Лена

Ей очень хотелось свести руки вместе, и опустить их вниз, но почему-то она не могла этого сделать. Что-то держало их, крепко врезаясь в кожу. Она попыталась повернуть голову и посмотреть, что держит ее запястья, но все попытки были неудачными. Попытавшись осмотреться, она обнаружила, что обзор ей что-то загораживало. Ужасно чесалась грудь, но возможности почесаться не было. Попытки пошевелить ногами также не принесли успехов, создалось ощущение, что они зафиксированы, в области лодыжек и колен. «Что произошло? Почему я ничего не помню? Что случилось?» В голове, одно за другим, возникали предположения. «Может авария?» Она попыталась приподняться и осмотреться, но простор взгляду преграждало какое-то черное пятно. «Точно в гипсе!» Она подняла голову и посмотрела на потолок. Он оказался до боли знаком. «Дома. Что же произошло вчера? Как невыносимо болит голова. Вспоминай!» В голову лезла ерунда. Ей вспомнился скандал с мужем. Как она заезжала к нему на работу, и что его не оказалось на месте, его секретарши тоже не было, поэтому пришлось походить по кабинетам офиса, и приставать ко всем сотрудникам с глупыми вопросами, по поводу их начальника. Она позвонила ему, ответил женский голос, его секретарша, эта мымра, ответила, что Павел Сергеевич занят, у него совещание. «Какое к черту совещание, где?» Она пыталась гнать от себя мысли об измене мужа, но факты говорили сами за себя. Их обоих не было на месте, совещание проводилось неизвестно где, а ей вешали лапшу и это уже не в первый раз. Она была в ярости, но предпочла поехать домой и дождаться мужа там. Вечером, когда Павел приехал домой, она не сдержалась и накричала на него, попыталась ударить его в гневе. Оттаскать за волосы, расцарапать ему лицо. Но Павел, как всегда, вел себя сдержанно, он даже не вышел из себя и не попытался ударить ее в ответ, хотя мог дать пощечину или наорать. Он только уворачивался, перехватывал руки, и, молча, слушал упреки. Потом взял бутылку виски, и ушел в кабинет, оставив ее дальше беситься в гостиной. «Господи, какая я дура!». Я же изменила ему вчера с Юрой. Она услышала, как открылась дверь, а затем звук приближающихся шагов. Это был Павел, сейчас будет понятно, что с ней. Он подошел, нагнулся над ней. — Пить хочешь? Он отвернулся от нее, потом снова повернулся. В руках у него был маленький керамический чайник. Он погладил ее пальцами по лицу, очерчивая его контуры, и поднес чайник к ее губам. — Ну, давай. Пару глотков и он убрал чайник. — Паша, что со мной? Спросила она. Ее вопрос остался без ответа. Он повернулся к ней лицом. — Еще какие желания у тебя будут? — Паша, что со мной? — Ничего особенного Леночка, ты просто связанна. Спокойно отвечает он. — Как? Зачем это? Ее вопросы остались без ответа. — Ну что, если ты ничего больше не хочешь, то я пойду. Он уже начал разворачиваться, чтобы пойти к двери. — Я писать хочу — Немного смущаясь сказала Лена. «Сейчас он меня наверно отвяжет» промелькнула мысль в ее голове. Какого было ее разочарование, когда она поняла, что он и не думал этого делать. Он повернулся к ней, держа в руках большой кувшин. — Ты не хочешь меня развязать? — Ты знаешь, нет. — Паша, почему все это? — Тебе лучше знать, дорогая. — Развяжи меня немедленно! Заорала она в гневе. — Ты меня слышишь, мудак, развяжи! Она увидела, что он перекладывает кувшин, который несет из правой руки в левую, а правая рука взлетает вверх. Она мгновенно ощутила жгущую боль на своей щеке. — Это тебе за мудака. — Что ты делаешь, скотина?! Не смей бить меня! Быстро развяжи меня, придурок! Я уеду к маме! Его правая рука, взлетает еще пару раз, отвешивая ей пощечину за пощечиной. — Это тебе за придурка. В Лениной груди все бурлило. — Ты ублюдок и маньяк! В отчаянии закричала она ему. — Как ты смеешь бить женщину!. Он был спокоен и невозмутим. — Я бью не женщину. Я учу свою суку. — Как ты смеешь так со мной обращаться! Он поставил кувшин на пол, затем поднял руку вверх, к ее лицу. Она попыталась увернуться от нее. Но не получилось. То, что ей не давало смотреть по сторонам, не давало и увернуться от его руки. Он пальцами взял ее за подбородок и приблизился своим лицом к ее лицу. — Я заклею тебе рот пластырем, если ты не заткнешься, любимая! Произнес он. И не заставил себя долго ждать. Он достал упаковку белого широкого пластыря, резким движением оторвал от него кусок и приклеил к губам Лены. Затем наклонился и поднял кувшин. Она почувствовала, как его рука отодвинула ткань ее трусиков в сторону. Половые губы ощутили края кувшина. — Ну что, ссать будешь или я пойду? Ей было стыдно, очень стыдно делать это при нем. Ее щеки покраснели, а глаза сами собой опустились вниз. Она не могла посмотреть на мужа. Он вторгался сейчас в самое сокровенное и интимное. Нет, она не может, не может писать при нем. Она хотела сказать ему об этом, но не смогла произнести ни слова. И в ту же минуту она почувствовала, как его пальцы коснулись ее половых губ и развели их в стороны. Она выгнулась всем телом, пытаясь сдержаться, чтобы не застонать. — Бля, ты долго будешь строить из себя не ебанную целку, ссы давай! Она не могла сдержаться, и почувствовала, как маленькая упругая струйка потекла вниз, падая на дно подставленного кувшина. Лене было одновременно стыдно и страшно. Ее щеки горели толи от пощечин, толи от стыда. Она не могла смотреть на мужа. Лена отвернулась от него. За все то время что они вместе, он никогда не ругался на нее, и ниразу не обозвал и не оскорбил. В момент их ссор он все время молчал, парируя все ее нападки холодно и выдержанно. А тут вдруг накричал, и лицо у него при этом было очень страшным, она его таким никогда не видела. Павел удалился вместе с кувшином, а затем снова появился с ним в руках, и, поставив его на пол, подошел к ней очень быстро. — Может утреннюю сигарету? Спросил он ее, доставая пачку сигарет из кармана. — А, Лен? Подмигнув ей, он положил себе сигарету в рот. — Ну чего молчишь? Было видно, что ему доставляло удовольствие издеваться над ней, смотреть как она крутит головой из стороны в сторону. Он протянул руку вниз и что он делал, там ей было совершенно не видно. Но потому как стала натягиваться и резать ей пояс и пах ткань ее трусиков Лена поняла только одно, что сейчас что-то произойдет. Напряжение его лица хруст ткани и то, что было кружевными трусиками, оказывается у него в руке. Она увидела, как он улыбается, смотря на нее. И одновременно ощущает прикосновение там, в районе ее гениталий, чего-то влажного и холодного. Она вздрагивает от неожиданного прикосновения крутит головой и мычит. — Да любимая, я понимаю, тебе сложно говорить с заклеенным ртом, а курить тем более. В глазах его проскочили искорки куража. — Ну вот, немного умылись, теперь можно и тебе дать покурить. С этими словами он вытаскивает сигарету из своего рта. Она, в страхе от того, что он задумал, попыталась прогнуться и прокричать ему сквозь полотно лейкопластыря. Но раздалось только мычание, а выбраться из пут не получается. — Ты сейчас, Ленка, выглядишь просто класс и очень оригинально. Я думаю тебе надо посмотреть на себя. Такой оригинальности и экстравагантности, ты, дорогая, не видела еще. Подожди, не дергайся, сейчас покажу. Опять с издевкой, говорит Павел. Она ощутила, как что-то теплое гладкое и маленькое, вошло ей между половыми губами. Она продолжала дергаться и прогибаться, и Павел снова успокоил ее шлепком по лицу. — Я сказал, сиди смирно! Он исчез в гардеробной и выкатил из нее большое зеркало. — Вот смотри. Она увидела себя привязанную к кровати. Ее руки были плотно обмотаны веревками и привязаны к верхним углам кровати. На ней был одет черный … резиновый воротник, который обычно одевают ветеринары, на оперированных животных. Именно этот воротник не давал ей посмотреть вниз. — Смотри Сказал ей Павел. — Ты себе должна понравиться. Она видит, что на ней одет ее светло коричневый мини пеньюар, ее любимый с комбинацией, в этот комплект входили еще кружевные трусики, которые разорвал Павел, между половыми губами в зоне ее клитора торчит тлеющая сигарета. Голова Павла появляется справа, он посмотрел ей в глаза, так пристально, долго и не мигая. — Может тебе плохо видно, дорогая, я подвину поближе. Он отходит и пододвигает зеркало чуть ближе, потом заходит за него. Но быстро возвращается, словно что-то забыл. — Да любимая, еще несколько штрихов. Он отвел края ее пеньюара в сторону, потом его руки нырнули за ее комбинацию. Лена почувствовала их жар. Она вздрогнула от того, что большим и указательным палец Павел схватил ее за соски и потянул ее груди вверх. Он извлек их из ткани комбинации и положил поверх нее. — Я думаю, так будет для тебя намного лучше и эффектней. Он отошел, дав ей посмотреть на себя такую, какой он хотел ее видеть. Она не смогла посмотреть на себя. «Пусть сам смотрит, если ему так нравится, дебил!» В гневе подумала Лена. «Вот только пусть освободит, уеду к маме и разведусь с ним на хуй, маньяк доморощенный». — Ну что же ты не смотришь Сказал он ей, отвешивая ей еще одну пощечину — Смотри. Я сказал, смотри! Ты сама этого хотела! Ей нечего не оставалось под таким натиском, как повернуть голову и посмотреть. — Ну вот, хорошо, молодец любимая, и покурила за одно. Он наклонился к ней и извлек остатки тлеющей сигареты из ее половых губ, затем не сильно похлопал ладонью по пизде. Это было неожиданно для нее, и она снова вздрогнула и выгнулась, пытаясь уклониться, но не получилось. — Не скучай Ленка. Сказал он ей. — Я пойду, приготовлю завтрак. А тебе, чтобы не было скучно, видео поставлю, новое ты такого не видела. Он отодвинул в сторону, экран плазмы, стоящей в спальне, так чтобы ей было лучше видно. Подошел к двд плееру и нажал кнопку. — Смотри Ленка, классное кино. Сам тихо, чтобы не отвлечь ее внимание, вышел из комнаты. На экране телевизора шли кадры настройки, потом они резкой вспышкой четкости исчезли, и она увидела себя, в этом самом коричневом пеньюаре. Вот она открывает дверь и впускает Юрия в квартиру. Вот она веселясь и дурачась проникает ему в штаны и, схватив за член, ведет его в спальню. А вот они не дошли и, она дрожащими руками, расстегивает ему молнию на штанах, выпуская его член, красивый и мощный. Она становится на колени перед ним, и принимается, целовать и облизывать его мощную красивую, покрытую вздутыми венами и жилами головку. Ей очень хочется, побыстрей разместить его в себе. И вот она уже сосет его, насаживаясь всем ртом. Стыд и раскаяние пронзали Лену насквозь. «Павел знает… вот я дурра!» Пронеслось у нее в голове. Она отвернула голову от экрана, и ее взгляд упал на зеркало с ее отражение. Павел появился, с тарелкой фруктового салата, в которой лежала, вилка, и чашкой кофе. На экране, Лена стояла на коленях, положив свои сиськи на пол. Перед ней ходил голый, со стоящим членом Юрка, и своим баском говорил, ну-ка попроси Меня, как собачка просит. Лена видела себя улыбающуюся, поднимающую голову, лающую и воющую. — Хорошо. Басил Юрка. Павел сел на пол, сложив ноги по-турецки, как он любил, поставил на пол тарелку и чашку. — А теперь как кошечка. Продолжал не унимаясь Юрка. — Красивый момент Посмотрев на Лену, произнес Павел. — Ты знаешь, третий раз смотрю. Какая же ты у меня актриса. Он сказал это так, что у нее в душе все перевернулось. Он опять зло посмотрел. В его присутствии, она не могла смотреть на Юрку, на его член, на себя подставляющую зад ретивому любовнику. Она опять завертела головой, ее щеки пылали. Если бы он ее отвязал сейчас, она позволила бы ему все, что он захочет. Павел смотрел на нее, на ее смятение. Потом зло улыбнулся, встал, подошел к двд плееру и выключил его и телевизор. — Ну, теперь дорогая, можем перейти к третьей и четвертой части нашей программы. «Блин, что он еще задумал» Проскочил мысль в ее голове. «Что он еще хочет». «Лучше, чтобы он отклеил мне рот, чтобы она могла попросить его отвязать ее, тогда бы она смогла бы вымолить у него прощение». Она стала крутить головой из стороны в сторону и мычать. Павел подошел к ней ближе и долго смотрел на нее, бьющуюся в путах. Потом задумчиво произнес. — Я думаю, тебе следует позавтракать. Не стоит тебя морить голодом. С этими словами он наклонился, взял с пола салфетку и вновь приблизился к ней. Сейчас он был от нее настолько близко, что едва не касался ее тела, и Лена могла ощущать его тепло, его спокойное ровное дыхание. Рукой, Павел коснулся пластыря и потянул за маленький кончик, делая Лене больно, но тем самым освобождая ей рот. Теперь она могла дышать полной грудью и сказать все, что думает. — Паш… Начала она, пока Павел поднимал тарелку — Отпусти меня. Я перед тобой виновата, я сделаю все, что ты захочешь. Ну Паш! Делая как можно несчастней голос, чтобы растопить его лед, продолжила она. Он насадил на вилку кусочек киви в йогурте и поднес к ее рту, делая вид, что совершенно не слышит ее просьб. — Сейчас моя девочка поест. Моей девочки нужно много сил. Вот так откроем ротик, молодец, хорошо. Моя умница! Пропихивая вилкой в рот кусочки приготовленного им салата, давая ей кофе, чтобы она могла запить, и вытирая краешком салфетки ей испачканные губы, он больше не дал ей сказать ни слова. Она еще жевала, и пыталась проглотить две последние ложки салата, когда он взявшись за пластырь, аккуратным и сильным движением заклеил рот. Только тогда он, посмотрев на нее, произнес. — Я думал, что ты намного умнее. Если я делаю это с тобой, значит я хочу именно этого. После чего развернулся и вышел. Его не было достаточно долго. Лене было слышно, что он звонит по телефону, делает какие-то заказы и что-то обсуждает. Что именно, было не понятно. Через полчаса, после того как Павел сделал последний звонок, Лена услышала как позвонили в дверь, послышались шаги Павла, идущего открывать дверь. Все остальное, что она услышала, заставило ее напрячься и вновь предпринять попытки освободится. После того, как Павел открыл дверь, раздался мягкий, чуть грудной женский голос. — Здравствуйте! Я Анна. Это вы звонили в «Незабываемое удовольствие»? И ответ Павла. — Да я. Проходите! Что будете пить? Раздался чуть вульгарный смешок. А потом тот же женский голос произнес. — Благодарю, минеральной воды, пожалуйста. Потом Лена услышала смех и фразу уже произнесенную более томно, все тем же женским голосом. — Где я могу раздеться и принять душ? Лену накрыла волна ярости, она начала дергаться в этих путах, удерживающих ее у кровати, пытаясь освободится от их сковывающего плена. Крутила головой, пытаясь задеть пластырь, заклеивающий ей рот, но нечего не получалось. Павел был ее мужчина, ее муж, и если бы она была сейчас не ограниченна в движениях, то вцепилась бы в глаза этой прошмандовке и выцарапала их — Розовым полотенцем можно воспользоваться? Опять раздался этот похабный и ненавистный для Лены, женский голос. — Да, конечно! Ответил Павел. Потом маленькая пауза и опять зазвучал женский голос. — А вот и я. Снова пауза. — Какой он у тебя красивый и мощный… Еще пара непонятных фраз или слов, и послышались звуки возни и характерные стоны и вздохи начали резать слух Лены «О боже, она делает ему миньет». Захлебываясь гневом, подумала Елена. «Эта шлюха сосет ему!» И опять тишина. Как она не пыталась, вырваться из пут и освободится, ей это не удавалось, она просто повисла на веревках и закрыла от безнадежности глаза…. — Ну не торопись. Опять раздался женский голос. — У нас целых три часа. Потом последовали громкие и протяжные стоны. — Дааа! Дааа! Еби Еби меня! Дааа! Еби меня так, дааа! Елена висела всем своим телом на веревках, закрыв глаза, и отчетливо представляла, что и как происходит там, в их спальне. Ей было не трудно это представить, у нее всегда было богатое воображение. Да и озвучка, производимая секс партнершей Павла, делала свое жестокое дело. — Ааааа, вот так дааааа, сильней, дааввай! Елена заметила, что гнев и ревность, которые она испытала как только она услышала женский голос, сменились на возбуждение. Елена ощущала, как напряглись ее мышцы, и по ним разлилась приятная тяжесть, особенно внизу живота. Ей сейчас очень сильно хотелось, дотронуться пальцами до своего клитора. Внутри нее все полыхало от желания, и Елена ощутила, что ее гениталии начали увлажняться. Как сейчас было хорошо, довести себя до оргазма, под эти стоны. Но ее руки связанны и она не может сделать этого. Она чувствовала, как соски ее грудей, вытащенных поверх комбинации, начали твердь. Но и до них она не могла дотянуться. Лена висела на полотне кровати, привязанная за руки, не в силах что-либо сделать, и слезы катились по ее красным от похоти щекам. Чувство обиды вперемешку с чувством ревности терзало ее. А в соседней комнате все подходило к завершению действа. Стоны женщины стали более затяжными и к ним стало примешиваться рычание Павла. Вдруг все затихло. Раздались звуки легких шагов, стук двери и шум воды. Еще через пол часа, или чуть больше раздались голоса и веселый смех и голос Павла. — Все, хватит отдыхать. Встань на четвереньки. И снова послышались звуки возни и характерные звуки похоти и секса. Женщина опять гортанно застонала. Ее стоны сопровождались громкими шлепающими звуками, как шлепает мужчина своим животом о подставленную ему для траха, женскую задницу. Павел сначала двигался не спеша, видимо полностью входил в нее и выходил. Затем шлепки участились, и женские стоны превратились в вой срывающийся на крик. И опять возбуждение, ревность и бессилие накатили на Лену. Струйки слез сами катились по ее пунцовым от обиды и похоти щекам. Она закрыла глаза. Все кончилось в этот раз намного быстрее, чем в первый, опять с криками охами и стонами женщины и рычанием Павла. Снова звуки включенной воды в душевой, затем смех в коридоре, не долгое прощание, стук закрывающейся двери. Павел появился в спальне минут через десять, он был голым. В одной руке он держал кухонный нож, которым Лена обычно разделывала мясо. Она не испугалась. Одним движением ножа он разрезал веревки и освободил ее и помог ей подняться. Лена встала, чуть покачиваясь, и вздохнула, наслаждаясь ощущением чувства опоры. Но полностью насладится этим ощущением, он ей не дал. — Встань на четвереньки! Приказал он. Лена медленно опустилась на колени и встала на четвереки. — Ползи ко мне! Раздался следующий приказ. Когда Елена подползла к нему близко, он бросил нож на пол и опустил освободившиюся руку ей на голову. Лена ощутила, как его тяжелая рука, погладила ее по голове, затем он своими пальцами впился ей в волосы и сильно сжал их. Лена тихо застонала от боли. () Он подтянул ее голову к своему члену, тыкая ее носом прям в него. — Теперь нюхай, сука! Тебе нравится, как он пахнет! Его член пах чужой женщиной, которую он несколько минут назад трахал в их спальне. Хорошо было видно, засохшие подтеки его смени и женской смазки. От всего этого вида и аромата Лене стало поротивно. — Ну что, полюбовалась? С легкой усмешкой спросил — Теперь Соси! При этом он поднял ее голову вверх, так, что его испачканный член уперается Лене в губы. — Соси, да поглубже насаживайся ртом! Приказал он ей. Она не могла этого сделать. Он резко дернул ее за волосы, загнув ее голову назад, так, что Лене показалось, что сейчас он вырвет их с корнем, она закричала от боли и воспользовавшись этим, Павел всунул ей член в рот, и насадил ее голову на него, помогая бедрами запихивать его по самое горло. Лена начала давиться, выплевывая член. — Я заставлю тебя сосать! Он рассекал руками воздух, отвешивая ей подщечины, одну за другой. — Я приучу тебя к новому порядку!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лена

— Такое впечатление, что я в раю! За окном дует октябрьский ветер, по подоконнику стучит мерзкий промозглый дождь, на улице холодно и темно, а я лежу в теплой кроватке, да еще и с самой красивой и желанной девушкой на планете, не об этом ли я мечтала всю жизнь?! В ответ она еще сильнее обняла меня за талию, и нежно поцеловав, прошептала: — Мне тоже безумно хорошо, вот так лежать рядом с моей малышкой! Самой теплой и сладкой девочкой в мире! — И это не удивительно! После того как ты буквально пол часа назад, вымазала на меня целый флакон сливок, то я, конечно, самая сладкая при сладкая! — Ммм… было очень вкусно!!! Кажется, вот здесь еще остались сливки, и как это я не заметила?! — и нежно провела язычком по моей шейке. Я вздохнула от ее прикосновения и вспомнила все, что она делала буквально несколько минут назад. — Кать, а помнишь ты меня спрашивала о моих фантазиях? — Помню! — Ты еще хочешь узнать, чтобы мне хотелось? — Хм… еще спрашиваешь, сколько я тебя пытала на эту тему, но ты же у меня как шпион — «Ничего не вижу, не слышу и не скажу»! — Ага, а вот сейчас я готова раскрыть тебе эту страшную тайну! Ну так, сделай серьезное лицо и слушай!!! — Я вся внимание! — пытается скрыть улыбку. — Приготовься, сейчас я поведаю тебе такое, ух! — Зай, ну не томи, рассказывай уже! — Кстати, а как тебе на вкус эти сливки, может в следующий раз купить другие? — решаю еще немножко поинтриговать ее. — Если ты мне сейчас все не расскажешь, я съем тебя и никакие сливки не понадобятся! Маленькая интриганка! — Ладно, ладно — релакс бэби, ща все будет! — Ну! — Одна из моих фантазий — это увидеть, как ты занимаешься сексом с другой девушкой, и чтобы я наблюдала за всем этим. — Так, очень интересно! — Ее лицо сделалось удивленным и задумчивым. — Кать, только прошу, не спрашивай, почему мне этого хочется, сама не знаю, наверное, это очередной мой каприз, я же избалованная девочка! — А если я воплощу твою фантазию, то потом не будет скандалов, истерик и всего прочего на почве ревности? — Ну, я же сама это предложила, так что, думаю я буду в порядке. — Если ты мне обещаешь, что ничего такого не будет, а наоборот ты получишь от этого удовольствие, то я могу попробовать. — У тебя уже есть кто-то на примете? Только она должна мне понравится! — Да перестань, она одна из моих бывших подружек, а не красивых и не сексуальных у меня не было, ты же знаешь мой идеальный вкус! — У тебя все идеальное, ты моя киска! — Ну, тогда завтра я ей позвоню и договорюсь о встрече. — А она против не будет? — О, нет, Ленка точно не откажется, уж поверь! — Расскажи мне о ней! — Нет, как уведешь ее, сама все поймешь. Господи, ну когда же заткнется этот чертов будильник! — Кать, это ты поставила эту адскую машину на 10 утра? — Я! Мне если ты забыла сегодня еще в универ! Это ты лентяйка уже несколько дней гуляешь! — Бу бу бу, растарахтелась то! У меня одни лекции, так что можно и не ходить! — Ага, вот твой ненаглядный Серега вернется из Питера, я ему все расскажу! Кстати, а зачем они туда потащились то? Мне Жека ничего не сказал. — Для клуба, какие то музыкальные прибамбасы покупать! — Вот видишь, наши мальчики занимаются делом, а мы лентяйничаем, да еще и развлекаемся определенным образом! — Это, каким таким образом? — А вот таким! — проводя рукой по моей попке, и нежно целует в пупок. — Если бы они это видели! — Точно, они, наверное, бросили бы все дела и примчались к нам — своим дэвушкам! — Блин!!! Разговорилась я тут с Вами красавица, понимаешь ли! Все, я в душ! Ты со мной? — Нее, пожалуй, еще поваляюсь! — лениво протянула я. Катя встает, и обнаженная топает в ванную комнату. Как же я люблю просыпаться с ней рядом, такое удовольствие, жаль, что это бывает не часто, а только тогда, когда наши парни уезжают по делам. Тут надо сообщить, что в принципе они знают о наших отношениях и, в общем то, не сопротивляются, считаю это маленькими женскими шалостями. — Кать, а ты когда будешь Лене звонить? Или ты уже передумала? — Что? Ничего не слышу!!! Нехотя встаю с кровати и шагаю в ванную. — Я говорю, ты будь Ленке звонить? — Буду! Можно мне хотя бы душ принять? — Нет, нельзя, одной нельзя! Только со мной! — захожу к ней в душевую кабинку. — Зая, я знаю, чем всегда заканчивается наше с тобой совместное принятие водных процедур, а у меня нет времени, так что.. — Какая ты все таки! Я всего лишь хотела потереть тебе спинку! — обиженно надуваю губки. Она притягивает меня к себе. — Ты моя обижуля!!! За что я тебя такую люблю?! — смеется. Обожаю запах свежемолотого кофе с утра, шоколадный пудинг и фрукты. — Ну, куда ты так торопишься, подумаешь, опоздаешь, а есть на лету вредно! — Ладно, уговорила, посижу спокойно кофе попью, опоздаю и плевать! Сейчас Ленку звякну! — Давай! Набирает номер.. — Быстро выкини сигарету в окно, опять ты куришь с утра! — Ты звони, звони! — Алло! Ленок, приветик, узнала? Чего так рано? А ты спишь, что ли еще? Понято! Слушай, у меня к тебе дело на миллион гринов имеется? Какое? Ну, это не телефонный разговор, давай встретимся сегодня и поболтаем. Окей? В три? Да мне удобно. Тогда в кафе на Тверской в три я тебя жду! Целую, пока! — Все в порядке, сегодня встречаемся! — Отлично, сразу звони мне, как договоришься. — Ладненько, ну все я полетела! Вон, какие уже пробки! Не доехать! — Кать, очнись, мы живем в центре, тут всегда пробки, можно уже привыкнуть. Выхожу на балкон, вижу, как от нашего дома отъезжает красный кабриолет, а в нем девушка неземной красоты машет мне рукой! Господи, как же я счастлива!!! Время тянулось ужасно долго и монотонно, в институт я так и не собралась, зато успела поболтать с Серегой, который сообщил мне, что они с Жекой (Катиным парнем) приедут только через 2 дня. По телевизору шла как всегда, какая то ерунда, зашвырнув пульт подальше, я пошла на кухню, что бы сварить себе капучинно. И тут раздался телефонный звонок: — Girl you my angel, you my darling angel, — зачирикало из трубки. — Ну что??? — чуть ли выронив сотовый из рук проорала я. — Что ты так орешь? Все в порядке, мы сейчас приедем… с Леной!!! — Как, сегодня? Сейчас? Но… эээ.. — Ты же сама этого хотела, так что хватит теперь экать! Через пол часа мы прикатим! Все! Отбой! — Да уж, отбой, — повторила я, посмотрев на экран телефона. Заметавшись по квартире, я начала судорожно перебирать весь свой огромный гардероб, думая, что бы такое одеть. Так, вот эта юбка и коротенький топ пойдет. Подойдя к зеркалу и оценивающе смотря на свой внешней вид, я крайне довольная собой, подмигнула совсем не дурному отражению, из которого на меня игриво смотрела молодая и крайне привлекательная высокая и стройная блондиночка с длинными волосами, в коротенькой юбочке и кофточкой с довольно заманчивым … вырезом. — Подлецу все к лицу! — весело произнесла я. И тут раздался звонок. Открыв дверь, первую кого я увидела, была Катя, а с ней рядом стояла потрясающей красоты брюнетка, среднего роста, шикарной фигурой и бездонно — черными глазами. На вид ей было около 21 года, так же как и Кате. Рядом они смотрелись великолепно! Просто две супер модели, сошедшие с обложек модных глянцевых журналов, в которых как раз снимается не только моя Екатерина, но и с недавних пор я тоже. — Привет, входите! — стараясь произнести это непринужденно. — Кристи, знакомься, это Лена! — Очень приятно, — в один голос произнесли мы. — Так чего пить будем? Крис, у нас чего из спиртного есть? — У нас всегда все есть! Лен, ты что пьешь? — Она обожает ликеры, как и ты! — за нее ответила Катя. — Да, это правда ликеры моя слабость, — посмотрев на меня, сказала Лена. — Отлично, проходите в гостиную, я сейчас. Обстановочка получилась очень интимная, за окном уже смеркалось, а свет мы не зажигали, расставив ароматизированные свечи, сидя на пушистом белоснежном ковре, болтая о всяких пустяках и потягивая дорогой ликер. — Кристин, а я тебе не сказала еще, что Лена останется у нас на ночь?! — уже немного захмелевшим голосом произнесла Катя. — Без проблем, не выгоним же мы такую очаровательную девушку на улицу! В этот момент, вдыхая сигаретный дым, Лена, посмотрела на меня с таким огоньком в глазах, что мне невольно стало жарко (люблю, когда девушка курит, может это покажется странным, но по мне это очень эротично, тонкими наманикюренными пальчиками берет сигарету, подносит к губкам и медленно затягивается… ммм… в голове, почему то сразу возникаю такие фантазии). С первой же минуты я представляла Катю и Лену вместе, на нашей кровати, и сейчас разглядывая нашу новую подругу, я непроизвольно вздохнула и закрыла глаза. Обе девушки, конечно же, не могли это не заметить! — Я думаю, что можно продолжить наши посиделки в комнате, — посмотрев на меня, сказала Катя. Я кивнула. Заходим, сажусь в кресло, с которого кровать видно очень даже хорошо. Играет Enigma… Жду, что же будет дальше. Катя смотрит на меня и как бы спрашивает, готова ли я! Подмигиваю. Она подходит к Лене, обнимая за талию. Начинают танцевать, скользящие движения рук, нежные и в тоже время чувственные прикосновения губ… В этот момент они похожи на двух грациозных пантер, готовых в любое время набросится друг на друга… Это завораживает, не возможно отвести взгляд. Воздух в комнате пропитан дорогим алкоголем, смешанным табаком… от него по телу проливается истома.. И вот они обе уже в нижнем белье… ложатся на кровать. Лена садится сверху, проводит ручкой по лицу Кати и, притянув ее к себе, начинает водить язычком по ее губам, а потом резко с остервенением засасывает… долгий и страстный поцелуй — я еще сильнее вжимаюсь в кресло, покусывая губы. Теперь воздух пропитан не только алкоголем, но и сексом… Этот запах не спутаешь ни с чем, это аромат страсти и желания, аромат возбуждения и животной похоти.. Обе девушки полностью обнажены… Лена начинает посасывать Катины соски (они уже так набухли). Спускаясь ниже, пальчиком проводит по ее киске, он становится мокрым, обводит им по губам подруги и медленно слизывает — у Кати вырывается вздох. Смотрю не отрываясь, в моем теле появляется такое бешенное желание… рука незаметно проскальзывает под юбку, сдвигаю трусики, которые уже очень мокрые… А в это время Лена вытворяет язычком такое, что Катя вся дрожит и изгибается от удовольствия… Последние судороги и Катя кончает… Лена нежно гладит ее по щеке и что-то шепчет.. Обе девушки смотрят на меня, Лена встает, подходит ко мне… я уже так возбуждена, что резко хватаю ее за волосы и целую в засос, на губах у нее еще осталась влага Кати, мне это еще больше заводит… Наши язычки сплетаются в бешенном ритме… одной рукой я начинаю гладить Ленину потрясающую грудь… На секунду отталкиваю ее от себя и смотрю на Катюню… она в восторге, облизывает губки и кивает головой, в знак того, чтобы мы продолжали… Девушка снимает с меня юбку и топик… остаюсь в нижнем белье.. — Ты очень красивая, мне Катя говорила, что ты супер, но я не думала, что на столько! — томным голосом проговаривает она. — Ты тоже… очень… — не дает мне договорить, садясь на колени передо мной стягивает мои уже совсем мокрые стринги и лифчик. Передвигаемся на огромную кровать, на которой сидит Катя… я перестаю себя контролировать, все что хочу сейчас это кончить… Сажусь на Лену сверху и мы начинаем тереться друг об друга… а в этот момент Катя покусывает меня в шейку… Мы с Леной ложимся в позу шестьдесят девять… я начинаю бешено водить языком по ее киске, покусывая набухший клитор… она проделывает тоже самое… все… вспышка удовольствия, пик наслаждения! Мы кончаем одновременно.. С трудом открываю глаза, Катя целует меня в губы. — Ну как, тебе понравилось? Боже, она еще спрашивает! — Безумно, — шепчу я. — А где Лена? — В душе. — Она потрясающая! — Лучше меня? — ревниво говорит Катя. — Тебя я люблю, обожая и не могу жить без тебя, а Лена.. — Я щучу, ничего не говори! Все понимаю! — Я думаю ей тоже понравилось, как ты считаешь, Кать? — Очень понравилось, — выходя из ванной говорит Лена. — И я надеюсь, что это был не последний раз! — Уверенны! — в один голос прокричали мы!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лена

Она вошла в прибрежный ресторан, которыми был усеян весь курортный городок, и быстро окинув взглядом зал, ища свободный столик, направилась как раз в мою сторону, к пустому столику рядом с моим. Лёгкое, прозрачное парео обволакивающее её бёдра и покачивающееся на них при ходьбе, добавляло интерес к сильно открытому купальнику. Грациозно двигаясь на цветастых высоченных босоножках, она слегка покачивала своими длинными, черными, как ночь волосами, подобранными сдвинутыми на макушку солнцезащитными очками. На её тонких ручках, болтались браслеты из большого количества цветных колец. Лицо было безукоризненным, с большими глазками, большого объёма ресницами, чувственными губками, аккуратным носиком и ушками на которых болтались серёжки, в виде больших золотых колец. На её пупке виднелся пирсинг, из нескольких коротеньких золотых цепочек и серёжки с камешком, привлекая внимание за одно к её осиной талии. Идя к столику, она одновременно, успела «отстегнуть» пару местных мачо, пытавшихся было заиграть с ней и, усевшись на стул, принялась изучать меню, любезно принесённое ей официантом. Очухавшись, я перевела взгляд от неё, « — Ещё подумают, что я лесбиянка», — провернулось у меня в голове. « — Но она чертовски красива. Хотелось бы мне ловить столько взглядов и оставаться при этом такой невозмутимой. Везёт». В середине дня солнце жжёт настолько сильно, что я решила, будет лучше, если мы с дочкой пообедаем, а потом поспим, и вернёмся на пляж где-то около четырёх часов. И вот, я сидела и ждала, пока она доедает кашу. Вернувшись взглядом назад, обнаружила, что котлета уже догнав, и начав обгонять рисовые зернышки, стремительно летит вперёд, умело управляемая вилкой по кругу, на тарелке дочери. « — А ну прекрати с едой играться! Лучше давай кушай и в отель пойдём». Я уже хотела позвать официанта со счётом, как услышала « — У вас не будет зажигалки?» « Какой приятный голос», — подумала я. « — Девушка?» « Это мне?» — подумав и улыбнувшись, я повернула в её сторону голову. « — Извините, что побеспокоила вас, но я спрашивала, нет ли у вас зажигалки. Я не заметила вашу дочь. У меня уже нет желания курить в помещении, где едят такие очаровательные дети». « — Да что вы?», — пыталась, было возмутиться я, хотя не переносила табачного дыма. « — Дурная привычка, не могу моментально избавиться». « — Могу я к вам подсесть?» « — Ой, конечно!» — я, то ли с радостью, то ли с желанием. — Лена, — представилась она, подсаживаясь к нашему столику. — Можете ли составить мне компанию, хоть на несколько минут. Я угощу вашу дочку мороженным, да и вам хочу предложить. А, то если вы уйдёте, мне предстоит не обед, а мухотбивание от этих назойливых волосатых, — она движением глаз указала в сторону зала, в котором сидело огромное количество мужчин, со всех сторон, пялящихся на нас. Я не считаю себя уродкой, но в мои года уж очень мало тех, кто смог удержать такую форму тела, какая была у Лены. Она явно была чуть моложе меня. И очень общительна. Мы пообедали, закончив всё пломбиром. Довольно легко разговорились, Лена была прекрасной собеседницей. Она тоже не любила жариться на солнце в обед, несмотря на придуманные для этого, специальные крема. Вдруг я остановилась на мысли, что была бы не против растереть крем от загара по её телу. Выйдя из ресторана, мы пошли по улочкам курортного городка, весело болтая и подходя к лавочкам с сувенирами, смотрели их и обсуждали как две близкие подруги. Лена подарила дочке бусы из ракушек, а мне браслет, похожий на янтарный. Мы достигли рядов с одеждой и начали примеривать всякие шмотки, спрашивая мнения друг друга. Не помню точно, но, кажется, мы ничего не купили, просто оставшись довольными от совместной прогулки. Время перевалило далеко за три, и мы решили пойти на пляж. Устроившись рядом, мы разделись до купальников, и тут Лена попросила, чтоб я нанесла ей на спину крем для загара. Дочь побежала играться с песком возле кромки воды. Сев сверху Лены, я, с немного дрожащими от необычности руками, выдавливала содержимое тюбика и растирала его по поверхности её спины. Какой же бархатной и шелковистой казалась мне её кожа. Когда я опустилась, и начала намазывать кремом ягодицы попки, на которой виднелась лишь тонкая ниточка плавок-стрингов, моё дыхание уже было неровным. Между моих ног уже было просто дико мокро. Когда я закончила гладить совершенные по форме бёдра подруги, думала, что вот-вот кончу. Что это на меня накатило? — Всё. Спереди я сама. Давай теперь я тебя намажу. — предложила улыбающаяся Лена. Когда я легла на животик и подставила спинку рукам Лены, я ещё и не думала, что будет так хорошо. Её ласковые руки совершали с моей спиной и попкой чудеса. Такого приятного массажа я ещё не испытывала никогда. Сильно расслабившись, под её нежными пальчиками, я вдруг почувствовала, как меня охватил лёгкий оргазм. Я дёрнулась, зажмурилась и тут же открыла глаза. Не отрывая головы от покрывала, я оглядела пляж. Со всех сторон, на нас в открытую, и исподтишка пялились мужики. Мне стало немного стыдно, и я покраснела. Лена, заметив это, наклонилась, поцеловала меня в щёку. — Не переживай. — тихо прошептала она. «Боже мой, какая девушка» — подумала я, не в силах оторваться от покрывала. Мы полежали на солнышке, загорая, затем пошли купаться. Взяв с берега дочку, мы принялись плескаться и резвиться в воде. Лена игралась с ребёнком как со своим собственным, и это делало меня ещё ближе к ней. Проторчав на пляже часов до семи, мы с Леной разошлись, договорившись встретиться в ресторане её отеля, благо наши отели были соседними. Накормив дочь и уложив её спать, я стала собираться к походу на ужин. Приняв душ и достав свои шмотки, мне вдруг подумалось, что рядом с такой девушкой надо быть как можно сексуальней. Вспомним произошедшее на пляже, я томно закатила глаза, прикусила губу. Моя рука непроизвольно опустилась к киске и погладила её. Готовясь к морю, я гладко выбрила себе там всё и, проведя по гладкому лобку ладонью, дотронулась пальчиками половых губок. Я даже не успела их потрогать, а они уже были мокрыми. Не соображая, что делаю, я вдруг стала теребить свою киску, гладить половые губки, массировать клитор. Мои пальчики проникли вглубь влагалища и принялись мастурбировать. На долю секунды в моём воображении промелькнуло лицо Лены, появились очертания её фигуры, как я резко кончила, дёргаясь в судорогах. «Что это со мной?» — не понимая своего состояния, озиралась я по сторонам. «Неужто я лесбиянка? А какая разница» — с этими словами я натянула свои самые сексуальные трусики, лёгкое, полупрозрачное летнее платье, босоножки на высоком каблуке и очень эротично накрасилась. Лифчик одевать не стала, пусть смотрят на мои соски. Уложенные волосы смотрелись хорошо. Стараясь соблюдать меру, я всё-таки надела на себя почти все свои золотые украшения. Подходя к ресторану, я не увидела Лену и на секунду остановилась, думая за какой столик сесть. — Приветик. — В этот момент подошла она и чмокнула меня в щёку. — О! Как ты сексуально выглядишь! — Ты тоже очень обалденно! — на Лене была коротенькая юбочка, топик, босоножки на высоченной прозрачной пластиковой платформе и море золотых цепочек и колец на руках шее и ушках. Для городского ресторана это было бы вызывающе, но для курортного в самый раз. — Пошли вот за тот столик. Заказав ужин, мы отдали официанту меню и принялись весело болтать. Лена интересовалась мною, моей работой, дочкой. Я была польщена вниманием столь красивой девушки и с удовольствием ей всё рассказывала. Да и она сама мне многое сообщила о себе. Разговаривая с Леной, я чувствовала, как на нас смотрит вся мужская половина посетителей ресторана, да и не только посетителей, да и не только мужская. Оглядывая иногда зал, я ловила … не только завистливые взгляды женщин, но и увидела пару интересующихся мной. Так приятно стало ощущать себя красивой. Запивая с Леной ужин белым вином, я почувствовала, что оно ударило в голову. Заиграла музыка. Тут же к нам подошли два довольно стройных мужчин с предложением потанцевать. Лена даже не глядя, кто кого, приглашал, жестом показала им удалиться, не прерывая нашей беседы. Позже к нам ещё подходили пару раз мужчины, но все они были «отшиты». Играла быстрая музыка. — Пошли, поскачем? — предложила Лена. — Давай. — моментально согласилась я. Лена двигалась очень грациозно и эротично, сказывалась школа танцев. Когда заиграла медленная музыка, Лена бывшая выше меня, взяв мои руки, положила их себе на плечи, а сама взяла меня за талию. Мы медленно качались, глядя, друг другу в глаза. Наши лица стали приближаться. Вино совсем вскружило мне голову и, приблизившись вплотную, я коснулась губами губ Лены. Лёгкий поцелуй почти сразу перерос в страстный. Я сильнее обвила её тонкую шею и нежно сосала её язычок. Музыка закончилась. Мы остановились. Я огляделась. Опять на нас смотрели десятки глаз. — Пойдём отсюда. — тихий голос Лены прямо над моим ухом. Она даже не дождалась ответа, а увлекла меня за руку, за собой. Не помню всей дороги и то, как мы очутились в её номере, но лишь зайдя в него, мы тут же впились губами друг в друга. Хоть я и не имела до сих пор лесбийского опыта, всё-таки я с удовольствием гладила руками спинку и попку Лены. Её ладони также ласкали мои шейку, щёки, подбородок. Незаметно для себя мои руки юркнули под короткую юбочку Лены и нащупали эти прекрасные булочки круглой попки, от которой я возбудилась днём. Тем временем Лена, уже стянула через голову с меня платье и, повернув спиной к дивану, уложила на нём спиной. Стоя предо мной, она распустила волосы, сняла топик и юбку. Из одежды на нас оставались лишь трусики и босоножки. Она улеглась рядом, и мы тут же продолжили целоваться. Две безумные женщины, не отрывая ротиков, гладили руками тела партнёрш. Иногда губы расцеплялись, и мы начинали играться кончиками язычков. Лена стала целовать моё лицо, ушки, опустилась по шейке. Ласковые пальчики игрались с набухшими виноградинками сосков. Я уже не могла ничем ответить, и лежала, лишь принимая ласки. Видно этого Лене и надо было. Она была очень умелой любовницей. Опустившись ниже, девушка кончиком язычка лизнула мой сосок, затем другой. Взяв его губами, она легонько пососала его, затем сильнее. Другой сосочек она пытала иначе. Слегка сдавив его зубками, Лена лизала его язычком. Грань боли и наслаждения была столь тонкой и приятной, что я была на седьмом небе от удовольствия. Пока девушка целовала меня, я, слегка приоткрыв глаза, посмотрела по сторонам. И тут я заметила, что по комнате расставлены подсвечники с горящими свечами. Наверно Лена их заранее зажгла, или попросила это сделать кого-то. Хотя какая разница. Дело в эффекте. Он был потрясающим. Романтичный огонь свечей, отдавался на стенах, бегающими тенями, запах горелого воска будоражил воображение. Наигравшись вдоволь с моим грудями, и оставив на них ладони Лена, опустилась ещё ниже. Она язычком прочертила мокрую, кривую дорожку от соска к пупочку. Чмокнув его пару раз, и немного полизав, Лена, поехала языком дальше. Она уже слезла с кровати и, расположившись между моих раздвинутых ножек, дошла губами до трусиков. Не смотря на дикое желание взорваться от наслаждения, я всё-таки нашла в себе силы подняться на локтях и посмотреть, что творится между моих ног. Лена сначала поцеловала лобок сквозь шёлковые трусики, затем, взявшись за их краешек зубками, принялась стаскивать их с меня, держась руками за мои коленки. Она тащила их назад и хищно глядела мне в глаза. Когда трусики были уже на коленках, я помогла Лене, стараясь как можно грациознее приподнять ногу, освобождаясь от них. Трусики оказались на полу, Лена раздвинула мои колени и стала приближаться к моей промежности, не отрывая взгляда от киски. От одного вида, приближающегося лица красивой девушки к моему лону любви, можно было кончить, и я, оставаясь упираться в кровать локтями, закинула голову назад, желая только чувствовать то, что сейчас произойдёт. А происходила сказка. Едва ленин язычок коснулся моих половых губок, как я кончила, и из меня немного потекло. Лена тут же принялась вылизывать вытекающее, поднимая моё возбуждение на следующую ступень. Она делала это очень нежно и в то же время очень настойчиво. Её язычок творил чудеса в моей киске. Она лизала губки, целовала их. Она обволакивала губами клитор и посасывала его. Это было райское наслаждение. Я упала спиной на кровать и дёргалась в оргазме. Мне казалось, что я уже никогда из него не выйду. Пока Лена обрабатывала мою киску и ласкала ладонями попку, мои руки крепко мяли свои груди. Бёдрами я сильно сжимала голову девушки. Лена на секундочку отпрянула от моей писи, подняв и закинув на меня мои ноги, нагнулась ещё ниже. О, что это? Я и не думала, что можно испытать такое блаженство, почувствовав, как кончик её языка коснулся дырочки моей попки. Будучи в жизни довольно стеснительной, я бы и никогда не подумала такое сделать. Но это оказалось таким приятным ощущением. Мне даже захотелось самой раздвинуть ягодицы, чтоб дать больший простор язычку Лены. Я наслаждалась его теплотой и медленными движениями. Я была на вершине блаженства. Вскоре наступила развязка. Лена, лизнув ещё пару раз попку, переключилась на лизание клитора, а в дырочку попки ввела на всю длину свой указательный пальчик. Меня как будто ударили током. Я тряслась как бешенная, я орала и стонала. Всё конец. Я очнулась. Всё тело ныло. Я даже не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Они просто были разбросаны в разные стороны. Я как будто была распята. Лена приподнялась и склонилась надо мной. — Устала? — Её коленка коснулась моей киски. — Не переживай, я приведу тебя в чувство. Она лежала рядом и гладила меня по животику. Протянув руку, и достав с вазы, стоящей на столе, рядом с кроватью, гроздь винограда, она стала играться её крайней ягодой с моими губами. Мне захотелось откусить этот ароматный виноград, и я вцепилась в одну ягодку губами. Затем я ухватила её зубками и раздвинула губы, показывая Лене, как держу ягоду. Виноградина была очень крупной. Когда я начала её сдавливать и проколола кожицу, она брызнула несколькими маленькими капельками на лицо Лены. Красные капельки застыли около её губ, а одна осталась висеть на реснице. Сок из раздавленной ягоды струился из уголка моего рта. Лена нагнулась и стала языком слизывать его. Затем она поцеловала меня в губы. Сознание и силы вернулись ко мне. Теперь уже мне захотелось доставить Лене неземные наслаждения. Я повернула её на спину и уселась сверху. Взглядом Лена мне указала на стол. Там, рядом с вазой, стояла большая пиала с крупными кусками льда. Я поняла, что ей надо. Взяв один кусочек, я положила его на грудь Лены, рядом с соском. Девушка закатила от наслаждения глаза. Она приоткрыла ротик. Проведя ледышкой по соску, и видя, как он сморщивается от холода, но возбуждается, я то же самое сделала со вторым соском. Лена тихонько стонала. Взяв ещё несколько кубиков, я положила их ей на животик. По его подёргиванию и звукам, доносящимся из ротика девушки, я поняла, что ей это нравится. Наклонившись и начав лизать сосок груди Лены, я раздвинула кубики льда, глядя, как судорожно дёргаются цепочки пирсинга в её пупочке. Тут мне пришла в голову другая мысль. Раз она любит лёд, то я, собрав в ладонь ледышки, проникла рукой с ними в её трусики и приложила их к её киске. Оргазм был бурный, Лена чуть не проткнула своими острыми коготочками моё бедро, держась за него, пока кончала. Когда судороги прекратились, я виновато глянула в приоткрытые глаза Лены и сказала: — Наверно я застудила тебя? Согреть? — Конечно, согрей. Лучше если дыханием. — Только дыханием, — тихо шепча, произнесла я и принялась вылизывать её киску, запах выделений которой, свёл меня с ума. Мы ещё долго занимались любовью. Мы провели отпуск вместе. Вместе купались, загорали, играли с моей дочкой и, уложив её спать, спешили в слиться в экстазе. Лена с радостью обучала меня премудростям лесбийского секса. Особенно мне понравилась поза 69, когда мы язычками могли одновременно ублажать друг друга. Оказалось, что Лене, как и мне, нравилось чувствовать, как лижут попку и вставляют пальчик. Но самый бурный оргазм я испытала, когда она вставила мне в киску два пальца, в попку один и при этом сосала клитор. Под конец мы освоили технику фистинга. Я и подумать не могла, что мне в киску войдёт целая ладонь девушки или кулак. При этом будет не больно, а очень даже приятно. Если же рукой, то Лене нравилось, когда я вставляла ей в киску три пальца, мизинец в попку, а большим пальцем ласкала клитор. Вот так я и стала лесбиянкой. И ни чуть не жалею. E-mail автора: eliri@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лена

Мое небольшое приключение, наверное, происходило со многими и не один раз, но для меня этот опыт был премьерой и, своего рода, билетом в сказочный мир чего-то экзотического, экстремального и безумно приятного. Наступила пятница. Меня потянуло развеяться на дискотеку. Я позвонил приятелю и мы договорились встретиться уже на месте, у входа в «Virgin». Быстро одевшись в черную рубашку и кожаные брюки, я спустился к своему авто, включил радио и отправился в путь. Большое темно-синее здание без окон с небольшой стеклянной дверью, огромная красная надпись «Virgin» — так выглядил клуб снаружи. Изнутри доносились гулкие, ритмичные звуки, будоражащие пёструю толпу у входа. Андрея видно не было. Я решил его не ждать, а встретить уже в помещении. Пробившись сквозь тела парней и девушек у входа, я протянул бумажку громиле-охраннику в его надутые, волосатие руки и зашел внутрь. Длинный, темный коридор, целующиеся парочки… музыка набирала мощь. Толкнув двери главного зала, на меня, как волна, нахлынула энергия тусовки. Людей было много — настолько много, что в клубке плоти трудно было отделить девушку от девушки, парня от парня, девушку от парня. У стойки бара я заказал коктейль. Попивая темно-красную жидкость, я начал осмотр публики. В основном, в «Virgin» приходили парни и девушки от шестнадцати до двадцати пяти лет. Одежда самая разнообразная, но имеющая одну общую особенность — сексуалность. Вот например девушка, танцующая с закрытыми глазами — белые, резиновые шортики, обтягивающие и наполовину открывающие ягодицы, белый лифчик, влажный от пота, дающий возможность коричневым соскам просвечиватьса, голый пупок с железным шариком отсвечивает спецеффекты освещения… Или например девушка, танцующая рядом: маленькие туфельки, черное платье до колен, облегающее разрез попки тем самым демонстрируя тот факт, что сегодня девочка под платье ничего не одела. Приятная алкоголическая истома проснулась и начала активно проникать во все клеточки моего организма. Танцующие девушки стали пластичнее, более вызывающие. Я начал ловить на себе мелькающие взгляды, выражающие энергию и желание. Заказал еще один коктейль. Андрея видно не было. Она подошла совершенно неожиданно. Обняв меня одной рукой, девочка посмотрела прямо в глаза, медленно поднесла рот к щеке и сказала: — Лена. Закажи мне водки. В этот вечер она больше не произнесла ни слова. Мы долго стояли у бара. Она горячо обнимала меня и целовала мои губы своими губами, имеющими вкус клубничного ликера. Девочка была очень красива и молода — среднего роста, на вид лет семнадцать, длинные, светлые волосы, большие, зелёные глаза, пухлый рот, намазанный красным, большая грудь, сокрытая в красную маечку, широкие бедра, стройные ноги в джинсах клёш. Всю эту свежесть я чувствовал в своих обьятиях, прижимаясь к ее упругим полушариям груди и поглаживая нижнюю часть спины, плавно переходящую в линии попки. Её язычёк умело облизывал мне губы, проникал внутрь, исследуя каждую клеточку, игрался с моим ошалевшим языком, распространяя клубничный привкус слюны. Я, в свою очередь, не уступая в активности, принялся обсасывать большой, длинный язык партнёрши, слизал большое количество ее помады, немножко размазав по подбородку и краюшкам губ. Кровь пульсировала во всем моём теле, соревнуясь с диким ритмом молодого сердца девочки. Возбуждение все нарастало, делая мои движения всё быстрее, жёстче и агрессивнее. Мои руки мяли ее ягодицы, пощипывая, проникали внутрь материи джинсов, нащупывая приятную ткань трусиков. Резиночка тоньчайшего белья, набухшая пОтом, обильно выделяемого спутницей, поддалась поползнавениям моих пальцев, открывая им столь вожделенный мир женской попки. Пока руки делали свое дело, наши рти обсасывали друг друга с бешеной страстью, приобретая свою жизнь, отделившись от нашего сознания. Ее прижатый ко мне живот почувствовал, как мой член давит и пытается пробиться сквозь материю в ее тело всё нарастая и нарастая в размере. Мое возбуждение возросло настолько, что я уже был готов положить Лену на стойку и вогнать в неё своё жаждущее орудие несмотря на двигающиеся тела, окружающие нас. Мои руки окончательно пролезли под трусики девочки, больно сжали попки, пытаясь их раздвинуть и почувствовать теплые отверстия. Вдруг девочка отстранилась, прожгла меня вожделенным взглядом, взяла за руку и куда-то повела. Люди… люди… неоновый коридор, ведущий куда-то. Мои глаза были прикованны к сексуальному механизму мышц попки в действии, двигающему стройные ножки моей соблазнительницы. Эта разделенная надвое, обтянутая до предела лосинами, плоть звала, притягивала… всасывала внутрь… Едва заметив щелчёк замка закрываемой за нами двери, мы очутились в маленькой кабинке туалета. Лена обернулась в мою сторону, присела на крышку удивительно белого унитаза, подняла глаза. Её влажное лицо, пьяные, зеленые глаза, размазанная по всему рту помада подняли меня выше на ещё один уровень возбуждения. Мой член разрывало на части, больно вдавливало в молнию кожи джинс, воротило невероятным, безумным пульсом. Лена умела. Быстро освободившись от оков ненужных молний и застежек, мой гигант, «рассправив плечи», обозначился вишнёвой головкой, с которой тёк густой ручеек смазки, орошая толстый, ребристый ствол. Лена слегка дернула ресничками от изумления, или, возможно, предвукшения, плавно раскрыла влажные губки, поднесла ротик к бордовой плоти и, закрыв глаза, нежно начала всовывать его себе внутрь. Я глубоко вздохнул, оперевшись руками о шершавые стенки кабинки. Ручки девочки в это время потянулись к ее резиночкам лосин и трусиков. Ленин рот ощупывал плоть члена по всей его длинне, иногда прикасаясь к нему яазычком и слегка царапая зубками. Ее поступающие движения вводили меня в транс, непроизвольно заставляя учавствовать в несложных движениях танца. Я имел девушку в рот, а она имела им меня. Каждую секунду я готов был излиться внутрь Лены, но она, чувствуя это, опытно продливала пытку наслаждения замедленным ритмом и секундными паузами. Чмокающие звуки и мои постанывания сливались в гармонию с журчанием в соседних кабинках и приглушенной музыкой дискотеки. И вот, пройдя несколько десятков невыносимо сладких фрикцый, девушка высунула мой член из себя, приподняла уже освобожденную от лосин и трусиков попку над унитазом и, заменив мой член своим пальчиком, всунула его себе в ротик. Страстно его пососав, палец вышел изо рта и двинулся назад, к ее попке. Круговыми движениями, Лена смазала им свое промежье и, развернувшись ко мне на сто восемьдесят градусов, выставила на обозрение изнывающее, сочившееся слюной, тёмное отверстие анального колечка и сочащуюся соком писечку. Оперевшись одной рукой на крышку унитаза, развратница другой рукой схватила свою правую часть попки и потянула её всторону, ещё сильнее открывая мне греховные ворота. Я вошел сразу и до конца. Меня охватило со всех сторон тепло узенького туннеля и в то же время мороз неземного наслаждения. Лена вздрогнула всем телом, немного подалась вперед, но затем, когда я начал вытаскивать член для нового толчка, со всей страстью насадилась попкой на меня. Я вошёл снова… Опять же, непонятно было, кто кого любил — мы повторяли тот же танец, только что столь искуссно исполненный нами же в рамках оральной формы. Когда входил я в расстопыренные полушария, Лена навинчивалась на моё орудие. Когда же я отступал, она соблазнительно съезжала вперёд. Быстро набрав неимоверный темп, мы, словно животные, уже не двигались, а дергались в спазмах соития, со стороны, наверное, напоминая умирающий в сумасшедшей агонии организм. Мы трахались… трахались… трахались… я трахал ее в попу… она трахала мой член… приближался финал… трахались… трахались в попу… я чувствовал, что Лена готова была кончить ни разу не прикоснувшись к мокрому влагалищу, чмокающему внизу… трахались… и вот.. Я резко накрыл её тело своим, и мы оба, продолжая трястись в судорогах оргазма, максимально приблизились друг к другу пышущими общим огнём органами… сперма потекла водопадом, накрывая под собою влагалище, ноги, кафельный пол… мы закончили умирать, воскреснув. Лена..

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Лена

Подруга! Я долгое время общался с Оксаной по телефону, я был один, и она не имела пары вот мы и делились с ней своими потайными фантазиями. Это длилось, полгода пока она не предложила мне приехать к ней в Одессу погостить. Я не долго раздумывал и вскоре уже ехал к ней в гости. На вокзале я узнал ее сразу, мы обменивались по ммс фотками, невысокая плотного телосложения, но не полная с красивыми темными густыми волосами. С ней пришла ее подруга и однокурсница, с которой Оксана училась на юридическом, Лена. Она была чуть выше Ксюши и более худая, у нее были короткие под мальчика темные волосы и продолговатое лицо с большими губами и острым носом, в общем, она была не красавицей. Поздоровавшись с девушками, я проследовал за ними через шумный вокзал к выходу на стоянку такси. Девушки в один голос предложили мне остаться у них на квартире, которую они снимали, и я не смог устоять, согласился. Ехали минут тридцать, девушки наперебой рассказывали мне про некоторые достопримечательности, около которых наше такси проезжало. Жили девушки скромно, но в хорошей квартире, которая досталась им по знакомству. Первым делом я принял душ и покушал чем девушки попотчевали. Но вечером меня ждало разочарование, Ксюше позвонили с дома и сказали, что бабушка ее серьезно заболела и чтоб она ехала домой, она была с Кировоградской области. Я понимал, что мой приезд не так серьезен как болезнь бабушки, поэтому не старался ее остановить. Через полчаса Ксюша уже собралась и, поцеловав меня в губы, извинилась, затем напутствовала подругу, чтоб та не давала мне скучать вышла с квартиры. Когда я с Леной сели ужинать она достала с холодильника непочатую бутылку водки и предложила мне, когда же я сказал что не пью, она только пожала плечами и, открыв бутылку, налила только себе. Пила она уверено и с азартом, вскоре ее язык развязался настолько, что я просто был в шоке. Она мне рассказывала и про то как ее первый раз трахнули а потом бросили и про то как она сосала незнакомому парню в туалете на дискотеке и про многое другое. После того как она закончила рассказывать про свои секс — похождения бутылка опустела наполовину. То о чем она заговорила после, меня немного шокировало. — А это, правда что тебе нравится, когда девушка тебя наказывает и унижает? — спросила она, опершись подбородком на сложенные на столе руки и вперившись своими опьяненными глазками в мои глаза. — Интересно откуда у тебя такая интересная информация? — спросил я понимая откуда она могла узнать про такие подробности. — Из надежного источника, так, правда? — Возможно, такое многим парням нравится! — А правда что ты тащишься от того что девушка мочится тебе в рот и заставляет глотать свою мочу? — Возможно, а что? — Да я так просто, интересно! Мне тоже нравится унижать мужиков, правда в рот не мочилась, но попробовать бы не отказалась! Ты как на это смотришь? — На что смотрю? — сделал я удивленное лицо. — На то чтоб я тебя оттрахала своей пиздой в рот, а потом помочилась бы тебе в рот, меня это заводит! — А как же Ксюша, вы же вроде подруги? — Подруги, но ты же с ней не встречаешься и даже не спал, тем более ей можно не рассказывать, это будет нашим маленьким секретом! — проговорила Лена, пьяно поднявшись с табуретки и подойдя ко мне. На ней кроме длинной майки до колен и возможно трусов больше ничего не было, она подошла ко мне так близко, что ее грудь практически касалась моего лица. Я отчетливо слышал перегар которым разило от Лены но если честно ситуация начала меня сильно возбуждать. — Ну, так как, хочешь мои сиськи облизать? — спросила она и подняла майку до шеи, открывая моим глазам среднюю грудь с большими темными сосками и домашние трусики, белого цвета, которые закрывали пол ее попы. — С какой начать? — спросил я, рассматривая ее грудь. — Да мне похуй, обе вылизывай! — приказным голосом проговорила Лена и, положив мне руку на затылок, силой уткнула в свою левую грудь, да так что сосок уперся, прям в губы. Я немного выждал и только после того как ее рука сильнее нажала на мой затылок открыл рот и словил тверденький сосок губами. «О да, пососи его, я знала, что ты такой же сучий ёбаный кабель как и все мужики». Я сдавил сосок губами и начал гладить его языком, посасывая. Поиграв с левой грудью, я начал ласкать правую и тоже, между прочим, не без усилий Лены, которая силой уткнула меня во вторую сиську. Натешившись Лена, отпустила край майки, который держала у подбородка и майка сползла на мою голову, ухватив меня за подбородок рукой, а второй придерживая за затылок, Лена прошипела: — А теперь упал на четвереньки и проси, чтоб я разрешила вылизать тебе мои грязные трусы! — А если я не буду так делать что тогда? — немного нагловато спросил я в ответ. Услышав такое Лена разозлилась и ухватив меня очень больно за стоящий член через ткань спортивных силой опустила меня на колени перед стулом. — Я не поняла, ты будешь просить меня про все, что я захочу, понятно? — Понятно, я понял, пусти, я буду просить! — простонал я. Мне нравилось, как эта сука обращалась со мной, и просто подыгрывал ей немного упираясь. Отпустив мой член Лена, уселась на стул и облокотившись спиной на спинку. Одну ногу она отвела в сторону, а вторую поставила на край седалища, таким образом, открывая мне хороший доступ к своим трусам. «Я жду!», проговорила она, прикуривая сигарету, а я как побитая собака стоял возле стула на четвереньках. И я начал просить, «Хозяйка разреши мне вылизать твои трусики?», «За такое прошение я могу разве что дать тебе их понюхать, хотя можешь их вылизать, я разрешаю, но сперва нюхать». И я подполз к Лениным бедрам послушно уткнулся носом в ее действительно грязные трусы, от которых уже изрядно попахивало. Я старался втягивать носом воздух так чтоб Лена это чувствовала и она оценила мои старания, «Хорошо нюхаешь, мне нравится, если еще и лизать так хорошо будешь то я останусь довольна», проговорила она гладя мои волосы а затем добавила, «Ну кА, продемонстрируй как ты умеешь лизать». И я как собака, всем языком, начал лизать ее тонкую ткань пропитанную выделениями и старой мочой. Ткань была солоноватой и меня это заводило, я лизал все активней и активней. А придавало еще больше возбуждения то что из под краев ее трусов выбивались темные кучерявые волосики что говорило о том что у нее там настоящие заросли что меня тоже сильно возбуждало. Когда Лену удовлетворило мое лизание ее трусиков она вдруг поднялась со стула и оттолкнула меня ногой так что я повалился на пол. Лена подошла к шкафу и достала оттуда рулон прозрачного скотча, подойдя ко мне она перевернула меня ногой на живот а сама уселась на мою шею и завернула силой мне руки за спину крепко перемотала их скотчем. Поднявшись с меня она вновь ногой перевернула мое тело на спину и переступив через мою голову ногой проговорила: — А вот теперь я захотела поссать, как, твой ёбаный рот готов стать моей парашей? — Все что захочешь! — ответил я послушно. — Вот и молодец! — проговорила Лена и сняла с себя свои трусы присела на корточки над моим лицом. Я не ошибся в своих предположениях и у нее там оказались темные заросли сквозь которые просматривались розовые губы и даже анус был покрыт темненькими волосиками. Именно анусом она и прижалась к моим губам, я не сопротивлялся и приоткрыв рот ввел в ее узкое отверстие свой шершавый язык начал имитировать ним движения члена. Лене это так понравилось, что она аж постанывать начала и как сумасшедшая двигать бедрами. Но все-же позывы мочевого взяли верх и Лена ухватив меня рукой за челюсть быстро прижалась к открытому рту своей соленой мохнатой киской. В ту же секунду мой рот с журчанием наполнился ароматной теплой мочой, поток был сильным и вскоре моча начала проливаться через край. Сдержав себя Лена привстала и зажала мне ладошкой рот а пальцами второй зажала нос и мне пришлось быстро проглотить горько — соленую мочу. После этого я старался как мог но все равно не успевал глотать, моча проливалась и собиралась на линолеуме под головой в небольшую лужу. Когда поток иссяк и о нем напоминали скапывающие капельки золотистой жидкости Лена уселась на мой открытый рот со словами, «а теперь все хорошенько вылижи». После того как мой язык поработал минут десять Лена поднялась и перевернув меня на живот уткнула лицом в лужу мочи: — Я же говорила чтоб ты глотал, теперь с пола слизуй или думаешь я мочу убирать буду? Я лизал и пил уже холодную горькую мочу теперь после остывания с еще более характерным запахом и получал удовольствие от того что эта девушка владела мной!!! P. S. Кому понравился рассказ пишите на мыло, с удовольствием пообщаюсь с девушками которых интересует тема уринотерапии!!! E-mail автора: vitbars@meta.ua

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Лена

В понедельник на работе объявили о закрытии фирмы и роспуске всех сотрудников. Несмотря на то, что все давно знали о грядущих переменах в связи с кризисом, тем не менее начался переполох и о работе уже ни кто не думал. Все единодушно решили в конце рабочего дня достойно отметить это знаменательное событие, то есть устроить последнюю коллективную пьянку. Лена, в отличии от её коллег, нисколько не расстраивалась по этому поводу. За неполный год работы в этой полуобанкротившейся фирме, она не успела толком ни с кем подружиться, да и сама работа не нравилась. Каждый день с девяти до восемнадцати в душном, пыльном офисе, зарплата так себе, коллектив — то же ничего хорошего — несколько нудных тёток и мужиков предпенсионного возраста, да два-три курьера из студентов, которые всё время меняются и их невозможно запомнить. — Найду что-нибудь, не в первый раз работу меняю, — думала Лена, — Хотя о будущем задуматься уже пора, ведь мне уже, мягко говоря за тридцать… — Тридцать восемь лет, разведена, невысокая, худощавая, с красивыми вьющимися белокурыми волосами, большие голубые глаза, чувственный рот, стройные худые бёдра, прелестная высокая грудь, сексапильна до умопомрачения, — так думала о себе Лена и так было на самом деле. Она была как раз в том возрасте, когда женщина ещё может быть очень привлекательной, сексуальной, и в то же время обладает большим и разнообразным жизненным опытом. Можно было бы добавить к этому описанию несколько пикантных подробностей о том, например, что она уже несколько лет не имеет постоянного мужчины, что очень часто бывает нервной, раздражительной без видимых причин, что ей постоянно хочется секса, бурного, безудержного, без всяких ограничений… В хлопотах и приготовлениях к «отходному банкету» день пролетел очень быстро. Купили дешёвой водки мужчинам, женщинам — несколько бутылок вина, нарезали салаты с майонезом, полукопчёной колбаски, ветчины, и не дожидаясь окончания рабочего дня, дружно начали. Через час все были уже «тёпленькие», делились друг с другом планами на будущее, клялись в вечной дружбе, обещали встречаться после сегодняшнего увольнения. Один из курьеров — студент Вася, кажется, или Коля, то и дело поглядывал на пьяненькую Лену, деликатно ухаживал за ней за столом. — Молоденький совсем, — думала Лена, — Озабоченный. Хо-о-чет… Не противный в общем-то. Курить выходили почти все мужчины, а из женщин — только Лена, курили на улице в специально отведённом для этого месте возле офиса, ближе к небольшому полудикому скверику, заросшему густым кустарником, за которым было бы очень удобно спрятаться от посторонних глаз. Когда стемнело, в этом скверике на сломанной деревянной лавке без спинки Лена с удовольствием отдалась студенту Васе, или Коле. Секс получился «быстрый», Лена кончила даже чуть раньше студента, сказывалось долгое воздержание, и была очень довольна. Летний вечер выдался тёплым, чуть заметный ветерок нежно ласкал её голые бёдра и ягодицы, а студент, будто соревнуясь с ним благодарно осыпал их поцелуями. Деревянная лавка была слишком узка, чтобы ложиться на неё, поэтому Лена отдалась студенту сзади, наклонившись над этой лавкой и опершись на неё руками, предварительно вволю нацеловавшись с молодым человеком и позволив ему трогать себя везде, где только ему хотелось. Через пол-часа парочка вернулась в офис порознь, чтобы скрыть произошедшее между ними от остальных, и это им удалось. Никто на них не обратил внимания, все были заняты возлияниями, воспоминаниями и планами на будущее. Ещё через час всё было выпито и съедено и все долго прощались друг с другом с пьяными слезами, объятьями и целованиями. После долгой церемонии прощанья Лена и студент Вася или Коля встретились на старом месте в заброшенном сквере у сломанной лавки. На этот раз их свидание было не таким сумбурным и скорым, как первое. Усадив студента на лавку, Лена расстегнула на нём брюки и долго, с удовольствием сосала молодой крепкий член, наслаждаясь вкусом его горячей плоти. Вася или Коля едва не кончил, но Лена вовремя прекратила столь возбуждающее и откровенное занятие, и с лёгким сожалением выпустила член из своего развратного рта. Со стороны улицы доносились шаги редких уже прохожих, иногда проезжала одинокая машина, и никто не догадывался о том, что происходило в старом заброшенном сквере за кустами возле сломанной деревянной скамейки. Вася или Коля попытался было снова взять Лену, наклоняя её спиной к себе, но она не позволила. — Подожди, куда торопишься!!? — шепнула она на ушко разгорячённому молодцу, — Поцелуй сначала меня там, между ног… — Конечно, Леночка, с удовольствием, я мечтаю об этом! Лена аккуратно сняла трусики, не разуваясь, и положила их в сумочку. Сама она осталась стоять, а студента поставила перед собой на колени. Ей просто захотелось в данный момент, видеть перед собой мужчину, стоящего перед ней на коленях и лижущего её влажное, тёплое лоно. — Давай, целуй и лижи! Мне это очень нравится, — попросила-приказала Лена. Студент старательно с удовольствием лизал, а она, подняв подол платья, наслаждалась его пикантными ласками. Кунилингус был долгий, страстный, Лена почувствовала, что близка к новому оргазму, и поэтому поспешила поднять Васю-Колю с колен, чтобы с наслаждением отдаться ему стоя. Она нанизывалась на раскалённый кол со всей силы, как изголодавшаяся самка, что было не далеко от истины. Оба любовника были уже «на взводе», возбуждённые взаимными оральными ласками, и поэтому «продержавшись» несколько десятков ритмичных фрикций, они почти одновременно содрогнулись, переживая бурный продолжительный оргазм. Приведя себя в порядок, «сладкая парочка», покинула, наконец, своё временное пристанище и направилась ближе к свету уличных фонарей. Вася-Коля, как истинный джентельмен, вызвался проводить даму домой, но Лена, пресекая все попытки как-то продолжить их отношения, поцеловала его в щёчку, и попрощавшись, уехала на такси. В такси она вдруг вспомнила, что забыла одеть трусики, потом задремала, а потом сквозь сон вспомнила, что у неё с собой нет денег, так как она все деньги отдала на выпивку и закуску перед «банкетом». Тем временем таксист остановился. — Приехали, — сказал он устало. — Молодой человек, — замешкалась Лена, не зная как выпутываться из создавшейся ситуации, — Видите ли… — Денег нет, что ли? — равнодушно спросил он. — Ну… Вобщем да… Но я могла бы, если вы не против… Как бы… Расплатиться с вами другим способом… — Лена и сама не поняла, как эта мысль пришла ей в голову. — Можно подняться ко мне, я живу одна… — добавила она уже более уверенно. Таксист — молодой усталый мужчина — с интересом оглядел необычную пассажирку через плечо со своего сиденья и, вероятно, не был разочарован. — А вы точно одна? А то мы поднимемся, а там у вас муж-боксёр в тяжёлой весовой категории? — Ой нет, что вы, я разведена давно, а сейчас вот ещё с работы уволили… У меня презервативы есть… Это я держу, знаете… На всякий случай… — Ну хорошо, хорошо, — таксист улыбнулся, — Вы мне нравитесь, я не против, только не долго, мне ещё работать. — Конечно, конечно! Как вам хочется, так и делайте, мы ведь взрослые люди… Поднявшись с Леной в её квартиру, и убедившись, что никакаго подвоха нет, и Лена действительно одна, мужчина заметно оживился, повеселел и уже не выглядел таким усталым, как в машине. — А ты красивая, — улыбнулся он, — Может всё таки деньгами рассчитаешься? Я ведь не настаиваю, — спросил он, переходя на ты. — А у меня и дома денег … нет, и спасибо за комплимент! — улыбнулась в ответ Лена, — Да ты проходи, проходи, сам же сказал, что я красивая! Что уже разонравилась? — Нет, что ты! Нисколько не разонравилась, такая приятная, милая женщина, очень сексуальная, так и манит к тебе… Спустя минут десять Лена, устроившись перед сидящим на диване мужчиной, самозабвенно сосала приятных размеров возбуждённый член, второй за этот вечер. Она была совершенно голая, её голова ритмично качалась вверх-вниз, губы нежно и плотно охватывали горячий ствол. Время от времени она выпускала его изо рта, чтобы ещё и ещё раз облизать головку и сам живой стержень. Мужчина был очень доволен долгим страстным минетом, но не позволил Лене довести себя до «конечной» стадии, так как, очевидно, торопился использовать неожиданно представившуюся ему пикантную возможность на все сто процентов. Мягко отстранив Лену от своего возбуждённо вздыбленного «орудия», он легко поднял её с пола и положил на мягкий диван на спину, намереваясь «от души» насладиться податливым телом похотливой, развратной женщины. Лена, голая, с готовностью распростёрлась перед мужчиной, привычно разведя ноги широко в стороны, и постаралась поудобнее «приладиться» ко входящему в её влажное лоно члену. — Хорошо-то как! — думала про себя Лена, с усилием «насаживаясь» на мощный член, подаваясь всем телом ему навстречу, и начиная уже тихо постанывать от удовольствия, — Наконец-то меня имеют по настоящему! Ах! Аа-аа! Аа-аа! Как давно я хотела такого секса! Ах-ах! Аа-а-аа! Изголодавшееся по мужской ласке тело судорожно сжималось в преддверии очередного оргазма, Лена время от времени проваливалась куда-то в сладостную нирвану, а когда на несколько секунд открывала глаза, обнаруживала, что её по прежнему страстно «пользуют», пронзая влажную щель между раздвинутых ног, и она снова и снова стонала от наслаждения. — Аа-ааа! Аа-а! Аа-ааа! Ненадолго прервав страстные движения, столь возбуждающие и волнующие женщину, мужчина медленно и осторожно «вышел» из неё. Вся её промежность влажно поблёскивала, соки любви обильно сочились из полураскрытых губ «истерзанного» влагалища, орошая внутреннюю сторону бёдер близ лона. Мужчина задрал разведённые ножки расслабленной распутницы вверх и назад, чтобы осмотреть её узенькое анальное отверстие, тоже обильно смазанное соками, стекающими из влагалища. — Хочешь я развернусь к тебе попкой? — спросила Лена, поняв, что ему нужно. — Да, мне так нравится твоя маленькая щелочка между этих булочек! — нежно прошептал он ей, медленно и аккуратно вставляя член в упругое колечко ануса. Стоя в колено-локтевой позе, а попросту, на четвереньках, Лена с удовольствием отдавалась мужчине, предоставив ему на «растерзание» свою нежную попку. Она наслаждалась свежими ощущениями, и хотя это не было для неё чем-то новым, но после длительного воздержания от секса, и тем более анального, она даже немного заволновалась. Но всё шло «как по маслу», горячий член, уверенно двигался внутри женщины, массируя изнутри её прямую кишку, входя в неё полностью по самое основание, чем вызывал у неё массу положительных эмоций. Страстный любовник взвинтил темп своих движений до неимоверной быстроты, казалось ещё немного и он пронзит насквозь нежное тело развратной женщины, но вот, наконец наступила разрядка, и он с наслаждением, содрогаясь, излился в Лену. Через пол-часа, стоя под горячими струями душа, расслабленная и приятно утомлённая, Лена с улыбкой перебирала в памяти все подробности этого необыкновенного вечера. — Как здорово всё получилось сегодня! — думала она, — Целых три месяца никакого секса, а тут вдруг сразу с двумя! Надо мне обязательно познакомиться с каким-нибудь мужчиной. Так, для секса. Или даже не с одним, и вообще, менять их как перчатки! Пока я окончательно не постарела, нужно брать от жизни всё! — вдруг решила она окончательно и бесповоротно. Продолжение следует… E-mail автора: reversyve@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лена

Она вошла в прибрежный ресторан, которыми был усеян весь курортный городок, и быстро окинув взглядом зал, ища свободный столик, направилась как раз в мою сторону, к пустому столику рядом с моим. Лёгкое, прозрачное парео обволакивающее её бёдра и покачивающееся на них при ходьбе, добавляло интерес к сильно открытому купальнику. Грациозно двигаясь на цветастых высоченных босоножках, она слегка покачивала своими длинными, черными, как ночь волосами, подобранными сдвинутыми на макушку солнцезащитными очками. На её тонких ручках, болтались браслеты из большого количества цветных колец. Лицо было безукоризненным, с большими глазками, большого объёма ресницами, чувственными губками, аккуратным носиком и ушками на которых болтались серёжки, в виде больших золотых колец. На её пупке виднелся пирсинг, из нескольких коротеньких золотых цепочек и серёжки с камешком, привлекая внимание за одно к её осиной талии. Идя к столику, она одновременно, успела «отстегнуть» пару местных мачо, пытавшихся было заиграть с ней и, усевшись на стул, принялась изучать меню, любезно принесённое ей официантом. Очухавшись, я перевела взгляд от неё: «Ещё подумают, что я лесбиянка», — провернулось у меня в голове. «Но она чертовски красива. Хотелось бы мне ловить столько взглядов и оставаться при этом такой невозмутимой. Везёт». В середине дня солнце жжёт настолько сильно, что я решила, будет лучше, если мы с дочкой пообедаем, а потом поспим, и вернёмся на пляж где-то около четырёх часов. И вот, я сидела и ждала, пока она доедает кашу. Вернувшись взглядом назад, обнаружила, что котлета уже догнав, и начав обгонять рисовые зернышки, стремительно летит вперёд, умело управляемая вилкой по кругу, на тарелке дочери. «А ну прекрати с едой играться! Лучше давай кушай и в отель пойдём». Я уже хотела позвать официанта со счётом, как услышала: — У вас не будет зажигалки? «Какой приятный голос», — подумала я. «Девушка? Это мне?» — подумав и улыбнувшись, я повернула в её сторону голову. — Извините, что побеспокоила вас, но я спрашивала, нет ли у вас зажигалки. Я не заметила вашу дочь. У меня уже нет желания курить в помещении, где едят такие очаровательные дети. — Да что вы? — пыталась, было возмутиться я, хотя не переносила табачного дыма. «Дурная привычка, не могу моментально избавиться». — Могу я к вам подсесть? — Ой, конечно! — я, то ли с радостью, то ли с желанием. — Лена, — представилась она, подсаживаясь к нашему столику. — Можете ли составить мне компанию, хоть на несколько минут. Я угощу вашу дочку мороженным, да и вам хочу предложить. А, то если вы уйдёте, мне предстоит не обед, а мухоотбивание от этих назойливых волосатых, — она движением глаз указала в сторону зала, в котором сидело огромное количество мужчин, со всех сторон, пялящихся на нас. Я не считаю себя уродкой, но в мои года уж очень мало тех, кто смог удержать такую форму тела, какая была у Лены. Она явно была чуть моложе меня. И очень общительна. Мы пообедали, закончив всё пломбиром. Довольно легко разговорились, Лена была прекрасной собеседницей. Она тоже не любила жариться на солнце в обед, несмотря на придуманные для этого, специальные крема. Вдруг я остановилась на мысли, что была бы не против растереть крем от загара по её телу. Выйдя из ресторана, мы пошли по улочкам курортного городка, весело болтая и подходя к лавочкам с сувенирами, смотрели их и обсуждали как две близкие подруги. Лена подарила дочке бусы из ракушек, а мне браслет, похожий на янтарный. Мы достигли рядов с одеждой и начали примеривать всякие шмотки, спрашивая мнения друг друга. Не помню точно, но, кажется, мы ничего не купили, просто оставшись довольными от совместной прогулки. Время перевалило далеко за три, и мы решили пойти на пляж. Устроившись рядом, мы разделись до купальников, и тут Лена попросила, чтоб я нанесла ей на спину крем для загара. Дочь побежала играться с песком возле кромки воды. Сев сверху Лены, я, с немного дрожащими от необычности руками, выдавливала содержимое тюбика и растирала его по поверхности её спины. Какой же бархатной и шелковистой казалась мне её кожа. Когда я опустилась, и начала намазывать кремом ягодицы попки, на которой виднелась лишь тонкая ниточка плавок-стрингов, моё дыхание уже было неровным. Между моих ног уже было просто дико мокро. Когда я закончила гладить совершенные по форме бёдра подруги, думала, что вот-вот кончу. Что это на меня накатило? — Всё. Спереди я сама. Давай теперь я тебя намажу, — предложила улыбающаяся Лена. Когда я легла на животик и подставила спинку рукам Лены, я ещё и не думала, что будет так хорошо. Её ласковые руки совершали с моей спиной и попкой чудеса. Такого приятного массажа я ещё не испытывала никогда. Сильно расслабившись, под её нежными пальчиками, я вдруг почувствовала, как меня охватил лёгкий оргазм. Я дёрнулась, зажмурилась и тут же открыла глаза. Не отрывая головы от покрывала, я оглядела пляж. Со всех сторон, на нас в открытую, и исподтишка пялились мужики. Мне стало немного стыдно, и я покраснела. Лена, заметив это, наклонилась, поцеловала меня в щёку. — Не переживай, — тихо прошептала она. «Боже мой, какая девушка», — подумала я, не в силах оторваться от покрывала. Мы полежали на солнышке, загорая, затем пошли купаться. Взяв с берега дочку, мы принялись плескаться и резвиться в воде. Лена игралась с ребёнком как со своим собственным, и это делало меня ещё ближе к ней. Проторчав на пляже часов до семи, мы с Леной разошлись, договорившись встретиться в ресторане её отеля, благо наши отели были соседними. Накормив дочь и уложив её спать, я стала собираться к походу на ужин. Приняв душ и достав свои шмотки, мне вдруг подумалось, что рядом с такой девушкой надо быть как можно сексуальней. Вспомним произошедшее на пляже, я томно закатила глаза, прикусила губу. Моя рука непроизвольно опустилась к киске и погладила её. Готовясь к морю, я гладко выбрила себе там всё и, проведя по гладкому лобку ладонью, дотронулась пальчиками половых губок. Я даже не успела их потрогать, а они уже были мокрыми. Не соображая, что делаю, я вдруг стала теребить свою киску, гладить половые губки, массировать клитор. Мои пальчики проникли вглубь влагалища и принялись мастурбировать. На долю секунды в моём воображении промелькнуло лицо Лены, появились очертания её фигуры, как я резко кончила, дёргаясь в судорогах. «Что это со мной?» — не понимая своего состояния, озиралась я по сторонам. «Неужто я лесбиянка? А какая разница», — с этими словами я натянула свои самые сексуальные трусики, лёгкое, полупрозрачное летнее платье, босоножки на высоком каблуке и очень эротично накрасилась. Лифчик одевать не стала, пусть смотрят на мои соски. Уложенные волосы смотрелись хорошо. Стараясь соблюдать меру, я всё-таки надела на себя почти все свои золотые украшения. Подходя к ресторану, я не увидела Лену и на секунду остановилась, думая за какой столик сесть. — Приветик. — В этот момент подошла она и чмокнула меня в щёку. — О! Как ты сексуально выглядишь! — Ты тоже очень обалденно! — на Лене была коротенькая юбочка, топик, босоножки на высоченной прозрачной пластиковой платформе и море золотых цепочек и колец на руках шее и ушках. Для городского ресторана это было бы вызывающе, но для курортного в самый раз. — Пошли вот за тот столик. Заказав ужин, мы отдали официанту меню и принялись весело болтать. Лена интересовалась мною, моей работой, дочкой. Я была польщена вниманием столь красивой девушки и с удовольствием ей всё рассказывала. Да и она сама мне многое сообщила о себе. Разговаривая с Леной, я чувствовала, как на нас смотрит вся мужская половина посетителей ресторана, да и не только посетителей,… да и не только мужская. Оглядывая иногда зал, я ловила не только завистливые взгляды женщин, но и увидела пару интересующихся мной. Так приятно стало ощущать себя красивой. Запивая с Леной ужин белым вином, я почувствовала, что оно ударило в голову. Заиграла музыка. Тут же к нам подошли два довольно стройных мужчин с предложением потанцевать. Лена даже не глядя, кто кого, приглашал, жестом показала им удалиться, не прерывая нашей беседы. Позже к нам ещё подходили пару раз мужчины, но все они были «отшиты». Играла быстрая музыка. — Пошли, поскачем? — предложила Лена. — Давай, — моментально согласилась я. Лена двигалась очень грациозно и эротично, сказывалась школа танцев. Когда заиграла медленная музыка, Лена бывшая выше меня, взяв мои руки, положила их себе на плечи, а сама взяла меня за талию. Мы медленно качались, глядя, друг другу в глаза. Наши лица стали приближаться. Вино совсем вскружило мне голову и, приблизившись вплотную, я коснулась губами губ Лены. Лёгкий поцелуй почти сразу перерос в страстный. Я сильнее обвила её тонкую шею и нежно сосала её язычок. Музыка закончилась. Мы остановились. Я огляделась. Опять на нас смотрели десятки глаз. — Пойдём отсюда, — тихий голос Лены прямо над моим ухом. Она даже не дождалась ответа, а увлекла меня за руку, за собой. Не помню всей дороги и то, как мы очутились в её номере, но лишь зайдя в него, мы тут же впились губами друг в друга. Хоть я и не имела до сих пор лесбийского опыта, всё-таки я с удовольствием гладила руками спинку и попку Лены. Её ладони также ласкали мои шейку, щёки, подбородок. Незаметно для себя мои руки юркнули под короткую юбочку Лены и нащупали эти прекрасные булочки круглой попки, от которой я возбудилась днём. Тем временем Лена, уже стянула через голову с меня платье и, повернув спиной к дивану, уложила на нём спиной. Стоя предо мной, она распустила волосы, сняла топик и юбку. Из одежды на нас оставались лишь трусики и босоножки. Она улеглась рядом, и мы тут же продолжили целоваться. Две безумные женщины, не отрывая ротиков, гладили руками тела партнёрш. Иногда губы расцеплялись, и мы начинали играться кончиками язычков. Лена стала целовать моё лицо, ушки, опустилась по шейке. Ласковые пальчики игрались с набухшими виноградинками сосков. Я уже не могла ничем ответить, и лежала, лишь принимая ласки. Видно этого Лене и надо было. Она была очень умелой любовницей. Опустившись ниже, девушка кончиком язычка лизнула мой сосок, затем другой. Взяв его губами, она легонько пососала его, затем сильнее. Другой сосочек она пытала иначе. Слегка сдавив его зубками, Лена лизала его язычком. Грань боли и наслаждения была столь тонкой и приятной, что я была на седьмом небе от удовольствия. Пока девушка целовала меня, я, слегка приоткрыв глаза, посмотрела по сторонам. И тут я заметила, что по комнате расставлены подсвечники с горящими свечами. Наверно Лена их заранее зажгла, или попросила это сделать кого-то. Хотя какая разница. Дело в эффекте. Он был потрясающим. Романтичный огонь свечей, отдавался на стенах, бегающими тенями, запах горелого воска будоражил воображение. Наигравшись вдоволь с моим грудями, и оставив на них ладони Лена, опустилась ещё ниже. Она язычком прочертила мокрую, кривую дорожку от соска к пупочку. Чмокнув его пару раз, и немного полизав, Лена, поехала языком дальше. Она уже слезла с кровати и, расположившись между моих раздвинутых ножек, дошла губами до трусиков. Не смотря на дикое желание взорваться от наслаждения, я всё-таки нашла в себе силы подняться на локтях и посмотреть, что творится между моих ног. Лена сначала поцеловала лобок сквозь шёлковые трусики, затем, взявшись за их краешек зубками, принялась стаскивать их с меня, держась руками за мои коленки. Она тащила их назад и хищно глядела мне в глаза. Когда трусики были уже на коленках, я помогла Лене, стараясь как можно грациознее приподнять ногу, освобождаясь от них. Трусики оказались на полу, Лена раздвинула мои колени и стала приближаться к моей промежности, не отрывая взгляда от киски. От одного вида, приближающегося лица красивой девушки к моему лону любви, можно было кончить, и я, оставаясь упираться в кровать локтями, закинула голову назад, желая только чувствовать то, что сейчас произойдёт. А происходила сказка. Едва Ленин язычок коснулся моих половых губок, как я кончила, и из меня немного потекло. Лена тут же принялась вылизывать вытекающее, поднимая моё возбуждение на следующую ступень. Она делала это очень нежно и в то же время очень настойчиво. Её язычок творил чудеса в моей киске. Она лизала губки, целовала их. Она обволакивала губами клитор и посасывала его. Это было райское наслаждение. Я упала спиной на кровать и дёргалась в оргазме. Мне казалось, что я уже никогда из него не выйду. Пока Лена обрабатывала мою киску и ласкала ладонями попку, мои руки крепко мяли свои груди. Бёдрами я сильно сжимала голову девушки. Лена на секундочку отпрянула от моей писи, подняв и закинув на меня мои ноги, нагнулась ещё ниже. О, что это? Я и не думала, что можно испытать такое блаженство, почувствовав, как кончик её языка коснулся дырочки моей попки. Будучи в жизни довольно стеснительной, я бы и никогда не подумала такое сделать. Но это оказалось таким приятным ощущением. Мне даже захотелось самой раздвинуть ягодицы, чтоб дать больший простор язычку Лены. Я наслаждалась его теплотой и медленными движениями. Я была на вершине блаженства. Вскоре наступила развязка. Лена, лизнув ещё пару раз попку, переключилась на лизание клитора, а в дырочку попки ввела на всю длину свой указательный пальчик. Меня как будто ударили током. Я тряслась как бешенная, я орала и стонала. Всё конец. Я очнулась. Всё тело ныло. Я даже не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Они просто были разбросаны в разные стороны. Я как будто была распята. Лена приподнялась и склонилась надо мной. — Устала? — Её коленка коснулась моей киски. — Не переживай, я приведу тебя в чувство. Она лежала рядом и гладила меня по животику. Протянув руку, и достав с вазы, стоящей на столе, рядом с кроватью, гроздь винограда, она стала играться её крайней ягодой с моими губами. Мне захотелось откусить этот ароматный виноград, и я вцепилась в одну ягодку губами. Затем я ухватила её зубками и раздвинула губы, показывая Лене, как держу ягоду. Виноградина была очень крупной. Когда я начала её сдавливать и проколола кожицу, она брызнула несколькими маленькими капельками на лицо Лены. Красные капельки застыли около её губ, а одна осталась висеть на реснице. Сок из раздавленной ягоды струился из уголка моего рта. Лена нагнулась и стала языком слизывать его. Затем она поцеловала меня в губы. Сознание и силы вернулись ко мне. Теперь уже мне захотелось доставить Лене неземные наслаждения. Я повернула её на спину и уселась сверху. Взглядом Лена мне указала на стол. Там, рядом с вазой, стояла большая пиала с крупными кусками льда. Я поняла, что ей надо. Взяв один кусочек, я положила его на грудь Лены, рядом с соском. Девушка закатила от наслаждения глаза. Она приоткрыла ротик. Проведя ледышкой по соску, и видя, как он сморщивается от холода, но возбуждается, я то же самое сделала со вторым соском. Лена тихонько стонала. Взяв ещё несколько кубиков, я положила их ей на животик. По его подёргиванию и звукам, доносящимся из ротика девушки, я поняла, что ей это нравится. Наклонившись и начав лизать сосок груди Лены, я раздвинула кубики льда, глядя, как судорожно дёргаются цепочки пирсинга в её пупочке. Тут мне пришла в голову другая мысль. Раз она любит лёд, то я, собрав в ладонь ледышки, проникла рукой с ними в её трусики и приложила их к её киске. Оргазм был бурный, Лена чуть не проткнула своими острыми коготочками моё бедро, держась за него, пока кончала. Когда судороги прекратились, я виновато глянула в приоткрытые глаза Лены и сказала: — Наверно я застудила тебя? Согреть? — Конечно, согрей. Лучше если дыханием. — Только дыханием, — тихо шепча, произнесла я и принялась вылизывать её киску, запах выделений которой, свёл меня с ума. Мы ещё долго занимались любовью. Мы провели отпуск вместе. Вместе купались, загорали, играли с моей дочкой и, уложив её спать, спешили в слиться в экстазе. Лена с радостью обучала меня премудростям лесбийского секса. Особенно мне понравилась поза 69, когда мы язычками могли одновременно ублажать друг друга. Оказалось, что Лене, как и мне, нравилось чувствовать, как лижут попку и вставляют пальчик. Но самый бурный оргазм я испытала, когда она вставила мне в киску два пальца, в попку один и при этом сосала клитор. Под конец мы освоили технику фистинга. Я и подумать не могла, что мне в киску войдёт целая ладонь девушки или кулак. При этом будет не больно, а очень даже приятно. Если же рукой, то Лене нравилось, когда я вставляла ей в киску три пальца, мизинец в попку, а большим пальцем ласкала клитор. Вот так я и стала лесбиянкой. И ни чуть не жалею. Автор: Слава Пушкин. E-mail:eliri@mail.ru.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх