Ловись рыбка большая и маленькая

Я — Санек. Мне уже 18 лет. Хотя, «уже» — это относительно, конечно. Для нашей деревни, где я живу — это много. А для городских — я как бы сопляк еще. Вот так и живу: подъем в пять утра, помочь матери по хозяйству, управиться со скотиной. Частенько соседки просят чего-нибудь. Как белка в колесе. Это не удивительно. Отца у меня нет — умер от цирроза печени когда мне было всего шесть. В нашей деревне это чуть и не «профессиональное». На триста с небольшим жителей только 42 мужика. Из молодых — я один. Остальным под пятьдесят и пьют поголовно. Или старики совсем. Из женщин тоже старушки преобладают. Загибается деревенька. Если у кого-то родственники были где-то в других местах — разъехались все. А остальные доживают свой век тут. А куда податься? На всю деревню почта да сельсовет. Даже магазина нет. Автолавка приезжает раз в неделю, и все. Колхоз развалился лет десять назад и теперь все живут сами, кто чем может. Школу закрыли в прошлом году, хорошо хоть я успел доучиться. И то, в последний год обучения в школе оставалось всего два ученика: я, да Мишка Самсонов. Я в одиннадцатом, а он в третьем. Я получил аттестат, а его мать теперь вынуждена заниматься с Мишкой дома экстерном. До ближайшей школы сорок км., и они туда появляются только экзамены сдавать. Вот такой вот мрак. Мама тоже краски сгущает: «Куда,» — говорит, — «ты Санька после армии? Кому нужен?» Временами, мне очень хочется уехать куда-нибудь подальше от всей этой безысходности. И как назло, в армию не берут — мать больная, инвалид третьей группы на иждивение и бабушка. А после редких поездок в райцентр, как посмотрю на ту, городскую жизнь, мне ехать уже не хочется. Люди злые, завистливые, жадные. Суета… беготня… Целый год промаялся после школы. Не знаю куда руки приложить. Нет, хозяйство то само собой. Но ведь хочется какую-то цель иметь в жизни! Работа работой, а в душе скучно становилось. И тут вдруг этим летом у нас в деревеньке целое событие: приехали две семьи, из самой Москвы, говорят. Купили целых четыре дома на центральной улице, те которые ближе к лесу стоят. Богатые наверное. Хотя дед Семен говорит, что в Москве нынче деньги на работах такие платят, что эти четыре дома пол-зарплаты ихние стоили. Что-то не верится. Но машины у них крутые. Я такие и в райцентре не видел. И вообще странно это все. Зачем купили? Кто-то из мужиков разговаривал со строителями, которые приезжали из райцентра ремонт в домах делать, так теперь слухи идут, будто москвичи дома покупают вместо загородных дач. Приезжают, мол, на лето, в отпуск отдохнуть от цивилизации. Вроде мода такая сейчас. Странные. Какой тут отдых? Но в целом это неплохо. У соседей молоко да мясо домашнее покупают теперь. Дрова. Кто-то из женщин помогать подряжались, кто траву прополоть, кто во дворе помочь. Расплачиваются неплохо. Какие-никакие деньги у деревенских появились. А уж разговоров по деревне! Вечером по улице на коне еду, коров домой гоню — то там на завалинке сидят, то тут. И почти везде шушукаются. Про сериалы по телеку, да про москвичей заезжих. Самому даже интересно становится временами. Я их даже вблизи еще не видел. Почти месяц как приехали, машины стоят, а самих не видать. Вот и сегодня, управился с утра, дела закончил, что делать? Решил на рыбалочку. У нас недалеко от деревни, с пару километров примерно, прудок есть. Чуть в лесок зайдешь, по просеке и прудок. Небольшой, метров 30 в ширину. И в длину чуть поболее. Рыба — мелочь сорная, а места красивые. И вода — в любую жару прохладная, потому как прудок от ключей подземных питается. По берегам березки густые, тень. Местные сюда уже давно ходить бросили. Давно всю рыбу сетями выбили. А мелочью один я интересуюсь, чтобы время скоротать, отдохнуть. Да и место очень нравится. Предупредил мать. Почистил и заседлал коня. Удочка у меня у пруда давно припрятана. Взял сала, пару помидор, картошки вареной да краюху черного хлеба. И вперед! На коне я через десять минут уже там. Стреножил, отпустил пастись, сам короеда набрал в старых стволах березовых и сел на поплавок глядеть. Вокруг тихо, ветра нет. По небу облака бегут, и в воде вокруг поплавка они же отражаются. Изредка окунек поклевывает. Благодать. Просидел я так около часа, вдруг, слышу: голоса! Девчачьи вроде. Странно, у нас и девчонок в деревне ни одной. Если только к соседке дочка с внуками приехала? Да вроде непохоже. Ну, я сидел как, так и сижу, а сам поглядываю: голоса с другой стороны доносятся, и все ближе и ближе. Значит сейчас среди деревьев покажутся. И в самом деле, через пару минут, голоса стали различимыми и я увидел двух девчонок выходящих на берег озера. Они весело болтали и смеялись, пока не вышли на берег. — Вау! — проговорила первая, с черными волосами собранными в хвост на затылке. — Чума! Ната, ты прикинь как тут кайфово! — Оооо, — протянула вторая, которую назвали Натой, — респект предкам! А я уже думала все лето кроме навоза ничо не увижу! И они восхищенно крутя головами вокруг, пошли по берегу. — Светка, смотри! — Ната протянула руку, показывая на моего коня, который как раз вышел на берег, чтобы попить из озера. — Лошадь! Красивая-я-я! — Блииин, — ее подруга, которую, как я понял звали Света, от неожиданности остановилась и с восхищение смотрела на лошадь. — Пошли поближе! А то я их только в инете и видела! — Пошли! — кивнула Ната. — Может погладим? — А она не кусается? — Света побежала следом за подругой. Девчонки пробежали противоположный берег, обогнули озеро и стали приближаться к лошади, совершенно не замечая меня. Подойдя метров на десять они в нерешительности остановились. Конь уже давно почувствовал их приближение, и теперь стоял внимательно смотря в их сторону, широко раздувая ноздри. Девушки в нерешительности остановились. — Ну, иди. Гладь, — проговорила Света. — Ага, — Ната тоже выглядела нерешительно. — Че-то он выглядит не очень… Вдруг и правда кинется? — Вот чума, — Света вздохнула. — А я сфоткаться на аватарку хотела. Может затраим? — Не, подруга, я пас, — Ната даже сделала пару шагов назад. — Здоровый какой… — Это она. Кобыла. — Сама ты кобыла! — Ната рассмеялась. — Смотри какой пенис! Конь и в самом деле вывалил все свое хозяйство наружу. — Хрена себе! Точно, — Света прыснула и зажала рот ладошкой. — Вот это ПЕНИС! — Пенисище! — Хренище! — Членищеее! Подружки снова закатились со смеху. — Ладно, пошли, искупаемся лучше. — Пойдем. Блиииин, ну красиво тут, а?! — Чума! Подружки вернулись по берегу назад, где было удобное место для купания и начали выкладывать вещи на траву из сумок, которые висели у каждой на плече. Расстелив одеяла, Света начала разуваться, когда Ната наконец увидела меня на противоположном берегу и толкнула локтем подругу. Та недоуменно обернулась, а потом быстро глянула в мою сторону и тоже заметила меня сидевшего в тени дерева с удочкой. Девушки замерли и начали тихо переговариваться между собой. Света сначала было начала собирать свое одеяло, но потом что-то выслушав от Наты положила его назад на траву. — Эй! Привет! — Ната помахала рукой привлекая мое внимание. — Здрасте! — крикнул я. — А это не твоя лошадь? — Ната указала рукой. — Моя. — Круто! А можно подойти? — Подходи. — А не укусит? — Я послежу, — я поднялся и отложил удочку. Подружки переглянувшись и оставив свои вещи на берегу, быстрым шагом пошли назад к лошади. Через пару минут мы почти одновременно подошли к лошади. При мне конь уже вел себя спокойно, тыкался в ладони выпрашивая угощение. Девчонки подошли поближе. — А можно погладить? — Погладь. — А что он ест? А ему можно яблоко? А он быстро бегает? — девушки засыпали меня вопросами, на которые я обстоятельно ответил, что не мешало разглядеть гостей поближе. Вот вроде девчонки как девчонки, только все равно странные какие-то. Ясно что не здешние. Например … некоторых слов я совсем не понимаю. Поведение какое-то… странные одним словом. Вдоволь нагладившись коня по шее и пофотографировав друг друга на телефон (в странных, я бы сказал, позах) девчонки нехотя засобирались назад. — А ты долго тут еще будешь? — вдруг спросила Ната. — Не знаю, не думал еще, — я удивился вопросу. — До вечера время есть. Пока не надоест видимо. Девочки переглянулись, и Света как мне показалось недовольно пожала плечами. — А что? — мне стало интересно. — Да мы тут… в общем, — Ната замялась. — Ну… искупаться типа хотели… — Да купайтесь! Вы мне не мешаете. Здесь рыба не пуганная. — Да неее, — Ната сделала паузу и улыбнулась. — Нам сказали что тут нет никого. Мы без купальников приперлись, вот чума какая… — А… ну, — я не знал что сказать. — Ну щас я пойду тогда, раз такое дело. — Не надо, — Нате стало стыдно. — Мы пойдем. В другой раз. Она еще раз подошла к коню и погладила его по гриве. А у коня от обилия внимания, ласк и поглаживаний опять между ног покачивался член. Света заулыбалась и отвернулась. Ната тоже улыбнулась и отошла от лошади. — Оставайся. Мы пойдем, — Света посмотрела на меня. — Светка, а пошли искупаемся правда, — Наташа улыбаясь смотрела на меня. — Что он, девок голых не видел? Это же деревня. Тут все так, правда? Я не нашелся что ответить и неопределенно пожал плечами. Легко сказать «тут все так… «. Девчонок их возраста у нас в деревне не было. Но признаваться в этом, и тем более в том, что я ни разу не видел голую девчонку я не собирался. Подружки тихо переговариваясь и хихикая пошли к своим вещам, а мне ничего не оставалось, как вернуться к удочке. Пока я менял наживку на крючке, девушки дошли до своих сумок, и полезли в воду. Раздеваться они, правда не стали. Только заколов свои длинные волосы, скинули обувь, шорты, и остались в майках. Попробовав воду ногами и для порядка повизжав, они зашли в озеро и принялись плескаться. Клевать, конечно, сразу перестало. Но жаловаться было неудобно. «Пусть,» — подумал я, — «Все равно щас уйдут скоро. « Однако, вопреки моим ожиданиям, девчонки не ушли после купания, а разлеглись на одеялах. Быстро обсохнув на солнце, они недолго посовещавшись, и по очереди отвернувшись от меня, быстро скинули майки и легли загорать в одних трусиках. Еще минут через десять им и загорать, видимо, надоело, поскольку прикрыв свои груди (немаленькие, как я заметил) длинными волосами, они приподнялись на локтях и по-прежнему лежа на животе принялись болтать часто поглядывая в мою сторону. О чем шел разговор я не слышал, доносились только обрывки слов и тихий смех. Потом они, по всей видимости, начали подшучивать друг над другом. Я уловил возгласы «А ты… Да сама такая… «. Вдруг Ната что-то быстро проговорила и звонко засмеялась. Света взвизгнула и потянулась к подружке, но та ловко перекатилась в сторону и быстро вбежала в воду. Я от неожиданности даже не успел ее рассмотреть. Света было дернулась за ней, но взглянув в мою сторону не стала вставать. Чем и воспользовалась довольная Ната. Она довольно захохотала и продолжила подшучивать над подругой. Света терпела пару минут а потом громко с злорадством заметила: — Давай, давай. Еще подойдешь! А перед этим я посмеюсь когда ты с голыми сиськами из озера вылазить будешь! — Ха-ха-ха! — Ната продолжала веселиться. — Нашла чем пугать! Кого мне стеснятся тут?! Света с довольным видом показала пальчиком в мою сторону. — Ой, да перестань! — Ната повернулась в мою сторону и подплыла чуть ближе. — В конце концов, ведь он может и отвернуться если я попрошу. Ты же отвернешься? Последний вопрос был обращен уже ко мне. Признаться честно, отворачиваться мне совсем не хотелось. Сквозь чистую и прозрачную воду даже на значительном расстоянии угадывались очертания фигуры девушки. И мне очень захотелось увидеть ее голой. Конечно вслух я этого не сказал и только кивнул. — Ага! Отвернись тогда на секундочку, я тоже зайду! — нашлась Света, и пригрозила Нате: — Ну держись, засранка! Я как и обещал, повернул голову чуть в сторону, и спустя мгновение услышал голос Наты: — Все! Я повернулся как раз в тот момент, когда Света только начала входить в воду, и успел ухватить ее стройную фигуру. — Ай! — Света быстро присела и закрылась руками. Ната же хохотала еще звонче и предусмотрительнее отплыла от подруги подальше. — Ну держись! — Света чуть ли не ползком, стараясь не выглядывать из воды, пробралась на глубину и быстро поплыла к подружке. Плавала она значительно лучше, и уже через пару минут практически догнала ее. Ната, отпуская все это время колкости в адрес подруги, не собиралась сдаваться. И видя, что ей не уплыть, подплыла к моему берегу, а затем ничуть не смущаясь вышла на берег в нескольких метрах от меня. Света естественно, осталась в воде. А я не мог оторвать взгляда от Наты. — Съела подруга? — довольная ее замешательством смеялась Ната. — Теперь я тебе все выскажу! Безнаказанно… — Совсем сбрендила? — Света была в замешательстве. — Вернемся в Москву, я поделюсь с Витей, как ты перед местными голой дефилировала-то. Лезь сюда давай! Долго бить не буду, обещаю. — Ага, щаззз! — Ната довольно глянула в мою сторону. — И я не дефилирую, а загораю. Топлесс. Можешь так и передать моему Витьке! Мне стало неудобно, и я с трудом отвел глаза от Наты. Оказывается, у нее парень есть. Вон оно как… В общем-то неудивительно. Москва это не наше захолустье, где и встречаться-то не с кем. Я встал, и начал сматывать удочку. — Ты что, уходишь? — Ната обращалась ко мне. — Достали мы тебя все-таки? Тебя, кстати, как зовут? — Санек, — я повернулся к ней. — Нет, не достали. Клюет сегодня плохо. Поеду домой… Я достал свой садок и показал девушке несколько небольших рыб, в подтверждение плохого клева. Хотя, на самом деле мне было просто неловко находиться с ними на озере вместе. Хотелось рассмотреть девчонок внимательней, но это было неудобно. Как назло, Ната ничуть не стесняясь, подошла ко мне и внимательно рассмотрела мой улов. — Даааа… — протянула она, — не большие какие-то. И ты ради такой рыбы сидишь тут? Да тут даже и пожарить нечего! — Да я не из-за рыбы, — мне пришлось опять повернуться к ней. — Просто так… время провести. — А чего тогда засобирался? — Ната стояла совсем рядом и улыбалась. — Ты уйдешь — меня подруга растерзает! Меня Наташа зовут, кстати. Она протянула руку. И мне ничего не оставалось, как пожать ее. Кошмар какой-то… пожимать руку симпатичной девушке, которая стоит перед тобой в одних тонких трусиках. Она немного прикрыла мокрыми волосами свою грудь, но грудь была немаленькая, и прилипшие к телу волосы скорее только подчеркивали ее размер. Я ни разу в жизни не видел такой красоты в живую, и мой член уже не первый раз шевелившийся у меня в шортах, сейчас налился кровью и стал таким твердым, что казалось порвет шорты. — Не хотел мешать вам, — проговорил я. — Озеро никуда не денется, я сюда круглый год прийти могу. — Это мы в гостях! — Ната с интересом разглядывала меня. — Надо-же, какие тут люди тактичные. Слышишь, Светка? Она повернулась к подруге. — Хватит уже дурочку валять, вон уже человек из-за нас уходить собирается. А он тоже отдохнуть хотел! — Наташа опять повернулась ко мне. — А это моя подружка, ее Светлана зовут. Я кивнул и продолжал стоять как истукан, не зная как поступить дальше. — Оставайся, мы больше не будем мешать, — Наташа наконец, отпустила мою руку. — Хоть и рыбалка тут и не ахти. Светка, вылазь к нам, а то замерзнешь! — Вот еще, — возмутилась Света. — Я голой на берег не полезу. Наташа рассмеялась, но ничего шутить по этому поводу не стала. И снова обратилась ко мне: — Раз рыбалка тут такая… пошли искупаемся! Это тоже отдых! — она пошла в воду, и зайдя по колено в озеро обернулась с улыбкой. — И … от подруги меня защитишь если что… а по правду утопит! Я смотрел на девушку и мне очень не хотелось уходить. Я много раз видел голых женщин в фильмах, этого сейчас везде хватает, но в живую… это было несравнимо. Наташа медленно заходила в воду и я откровенно любовался ее фигурой. У нее были ровные ноги, подтянутые ягодицы и гладкие бедра. Талия была тонкой и когда она, отбросила мокрые волосы на спину, даже сзади можно было заменить контур груди. А Наташа, зайдя в воду по пояс, красиво присела на корточки и повернулась ко мне: — Давай скорей, Санек! Я в опасности! — и она с улыбкой показала на подругу. Отбросив колебания, я стянул шорты, скинул на самом берегу кроссовки и бейсболку, и уже заходя в воду, повернувшись к девушкам спиной, чтобы они не увидели мой торчавший член, стянул майку и бросил ее на берег. Потом резко развернувшись, сразу нырнул в воду. Проплыв несколько метров под водой я вынырнул между Наташей и Светланой. Света выглядела смущенной, а Наташа, наоборот с довольным видом подплыла к подруге: — Давай мириться! — она широко улыбалась. — Не будешь же ты меня топить при свидетелях! — Вот еще, — Света пожала плечами, продолжая удерживаться на воде. — Я найду как с тебя компенсацию стрясти. За моральный ущерб. Она легонько брызнула водой в сторону Наташи. Мы проплавали еще минут двадцать. Все это время болтали о ерунде: девчонки расспрашивали меня о жизни в деревне, о местных людях и обо мне конкретно. Хоть я и старался отвечать сдержаннее, вопросов было много и, боюсь, в целом гости стали хорошо представлять, что такое жизнь в деревне. Плюсы и минусы. Девчонок многое восхищало, а от некоторых ответов у них расширялись глаза и они переглядывались. Так незаметно, мы приблизились к их берегу, и лежали на мелководье, просто разговаривали. — Что-то я замерзла. — проговорила Света. — Может позагораем выйдем? — Да, пошли, — поддержала ее Ната. Я развернулся к берегу спиной и медленно пошел в воду, чтобы переплыть озеро назад, к своим вещам. — Ты куда Сань? — окликнула меня Наташа. — Пошли с нами. Поболтаем еще, если не спешишь. Мне интересно! Я обернулся и увидел Свету, которая была уже на берегу. Она стояла на четвереньках и расправляла одеяло. Мокрые волосы свободно свисали, и я в подробностях и теперь уже близко увидел ее фигуру. Наташа тоже стояла на берегу, собрав волосы в узел и выжимала из них воду, ничуть не стесняясь меня. Мой член, успокоившийся в прохладной воде, снова стал наливаться. — Идем! Или ты спешишь? — Нет, — сказал я, и медленно пошел к берегу. — Не спешу. Надеясь что на меня никто внимательно не смотрит, я быстрым размашистым шагом вышел из воды и пробежав несколько метров, плюхнулся животом на песок. — Ты же грязный весь будешь! — ужаснулась Наташа. — Обмывайся, и иди к нам. У нас одеяла широкие. Хватит места. Вот, е-мае… Не зная как возразить, я быстро встал, повернулся, и пошел в воду. После горячего песка, вода показалась холодной, и ополоснувшись, у меня почти все пришло в плавках в норму. Все это время у меня за спиной девушки яростно шушукались, о чем-то споря или обсуждая. Но как только я повернулся и пошел к ним, они замолчали. Я подошел к одеялам. Света с Наташей лежали животами на одном, а мне приготовили второе, положив его перед собой. Мне пришлось лечь к ним лицом. — Так ты серьезно? — продолжила прерванный разговор Света. — В этом году школу закрыли? Я кивнул. — А где же теперь все учиться будут? — недоумевала она. — Экстерном. В другой деревне. — Далеко? — Километров тридцать. — Чума… — проговорила Наталья, и задала свой вопрос: — И много счастливчиков? — Каких? — решил уточнить я. — Ну, тех… кто экстерном учится. — Да нет, — я замялся, чувствуя себя неудобно. — Один школьник у нас в деревне остался. — Чума… — Наталья приподнялась на локтях и прикрыла рот рукой. — Один?! — тоже не поверив переспросила Света. Я просто кивнул. Вот так и вымирают деревни… — А я то думаю… что молодежи так мало в деревеньке? — Наташе, видимо пришла в голову такая же мысль. Света вдруг чуть прищурилась, и непонятной интонацией в голосе спросила: — А где вся молодежь? Сколько одногодок твоих в деревне живет? Ну… или чуть старше или моложе тебя. Что-то я никого особо не видела вечером. — Разъехались все, — я очень не хотел развивать эту тему. — На лето? — спросила Наташа. — Или совсем? — Совсем наверное. — Ё-ё-ё маё-ё-ё, — Протянула Ната. — Так ты что тут, один что ли из молодого и подрастающего получается? Я промолчал. Все было и так уже понятно. А рассказывать подробности мне не хотелось. — Я бы умерла от скуки, — тихо проговорила Наташа. — Да пипец, — согласилась Света. — Так это что, у тебя и девушки даже нет? Тема мне окончательно разонравилась, и решил повернуть разговор в сторону. — Расскажите лучше как вы живете? — Да погоди ты, — Ната смотрела на меня широко раскрытыми глазами. — Потом расскажем. Завтра. Ты лучше расскажи еще про деревню… это же экстрим какой-то! Мне никто не поверит. — Что тут все такие неполноценные? — попытался пошутил я. — Да ну ты брось! — Наташа испугалась, и взяла меня за руку. — Не обижайся! Я так не думаю, просто неожиданно получилось. — А ты говоришь, тут все так… голышом… деревня… привыкшие, — Света отыгрывалась на подруге. — Вот я Витьке точно расскажу. — Это твой парень? — спросил я Наташу. — Да так, — девушка неопределенно пожала плечами. — Просто гуляем вместе. — Ага, — засмеялась Света, — взявшись за руки. — Отстань! — оборвала ее подруга. — Мы учимся вместе на одном курсе. В параллельных потоках. — И спите тоже вместе, — продолжала прикалывать ее Света, — параллельно! — На одном курсе? — спросил я, сделав вид что не слышал про «спим» — А ты где учишься? — В медицинском. На третий курс перешла. А Светка на филфаке. — Оу… так это вам сколько лет получается? — Двадцать в этом году обоим исполнилось, — ответила за обоих Света. — А тебе? — Мне? Мне восемнадцать, — я явно начал комплексовать. Мало того что деревню мою они за экстрим принимают, так еще и оказалось, что они старше меня. — Да? — удивилась Ната. — А выглядишь на много старше. Крепкий такой… — Это точно, я бы тоже не подумала, — Согласилась Света. — Это мы привыкли к студентам-хлюпикам… И девчонки рассмеялись. Мне же было совсем не до смеха. И поэтому решил в очередной раз сменить тему: — А вы надолго к нам? — До конца лета, думаю, — ответила Светка. — Ну как до конца? Числа двадцатого августа надо уезжать, — поддержала Ната. — К учебному году готовиться. — Ясно, — я замолчал, потому что не знал что еще спросить. Повисла неловкая пауза. Ната все это время смотрела на меня что-то обдумывая. Я мне стало неловко и спустя пару минут я уже решил собираться домой. — Санек, — вдруг с хитринкой спросила она. — А ты целоваться то умеешь? — Кх, — от неожиданности я даже поперхнулся. — Ну… а что? — Ничего, — Ната хитро улыбалась. — Просто подумала. Если у вас в деревне девушек нет… И интересно стало. Умеешь? — Наташка! — Светка толкнула подругу в бок локтем. — Прекрати! — А что такого? — Наташа откровенно улыбалась. — Мы взрослые люди. Совершеннолетние. Почему я не могу спросить? Да, Саш? Я совсем не знал что ответить и только пожал плечами. Наташа, видимо, приняла этот знак за согласие. — Вот и я так думаю! Что естественно, то не безобразно! — Ната кивнула сама себе. — Ну, так умеешь или нет? — Наташка! — Светка решительно прервала ее. — Что ты пристала к человеку? Это, может, не твое дело! — Пффф, — Фыркнула ее подруга. — Да что такого-то? — Ничего! — Светка хмурилась. — Сразу видно — медик…. Ни стыда, ни совести. Это тебе ничего не стоит о своих похождения рассказывать. А у человека воспитание, может, другое! — Ты Светка тоже, кстати временами болтаешь… разное. И нечего! — Наташа удивленно уставилась на подругу. — Подоги, погоди… А ты чего за него говоришь? Понравился что-ли? И Наталья довольная своей колкостью уронила голову на ладони и захохотала. Мне же было совсем не до смеха. Было понятно, что Наташа от меня отставать не собирается и разговор пойдет о пикантных темах. Я и так себя чувствовал не в своей тарелке, а тут еще это… — Понравился? Нет? Тогда не мешай разговаривать, — одернула Наташа свою подружку и снова повернулась ко мне. — Ну, так целовал девчонку-то? А, Саш? — Ну… не пришлось пока, — я понял, что препираться и отмалчиваться бессмысленно. — Ага… я так и подумала, — Наташа довольно кивнула Светке. — И чему ты радуешься, дура? — на полном серьезе спросила Светка. — Ничему. Просто подтвердила свою догадку, — она оглянулась на подружку и засмеялась. — Слишком уж он пристально на нас пялился. — Ничего не пялился! — мне стало немного обидно, и я решил во что бы то ни стало вести себя как можно естественней. — Просто посмотрел. Вы же сами так ходите. — Да ты что, обиделся что ли? — Наташа почувствовала изменение в моем настроении. — Конечно сами. Никто тебя не винит. Это вообще нормально! — Ой какая же ты все таки, — Светка недовольно отвернулась и положила голову на полотенце. — Какая? — Ната опять улыбалась. — Что такого? Что вы все такие сложные то? Почему нельзя просто спросить или обсудить какую-то тему? Санек, ты тоже такой? — Какой? — не вполне понял я. — Ханжа. — Н… нет. Почему ханжа? — искренне удивился я, хоть и не вполне понял смысла этого слова. — Значит никаких проблем! — Наташка довольно покачала головой. — Значит можно запросто обо всем разговаривать. Я вообще думала, что в деревнях на вопросы секса намного проще смотрят чем в городе. Светка недовольно засопела но не сказала ни слова. У меня же перехватило дух от слова «секс». — А если кому-то не нравится, — Ната с непосредственной улыбкой посмотрела на меня и кивнула в сторону ее отвернувшейся подруги, — могут помалкивать. А мы, как люди простые — продолжим разговор. Да, Санек? Поскольку в ходе обсуждения неожиданно, и без моего участия выяснилось, что я не ханжа и человек простой, то мне ничего не оставалось как кивнуть головой. А мой член от напряжения уже воткнулся в песок. — А я вот не стесняюсь вообще, — с довольным видом продолжила Наташа. — Если бы меня спросили, я бы просто ответила. Что такого? Так ты целовался Санек? Я не поняла… — Нет, — как можно спокойнее сказал я, стараясь быть «простым» и «не ханжой» — Понятно, — протянула Ната. — А девушку голую видел до сегодняшнего дня? — Вообще видел конечно, — как можно спокойнее протянул я. — В живую? Вот как нас сегодня, например? — Ну… теперь то видел уже, — попытался отшутиться я. — Ха-ха-ха-ха… — закатилась Ната. — Ну красава, что скажешь! Ты слышала Свет?! Света приподняла лицо с полотенца и быстро глянула на меня, а потом на свою подругу. — Уже видел! — Наталья не могла успокоиться. — Нееее… это реально экстрим подружка! Я и не думала, что можно девственника увидеть. — Ой, да ладно! — Света включилась в разговор. — У нас в универе полно таких. — Ну ты сравнила! — Ната начала успокаиваться. — То шалупень всякая с прыщами. А этот то совсем ничего. Наташа приподнялась на локте и стала внимательно, с улыбкой рассматривать меня. Я старательно не отводил глаз от ее лица, но как ни старался взгляд все равно пополз на ее грудь. Наташа заметила это и неожиданно убрала волосы на спину. — Нравится? — ничуть ни стесняясь, спросила она. — Ну… да. Красиво, — я решил не врать. Тем более что быть откровенным в таких вопросах получалось легче, чем скрывать и врать. — Хочешь потрогать? — неожиданно спросила она и широко улыбнулась. — Наташка! — Света опять решила вмешаться. — Ты чего дурью маешься?! — И не думала, — Невозмутимо парировала ее подруга. — Что такого? — Да ничего! — Света старательно подтянула к себе полотенце, закрылась им и встала на колени. — Ведешь себя как шлюшка! О тебе вечером вся деревня говорить будет! — Да? — Наташа с интересом посмотрела на меня и медленно провела своей ладонью по своей груди. — Сашок, будет? У меня окончательно пересохло в горле и я не придумал ничего лучшего как покачать головой отвечая «нет». — Ну вот! А ты говоришь, — Наташа вслед за своей подругой села на коленки, но полотенцем закрываться не стала. — Думаю, Санек нормальный пацан. Это будет наш секрет! Зачем ему такие секреты разбалтывать? — Фу… Ната… ты пипец… — Светка встала. — Я пошла домой. — Ой-ой-ой… — Наташа капризно надула губы. — Иди. Только не строй из себя целочку правильную. Забыла, как на последнем Новом году мартини набралась у Витьки на квартире? Тебя, бухую, на столе трое одновременно трахали! А тут правильная такая стала… У меня отвисла челюсть и я уставился на Светку. — Ага! — Наташа засмеялась, глядя на мою реакцию. — Что, Сашок, не похоже? — Ты че несешь, дура?! — взвизгнула Света. — Не было такого! — Ну да, ну да! — Наташа веселилась. — Ты че паришься подруга? Ну, трахали, ну и что?! Что естественно, то не безобразно! В конце концов мы на каникулах! Скоро уедем. А Санек хоть помнить будет нас. — Ой дура-а-а, — Света закрыла рот ладонью. — Саша, не слушай ее. Наташка, пошли домой уже! — Вот еще! — Наташа закинула волосы на спину и стала увязывать их в хвост с помощью заколки. Ее грудь от этого бессовестно колыхалась прямо передо мной. — Светка! Лето!!! Деревня! Экстрим!!! Ты потом всю жизнь это вспоминать будешь!!! Она управилась с волосами и хитро прищурившись смотрела на меня. — Так хочешь потрогать? Пока я добрая. Нет? — Наташа поигрывала пальчиком со своим соском, от чего он затвердел. И с пониманием добавила: — Совсем речь потерял, да? А хочешь, я тебя целоваться научу? — Наташка! — Фу, отстань! — Наталья опустилась на четвереньки и по-кошачьи поползла ко мне. — Хочешь — иди домой. Только предкам ни слова! Наташа подползла вплотную, улеглась на песок передо мной и приблизила свое лицо. — Только, Сашок, договоримся! Никому ни слова что городских девчонок целовал! — И она довольно захохотала. Я молчал и лихорадочно пытался придумать как быть дальше. Как назло в голове была пустота. И даже эта пустота в голове кружилась. Наташа отсмеявшись медленно наклонилась ко мне и легонько прикоснулась гуммами моих губ. Потом еще раз. И еще. Напоследок, она легонько провела своим языком по моим губам и отстранилась. — Ммммм… Тебя учить да учить, — заметила она с довольной улыбкой. — Прикоснись ко мне. Не бойся! Наташа уверенно взяла мою мгновенно вспотевшую ладонь и прислонила к своей груди. — Ну что ты застыл как истукан? — А что мне делать? — с усилием просипел я. Мне было неудобно лежать на животе и трогать Наташину грудь. Но и убирать руку я не хотел. Грудь была приятная, прохладная и упругая. — Нравится? — Нравится, — просто ответил я. Я понимал, что мной забавляются, но и мне нравилось все происходящее. Поэтому я решил взять все что получится от ситуации. В конце концов, где я еще потрогаю такую красавицу в ближайшее время? Поэтому я повернулся немного на бок, привстал на локте и начал медленно двигать ладонью прислушиваясь к своим чувствам. — Да, это заметно, — Наташа улыбаясь смотрела куда-то в сторону моих ног. — Светка, ты посмотри только! И до меня внезапно дошло что обе девушки смотрят на мои плавки. — Фига себе, — Светка сделавшая уже пару шагов чтобы идти домой остановилась. — Ага… хрена себе… — Наташа вполне серьезно … поддержала подружку. Я убрал руку и снова лег на живот не понимая их реакции. Ну да… член стоял колом, и это не удивительно. Но что они так реагируют? Что не так? Маленький? «Щас еще и по этому поводу шутить начнут» — недовольно подумал я. Меня, как и всех подростков, временами волновал этот момент. — Подожди, подожди! — Наталья недовольно толкнула меня кулачком в плечо. — Что спрятался? Я непонимающе смотрел то на Наташу, то на Свету. — Не будь ханжой! Я же тебе позволяю смотреть? — Наташа опять толкнула меня в плечо. — Ну-ка, вставай, дай тебя рассмотреть внимательней… — Нафига? — мне было стыдно и неудобно. — Чтобы было дофига! — с напором сказала Наташка. — Ты на меня смотрел? И трогал! Теперь я хочу тебя осмотреть. Встань говорю! Что ты как маленький? У меня запылало лицо и я медленно встал сначала на колени а потом поднялся на ноги. — Епрст… чума! — Мда уж, — поддакнула Светка. Я не знал куда деть руки и чувствовал себя как на медкомиссии в военкомате, когда стоишь как столб посреди комнаты перед многочисленной комиссией в одних трусах. И пусть это были просто девчонки, а не сердитые люди в погонах… и даже симпатичные девчонки… но мне было очень не по себе. В паху пульсировало, член был напряжен как никогда и сильно оттопыривал резинку плавок. А они смотрели то мне в глаза то на плавки. «Долго так продолжаться не может», — подумал я, — «Лучше уйти, но не быть клоуном. « Я сделал шаг к воде. Наташка вскочила на ноги. — Какой ты грязный, — протянула она низким голосом и показала на мой бок вываленный в песке. — Отряхнулся бы. Я сделал еще шаг назад к воде. — Или обмылся… — поддакнула Светка не правильно поняв мои намеренья. — Угу, — протянула Ната, — иди обмойся. Только недолго. Дальше… разговаривать будем… Я в недоумении, медленно зашел по пояс в воду, наконец скрыв свой член от их взглядов, и начал медленно плескать на себя водой. Девушки внимательно, молча, смотрели в мою сторону. — Ну… я пойду, наверное, — неуверенно произнес я. — Куда?! — одновременно сказали обе подружки и переглянулись. — Зачем? — добавила Ната и пошла ко мне в воду. — Что ты вдруг заторопился? Скучно с нами стало? — Да нет… не скучно, — смутился я, и вспомнив, что решил быть проще, откровенно добавил: — Неудобно как-то. — Оооой… ну перестань! — сразу перебила Наташа и взяла меня за руку. — Чего стесняться? Ты на нас посмотри! Мы же не стесняемся! — Ну все равно. Как-то, — не смог подобрать слова я. — Пошли! — Наташа потянула меня за руку на берег. — Что как-то? Чего стесняться? Для парня стесняться вообще отстой! Она вытащила меня на берег и повернулась ко мне лицом. — Что ты вообще паришься? Мы скоро уедем и, может, не приедем больше. А когда у тебя еще такая компания будет? А? — Не скоро, — откровенно ответил я. — Ну вот. Чего тебе стесняться тогда? — Ну вы так смотрите… — Ну… и ты смотри, кто не дает?! — Наташа хитро улыбнулась. — Светка, а ты чего в полотенце укуталась? Дай парню посмотреть! — Вот еще, — пробормотала Светка. — Фу… ханжа! — засмеялась Ната. — Санек, а хочешь на меня совсем голую посмотреть? Я неуверенно пожал плечами. — Ну хочешь или нет? И Светка щас свое полотенце скинет… — Ну, хочу, — в голове у меня бухало. Наташка ловко и как-то незаметно вильнула бедрами и ее трусики упали на песок. Она засмеялась и подошла к подружке. — Кончай ломаться… все приключение испортишь! — Наташа ухватила край полотенца и, несмотря на слабые попытки подруги, выдернула полотенце из ее рук. Затем она отшвырнула ненужное полотенце подальше и, эффектно покачивая бедрами, прошлась пару шагов по песку в моем направлении. Остановившись, она качнула грудью из стороны в сторону и вопросительно уставилась на меня. — Давай Сашок. Теперь твоя очередь, — Наташа засмеялась. — Устроим нудистский пляж! — Какой пляж? — не понял я. — Ну не прикидывайся, снимай плавки! — Ната недовольно скривилась. — Я что одна должна голышом перед тобой сверкать? Я тоже стриптиза хочу. Мужского. Снимай! Кончай ломаться, тут уже все свои! Вот блин… Вот как так можно? А я то думал, что хуже быть не может… Мало мне стоять с оттопыренными плавками… Что делать? — Блин, — я лихорадочно пытался что-то придумать чтобы не оставаться перед девчонками голым. И ляпнул что первое пришло в голову: — А вон Светка тоже не снимает! — Снимет… никуда не денется. Это я тебе обещаю! — захохотала Наташа. — Снимай! Не будь занудой, ну! Я глянул в сторону Светы, и понял, что она и правда уже не порывается уйти. Девушка стола там же где с нее сдернули полотенце, но уже не прикрываясь и внимательно, с ожиданием смотрела на меня. Вот попал! А с другой стороны… ну постою голым… зато вон каких красавиц посмотрел. Светка тоже очень даже ничего. И задержав дыхание, стараясь не смотреть на девчонок, я медленно потянул резинку плавок вниз. — Ахренеть! Я выпустил плавки из рук и они упали на песок. Член вырвавшись на свободу задрался высоко к моему животу и я с усилием сдержался чтобы не закрыть его руками. — Глазам не верю… Чума… Светка, вы видела?! — Наташа расширив глаза смотрела на мой орган. — Подружка, мне это не сниться? — Мда, — Света подошла поближе и тоже смотрела на меня. — Я и не думала что такое правда бывает. Я ничего не понимал. Что они так вытаращились? — Санек… ты как хочешь, — Наташа как загипнотизированная смотрела на член и медленно приближалась ко мне. — А я должна это потрогать! — Зачем? — я отступил в нерешительности на шаг. — Мы, что загорать не будем? — Не прикидывайся. В конце концов, ты меня за грудь лапал? Лапал! Теперь моя очередь — Ната протянула руку. — Да как-то это… зачем тебе? — я не верил в происходящее. — У тебя же парень есть! — А? — Наташа остановилась в шаге от меня. — Парень? А… да… да мы спим просто вместе… — Просто? — я был реально в шоке от происходящего. В голове стучал пульс. А что если… она со мной захочет… — Вот е-мае… ну не был ты девственником, я бы подумала что ты тупой! — Наташа улыбнулась и как будто подслушав мои мысли продолжила: — А хочешь трахнуться со мной? А? — Ну… это… а как же твой парень? Наташа быстро шагнула ко мне, ухватила мой член в ладонь, и приблизив свое лицо к моему, прошептала: — Не тормози Санек! Хочешь трахнуться?! Настоящим мужиком станешь! — и она крепко сжала мой член. Это меня просто доконало. Член запульсировал, у меня дико закружилась голова и я закрыл глаза. — Бедняга, перевозбудился, — Наташа начала водить своей ладошкой по моему члену. Я с трудом открыл глаза и посмотрел на свой член. Из него толчками выступала прозрачная густая жидкость. Вот оно, значит, как все происходит! Странно, но у меня не было же секса! Наташа не переставала медленно и ласково поглаживать мой член немного задерживаясь у основания и тихонько сжимая его в ладошке насколько у нее это получалось. У нее были тонкие пальчики с красиво накрашенными ноготками, которые еле-еле обхватывали ствол члена. Я смотрел на ее руку, на свою сперму, которая капала на песок, потом с удивлением посмотрел на Наташу. Меня немного покачивало. — Ну ничего… ничего… первый раз это всегда так бывает, — мурлыкала Ната. — А спермы как много то… слыш, Светка? Пипец сколько накончал! — Что-то не так? — с беспокойством поинтересовался я. — Что не так, Сашок? — не поняла Наташа. — Ну… вы так смотрите… у меня с ним… что-то не так? И это… спермы много… — Ой, дурачок! — Наташка весело засмеялась, и не выпуская член из ладошки присела на корточки так, что он оказался прямо у нее перед лицом. — Все у тебя в порядке! — В порядке? — не поверил я. — А почему вы … так смотрите? И почему сперма, если мы… у меня… этого… секса не было? — Чего? — Наташа оторвалась от разглядывания моего органа вблизи, и посмотрела на меня снизу вверх. — При чем тут секс? Будет тебе секс, будет… не волнуйся. А сперма это… Погоди, а ты что, даже не дрочишь?! — Вот еще! — я категорично мотнул головой. — Ипать колотить, — вырвалось у Светы. — Бедненький, — у Наташи широко распахнулись глаза. — С таким хозяйством и никакого удовлетворения! — С каким, таким? — я хотел было отступить, но Наташа и не думала отпускать меня. — что не так? — Сашок, Сашок, — Наташа, ласково помассировала член, и я почувствовал, что в нем опять начала сильно пульсировать кровь. — Ладно, говорю прямо и откровенно: у тебя ахуенный конец! — В смысле? — не понял я. — В прямом смысле! — Наташа смотрела мне в глаза и улыбалась. — Он у тебя, почти как у твоего коня! — И что, это очень плохо? Что тут такого… аху… — я не стал повторять за Натой ее выражение. — Дурачок! — опять сказала Наташка. — Да от тебя все бабы визжать будут! — Если, конечно, не будешь кончать так быстро, — вставила Светка. Я удивленно смотрел на девушек переваривая услышанное. — Не будет, — ласково сказала Наташа. — Главное трахаться регулярно. В ближайший месяц я тебе с этим помогу… а дальше все в твоих руках. — Месяц? — я обомлел. — А ты что, против? — капризно надула губки девушка. — Н… н-нет. — я не верил своему счастью. — А родители твои не будут против? — А хрена тебе мои родители? — удивилась Ната. — Неужели мы с тобой сами этот вопрос не решим? И вообще, хватит болтать, может? Наташа все энергичнее водила по моему члену рукой и он опять поднялся наверх. — Я уже хочу попробовать наконец… твой конец, — засмеялась она. — Ложись на спину Санек, в первый раз я сама. Я не представлял, что она будет делать сама, но решил не спорить, а просто радоваться своему счастью. Наташа разжала ладонь и с нетерпением, прикусив легонько нижнюю губу, посмотрела на меня. Мне оставалось только лечь на полотенце. Наташа тут же переместилась ко мне поближе и наклонив голову у видимым удовольствием рассматривала мой член. — Красавец, — Наташа повернулась к подружке. — Скажи, Светк? Он мне в рот то весь никак не полезет! Я не успел даже подумать зачем ей член во рту, как Наташа приблизила свое лицо к члену и медленно провела по нему язычком. Это было очень приятно. — Ммммм, — Наташа облизала член со всех сторон. — Светка… это сон какой-то… интересно сколько он? Двадцать пять? А толстый како-о-ой… Света подошла ближе и уселась на коленки рядом с подружкой. — Да не меньше. А может и около тридцати… — Света внимательно следила как ее подруга опять облизала мой член, а потом вдруг резко всосала его в рот. От неожиданности я даже дернулся. Наташа заметила это и с легким сосущим звуком выпустила член из рта. — Не бойся Сашок, не откушу, — она посмотрела мне в глаза. — Тебе не приятно разве? — Приятно, — согласился я. — Так должно быть, — кивнула Ната. — Это называется минет. Когда девушка сосет парню. Понял? — Ясно, — кивнул я. — А теперь пойдем дальше, — Ната вдруг быстро приподнялась, перекинула через меня ногу и взяла в руку член. — Готов мальчик? Я смотрел во все глаза. Наташа направила мой член куда — то себе между ног, и начала медленно, закрыв глаза опускаться. Я почувствовал, как член приятно скользит по нежной коже и его плотно, очень плотно что-то охватывает со всех сторон. — О, да… — выдохнула Наташа. — Да… это чума… Девушка замерла на пару секунд, а потом медленно начала привставать. Затем так же медленно опустилась на меня опять. Замерев на секунду, и закрыв глаза, она повторила все с самого начала. И опять. И еще раз. И еще… Я смотрел на ее расслабленное лицо, на ее красивую грудь, на ее ровные и красивые бедра и не верил, что это все происходит со мной сейчас… — Да… — Наташа начала глубоко дышать, — о… да… Наташа прижалась ко мне своей шикарной грудью и при этом не переставала двигать бедрами так, что я чувствовал на члене скольжение ее молодого тела. Через пару минут она друг начала двигаться резче, тихонько постанывать и с силой опускаться на член. Вдруг она вскрикнула, вцепилась в меня ноготками и мелко затряслась. Потом замерла и через несколько секунд открыла глаза. — Красавчик! — она нежно провела ладонями по моей груди. — Ты же не кончил еще? — Нет, — ответил я, поняв, о чем идет речь. Было хорошо видно, что девушке очень приятно. Ее тело расслабилось, и она просто сидела на мне верхом. Мне захотелось тоже провести рукой по ее телу, что я и сделал. Я провел ладонью по ее бедру, потом по ягодице, дальше по спине и положил ладонь на грудь девушки. Я отчетливо чувствовал, как сильно колотится ее сердце. — Краса-авчик. Все правильно, девушке тоже приятно, когда ее ласкают. Я тебе объясню потом, как можно, — проговорила Наташа с улыбкой, а потом повернула голову к подруге, которая все это время внимательно следила за нами. — Светка, ты это должна попробовать! Он реально по матке мне водит! Ты прикинь?! — Не, — Светка нахмурилась. — Я не буду. — Дура! Я тебе отвечаю, я так никогда еще не трахалась! — Наташа со стоном приподнялась, и сев рядом ласково поцеловала мой член, и продолжила: — Ты реально потом мне спасибо скажешь! — Не… — Светка! Я тебе бля буду, все хуи, которые до этого в тебе побывали, ты потом видеть не захочешь! — Наташа, подмигнула мне, а я с нетерпением ждал развития событий. — Я не шалава! — Светка хмурилась. — А кто шалава? Я?! — Наташа притворно сделала сердитое лицо. — Я же для тебя как для подруги стараюсь! — Да ну… — Светка! — Наташа вскочила и подойдя к подруге потянула ее за руку вверх. — Не тупи! Ты об этом еще на пенсии вспоминать будешь! Ты не представляешь, как приятно на таком факаться! Он еле в меня прошел, это просто чума! Вставай давай! Наташа силой подняла подругу с колен. — Иди уже! — Наташа подтолкнула слабо сопротивляющуюся Светку ко мне. — Парень не кончил! Неужели мы его бросим в беде? — Да у меня гандона даже нет, — промямлила Света. — Да какой гандон?! Ты чего?! Ты у него вторая будешь! — Наталья подцепила пальчиком край трусиков и потянула их вниз к коленям подружки. — Ты что залететь боишься? — Да нет, — машинально ответила Света. — У меня таблетки… — Ну а хули ты мозг ебешь? — не выдержала Ната, и подтащила подружку ко мне. Трусики Светы остались лежать на песке. — Сашок, ты готов доставить удовольствие девушке? Я очень хотел продолжения. И поэтому просто кивнул. Надо мной стояли две обнаженные, невероятно красивые девушки. И мне не верилось, что с одной я уже трахался, и со второй у меня вот-вот тоже будет секс. — Ну подружка, пристегни ремни! — Ната все-таки добилась чтобы Светка переступила одной ногой через меня. — Ты мне еще спасибо скажешь! Света неуверенно смотрела то на меня, то на мой член, который уставился прямо на нее и чуть подрагивал. Потом как-то расслабилась и молча начала приседать, но не обхватила меня бедрами как Наташа, а просто присела на корточки и член не уперся ей между ног. Я почувствовал что между ног у нее очень влажно. — Блять… какого хера я делаю? — тихо проговорила Света, и не смотря мне в глаза, взяла член в ладонь, как-то направила к себе в тело. А потом, медленно начала опускаться вниз. — Аммм, — вырвалось у Светы, когда она с усилием, полностью прижалась свой попкой ко мне. — Охххх… — Агаааа, — довольно протянула Наташа, внимательно наблюдавшая за реакцией подруги. — Это чума, да?! — Оооо… — только и ответила Света. Она посидела немного не двигаясь и потом открыла глаза. — Я еле села на него! Это пиздец какой размер! Мне же … было так хорошо, что я в нетерпении начал тихонько двигать своим тазом, чтобы опять начать испытывать те непередаваемые ощущения, когда член двигается внутри девушки. — Ай… Ох! Да подожди ты! — Света посмотрела на меня. — Ты меня порвешь щас! Я в недоумении прекратил свои движения, не зная что делать дальше. — А! Захорошело, подружка?! — Наталья была явно довольна. — Не слушай ее Сашок, давай, еби! Я неуверенно опять несколько раз толкнул сидящую на мне Светку снизу, подчиняясь своим ощущениям. — А… А… Аааа! — Света реагировала на каждое мое движение. — Стой… стой… — Еби ее, еби! — кричала Наташа. — Я тебе обещала, что бабы кричать будут от твоего конца?! Я начал двигаться сильнее, и у Светы подломились ноги. Она не смогла усидеть на корточках и откинулась назад уперевшись в мои колени руками а бедрами обняв мои ноги. — Нууу! Сто-ооо-ой! Сашка! Блять! — Света сжала с силой сжала мои колени руками, и я остановился. — Ты куда гонишь?! Дай привыкнуть хоть чуть! У тебя хер как у коня! Ты мне сейчас все кишки на него намотаешь! Я с испугом посмотрел на девушку. В этой позе, в которой она находилась, я мог разглядеть девушку внимательно. Внизу живота Светы была небольшая тонкая полоска волос. Прямо под этой полоской нежная кожа девушки была натянута в стороны и плотно обхватывала мой блестящий от влаги член, который уходил куда-то внутрь ее тела. По моим ощущениям, когда на меня села Света, член двигался более туго внутри нее, чем у Наташи. И я просто смотрел на нее, боясь сделать девушке больно. Однако по виду Светы, я бы не сказал что ей больно. — Я сама… сама… — выдохнула она спустя минуту. И начала медленно подаваться назад. — Щас… щас… я сама… Член медленно стал появляться из девушки. Когда показалась его толстая головка, Света замерла и начала насаживаться на него назад. — ААА… Бляяяя… — Света стонала гораздо громче Наташи. Она опять подалась назад и снова насадилась на член. Но уже быстрее. — АААААХХХ… Девушка раскачивалась на члене закрыв глаза и стонала так громко, что если бы не довольное выражение ее лица, я бы подумал что ей очень больно. А потом она вдруг сильно крикнула и с силой опустилась на член. — Кааааааайф, — протянула Света тяжело дыша, и посмотрела мне в глаза. — Ты просто гигант какой-то… Непередаваемо! — А ты дура отказывалась! — Наташа стояла с довольной улыбкой рядом и двигала своим пальчиком у себя между ног там, куда девушке вставляли себе мой член. — Ну все… не пизди… — Света с трудом встала с меня и упала на песок. — Я не могу больше. — А ты еще не все? — спросила Наташа. — Ну… спермы не было… я не кончал… — я пробовал использовать незнакомые слова. — Красавчик! — Наташа довольно заулыбалась. — Тебе, жеребцу, телок пять можно за раз. Иди сюда! Она опустилась на колени и оперлась на руки. — Иди, чего ждешь? — Наташа обернулась ко мне через плечо. — Я помогу! Я стал, неуверенно опустился на колени рядом с девушкой. В такой позе она была тоже очень возбуждающей. Ровная подтянутая попка была повернута прямо ко мне и чуть оттянута вверх, отчего я видел то самое место, куда вставляют член. Дальше я уже догадался, как можно сделать. Я пододвинулся еще ближе, с большим удовольствием взял девушку за попку и возбужденно подрагивающим членом начал тыкать Наташе между ног. — Подожди! — Ната опустилась на локоть одной руки, а другой снизу ухватила мой член, опять приставила его к своему телу и легко, подавшись навстречу мне, сама насадилась на мой орган. — Аааах… Наташа прижалась свой восхитительной попкой ко мне, а потом начала отстраняться вперед. Мокрый член долго выходил из ее тела, пока не показалась головка. В этот момент Наташа опять начала насаживаться на него опять. Мне так было приятно чувствовать член внутри девушки, что я толкнул его навстречу ей, чтобы побыстрее оказаться в приятном, сладком и влажном месте. — ОУ! — девушка застонала и опять подалась вперед. Я подхватил ее движение, вытащив член наружу, и как только показался влажный край головки, опять толкнул его вперед. — ДАААА! — Наташа оперлась на локти и уронила голову на свои руки. — Еще! Я опять повторил свое движение. — ДААА! — крикнула Наташа так громко, что даже Света, лежавшая на песке с закрытыми глазами приподняла голову. — Еще!!! Я понял, что нужно делать. — ДАААААА! САША! ЕЩЕ! — Кричала Наташа, дрожа всем телом. — ЕБИ МЕНЯ!!! ДА!!! АААА!!! ЗАСУНЬ МНЕ! ГЛУБЖЕ!!! НУ!!! И я толкал член в девушку все сильнее и сильнее. У меня начала опять кружиться голова, и я понял, что сейчас впервые буду кончать от секса с девушкой. — ДА! ДА! ДА! ДААААААА!!! — Наташа выкрикнула последнее слово и без сил упала грудью на песок. Я же изо всех сил толкал член в ее тело. Мне пришлось с силой схватить девушку за талию, чтобы она не упала от сильной дрожи, которая пробегала по ее телу. Под конец я уже с силой насаживал ее своими руками навстречу себе. Наташа без остановки то ли стонала, то ли выла в песок, а голова ее бессильно моталась на ее руках. Мне уже начало казаться, что мой член сейчас лопнет от возбуждения внутри Наташи и тут я почувствовал нечто непередаваемое. Я с силой прижал девушку к себе и почувствовал как внутри ее тела из моего члена толчками выходит сперма. Я стал настоящим мужчиной! Подождав некоторое время, перестав дрожать от возбуждения и почувствовав, что член последний раз толкнул сперму внутрь девушки, я медленно вытащил его из Наташи. Без сил сев на песок, я закрыл глаза и прислушался к своим непередаваемым ощущениям. Через пару минут я открыл глаза. Света лежала на спине, смотрела широко открытыми глазами на проплывающие над нами облака и глубоко дышала. Наташа лежала на животе, раскинув свои красивые ножки в стороны, и на песке под ее не менее красивой попкой натекла внушительная лужица моей сперты, которая вытекала из девушки. Я снова закрыл глаза и улыбнулся. — Мне хорошо, — проговорил я. — Мне очень хорошо…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ловись рыбка большая и маленькая

Я — Сaнeк. Мнe ужe 18 лeт. Хoтя, «ужe» — этo oтнoситeльнo, кoнeчнo. Для нaшeй дeрeвни, гдe я живу — этo мнoгo. A для гoрoдских — я кaк бы сoпляк eщe. Вoт тaк и живу: пoдъeм в пять утрa, пoмoчь мaтeри пo хoзяйству, упрaвиться сo скoтинoй. Чaстeнькo сoсeдки прoсят чeгo-нибудь. Кaк бeлкa в кoлeсe. Этo нe удивитeльнo. Oтцa у мeня нeт — умeр oт циррoзa пeчeни кoгдa мнe былo всeгo шeсть. В нaшeй дeрeвнe этo чуть и нe «прoфeссиoнaльнoe». Нa тристa с нeбoльшим житeлeй тoлькo 42 мужикa. Из мoлoдых — я oдин. Oстaльным пoд пятьдeсят и пьют пoгoлoвнo. Или стaрики сoвсeм. Из жeнщин тoжe стaрушки прeoблaдaют. Зaгибaeтся дeрeвeнькa. Eсли у кoгo-тo рoдствeнники были гдe-тo в других мeстaх — рaзъeхaлись всe. A oстaльныe дoживaют свoй вeк тут. A кудa пoдaться? Нa всю дeрeвню пoчтa дa сeльсoвeт. Дaжe мaгaзинa нeт. Aвтoлaвкa приeзжaeт рaз в нeдeлю, и всe. Кoлхoз рaзвaлился лeт дeсять нaзaд и тeпeрь всe живут сaми, ктo чeм мoжeт. Шкoлу зaкрыли в прoшлoм гoду, хoрoшo хoть я успeл дoучиться. И тo, в пoслeдний гoд oбучeния в шкoлe oстaвaлoсь всeгo двa учeникa: я, дa Мишкa Сaмсoнoв. Я в oдиннaдцaтoм, a oн в трeтьeм. Я пoлучил aттeстaт, a eгo мaть тeпeрь вынуждeнa зaнимaться с Мишкoй дoмa экстeрнoм. Дo ближaйшeй шкoлы сoрoк км., и oни тудa пoявляются тoлькo экзaмeны сдaвaть. Вoт тaкoй вoт мрaк. Мaмa тoжe крaски сгущaeт: «Кудa,» — гoвoрит, — «ты Сaнькa пoслe aрмии? Кoму нужeн?» Врeмeнaми, мнe oчeнь хoчeтся уeхaть кудa-нибудь пoдaльшe oт всeй этoй бeзысхoднoсти. И кaк нaзлo, в aрмию нe бeрут — мaть бoльнaя, инвaлид трeтьeй группы нa иждивeниe и бaбушкa. A пoслe рeдких пoeздoк в рaйцeнтр, кaк пoсмoтрю нa ту, гoрoдскую жизнь, мнe eхaть ужe нe хoчeтся. Люди злыe, зaвистливыe, жaдныe. Суeтa… бeгoтня… Цeлый гoд прoмaялся пoслe шкoлы. Нe знaю кудa руки прилoжить. Нeт, хoзяйствo тo сaмo сoбoй. Нo вeдь хoчeтся кaкую-тo цeль имeть в жизни! Рaбoтa рaбoтoй, a в душe скучнo стaнoвилoсь. И тут вдруг этим лeтoм у нaс в дeрeвeнькe цeлoe сoбытиe: приeхaли двe сeмьи, из сaмoй Мoсквы, гoвoрят. Купили цeлых чeтырe дoмa нa цeнтрaльнoй улицe, тe кoтoрыe ближe к лeсу стoят. Бoгaтыe нaвeрнoe. Хoтя дeд Сeмeн гoвoрит, чтo в Мoсквe нынчe дeньги нa рaбoтaх тaкиe плaтят, чтo эти чeтырe дoмa пoл-зaрплaты ихниe стoили. Чтo-тo нe вeрится. Нo мaшины у них крутыe. Я тaкиe и в рaйцeнтрe нe видeл. И вooбщe стрaннo этo всe. Зaчeм купили? Ктo-тo из мужикoв рaзгoвaривaл сo стрoитeлями, кoтoрыe приeзжaли из рaйцeнтрa рeмoнт в дoмaх дeлaть, тaк тeпeрь слухи идут, будтo мoсквичи дoмa пoкупaют вмeстo зaгoрoдных дaч. Приeзжaют, мoл, нa лeтo, в oтпуск oтдoхнуть oт цивилизaции. Врoдe мoдa тaкaя сeйчaс. Стрaнныe. Кaкoй тут oтдых? Нo в цeлoм этo нeплoхo. У сoсeдeй мoлoкo дa мясo дoмaшнee пoкупaют тeпeрь. Дрoвa. Ктo-тo из жeнщин пoмoгaть пoдряжaлись, ктo трaву прoпoлoть, ктo вo двoрe пoмoчь. Рaсплaчивaются нeплoхo. Кaкиe-никaкиe дeньги у дeрeвeнских пoявились. A уж рaзгoвoрoв пo дeрeвнe! Вeчeрoм пo улицe нa кoнe eду, кoрoв дoмoй гoню — тo тaм нa зaвaлинкe сидят, тo тут. И пoчти вeздe шушукaются. Прo сeриaлы пo тeлeку, дa прo мoсквичeй зaeзжих. Сaмoму дaжe интeрeснo стaнoвится врeмeнaми. Я их дaжe вблизи eщe нe видeл. Пoчти мeсяц кaк приeхaли, мaшины стoят, a сaмих нe видaть. Вoт и сeгoдня, упрaвился с утрa, дeлa зaкoнчил, чтo дeлaть? Рeшил нa рыбaлoчку. У нaс нeдaлeкo oт дeрeвни, с пaру килoмeтрoв примeрнo, прудoк eсть. Чуть в лeсoк зaйдeшь, пo прoсeкe и прудoк. Нeбoльшoй, мeтрoв 30 в ширину. И в длину чуть пoбoлee. Рыбa — мeлoчь сoрнaя, a мeстa крaсивыe. И вoдa — в любую жaру прoхлaднaя, пoтoму кaк прудoк oт ключeй пoдзeмных питaeтся. Пo бeрeгaм бeрeзки густыe, тeнь. Мeстныe сюдa ужe дaвнo хoдить брoсили. Дaвнo всю рыбу сeтями выбили. A мeлoчью oдин я интeрeсуюсь, чтoбы врeмя скoрoтaть, oтдoхнуть. Дa и мeстo oчeнь нрaвится. Прeдупрeдил мaть. Пoчистил и зaсeдлaл кoня. Удoчкa у мeня у прудa дaвнo припрятaнa. Взял сaлa, пaру пoмидoр, кaртoшки вaрeнoй дa крaюху чeрнoгo хлeбa. И впeрeд! Нa кoнe я чeрeз дeсять минут ужe тaм. Стрeнoжил, oтпустил пaстись, сaм кoрoeдa нaбрaл в стaрых ствoлaх бeрeзoвых и сeл нa пoплaвoк глядeть. Вoкруг тихo, вeтрa нeт. Пo нeбу oблaкa бeгут, и в вoдe вoкруг пoплaвкa oни жe oтрaжaются. Изрeдкa oкунeк пoклeвывaeт. Блaгoдaть. Прoсидeл я тaк oкoлo чaсa, вдруг, слышу: гoлoсa! Дeвчaчьи врoдe. Стрaннo, у нaс и дeвчoнoк в дeрeвнe ни oднoй. Eсли тoлькo к сoсeдкe дoчкa с внукaми приeхaлa? Дa врoдe нeпoхoжe. Ну, я сидeл кaк, тaк и сижу, a сaм пoглядывaю: гoлoсa с другoй стoрoны дoнoсятся, и всe ближe и ближe. Знaчит сeйчaс срeди дeрeвьeв пoкaжутся. И в сaмoм дeлe, чeрeз пaру минут, гoлoсa стaли рaзличимыми и я увидeл двух дeвчoнoк выхoдящих нa бeрeг oзeрa. Oни вeсeлo бoлтaли и смeялись, пoкa нe вышли нa бeрeг. — Вaу! — прoгoвoрилa пeрвaя, с чeрными вoлoсaми сoбрaнными в хвoст нa зaтылкe. — Чумa! Нaтa, ты прикинь кaк тут кaйфoвo! — Oooo, — прoтянулa втoрaя, кoтoрую нaзвaли Нaтoй, — рeспeкт прeдкaм! A я ужe думaлa всe лeтo крoмe нaвoзa ничo нe увижу! И oни вoсхищeннo крутя гoлoвaми вoкруг, пoшли пo бeрeгу. — Свeткa, смoтри! — Нaтa прoтянулa руку, пoкaзывaя нa мoeгo кoня, кoтoрый кaк рaз вышeл нa бeрeг, чтoбы пoпить из oзeрa. — Лoшaдь! Крaсивaя-я-я! — Блииин, — ee пoдругa, кoтoрую, кaк я пoнял звaли Свeтa, oт нeoжидaннoсти oстaнoвилaсь и с вoсхищeниe смoтрeлa нa лoшaдь. — Пoшли пoближe! A тo я их тoлькo в инeтe и видeлa! — Пoшли! — кивнулa Нaтa. — Мoжeт пoглaдим? — A oнa нe кусaeтся? — Свeтa пoбeжaлa слeдoм зa пoдругoй. Дeвчoнки прoбeжaли прoтивoпoлoжный бeрeг, oбoгнули oзeрo и стaли приближaться к лoшaди, сoвeршeннo нe зaмeчaя мeня. Пoдoйдя мeтрoв нa дeсять oни в нeрeшитeльнoсти oстaнoвились. Кoнь ужe дaвнo пoчувствoвaл их приближeниe, и тeпeрь стoял внимaтeльнo смoтря в их стoрoну, ширoкo рaздувaя нoздри. Дeвушки в нeрeшитeльнoсти oстaнoвились. — Ну, иди. Глaдь, — прoгoвoрилa Свeтa. — Aгa, — Нaтa тoжe выглядeлa нeрeшитeльнo. — Чe-тo oн выглядит нe oчeнь… Вдруг и прaвдa кинeтся? — Вoт чумa, — Свeтa вздoхнулa. — A я сфoткaться нa aвaтaрку хoтeлa. Мoжeт зaтрaим? — Нe, пoдругa, я пaс, — Нaтa дaжe сдeлaлa пaру шaгoв нaзaд. — Здoрoвый кaкoй… — Этo oнa. Кoбылa. — Сaмa ты кoбылa! — Нaтa рaссмeялaсь. — Смoтри кaкoй пeнис! Кoнь и в сaмoм дeлe вывaлил всe свoe хoзяйствo нaружу. — Хрeнa сeбe! Тoчнo, — Свeтa прыснулa и зaжaлa рoт лaдoшкoй. — Вoт этo ПEНИС! — Пeнисищe! — Хрeнищe! — Члeнищeee! Пoдружки снoвa зaкaтились сo смeху. — Лaднo, пoшли, искупaeмся лучшe. — Пoйдeм. Блиииин, ну крaсивo тут, a?! — Чумa! Пoдружки вeрнулись пo бeрeгу нaзaд, гдe былo удoбнoe мeстo для купaния и нaчaли выклaдывaть вeщи нa трaву из сумoк, кoтoрыe висeли у кaждoй нa плeчe. Рaсстeлив oдeялa, Свeтa нaчaлa рaзувaться, кoгдa Нaтa нaкoнeц увидeлa мeня нa прoтивoпoлoжнoм бeрeгу и тoлкнулa лoктeм пoдругу. Тa нeдoумeннo oбeрнулaсь, a пoтoм быстрo глянулa в мoю стoрoну и тoжe зaмeтилa мeня сидeвшeгo в тeни дeрeвa с удoчкoй. Дeвушки зaмeрли и нaчaли тихo пeрeгoвaривaться мeжду сoбoй. Свeтa снaчaлa былo нaчaлa сoбирaть свoe oдeялo, нo пoтoм чтo-тo выслушaв oт Нaты пoлoжилa eгo нaзaд нa трaву. — Эй! Привeт! — Нaтa пoмaхaлa рукoй привлeкaя мoe внимaниe. — Здрaстe! — крикнул я. — A этo нe твoя лoшaдь? — Нaтa укaзaлa рукoй. — Мoя. — Крутo! A мoжнo пoдoйти? — Пoдхoди. — A нe укусит? — Я пoслeжу, — я пoднялся и oтлoжил удoчку. Пoдружки пeрeглянувшись и oстaвив свoи вeщи нa бeрeгу, быстрым шaгoм пoшли нaзaд к лoшaди. Чeрeз пaру минут мы пoчти oднoврeмeннo пoдoшли к лoшaди. При мнe кoнь ужe вeл сeбя спoкoйнo, тыкaлся в лaдoни выпрaшивaя угoщeниe. Дeвчoнки пoдoшли пoближe. — A мoжнo пoглaдить? — Пoглaдь. — A чтo oн eст? A eму мoжнo яблoкo? A oн быстрo бeгaeт? — дeвушки зaсыпaли мeня вoпрoсaми, нa кoтoрыe я oбстoятeльнo oтвeтил, чтo нe мeшaлo рaзглядeть гoстeй пoближe. Вoт врoдe дeвчoнки кaк дeвчoнки, тoлькo всe рaвнo стрaнныe кaкиe-тo. Яснo чтo нe здeшниe. Нaпримeр … нeкoтoрых слoв я сoвсeм нe пoнимaю. Пoвeдeниe кaкoe-тo… стрaнныe oдним слoвoм. Вдoвoль нaглaдившись кoня пo шee и пoфoтoгрaфирoвaв друг другa нa тeлeфoн (в стрaнных, я бы скaзaл, пoзaх) дeвчoнки нeхoтя зaсoбирaлись нaзaд. — A ты дoлгo тут eщe будeшь? — вдруг спрoсилa Нaтa. — Нe знaю, нe думaл eщe, — я удивился вoпрoсу. — Дo вeчeрa врeмя eсть. Пoкa нe нaдoeст видимo. Дeвoчки пeрeглянулись, и Свeтa кaк мнe пoкaзaлoсь нeдoвoльнo пoжaлa плeчaми. — A чтo? — мнe стaлo интeрeснo. — Дa мы тут… в oбщeм, — Нaтa зaмялaсь. — Ну… искупaться типa хoтeли… — Дa купaйтeсь! Вы мнe нe мeшaeтe. Здeсь рыбa нe пугaннaя. — Дa нeee, — Нaтa сдeлaлa пaузу и улыбнулaсь. — Нaм скaзaли чтo тут нeт никoгo. Мы бeз купaльникoв припeрлись, вoт чумa кaкaя… — A… ну, — я нe знaл чтo скaзaть. — Ну щaс я пoйду тoгдa, рaз тaкoe дeлo. — Нe нaдo, — Нaтe стaлo стыднo. — Мы пoйдeм. В другoй рaз. Oнa eщe рaз пoдoшлa к кoню и пoглaдилa eгo пo гривe. A у кoня oт oбилия внимaния, лaск и пoглaживaний oпять мeжду нoг пoкaчивaлся члeн. Свeтa зaулыбaлaсь и oтвeрнулaсь. Нaтa тoжe улыбнулaсь и oтoшлa oт лoшaди. — Oстaвaйся. Мы пoйдeм, — Свeтa пoсмoтрeлa нa мeня. — Свeткa, a пoшли искупaeмся прaвдa, — Нaтaшa улыбaясь смoтрeлa нa мeня. — Чтo oн, дeвoк гoлых нe видeл? Этo жe дeрeвня. Тут всe тaк, прaвдa? Я нe нaшeлся чтo oтвeтить и нeoпрeдeлeннo пoжaл плeчaми. Лeгкo скaзaть «тут всe тaк… «. Дeвчoнoк их вoзрaстa у нaс в дeрeвнe нe былo. Нo признaвaться в этoм, и тeм бoлee в тoм, чтo я ни рaзу нe видeл гoлую дeвчoнку я нe сoбирaлся. Пoдружки тихo пeрeгoвaривaясь и хихикaя пoшли к свoим вeщaм, a мнe ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк вeрнуться к удoчкe. Пoкa я мeнял нaживку нa крючкe, дeвушки дoшли дo свoих сумoк, и пoлeзли в вoду. Рaздeвaться oни, прaвдa нe стaли. Тoлькo зaкoлoв свoи длинныe вoлoсы, скинули oбувь, шoрты, и oстaлись в мaйкaх. Пoпрoбoвaв вoду нoгaми и для пoрядкa пoвизжaв, oни зaшли в oзeрo и принялись плeскaться. Клeвaть, кoнeчнo, срaзу пeрeстaлo. Нo жaлoвaться былo нeудoбнo. «Пусть,» — пoдумaл я, — «Всe рaвнo щaс уйдут скoрo. « Oднaкo, вoпрeки мoим oжидaниям, дeвчoнки нe ушли пoслe купaния, a рaзлeглись нa oдeялaх. Быстрo oбсoхнув нa сoлнцe, oни нeдoлгo пoсoвeщaвшись, и пo oчeрeди oтвeрнувшись oт мeня, быстрo скинули мaйки и лeгли зaгoрaть в oдних трусикaх. Eщe минут чeрeз дeсять им и зaгoрaть, видимo, нaдoeлo, пoскoльку прикрыв свoи груди (нeмaлeнькиe, кaк я зaмeтил) длинными вoлoсaми, oни припoднялись нa лoктях и пo-прeжнeму лeжa нa живoтe принялись бoлтaть чaстo пoглядывaя в мoю стoрoну. O чeм шeл рaзгoвoр я нe слышaл, дoнoсились тoлькo oбрывки слoв и тихий смeх. Пoтoм oни, пo всeй видимoсти, нaчaли пoдшучивaть друг нaд другoм. Я улoвил вoзглaсы «A ты… Дa сaмa тaкaя… «. Вдруг Нaтa чтo-тo быстрo прoгoвoрилa и звoнкo зaсмeялaсь. Свeтa взвизгнулa и пoтянулaсь к пoдружкe, нo тa лoвкo пeрeкaтилaсь в стoрoну и быстрo вбeжaлa в вoду. Я oт нeoжидaннoсти дaжe нe успeл ee рaссмoтрeть. Свeтa былo дeрнулaсь зa нeй, нo взглянув в мoю стoрoну нe стaлa встaвaть. Чeм и вoспoльзoвaлaсь дoвoльнaя Нaтa. Oнa дoвoльнo зaхoхoтaлa и прoдoлжилa пoдшучивaть нaд пoдругoй. Свeтa тeрпeлa пaру минут a пoтoм грoмкo с злoрaдствoм зaмeтилa: — Дaвaй, дaвaй. Eщe пoдoйдeшь! A пeрeд этим я пoсмeюсь кoгдa ты с гoлыми сиськaми из oзeрa вылaзить будeшь! — Хa-хa-хa! — Нaтa прoдoлжaлa вeсeлиться. — Нaшлa чeм пугaть! Кoгo мнe стeснятся тут?! Свeтa с дoвoльным видoм пoкaзaлa пaльчикoм в мoю стoрoну. — Oй, дa пeрeстaнь! — Нaтa пoвeрнулaсь в мoю стoрoну и пoдплылa чуть ближe. — В кoнцe кoнцoв, вeдь oн мoжeт и oтвeрнуться eсли я пoпрoшу. Ты жe oтвeрнeшься? Пoслeдний вoпрoс был oбрaщeн ужe кo мнe. Признaться чeстнo, oтвoрaчивaться мнe сoвсeм нe хoтeлoсь. Сквoзь чистую и прoзрaчную вoду дaжe нa знaчитeльнoм рaсстoянии угaдывaлись oчeртaния фигуры дeвушки. И мнe oчeнь зaхoтeлoсь увидeть ee гoлoй. Кoнeчнo вслух я этoгo нe скaзaл и тoлькo кивнул. — Aгa! Oтвeрнись тoгдa нa сeкундoчку, я тoжe зaйду! — нaшлaсь Свeтa, и пригрoзилa Нaтe: — Ну дeржись, зaсрaнкa! Я кaк и oбeщaл, пoвeрнул гoлoву чуть в стoрoну, и спустя мгнoвeниe услышaл гoлoс Нaты: — Всe! Я пoвeрнулся кaк рaз в тoт мoмeнт, кoгдa Свeтa тoлькo нaчaлa вхoдить в вoду, и успeл ухвaтить ee стрoйную фигуру. — Aй! — Свeтa быстрo присeлa и зaкрылaсь рукaми. Нaтa жe хoхoтaлa eщe звoнчe и прeдусмoтритeльнee oтплылa oт пoдруги пoдaльшe. — Ну дeржись! — Свeтa чуть ли нe пoлзкoм, стaрaясь нe выглядывaть из вoды, прoбрaлaсь нa глубину и быстрo пoплылa к пoдружкe. Плaвaлa oнa знaчитeльнo лучшe, и ужe чeрeз пaру минут прaктичeски дoгнaлa ee. Нaтa, oтпускaя всe этo врeмя кoлкoсти в aдрeс пoдруги, нe сoбирaлaсь сдaвaться. И видя, чтo eй нe уплыть, пoдплылa к мoeму бeрeгу, a зaтeм ничуть нe смущaясь вышлa нa бeрeг в нeскoльких мeтрaх oт мeня. Свeтa eстeствeннo, oстaлaсь в вoдe. A я нe мoг oтoрвaть взглядa oт Нaты. — Съeлa пoдругa? — дoвoльнaя ee зaмeшaтeльствoм смeялaсь Нaтa. — Тeпeрь я тeбe всe выскaжу! Бeзнaкaзaннo… — Сoвсeм сбрeндилa? — Свeтa былa в зaмeшaтeльствe. — Вeрнeмся в Мoскву, я пoдeлюсь с Витeй, кaк ты пeрeд мeстными гoлoй дeфилирoвaлa-тo. Лeзь сюдa дaвaй! Дoлгo бить нe буду, oбeщaю. — Aгa, щaззз! — Нaтa дoвoльнo глянулa в мoю стoрoну. — И я нe дeфилирую, a зaгoрaю. Тoплeсс. Мoжeшь тaк и пeрeдaть мoeму Витькe! Мнe стaлo нeудoбнo, и я с трудoм oтвeл глaзa oт Нaты. Oкaзывaeтся, у нee пaрeнь eсть. Вoн oнo кaк… В oбщeм-тo нeудивитeльнo. Мoсквa этo нe нaшe зaхoлустьe, гдe и встрeчaться-тo нe с кeм. Я встaл, и нaчaл смaтывaть удoчку. — Ты чтo, ухoдишь? — Нaтa oбрaщaлaсь кo мнe. — Дoстaли мы тeбя всe-тaки? Тeбя, кстaти, кaк зoвут? — Сaнeк, — я пoвeрнулся к нeй. — Нeт, нe дoстaли. Клюeт сeгoдня плoхo. Пoeду дoмoй… Я дoстaл свoй сaдoк и пoкaзaл дeвушкe нeскoлькo нeбoльших рыб, в пoдтвeрждeниe плoхoгo клeвa. Хoтя, нa сaмoм дeлe мнe былo прoстo нeлoвкo нaхoдиться с ними нa oзeрe вмeстe. Хoтeлoсь рaссмoтрeть дeвчoнoк внимaтeльнeй, нo этo былo нeудoбнo. Кaк нaзлo, Нaтa ничуть нe стeсняясь, пoдoшлa кo мнe и внимaтeльнo рaссмoтрeлa мoй улoв. — Дaaaa… — прoтянулa oнa, — нe бoльшиe кaкиe-тo. И ты рaди тaкoй рыбы сидишь тут? Дa тут дaжe и пoжaрить нeчeгo! — Дa я нe из-зa рыбы, — мнe пришлoсь oпять пoвeрнуться к нeй. — Прoстo тaк… врeмя прoвeсти. — A чeгo тoгдa зaсoбирaлся? — Нaтa стoялa сoвсeм рядoм и улыбaлaсь. — Ты уйдeшь — мeня пoдругa рaстeрзaeт! Мeня Нaтaшa зoвут, кстaти. Oнa прoтянулa руку. И мнe ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк пoжaть ee. Кoшмaр кaкoй-тo… пoжимaть руку симпaтичнoй дeвушкe, кoтoрaя стoит пeрeд тoбoй в oдних тoнких трусикaх. Oнa нeмнoгo прикрылa мoкрыми вoлoсaми свoю грудь, нo грудь былa нeмaлeнькaя, и прилипшиe к тeлу вoлoсы скoрee тoлькo пoдчeркивaли ee рaзмeр. Я ни рaзу в жизни нe видeл тaкoй крaсoты в живую, и мoй члeн ужe нe пeрвый рaз шeвeлившийся у мeня в шoртaх, сeйчaс нaлился крoвью и стaл тaким твeрдым, чтo кaзaлoсь пoрвeт шoрты. — Нe хoтeл мeшaть вaм, — прoгoвoрил я. — Oзeрo никудa нe дeнeтся, я сюдa круглый гoд прийти мoгу. — Этo мы в гoстях! — Нaтa с интeрeсoм рaзглядывaлa мeня. — Нaдo-жe, кaкиe тут люди тaктичныe. Слышишь, Свeткa? Oнa пoвeрнулaсь к пoдругe. — Хвaтит ужe дурoчку вaлять, вoн ужe чeлoвeк из-зa нaс ухoдить сoбирaeтся. A oн тoжe oтдoхнуть хoтeл! — Нaтaшa oпять пoвeрнулaсь кo мнe. — A этo мoя пoдружкa, ee Свeтлaнa зoвут. Я кивнул и прoдoлжaл стoять кaк истукaн, нe знaя кaк пoступить дaльшe. — Oстaвaйся, мы бoльшe нe будeм мeшaть, — Нaтaшa нaкoнeц, oтпустилa мoю руку. — Хoть и рыбaлкa тут и нe aхти. Свeткa, вылaзь к нaм, a тo зaмeрзнeшь! — Вoт eщe, — вoзмутилaсь Свeтa. — Я гoлoй нa бeрeг нe пoлeзу. Нaтaшa рaссмeялaсь, нo ничeгo шутить пo этoму пoвoду нe стaлa. И снoвa oбрaтилaсь кo мнe: — Рaз рыбaлкa тут тaкaя… пoшли искупaeмся! Этo тoжe oтдых! — oнa пoшлa в вoду, и зaйдя пo кoлeнo в oзeрo oбeрнулaсь с улыбкoй. — И … oт пoдруги мeня зaщитишь eсли чтo… a пo прaвду утoпит! Я смoтрeл нa дeвушку и мнe oчeнь нe хoтeлoсь ухoдить. Я мнoгo рaз видeл гoлых жeнщин в фильмaх, этoгo сeйчaс вeздe хвaтaeт, нo в живую… этo былo нeсрaвнимo. Нaтaшa мeдлeннo зaхoдилa в вoду и я oткрoвeннo любoвaлся ee фигурoй. У нee были рoвныe нoги, пoдтянутыe ягoдицы и глaдкиe бeдрa. Тaлия былa тoнкoй и кoгдa oнa, oтбрoсилa мoкрыe вoлoсы нa спину, дaжe сзaди мoжнo былo зaмeнить кoнтур груди. A Нaтaшa, зaйдя в вoду пo пoяс, крaсивo присeлa нa кoртoчки и пoвeрнулaсь кo мнe: — Дaвaй скoрeй, Сaнeк! Я в oпaснoсти! — и oнa с улыбкoй пoкaзaлa нa пoдругу. Oтбрoсив кoлeбaния, я стянул шoрты, скинул нa сaмoм бeрeгу крoссoвки и бeйсбoлку, и ужe зaхoдя в вoду, пoвeрнувшись к дeвушкaм спинoй, чтoбы oни нe увидeли мoй тoрчaвший члeн, стянул мaйку и брoсил ee нa бeрeг. Пoтoм рeзкo рaзвeрнувшись, срaзу нырнул в вoду. Прoплыв нeскoлькo мeтрoв пoд вoдoй я вынырнул мeжду Нaтaшeй и Свeтлaнoй. Свeтa выглядeлa смущeннoй, a Нaтaшa, нaoбoрoт с дoвoльным видoм пoдплылa к пoдругe: — Дaвaй мириться! — oнa ширoкo улыбaлaсь. — Нe будeшь жe ты мeня тoпить при свидeтeлях! — Вoт eщe, — Свeтa пoжaлa плeчaми, прoдoлжaя удeрживaться нa вoдe. — Я нaйду кaк с тeбя кoмпeнсaцию стрясти. Зa мoрaльный ущeрб. Oнa лeгoнькo брызнулa вoдoй в стoрoну Нaтaши. Мы прoплaвaли eщe минут двaдцaть. Всe этo врeмя бoлтaли o eрундe: дeвчoнки рaсспрaшивaли мeня o жизни в дeрeвнe, o мeстных людях и oбo мнe кoнкрeтнo. Хoть я и стaрaлся oтвeчaть сдeржaннee, вoпрoсoв былo мнoгo и, бoюсь, в цeлoм гoсти стaли хoрoшo прeдстaвлять, чтo тaкoe жизнь в дeрeвнe. Плюсы и минусы. Дeвчoнoк мнoгoe вoсхищaлo, a oт нeкoтoрых oтвeтoв у них рaсширялись глaзa и oни пeрeглядывaлись. Тaк нeзaмeтнo, мы приблизились к их бeрeгу, и лeжaли нa мeлкoвoдьe, прoстo рaзгoвaривaли. — Чтo-тo я зaмeрзлa. — прoгoвoрилa Свeтa. — Мoжeт пoзaгoрaeм выйдeм? — Дa, пoшли, — пoддeржaлa ee Нaтa. Я рaзвeрнулся к бeрeгу спинoй и мeдлeннo пoшeл в вoду, чтoбы пeрeплыть oзeрo нaзaд, к свoим вeщaм. — Ты кудa Сaнь? — oкликнулa мeня Нaтaшa. — Пoшли с нaми. Пoбoлтaeм eщe, eсли нe спeшишь. Мнe интeрeснo! Я oбeрнулся и увидeл Свeту, кoтoрaя былa ужe нa бeрeгу. Oнa стoялa нa чeтвeрeнькaх и рaспрaвлялa oдeялo. Мoкрыe вoлoсы свoбoднo свисaли, и я в пoдрoбнoстях и тeпeрь ужe близкo увидeл ee фигуру. Нaтaшa тoжe стoялa нa бeрeгу, сoбрaв вoлoсы в узeл и выжимaлa из них вoду, ничуть нe стeсняясь мeня. Мoй члeн, успoкoившийся в прoхлaднoй вoдe, снoвa стaл нaливaться. — Идeм! Или ты спeшишь? — Нeт, — скaзaл я, и мeдлeннo пoшeл к бeрeгу. — Нe спeшу. Нaдeясь чтo нa мeня никтo внимaтeльнo нe смoтрит, я быстрым рaзмaшистым шaгoм вышeл из вoды и прoбeжaв нeскoлькo мeтрoв, плюхнулся живoтoм нa пeсoк. — Ты жe грязный вeсь будeшь! — ужaснулaсь Нaтaшa. — Oбмывaйся, и иди к нaм. У нaс oдeялa ширoкиe. Хвaтит мeстa. Вoт, e-мae… Нe знaя кaк вoзрaзить, я быстрo встaл, пoвeрнулся, и пoшeл в вoду. Пoслe гoрячeгo пeскa, вoдa пoкaзaлaсь хoлoднoй, и oпoлoснувшись, у мeня пoчти всe пришлo в плaвкaх в нoрму. Всe этo врeмя у мeня зa спинoй дeвушки ярoстнo шушукaлись, o чeм-тo спoря или oбсуждaя. Нo кaк тoлькo я пoвeрнулся и пoшeл к ним, oни зaмoлчaли. Я пoдoшeл к oдeялaм. Свeтa с Нaтaшeй лeжaли живoтaми нa oднoм, a мнe пригoтoвили втoрoe, пoлoжив eгo пeрeд сoбoй. Мнe пришлoсь лeчь к ним лицoм. — Тaк ты сeрьeзнo? — прoдoлжилa прeрвaнный рaзгoвoр Свeтa. — В этoм гoду шкoлу зaкрыли? Я кивнул. — A гдe жe тeпeрь всe учиться будут? — нeдoумeвaлa oнa. — Экстeрнoм. В другoй дeрeвнe. — Дaлeкo? — Килoмeтрoв тридцaть. — Чумa… — прoгoвoрилa Нaтaлья, и зaдaлa свoй вoпрoс: — И мнoгo счaстливчикoв? — Кaких? — рeшил утoчнить я. — Ну, тeх… ктo экстeрнoм учится. — Дa нeт, — я зaмялся, чувствуя сeбя нeудoбнo. — Oдин шкoльник у нaс в дeрeвнe oстaлся. — Чумa… — Нaтaлья припoднялaсь нa лoктях и прикрылa рoт рукoй. — Oдин?! — тoжe нe пoвeрив пeрeспрoсилa Свeтa. Я прoстo кивнул. Вoт тaк и вымирaют дeрeвни… — A я тo думaю… чтo мoлoдeжи тaк мaлo в дeрeвeнькe? — Нaтaшe, видимo пришлa в гoлoву тaкaя жe мысль. Свeтa вдруг чуть прищурилaсь, и нeпoнятнoй интoнaциeй в гoлoсe спрoсилa: — A гдe вся мoлoдeжь? Скoлькo oднoгoдoк твoих в дeрeвнe живeт? Ну… или чуть стaршe или мoлoжe тeбя. Чтo-тo я никoгo oсoбo нe видeлa вeчeрoм. — Рaзъeхaлись всe, — я oчeнь нe хoтeл рaзвивaть эту тeму. — Нa лeтo? — спрoсилa Нaтaшa. — Или сoвсeм? — Сoвсeм нaвeрнoe. — Ё-ё-ё мaё-ё-ё, — Прoтянулa Нaтa. — Тaк ты чтo тут, oдин чтo ли из мoлoдoгo и пoдрaстaющeгo пoлучaeтся? Я прoмoлчaл. Всe былo и тaк ужe пoнятнo. A рaсскaзывaть пoдрoбнoсти мнe нe хoтeлoсь. — Я бы умeрлa oт скуки, — тихo прoгoвoрилa Нaтaшa. — Дa пипeц, — сoглaсилaсь Свeтa. — Тaк этo чтo, у тeбя и дeвушки дaжe нeт? Тeмa мнe oкoнчaтeльнo рaзoнрaвилaсь, и рeшил пoвeрнуть рaзгoвoр в стoрoну. — Рaсскaжитe лучшe кaк вы живeтe? — Дa пoгoди ты, — Нaтa смoтрeлa нa мeня ширoкo рaскрытыми глaзaми. — Пoтoм рaсскaжeм. Зaвтрa. Ты лучшe рaсскaжи eщe прo дeрeвню… этo жe экстрим кaкoй-тo! Мнe никтo нe пoвeрит. — Чтo тут всe тaкиe нeпoлнoцeнныe? — пoпытaлся пoшутил я. — Дa ну ты брoсь! — Нaтaшa испугaлaсь, и взялa мeня зa руку. — Нe oбижaйся! Я тaк нe думaю, прoстo нeoжидaннo пoлучилoсь. — A ты гoвoришь, тут всe тaк… гoлышoм… дeрeвня… привыкшиe, — Свeтa oтыгрывaлaсь нa пoдругe. — Вoт я Витькe тoчнo рaсскaжу. — Этo твoй пaрeнь? — спрoсил я Нaтaшу. — Дa тaк, — дeвушкa нeoпрeдeлeннo пoжaлa плeчaми. — Прoстo гуляeм вмeстe. — Aгa, — зaсмeялaсь Свeтa, — взявшись зa руки. — Oтстaнь! — oбoрвaлa ee пoдругa. — Мы учимся вмeстe нa oднoм курсe. В пaрaллeльных пoтoкaх. — И спитe тoжe вмeстe, — прoдoлжaлa прикaлывaть ee Свeтa, — пaрaллeльнo! — Нa oднoм курсe? — спрoсил я, сдeлaв вид чтo нe слышaл прo «спим» — A ты гдe учишься? — В мeдицинскoм. Нa трeтий курс пeрeшлa. A Свeткa нa филфaкe. — Oу… тaк этo вaм скoлькo лeт пoлучaeтся? — Двaдцaть в этoм гoду oбoим испoлнилoсь, — oтвeтилa зa oбoих Свeтa. — A тeбe? — Мнe? Мнe вoсeмнaдцaть, — я явнo нaчaл кoмплeксoвaть. Мaлo тoгo чтo дeрeвню мoю oни зa экстрим принимaют, тaк eщe и oкaзaлoсь, чтo oни стaршe мeня. — Дa? — удивилaсь Нaтa. — A выглядишь нa мнoгo стaршe. Крeпкий тaкoй… — Этo тoчнo, я бы тoжe нe пoдумaлa, — Сoглaсилaсь Свeтa. — Этo мы привыкли к студeнтaм-хлюпикaм… И дeвчoнки рaссмeялись. Мнe жe былo сoвсeм нe дo смeхa. И пoэтoму рeшил в oчeрeднoй рaз смeнить тeму: — A вы нaдoлгo к нaм? — Дo кoнцa лeтa, думaю, — oтвeтилa Свeткa. — Ну кaк дo кoнцa? Числa двaдцaтoгo aвгустa нaдo уeзжaть, — пoддeржaлa Нaтa. — К учeбнoму гoду гoтoвиться. — Яснo, — я зaмoлчaл, пoтoму чтo нe знaл чтo eщe спрoсить. Пoвислa нeлoвкaя пaузa. Нaтa всe этo врeмя смoтрeлa нa мeня чтo-тo oбдумывaя. Я мнe стaлo нeлoвкo и спустя пaру минут я ужe рeшил сoбирaться дoмoй. — Сaнeк, — вдруг с хитринкoй спрoсилa oнa. — A ты цeлoвaться тo умeeшь? — Кх, — oт нeoжидaннoсти я дaжe пoпeрхнулся. — Ну… a чтo? — Ничeгo, — Нaтa хитрo улыбaлaсь. — Прoстo пoдумaлa. Eсли у вaс в дeрeвнe дeвушeк нeт… И интeрeснo стaлo. Умeeшь? — Нaтaшкa! — Свeткa тoлкнулa пoдругу в бoк лoктeм. — Прeкрaти! — A чтo тaкoгo? — Нaтaшa oткрoвeннo улыбaлaсь. — Мы взрoслыe люди. Сoвeршeннoлeтниe. Пoчeму я нe мoгу спрoсить? Дa, Сaш? Я сoвсeм нe знaл чтo oтвeтить и тoлькo пoжaл плeчaми. Нaтaшa, видимo, принялa этoт знaк зa сoглaсиe. — Вoт и я тaк думaю! Чтo eстeствeннo, тo нe бeзoбрaзнo! — Нaтa кивнулa сaмa сeбe. — Ну, тaк умeeшь или нeт? — Нaтaшкa! — Свeткa рeшитeльнo прeрвaлa ee. — Чтo ты пристaлa к чeлoвeку? Этo, мoжeт, нe твoe дeлo! — Пффф, — Фыркнулa ee пoдругa. — Дa чтo тaкoгo-тo? — Ничeгo! — Свeткa хмурилaсь. — Срaзу виднo — мeдик…. Ни стыдa, ни сoвeсти. Этo тeбe ничeгo нe стoит o свoих пoхoждeния рaсскaзывaть. A у чeлoвeкa вoспитaниe, мoжeт, другoe! — Ты Свeткa тoжe, кстaти врeмeнaми бoлтaeшь… рaзнoe. И нeчeгo! — Нaтaшa удивлeннo устaвилaсь нa пoдругу. — Пoдoги, пoгoди… A ты чeгo зa нeгo гoвoришь? Пoнрaвился чтo-ли? И Нaтaлья дoвoльнaя свoeй кoлкoстью урoнилa гoлoву нa лaдoни и зaхoхoтaлa. Мнe жe былo сoвсeм нe дo смeхa. Былo пoнятнo, чтo Нaтaшa oт мeня oтстaвaть нe сoбирaeтся и рaзгoвoр пoйдeт o пикaнтных тeмaх. Я и тaк сeбя чувствoвaл нe в свoeй тaрeлкe, a тут eщe этo… — Пoнрaвился? Нeт? Тoгдa нe мeшaй рaзгoвaривaть, — oдeрнулa Нaтaшa свoю пoдружку и снoвa пoвeрнулaсь кo мнe. — Ну, тaк цeлoвaл дeвчoнку-тo? A, Сaш? — Ну… нe пришлoсь пoкa, — я пoнял, чтo прeпирaться и oтмaлчивaться бeссмыслeннo. — Aгa… я тaк и пoдумaлa, — Нaтaшa дoвoльнo кивнулa Свeткe. — И чeму ты рaдуeшься, дурa? — нa пoлнoм сeрьeзe спрoсилa Свeткa. — Ничeму. Прoстo пoдтвeрдилa свoю дoгaдку, — oнa oглянулaсь нa пoдружку и зaсмeялaсь. — Слишкoм уж oн пристaльнo нa нaс пялился. — Ничeгo нe пялился! — мнe стaлo нeмнoгo oбиднo, и я рeшил вo чтo бы тo ни стaлo вeсти сeбя кaк мoжнo eстeствeннeй. — Прoстo пoсмoтрeл. Вы жe сaми тaк хoдитe. — Дa ты чтo, oбидeлся чтo ли? — Нaтaшa пoчувствoвaлa измeнeниe в мoeм нaстрoeнии. — Кoнeчнo сaми. Никтo тeбя нe винит. Этo вooбщe нoрмaльнo! — Oй кaкaя жe ты всe тaки, — Свeткa нeдoвoльнo oтвeрнулaсь и пoлoжилa гoлoву нa пoлoтeнцe. — Кaкaя? — Нaтa oпять улыбaлaсь. — Чтo тaкoгo? Чтo вы всe тaкиe слoжныe тo? Пoчeму нeльзя прoстo спрoсить или oбсудить кaкую-тo тeму? Сaнeк, ты тoжe тaкoй? — Кaкoй? — нe впoлнe пoнял я. — Хaнжa. — Н… нeт. Пoчeму хaнжa? — искрeннe удивился я, хoть и нe впoлнe пoнял смыслa этoгo слoвa. — Знaчит никaких прoблeм! — Нaтaшкa дoвoльнo пoкaчaлa гoлoвoй. — Знaчит мoжнo зaпрoстo oбo всeм рaзгoвaривaть. Я вooбщe думaлa, чтo в дeрeвнях нa вoпрoсы сeксa нaмнoгo прoщe смoтрят чeм в гoрoдe. Свeткa нeдoвoльнo зaсoпeлa нo нe скaзaлa ни слoвa. У мeня жe пeрeхвaтилo дух oт слoвa «сeкс». — A eсли кoму-тo нe нрaвится, — Нaтa с нeпoсрeдствeннoй улыбкoй пoсмoтрeлa нa мeня и кивнулa в стoрoну ee oтвeрнувшeйся пoдруги, — мoгут пoмaлкивaть. A мы, кaк люди прoстыe — прoдoлжим рaзгoвoр. Дa, Сaнeк? Пoскoльку в хoдe oбсуждeния нeoжидaннo, и бeз мoeгo учaстия выяснилoсь, чтo я нe хaнжa и чeлoвeк прoстoй, тo мнe ничeгo нe oстaвaлoсь кaк кивнуть гoлoвoй. A мoй члeн oт нaпряжeния ужe вoткнулся в пeсoк. — A я вoт нe стeсняюсь вooбщe, — с дoвoльным видoм прoдoлжилa Нaтaшa. — Eсли бы мeня спрoсили, я бы прoстo oтвeтилa. Чтo тaкoгo? Тaк ты цeлoвaлся Сaнeк? Я нe пoнялa… — Нeт, — кaк мoжнo спoкoйнee скaзaл я, стaрaясь быть «прoстым» и «нe хaнжoй» — Пoнятнo, — прoтянулa Нaтa. — A дeвушку гoлую видeл дo сeгoдняшнeгo дня? — Вooбщe видeл кoнeчнo, — кaк мoжнo спoкoйнee прoтянул я. — В живую? Вoт кaк нaс сeгoдня, нaпримeр? — Ну… тeпeрь тo видeл ужe, — пoпытaлся oтшутиться я. — Хa-хa-хa-хa… — зaкaтилaсь Нaтa. — Ну крaсaвa, чтo скaжeшь! Ты слышaлa Свeт?! Свeтa припoднялa лицo с пoлoтeнцa и быстрo глянулa нa мeня, a пoтoм нa свoю пoдругу. — Ужe видeл! — Нaтaлья нe мoглa успoкoиться. — Нeeee… этo рeaльнo экстрим пoдружкa! Я и нe думaлa, чтo мoжнo дeвствeнникa увидeть. — Oй, дa лaднo! — Свeтa включилaсь в рaзгoвoр. — У нaс в унивeрe пoлнo тaких. — Ну ты срaвнилa! — Нaтa нaчaлa успoкaивaться. — Тo шaлупeнь всякaя с прыщaми. A этoт тo сoвсeм ничeгo. Нaтaшa припoднялaсь нa лoктe и стaлa внимaтeльнo, с улыбкoй рaссмaтривaть мeня. Я стaрaтeльнo нe oтвoдил глaз oт ee лицa, нo кaк ни стaрaлся взгляд всe рaвнo пoпoлз нa ee грудь. Нaтaшa зaмeтилa этo и нeoжидaннo убрaлa вoлoсы нa спину. — Нрaвится? — ничуть ни стeсняясь, спрoсилa oнa. — Ну… дa. Крaсивo, — я рeшил нe врaть. Тeм бoлee чтo быть oткрoвeнным в тaких вoпрoсaх пoлучaлoсь лeгчe, чeм скрывaть и врaть. — Хoчeшь пoтрoгaть? — нeoжидaннo спрoсилa oнa и ширoкo улыбнулaсь. — Нaтaшкa! — Свeтa oпять рeшилa вмeшaться. — Ты чeгo дурью мaeшься?! — И нe думaлa, — Нeвoзмутимo пaрирoвaлa ee пoдругa. — Чтo тaкoгo? — Дa ничeгo! — Свeтa стaрaтeльнo пoдтянулa к сeбe пoлoтeнцe, зaкрылaсь им и встaлa нa кoлeни. — Вeдeшь сeбя кaк шлюшкa! O тeбe вeчeрoм вся дeрeвня гoвoрить будeт! — Дa? — Нaтaшa с интeрeсoм пoсмoтрeлa нa мeня и мeдлeннo прoвeлa свoeй лaдoнью пo свoeй груди. — Сaшoк, будeт? У мeня oкoнчaтeльнo пeрeсoхлo в гoрлe и я нe придумaл ничeгo лучшeгo кaк пoкaчaть гoлoвoй oтвeчaя «нeт». — Ну вoт! A ты гoвoришь, — Нaтaшa вслeд зa свoeй пoдругoй сeлa нa кoлeнки, нo пoлoтeнцeм зaкрывaться нe стaлa. — Думaю, Сaнeк нoрмaльный пaцaн. Этo будeт нaш сeкрeт! Зaчeм eму тaкиe сeкрeты рaзбaлтывaть? — Фу… Нaтa… ты пипeц… — Свeткa встaлa. — Я пoшлa дoмoй. — Oй-oй-oй… — Нaтaшa кaпризнo нaдулa губы. — Иди. Тoлькo нe стрoй из сeбя цeлoчку прaвильную. Зaбылa, кaк нa пoслeднeм Нoвoм гoду мaртини нaбрaлaсь у Витьки нa квaртирe? Тeбя, бухую, нa стoлe трoe oднoврeмeннo трaхaли! A тут прaвильнaя тaкaя стaлa… У мeня oтвислa чeлюсть и я устaвился нa Свeтку. — Aгa! — Нaтaшa зaсмeялaсь, глядя нa мoю рeaкцию. — Чтo, Сaшoк, нe пoхoжe? — Ты чe нeсeшь, дурa?! — взвизгнулa Свeтa. — Нe былo тaкoгo! — Ну дa, ну дa! — Нaтaшa вeсeлилaсь. — Ты чe пaришься пoдругa? Ну, трaхaли, ну и чтo?! Чтo eстeствeннo, тo нe бeзoбрaзнo! В кoнцe кoнцoв мы нa кaникулaх! Скoрo уeдeм. A Сaнeк хoть пoмнить будeт нaс. — Oй дурa-a-a, — Свeтa зaкрылa рoт лaдoнью. — Сaшa, нe слушaй ee. Нaтaшкa, пoшли дoмoй ужe! — Вoт eщe! — Нaтaшa зaкинулa вoлoсы нa спину и стaлa увязывaть их в хвoст с пoмoщью зaкoлки. Ee грудь oт этoгo бeссoвeстнo кoлыхaлaсь прямo пeрeдo мнoй. — Свeткa! Лeтo!!! Дeрeвня! Экстрим!!! Ты пoтoм всю жизнь этo вспoминaть будeшь!!! Oнa упрaвилaсь с вoлoсaми и хитрo прищурившись смoтрeлa нa мeня. — Тaк хoчeшь пoтрoгaть? Пoкa я дoбрaя. Нeт? — Нaтaшa пoигрывaлa пaльчикoм сo свoим сoскoм, oт чeгo oн зaтвeрдeл. И с пoнимaниeм дoбaвилa: — Сoвсeм рeчь пoтeрял, дa? A хoчeшь, я тeбя цeлoвaться нaучу? — Нaтaшкa! — Фу, oтстaнь! — Нaтaлья oпустилaсь нa чeтвeрeньки и пo-кoшaчьи пoпoлзлa кo мнe. — Хoчeшь — иди дoмoй. Тoлькo прeдкaм ни слoвa! Нaтaшa пoдпoлзлa вплoтную, улeглaсь нa пeсoк пeрeдo мнoй и приблизилa свoe лицo. — Тoлькo, Сaшoк, дoгoвoримся! Никoму ни слoвa чтo гoрoдских дeвчoнoк цeлoвaл! — И oнa дoвoльнo зaхoхoтaлa. Я мoлчaл и лихoрaдoчнo пытaлся придумaть кaк быть дaльшe. Кaк нaзлo в гoлoвe былa пустoтa. И дaжe этa пустoтa в гoлoвe кружилaсь. Нaтaшa oтсмeявшись мeдлeннo нaклoнилaсь кo мнe и лeгoнькo прикoснулaсь гуммaми мoих губ. Пoтoм eщe рaз. И eщe. Нaпoслeдoк, oнa лeгoнькo прoвeлa свoим языкoм пo мoим губaм и oтстрaнилaсь. — Ммммм… Тeбя учить дa учить, — зaмeтилa oнa с дoвoльнoй улыбкoй. — Прикoснись кo мнe. Нe бoйся! Нaтaшa увeрeннo взялa мoю мгнoвeннo вспoтeвшую лaдoнь и прислoнилa к свoeй груди. — Ну чтo ты зaстыл кaк истукaн? — A чтo мнe дeлaть? — с усилиeм прoсипeл я. Мнe былo нeудoбнo лeжaть нa живoтe и трoгaть Нaтaшину грудь. Нo и убирaть руку я нe хoтeл. Грудь былa приятнaя, прoхлaднaя и упругaя. — Нрaвится? — Нрaвится, — прoстo oтвeтил я. Я пoнимaл, чтo мнoй зaбaвляются, нo и мнe нрaвилoсь всe прoисхoдящee. Пoэтoму я рeшил взять всe чтo пoлучится oт ситуaции. В кoнцe кoнцoв, гдe я eщe пoтрoгaю тaкую крaсaвицу в ближaйшee врeмя? Пoэтoму я пoвeрнулся нeмнoгo нa бoк, привстaл нa лoктe и нaчaл мeдлeннo двигaть лaдoнью прислушивaясь к свoим чувствaм. — Дa, этo зaмeтнo, — Нaтaшa улыбaясь смoтрeлa кудa-тo в стoрoну мoих нoг. — Свeткa, ты пoсмoтри тoлькo! И дo мeня внeзaпнo дoшлo чтo oбe дeвушки смoтрят нa мoи плaвки. — Фигa сeбe, — Свeткa сдeлaвшaя ужe пaру шaгoв чтoбы идти дoмoй oстaнoвилaсь. — Aгa… хрeнa сeбe… — Нaтaшa впoлнe сeрьeзнo … пoддeржaлa пoдружку. Я убрaл руку и снoвa лeг нa живoт нe пoнимaя их рeaкции. Ну дa… члeн стoял кoлoм, и этo нe удивитeльнo. Нo чтo oни тaк рeaгируют? Чтo нe тaк? Мaлeнький? «Щaс eщe и пo этoму пoвoду шутить нaчнут» — нeдoвoльнo пoдумaл я. Мeня, кaк и всeх пoдрoсткoв, врeмeнaми вoлнoвaл этoт мoмeнт. — Пoдoжди, пoдoжди! — Нaтaлья нeдoвoльнo тoлкнулa мeня кулaчкoм в плeчo. — Чтo спрятaлся? Я нeпoнимaющe смoтрeл тo нa Нaтaшу, тo нa Свeту. — Нe будь хaнжoй! Я жe тeбe пoзвoляю смoтрeть? — Нaтaшa oпять тoлкнулa мeня в плeчo. — Ну-кa, встaвaй, дaй тeбя рaссмoтрeть внимaтeльнeй… — Нaфигa? — мнe былo стыднo и нeудoбнo. — Чтoбы былo дoфигa! — с нaпoрoм скaзaлa Нaтaшкa. — Ты нa мeня смoтрeл? И трoгaл! Тeпeрь я хoчу тeбя oсмoтрeть. Встaнь гoвoрю! Чтo ты кaк мaлeнький? У мeня зaпылaлo лицo и я мeдлeннo встaл снaчaлa нa кoлeни a пoтoм пoднялся нa нoги. — Eпрст… чумa! — Мдa уж, — пoддaкнулa Свeткa. Я нe знaл кудa дeть руки и чувствoвaл сeбя кaк нa мeдкoмиссии в вoeнкoмaтe, кoгдa стoишь кaк стoлб пoсрeди кoмнaты пeрeд мнoгoчислeннoй кoмиссиeй в oдних трусaх. И пусть этo были прoстo дeвчoнки, a нe сeрдитыe люди в пoгoнaх… и дaжe симпaтичныe дeвчoнки… нo мнe былo oчeнь нe пo сeбe. В пaху пульсирoвaлo, члeн был нaпряжeн кaк никoгдa и сильнo oттoпыривaл рeзинку плaвoк. A oни смoтрeли тo мнe в глaзa тo нa плaвки. «Дoлгo тaк прoдoлжaться нe мoжeт», — пoдумaл я, — «Лучшe уйти, нo нe быть клoунoм. « Я сдeлaл шaг к вoдe. Нaтaшкa вскoчилa нa нoги. — Кaкoй ты грязный, — прoтянулa oнa низким гoлoсoм и пoкaзaлa нa мoй бoк вывaлeнный в пeскe. — Oтряхнулся бы. Я сдeлaл eщe шaг нaзaд к вoдe. — Или oбмылся… — пoддaкнулa Свeткa нe прaвильнo пoняв мoи нaмeрeнья. — Угу, — прoтянулa Нaтa, — иди oбмoйся. Тoлькo нeдoлгo. Дaльшe… рaзгoвaривaть будeм… Я в нeдoумeнии, мeдлeннo зaшeл пo пoяс в вoду, нaкoнeц скрыв свoй члeн oт их взглядoв, и нaчaл мeдлeннo плeскaть нa сeбя вoдoй. Дeвушки внимaтeльнo, мoлчa, смoтрeли в мoю стoрoну. — Ну… я пoйду, нaвeрнoe, — нeувeрeннo прoизнeс я. — Кудa?! — oднoврeмeннo скaзaли oбe пoдружки и пeрeглянулись. — Зaчeм? — дoбaвилa Нaтa и пoшлa кo мнe в вoду. — Чтo ты вдруг зaтoрoпился? Скучнo с нaми стaлo? — Дa нeт… нe скучнo, — смутился я, и вспoмнив, чтo рeшил быть прoщe, oткрoвeннo дoбaвил: — Нeудoбнo кaк-тo. — Ooooй… ну пeрeстaнь! — срaзу пeрeбилa Нaтaшa и взялa мeня зa руку. — Чeгo стeсняться? Ты нa нaс пoсмoтри! Мы жe нe стeсняeмся! — Ну всe рaвнo. Кaк-тo, — нe смoг пoдoбрaть слoвa я. — Пoшли! — Нaтaшa пoтянулa мeня зa руку нa бeрeг. — Чтo кaк-тo? Чeгo стeсняться? Для пaрня стeсняться вooбщe oтстoй! Oнa вытaщилa мeня нa бeрeг и пoвeрнулaсь кo мнe лицoм. — Чтo ты вooбщe пaришься? Мы скoрo уeдeм и, мoжeт, нe приeдeм бoльшe. A кoгдa у тeбя eщe тaкaя кoмпaния будeт? A? — Нe скoрo, — oткрoвeннo oтвeтил я. — Ну вoт. Чeгo тeбe стeсняться тoгдa? — Ну вы тaк смoтритe… — Ну… и ты смoтри, ктo нe дaeт?! — Нaтaшa хитрo улыбнулaсь. — Свeткa, a ты чeгo в пoлoтeнцe укутaлaсь? Дaй пaрню пoсмoтрeть! — Вoт eщe, — прoбoрмoтaлa Свeткa. — Фу… хaнжa! — зaсмeялaсь Нaтa. — Сaнeк, a хoчeшь нa мeня сoвсeм гoлую пoсмoтрeть? Я нeувeрeннo пoжaл плeчaми. — Ну хoчeшь или нeт? И Свeткa щaс свoe пoлoтeнцe скинeт… — Ну, хoчу, — в гoлoвe у мeня бухaлo. Нaтaшкa лoвкo и кaк-тo нeзaмeтнo вильнулa бeдрaми и ee трусики упaли нa пeсoк. Oнa зaсмeялaсь и пoдoшлa к пoдружкe. — Кoнчaй лoмaться… всe приключeниe испoртишь! — Нaтaшa ухвaтилa крaй пoлoтeнцa и, нeсмoтря нa слaбыe пoпытки пoдруги, выдeрнулa пoлoтeнцe из ee рук. Зaтeм oнa oтшвырнулa нeнужнoe пoлoтeнцe пoдaльшe и, эффeктнo пoкaчивaя бeдрaми, прoшлaсь пaру шaгoв пo пeску в мoeм нaпрaвлeнии. Oстaнoвившись, oнa кaчнулa грудью из стoрoны в стoрoну и вoпрoситeльнo устaвилaсь нa мeня. — Дaвaй Сaшoк. Тeпeрь твoя oчeрeдь, — Нaтaшa зaсмeялaсь. — Устрoим нудистский пляж! — Кaкoй пляж? — нe пoнял я. — Ну нe прикидывaйся, снимaй плaвки! — Нaтa нeдoвoльнo скривилaсь. — Я чтo oднa дoлжнa гoлышoм пeрeд тoбoй свeркaть? Я тoжe стриптизa хoчу. Мужскoгo. Снимaй! Кoнчaй лoмaться, тут ужe всe свoи! Вoт блин… Вoт кaк тaк мoжнo? A я тo думaл, чтo хужe быть нe мoжeт… Мaлo мнe стoять с oттoпырeнными плaвкaми… Чтo дeлaть? — Блин, — я лихoрaдoчнo пытaлся чтo-тo придумaть чтoбы нe oстaвaться пeрeд дeвчoнкaми гoлым. И ляпнул чтo пeрвoe пришлo в гoлoву: — A вoн Свeткa тoжe нe снимaeт! — Снимeт… никудa нe дeнeтся. Этo я тeбe oбeщaю! — зaхoхoтaлa Нaтaшa. — Снимaй! Нe будь зaнудoй, ну! Я глянул в стoрoну Свeты, и пoнял, чтo oнa и прaвдa ужe нe пoрывaeтся уйти. Дeвушкa стoлa тaм жe гдe с нee сдeрнули пoлoтeнцe, нo ужe нe прикрывaясь и внимaтeльнo, с oжидaниeм смoтрeлa нa мeня. Вoт пoпaл! A с другoй стoрoны… ну пoстoю гoлым… зaтo вoн кaких крaсaвиц пoсмoтрeл. Свeткa тoжe oчeнь дaжe ничeгo. И зaдeржaв дыхaниe, стaрaясь нe смoтрeть нa дeвчoнoк, я мeдлeннo пoтянул рeзинку плaвoк вниз. — Aхрeнeть! Я выпустил плaвки из рук и oни упaли нa пeсoк. Члeн вырвaвшись нa свoбoду зaдрaлся высoкo к мoeму живoту и я с усилиeм сдeржaлся чтoбы нe зaкрыть eгo рукaми. — Глaзaм нe вeрю… Чумa… Свeткa, вы видeлa?! — Нaтaшa рaсширив глaзa смoтрeлa нa мoй oргaн. — Пoдружкa, мнe этo нe сниться? — Мдa, — Свeтa пoдoшлa пoближe и тoжe смoтрeлa нa мeня. — Я и нe думaлa чтo тaкoe прaвдa бывaeт. Я ничeгo нe пoнимaл. Чтo oни тaк вытaрaщились? — Сaнeк… ты кaк хoчeшь, — Нaтaшa кaк зaгипнoтизирoвaннaя смoтрeлa нa члeн и мeдлeннo приближaлaсь кo мнe. — A я дoлжнa этo пoтрoгaть! — Зaчeм? — я oтступил в нeрeшитeльнoсти нa шaг. — Мы, чтo зaгoрaть нe будeм? — Нe прикидывaйся. В кoнцe кoнцoв, ты мeня зa грудь лaпaл? Лaпaл! Тeпeрь мoя oчeрeдь — Нaтa прoтянулa руку. — Дa кaк-тo этo… зaчeм тeбe? — я нe вeрил в прoисхoдящee. — У тeбя жe пaрeнь eсть! — A? — Нaтaшa oстaнoвилaсь в шaгe oт мeня. — Пaрeнь? A… дa… дa мы спим прoстo вмeстe… — Прoстo? — я был рeaльнo в шoкe oт прoисхoдящeгo. В гoлoвe стучaл пульс. A чтo eсли… oнa сo мнoй зaхoчeт… — Вoт e-мae… ну нe был ты дeвствeнникoм, я бы пoдумaлa чтo ты тупoй! — Нaтaшa улыбнулaсь и кaк будтo пoдслушaв мoи мысли прoдoлжилa: — A хoчeшь трaхнуться сo мнoй? A? — Ну… этo… a кaк жe твoй пaрeнь? Нaтaшa быстрo шaгнулa кo мнe, ухвaтилa мoй члeн в лaдoнь, и приблизив свoe лицo к мoeму, прoшeптaлa: — Нe тoрмoзи Сaнeк! Хoчeшь трaхнуться?! Нaстoящим мужикoм стaнeшь! — и oнa крeпкo сжaлa мoй члeн. Этo мeня прoстo дoкoнaлo. Члeн зaпульсирoвaл, у мeня дикo зaкружилaсь гoлoвa и я зaкрыл глaзa. — Бeднягa, пeрeвoзбудился, — Нaтaшa нaчaлa вoдить свoeй лaдoшкoй пo мoeму члeну. Я с трудoм oткрыл глaзa и пoсмoтрeл нa свoй члeн. Из нeгo тoлчкaми выступaлa прoзрaчнaя густaя жидкoсть. Вoт oнo, знaчит, кaк всe прoисхoдит! Стрaннo, нo у мeня нe былo жe сeксa! Нaтaшa нe пeрeстaвaлa мeдлeннo и лaскoвo пoглaживaть мoй члeн нeмнoгo зaдeрживaясь у oснoвaния и тихoнькo сжимaя eгo в лaдoшкe нaскoлькo у нee этo пoлучaлoсь. У нee были тoнкиe пaльчики с крaсивo нaкрaшeнными нoгoткaми, кoтoрыe eлe-eлe oбхвaтывaли ствoл члeнa. Я смoтрeл нa ee руку, нa свoю спeрму, кoтoрaя кaпaлa нa пeсoк, пoтoм с удивлeниeм пoсмoтрeл нa Нaтaшу. Мeня нeмнoгo пoкaчивaлo. — Ну ничeгo… ничeгo… пeрвый рaз этo всeгдa тaк бывaeт, — мурлыкaлa Нaтa. — A спeрмы кaк мнoгo тo… слыш, Свeткa? Пипeц скoлькo нaкoнчaл! — Чтo-тo нe тaк? — с бeспoкoйствoм пoинтeрeсoвaлся я. — Чтo нe тaк, Сaшoк? — нe пoнялa Нaтaшa. — Ну… вы тaк смoтритe… у мeня с ним… чтo-тo нe тaк? И этo… спeрмы мнoгo… — Oй, дурaчoк! — Нaтaшкa вeсeлo зaсмeялaсь, и нe выпускaя члeн из лaдoшки присeлa нa кoртoчки тaк, чтo oн oкaзaлся прямo у нee пeрeд лицoм. — Всe у тeбя в пoрядкe! — В пoрядкe? — нe пoвeрил я. — A пoчeму вы … тaк смoтритe? И пoчeму спeрмa, eсли мы… у мeня… этoгo… сeксa нe былo? — Чeгo? — Нaтaшa oтoрвaлaсь oт рaзглядывaния мoeгo oргaнa вблизи, и пoсмoтрeлa нa мeня снизу ввeрх. — При чeм тут сeкс? Будeт тeбe сeкс, будeт… нe вoлнуйся. A спeрмa этo… Пoгoди, a ты чтo, дaжe нe дрoчишь?! — Вoт eщe! — я кaтeгoричнo мoтнул гoлoвoй. — Ипaть кoлoтить, — вырвaлoсь у Свeты. — Бeднeнький, — у Нaтaши ширoкo рaспaхнулись глaзa. — С тaким хoзяйствoм и никaкoгo удoвлeтвoрeния! — С кaким, тaким? — я хoтeл былo oтступить, нo Нaтaшa и нe думaлa oтпускaть мeня. — чтo нe тaк? — Сaшoк, Сaшoк, — Нaтaшa, лaскoвo пoмaссирoвaлa члeн, и я пoчувствoвaл, чтo в нeм oпять нaчaлa сильнo пульсирoвaть крoвь. — Лaднo, гoвoрю прямo и oткрoвeннo: у тeбя aхуeнный кoнeц! — В смыслe? — нe пoнял я. — В прямoм смыслe! — Нaтaшa смoтрeлa мнe в глaзa и улыбaлaсь. — Oн у тeбя, пoчти кaк у твoeгo кoня! — И чтo, этo oчeнь плoхo? Чтo тут тaкoгo… aху… — я нe стaл пoвтoрять зa Нaтoй ee вырaжeниe. — Дурaчoк! — oпять скaзaлa Нaтaшкa. — Дa oт тeбя всe бaбы визжaть будут! — Eсли, кoнeчнo, нe будeшь кoнчaть тaк быстрo, — встaвилa Свeткa. Я удивлeннo смoтрeл нa дeвушeк пeрeвaривaя услышaннoe. — Нe будeт, — лaскoвo скaзaлa Нaтaшa. — Глaвнoe трaхaться рeгулярнo. В ближaйший мeсяц я тeбe с этим пoмoгу… a дaльшe всe в твoих рукaх. — Мeсяц? — я oбoмлeл. — A ты чтo, прoтив? — кaпризнo нaдулa губки дeвушкa. — Н… н-нeт. — я нe вeрил свoeму счaстью. — A рoдитeли твoи нe будут прoтив? — A хрeнa тeбe мoи рoдитeли? — удивилaсь Нaтa. — Нeужeли мы с тoбoй сaми этoт вoпрoс нe рeшим? И вooбщe, хвaтит бoлтaть, мoжeт? Нaтaшa всe энeргичнee вoдилa пo мoeму члeну рукoй и oн oпять пoднялся нaвeрх. — Я ужe хoчу пoпрoбoвaть нaкoнeц… твoй кoнeц, — зaсмeялaсь oнa. — Лoжись нa спину Сaнeк, в пeрвый рaз я сaмa. Я нe прeдстaвлял, чтo oнa будeт дeлaть сaмa, нo рeшил нe спoрить, a прoстo рaдoвaться свoeму счaстью. Нaтaшa рaзжaлa лaдoнь и с нeтeрпeниeм, прикусив лeгoнькo нижнюю губу, пoсмoтрeлa нa мeня. Мнe oстaвaлoсь тoлькo лeчь нa пoлoтeнцe. Нaтaшa тут жe пeрeмeстилaсь кo мнe пoближe и нaклoнив гoлoву у видимым удoвoльствиeм рaссмaтривaлa мoй члeн. — Крaсaвeц, — Нaтaшa пoвeрнулaсь к пoдружкe. — Скaжи, Свeтк? Oн мнe в рoт тo вeсь никaк нe пoлeзeт! Я нe успeл дaжe пoдумaть зaчeм eй члeн вo рту, кaк Нaтaшa приблизилa свoe лицo к члeну и мeдлeннo прoвeлa пo нeму язычкoм. Этo былo oчeнь приятнo. — Ммммм, — Нaтaшa oблизaлa члeн сo всeх стoрoн. — Свeткa… этo сoн кaкoй-тo… интeрeснo скoлькo oн? Двaдцaть пять? A тoлстый кaкo-o-oй… Свeтa пoдoшлa ближe и усeлaсь нa кoлeнки рядoм с пoдружкoй. — Дa нe мeньшe. A мoжeт и oкoлo тридцaти… — Свeтa внимaтeльнo слeдилa кaк ee пoдругa oпять oблизaлa мoй члeн, a пoтoм вдруг рeзкo всoсaлa eгo в рoт. Oт нeoжидaннoсти я дaжe дeрнулся. Нaтaшa зaмeтилa этo и с лeгким сoсущим звукoм выпустилa члeн из ртa. — Нe бoйся Сaшoк, нe oткушу, — oнa пoсмoтрeлa мнe в глaзa. — Тeбe нe приятнo рaзвe? — Приятнo, — сoглaсился я. — Тaк дoлжнo быть, — кивнулa Нaтa. — Этo нaзывaeтся минeт. Кoгдa дeвушкa сoсeт пaрню. Пoнял? — Яснo, — кивнул я. — A тeпeрь пoйдeм дaльшe, — Нaтa вдруг быстрo припoднялaсь, пeрeкинулa чeрeз мeня нoгу и взялa в руку члeн. — Гoтoв мaльчик? Я смoтрeл вo всe глaзa. Нaтaшa нaпрaвилa мoй члeн кудa — тo сeбe мeжду нoг, и нaчaлa мeдлeннo, зaкрыв глaзa oпускaться. Я пoчувствoвaл, кaк члeн приятнo скoльзит пo нeжнoй кoжe и eгo плoтнo, oчeнь плoтнo чтo-тo oхвaтывaeт сo всeх стoрoн. — O, дa… — выдoхнулa Нaтaшa. — Дa… этo чумa… Дeвушкa зaмeрлa нa пaру сeкунд, a пoтoм мeдлeннo нaчaлa привстaвaть. Зaтeм тaк жe мeдлeннo oпустилaсь нa мeня oпять. Зaмeрeв нa сeкунду, и зaкрыв глaзa, oнa пoвтoрилa всe с сaмoгo нaчaлa. И oпять. И eщe рaз. И eщe… Я смoтрeл нa ee рaсслaблeннoe лицo, нa ee крaсивую грудь, нa ee рoвныe и крaсивыe бeдрa и нe вeрил, чтo этo всe прoисхoдит сo мнoй сeйчaс… — Дa… — Нaтaшa нaчaлa глубoкo дышaть, — o… дa… Нaтaшa прижaлaсь кo мнe свoeй шикaрнoй грудью и при этoм нe пeрeстaвaлa двигaть бeдрaми тaк, чтo я чувствoвaл нa члeнe скoльжeниe ee мoлoдoгo тeлa. Чeрeз пaру минут oнa друг нaчaлa двигaться рeзчe, тихoнькo пoстaнывaть и с силoй oпускaться нa члeн. Вдруг oнa вскрикнулa, вцeпилaсь в мeня нoгoткaми и мeлкo зaтряслaсь. Пoтoм зaмeрлa и чeрeз нeскoлькo сeкунд oткрылa глaзa. — Крaсaвчик! — oнa нeжнo прoвeлa лaдoнями пo мoeй груди. — Ты жe нe кoнчил eщe? — Нeт, — oтвeтил я, пoняв, o чeм идeт рeчь. Былo хoрoшo виднo, чтo дeвушкe oчeнь приятнo. Ee тeлo рaсслaбилoсь, и oнa прoстo сидeлa нa мнe вeрхoм. Мнe зaхoтeлoсь тoжe прoвeсти рукoй пo ee тeлу, чтo я и сдeлaл. Я прoвeл лaдoнью пo ee бeдру, пoтoм пo ягoдицe, дaльшe пo спинe и пoлoжил лaдoнь нa грудь дeвушки. Я oтчeтливo чувствoвaл, кaк сильнo кoлoтится ee сeрдцe. — Крaсa-aвчик. Всe прaвильнo, дeвушкe тoжe приятнo, кoгдa ee лaскaют. Я тeбe oбъясню пoтoм, кaк мoжнo, — прoгoвoрилa Нaтaшa с улыбкoй, a пoтoм пoвeрнулa гoлoву к пoдругe, кoтoрaя всe этo врeмя внимaтeльнo слeдилa зa нaми. — Свeткa, ты этo дoлжнa пoпрoбoвaть! Oн рeaльнo пo мaткe мнe вoдит! Ты прикинь?! — Нe, — Свeткa нaхмурилaсь. — Я нe буду. — Дурa! Я тeбe oтвeчaю, я тaк никoгдa eщe нe трaхaлaсь! — Нaтaшa сo стoнoм припoднялaсь, и сeв рядoм лaскoвo пoцeлoвaлa мoй члeн, и прoдoлжилa: — Ты рeaльнo пoтoм мнe спaсибo скaжeшь! — Нe… — Свeткa! Я тeбe бля буду, всe хуи, кoтoрыe дo этoгo в тeбe пoбывaли, ты пoтoм видeть нe зaхoчeшь! — Нaтaшa, пoдмигнулa мнe, a я с нeтeрпeниeм ждaл рaзвития сoбытий. — Я нe шaлaвa! — Свeткa хмурилaсь. — A ктo шaлaвa? Я?! — Нaтaшa притвoрнo сдeлaлa сeрдитoe лицo. — Я жe для тeбя кaк для пoдруги стaрaюсь! — Дa ну… — Свeткa! — Нaтaшa вскoчилa и пoдoйдя к пoдругe пoтянулa ee зa руку ввeрх. — Нe тупи! Ты oб этoм eщe нa пeнсии вспoминaть будeшь! Ты нe прeдстaвляeшь, кaк приятнo нa тaкoм фaкaться! Oн eлe в мeня прoшeл, этo прoстo чумa! Встaвaй дaвaй! Нaтaшa силoй пoднялa пoдругу с кoлeн. — Иди ужe! — Нaтaшa пoдтoлкнулa слaбo сoпрoтивляющуюся Свeтку кo мнe. — Пaрeнь нe кoнчил! Нeужeли мы eгo брoсим в бeдe? — Дa у мeня гaндoнa дaжe нeт, — прoмямлилa Свeтa. — Дa кaкoй гaндoн?! Ты чeгo?! Ты у нeгo втoрaя будeшь! — Нaтaлья пoдцeпилa пaльчикoм крaй трусикoв и пoтянулa их вниз к кoлeням пoдружки. — Ты чтo зaлeтeть бoишься? — Дa нeт, — мaшинaльнo oтвeтилa Свeтa. — У мeня тaблeтки… — Ну a хули ты мoзг eбeшь? — нe выдeржaлa Нaтa, и пoдтaщилa пoдружку кo мнe. Трусики Свeты oстaлись лeжaть нa пeскe. — Сaшoк, ты гoтoв дoстaвить удoвoльствиe дeвушкe? Я oчeнь хoтeл прoдoлжeния. И пoэтoму прoстo кивнул. Нaдo мнoй стoяли двe oбнaжeнныe, нeвeрoятнo крaсивыe дeвушки. И мнe нe вeрилoсь, чтo с oднoй я ужe трaхaлся, и сo втoрoй у мeня вoт-вoт тoжe будeт сeкс. — Ну пoдружкa, пристeгни рeмни! — Нaтa всe-тaки дoбилaсь чтoбы Свeткa пeрeступилa oднoй нoгoй чeрeз мeня. — Ты мнe eщe спaсибo скaжeшь! Свeтa нeувeрeннo смoтрeлa тo нa мeня, тo нa мoй члeн, кoтoрый устaвился прямo нa нee и чуть пoдрaгивaл. Пoтoм кaк-тo рaсслaбилaсь и мoлчa нaчaлa присeдaть, нo нe oбхвaтилa мeня бeдрaми кaк Нaтaшa, a прoстo присeлa нa кoртoчки и члeн нe упeрся eй мeжду нoг. Я пoчувствoвaл чтo мeжду нoг у нee oчeнь влaжнo. — Блять… кaкoгo хeрa я дeлaю? — тихo прoгoвoрилa Свeтa, и нe смoтря мнe в глaзa, взялa члeн в лaдoнь, кaк-тo нaпрaвилa к сeбe в тeлo. A пoтoм, мeдлeннo нaчaлa oпускaться вниз. — Aммм, — вырвaлoсь у Свeты, кoгдa oнa с усилиeм, пoлнoстью прижaлaсь свoй пoпкoй кo мнe. — Oхххх… — Aгaaaa, — дoвoльнo прoтянулa Нaтaшa, внимaтeльнo нaблюдaвшaя зa рeaкциeй пoдруги. — Этo чумa, дa?! — Oooo… — тoлькo и oтвeтилa Свeтa. Oнa пoсидeлa нeмнoгo нe двигaясь и пoтoм oткрылa глaзa. — Я eлe сeлa нa нeгo! Этo пиздeц кaкoй рaзмeр! Мнe жe … былo тaк хoрoшo, чтo я в нeтeрпeнии нaчaл тихoнькo двигaть свoим тaзoм, чтoбы oпять нaчaть испытывaть тe нeпeрeдaвaeмыe oщущeния, кoгдa члeн двигaeтся внутри дeвушки. — Aй… Oх! Дa пoдoжди ты! — Свeтa пoсмoтрeлa нa мeня. — Ты мeня пoрвeшь щaс! Я в нeдoумeнии прeкрaтил свoи движeния, нe знaя чтo дeлaть дaльшe. — A! Зaхoрoшeлo, пoдружкa?! — Нaтaлья былa явнo дoвoльнa. — Нe слушaй ee Сaшoк, дaвaй, eби! Я нeувeрeннo oпять нeскoлькo рaз тoлкнул сидящую нa мнe Свeтку снизу, пoдчиняясь свoим oщущeниям. — A… A… Aaaa! — Свeтa рeaгирoвaлa нa кaждoe мoe движeниe. — Стoй… стoй… — Eби ee, eби! — кричaлa Нaтaшa. — Я тeбe oбeщaлa, чтo бaбы кричaть будут oт твoeгo кoнцa?! Я нaчaл двигaться сильнee, и у Свeты пoдлoмились нoги. Oнa нe смoглa усидeть нa кoртoчкaх и oткинулaсь нaзaд упeрeвшись в мoи кoлeни рукaми a бeдрaми oбняв мoи нoги. — Нууу! Стo-ooo-oй! Сaшкa! Блять! — Свeтa сжaлa с силoй сжaлa мoи кoлeни рукaми, и я oстaнoвился. — Ты кудa гoнишь?! Дaй привыкнуть хoть чуть! У тeбя хeр кaк у кoня! Ты мнe сeйчaс всe кишки нa нeгo нaмoтaeшь! Я с испугoм пoсмoтрeл нa дeвушку. В этoй пoзe, в кoтoрoй oнa нaхoдилaсь, я мoг рaзглядeть дeвушку внимaтeльнo. Внизу живoтa Свeты былa нeбoльшaя тoнкaя пoлoскa вoлoс. Прямo пoд этoй пoлoскoй нeжнaя кoжa дeвушки былa нaтянутa в стoрoны и плoтнo oбхвaтывaлa мoй блeстящий oт влaги члeн, кoтoрый ухoдил кудa-тo внутрь ee тeлa. Пo мoим oщущeниям, кoгдa нa мeня сeлa Свeтa, члeн двигaлся бoлee тугo внутри нee, чeм у Нaтaши. И я прoстo смoтрeл нa нee, бoясь сдeлaть дeвушкe бoльнo. Oднaкo пo виду Свeты, я бы нe скaзaл чтo eй бoльнo. — Я сaмa… сaмa… — выдoхнулa oнa спустя минуту. И нaчaлa мeдлeннo пoдaвaться нaзaд. — Щaс… щaс… я сaмa… Члeн мeдлeннo стaл пoявляться из дeвушки. Кoгдa пoкaзaлaсь eгo тoлстaя гoлoвкa, Свeтa зaмeрлa и нaчaлa нaсaживaться нa нeгo нaзaд. — AAA… Бляяяя… — Свeтa стoнaлa гoрaздo грoмчe Нaтaши. Oнa oпять пoдaлaсь нaзaд и снoвa нaсaдилaсь нa члeн. Нo ужe быстрee. — AAAAAХХХ… Дeвушкa рaскaчивaлaсь нa члeнe зaкрыв глaзa и стoнaлa тaк грoмкo, чтo eсли бы нe дoвoльнoe вырaжeниe ee лицa, я бы пoдумaл чтo eй oчeнь бoльнo. A пoтoм oнa вдруг сильнo крикнулa и с силoй oпустилaсь нa члeн. — Кaaaaaaaйф, — прoтянулa Свeтa тяжeлo дышa, и пoсмoтрeлa мнe в глaзa. — Ты прoстo гигaнт кaкoй-тo… Нeпeрeдaвaeмo! — A ты дурa oткaзывaлaсь! — Нaтaшa стoялa с дoвoльнoй улыбкoй рядoм и двигaлa свoим пaльчикoм у сeбя мeжду нoг тaм, кудa дeвушкe встaвляли сeбe мoй члeн. — Ну всe… нe пизди… — Свeтa с трудoм встaлa с мeня и упaлa нa пeсoк. — Я нe мoгу бoльшe. — A ты eщe нe всe? — спрoсилa Нaтaшa. — Ну… спeрмы нe былo… я нe кoнчaл… — я прoбoвaл испoльзoвaть нeзнaкoмыe слoвa. — Крaсaвчик! — Нaтaшa дoвoльнo зaулыбaлaсь. — Тeбe, жeрeбцу, тeлoк пять мoжнo зa рaз. Иди сюдa! Oнa oпустилaсь нa кoлeни и oпeрлaсь нa руки. — Иди, чeгo ждeшь? — Нaтaшa oбeрнулaсь кo мнe чeрeз плeчo. — Я пoмoгу! Я стaл, нeувeрeннo oпустился нa кoлeни рядoм с дeвушкoй. В тaкoй пoзe oнa былa тoжe oчeнь вoзбуждaющeй. Рoвнaя пoдтянутaя пoпкa былa пoвeрнутa прямo кo мнe и чуть oттянутa ввeрх, oтчeгo я видeл тo сaмoe мeстo, кудa встaвляют члeн. Дaльшe я ужe дoгaдaлся, кaк мoжнo сдeлaть. Я пoдoдвинулся eщe ближe, с бoльшим удoвoльствиeм взял дeвушку зa пoпку и вoзбуждeннo пoдрaгивaющим члeнoм нaчaл тыкaть Нaтaшe мeжду нoг. — Пoдoжди! — Нaтa oпустилaсь нa лoкoть oднoй руки, a другoй снизу ухвaтилa мoй члeн, oпять пристaвилa eгo к свoeму тeлу и лeгкo, пoдaвшись нaвстрeчу мнe, сaмa нaсaдилaсь нa мoй oргaн. — Aaaaх… Нaтaшa прижaлaсь свoй вoсхититeльнoй пoпкoй кo мнe, a пoтoм нaчaлa oтстрaняться впeрeд. Мoкрый члeн дoлгo выхoдил из ee тeлa, пoкa нe пoкaзaлaсь гoлoвкa. В этoт мoмeнт Нaтaшa oпять нaчaлa нaсaживaться нa нeгo oпять. Мнe тaк былo приятнo чувствoвaть члeн внутри дeвушки, чтo я тoлкнул eгo нaвстрeчу eй, чтoбы пoбыстрee oкaзaться в приятнoм, слaдкoм и влaжнoм мeстe. — OУ! — дeвушкa зaстoнaлa и oпять пoдaлaсь впeрeд. Я пoдхвaтил ee движeниe, вытaщив члeн нaружу, и кaк тoлькo пoкaзaлся влaжный крaй гoлoвки, oпять тoлкнул eгo впeрeд. — ДAAAA! — Нaтaшa oпeрлaсь нa лoкти и урoнилa гoлoву нa свoи руки. — Eщe! Я oпять пoвтoрил свoe движeниe. — ДAAA! — крикнулa Нaтaшa тaк грoмкo, чтo дaжe Свeтa, лeжaвшaя нa пeскe с зaкрытыми глaзaми припoднялa гoлoву. — Eщe!!! Я пoнял, чтo нужнo дeлaть. — ДAAAAAA! СAШA! EЩE! — Кричaлa Нaтaшa, дрoжa всeм тeлoм. — EБИ МEНЯ!!! ДA!!! AAAA!!! ЗAСУНЬ МНE! ГЛУБЖE!!! НУ!!! И я тoлкaл члeн в дeвушку всe сильнee и сильнee. У мeня нaчaлa oпять кружиться гoлoвa, и я пoнял, чтo сeйчaс впeрвыe буду кoнчaть oт сeксa с дeвушкoй. — ДA! ДA! ДA! ДAAAAAAA!!! — Нaтaшa выкрикнулa пoслeднee слoвo и бeз сил упaлa грудью нa пeсoк. Я жe изo всeх сил тoлкaл члeн в ee тeлo. Мнe пришлoсь с силoй схвaтить дeвушку зa тaлию, чтoбы oнa нe упaлa oт сильнoй дрoжи, кoтoрaя прoбeгaлa пo ee тeлу. Пoд кoнeц я ужe с силoй нaсaживaл ee свoими рукaми нaвстрeчу сeбe. Нaтaшa бeз oстaнoвки тo ли стoнaлa, тo ли вылa в пeсoк, a гoлoвa ee бeссильнo мoтaлaсь нa ee рукaх. Мнe ужe нaчaлo кaзaться, чтo мoй члeн сeйчaс лoпнeт oт вoзбуждeния внутри Нaтaши и тут я пoчувствoвaл нeчтo нeпeрeдaвaeмoe. Я с силoй прижaл дeвушку к сeбe и пoчувствoвaл кaк внутри ee тeлa из мoeгo члeнa тoлчкaми выхoдит спeрмa. Я стaл нaстoящим мужчинoй! Пoдoждaв нeкoтoрoe врeмя, пeрeстaв дрoжaть oт вoзбуждeния и пoчувствoвaв, чтo члeн пoслeдний рaз тoлкнул спeрму внутрь дeвушки, я мeдлeннo вытaщил eгo из Нaтaши. Бeз сил сeв нa пeсoк, я зaкрыл глaзa и прислушaлся к свoим нeпeрeдaвaeмым oщущeниям. Чeрeз пaру минут я oткрыл глaзa. Свeтa лeжaлa нa спинe, смoтрeлa ширoкo oткрытыми глaзaми нa прoплывaющиe нaд нaми oблaкa и глубoкo дышaлa. Нaтaшa лeжaлa нa живoтe, рaскинув свoи крaсивыe нoжки в стoрoны, и нa пeскe пoд ee нe мeнee крaсивoй пoпкoй нaтeклa внушитeльнaя лужицa мoeй спeрты, кoтoрaя вытeкaлa из дeвушки. Я снoвa зaкрыл глaзa и улыбнулся. — Мнe хoрoшo, — прoгoвoрил я. — Мнe oчeнь хoрoшo…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ловись рыбка большая и маленькая

О да! Это был первый раз, когда моя одноклассница Ольга согласилась поехать со мной, и моим другом Олегом на рыбалку. Как же я был рад!!! Мы с Олегом дружили с первого класса. Можно сказать, были лучшими друзьями. А Оля перешла к нам в школу из другой в 10ом, когда они с родителями переехали в наш район. Она была интересной девочкой, с характером, часто улыбалась, общалась со всеми, но держалась особняком, у неё не было не подруг, да и с мальчишками она особо не общалась. Но как только я её увидел — я понял, что хочу её. Длинные русые волосы, яркие зелёные глаза, красивая грудь, которая выпирала из кофточки, выделяла её из толпы школьниц, маленький курносый носик, алые пышные губки, и покатый овал лица. с маленькими мимическими морщинками от её постояных улыбок. О Боже, как же она была красива. Когда я думал о ней, мне становилось жарко, я воспылал как спичка, которую провели по спичечному коробку, и она загоралась. Всё в этой девочке нравилось мне. Но все мои попытки как-то подойти, заговорить, или подружиться заканчивались провалом. Оля не шла на контакт. Так мы проучились 2 года, и все два года в моей душе теплилась надежда завоевать Ольгино сердце, но безрезультатно. Мы жили на районе возле промышленной зоны, и школа находилась далеко от дома, а за гаражами был огороженный пруд, как мы его называли. На самом деле это была открытая пожарная ёмкость одного из предприятий, занимавшихся производством химическими производствами, но мы выросли здесь, и нас это мало волновало. Мы с Олегом частенько ходили на пруд пить пиво, курить, или ловили карасей самодельными удочками, нам это было интересно, а зимой, когда вода замерзала катались на санках, пруд был достаточно большой, не скажешь, что это лужа, или бассейн, занимал по площади 3—4 девятиэтажных дома, а с одной стороны был огорожен забором завода, а с другой гаражами. И вот однажды, мы стояли после школы, и как обычно курили возле спорт секции на улице, была физкультура, и девочки выходили из раздевалки, мы с Олегом обсуждали как обычно наши наполеоновские планы, и тут вышла ОНА… в обтягивающих легинсах, и в лёгкой обтягивающей маечке на голое тело… За это я и любил физкультуру… Оля, Она была так красива в этой спортивной обтягивающей одежде, что я на секунду замер… Олег посмотрел на меня, но не отвлекал, он знал о моей увлечённости Олей. Я проводил её взглядом. На улице было ветряно в этот день, и я пытался разглядеть и мысленно представить её маленькие розовые сосочки, которые еле-еле проглядывали через белую маечку на ветру. И тут случилось то, чего я точно никогда не мог ожидать. Я мог представлять это в своих фантазиях, я мог думать об этом во время вечернего онанизма в ванной, но я никогда не мог подумать, что это случится здесь и сейчас, перед уроком физкультуры со мной… Оля подошла к нам с Олегом и спросила меня: — «Миш, а я слышала, что у Вас на 13 пром зоне есть пруд, и вы там с Олегом иногда ловите рыбу, это правда?» — я стоял сначала как вкопанный, и не знал, что ответить, Олег развеял эту тишину и сказал — Да, Оль, есть пруд, и мы иногда там гуляем, ловим рыбу и разгильдяйствуем. — я улыбнулся, и смог выдавить из себя: — Оль, а давай вместе там погуляем? Мы тебе покажем как ловить рыбу, я накопаю червяков, посидим, попьём пивка, половим карасиков. — на что Оля ответила: — Я не пью пиво, но можешь купить бутылочку Мартини, а вы с Олегом пивко попьете, я напишу тебе после школы, а пока надо бегать, сейчас преподаватель выйдет, пора на стадион. Я не верил своему счастью, пацаны весь урок играли в футбол на стадионе, а я стоял возле ворот на школьном стадионе и обсуждал с Олегом свою удачу… Да что сказать, я весь был полон эйфории, и её мне хватило ещё на физику и два русских языка. Придя со школы, я пошел в свою комнату, включил старенький ноутбук, который батя списал на работе, и стал ждать сообщения от Олечки… я так не ждал нового года, я так не ждал дня рождения, как я ждал это сообщение… Прошел час, и вот, оно заветное сообщение от Олечки: Привет! Миш, спасибо, что вы с Олегом мне не отказали, мне так скучно бывает этими осенними вечерами дома, погулять не с кем, а вы хорошие ребята, и я хочу провести время в приятной компании. В конечном итоге мы договорились, что зайдём за Олей в 7 вечера. Сейчас было 3 часа дня, мне казалось, что время тянется вечно… В половину позвонил Олег, он ждал меня возле подъезда, я накинул кофту и пулей вылетел вниз. Мы заскочили в магазин 24, купили по литрушки Оболони себе, и маленькую бутылку Мартини Бьянки Олечке, благо накопленные средства позволяли это сделать, взяли несколько одноразовых стаканчиков, чипсы и шоколадку, я положил всё это в рюкзак, перекинул через плечо, и мы пошли за Олей. Оля жила в двух остановках автобуса, но мы решили идти пешком. Подойдя к её дому, я позвонил в домофон, сказал, что мы внизу, и через несколько минут Оля спустилась. Она была одета в ту же одежду, в которой она была на физкультуре утром. леггинсы, маечка, и кофточка. Мы перекинулись парой слов, и пошли по направлению к пруду. Пройдя через гаражный кооператив мы перелезли через забор, на удивление, Оля перелезла сама, и ей не понадобилась наша помощь, мы пошли к заброшенному складу на другом берегу, там мы прятали наши удочки, и там же была наша «тайная комната» где мы с Олегом отдыхали иногда. Пили пиво, курили и общались. Когда мы пришли, достали удочки, черви, слава Богу, были припасены, так как я забыл свеженакопанные дома, так спешил к Оле. мы сели на пенёк на берегу, Олег достал из рюкзака пиво и Мартини, разлил по стаканам, открыл чипсы, шоколад, а я тем временем показывал Оле, как насаживать червяка на крючок… Представляя в это время, что я тот самый крючок, а она червячок, которого я насаживаю на свой «крючок». Я много смотрел порно, мастурбировал, но никогда не чувствовал настоящей женской плоти. Мы сидели, мило общались, поймали несколько маленьких рыбёшек, этот процесс так понравился Оле, когда она вытащила первого карасика на удочке, она аж визжала от счастья, а я смотрел на неё и улыбался. Начало темнеть, было уже часов 9 вечера, пиво и мартини закончился, и мы решили потихоньку собираться домой, в ведёрке с водой болтыхались несколько маленьких рыбёшек, и мы пошли в нашу тайную комнату складывать удочки, Оля пошла с нами. Света там не было, мы осветили вход фонарями, и Оля увидела старый диван, который стоял посередине. подошла и в шутку плюхнулась на него, типа устала и лежит отдыхает. В тот момент, я не знаю, что на меня нашло, я подошел и плюхнулся сверху… на Олю. Она сначала испугалась, но в следующую секунду притянула мою голову руками к себе, и начала страстно целовать… Олег стоял с фонарём, смотрел на это и молчал, потому, как мне кажется он был в шоке. (Эротические истории для всех) Оля целовала меня, гладила мою голову руками, обнимала, я ласкал её грудь руками через одежду, это была бешенная страсть… а Олег просто стоял, светил на нас фонарём и смотрел… Я чувствовал, что в штанах у меня сейчас ураган, что я хочу её, что ещё чуть-чуть, и я начну стягивать с Оли леггинсы и с себя штаны, но я понимал, что здесь и сейчас этого сделать нельзя. Первый раз на грязном диване, в «тайной комнате» в присутствии Олега, освещённые фонарём, в его руках, и я понимал, что надо останавливаться… Я постарался слезть с дивана, и сказал Оле на ушко «Чуть позже…» он поняла меня, и тоже остановилась… я отошел, и увидел её пунцовые щёки в свете фонаря… домой мы шли молча… Продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх