Лесбиянки в колледже

— — Спасибо большое! — — Не за что — подав руку, помогает мне выйти из автобуса симпатичная сероглазая девчонка лет восемнадцати. Странно, я, вроде, в свои 30 старухой далеко не выгляжу, чтобы мне руку подавали, наоборот стараюсь одеваться по-молодежному: топик, светло-синие джинсы в обтяжку, кроссовочки белые. Правда, фигура после рождения дочери далеко не молодежная, впрочем, моя Катька тоже не тростинка в 17 лет. — — А ты… вы тоже в колледж? — ага, значит, не так плохо, раз за сверстницу принимают. — — Да, тоже, я за дочкой. Меня Алина… Николаевна зовут, можно на ты. — — О, я думала, вы моложе! — а сама разглядывает меня, да что там разглядывает, она меня просто лапает глазами. — Я Олеся, давайте вместе пойдем, тут недалеко. — — Пошли, я сегодня в кроссовках, могу быстро идти, а ты на таком каблуке за мной поспеешь? — — А я привыкла уже — улыбается Олеся — в наш колледж опаздывать нельзя. — — Строгий директор? — — Скорее вахтерша, да ты сама сейчас все увидишь: мы уже почти пришли.Когда нам остается пройти в довольно узкую калитку, ведущую на территорию колледжа, Олеся внезапно останавливается и мне приходится протискиваться мимо нее. В этот момент, Олеся, глядя мне в глаза, прижимает меня к столбу, и ее коленка, обтянутая колготками телесного цвета, упирается мне в киску. Краска заливает мне лицо, и я понимаю, что дико хочу ее, прямо здесь, перед окнами всего колледжа. Особенно меня заводит, что моя дочь тоже может быть в числе наблюдателей. — — Нравится, малышка? — шепчет Олеся — Ну, хорошего понемножку! — и напоследок ущипнув меня за сосок, упархивает в темноту входа.Я лихорадочно приглаживаю одежду и поправляю волосы, с трудом подавляя желание мастурбировать.Глубоко дышу, пытаясь успокоиться.Получается плохо. Решаю все-таки войти в вестибюль.Моя мучительница стоит навытяжку перед вахтершей колледжа, дамой лет 45, и, очевидно, находится в таком же положении, как я несколькими минутам раньше. Большие серые глаза широко распахнуты, грудь высоко вздымается, взгляд негодующий и одновременно покорный. Я опускаю глаза ниже… боже, да мою Леську сейчас доведут до оргазма: рука вахтерши забралась под короткую ее расклешенную юбочку, и вовсю там орудует… ага, дыхание Олеси участилось, глаза полуприкрыты, стоны все громче… да, моя девочка, вот так… сладостный вскрик, и если бы не рука вахтерши, Олеся непременно сползла бы на пол.Странное дело, многочисленные свидетели не обратили, или сделали вид, что не обратили внимания на происшедшее. Я же, в свою очередь, поймала себя, на том, что неистово мастурбирую, закрывшись сумкой. — — Девушка, вы вахту проходить будете?! — вырвал меня из истомы повелительный окрик. Я подлетела к проходной. — — Имя, фамилия, курс — тяжелый взгляд пригвоздил меня к месту. — — Алина Лапошкина… понимаете, я за дочкой, я тут не учусь. — — Да, подойди ты ближе, не укушу — плотоядно улыбаясь, проговорила вахтерша — за дочкой она. За Катькой что ли? Теперь понятно, в кого она такая кобылка. — — Что? Я не… — мой протест был оборван сильным щипком за задницу. — — Тебе что, никто не говорил, что в джинсах не положено сюда приходить? Ты, вон, с Леськой сюда шла, она могла бы и предупредить тебя.Значит, она все видела, боже мой, как стыдно! И тут я понимаю, что вместе со стыдом во мне снова нарастает возбуждение. Мой внутренний голос еще слабо протестует, но я уже понимаю, что не принадлежу себе. Я все отдам, я буду подчиняться, стану полностью покорной, лишь бы со мной проделали, то же, что с Олесей пять минут назад. — — Снимай джинсы и кроссовки — еще один щипок, на этот раз прямо между ног. — — Ах… Как скажете… — шепчу я. — — Не слышу! — — Как скажете, госпожа. — — Уже лучше, носки тоже снимай.Сгорая от стыда, стягиваю джинсы, кроссовки и белые носочки и остаюсь передней в легком топике, не скрывающем моих затвердевших сосков, и в белых стрингах. Приказывает сесть на корточки прямо перед собой, просовывает ногу, обутою в изящную красную лодочку мне между ног. Теперь носок ее туфельки упирается прямо мне в клитор. Берет меня за подбородок и приближает лицо к себе: — — Ну, что, Линок, ты у нас пока необъезженная кобылка, но я тебя быстро приведу к покорности.С этими словами вахтерша начинает вращательными движениями ступни ласкать мне клитор, исторгая из меня громкие стоны. Я пытаюсь подмахивать, оседлав ее ногу, как собака трахает ногу хозяина во время течки. — — Да ты не только кобылка, но и сучка! — заметив мои старания, говорит она.Тут рука ее принимается выкручивать мне сосок. Как же мне хорошо! Только бы она не останавливалась… — — Хочешь кончить, развратная кобылка? — — Да, госпожа!Подняв меня, и поставив раком, рывком сдергивает с меня насквозь мокрые трусики, достает из тумбочки страпон… ого, какой огромный… и засаживает мне прямо в вахтерской будке. Я наслаждаюсь его толчками во мне. Меня начинают сотрясать множественные оргазмы, я уже не стону — я кричу в голос, кажется, я даже на некоторое время теряю сознание.Прихожу в себя лежа на столе, тут же в вахтерской будке. Вокруг меня столпились студенты и с видимым интересом разглядывают меня. Я судорожно натягиваю джинсы и кроссовки и под одобрительный хохот красная как рак пулей вылетаю на улицу.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх