Без рубрики

Легенда о Беовульфе. Песнь вторая: Сплетение

Первое ощущение было, это — что рука затекла. Левая. Не открывая глаз, она перекатилась на правый бок и стала осторожно массировать онемевшее плечо. На душе было как-то тоскливо, будто кто-то умер… Она прислушалась к ощущениям — в голове странная пустота, а в теле — тяжесть и… — О, Господи! Я описалась! — пронеслось у неё в мозгу. Вита подскочила, как ошпаренная и откинула одеяло. Постель была совершенно сухой. Немного успокоившись, она стянула трусики и стала их изучать. Ткань была насквозь мокрой, но характерного запаха не издавала. — Странно… — подумала Вита — Что это? Вода какая-то… Почувствовав облегчение, она прилегла и расслабилась. Тоскливое чувство отпустило, ситуация показалась забавной: — Вот умора! Надуть в постель в 29 лет… — тихо хихикнула Вита, — Хорошо, хоть Олег не видел этой суеты… Она взглянула на пустующую половину широкой кровати и со вздохом провела рукой по смятой простыне — муж уходил на работу всегда очень рано. Мысли истаяли и в голове наступил полный штиль. Вот так она лежала, прикрыв глаза и слушая тиканье часов. Неожиданно в сознании начали всплывать смутные образы, становясь ярче, объёмнее, наполняясь звуками и ощущениями, чувствами и смыслами. Печальная история короля данов, воинский пир, ночь любви Хродгара и Вальхтеов… У Виты захватило дух — королевская опочивальня словно стояла у неё перед глазами, она будто сама была там, видела эту пару, отдавшуюся страсти девушку… По телу разлился жар, дыхание стало поверхностным и Вита инстинктивно потянулась к своему «центру удовольствия», слегка раздвинув колени. Пальцы скользнули меж губок: — Снова мокро… Понятно, что за вода… — промелькнуло у неё в голове. Отдавшись фантазии, она стала медленно ласкать себя. В сознании вспыхивали явственные картины: залитая оранжевыми бликами, широкая, напряженная спина мужчины, его жесткие светлые волосы, грубо заплетённые в толстый жгут, стянутый тиснёными ремешками… Ритм, сила, стон, огонь… Вита, захваченная сильнейшим возбуждением, раскинула бёдра и тихонько застонала, а её рука двигалась всё быстрее, настойчиво лаская набухший и затвердевший клитор. Снизу вверх пошла горячая, электризующая волна и Вита издала долгий стон и затихла, переживая блаженство и погружаясь в мягкую темноту. Король Хродгар стоял и мрачно вглядывался в мглистую морскую даль. Серая береговая галька хрустела под сапогом. С той осени, когда вызрел его грех и Грендель начал свою кровавую жатву, его народ утратил былую радость жизни. Скорбь вошла почти в каждый дом. Бесстрашные и сильные, закалённые в боях, мощь и гордость данского воинства, пали в неравном бою с мерзким чудищем. Скорбь вошла и в сердце Короля. Он помнил имя каждого, они — любимцы победы, его братья по оружию, навеки покинули строй и некому было занять их место. Боги безмолвствовали, равнодушно взирая на людские беды и Хродгар понял, что должен просить избавления у моря. И он просил, ища глазами парус. Он ждал Героя. В один ненастный день, взволнованные стражники доложили королю, что несмотря на страшный шторм, к данской земле прибыла дружина гаутов и их военачальник — Беовульф, что воины уже вытянули на берег свой крепкий драккар… — Слава Одину! — воскликнул Хродгар — Я был другом отца Беовульфа и наслышан о доблести сына. Быть может этот могучий и беспримерно славный избавит нас от Гренделя и отведёт проклятие… Да, так всё и случилось. Сквозь тьму веков прошло предание о том, как Беовульф сразился с Гренделем и, безоружный, одержал над ним победу. Умирающему монстру хватило сил бежать, чтобы забиться в логово и сдохнуть. Потом был пир и праздник в честь Героя, а после… снова тризна и погребальные костры. Как это было? После пира, остались все, где были — спали в пиршественном зале. Тот, кто напал, навёл на спящих беспробудность. Погибла вся дружина Беовульфа и даны с ними, но Героя… таинственный убийца пощадил. Наутро Беовульф ворвался в покои короля и потребовал открыть, кто тот, кто умертвил его воинов. — Скажите, государь, как это случилось? Выходит, Грендель не погиб, хотя я его страшно искалечил? Что это значит, он — бессмертный? Его убить — нельзя? Хродгар тяжело опустился в кресло и вздохнул, мрачно уставившись в пол. Он понимал, что нужно объясниться. Но как он мог сказать Герою, что было истиной и о своём позоре? Нет. Нет… — Гренделя ты убил. Это — не он. — произнёс Хродгар, стараясь не смотреть в глаза Беовульфу. — А кто же? — Его Мать. — Так сколько же ещё чудовищ таится в ваших землях? — Она… ЕДИНСТВЕННАЯ. Убей её и род демонов прервётся. Я думал, она давно покинула пределы Дании… Беовульф в отчаянии и гневе смотрел на короля. Вдруг, из темноты показалась женская фигура. Он почтительно склонил голову: — Моя королева… — и взгляды их встретились. О, Вальхтеов! В день встречи, ты, по обычаю гостеприимства, подала Беовульфу хмельную чашу. Принимая её, воин коснулся твоих пальцев и его восхищённый взгляд проник в твою измученную душу. Прибывший морем был силён. Тебе казалось — вдвойне сильней любого из могучих: в его глазах читалась сила воли. Чувствуя жаркую волну, ты опустила глаза и отошла. Сердечко твоё билось, как пойманная птица. О, Вальхтеов… Взгляд Беовульфа смягчился. Прекрасная и нежная, как тёплый южный ветер. Всё в ней — и гордая осанка, и кроткий, печальный взгляд голубых очей, и золотые локоны, ниспадающие на прекрасные изгибы её тела, всё пленяло! Он полюбил её, всем сердцем, при самой первой встрече и мучился виной — ведь Хродгар… — Ну, что скажешь? — король испытующе смотрел на Беовульфа. Тот с трудом оторвал взгляд от Вальхтеов, молча повернулся и пошёл к выходу. Остановившись у дверей, он оглянулся и спросил: — Где логово? Хродгар тихо произнёс: — Мои люди покажут… Но… Беовульф… — голос его дрогнул — Ты должен УБИТЬ её, иначе — ты погибнешь… Беовульф чувствовал, что после боя с Гренделем нуждается в отдыхе. Рано, лишь только стало смеркаться, Герой растянулся на медвежьей шкуре и закрыл глаза. Сон не шел к нему — в мышцах ощущалась лёгкая дрожь — след былого предельного напряжения. Голоса вокруг затихли и в воздухе повисла звенящая тишина. В этой тишине слух опытного воина уловил лёгкие шаги. Звук приблизился и Беовульф приоткрыл глаза — у края его ложа стояла она… — Моя королева?!… Она смотрела на него так странно, изучающе, словно видела в первый раз: — Ты тот, кого называют «Беовульф»? * — Моя королева… — растерянно произнёс он. — Тс-с… — прошептала она и тихо дотронулась до губ воина, веля ему молчать. Короткая, пшеничного цвета борода пощекотала нежные пальцы. Тёплые губы мужчины чуть приоткрылись от удивления. Девушка легчайшим движением провела по ним, и её рука, лаская, начала свой путь по лицу, шее и стянутым на затылке волосам Беовульфа. — Мой Герой… мой… герой… Я хочу тебя… хочу… тебя… Юный, серебристый голос плыл, пьянящим водоворотом охватывая сознание, проникая в самое сердце, раненое любовью, пробуждая жар в могучем теле. Воин медленно сел, словно боясь спугнуть прекрасный образ. Девушка грациозно отпрянула, выпрямилась и распахнула алое одеяние. Лёгкая ткань взлетела, как крылья бабочки, бесшумно опустилась на пол, и растеклась, как свежепролитая жизнь. Синие, как знойное летнее небо, глаза Беовульфа, восхищенно принимали этот свет — красавица лучилась ясной прелестью, манила сладкой тайной. Он распахнул объятия и она, доверчиво и страстно прильнула к его груди, обвив руками сильную шею. Белоснежные бёдра нетерпеливо сжали его талию и бархатная мягкость девичьей наготы коснулась живота. Воин обнял свою мечту и стал с наслаждением целовать — медленно, самозабвенно. (Эротические рассказы) Тонкие пальцы девушки ласкали его затылок, проникая в светлые, пропитанные морской солью волосы, спускались на шею, вызывая озноб возбуждения. Она плавно покачивала бёдрами и мягко тёрлась о его, пленённый тканью, твёрдый ствол. Этот танец сводил Героя с ума — кровь его вскипела. Он встал, держа девушку в объятиях и, не прерывая поцелуя, опустил на ложе. Разогнулся, освобождаясь от одежды. Он медлил, не в силах оторвать от красавицы влюблённых глаз — там, лёжа на медвежьей шкуре, она сияла золотом волос и бледной наготой. Желанная, готовая отдаться… Беовульф опустился на ложе, накрыв собой миниатюрную фигурку. Ему хотелось почувствовать нежное тело всей кожей, насладиться максимальной близостью. Чувствуя руки девушки, страстно сжимающие его спину, её томительный трепет, воин зарылся лицом в золотые волны, пахнущие ромашкой. Ремешок, стягивающий на затылке его просоленные, длиной до плеча, волосы, ослаб. Несколько светлых прядей упали на пылающую девичью щёку. — О, Беовульф! — прошептала она, — обжигая мужское ухо горячим дыханием. Ощутив внезапный жар, влюблённый слегка отдалился, приподнимаясь на руках. Щёки девушки заливал яркий румянец, влажные, полуоткрытые, алые уста повторяли его имя, а в глазах мерцала морская глубина. — Я люблю тебя, — ласково произнесла она. Словно с мольбой протянула руки и нежно положила пальцы на виски Беовульфа, обняв ладонями его лицо. — Возьми меня… — просила она. — Храбрый воин… Мой герой, моя любовь… * — что-то неуловимо менялось в её облике. — Дай мне дитя… Войди в меня и подари сына-а-а… ! * — на последнем слове чарующий девичий голос превратился в страшный крик демонического существа, а прекрасное лицо трансформировалось в чудовищную хищную пасть. Руки, нежно касавшиеся его лица превратились в когтистые, чешуйчатые лапы. Беовульф резко отпрянул, оставляя в когтях монстра выбившуюся прядь своих волос. Воин проснулся в холодном поту и сел, задыхаясь от пережитого кошмара. Пытаясь прийти в себя, он огляделся. Вокруг было тихо и безлюдно. Неприятное пробуждение — во всём теле чувствовалось сильнейшее напряжение. Вита поморщилась — возбуждение не спадало, и внизу живота чувствовалась противная тяжесть из-за отсутствия сексуальной разрядки. — Какой облом! — думала она. — Ну почему всё так закончилось? — эротические сновидения были ей не в новинку, но никогда ещё она не испытывала такого чувства реальности происходящего. Вита помнила всё — сильные руки мужчины, тяжесть его тела и поцелуи. Помнила щекочущее прикосновение его пшеничной бороды к своей щеке и то, что его волосы пахли морем, а постель — зверем. И всё было так прекрасно… Непонятно только, почему на самом интересном месте, мужчина в ужасе отшатнулся от неё и видение исчезло… За окном уже вечерело. — Гос-с-споди! — на вдохе прошептала Вита. — Я проспала целый день?!! Одним прыжком вскочив в тапочки, она помчалась в ванную, оставляя смятую постель. Судорожно приводя себя в порядок, Вита занималась самобичеванием: — Я же в спортзал сегодня собиралась!… Теперь придётся идти на вечерний сеанс, в самую толпу!!! Ну, что за дура, в самом деле! — думала она, остервенело раздирая расчёской свои длинные, чёрные, как смоль, волосы. Через полчаса она выбежала за дверь квартиры. Через час с работы вернулся её муж. Разделся-разулся, попил чаю и, чувствуя сильное желание прилечь и отдохнуть, прошёл в спальню. Войдя, он удивился: постель была не заправлена. Мало того — она была невообразимо помята. Олег включил свет и стал расправлять смятое бельё. Внезапно, он замедлился и остановился, разглядывая обнаруженное нечто. На простыне лежала тонкая прядь женских волос — блондинистых, средней длины. Олег помял свой коротко стриженый затылок и озадаченно посмотрел на находку, размышляя: Что бы это значило? * — фрагмент диалога из фильма «Беовульф», 2007 г., реж. Роберт Земекис

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх