Лариса

Я спешила как никогда, пара закончилась, но нас никак не отпускали в связи с предстоящей летней сессией. Тут еще этот пакет с овощами и какими то специями которые мама просила меня купить еще неделю назад. И вот теперь я неслась как ненормальная на консультацию к маминой давней знакомой. Многоопытной акушерке, а ныне и гинекологу Алиее… черт никогда не могла запомнить ее отчество ну и к черту его. Я спешила как могла и июньская жара никак не способствовала легкости. Хорошо хоть надела я сегодня всего то джинсовые шорты (слегка маловатые мне по размеру) зато отлично подчеркивающие мою аккуратную, очень выпуклую, но на мой же вгзляд просто огромную и тяжелую попу, тоненькую маечку, которая в сочетании с бюстгальтером приподнимающим мой третьего размера бюст, придавала мне вид эдакой порно модели на отдыхе. Парни таращились во все глаза, мне всегда это льстит и придает вид еще более нахальный. Плюс длинные темные волосы собранные в хвост и кеды. В таком виде я вбежала по ступеням здание поликлиники, старое и потрескавшееся. Вверх на третий этаж. Я тороплюсь по ступеням и чувствую как скачет грудь. Со стороны это должно быть выглядит просто пальчики оближешь, меня же это слегка раздражает хотя и добавляет порочных мыслей. Самовлюбленность отнюдь не порок, девочки. Хоти себя сама так как ты хочешь чтобы тебя хотели другие… Вспотевшая, растрепанная и несколько возбужденная от пробежки (шорты и правда очень узкие и трут промежность…) я наконец взлетаю на нужный этаж и несусь к кабинету, замечая на ходу, что опоздала на 17 минут. Ломлюсь в дверь и оказываюсь в прохладе старой огромной комнаты. Прямо напротив двери стоит древнее и угрожающе выглядящее гинекологическое кресло. Я поежилась и отвернулась. За столом на другом конце комнаты сидит немолодая сильно седеющая женщина с очень короткими в мелких завитушках волосами. — Лариса! — выпаливаю я не успев толком отдышаться. — Стучаться вас что теперь в школе не учат? — Определенно я ей не нравлюсь. — Я уже учусь в университете. — говорю я и чертыхаюсь про себя сказанной глупости. — Заметно… — тянет она глядя то на мою вызывающе торчащую грудь то на шорты. От взгляда ее мелких глубоко посаженных глаз мне становится неловок настолько что я свободной от пакета и сумки рукой чуть оттягиваю майки вниз и инстинктивно сжимаю ноги. Впрочем майку тянуть не стоило, это еще сильнее оголило и приподняло грудь настолько что я подняла подбородок чтобы не задевать ее. — Еще раз, как тебя и почему ты здесь? — плохо скрываемое раздражение в голосе начинало меня злить. — Моя мама договаривалась что я приду к вам на консультацию по поводу… — Ах да да, Милена звонила. Точно. — она слегка прояснилась в лице на какую то секунду но тут же снова насупилась. — Вот я и пришла — глуповато заявляю я, пялясь на свои кеды. — Ну тогда хватит тратить время впустую. — она сгребла в кучу какие то бумажки на столе и отложила в сторону. — Твоя мать сказала ты постоянно возбуждена, ведешь себя вызывающе и не воздерживаешься. Я слегка опешила. Довольно подло ее стороны рассказывать такие подробности какой то пенсионерке. — Еще она сказала, что ты постоянно мастурбируешь и не только вагинально… — дальше я уже не слушала. Мне показалось что меня сейчас стошнит. В глазах аж потемнело и я чуть не задохнулась от таких слов. Как она могла!? — Я не стану обсуждать с вами такое. Это мое личное дело. — Мы давние приятельницы с твоей матерью и я обещала помочь ей тебя урезонить. — ее назойливая назидательность меня просто взбесила. — Нет спасибо я лучше пойду это.. — Никуда ты не пойдешь пока мы не проведем необходимые процедуры, осмотр и пока ты не ответишь на мои вопросы, иначе я скажу твоей матери, что ты действительно проститутка. — не моргнув выдала жта старая сука. — Что!? — я угрожающе шагаю к столу. Но она уже схватила трубку. — Давай шагай и твоя мать узнает что ее дочь и в самом деле зарабатывает пиздой. — старая грымза кажется явно не в себе, видимо это возраст. Я мгновенно оцениваю ситуацию. Моя мама достаточно недалекая чтобы и впрямь поверить подобному бреду или хотя бы задуматься ну а лишние проблемы мне не нужны так что я отвечаю — Ладно, но давайте скорее. — Закрой рот, потаскуха малолетняя, выпялилась как шалава еще командует. — Что ты себе позволяешь старая… — Еще слово и… — она угрожающе косится на телефон. Я совладала с подступившими было слезами и плотно сжала губы. — Так то. — она удовлетворенно откинулась в кресле. — Итак начнем. Она взглядом показывает на стул перед столом. Я прохожу и сажусь. — Так значит постоянно возбуждена? — она смотрит на меня в упор. — Нет не постоянно, просто иногда бывает. — я вяло и зло выплевываю слова. — Мать нашла у тебя целый клизменный набор с разными шлангами и насадками и кучу всевозможных непотребств. — презрение на слове непотребств меня бы насмешило будь я не на своем месте. — Да я иногда этим занимаюсь. — я отвечаю на ее взгляд. Я молодая женщина и мне нравятся новые ощущения. — Ах вот оно что. — она поднимает брови. — Что еще тебе нравится? Наяривать свои дырки когда мать работает в три смены, чтобы оплатить твою учебу, — она яростно мнит из себя самую рассудительную. Но я молчу. — Что ж я тебя научу уму разуму. Вставай. — мне не понравился тон, но я начала подниматься. Она заставила меня снять майку и шорты, не примянув высказаться о том что в «в их время так не одевались» и несколько раз грубо пошутить насчет моей груди и задницы. Далее я осталась и без своих крошеных танго. Знала бы я что придется раздеваться я бы надела минимум панталоны, зло подумала я с трудом стягивая с себя трусики. — Подними руки вверх, вытяни их. Сиськи вытащи, лифчик не снимай. Я подняла руки и стою упираясь подбородком в грудь. Она подходит ко мне, фамильярно хватает двумя руками по очереди то за одну то за другую грудь. У нее неприятно холодные руки и очень скользкая кожа. Она сильно сжимает мою грудь и чуть тянет на себя и вверх, я морщусь но молчу. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Она смотрит мне в глаза и сильно тянет за сосок правой груди. Я молчу и смотрю перед собой в стену. Теперь она тянет за оба соска одновременно. Сильно сжимая груди у основания и тянет на себя до тех пор пока я издаю нечто похожее на рык и едва не падаю на нее. Внимательно рассмотрев темно-розовые крупные ореолы вокруг моих сосков, она наконец отпускает их и отходит назад. — Ноги на ширину плеч, раздвинь пизду руками. — Я почувствовала как густо покраснела от подобного требования, но не имея иных вариантов была вынуждена подчиниться. Старая кляча сидит за столом и откровенно измывается своими со упражнениями. Спасибо маме за то что организовала мне подобную «консультацию с тетей Алией». Она видите ли была так обеспокоена моим постоянно возбужденным состоянием и боялась что я наделаю глупостей с кем-нибудь из своих 20-летних сверстников… Конечно вот так намного лучше, ага. — Я сказала раздвинь свою пизду, потаскуха анальная! — татарка орет так будто ее ужалили. Короткорукая и толстая она создает очень неприятное впечатление, плюс эта дурацкая химия на коротких седых волоса. Доктор Франкенштейн ни иначе! Стараясь думать о чем то еще я дрожащими руками тянусь к вагине и аккуратно развожу губы в разные стороны. — Сильнее, Лариска-большие сиськи! — я опешила. Так меня дразнит младшая сестра, но она дура и просто завидует мне. Я никак не ожидала услышать такое от женщины которой далеко за 50.. Я чуть сильнее растянула губы в стороны. И моя киска издала чавкающий звук схватив воздуха. — Вот он звук настоящей бляди! — удовлетворенно заявляет она с мерзкой ухмылкой. — Я сразу поняла что ты шлюха. Нормальная девушка не станет так одеваться. Тяни губы в стороны так чтобы я видела клитор, раскрой ее всю. — Я раскрываю вагину как только могу. — Да тебе нравится! Смотри клитор того и глядишь выскочит из твоей пизды. Любишь свою пизду ублажать да? — ее мерзкие вопросы кажется еще немного и доведут меня до слез. — Отвечай! — Иногда, — глухо отвечаю я. — Смотри на меня! — снова орет она. И я поднимаю глаза и смотрю в ее мелкие маслянистые поросячьи глазки. — Смотрю, — говорю я продолжая держать себя за половые и чувствуя как ноги начинают затекать от неудобной позы. — Я спросила свою пизду ублажать, блядешка? — она смотрит не моргая. — Да — коротко бросаю. — Что да, шлюха? — Я люблю себя ублажать. — я начинаю злится, бессильно и оттого еще быстрее. — Я спросила любишь ты ублажать пизду, блядешка? — злилась я явно не одна. — Да, я люблю ублажать свою пизду! — выпалила я. — Ты забыла к кому обращаешься, потаскуха. — она довольно и мерзко улыбнулась, очевидно эта старая сука обожает вот так развлекаться… — Да я люблю ублажать свою пизду,… тетя Алия, — я звучу глухо и пристыжено. — Никакая я тебе не тетя, блядешка! — от ее визга в ушах звенит. — Для тебя я Алия Эльдаровна. Что ты вцепилась в свою пизду драгоценную и стоишь как громом прибитая? Я отпускаю губки и наконец сдвигая ноги становлюсь ровно. Спину щемит, но приятный прохладный воздух из окна обдувает мою попу и пот наконец сходит. — Ну-ка, — начинает она, — Руки вдоль туловища опусти. И подбородок вверх. Я исполняю. — Какой размер груди? — Полный второй или неполный третий, — наверное она уловила гордость в моих словах. — Мда хорошее вымя для 20-летней потаскухи, — я не могу поверить ушам… — Половую жизнь со скольки лет ведешь? — деловитый взгляд сквозь очки уткнулся в бумаги на столе. — С 18. — мне хочется поскорее уйти. — Мастурбируешь? — тон непроницаем. — Какое вам… Да. — я готова сорваться крик. … Я лежу на левом боку на больничной смотровой кушетке. Совсем близко к краю, как мне сказала врач, чтобы задница чуть свисала. Правую ногу я согнула в колене и двумя пальцами правой руки медленно двигаюсь в своей попке. — Давай живее, сучка, — толстуха злобно щурит на меня глаза. — или ты хочешь чтобы я позвонила твоей матери на работу и рассказала чем ее блядешка дочь развлекается? — Нет пожалуйста доктор не надо! Пискляво причитаю я. — Я все вам покажу. — Конечно покажешь, шлюха анальная. — ее азиатские глаза стали злобно масляными. — Повтори еще раз, когда и как ты начала трахать свою жопу?— Лет в 15, маминой расческой с широкой ручкой. Как бы мне не было стыдно и унизительно от всего происходящего, я ощущаю странную волнительную легкость внизу живота, одновременно замечаю как моя вагина начинает теплеть.— Материну расческу значит в дырки свои ебаные суешь, да? Хороша же блядина! — она с презрением смотрит на меня, лежащую перед ней с пальцами в заднице, в одном только лифчике который впрочем никак не помогает закрыть грудь. — Ну ка покажи? Вынь пальцы из своей дырки, успеешь еще сегодня наиграться я тебе обещаю. Я послушно вытаскиваю пальцы из попки и только собираюсь поправить руками лифчик как слышу. — Растяни свою жопу, покажи мне свои блядские дыры Опять таки послушно я аккуратно беру себя за ягодицу и тяну ее чуть вверх.— Сильнее потаскуха Я тяну сильнее. — Да, растаскала ты свою жопу, шлюха анальная. Твоя мать была бы в шоке — Вы же обещали! — я чуть не плачу и вскакиваю на кушетке видя как она тянется к телефону стоящему на столе — Подбери нюни, потаскуха! Она берет что то со стола, и это оказываются смотровые перчатки, — Вставай на кушетке раком, голову вниз, задницу вверх, руки за спину живо.— Хорошо, — всхлипываю я и поворачиваюсь к ней спиной, встаю на четвереньки, кушетка жесткая и коленям больно, ложусь лицом на холодную поверхность, чувствую как при этом моя попа и вагина открываются ее глазам во всей красе и мне кажется я сильно краснею при этом.— Хороша блядь. — она ходит где то позади меня. — Стой так, руки на жопу положи и растяни ее в стороны. Я делаю как она говорит. А она оказывается стоит прямо позади меня и стоило мне развести свои тяжелые ягодицы как она буквально воткнула мне в зад свой палец весь целиком и сразу. Резко и на всю длину:— Ох! Вскрикиваю я от неожиданности чуть пятясь вперед— Да ладно, — она принимается крутить пальцем в моей заднице то влево то вправо. У тебя тут рука уже поместится как ты себе ее растаскала. ничего я тебя отучу в жопу себя трахать сучка. Что то злобно бормоча себе под нос он перебирает свободной рукой какие то инструменты и их стальной скрежет заставляет у меня все сжаться у меня внутри. Второй же рукой он продолжает орудовать в моей заднице. она вставила уже два пальца и бесцеремонно проворачивает ими в моей прямой кишке. Мне становится больно и я вскрикиваю.— Что такое? Блядешке не нравится когда в ее заднице чьи то еще руки? С этими словами она сильно налегает на руку всем весом так что пальцы проваливаются в мою попу по самую ладонь— Уфффф… — вырывается у меня. — Ничего, шалава, захочешь сохранить секрет, потерпишь. — злобно и одышливо шепчет старая лесбиянка, запихивая уже три пальца в мою хватающую воздух задницу. Мне больно и я морщусь закрыв глаза. Другой рукой он грубо хватает меня волосы на лобке и сильно тянет вниз так, моя вагина снова издает чавкающий звук. — Хороша, блядь! — ее восторг мне малопонятен, то ли из-за неприятных ощущений то ли ото всей ситуации. Продолжая орудовать пальцами в моей попе, то их целиком и резко то засовывая их сразу на всю длину, она заявляет: — Ну сейчас мы тебе промоем и начнем, — с этими словами она добавила четвертый палец. Я взвыла, на глаза навернулись слезы. Если это она еще не начинала, то что же будет когда она начнет! … Три или четыре клизмы спустя… Я уже совсем плохо понимаю не только что со мной происходит, но и даже не знаю так ли уж мне это не нравится. У меня такое ощушение, что тоненькая перегородка между влагалищем и прямой кишкой исчезла и вместо них теперь одна огромная дыра которая доставляет мне очень противоречивые ошущения. — Ну — ка, фокусница анальная, давай еще раз на бис — Алия Эльдаровна, снова катит к гинекологическому креслу на котором я стою раком уже непонятно как долго, высокую больничную жердь с крючками на самом верху. Я уже узнаю скрип этих колесиков, за последние два часа я вдоволь им наслушалась. — Ну что, блядешка, готова запустить фонтан? — этой извращенке понравилось как я не удержав воду в один из предыдущих разов расслабила анус и вода вырвалась наружу мощным фонтаном, так много она ее в меня залила. — Готова, Алия Эльдаровна… — даже после нескольких оргазмов я не стала сговорчивее. На какой то момент однако я расслабилась достаточно и попыталась представить, что все это я делаю сама, в своей ванной, как обычно по выходным, когда мама на дежурстве и я предоставлена сама себе. Разница лишь в том что я не ору на себя матом, не унижаю себя и не грожусь рассказать обо всем своей недалекой матери. — Ну поехали, — с этими словами она стала протискивать тонкий шланг мне в попу, она уже достаточно растянула ее пальцами, наконечниками от предыдущих шлангов, так что я почти не вскрикнула, но стала морщиться. — Вот так, в самую глубину, — она настойчиво продолжила пихать тонкий до тех пор пока я не стала пятиться вперед стараясь не дать ей засунуть его еще глубже. — Замри, блядешка толстожопая! — она резко схватила меня за одной рукой за ногу, второй стала сильно пропихивать шланг мне в задницу. — Мне больно! — почти кричу я. Чувствуя конец шланга где то очень глубоко, он неприятно саднит. — Уже все, не ной. — она звонко шлепает меня ладонью по клитору, я вскрикиваю и буквально подпрыгиваю на кресле. — А пизда течет так будто тебе очень нравится, потаскушка анальная. — и она сильно сжимает пальцами мои половые губы зажав клитор между ними. Это и больно и вместе с тем как то примитивно приятно. Я постанываю и кручу задом в такт ее руке. Шланг движется и причиняет сильный дискомфорт в глубине, где то очень глубоко. И тут она открывает воду… — Уфффф… — я подлетаю и ползу вперед пока не утыкаюсь головой в спинку кресла. Вода прохладная. И если вам знакомо это ощущение, вы тоже сейчас поморщитесь. Старая овца мерзко хихикает и открывает краник на всю. Я теряю чувство реальности, чувствую только как прохлада где то внутри увеличивается в размере. Очень быстро начинаются спазмы я сильно потею и вместе с тем очень хочу потрогать свой клитор, он буквально пульсирует. — Что пизденку потереть охото, да? Вижу зудит аж капает. — ее скрипучий голос действует мне не нервы которые итак на пределе. Я медленно понимаю, что стоны вырываются у меня изо рта. — Кончай, шалава, кончай, я же говорила, что твоя задняя стенка влагалища это золотая жила для анальной бляди вроде тебя. — одной рукой она шевелит шланг, а несколько пальцев другой засунула мне во влагалище и сильно трет заднюю стенку так что я взвизгиваю, когда она сильно нажимает на шланг сквозь тоненькую перегородку вагины. Это отдается болью где то внутри из-за спазмов и одновременно подобием удовольствия где-то в вагине. — Кончай, блядешка, я что тут с тобой до вечера торчать?! — раздраженно голосит старая кляча. — Я сейчас кончу… , — сдавленно выпаливаю я и тут понимаю, что не могу терпеть вливаемую воду. Оргазм исчез так и не наступив, а сильнейшие спазмы в животе все крепчают. — Я не могу… больше воды… хватит! — Хм… Почти два литра приняла, ты вместительная блядешка, Лариска — большие сиськи! — сильно теребя мой клитор одной рукой, второй она резко хватает торчащий из моей задницы шланг и начинает быстро его вытаскивать. — Скорее! — я понимаю что не могу удержать воду внутри, мышщы ануса отказываются сжиматься, воды слишком много. — Терпи, мерзавка! Опять зальешь полы будешь сиськами их мытью — она наконец вытаскивает шланг и вода течет из незакрывающейся попки по ногам и стекает на кресло. — Ай ай ай! — я тянусь рукой чтобы зажать свою растянутую дырку, но вода продолжает выходить! — Хороша дырень у тебя, Лариска! — она насмешливо отходит подальше, явно опасаясь быть забрызганной. — Слезай на пол, становись раком, лицом на пол. Я резко соскакиваю со стола, голова кружится от стояния в неудобной позе и усталости, становлюсь на четвереньки, опускаю лицо к полу. — Раздвигай свою толстую жопу и стой, — я поворачиваю лицо к ней и вижу что-то у нее в руках и это… фотоаппарат! Старая сука явно что-то задумала! Вспышка отвлекла меня на мгновенье, но и без нее я поняла что всем этим дело не кончится. — Отличный ракурс, анальшица ты наша! Запускай фонтан уже. — сделав снимок она ходит по клизменной позади меня, — Ну долго тебя еще ждать, клизмофилка? — Я никогда столько воды не вливала! — причитаю я, растягиваю свою настрадавшуюся за последний час попку. — Я сказала давай! Не в силах больше сдерживать эту бурлящую внутри меня воду я расслабляю анус и с выкриком начинаю выпускать воду, передать эти ощущения невозможно их нужно чувствовать! Вода грохочет позади о кафель и стекает по моей расчувствовшейся киске, я сувчствую какая она мокрая и буквально горит желая внимания к себе, но мне сейчас совсем не до нее. Вода казалась бы заклнчилась, но новый спазм вызывает у меня новый выкрик и я снова выстреливаю залпом воды и чудовищных звуков. Мне ужасно стыдно, неловко и вместе с тем забавно. — Шикарные кадры. — задумчиво тянет старая извращенка. — Я уверена у тебя еще полно талантов, потаскушка. Стой так, расстяни свою толстую жопу и покажи мне свою дырку. Я расстягиваю ягодицы еще сильнее. — А что это у тебя в пакете,.лариска-большие сиськи, припасла развлечение на вечер? — Я едва на рухнула на пол услышав ее вопрос, вот на кой черт она его увидела!… To be continued…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Лариса

Лариса, тридцатидвухлетняя замужняя девушка с восьмилетним ребенком. Женщиной её назвать было никак нельзя, она была нежной, стройной и симпатичной девушкой — выглядела хорошо. Я уже не помню, как с ней познакомился, но оно длилось достаточно долго, для того чтобы я мог получить от неё все, что хотел я и хотел он — мой член. А мы с ним очень дружили. Я всегда пытался ему угодить. Я знал её тайну. Она доверяла мне её всегда, когда мы с ней встречались. Лариса ходила в тонких белых шёлковых трусиках, которые я с лёгкостью с неё стягивал, когда мне этого хотелось. Одним пальцем руки я цеплял резиночку, и трусики сами плавно сползали с неё. Иногда я любил Ларису, не снимая с неё трусиков. Мне это нравилось и очень возбуждало, но ещё больше это нравилось самой Ларисе. Я ебал её по-разному, в разных местах и в разных позах. В моей машине, в парке, в офисе её начальника — менеджера по продажам, в туалете кафе который запирался на защёлку и был общим для женщин и мужчин. Однажды прямо в её супружеской постели у неё дома. Она позвонила мне утром и попросила приехать к ней. Я только что дочку в садик отвёл и возвращался назад. До этого она никогда не приглашала меня к себе. Её сосед был влюблён в неё, но Лариса не отвечала ему взаимностью, и тогда он искал способа ей отомстить. Искал случая уличить Ларису в супружеской измене. — А как же сосед? — напомнил я ей. — Никак. Приезжай скорее. Я тебя жду. Лариса была в лёгком летнем платье чуть выше колен, которое развевалось при любом её движении. Я вошёл, закрыл дверь и встал перед ней на колени. Задрал ей платье и увидел белые, шёлковые трусики. Они притягивали к себе простотой, доступностью и приятным запахом. Я поцеловал её между ног через шёлковые трусики. — Меня только что любил муж, — стесняясь, сказала Лариса, но раздвинула ножки. Я оттянул трусики и вошёл в её тайну языком. Влажность помогала мне изучать её тайну. Я легко блуждал в её тёплой пещерке. В этот раз Лариса была более влажная, чем обычно. Я положил руки на её попочку и вплотную притянул к себе, поглаживая через тонкие шёлковые трусики. Так мне было удобнее проникнуть в её влагалище. — Он кончил прямо в меня, — прерывая дыхание, сказала Лариса и облокотилась о стену. Это было для меня непривычно… чужая сперма, чужой вкус, но останавливаться мне не имело смысла. Я никогда не бросал своё дело на пол дороге, а уже именно столько было пройдено. Ещё немного и Лариса тяжело вздохнёт, вскрикнет и прижмет мою голову между ног. Я знал, как кончает Лариса — уже не раз доводил её до оргазма таким способом. Лариса это очень любила, и я привязался к ней. Она посвящала меня в свою тайну и не запрещала мне ничего, что могло мне в этом помочь. Я жадно стремился познать её тайну, совая свой нос во все её дырочки. Лариса знала, что я очень любопытный и пользовалась этим. Обычным способом она не получала оргазм и симулировала его для мужа. А от моего способа кончала всегда! Иногда по нескольку раз! Я гордился своей способностью доставлять ей удовольствие. Не каждый мужчина на такое способен. Иногда надо иметь не только большой толстый член, но и умелый язык. А лучше — и то и другое! — Мне муж так никогда не делал! Милый мой, — услышал я тихий голос Ларисы. — Я сейчас… любимый! Славный… Я быстро спустил с Ларисы трусики и освободил от них одну ножку. Лариса ещё чуть-чуть раздвинула ножки, и теперь я свободно мог проникнуть в неё языком, что я тут же и сделал. Теперь я явно почувствовал в ней вкус чужой спермы, но меня это даже несколько возбудило. — Нежный ты мой мальчик, — в беспамятстве лепетала Лариса, — Я люблю тебя! Ты са… мый… И в этот момент она двумя руками сильно прижала мою голову себе между ног, раскрываясь ещё шире, подставляя своё влагалище для моих поцелуев. Я глубоко вошёл в неё языком, насколько это было возможно. Я знал, что получу взамен — это стоило того. Стенки её влагалища начали судорожно сокращаться и втягивать в себя мой язык, который был глубоко внутри. Лариса откинулась на стену и замотала головой из стороны в сторону. — Всё… всё… ты… о… что ты… наделал… ты сумасшедший… сумасшедший… — с трудом переводя дыхание, говорила Лариса. Я смотрел на неё снизу вверх, и пытался запомнить каждое её движение, каждое её слово, каждый миг её наслаждения. Мне нравилось то, что она непроизвольно втягивала влагалищем мой язык, может быть, сама того не сознавая. От Ларисы я получал не сколько физическое удовольствие, сколько психологическое. Однажды, делая девушке куннилингус и доведя её до оргазма, я сам получил огромное удовольствие — в тот момент, когда она кончала, я обильно извергался на ступи нё ног. Это был потрясающий оргазм. Девушка была удивлена и сказала, что такого ещё не видела, чтоб мужчина от этого кончал. Но это зависит ещё от девушки. Лучшего комплимента для меня от Ларисы не было, когда он говорила мне — ты сумасшедший! Я знал, что стоит за этими словами. Она не говорила это даже своему мужу, которого любила и от которого имела сына. Я не строил иллюзий — знал, что я для Ларисы всего лишь способ для удовлетворения. Но меня и это устраивало. Такая девушка как Лариса не каждому доверит свою тайну. Я не знаю, почему она выбрала меня, но встречались мы с ней довольно часто для женатых людей. Я ебал её всегда с большим удовольствием. (У меня были девушки, которых я ебал без удовольствия). Я поднял с пола её белые шёлковые трусики и положил их себе в карман. Она вопросительно взглянула на меня. — Это на память о тебе. Я буду тебя нежно вспоминать! — А ты что, уезжаешь? Я не сказал Ларисе, что через два дня улетаю в Москву, не хотел её расстраивать раньше времени. Хотелось сначала доставить ей удовольствие. — Да, уезжаю. — Очень жаль. Надолго ты? — На долго! Навсегда. Она помолчала, потом сказала… — Тогда я подарю тебе, что-то получше, чем мои трусики! — Нет! Меня твои трусики устраивают! — А что я мужу скажу? Он спросит меня! — Он что, их пересчитывает? Лариса снова помолчала и сказала… — Ну, ладно! Бери, если тебе так хочется! Мы сидели на кухне, и пили чай. Я смотрел на её ноги и коленки. Лёгкое платьице задралось достаточно для того, чтобы я видел красоту её стройных ножек, которые сводили меня с ума. Я помню, у Пушкина есть такие строки… «… в России красивее… двух пары стройных женских ног». В голове крутилась фраза… «Она без трусиков». От этой мысли я возбуждался ещё больше. Иногда я незаметно опускал руку в карман пиджака и поглаживал её трусики. Член напрягся и стал выпирать из под брюк. Я сказал ей, что хочу полюбить её. Она мило улыбнулась. Мы поднялись в спальню, на второй этаж. Я быстро скинул с себя пиджак и джинсы. Трусы не снимал — они помогали мне дольше ебать девушек, когда я этого хотел. Есть удобный приём… резинка от трусов натянутая под яйцами, перекрывает вену и замедляет отток крови от возбуждённого члена и от этого член дольше стоит! Я уже много раз так делал, и многие девушки удивлялись моей способности долго ебать! И вдобавок ко всему — яйца ударяются о попочку той, которую ебёшь, им это тоже очень нравится! Попробуйте! Одна девушка, Оля, меня спросила, после того как я её за ночь ебал в пятый раз… — Ты так долго можешь? Кстати, когда я делал ей куннилингус, она нежно и невинно вскрикивала «мамочка!» Меня это ещё больше возбуждало. Другая девушка, Аня, после того как я ебал её всю ночь, не давая спать, удивлялась под утро… — У меня такого ещё никогда не было! Я положил Ларису на кровать, поверх покрывала, животиком вниз. Подушку подложил под бёдра и задрал её лёгкое платьице. Попочка, красиво выставленная вверх, призывала не медля войти в неё. Но я решил не спешить. Времени было много. Я целовал попку, лизал её, наслаждаясь гладкой кожей, потом раздвинул две половинки руками, навалился и вошёл в неё весь. Лариса уткнулась лицом в подушку и глухо застонала. Я знал, что мой член больше и толще чем у её мужа — она мне сама это говорила, когда я давал ей его пососать. Ничего, пусть потерпит, если хочет получить удовольствие! А она хотела, очень хотела его получить, потому что знала, что от чужого мужчины можно получить громадное удовольствие — никто так не ебёт чужую жену как чужой муж. И я её ебал! Я ебал её сильно, долго, иногда театрально жестоко, демонстрируя ей свою силу и власть. Она отдавалась мне вся, подчиняясь мне как рабыня. Подсознательно я хотел, чтоб её муж видел и знал как я сейчас ебу его жену, потому что мне хотелось продемонстрировать ему свои силы и мужские способности. Я широко расставил руки, вытянув их во всю длину, и начал ритмичные движения тазом. У меня был свой проверенный способ. Обычно я ебал следующим способом… Я задавал себе определённый темп и в течении долгого времени не снижал его. Многие девушки не выдерживают и быстро от этого кончают. Если девушка не кончала, я снижал темп до минимума, но не останавливался. Делаю плавные круговые движения, давая себе отдохнуть пару минут, и потом резко беру темп ещё быстрее предыдущего и уже не останавливаюсь! Все девушки кончают! Девушки повизжат, постонут, утыкаются лицом в подушки, и кончают!!! Способ много раз проверенный! Ларису я уже хорошо знал, не раз её ебал и потому тут же взял самый быстрый темп, такой при котором яйца ударялись о её попку. Ей нравилось это ощущение. Я смотрел на Ларису… как она подо мной визжит и стонет в подушку, как она хватается руками за кровать, за мои руки и радовался зрелищу. Я получал двойное удовольствие… моральное — от того, что ебу её, физическое — от того, что вижу результат своей любви. Она ничего не делала, тихо лежала, предоставив себя в моё пользование. Лариса была чужой женой, но мне нравилось её ебать! Мне с детства хотелось иметь то, что было чужое, что было нельзя. Теперь я это имел… Чувствуя, что в яйцах назревает извержение, я предупредил Ларису… — Открой ротик! Я покормлю… Неожиданно членом я почувствовал сокращения — стенки её влагалища сокращались, приятно сжимая мой член со всех сторон. Она кончала! Я быстро вытащил свой красный распалённый член и поднёс его к губам. Лариса открыла ротик, и я увидел, как первая струя брызнула из меня прямо ей в ротик. Началось извержение. Лариса сомкнула губы вокруг моего члена и закрытыми глазами глотала меня — всего… Через минуту мой член поник побеждённый, и я лёг рядом с ней. На лице Ларисы была благодарная улыбка. Я поцеловал её в губы и задал ей глупый вопрос… — Как ты относишься к своему мужу? — Хорошо, а что? — А то, что тебя чужой мужчина… любит… как? — Хорошо! Это укрепляет брак, — сказала Лариса, — Я люблю своего мужа после этого ещё больше! Я не мог с ней не согласиться, она была права! Я и сейчас так считаю, что это укрепляет брак! Уже пять лет как я живу в Москве и нежно вспоминаю Ларису. А её белые шёлковые трусики до сих пор храню как память о ней и нашей запрещённой любви! У неё муж, которого она крепко любит и сейчас, где-то даже, благодаря мне! А я любил её по-своему! По-разному и в разных местах! Спасибо тебе Лариса!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Лариса

Мы познакомились с ней почти случайно. Лазая по интернету, на каком-то форуме увидел объявление совсем не по теме данной страницы… «срочно познакомлюсь с мужчиной… нужна помощь…» и указан телефон. Будучи почти уверен, что это розыгрыш, я все равно позвонил. Это был не розыгрыш. Мы встретились в кафе. Ларисе было за 40, но выглядела она вполне неплохо, среднего роста, средних размеров, немного косметики, деловой костюм, в общем, она совсем не была похожа на шалаву. У нее свое небольшое дельце, временные трудности, нужны деньги и она готова стать любовницей мужчине, который смог бы ей помогать. Я ничего не обещал, сказав, что если мне вернут долг, то я подумаю о том, чтобы ей помочь. Через пару дней она позвонила и мы снова встретились в кафе. Беседа длилась ровно столько, за сколько можно выпить по чашке горячего кофе. Я сказал, что необходимых ей денег у меня еще нет, вкратце объяснил, что за эти деньги можно многократно отдохнуть с молодыми профессионалками сексуального фронта и что в любом случае необходимая ей сумма для моего бюджета существенна, поэтому для меня было бы как минимум интересно за что же я дам ей денег. Она как будто была готова к такому варианту и стала меня убеждать, что я заплачу один раз, а получать ласки буду и потом, когда захочу. Короче мы решили поехать в сауну на пробную случку. Я хотел купить презервативов, но она меня остановила, сказав, что по дороге на встречу со мной она купила сама. Меня приятно удивил такой расклад. Как только мы вошли в номер, не тратя времени напрасно оба разделись и завернувшись в простыни зашли в парилку. Через несколько минут она попросила… — Погладь меня, что-ли… Потихоньку, одной рукой, я стал гладить ей плечи и шею, она стала немножко возбуждаться. Выйдя из парилки мы пошли под душ, где тщательно стали мыть друг друга, особое внимание уделяя, естественно, половым органам. Лариса была уже хорошо возбуждена, а у меня стоял как и полагается в подобных случаях. Я слегка надавил ей на плечи, она все поняла правильно и, опустившись на колени, взяла мой член в рот. Какой это был кайф стоять под горячими струями воды и наблюдать как женщина у тебя отсасывает. Сначала она обрабатывала только головку, потом лизала яйца, потом член оказался во рту целиком, несмотря на то, что он у меня не маленький. Для начала я не хотел утонченных ласк, а хотел побыстрей разрядиться, я взял ее за голову и стал вставлять ей в глотку в том темпе, какой был нужен мне и вскоре я выдал ей в рот порцию свежей спермы. Проглотив все, она стала причмокивая высасывать остатки, пока не высосала все и мой член не обмяк. В комнате отдыха мы уселись на диван в обнимку и стали о чем-то болтать, не забывая друг друга поглаживать во всех местах. Очень скоро я снова был готов, а Лариса уже просто едва себя сдерживала, поэтому кончила почти сразу как я всунул в ее перевозбужденную письку, счет оргазмов стал 1… 1. Я ставил и клал ее в разные позы, мял ей груди и попку, во второй раз мы кончили почти одновременно. Мы помылись по душем и снова расположились на диване, теперь мне хотелось чего-нибудь особенного, я лег и попросил ее сделать мне хороший минет. Как она старалась! То ли вошла во вкус, то ли я ей действительно очень понравился, то ли боялась, что денег потом не дам, но работала ртом она самозабвенно, хотя и не очень профессионально. Она сосала головку, лизала яйца, всасывала их по одному в рот, снова целовала и сосала головку всевозможными способами, слегка поддрачивая ствол одной рукой, а второй гладила яички, при этом она сама сильно возбудилась. Я натянул резинку и усадил ее сверху, наездница из нее получилась неважнецкая, или мне уже было слишком свободно в ее хлюпающей раздолбанной дырке да еще и дискомфорт от презерватива, эрекция стала ослабевать, но она умудрилась кончить и мне в ее влагалище стало совсем просторно и не интересно. Я уложил ее на живот и стал легонько массировать шею, она замурлыкала как кошка от моих прикосновений и все еще отходя от оргазма. Я гладил ей плечи, спину, попку, ноги… Проводя рукой по внутренним сторонам бедер, забирался меж ее мокрых половых губ и окончательно понял, что в этом колодце моему члену делать больше нечего, туда уже, при желании, можно было засунуть руку. Минет в ее исполнении меня уже тоже не вдохновлял и у меня появилась идея трахнуть ее в попку. Против анального секса она не возражала, сказав, что когда жила с мужем, они часто практиковали этот способ. Еще бы, я очень понимаю ее мужа, в такое широкое влагалище как у нее всовывать не очень приятно… Хорошенько смочив палец ее смазкой я стал массировать ей дырочку между ягодиц и через минуту он вошел туда без особого сопротивления и стал разрабытывать отверстие. Через минуту там же оказался и второй палец и я стал потихоньку дрючить ее задницу рукой. Мой дружок снова был в полной боеготовности и я решил не сильно растягивать пальцами ее анус, чтобы члену было там приятней. Она продолжала лежать жопой кверху, я лег на нее, всунул свое достоинство облаченное в резину в ее текущую дыру и поработав там минутку вынул хорошо смазанный член и приставил к заднему проходу. Он вошел туда с некоторым усилием, что было для меня очень приятно. «Наконец-то я вставил в узенькую дырочку» — подумал я и начал наяривать ее в зад. Мне хотелось засунуть поглубже, до самых яиц, поэтому, не вынимая писюна из того места, где ему было хорошо, я поставил ее раком и засадил на всю длину. О, вот это было дело, мне было хорошо и я захотел, чтобы Лариса тоже кайфовала, а не безучастно подставляла свою жопу. Одной рукой я взял ее за грудь и стал мять ее, теребить сосок, а второй пробрался к клитору и сначала потихоньку, потом все сильней дроча его, довел Ларису до дикого возбуждения. Она уже подмахивала мне вовсю, сама насаживала свою кишку на моего дружка, а я не забывал ласкать ее сиськи и гениталии. Наверное она кончала, я не помню, потому что сам был сосредоточен только на ее анусе, я был доволен, тем более, что не трахал женщин в попку уже несколько лет, большинство моих подруг от этого отказывались. Чувствую, что скоро кончу и убыстряю темп, я долблю ее жопу как отбойный молоток и наступает минута моего блаженства, так сильно я давно не кончал… Сходив в душ я посмотрел на часы, у нас еще оставалось минут сорок. «Успею еще разок» — промелькнуло у меня в голове и я притянул голову уставшей уже Ларисы к своему члену, чтобы ее губы и язык помогли ему подняться. Он у меня парень послушный, поэтому долго его уговаривать не пришлось, я надел последний презерватив и облокотив партнершу на стол, без всякой подготовки (я счел это уже лишним и оказался прав) протаранил ее очко. Эффект уже был не тот, что в первый раз, а через минут пять ее кишка уже была настолько разъебана, что стала напоминать другую ее дырочку. — Напряги мышцы — попросил я ее. — Так? — спросила она, но я ничего не почувствовал, а только молча сдавил руками ее ягодицы, чтобы хоть как-то сузить ее раздолбанное очко. Я пихал ей член поочередно в обе дырки, но кончить не мог, а она свое получала от ласк моих рук, да и ощущение крепкого члена в заднице видимо были ей не так уж и безразличны. После очередного ее оргазма я вынул из нее свой болт, снял резинку, и улегшись на диван сказал, чтобы она отсосала. Она и сосала, и дрочила, но видимо мой член объявил забастовку, стоял как вкопанный, но кончать не собирался… — Тебе понравилось со мной? — спросила Лариса одеваясь. Я ответил ей что-то неуверенно, потом она попросила небольшую сумму, я дал ей деньги, мне почему-то стало неприятно, мы разошлись и больше не виделись…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лариса

Мне было двадцать шесть, когда я познакомилась с Ларисой. Она была моей первой женщиной, с которой я впервые испытала радость не просто от дружбы и любви, но радость и наслаждение от близости. Тогда я не верила в отношения между женщинами, знала, что они существуют, но относилась к этому не только с непониманием, но даже и с некоторым презрением. Возможно, в этом был виноват мой первый опыт близости с женщиной, опыт очень не удачный для меня. Мне вполне хватало мужчин! Спасибо моему мужу Диме, это он позволил мне наслаждаться сексом не только с ним, но и с другими мужчинами. Он позволил, а получать удовлетворение от любого, даже не симпатичного мне, мужчины научил меня другой — наш постоянный любовник. Именно — наш. Леонид был первым, с кем мы попробовали секс втроем и получилось так, что и до сих пор постоянно встречаемся. Более того, мы как одна семья! Мне нужно было платье, необычное — смелое, откровенное, такого, которого ни у кого нет. Искать по магазинам я не хотела и решила сшить его в ателье. Но ателье я выбрала не в нашем городе, а в области., в достаточно большом районном центре. Просто воспользовалась чьей-то рекомендацией. Дима согласился меня отвести, да и ехать-то было не так далеко. Она была старше меня, Диминого возраста, карие, пронзительные глаза, маленький носик и чувственные губы, черные волосы туго стянутые широкой и длинной лентой на затылке. Стройная фигура подчеркивалась обтянутой одеждой — белый джемпер и черные узенькие брючки. Она очаровала не только меня, я заметила взгляды Димы и когда мы вышли, он первым выразил свое восхищение. В следующий раз мы встретились на примерке. Мне кажется, именно тогда у нас, у троих, зародились желания и чувства, ещене понятные нам, не конкретные, но не дававшими покоя после расставания. — Разденьтесь до трусиков, — мы были втроем в комнате и я, смущаясь ее взглядов, разделась, — Я же попросила до трусиков, снимите колготки, я могу их зацепить булавкой. Она говорила спокойно и настойчиво, но я заметила, что она чуть заметно волнуется. Удивительно, но она не стала сразу одевать на меня недошитое платье, а стала обмерять меня, касаясь руками моего тела и иногда мест, касаться которых, как мне казалось, не было никакой необходимости и лишь потом сама одела на меня платье и стала ловко прикалывать булавки. После этой примерки, Дима попросил у меня ее телефон. — Что если я попробую с ней встретиться? Я поняла его. И через пару дней он с ней встретился. Я ждала его дома, сгорая от любопытства, изредка набирая номер телефона нашей съемной квариры, в которую Дима поселял своих иногородних партнеров по работе, а в другое время мы ее использовали для своих «экспериментов». Но тогда в ней никто не жил и я думала — а вдруг они придут туда. Но телефон не отвечал. Я представляла себе, как они встретились, как он сначала повел ее в кафе, потом они немного погуляли и потом он пригласил ее к себе. Вернее, не к себе — он сказал, что есть уютненькая, свободная квартирка и, что у него есть от нее ключи и, что они могли бы там уединиться. Я представляла себе, как после бокала вина он начнет за ней ухаживать и ей станет понятно, что он от нее хочет, как она, кокетливо посопротивлявшись, позволит себя раздеть, и: отдастся его ласкам. А потом он ответит на звонок телефона и я, обрадовшись, что он взял трубку, скажу, что еду к нему.: А вот дальнейшее я представить не могла! Но трубку он не брал! А все было примерно так, как я и представляла. Потом Дима скажет: — У нас ничего не получилось бы втроем — она этого не поняла бы. Вообще, она не очень сексуальна. Я не стала с ним спорить, но почему-то стало очень досадно и обидно, что все так получилось. Эта досада не покидала меня, но я не знала, что делать! Получилось все как всегда неожиданно и самопроизвольно. Готовое платье мне безумно понравилось, и в порыве благодарности я призналась Ларисе: — Лариса, Вы такая чудесная! Я не знаю пока какое еще платье Вам заказать, но я это обязательно сделаю. Мне очень-очень хочется подружиться с Вами. Я люблю Вас! Видимо, я очень искренно это произнесла, Лариса немного подумала, внимательно посмотрела на меня, и ответила: — Совсем не обязательно что-то заказывать. Она пригласила меня на небольшую вечеринку, которую организовывала в честь открытия ею магазинчика и протянула мне листок с датой и адресом. Приглашенных на это мероприятие было всего пять человек, среди которых была и я. Все кончилось достаточно быстро и мы с Ларисой остались вдвоем. — Ты знаешь, — Лариса обратилась ко мне сразу же, как мы остались одни, — Есть один момент, который не дает мне покоя. Я боюсь, что ты совсем по-другому будешь ко мне относиться. — В чем дело? — я видела, что ей очень сложно продолжать, но хотелось что-то сказать, — Если про Диму — не волнуйся! У нас очень свободные отношения и я все знаю. И это не будет мешать нашей дружбе! Эти слова вызвали у нее взрыв эмоций, она искренно им обрадовалась. Мы проболтали с полчаса, и нам было очень хорошо. А потом она повела меня к себе домой, и я не сопротивлялась. Войдя в квартиру, Лариса быстренько разулась, скинула плащ и повернулась ко мне: — Ну, вот мы и дома! Давай-ка помогу тебе. Она помогла снять мне куртку и подождала пока я сняла сапожки, а когда я выпрямилась, протянула руки и стала расстегивать клепки моего платья. — Ларис… , — я недоумевала. — Ну-ну, ладненько, — она расстегнула платье до пояса и, распахнув его, ладонями обхватила мои грудки. Сквозь ткань бюстгальтера я почувствовала их прохладу и ощутила, как сосочки сразу чувствительно набухли. Руки под платьем проскользнули на спину, Лариса притянула меня к себе и прошептала: — Я так тебя хочу! — ее губы приблизились к моим, я не ответила на поцелуй, но и не сопротивлялась. Я была в шоке! Меня не заражала ее страсть — я вдруг почувствовала стыд и какой-то страх и я уже никак не среагировала, когда ее пальчики расстегнули застежку у меня на спине, я просто замерла. Я не верила в происходящее. А в следующий момент Лариса стала спускать мое платье вместе с бретелями бюстгальтера с моих плеч, она попыталась его снять, но мешали туго застегнутые манжеты. — Как же ты так застегнула? — ей никак не удавалось расстегнуть их, она нетерпеливо бросила это занятие и, опустившись, быстро расстегнула оставшиеся ниже пояса клепки платья. Она поднялась и, вновь прижавшись ко мне, стала целовать в шею. — Лариса, что ты делаешь? — этот глупый вопрос я произнесла дрожащим и срывающимся голосом, — Зачем? А ее руки опять проникли под платье и аккуратно стали снимать с меня колготки вместе с трусиками, и вот я уже покорно приподнимала ножки, помогая ей. Я вздрогнула, когда почувствовала прикосновение ее губ к моему животику — к самому низу, губы неотрывно, медленно поднимались и достигли пупочка. Непроизвольно я втянула живот и замерла, дрожь охватила меня. Лариса попыталась расстегнуть пояс моего платья, и вновь не стала мучиться, поднялась и, взяв меня за руку, повела за собой. Проходя через комнату, она сняла с себя блейзер. — Ларис, ну скажи — что ты хочешь? — я сама себе напоминала хныкающего ребенка, — Давай лучше поговорим. Я ведь не такая, как ты думаешь. Она провела меня в спальню и попыталась сразу же уложить, но я лишь присела на краешек кровати и вновь капризно и плаксиво попыталась уговаривать: — Сегодня уже поздно и к тебе должна прийти подруга, ты же мне сама говорила. Ну, давай я к тебе специально приеду, хочешь — завтра: Лариса, казалось, не слышала меня — она, пристально глядя на меня, сначала сняла водолазку, аккуратно … расправила волосы, и неспешно стала снимать брюки. На ней осталось красивое, кружевное, прозрачное боди. Невольно я залюбовалась красотой подруги и замолчала. Она присела ко мне, моя грудка оказалась во власти ее ладони, прикосновение было очень нежным и ее ласка стала возбуждать меня. — Я хочу сейчас! Понимаешь?! И завтра захочу! — она шептала очень вкрадчиво и томно, — Прекрати хныкать и расслабься. Ты ведь умненькая девочка и все понимаешь. Лариса рукой обхватила меня за плечи и повалила все-таки на постель, но я продолжала еще сопротивляться возбуждению. Ее рука переместилась с моей груди на животик, опустилась ниже и попыталась раздвинуть ножки. Я сопротивлялась, не в силах перебороть себя. Я не знала, что со мной происходит! — Не надо противиться. Слышишь? Почему ты не хочешь меня понять? — ее пальчики блуждали по моему лобку и пытались проникнуть между сжатых ног, — Как чисто ты выбриваешься! Научишь меня? — Да. — А может, ты сама мне так же сделаешь? — Давай попробую, — я была согласна даже на это — ее натиск и желание шокировали меня. Но Лариса легла рядом и поправила подушки. — Подвинься-ка ко мне, — я подчинилась и легла на взбитую подушку, — Ну и чудненько! Лариса раздвинула ноги, согнув одну в колене, и расстегнула застежечку боди между ног. — Посмотри, как у меня здесь, — она взяла мою руку и положила мои пальчики на свой лобок. Он был очень гладко выбрит, лишь маленький, аккуратный треугольник коротких и, как оказалось, очень мягких волос, указывал на ее щелку. Лариса двигала мои пальчики по своей коже и очень тихо стала шептать мне: — Мне очень, очень приятно. Твои пальчики возбуждают, сильно возбуждают: Я хочу тебя! Милая, я прошу — не надо нервничать и противиться: Скажи мне, что тоже меня хочешь: Скажи! Я прошу тебя! Я не знаю, почему, но я не отвечала, я чувствовала, что начинаю возбуждаться, но что-то мне мешало: — Поласкай меня, — она встала надо мной на коленях и медленно сняла через голову с себя боди. Лариса не спешила, пристально глядя на меня, она поправила волосы и ее руки спустились к груди. Некоторое время руки мяли и гладили груди, потом пальчики стали сжимать и покручивать сосочки. Нельзя было не заметить — Лариса была очень сильно возбуждена! Я лежала не шевелясь и не отводя глаз смотрела на Ларису, я и не заметила, как стала гладить и сжимать свою грудь, я почувствовала, что мне очень нравится эта ласка, почувствовала, как стали набухать мои сосочки. Лариса склонилась, ее грудь приблизилась к моему лицу, она сжимала грудь и набухший сосочек коснулся моих губ, я их раскрыла… — Да! Вот так! Еще поласкай язычком! Пососи, пососи, еще, еще: Еще язычком: — я подчинялась ей, подчинилась и когда она коленом раздвинула мои ноги. Она опустилась, прижалась, сжав ногами мою ногу, стала ритмично тереться об нее: — Согни ножку: Выше, выше: Несколько дней меня мучило чувство стыда за свое поведение. Но более всего меня «убивала» досада — Лариса мне нравилась, нравилась очень и близость с ней для меня становилась мучительно желанна: Я не понимала сама себя и пыталась отогнать прочь мысли об этом! Лариса позвонила через пару дней, разговаривала так, как будто мы самые близкие подружки и как будто ничего не произошло. А мне хотелось объясниться перед нею, хотелось извиниться за то, что вела себя, как последняя дура, хотелось объяснить, что признаваясь ей в любви, я совсем имела другое! Мы перезванивались почти месяц, но так получалось, что встретиться никак не могли. Встреча наша произошла совершенно неожиданно. Дима захотел меня познакомить с одним из своих заказчиков, он несколько дней жил на нашей съемной квартире и собирался уезжать. Дима знал, что у них не получится дальнейшей работы, но хорошо узнав этого человека, посчитал, что может получиться очень «интересный» вечерок втроем. Я не стала ему отказывать в этом удовольствии, да и сама не была против. Я ушла с работы пораньше, дома быстренько привела себя в порядок и когда уже выходила раздался звонок. Это звонила Лариса, она была в городе и предложила встретится, у нее было два варианта — либо сейчас уехать домой на автобусе, либо в восемь, через три часа, ее захватят друзья на машине. Я не раздумывая сказала, что хочу ее увидеть, спросила где она находится и сказала, что через двадцать минут буду. Сказала, а потом стала думать — а что же делать? «Димка с новым «приятелем» уже меня ждут, а я смогу приехать к ним не ранее полдевятого: Если бы я поехала прямо сейчас, к этому времени я бы наверняка попробовалась, ну или наверняка все было бы очень близко к этому?… » Я судорожно размышляла, что сказать Димке и, услышав его голос в телефонной трубке, пролепетала: — Дим, я смогу приехать только полдевятого, — он не отвечал долго, сначала просто молчал, потом я слышала, как что-то кому-то говорит, а потом сказал: — Ты не могла мне этого сказать хотя бы час назад?! Хорошо. Мне точно не надо никому больше звонить? Я прекрасно поняла — что означает для меня этот вопрос, но я ответила: — Не звони, не надо. Интересно как получается в жизни, по крайней мере, у меня — то густо, то пусто! В работе, в друзьях, в новых впечатлениях — во всем, даже в отношениях с Димкой, хотя здесь, пожалуй, густоты побольше будет или, вернее, все достаточно ровно и хорошо. Мы встретились как давние подружки — чмокнулись, радостно и громко выплеснули эмоции и т. п., и направились в кафе. Там было неуютно и мы, недолго задержавшись в нем, вновь оказались на улице, решив просто погулять по парку. Мы находились на окраине города и этот парк, около входа в который мы и были, одной стороной вел к реке и пляжу, очень популярному летом, а другой стороной плавно переходил в пригородный лес, вот в эту сторону мы не сговариваясь и направились. Была вторая половина апреля, чудесный теплый вечер так и манил погулять, мы разговаривали ни о чем, просто болтали. И вдруг, я стала оправдываться — что не могу ее никуда пригласить, что не могу сообразить где бы нам скоротать время, что вообще я должна была давно пригласить ее, но все время ссылаюсь на занятость, что очень и очень хотела этой встречи, но никак не решалась ее организовать, да и не знала как, и не знала хочет ли этого она! Я видела, как удивленно на меня смотрела Лариса: — Не надо, — ладонями она обхватила мое лицо, — не надо оправдываться! Ты виновата точно так же, как и я! Мы обе просто боялись! — Боялись чего? — мы смотрели друг другу в глаза и лица наши были очень близки. — Боялись потерять друг друга, — она приблизилась и мы слились в каком-то сумасшедшем страстном поцелуе. Мы ничего не замечали вокруг, мы были поглощены друг другом, мы даже и не думали, что нас могут увидеть и подумали про это одновременно. Мы оглянулись по сторонам и, держась за руки, не сговариваясь сошли с аллеи, направившись в сторону стоящих плотной стеной зарослей елок и каких-то кустов. Не обращая внимания на то, что идем по жухлой, прошлогодней траве, на кое-где еще не растаявший снег, мы продирались через эти заросли пока не наткнулись на толстенный ствол поваленного дерева. Это был совсем маленький свободный от зарослей островок, каким-то чудом освещавшийся сквозь голые ветви предзакатным весенним солнцем: Здесь нам никто не сможет помешать — мы вновь жадно слились в поцелуе: Я чувствовала ее руки у себя на спине под курткой и возбуждалась от их прикосновений, потом почувствовала руку у себя на попе и только податливо еще прижалась к Ларисе. Она распахнула пальто и я тоже рукой обхватила ее талию, а поцелуй все не прерывался и не прерывался, и ощущения усиливались от прикосновений … наших грудей. И пусть их разделяли тонкие ткани бюстгальтеров, моей блузки и ее водолазки — это не было помехой, мы тонко чувствовали друг друга, касались набухшими сосочками, прижимались, терлись. Эта ласка завораживала, я даже и не заметила, как ее рука оказалась у меня под юбкой и ласкала мою голую попку, здесь ткань не была помехой — узенькая полоска стрингов не в счет. Волна наслаждения и возбуждения дрожью прошла по телу, я выгнулась назад, оборвав поцелуй, и сжала ее руку, я не убирала ее — просто прижала к попе не давая двигаться. Видимо, Лариса удивилась моей запоздалой реакции — она замерла, а я испугавшись, что что-то делаю не так, что могу все испортить, отдернула руку и вновь обвила ее талию и чуть повернулась к Ларисе боком так, чтобы ей было удобнее ласкать мою попку. — Тебе не холодно? — прошептала она мне на ухо, а ее ручка переместилась на щелку между ягодичек и поползла вниз. — Нет, — дрожащим голосом пролепетала я, когда ее пальчик оказался вблизи моей задней дырочки. Мне показалось, что Лариса пытается раздвинуть мою попку и я чуть выгнулась, расставив пошире ноги, и ее пальчик тут же коснулся ануса. Я не сдержалась и не громко застонала. — Тебе приятно? — прошептала Лариса и я поняла, что она тоже возбуждена. — Да! — Я поласкаю тебя так. Можно? — Да! — я еще больше податливо выгнулась и почувствовала, что ее пальчик чуть проник в меня. — Тебе не больно? — Нет, — она не пыталась проникнуть глубже, просто чуть двигала пальчиком и это ласка вызывала во мне сладостную дрожь. — А ты пробовала анальный секс? — Да! — Тебе нравится? — Не всегда. — Мне кажется, у тебя очень эрогенная попочка. — Да! — я опустила свою руку на ее попу и спросила, — А у тебя? — Тоже! Жалко, что я в джинсах! — я смело погладила ее и засунула пальцы ей между ног сзади, а Лариса другую руку запустила мне под юбку спереди. Пальчики проникли под треугольничек трусиков и нащупали клиторок. Я уже не могла контролировать себя — стонала и выла, еле сдерживая себя от крика, я полностью отдалась ласкам подруги, непроизвольно ритмично двигая телом. Возбуждение все возрастало и: Оргазм был долгим и сладостным!: — Подержи юбку, я протру тебя салфеточкой, — я приходила в себя, стоя посредине полянки с широко расставленными ногами и задранной юбкой, а Лариса достала из своей сумочки салфетку и стала протирать меня. Она это делала очень тщательно и аккуратно и я вновь стала возбуждаться, как будто почувствовав это, она сказала: — Хватит на сегодня, а то я опоздаю, — Лариса чмокнула меня в щечку и мы стали выбираться из зарослей. Когда мы вышли на аллею и направились к выходу, Лариса взяла меня под руку и тихонько спросила: — Ты носишь чулки с поясом? — Да, — я же не могла ей объяснить, зачем я надела чулки. — Мне кажется это не удобно. — Да нет, нормально. — Интересно! А дашь мне попробовать? — А ты что — никогда не надевала чулки? — У меня есть чулки, но с резинками, мне не нравится в них ходить. Я пообещала в следующий раз что-нибудь подобрать для нее, мы еще поболтали на тему белья и уже когда показался выход из парка, Лариса резко изменила тему. — А ты знаешь, я никогда не пробовала анальный секс. — Да-а, — я не ожидала этих слов и не знала, что сказать. — А это действительно может быть приятным? — Ну, не знаю, чаще — да, иногда не очень, — я не знала, что еще можно сказать, почему-то вспомнив Леонида, с кем я впервые попробовала этот секс, и с кем такой секс всегда получался очень приятным и восхитительным, а с Димой это получалось далеко не всегда. А больше я ни с кем и не пробовала этого. У меня было очень хорошее настроение и я была все еще возбуждена, но мне не хотелось рассказывать какие-то подробности на эту тему. — Мой бывший ни в какую не хотел этого, а другие не предлагают. — А ты можешь Диму об этом попросить, — я предложила это неожиданно даже для себя. — А ты с ним пробовала это? — Да. — И как? — Классно! — Ну и что? Я должна ему сказать — хочу в зад? — Ну может быть не так. — А как? — Не знаю, — я действительно не знала, что посоветовать, но в этот момент у меня мелькнула шальная мысль о сексе втроем — я, Лариса и Дима. — Вот в этом-то и дело! А попробовать хочется, — мы уже подошли к выходу и Лариса показала на машину, которая ждала ее. — Ты знаешь, мы могли бы попробовать втроем и я бы что-нибудь придумала, — выпалила скороговоркой я. Лариса пристально посмотрела на меня, чмокнула в щечку и прошептала: — Я согласна! Пока, созвонимся! Я приехала к ней через два дня. Я не могла не приехать! Я постоянно думала о Ларисе и вспоминала происшедшее в парке. Лариса, в противоположности от меня, при встрече оказалась очень спокойной и невозмутимой. Как будто бы между нами ничего не произошло! Но она поняла мое состояние и уже через несколько минут пустых разговоров, как то неожиданно, не договорив, мы слились в глубоком и чувственном поцелуе. А потом, также неожиданно, она прервала поцелуй и продолжила разговор. Взяв меня за руку, Лариса провела меня в комнату и, продолжая рассуждать, стала медленно раздевать меня, аккуратно складывая и развешивая мои вещи, было видно, что она не хочет, чтобы я помогала ей. Потом я так и не смогла привыкнуть к этой ее привычке, всякий раз она раздевала меня и раздевалась сама подолгу, минут по двадцать и более, при этом болтая о каких то глупостях или расспрашивая меня. К сексу эти разговоры не имели никакого отношения. Потом я поняла, что в это время нельзя ей не только помогать, поторапливая, но и приставать к ней с ласками. «Пойдем попьем чайку» — это, или что-то в этом роде, я слышала от нее не раз, когда в нетерпении пыталась убыстрить этот процесс. Пройдет два года, и я вновь столкнусь с подобным. Женщина, с которой я прожила вместе более полугода и которая была почти на двадцать лет старше меня, имела очень странную привычку — дома она не носила белья. Она и меня заставила так делать, и я так к этому привыкла, что до сих пор дома халатик или платье, когда встречаю гостей, одеваю только на голое тело. Я разлюбила бюстгальтеры, ношу только стринги, а иногда обхожусь и без них, и если уж надо приодеться, предпочитаю всякие боди, бюстье, корсеты и т. д. И это тоже стало моей причудой, причудой, которой уже не удивляется ни Дима, ни Леонид. А тогда я еще не знала о всяких странных женских причудах ничего и эта Ларисина привычка буквально меня бесила. Но я готова была смириться с любым желанием моей подруги! Это было время какого-то наваждения. С одной стороны, я не могла понять, как такое могло со мной произойти. Я все еще считала, что любовные отношения между женщинами — это не естественно и не нормально. И эта близость ужасно меня смущала. Но, с другой стороны, я ничего не могла с собой поделать, меня постоянно преследовало желание близости с Ларисой. Удовлетворение, возбуждение и оргазм отличались от того, что я испытывала от близости с мужчинами! И это перечеркивало все мои сомнения. Те пару месяцев мы виделись очень часто, не реже двух раз в неделю. Чаще я приезжала к ней в гости, реже мы уединялись в квартире в моем городе. Ни я, ни Лариса не замечали времени, мы не тратили его на прогулки и сиделки в кафе, мы торопились отдаться взаимным ласкам, а разговорами про жизнь занимались лишь в минуты отдыха после очередного сладостного оргазма. Все хорошее раньше или позднее заканчивается! Но об этом продолжу потом. E-mail автора: vladinika@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх