Летнее приключение

Вот оно, долгожданное лето. Наконец-то наступили каникулы у студентов! Свобода, море, солнце. Слушая группу «Muse», она ехала в автобусе, а впереди её ждала лучшая подружка на своей даче недалеко от моря. На автостанции было жарко, выйдя из автобуса она шла по направлению к стоянке. Мужики сворачивали головы и что-то кричали ей в след, а она — стройная брюнетка, с длинными ножками, упругой попкой в обтягивающих шортах и грудью 3-го размера, которую прикрывал обтягивающий топик, шла в наушниках и не замечала никого. Возле машины её встречала подруга, тоже брюнетка, но выше её почти на голову и с более грубыми чертами лица, но с хорошей фигурой и ногами от ушей. Она сняла солнцезащитные очки и помахала рукой. «Привет Алла, ты как всегда всех мужиков к себе приклеила», — Алла снимает наушники, улыбается и пожимает плечами. «Ленка, а ты что завидуешь? Можешь выбрать себе парочку пузатых таксистов, мне не жалко» Так обмениваясь колкостями, подружки приехали на дачу. Слегка перекусив, начали переодеваться на пляж. У Ленки грудь небольшая, но эти торчащие соски так и притягивают к себе взгляд. Ленка в шутку требует прекратить на неё пялится, а Алла слегка краснея, хвалит пирсинг на пупке подруги. Потом они отправились на пляж, который был полупустым. В тот день море было прохладным, быстро окунувшись, подружки побежали обратно на пляж разгонять холодные мурашки на коже. Тёплые лучи солнца сверкали на загорелом теле Ленки, её ярко красный купальник состоял из двух полосок, полоска сверху на её небольшой груди прикрывали только соски, а на бедрах были стринги. Она повернулась к подруге и сказала: «Алла ты белая как молоко, можешь обгореть на солнце, тебя надо смазать кремом от загара». С этими словами Ленка начинает втирать крем в белоснежное тело подруги. Алла была в не менее сексуальном купальнике, её грудь 3-го размера удерживали треугольнички купальника, а на бёдрах были розовые плавки с цветочками. Руки Ленки приятно скользили по её стройному телу. Вернувшись на дачу, Ленка достала из холодильника холодное вино, фрукты и сладости. Так они сидели на веранде, пили вино и болтали на разные темы. Разговор зашёл про парней и секс: «Алла у тебя что, после Сергея секса совсем не было»? — спросила Ленка. «Нет, только с моим воображаемым принцем на белом коне» — сказала Алла. Ленка с улыбкой говорит: «Рукоблудишь, принцесса, смотри, сотрёшь свою горошину совсем, пока принц доскачет» — они дружно засмеялись. «А когда твой принц приедет?» — спросила Алла. «Хрен его знает, завтра, наверное» — ответила Ленка. У Ленки были свободные отношения с её парнем, приезжал, трахал её и уезжал. Алла его не переваривала, ну не любила она белобрысых дрыщей. На улице стало прохладно, и подружки переместились в спальню. Залезли с ногами на кровать и продолжали шептаться про принцев, которых они мечтают встретить. В итоге получилась смесь Джонни Депап и Бреда Питта, с синими глазами и большим членом. В комнате им стало жарко, вино ударило в голову и вот они сидели уже совсем голые на кровати. Разговор про парней и секс их распалил. Ленка, гладя грудь Аллы говорит, что хотела бы себе такую, Алла смеётся и отвечает что её стоячие соски сводят с ума не только парней но и её саму. Та благосклонно разрешает ей поцеловать её торчащие сосочки. И вот Алла уже прильнула к этим озорным, стоячим соскам. Поочередно целует их, покусывает губами, берёт их в рот и обводит языком. «Они у тебя как маленькие членики» — говорит Алла, посасывая их. Ленка улыбается, но вместо ответа у неё вырывается стон. Её соски это эрогенная зона и с каждым прикосновением губ подруги, из Ленки вырываются тихие постанывания. Алла поняла, что нашла у подруги эрогенную зону и это открытие её язык только раззадоривает, она начинает сама возбуждаться. Алла валит на спину подругу, не отрываясь от её сосков, рука сползает вниз по гладковыбритой киске, она чувствует какая мокрая её подружка, пальчики нежно пробегают по её вагине и нащупывают клитор. Слегка надавливает, потом сильнее заставляя подругу стонать ещё громче. Она чувствует, как Ленка взяла её за голову и тянет вниз. Алла поняла, чего хочет её подруга, она сама уже давно мечтала попробовать её на вкус. Её язычок врывается между её половых губ, там пахнет морем, а на вкус она немного солоновата и с кислинкой. Алла, ухватилась руками за бёдра, и с упоением начинает лизать подругу, ей нравится вкус Ленки, её постанывания заводят Аллу всё больше и больше и она продолжает терзать вагину своим язычком, потом добирается до клитора и жадно впивается в него губами. Ленка стонет и шепчет: «сейчас кончу, вот, вот, вот, быстрее, не останавливайся» — язык Аллы уже устал, но она продолжает быстро им работать пока не почувствовала как запульсировало под её губами влагалище подруги. Алла оторвала губы от её влагалища, наблюдая как та тяжело дышит и слегка вздрагивает… Она и не заметила, как её рука спустились вниз и пальцы с упоением теребят клитор. Ленка тянет её за руку и тащит дальше на себя, всё выше к самому лицу. Алла забралась на голову подруге и почувствовала, как горячий язычок дотронулся до её влагалища и начал свою приятную работу. Она чувствовала, как вся течёт от возбуждения, ей было неудобно перед подругой, но та её крепко держала за бёдра и прижималась всё сильнее к подруге, казалось, язык Ленки проникает в Аллу ещё дальше, чем член её бывшего парня. Аллу трясло от приближающегося оргазма, её бёдра уже сами елозили по лицу Ленки. В голове пронеслась мысль, что она трахает голову своей лучшей подруги, причём в прямом смысле этого слова. Она двигает бёдрами всё быстрее и быстрее и тут её накрыл оргазм и Алла повалилась на кропать. Но Ленка не отставала от неё и снова набросились на вагину своей подруги, Алла билась и извивалась, а волны оргазма накатывали одна за другой, она почувствовала что уже не язык, а пальцы подруги вовсю дрочат её вагину, Алла кричит и извивается, просит её остановиться, но Ленка и не думает её отпускать до тех пор, пока струя прозрачной жидкости не вырывается из Аллы и попадает на лицо и грудь подруги. Она пытается прикрыть свою вагину рукой, но Ленка не даёт ей этого сделать и Алла содрогается ещё пару раз и в блаженстве замирает. Только тогда Ленка отпускает её, давая подруге прийти в себя… Они заснули быстро, руки и ноги были тесно переплетены, а их наготу ничего не скрывало, луна светила в окно, укрывая их своим бледным светом… Девушки проснулись ближе к обеду, солнечные зайчики гуляли по их обнажённым телам. Накинув на себя халатики, они умылись и позавтракали. Потом Ленка собралась и поехала встречать своего парня. Алла пошла одна на пляж. Вернувшись на дачу, увидела Марка (парня Ленки), он сидел с её подругой на веранде и они пили пиво с рыбой, заметив Аллу, друзья пригласили её к столу. Так они просидели до самого вечера, болтая на разные темы, Марк развлекал девушек пошлыми анекдотами: «Я взяла его руку, положила к себе на сердце и спросила: — Чувствуешь, как оно бьётся когда ты рядом? а он мне: — Еб@ть… ох. енные у тебя сиськи!» Марк ржёт и нагло пялится на грудь Аллы, за что сразу получает втык от Ленки, а Алла показывает ему средний палец. Так за болтовнёй они и не заметили, как солнце ушло за горизонт. Потом они договорились пойти на ночное купание. Светили звёзды, на пляже никого кроме них не было, а море было тёплым. Они полностью разделись и побежали к морю, немного поплескавшись, Ленка и Алла пошли на берег согреваться вином, пока Марк ещё плавал. Ленка спросила: «Этот кабель так и пялится на твои сиськи, хочешь сегодня ночью к нам присоединиться?» Алла не ожидала такого откровенного предложения от своей подруги и замотала головой: «Ленка ты же в курсе, что Марк не в моём вкусе» — Ленка засмеялась — «Ну смотри, член у него большой, а трахаться он может по несколько раз за ночь, поэтому я его и не бросаю» «Тебе надо работать … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Летнее приключение

Пролог. Часть 1. Пару лет назад я снимал домик в деревне. Домик с банькой не далеко от глухого лесного озера, да и деревня была глухая пять старух, вот и все ее население. Деревушка находилась вдалеке от больших дорог, тогдашняя хозяйка дачи сама заблудилась, пока везла мене показывать свои хоромы, которые я собирался снимать на лето. Моим условиями были тишина, наличие не далеко водоема или речки, все эти условия в Пряхе, так называлась деревня, были. Ударили по рукам, и вот я обладатель лесной берлоги. Не хитрая мебель в доме, а самое главное русская печь были в исправном состоянии. Баня не большая, с набором шаек и всего банного инвентаря, следуя инструкциям хозяйки, затопил печь. Растопил и печь в доме, чтобы просушить его после зимы. Обживаться я решил завтра, а сегодня вечером решил попариться в баньке и лечь спать. После девяти вечера банька была готова, напарившись вдоволь, лег спать на полати, печь давала уютное и доброе тепло. Орущие динамики разбудили меня, ничего себе тихая деревенька! Сполз с полатей взглянуть на источник шума, так нагло и хамски нарушившего мою деревенскую идиллию. Около дома напротив стояли несколько машин, из одной ревела вся эта какофония звуков. Возле машин сновала компания парней и девиц, разгружая, они пытались перекричать музыку, пока один из них не выключил магнитолу, сразу же воцарилась. Среднего роста, кареглазый парень с не торопливыми движениями, уверенного в себе человека был, несомненно, лидером этой шумной компании, после его действия, возражений не последовало. Разгрузка продолжалась уже в полной тишине, казалось бы, все источник раздражения исчез и можно еще поваляться на печи, но меня как магнитом притянуло к окну, не давая оторваться от созерцания грации кареглазого. Увлекшись, задел занавеску и этим выдал себя, кареглазый бросил быстрый взгляд на мое окно, нас разделяли узкая улочка, да палисадник пред домом, отпрянув от окна, я попятился вглубь комнаты. Лишь на несколько мгновений, наши взгляды встретились и этого хватило, чтобы мое сердце стало чаще биться в груди, по телу побежали мурашки, а попка стала зудеть. Мой темперамент мне известен, и как справиться с внезапными приливами страсти тоже, так что не без усилия, но я взял себя в руки. Умывание и завтрак не заняли много времени, скоро уже открывал ворота для выезда на улицу, дело в том, что дров почти не осталось, нужно ехать за ними в ближайший лесхоз. Предусмотрительная хозяйка дачи рассказала, как туда добраться, даже план нарисовала на листке, да и за продуктами тоже надо ехать. Закрывая ворота, я услышал за спиной приветствие: — Доброе утро, сосед! Обернулся и увидел его, он стоял и улыбался мне приятной, открытой улыбкой. У меня екнуло сердце, стали краснеть уши, так проявляется мое волнение и смущение, я едва справился с собой. — Утро доброе: ответил я. — Не подскажите, как проехать к магазину? — Теоретически знаю, где он, но на практике еще ни разу не был. — Не местный, что ли? — Ага, первый день. — И мы тоже. — Тим: представился он. — Ким: ответил я, мы пожали руки. — Слушай, старик захвати, кого ни будь из наших? — Идет. Через несколько минут, в машину села длинноногая девица. — Лика: представилась она низким бархатным голосом. — Ким. — Коммунистический Интернационал Молодежи: сходу расшифровала она мое имя, обычно мое имя принимают как иностранное, и лишь старшее поколение помнит, что это собственно аббревиатура. — Я не обидела тебя своей эрудицией? — Нет, мне приятно, что юная леди не считает мое имя корейским. Она бесспорно хороша собой, шатенка, высокий лоб, чувственные губы, волоокая, красивые руки, длинные слегка полноватые ножки, не большая, но упругая грудь. В общем если не королева, так минимум принцесса, сбежавшая от папеньки короля. Хотя при всем при этом ведущая себя просто и без жеманства. Пока мы с Ликой ехали, болтали о том, о сем, подъезжая к лесхозу уже почти все знали друг о друге и о ее компании. Узнав, что сначала заедем за дровами, Лика шутливо сказала: — Дровосеки, это люди с большими… топорами! — Скорее с синими носами! Мы дружно рассмеялись. Дровосеки точно были с синими носами, от них несло перегаром, я долго не мог сойтись сними в цене, она была заоблачной, будто покупалось красное дерево, не обыкновенные дрова. Доказывая им обратное, в какой то момент понял, что они с открытыми ртами смотрят мне за спину, тут я ощутил прикосновение упругой округлости груди, а потом Лика взяла меня под руку и прижалась уже телом. На меня напал столбняк, а она с деланным раздражением произнесла: — Милый, поедем, поищем других дровосеков, может они будут сговорчивее! Сама же не трогалась с места. Синие носы после некоторой паузы стали наперебой предлагать свои услуги, вообще снизив цену, а за литр водки даже согласились разгрузить и уложить дрова в поленицу. Я сказал им куда ехать, дал задаток, и, узнал у них как проехать к магазину. Уже в машине Лика взглянула на меня, мол, ну как? — Красота страшная сила!: ответил на ее взгляд я. — Обаяние, льстец: парировала Лика. — Конечно — конечно: подумал я, обаяние, растущее от прекрасной шейки, стройное и жутко сексуальное, обаяние, слегка покачивающееся и совсем не слегка выступающее из — под полупрозрачного топика двумя острыми вершинами округлых холмов. Магазин, точнее деревенский лабаз только со стеклами, нашли сразу, на удивление здесь было, что выбрать дачнику, отдыхающему от шумного города. Покупки легко уместились в багажник машины, не было смысла набирать всего много, не далеко ехать и из берлоги периодически выбираться надо, чтобы совсем не одичать в деревенской глуши. С чем здесь была напряженка так это с презервативами, местному населению они не нужны, вспомнив моих соседок по Пряхе. Пока Лика отвернулась, я купил упаковку из тех, что были, хотя Лика и вела себя раскованно, на девушку определенного поведения никак не походила, вроде вот она я, смотреть смотри, а руками не трогай. Слабая надежда была, и она пока не собиралась умирать. Я вел себя с Ликой ровно, стараясь ни чем не выдать своего возрастающего интереса к ней, ни взглядов, ни невольных касаний, с умной девушкой такое не проходит, куколки жаждущие обожания, причем не важно от кого, еще клюют, а вот умницы никогда! Умницы знают себе цену и если хотят близости, то дают понять это, конечно с соблюдением всех правил приличия. Выйдя из магазина, мы пошли к импровизированному рынку, тут было все, чем богата округа, молоко в пластиковых бутылках из — под минералки, домашняя птица, яйцо, рыба и прочая всячина нужная и не очень и вездесущие жители жарких стран со своими фруктами и овощами. Я купил мяса на шашлык, яиц и пару кур, упаковку свежей клубники, которой угостил Лику, она с радостью приняла угощение и всю дорогу назад мы ели ее. Уже пред домом Лика сказала: — Присоединяйся к нам, наш товарищ успешно защитился, и мы будем обмывать его кандидатскую степень. Громко сказала, тоном, не терпящим возражений, так что бы вывалившая из дому компания все слышала. Я пробормотал: — Удобно ли так сразу и в чужую компанию? — А ты со мной и этого достаточно! — Конечно: ответил за всех Тим. — Сейчас только с дровами разберусь и готов внести посильную лепту: ответил я. Работники лесхоза уже вовсю разгружали и складывали в поленицу дрова, работали они споро и через полчаса, получив деньги и литр хорошей водки, уехали. Машина еще не скрылась, а Лика уже пришла меня звать, она познакомила меня со всей компанией. Мы порешили,… что праздновать будем вечером, когда стемнеет, разложим костер. Дима предложил пока маринуется мясо пойти искупаться в озере, была уже вторая половина дня, солнце стояло в зените и основательно припекало, несколько голосов согласились с ним, я же сказал, что тоже хочу замариновать шашлык по своему рецепту для разнообразия, так и разбрелись до вечера кто куда. Почти закончил мариновать шашлык, когда пришел Тим: — Как успехи? — Почти закончил. — Пошли купаться? Я ответил не сразу, мне захотелось Лики, хотя Тим привлекал меня тоже, не хотелось обижать его отказом. — Пошли, дай только плавки надену. Какие надеть я знал сразу, обтягивающие попку трусики, не вызывающие но и подчеркивающие мои округлости. Фигура у меня хорошая, стройные ровные ноги, до девчачьих им конечно далеко, хотя у некоторых нет и таких. Осиная талия, небольшие бедра, округлая попка, все это создает не плохой эффект. Меня не раз путали с девицей загорающей в одном бикини, это надоедает, с тех пор я не загораю и купаюсь на общих пляжах. Не стесняясь, Тима переодел трусы, взял полотенце, и мы отправились на озеро. Идти не далеко, я лихорадочно думал, как увести Тима от общей компании. Издалека, слышались плеск и веселые вопли купающихся. — Намутили, наверное, пошли от них подальше. — Угу: промычал я. Все складывалось как нельзя лучше, купание наедине с Тимом, а вечером будет Лика, то, что будет хотя бы петинг, я был уверен почти на сто. Отойдя подальше за мысок, мы пошли в воду. Вода уже прогрелась и приятно освежала тело. Тим демонстрировал разные стили плаванья, нырял стоял на руках на мелководье, потом и вовсе вышел на руках из воды. Струи воды стекали по его поджарому смуглому телу, все говорило о силе и ловкости, бугор на его плавках показывал о далеко не заурядных размеров содержимого. Тим был сексуален и раскован, он поймал кураж, возьмись он сейчас почти за любое дело, везде его ждала удача. Я тоже не плавал как сосиска в кастрюле, нырнув, увидел рака. — Тим, здесь есть раки, давай наловим! — Ага, только я не умею. — Это пара пустяков, ты главное не мути воду, а я пока сбегаю за маской. — Давай лучше я сбегаю, а ты половишь, так, где она? — В сенях стоит старая тумбочка, в ней. Тим как был, так и побежал в плавках. Маску я нашел случайно, бегло осматривая дом, наткнулся на тумбочку, там вместе со всяким хламом, лежала маска и пара коротеньких ласт, пригодится, отметил я. Тим вернулся очень быстро, подал мне снаряжение и стал смотреть что будет. Прополоскав маску, подогнал ее под себя, тоже сделал с ластами, сказал Тиму, чтобы он собирал в пакет с водорослями выброшенных мною раков. Нырнул, вода была мутновата, но разглядеть раков можно. Их была тут тьма, место не тронутое раки не пуганые. Нырял пока не устал, пока дыхание не сбилось вконец. — Класс!: сказал восхищенно Тим. — Где так научился? — Детство на юге у бабушки, мы пацаны целыми днями только и промышляли у реки. Раков наловлено много, они давно не помещаются в пакет, а Тимка явно побаиваясь их, так смешно пытается собрать раков в одну кучу. — Так, я за водорослями, а ты завязывай майки узлом. Раки едва влезли в наши просторные майки, нагрузившись, двинулись в сторону дома. Не доходя до околицы деревни, встретили Лику, не то озабоченным не то удивленным взглядом окинула она нас. — Где вы были? — Раков ловили: радостно выпалил Тим. Мы показали ей на пакет и майки. — Ой, какие маленькие! — Вчера по пять ну крупные, а сегодня по три, но мелкие!: в один голос произнесли мы этот старый как мир каламбур. Рак был не крупный, так себе средний, но его было много. Сам не ведая, не гадая, я стал героем дня, и если у кого и были сомнения на мой счет, то они мигом улетучились, компания приняла меня. Остаток дня до темноты прошел в приготовлении к пирушке, девчата строгали не хитрые салаты, а мы кололи дрова и готовились варить раков, жарить шашлык. Лика и Тим были всегда где — то рядом со мной. Ситуация складывалась интересная, я никогда не пользовался особым успехом ни у девушек ни у парней, если только сам настойчиво не добивался близости. Причем две трети моих попыток кончались ничем, а из оставшихся, единицы приносили то, что хотелось в данный момент. Не знаю, виден другим был проявляемый ко мне интерес двух разных по полу людей, мене это льстило и забавляло. Тревожно и не уютно стало, когда отгремели поздравительные тосты, когда виновник торжества после третьего стакана уже не мог внятно произнести название своей работы, когда началась буйная и веселая пирушка. Лика и Тим стали настойчивее проявлять знаки своего внимания, алкоголь расшевелил дремлющие под спудом желания. Люди они интеллигентные и пошлостей вроде хватания, обнимания, похлопывания не допускали, но сквозь языки огня я ловил на себе их быстрые вопросительные взгляды, ну что ты? Когда заиграла медленная мелодия, я пригласил Лику танцевать. Все и всё растаяло у меня в газах, теперь только Лика и я были реальны, все внешнее превратилось в пляску теней. Кружась в медленном танце, мы все плотнее прижимались друг к другу телами. Вечерняя прохлада заставила нас надеть ветровки, теперь же нам стало жарко от объятий и любовного жара. Медленно кружась, мы стали расстегивать сдерживающие наши порывы ветровки. Наши руки плавно скользили по телу, прекращая свое движение, когда встречали что — то интересное на теле партнера, по долгу задерживались, нежными касаниями изучали каждый сантиметр освобожденной плоти. Ниже и ниже, пока наши руки не коснулись тайных мест друг друга, еще трепетнее и нежнее стали наши движения, мы замерли, подставляя ласкам жаждущие свои секреты. Сначала вскользь, будто ловя ладонями исходившее от нас тепло любовной истомы, потом все страстнее ощупывая и поглаживая, друг друга. Сквозь мягкую и тонкую ткань обтягивающих брючек Лики, моя рука ласкала трепещущую плоть лобка, ладонь ощущала растущий и пульсирующий бугорок клитора. Подрагивая всем телом, покачивая бедрами, Лика двигалась навстречу в такт моей руке, сама же пытаясь объять разом всю мою мошонку, водила по ней вверх в низ. Ее тонкие нежные пальчики порхали над набрякшим членом, то нежно поглаживая его, то судорожно сжимая. Немного отстранившись от Лики, я развернул ее спиной к себе. Положив руку на лобок, плотно прижал ее к наливающемуся нетерпением фаллосу. Лика задвигала попкой и, откинув голову назад, подставила свою шейку под мои поцелуи. Моя рука приподняла резинку Ликиного топика и ощутила прохладную упругость груди. В мою ладонь уперся твердый эрогированный сосок. Пропустив его между пальцев, я стал нежно сжимать ее грудь. Лика задрожала еще больше, ткань под рукой на лобке намокла, ее движения стали быстрыми и порывистыми. Она трепетала в любовном экстазе, извивалась всем телом. А я целовал Ликины пересохшие губы. Моя рука крепче сжала ее грудь, другой рукой я быстро принялся водить по клитору. Несколько быстрых движений и Лика забилась в судорогах экстаза. После этого она обмякла. Повернув Лику к себе лицом, обнял ее, она прижалась ко мне всем телом и тихонько подрагивала. Пирушка была в самом разгаре, компания расслаблялась по полной программе! Одна девица показывала стриптиз, двое парней ей аплодировали. Троица — парень и две девицы вовсю занимались петингом, я узнал в парне Тима. Еще кто — то тискал кого — то, музыка, шум, визг, темнота, озаряемая гаснущим костром, вот был фон, на котором происходила наша с Ликой любовная игра. Не сговариваясь, мы пошли ко мне. Пару раз останавливались, обнимались и целовались. Пока дошли до дома, возбуждение охватило нас. Перед кроватью мы уже просто срывали с себя то не многое, что не успели снять, войдя в дом. Лика набросилась на меня с яростью голодной тигрицы. Не успел я коснуться кровати, как она тут же оседлала меня. Быстро ввела мой член в себя и задвигалась в бешеном темпе. Я почувствовал, как ее клитор трется об меня. Лика насаживалась на мой член с такой неистовостью, что я испугался, как бы она в порыве страсти не сломала его. Застонав, утробно и надсадно, Лика забилась в экстазе, увеличивая и без того быстрый темп движения своего тела. Вскоре ее судорожные движения прекратились, и Лика рухнула на меня, едва не разбив мне лицо своей головой. Спустя несколько минут она поудобней улеглась на мне, вытянула свои ножки вдоль моих ног и, обхватив мою шею руками, поглубже ввела мой фаллос в себя. Я гладил ее спину и попку, напрягал член, и она каждый раз вздрагивала от моих ласк. Мне это нравилось, и я проделывал это не раз, ощущая, как после моих действий Ликино тело на миг вздрагивало, напрягалось, потом расслаблялось. На следующий день Лика вела себя как, не в чем не бывало, ровно, так как с хорошим знакомым и не более. Остаток дня компания вяло собиралась в путь — дорожку, под вечер, наконец, собравшись, они, двинулись в путь. На прощание они лишь пообещали чаще заворачивать в этот медвежий угол и пожелали мне не скучать. Так наступило мое уединение. Вечерняя прохлада приятно освежала тело, я вынес кресло в сад и наслаждался закатом солнца и воспоминаниями пошедшей ночи. То, что один я здесь не заскучаю, было ясно, вот только кто первый он или она, найдут повод приехать в гости. И не ошибся, часа через четыре после их отъезда раздался звонок, звонил Тим. Связь здесь никудышная, прерывистая, все, что смог разобрать, так это посмотреть в доме и вокруг часы и что он приедет. Пока мы общались в «испорченный телефон» в наш разговор пытался вклиниться еще один собеседник, это Лика. Она мне говорила про косметичку, якобы забытую у меня в доме. Все складывалось, как я и предполагал, главное, что бы не явились в один день. Моя фантазия унесла меня далеко от реального мира, а когда я вернулся, на улице уже было довольно прохладно. Ночью мне снились Ликины груди и нечто в плавках Тима. E-mail автора: yanus21@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Летнее приключение

Это случилось год назад. «В городе + 25, лето…», как пел Виктор Цой. Действительно жарковато для Питера! По улицам все ходят полуголые, мороженое и напитки разлетаются из ларьков за считанные минуты, холодильники гудят и отказываются работать. Все стремятся уехать из города, поближе к воде, но куда там? У кого — учеба, у кого — работа. А у меня — вступительные экзамены в ВУЗ. Ах, да, забыла представиться! Меня зовут Алена, мне 20 лет. Живу с родителями. Скромная, немного стеснительная, но в меру. Секс был впервые в 18 лет, у меня было 2 молодых человека, и небольшой опыт с девушкой. Дома иногда смотрю порнушку, хулиганю с душем)) В общем, все как у всех, ничего необычного))). Так вот, в ночь перед экзаменом спала я мало, зубрила. И вот, день экзамена настал. С утра я была на нервах, без конца повторяла прочитанное, и постоянно пила воду — то ли от нервозного состояния, то ли от жары. Наконец, моя очередь. Я зашла в аудиторию, взяла билет и пошла готовиться. Прочитала задание билета «Роль Наполеона в войне 1812 года». Ну, тут я должна справиться. Второй вопрос посложнее: «Реформы Н. С. Хрущева», но тоже в голове что-то есть. Немного успокоившись, я поняла, что хочу в туалет. «Черт, надо же столько воды выхлебать» — подумала я, но было поздно. Не пойдешь же просить комиссию отпустить меня пописать… Ладно, терплю, строчу на бумажке ответ. В аудитории тишина, чуть поскрипывают скамейки, у окна жужжит муха, слышен редкий кашель, и шаги экзаменатора по аудитории — ходит, смотрит, что бы не списывали. Ходит, и все на меня смотрит. Чего, думаю, пялится? Понравилась, что ли? А фиг ему! Не дождется! Нарезав пару кружков, он ко мне подходит: — Девушка, как ваша фамилия? — Ковалева… — от неожиданности я даже ручку выронила. — А что же вы, госпожа Ковалева, списываете? Вот, думаю, козел! С чего ты взял?! Я ведь реально не списываю! — Нет, — говорю, — не списываю. Препод хмыкает в ответ: «Знаем мы таких… «. Берет меня за плечо и отодвигает от парты. Я, повинуясь его руке, откидываюсь на спинку скамьи. Он кладет мне руку на коленку, и что бы вы думали?! Бесцеремонно отодвигает подол платья вверх, почти до самого бедра! Теперь ему виден шов колготок между ног, и мои трусики. — Вы что делаете?! — возмущению моему нет предела! — Что вы себе позволяете?! На нас уже оборачиваются остальные студенты. А этот тип, рассмотрев мои ноги, говорит: — Извините, я не хотел вас обидеть, просто многие шпаргалки на ногах пишут, и юбкой закрывают. А я за вами наблюдаю, вы все время вертитесь, за платье хватаетесь, я и подумал… Еще раз извините, готовьтесь. Блин, ну вот как тут теперь готовиться?! Я вся горю от негодования. Верчусь я, понимаешь, ли! Ты бы в туалет так хотел, я бы на тебя посмотрела, как бы ты вертелся. Через какое-то время, иду отвечать. Держаться уже не просто, но выхода нет. Отвечаю. А они мне все: «Девушка, да вы не переживайте так, вы все верно отвечаете!». Наконец, пожилая тетенька сжалилась: «Если ни у кого вопросов нет, предлагаю, Ковалеву отпустить — на ней уже лица нет, сейчас сердечко не выдержит. Идите, девушка!» Выхожу из аудитории, на меня набрасываются друзья по несчастью: «ну как?!», «Чего спрашивали?!», «Можно списать?!», и еще 100 вопросов сразу. Вырваться не возможно, рассказываю все что знаю. Чувствую, а острое желание пописать, вроде бы и ушло уже. Но все равно, иду в туалет. Дергаю за ручку — заперто! Что ж, думаю, такое?! Уборщица рядом моет пол: — Закрыт туалет! — говорит, не отрываясь от мытья — на ремонте. В мужской иди. Делать нечего, иду в мужской, в другом конце коридора. В туалете стоит компания молодых людей, курят. — Заходи, красавица, мы не обидим! — гогочут. — Нет, уж, спасибо, я в другой раз. — не хватает еще при них идти. Ладно, думаю, до дома — полчаса езды, дотерплю, тем более, не так уж и хочется почему-то. Ехать мне действительно не долго — несколько остановок на автобусе от Среднего проспекта Васильевского острова до Наличной улицы, ну и там еще минут пять-десять пешком до дома. Залезла в автобус. Вот где настоящая сауна! — Ого, да тут при входе надо веники и простынки выдавать! — шутит мужик рядом со мной. Народ хохочет. Едем. Хоть бы окошко открыли… Жарко, ужас, автобус еле-еле ползет, и я начинаю опять понимать, что мне бы сейчас хорошо не только веник с простынью, а еще и горшок, потому что желание опять подкатывает, мерное раскачивание автобуса этому способствует. Едем. Я уже сжимаю коленки и бедра, но это помогает мало. Собираю всю волю в кулак, терплю. Народу в автобусе прибывает, уже довольно тесно. Чувствую, сзади кто-то касается рукой моей попы. Блиииин!!! Этого еще сейчас не хватало. Все девушки рано или поздно через это проходят, и не раз, и я не исключение. Ну, есть у нас извращенцы — любители в транспорте лапать. На этом сайте куча рассказов про то, как это девушкам нравится, как они чуть ли не оргазм испытывают при этом. (Эксклюзивно для pornoskaz.ru— секситейлз.орг) Не верьте! Это вранье! На самом деле это очень противно. Ну, ладно еще мужчина симпатичный, так нет, симпатичные таким не занимаются — у всех симпатичных все с девушками и так получается, только уродам остается чужие попы в транспорте лапать. Все эти мысли пронеслись у меня в голове, пока рука сзади не стала более настойчивой, и я уже чувствовала не легкие касания, как бы невзначай, а реально грубую пятерню на своей попе. Он водил рукой вверх-вниз, и слегка сжимал мою левую ягодицу — («полупопие», как говорит моя подружка, ха-ха, юмористка, но мне не до смеха сейчас). Я пытаюсь отодвинуться, но тщетно — в салоне автобуса просто нет для этого места. Чувствую, как пальцы начинают медленно задирать платье. Ну, думаю, нет, этот номер не пройдет. Хватаю его за руку и сжимаю, отталкиваю, от себя. Пустой номер. Рука опять у меня на бедре — гладит, пытается задрать платье. Фу, как мерзко! Да еще и писать хочу, сил нет! Ну что за день?! Его руки перемещаются на мою талию. Он прижимается ко мне сзади всем телом. Отчетливо ощущаю его член своей попой. Он трется, свозь легкую ткань я чувствую его форму, каждое его движение. Руками он держит меня за талию, прижимает к себе, а членом тыкает мне в попу. Вот, думаю, здорово… меня трахают прямо в автобусе! Руки обвили меня спереди, и уже гуляют по животу и лобку. Член как будто раздвигает мою попку и норовит скользнуть внутрь. Ну нет, такого допустить нельзя! Громко вопрошаю у стоящей впереди женщины: — Вы выходите сейчас? — Нет, — отвечает, — давайте местами поменяемся. Меняемся местами. Вот и остановка. Приставалы рядом нет, можно и не выходить, но паренек, стоящий передо мной, слышал мой вопрос, и, спустившись со ступенек, галантно подал мне руку. И улыбнулся при этом так, что я про все забыла. Конечно, я не могла отказать ему, взяла его за руку и вышла из автобуса. — Алексей! — парень, смотрю, времени даром не теряет. — Алена, — отвечаю. — Спасибо вам. — А как вы, Алена, относитесь к тому, что бы составить мне компанию? Дело в том, что я совсем не знаю города, мне нужно к метро. — А зачем же вы вышли?»Приморская» через 2 остановки. — А вышел, потому что вы вышли. Как я мог уехать в этой жуткой повозке, когда вы останетесь тут? Или вы предлагаете мне проводить вас взглядом через окно и забыть?! Он мне определенно нравился. Симпатичный, язык подвешен как надо, красивые сильные руки, и обворожительная улыбка. С удовольствием с ним бы пообщалась! Но, блин! Что же мне делать? Из меня реально сейчас уже потечет! — Алена, я по вашим глазам вижу, что вы направляетесь в сторону метро. Проводите меня, пожалуйста — продолжает клеиться Алексей. — Ну, ладно, я действительно иду в ту сторону, так и быть, можете меня сопроводить! — ну не на шею же мне ему бросаться! Идем, треплемся о том, о сем. Как живете, как животик, не болит ли голова. И все в таком духе. А у меня мысли только об одном: где тут туалет?! И, как назло, ни … одного кафе по пути! Только длинные серые дома — восьмиэтажки с кучей подъездов. Я остановилась, понимая, что если я еще сделаю шаг, то на асфальте появится лужа. План созрел в голове мгновенно. — Леша, на этом месте я тебя оставлю, мне сюда. — указываю рукой на ближайший подъезд. — Ты тут живешь? — Нет, к подружке, по делам заскочу. — А можно с тобой? — Нет, прости, нельзя. — Ну, тогда я тебя тут подожду — ты надолго? — Да нет, минут на 10, если хочешь — жди. — все-таки парень симпатичный, я не против продолжить знакомство. Делаю ему ручкой и скрестив ноги буквой Х, ковыляю к подъезду. Меня заботит 2 мысли: моя походка — ведь он 100% на меня смотрит сзади, и что я буду делать, если на двери окажется домофон. Дошла кое-как. Ура! Домофона нет! Вызываю лифт. Чувствую, как кое-что уже просачивается сквозь меня, и трусики уже мокрые. Сколько раз проклинала себя за нелюбовь к ежедневкам — прокладка сейчас немного бы выручила. Еду в лифте, и не представляю, что я должна сейчас делать — никогда не делала этого в подъездах. В кустах — было, даже между вагонами электрички было. А вот в подъезде — нет. Восьмой этаж. Последний. Выхожу, оглядываюсь. Направо от лифта — квартиры, налево — лестница. Выхожу туда. Площадка с мусоропроводом, вниз — лестница на седьмой этаж. Ну что? Прямо тут? Раздумывать времени нет, Еще в лифте я поняла, что трусы и колготки безнадежно мокрые. Бросаю сумочку к окну, быстро сдергиваю с себя колготки, спускаю до колен трусы, и присаживаюсь, лицом к лестнице вниз. От напряжения не могу начать сразу, приходится провести пальцами по киске — щекотка расслабляет мышцы, и вот, наконец, первые капельки падают на бетонный пол, а за ними и целая струя вырывается из меня. Как же это приятно! Моча течет мощным потоком — остановиться я уже не могу. Лужица подо мной увеличивается, затекает под туфли, устремляется вниз по ступенькам. Мелкие капли брызгают мне на ноги и попу, но я этого не замечаю: мне хорошо! Наконец, поток иссяк! Теперь нужно что-то придумать с одеждой. Встаю, проверяю масштаб бедствия: трусики мокрые насквозь, колготки влажные. Так идти — не вариант. Отошла немного от лужи, снимаю и то и другое, попутно оглядывая место преступления: Напрудила я не мало: большая лужа с брызгами вокруг на площадке, и струйка, стекающая вниз — дотекла уже до следующего лестничного пролета и продолжает течь дальше. Колготки и трусики — в сумку — дома постираю. Платье у меня до колен, ничего, дойду до дома и так. Слышу, как загудел лифт. Идет вверх, надо сматываться отсюда. Хватаю сумочку, поправляю платье, делаю лицо «вот ведь, сволочи, в подъездах гадят!!», на случай, если с кем-то столкнусь и иду к лифту. Он останавливается этажом ниже. Слышу шаги, но не к квартирам, а на лестницу. Негромкий мужской кашель. И тишина. Стою. Внизу — тихо. Любопытство берет верх. Выхожу тихонько на лестницу, смотрю через перила вниз. На площадке седьмого этажа стоит паренек лет 16, спиной к окну, роется в телефоне. Ну, думаю, фиг с тобой, и собираюсь вызвать-таки лифт. В этот момент, на всю лестницу из его телефона раздаются звуки порнушки — кто-то стонет и ахает. Интересно! Перегибаюсь через перила, смотрю вниз. Так и есть. Стоит, смотрит на телефоне видео. Наблюдаю. Он несколько раз перелистывает разные ролики, звук сделал совсем тихо. Ах ты, маленький, извращенец! Надо его напугать! Собираюсь громко крикнуть что-то, но в этот момент, он приспускает свои штаны вместе с трусами, и начинает онанировать! Член реально внушающих размеров, как у взрослого. Мне все хорошо видно. Стоит, одной рукой держит телефон, второй — водит туда-сюда по своему пенису. Не спеша так, с чувством… Ммм… милое зрелище. Прижимаюсь к перилам, смотрю вниз. Как же парни это сексуально делают… Мальчишка, кажется, не видит ничего вокруг. Он уставился в экран телефона, а рукой ласкает себя. Его движения становятся все быстрее. Он уже не просто водит рукой, а дрочит что есть силы! Ооо! Как это зрелище завораживает! Внезапно, на его этаже слышен звук щелчков замка и открывающейся двери квартиры. Парень быстро натягивает трусы, и застегивает молнию на штанах. Тут я, словно со стороны вижу себя: щеки раскрасневшиеся, дышу часто, через рот, лобок прижат к железному уголку перил, и елозит по ним. Ух! Я реально возбуждена! Делаю шаг назад, что бы не попасться на глаза выходящему жильцу. — Привет! — женский тонкий голос — Здорово! — мужской, моего парнишки. — Давно ждешь меня? — Минут 15. Чего ты так долго? Я уже хотел уходить. — Да, от отца было не избавиться: уроки ему покажи, суп доешь… Я тихонько нагнулась над перилами, выглядывая вниз. Рядом с моим парнишкой стояла девушка, по виду — его ровесница. Маечка на бретельках, плиссированная юбка чуть выше колен, обувь — не видно. — Ну, иди ко мне. — мальчик взял девушку за талию и притянул к себе. Целуются. В гулком подъезде слышны звуки их губ… шорох соприкасающихся тел.. — Не надо… — девчушка перешла на шепот, оторвавшись от объятий. — Что ты удумал?! Не тут же! — Ну, а что такого? Никого же нет… я скучал по тебе… Руки парнишки опустились ниже, и гладят, сжимают попку девочки через юбку. — Я тебя хочу… — его шепот переходит на хрип — Я уж чувствую! — девочка пытается шутить — уперся своей штукой в меня! Парень немного отстраняет тоненькое тело девушки от себя, расстегивает штаны, и достает свой член. Он возбужденно выпрыгивает вперед, уставившись на свою жертву одним глазом. — Ну не тут же! — голос девушки уже не так уверен, а рука хватается за его пенис. И начинает теребить. Он закрывает глаза, и откидывает голову назад. Хорошо вижу его лицо. Ему явно очень приятны эти прикосновения. Я тоже не железная. Прекращаю ломать перила своим лобком, немного отстраняюсь, задираю свое платье и кладу ладонь на свой лобок. Трусиков нет, так что ничего мне не мешает трогать себя. Это приятные прикосновения. Впервые я это поняла давно, еще в детстве, и с тех пор не упускаю возможности поласкать себя, если есть возможность и настроение. Ну, а сейчас — ситуация прямо созданная для этого! — Поцелуй его, пожалуйста! — хриплый шепот снизу. Девочка уже не очень сопротивляется, и присев на корточки принимается ласкать своего друга губами. Рукой теребит яички, а сам пенис страстно заглатывает ротиком. Зрелище достойное порно фильма! Наблюдаю за ними сверху, лаская себя рукой. Я возбудилась. Я бы тоже не против того, чтобы сейчас к ним присоединиться. Внезапно девушка отрывается от парня. Продолжая дрочить ему член рукой, смотрит снизу вверх на него, и говорит: — Я тоже хочу что бы ты меня поласкал. Как тогда, у тебя дома, помнишь? С этими словами она встает, подходит к стене, кладет на нее ладони, и прогибает спинку, слегка расставив ножки. Такую позу заставляют принимать преступников перед обыском в кино. Теперь время мальчика нагнуться. Он встает на колени сзади нее, поднимает ее юбку и стягивает вниз до колен ее розовые трусики. Ммм… красивая спортивная попка! Его лицо прямо возле нее. Не медля, он кладет ладони на нее, слегка разводит в стороны ее ягодицы, и утыкается между ними лицом. В подъезде тихо, слышно только ее тяжелое дыхание и сдавленное постанывание. Чувствуется, что такие ласки ей доставляют большое удовольствие. Ну, а мне удовольствие доставляет это зрелище, и, конечно, мои пальчики, которые уже вовсю гуляют у меня в промежности, вызывая волны чего-то теплого и возбуждающего. Видимо не смея больше сопротивляться своим мужским инстинктам, парнишка отрывает свое лицо от попки девушки, он встает, и рукой пытается вставить свой член в ее лоно. Она тут же разворачивается, повисает у него на шее, и громко шепчет: «ну, не здесь, я же говорила, что первый раз у нас должен быть красивым, а ты хочешь прямо на грязной лестнице! Давай я тебе помогу… « Она хватает его за член, и принимается неистово дрочить, впившись своими губами в его губы. Я тоже не даю себе отдыха, и продолжаю теребить … свою киску. Она влажная, она горячая! Мальчик начинает учащенно дышать, его оргазм близок. Он издает глухой стон, и извергает сперму. — Блин! Только не на меня! — девчонка отодвигается в сторону, и его семя летит ей на руку и на бетонный пол лестничной площадки. Он шумно втягивает воздух и натягивает на себя штаны. Девочка деловито достает из сумочки салфетку, и сплёвывает в нее, вытирает ей свои губки, а потом руку. — Мне понравилось! — И мне! Пойдем? — Ага, пошли скорее, а то мы уже опоздали! Ребята обнимаются, и вызывают лифт. Мне их почти не видно. Только часть их тел, но можно понять, что они целуются, пока кабина доезжает до их этажа. Двери с шумом раскрываются, и они уезжают вниз. Я иду вниз по лестнице, на место, где они только что стояли. Присаживаюсь на корточки, и пальцем собираю капли его спермы с пола. Подношу к полу и нюхаю. мм… да, это тот самый пряный запах мужского семени, от которого у меня кружится голова. Поднимаю с пола смятую салфетку. Да. Она очень влажная. От нее пахнет ее духами и его спермой. Разворачиваю ее, в середине — вся влага. Трогаю пальцами — густая, тянущаяся жидкость прилипает к ним. Ох, как это волнующе. В голове так все затуманилось, я провалилась в свои грезы, и даже не заметила звука поднимающегося лифта. Очнулась я только тогда, когда двери лифта с шумом раскрылись на моей площадке, и из него вышел Алексей. — Ничего себе, «10 минут» — его голос был таким же звонким — я там уже соскучился ждать, и решил тебя поискать! С тобой все в порядке? — он окинул меня взглядом. Я стояла красная, растрепанная, с салфеткой в руках, и явно не в себе. — Да, все хорошо, просто стало жарко. — Э! Да это может быть тепловой удар! — он решительно подошел ко мне вплотную и положил ладонь мне на лоб — Ты горячая и влажная! Ты точно себя хорошо чувствуешь? Я не могла отвечать. Пережитое недавно, его близость, его запах, сделали свое дело, и я сделала какое-то безумие. Я поднесла пальцы к его губам и провела по ним. Он принялся их целовать, и взял в рот. Мысль о том, что Алексей облизывает мои пальцы, измазанные в сперме того парня и слюне той девочки, вызывают во мне новую волну страсти и похоти. Ноги слабеют. Он отрывается от моих пальцев, и переключается на мои губы. Отлично целуется! Нежно, сильно, страстно. Он притягивает меня к себе, обнимает. Чувствую себя вещью в его руках. Он мой хозяин, я его рабыня. — Ну что, сучка, сейчас я тебя накажу, за то, что ты такая блудливая тварь! — его голос так же звонок, но в нем больше металла. Смысл сказанного до меня доходит не сразу. — Ты ведь грязная сучка, так? — Да, я сучка. Накажи меня, хозяин. Не знаю, откуда это во мне. То ли из порно фильмов, то ли из фантазий про БДСМ, в которых я всегда представляла себя безвольной жертвой. — Встань лицом к стене и подними платье. Я повиновалась. Эти фразы зажгли во мне что-то потаенное, страстное, всегда тщательно скрываемое даже от самой себя. — О, да ты уже без трусов? Истинная блядь! — он подошел ко мне сзади, и со всей силы шлепнул ладонью по попе. Боль. Как ожег. Еще удар. Еще. Он шлепал несколько раз так, что кожа на попе горела. Я инстинктивно закрыла ее руками. — Нет, сучка, закрываться нельзя. Возьми в руки края платья, подними его, и так держи! Я сделала это. — Теперь нагнись. Я прогнула спину, придерживая платье. Сзади послышался шорох одежды, затем он шагнул ко мне и без всякой подготовки вошел в меня. Я ощутила просто огромный член. Члены моих бывших парней уступали этому значительно. Алексей не останавливался, методично трахая меня. Он глубоко входил, и вытаскивал его из меня почти до конца. Наслаждение! Кайф! Нирвана! Я поняла, что сейчас е сдержусь, и слегка застонав, испытала мощнейший оргазм. Ноги мои меня не удержали, и я стала сползать вниз по стене. Но Алексей не дал мне упасть. Он подхватил меня руками за бедра, и, не обращая внимания на то, что меня всю трясло в конвульсиях, продолжал исступленно меня трахать. Это продолжалось несколько минут. Потом он кончил, зарычав как тигр. Он схватил меня за волосы, и со всей силы упер лицом в грязную стену. Он излился мне на попу, спину, киску. Спермы было так много, что я чувствовала, как она течет по моим догам до ступней. Я парила в небесах от удовольствия. Алексей ослабил хватку, прозвучал звук застегиваемой молнии. — Ты, сучка, доставила мне удовольствие, спасибо тебе! Я надеюсь и тебе понравилось. Стой так не шевелясь, пока не досчитаешь до 100. И вспоминай меня! 1.2.3. Шаги. 15.16 Звук поднимающегося лифта 21.22.23 Открывшаяся дверь лифта, нажатая кнопка, лифт поехал вниз 55.56.57. Я стою, уткнувшись лицом в стену, держу руками подол юбки, выставив голую попу, 71.72.73. С внутренней стороны бедер, по ногам течет сперма. 89.90.91. Ох, как мне хорошо! 99.100. Распрямляюсь, поправляю платье, поднимаю сумку, бросаю салфетку, которую сжимала все это время в руках, иду к лифту. Меня почти изнасиловали. А может и не почти. Мне хорошо. Меня ничего не волнует. В голове мысль, что я хочу, что бы мой парень сделал мне кунни прямо сейчас, пока я вся в сперме Алексея. С лукавой улыбкой достаю телефон — Алее, Сереж? Привет! Ты сейчас можешь ко мне приехать? … Спасибо за внимание, рассказ основан на реальных событиях из моей жизни, ну, чуть-чуть приврала))) Пишите отзывы и пожелания о новых сюжетах. Целую, пока!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Летнее приключение

Я хочу рассказать вам историю, которая случилась, когда мне было 10 лет. Случилась она ещё тогда, когда вход в кино был всего 10 копеек, пионерские лагеря и ещё много чего для детей. И ещё я расскажу её вам именно так, как она мне запомнилась, со всеми моими детскими выражениями. Так случилась, что за все свои 10 лет я ни разу не был в деревне и в настоящем лесу, и даже в пионерском лагере. У папы ни кого не было, так как он вырос в детдоме, а Мама поссорились с дедушкой и бабушкой и по этому, сколько я себя помню так ни разу и не разговаривала, и не встречались друг с другом. Бабушка жила далеко в деревне и родители по этому не встречались с ними. Но вот однажды весною дедушка всё же приехал к нам в гости, и они наконец-то помирились вместе с Мамой. И после этого он приеглосил меня на каникулы в гости на всё лета, чему я был, конечно, очень рад. Летам я приехал к бабушке и дедушке, и стал, наслаждался жизнью в деревне, первые три недели пролетели так быстро, что я их почти не заметил. Ну, вот и настал этот день, когда всё и произошло, а чём я до этого момента не кому не рассказывал. В этот день я решил сбегать в маленький городок, который находился, примерна в 7 км от нашей деревни, если идти по короткой тропинке через лес. Дело в том, что в город приехал цирк, и я очень хотел туда сходить. Бабушка дала мне денег на билет, а я взял свою любимую кепку, которую получил как приз на соревнованиях в школе, и побежал в город. Представление было проста замечательным. После я погулял немного по городу и пошёл дамой. Было примерна 2 часа, ярко светило солнце и я не спеша, шёл по лесу, укутанному лёгкой прохладой. Пройдя примерна половину пути я увидел, как не далеко от тропинки какой-то дяденька чего-то копает в этот момент, и он меня заметил, и крикнул — эй, мальчик не мог бы ты мне помочь? Я как образцовый пионер, который всегда помочь старшим свернул с тропинки и пошёл к нему. Подойдя, ближе я увидел, что он выкапывал какие-то гильзы и другие железяки времён воины. В данный момент он не мог вытащить кокой-то ящик, и я стал помогать ему вытаскивать его из земли, как мы не старались, он не поддавался. Тогда он предложил мне вылезти из ямы встать по кроям с одной стороны, а он встанет с другой, и попробуем ещё раз. Я так и сделал. Я оказался спиной к нему и нагнулся, чтоб ухватится за ящик, но так как яма была довольна глубокой, то я согнулся почти пополам, что впрочем, не было для меня проблемой, т. к. я занимался в спортивной секции и мог спокойна, садится на шпагат и был вообще очень гибким и упругим. Но в этот день я не планирывал ничем заниматься и по этому у меня были одеты коротенькие и обтягивающие шортики. По этому, когда я согнулся, они совсем обтянулись на моей попки, да так что чуть не порвались, как только я ухватился за ящик и стал тащить его вверх, в это время что-то затрещало, и чуть не лопнула у меня сзади, я от неожиданности дёрнул сильней и ящик сдвинулся с места. От этого рывка я не удержал равновесие и стал подать назад, бросил ящик и стал хвататься за воздух. Дяденька в этот момент спрыгнул в яму и успел меня поймать, одна его рука обхватила меня под мышкой и за грудь, а другая попала между моих ног и ладонью на письку. Поймал он меня, получилась как большую куклу. И сказал. — надо чуть осторожней. И поставил на землю. И спрашивает. ну, хочешь посмотреть, что мы тут выкопали? Конечна! Как тебя зовут? Денис. А меня Алексей. Хорошо посмотрим, но только не здесь. Отойдем немного в глубь леса, там у меня лежат и все другие находки так, что если хочешь, можешь и их посмотреть. А смотреть была, на что там и патроны большие и маленькие и снаряды от каких-то маленьких пушек и много Другова. В ящике оказались какие-то бумаги, мне это было не интересна, и я стал проста, перебирать их пачками, но вот из очередной пачки выпали несколько фотографий, на которых два дядьки на фоне немецкого флага чем-то занимались голыми. Я посмотрел их и спросил у Алексея. А что это они делают? Он взял фотографии посмотрел, держась за подбородок, чему-то улыбнулся и отвечает. Они занимаются любовью. Как это любовью. Нуу, делают друг другу приятна. Понимаешь? Не а — Ну, если хочешь, то я могу тебе показать, но при условии что ты об этом ни кому не росскажеш и патом мне сделаешь также. Ну, как? Хочешь? Ну и конечна, мне очень хотелась попробовать, то чем занимались взрослые дядьки и конечна сама тайна, что нельзя никому говорить меня тоже очень завораживала. — Да. Сними свою маячку. Сказал он и собрал бумаги, в ящик, оставив только фотографии. И подошёл ко мне и спросил Хочешь всё попробовать или что-то одно? Всё лучше. Он подошёл ко мне, и сам снял с меня шортики, трусиков у меня не было т. к. шортики были у меня в обтяжку, я в них бегал и купался, высыхали они очень быстро, по этому трусики я не одевал. Он взял двумя пальцами мою писку и стал водить по ней туда и обратно, из-за этого она у меня стала твердой и большей. Потом открыл кожицу и взял мою писю в рот как на одной из фото и стал водить языком по кругу и чуть посасывать, беря её то целиком, то только одну головку. Через пару минут мне вдруг стало становиться, так приятна, что я хотел, чтобы он продолжал бы так целую вечность. Толька я подумал об этом, как вдруг по моему телу пошли как будто маленькие электрические разряды, и стало очень приятно я от такой неожиданности чуть не потерял сознание и опять чуть не упал, но Алексей удержал меня на ногах. Потом встал и спросил. Ну, как? Теперь понимаешь? Да это просто так здорова. Ну, теперь твоя очередь. Ну, давайте я попробую. Тогда он снял свои брюки и трусы, его писка была уже твердой, примерна такойже длинной как на фото, но немного тоньше. — Но смотри т. к. я большой, когда мне будет приятна, то из моей писи польётся жидкость тогда можешь остановиться и отойти или если хочешь, можешь проглотить это не моча совсем другая жидкость. Я подашёл и стал брать её в ротик, она еле влезла мне в рот, но я ста повторять тоже, что делал до этого он мне, через минуту у меня стало получаться, довольна хорошо. И вся его писка стала помищаться у меня во рту, даже как-то в горла стала заходить. Я так сосал минуты три, как вдруг он вздрогнул, и мне в горла ударила, кокая-то, струя я от неожиданности чуть не поперхнулся. Но я продолжал свои движения, он продолжал вздрагивать, и видима видя, что я не отошел, положил руки мне на голову и стал тоже понемногу одевать мою голову на свою писку. Так он вздрагивал еще где-то минуту, потом вытащил свою писку из моего рта и присел отдышаться на ящик. У меня в это время пися опять стала большой и твердой, я даже не заметил, когда успела. И ещё кокая-то, прозрачная жидкость была размазана по всей моей писке. Как хочешь продолжить или хватит? Продолжить. Тогда давай смотри, как на этой фотке засовывай свою писю мне в попу и понемногу суй туда сюда. Ну не бойся, давай. Может сначала вы? Нет, давай сначала ты у тебя вон уже и пися большая и твердая, а у меня нет пока. Я хотел было вытереть писю об майку но, он меня остановил и сказал что это так и должно быть. Он повернулся и оперся локтями на ящик, а я подошел и стал пихать свою письку ему в попу. Благодаря жидкости на писе это получилась, довольна просто. И уже через минуту мне опять стало очень приятна, а еще через минуту я стал всё быстрей совершать свои движения, и вдруг на меня как волна накатилась приятная слабость, и я на минутку как бы провалился в мир наслаждений. После Алексей спросил — ну как тебе это? — Это ещё лучше. Ну, тогда одевайся. А как же вы? Мы же догаварились что сначала я а потом вы? Понимаешь, если я буду тебе засовывать, тебе может быть немного больна. Ну и что мы же догаварились. Как хочешь. Его писька была уже большой, и я повернулся к нему своей попкой и залез совсем на ящик. Он подошёл и стал водить своей писькай мне по попе, смазывая её жидкостью с писки, потом засунул туда свой палиц и несколько раз сунул и высунул. И после этого стал потихоньку засовывать свою писю мне в попу. Потом взял меня за пояс и вдруг резка дёрнул на себя, я чуть вскрикнул, но боль сразу почти прошла, а он сказал. — Расслабься Денис, тогда совсем боли больше не будет. Он ещё немного постаял так, а патом стал очень медленна, водить свою писку туда и обратно, так сделав раз десять, в моей тугой попке, он опять выстрелил, чем та теперь уже мне в попу, подержал там ещё немного и аккуратно вытащил. После мы немного посидели, оделись, паговарили Алексей предложил мне взять что-нибудь себе, если хочу из его находок, я выбрал несколько патронов и всё хотел уже уйти, но он вытащил из ящика несколько бумаг и дал мне, сказав при этом. Храни их и когда-нибудь может, получишь за них большие деньги. И был прав, прошло много лет, и за эти документы я получил, довольна приличную сумму.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх