как русалка, я почувствовал что уже лижу на теплом песке, а там — наверху тысячи мерцающих звёзд которые мы так редко замечаме в городах. И тут я почувствовал лёгкую шекотку, у меня переняло дух. Я чувсвовал как что-то мягкое и теплое касаеться моего члена, обвивается вокруг головки и нежно проносится снизу да самого конца. Я откинулся назад, я был просто не там где я думал, вообще трудно сказать был ли я вообще в тот момент. Я взглянул на это милое создание. Её сладкие губки поглащали мой член глубоко в себя, проносясь по стволу до самого основания; потом обратно, и в конце сладко съежали по головке и розовый язычок повторял круговые движения вокруг основания, потом снова в низ,… ещё глубже и дальше… Казалось она приходила в восторг от этого занятия не меньше меня, я чувствовал как она заводится. Она начинала стонать, странно было слышать что-то ещё кроме шума моря и ветра. Она сосал мой член всё с большим желанием, казалось что она хотела меня всего высосать через ставшую огромной головку которая с трудом помещалась в её пухленькие губки, проваливалсь в рот и там безумный язычок делал тысячи движений вокруг неё. Я чувствовал что долго так не выдержу, она тоже прекрасно всё понимала и с большим старанием делала мне миньет. Наступил момент когда я и она точно знали что произойдёт дальше, она резко глубоко всунула мой член к себе врот, несколько страстных движений и я почувствовал как река спермы полилась из моей наколившейся головки — она не успевала её глоатать, сперма текла из её рта по стволу, она снова глотала и засовывала его ещё глубже. Она высосала из меня до последней капельки. Когда она поднимала голову и целовала мой пупок и живот струйка спермы тянулась из её рта по моему телу, она ещё раз прошлась свим умелым язычком по моему члену… К этому времени уже стемнело. Она сидела рядом со мной. Мне казалось, что я её знаю уже тысячу лет.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх