Лучшая подруга

Я оторопело смотрел на фотку присланную мне на мыло. На ней не было бы ничего особенного если не считать запечатленного момента моей измены. Все было достаточно просто, я тогда был обижен пригласил лучшую подругу своей девушки и как я думал соблазнил ее. Оказалось это мне сделать позволили да еще и запечатлели на фотках. — Что ты хочешь, — написал я ей. — Ничего особенного, скоро узнаешь. — ответила она. — Ты дома? я скоро буду. Через час она уже входила в мою квартиру. Это была несколько напряженная встреча, в моей голове витали мысли наказать шантажистку, но головой я понимал, что фотки могут быть где угодно, а своей девушкой я дорожил и собирался на ней жениться. — Все очень просто, сказала она, сев на диван. Ты удовлетворяешь мои сексуальные фантазии, до тех пор пока я не решу остановиться. Ты не перечишь мне и делаешь все, что скажу. После этих слов она посмотрела мне в глаза. Я нехотя кивнул. — Отлично, тогда приступим. Она раздвинула ноги в черных чулках и будничным тоном сказала: — Сделай мне приятное. Трусов на ней не было и встав на колени я начал аккуратно ласкать ее языком. Минут через десять она за прыгнула на меня и по полной программе начала скакать получая оргазм за оргазмом, как мне показалось именно от ситуации, а не от моих потуг. Кончив она не дала кончить мне. — Ты уж сам как-нибудь, — сказала она и весело улыбаясь ушла. Так продолжалось несколько недель, она звонила приходила получала свое и утут же убегала. Однажды собираясь уходить, она вдруг присела на краешек кровати и сказала: — На новый год я сделаю Р. подарок. Это будет вот этот миленький пояс верности для тебя. Она протянула руку и я увидел на ладони небольшой изогнутый металлический предмет. Ты согласишься его одеть ради интереса, и будешь самым заботливым парне в мире. И изменить Р. ты не сможешь, ключа то больше ни у кого не будет… кроме меня, на ее лице появилась хищная улыбка. Мне было понятно, что мое мнение тут роли не играет. Не сказать, чтобы моя девушка не любила секс, нет мы занимались им с удовольствием, но вот обычно ее настроение заняться им появлялось гораздо реже моего. Обычно я набрасывался на нее, преодолевая слабые попытки сопротивления возбуждал, и потом уже мы занимались сексом. Частенько бывало, придавался рукоблудию, да бы не ехать через пол города на час. И при этом была любовь, были цветы и слезы, ссоры и примирения… В общем я не сомневался, что при должной обработке, она согласиться одеть на меня пояс, даже ради интереса. Единственное, чего я не понимал, так это зачем все С. Я вроде неплохо радовал ее, и она уходила довольная. Пояс верности был как бы без надобности, ибо Р. я не изменял, а вынужденный секс с С. уже воспринимал как должное. Получив красивую коробочку от С. и заглянув туда, Р. загадочно заулыбалась и они переглянувшись убежали сплетничать на кухню. Вечером Р. после бурного соития лежа у меня на плече завела разговор: — Котя, а ты мне изменял? — Конечно нет, — с улыбкой ответил я. — И не будешь? — А зачем? — Ну мало ли, новые ощущения… Я поцеловал ее в лобик и сказал: — Какие новые ощущения, мне с тобой хорошо. Она вывернулась и посмотрев мне в глаза спросила: — А давай проверим твою верность? — Нууу давай, ответил я, зная к чему все идет. Р. соскользнула с кровати и достала из шкафа ту самую коробочку. Немного помявшись для проформы, я согласился его одеть. Р. аккуратно застегнула замочек и доверительным тоном прошептала: — Ключик всего один, делается под заказ и так просто отмычкой этот замочек не открыть. Проснулся я утром испытывая некоторые неудобства, Р. расстегнула его и сказала: — Привыкай, через пару часиков опять одену. В течении пары дней она одевала на меня его по нарастающей сначала пару часов потом больше. Через три дня она одела его для постоянной носки и чмокнув меня в губы уехала к себе. Как ни странно С. так и не появлялась у меня уже около недели, видимо давала привыкнуть к поясу. Р. в свою очередь активно занялась долгами по сессии и ей было не до меня. Прям физическое чувство отсутствия секса сводило с ума, отвлекаться помогали игры и телевизор, но любой намек сводил мысли к нему. Р. приехала через неделю вечером, слегка выпившая с озорными глазками. Впившись с порога в мои губы она моей рукой стала трогать свое тело. Не давая мне опомнится ловко сунула руку в мои спортивные штаны и аккуратно расстегнула поясок. Член на несколько секунд задумавшись налился кровью и встал. Она нежно провела по нему рукой и опустившись на колени не задумываясь взяла его в рот. Глубоко заглатывая головку она делала поступательные движения, другой рукой теребя яички. Для меня это было сродни прыжку в водопад, после недели воздержания. Вторая ее рука нежно гладила мою задницу. Отдавшись ощущениям я вдруг почувствовал беспокойство, пальчик Р. начал нежно поглаживать мой анус на немного погружаясь в него. — Р. — сказал я, что ты делаешь? На мгновение она вытащила член изо рта, облизнула пальчик и сказала: — Расслабься, надо массировать простату после пояса, а еще у тебя будет прекрасный финал. И до основания заглотив член начала таранить пальчиком мой анус. Не прошло и 5 минут как я почувствовал, что начинаю кончать. Член во рту Р. напрягся и она резким движением всунула палец в попу полностью. У меня потемнело в глазах, большая струя спермы ударила Р. прямо в глотку и сглотнув ее, она не спеша начала облизывать мой член медленно вытаскивая пальчик из попы. Я привалился к стенке и мутными глазами смотрел на нее. Она ехидно улыбаясь спросила: — Ну как? Я улыбнулся и поцеловав ее в губы нежно погладил по руке. — Давай в душ и продолжим, уже в кровати. Это вошло в привычку, причем если сначала пальчик был один, то потом их стало два и в погоне за новыми ощущениями я подумывал о третьем. Единственное, что печалило, так это не регулярность нашей сексуальной жизни Р. как и все люди частенько уставала, или просто была не склонна к сексу. Придя домой подвыпивши, когда Р. была у меня я получил наказание в виде лишения секса на неделю. Это было сказано в полу серьезном тоне, но как оказалось в дальнейшем, шутки там была слишком малая доля. С. объявилась внезапно, около месяца я уже не удовлетворял ее фантазии, и от нее не было вестей. Она зашла по хозяйски оглядев меня. — Ну как ты тут без меня? — Хорошо — Хорошо значит, ну что ж приступим, — и она скинув одежду присела на стул и раздвинула ноги. Я соскучилась по твоему язычку — заявила она, притягивая от нетерпения мою голову к своей киске. Я послушно уперся носом в киску и высунув язык начал старательно доставлять удовольствие. — А пока ты работаешь, послушай… Ты же наверное хочешь, чтобы я сняла пояс? Я утвердительно кивнул. — Так вот, у тебя есть два варианта: Отлизать мне и трахнуть меня вот этим страпоном, — она легонько ударила меня небольшим фаллосом по голове, или я трахну им тебя и сниму пояс. Я возмущенно отпрял от нее и посмотрел ей в глаза — У тебя совсем крыша поехала?, — спросил я, внутренне негодуя. — Ты можешь не снимать пояс, и просто трахнуть меня страпоном, тут ты не обламываешься никак, — сказала она и иронично выгнув бровь ждала моего ответа. Я отвлекся от ее лица и посмотрел в окно. Уже неделю без разрядки я начинал подвывать от жалости к самому себе. Р. до сих пор была зла и когда ситуация вернется в обычное русло, я не знал. Дерзкая С. решила поиметь меня по полной? — что ж ладно, страпон не больше трех пальчиков. — Хорошо, сказал я. Снимай пояс. — Сначала иди подмойся, — сказала она. И волосики сбрить не забудь. Вернувшись я увидел пару чулок без пояса и наручники. С. была уже голой с одетым на нее страпоном. Она подошла ко мне и погладив по щеке произнесла: — Одевай, что стоишь? — Чулки то зачем? — поинтересовался я. С. Обошла меня сзади нежно проведя по плечам: — Ну я же тебя трахну, значит ты должен соответствовать. — А наручники? — внутренне уже смирившись уточнил я. — Наручники на случай твоей агрессивного поведения. Держи крем, смажь попку и одевай причиндалы. Я под ее взглядом не торопливо одел чулки и выпрямился. С. нагнула меня положив животом на диван и свела руки за спиной. Щелкнули замочки наручников, и сразу после этого разведя ноги С. сняла пояс и нежно похлопала по яичкам. Ситуация меня слабо возбуждала, но член все равно начала наливаться кровью, но вяленько. С. навалилась сверху и нежно покусывая мне ушко начала надрачивать мне. (Порно рассказы) Возбуждение ударило в голову и мурашками покатилось по спине. С. без суеты всунула пальчик в попу, зачем второй. — Какая задница разработанная, — смеясь сказала она, и добавила третий пальчик не переставая надрачивать другой рукой член. Наконец она вытащила пальчики и неторопливо вставила мне страпон. Не сказал бы, что испытал сильную боль. Это было сродни неудобной обуви, больно но терпимо. С сожалением я почувствовал, что она убрала руку с члена и взяла меня обеими руками за бедра. Я услышал ее участившееся дыхание — Сучка, шлюха, — С. начала бить меня по попе ладонями говоря гадости, — Грязная блядь… Я вдруг заметил, что подмахиваю ей и испугавшись сам себя замер, сжав анус. — О ты еще и сопротивляешься дрянь? — она вытащила страпон полностью и с силой воткнула обратно. Мне пришлось расслабиться. Через 10 минут бешеной долбежки она сменила позу подняв меня на диван и положив набок. Взяв одной рукой за член она начала сначала легонько, а потом все сильнее и сильнее шлепать по яичкам, при чем не надрачивая член. В один из моментов от удара я ойкнул, и она начала интенсивно дрочить не переставая бить по яйцам. Я мгновенно кончил и еще минут 10 лежал приходя в себя. С. одеваясь лениво прговорила мне: — Теперь, если захочешь снять пояс, ты знаешь кого просить и что будет. Одевшись она пристегнула пояс, сняла наручники и оставив мне чулки ушла. Через три дня Р. успокоилась и смилостивься сняла пояс на день. Ох и надоел я тогда ей, за день 6—7 занявшись с ней сексом. На следующий день утром, одев на меня пояс она недовольно сказала: — Ты мне там все натер — Извини я не хотел, — с искренним сожалением сказал я. — Вот теперь подумаешь, как в следующий раз нежно со мной обращаться. Я понял, что опять наказан. Это меня начало раздражать. Через четыре дня помаявшись я позвонил С. — Что, уже?, — спросила она, а Р. говорит дней 10—15 ты наказан, я думала ты более терпелив. — Приедешь? — грустно спросил я — Да жди вечером. В этот раз С. вставила мне вибратор, на мой взгляд чуть больше того страпона и приковав наручниками к креслу заставила делать куни. Член предательски каменел, а С. крича от восторга увеличивала мощность вибрации с помочью пульта. Разрядка у нее наступила довольно скоро, после чего дотянувшись пальчиками ног до моего напряженного члена, она нежно провела вверх вниз. Я уже не мог сдерживаться и содрогаясь кончал ей на стопу. Брезгливо морщась, она вытерла ногу моей футболкой и одев на меня пояс отстегнула наручники. — Ты знаешь, надо заканчивать этот балаган, сказал я. Я собираюсь отказаться от ношения пояса. С. совершенно спокойно отреагировав на это как то задумчиво сказала: — Хорошо, фотки твоей измены я удалю завтра. И быстро собрав вещи ушла. А через месяц на мыло пришла новая фотка: На ней я в чулках с вибратором в попе отлизываю киску. И надпись: «Поиграем дальше?» Вопросы и пожелания отправляйте по адресу: tabutask@bk.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лучшая «подруга»?!

Лучшая «подруга»?! «Типичная женщина уверена, что гениальная, во всех случаях, как куртизанка. Чаще всего она ошибается. Но не пытайся ей это сказать. Возможно, если только ты сумеешь найти такую, которой еще нет двенадцати, и увести ее в сторону, особенно от матери, то тогда… Но даже это может быть слишком поздно». Р. Хейнлайн Я не являюсь этаким ловеласом и совратителем молоденьких девушек, но: «Человек полагает, а жизнь располагает!». В то же время я и не противник левых связей, особенно если инициатива исходит от самой женщины. Разнообразие полезно даже в супружеской жизни. Правда, я предпочитаю уже зрелых женщин, но всякое бывает… Ты стала взрослой и даже учишься в институте. За неделю ты позвонила мне раз десять, приглашая в гости, на своё восемнадцатилетие. Я, конечно, приду. Теперь я смогу поговорить с тобой начистоту как взрослый с взрослым, не опасаясь быть не так понятым, особенно посторонними. И вот воскресение. К двенадцати, как и было сообщено перешагиваю порог квартиры. Я один. Жена уже вторую неделю в командировке. В руке огромный букет роз, а в кармане лежит небольшой сверток предназначенная только тебе. Я не хочу его дарить открыто. Только с глазу на глаз. Приняв букет и передав его дальше, ты опять как девчонка бросаешься мне на шею и целуешь меня. Все выглядит так естественно, что никто, даже родители не обращают на это внимание. По-отечески целую тебя в щечку и прохожу в квартиру. Ты тут же хватаешь меня за руку и тянешь в комнату похвастаться подарками. Это уже ритуал и его придумал я. Тогда давно на самом первом дне рождении, который, полагаю, ты помнишь. Оставшись одни в комнате, я дарю тебе подарок — небольшой пакет, завернутый в красивую бумагу. Я знаю, ты хотела это, но вряд ли кто, кроме меня способен такое подарить. Ты тут же пытаешься его вскрыть, но я останавливаю тебя. «Вскроешь, когда будешь одна. А пока спрячь», советую я. Я вижу, как ты подобралась, как от нетерпения заблестели твои глазки. «Ладно», киваешь ты и прячешь сверток под подушку. Ты хвастаешься подарками: ноутбук, духи, черные кружевные колготки, флешка и многое другое. А потом мы идем к гостям. Меня несколько удивило, что среди гостей нет твоих сокурсников и, вообще, нет мальчиков. Только родственники и две подружки из двора. Но это твоё решение и не мне его менять. Что и говорить, праздник удался. В тебя сегодня вселился чертик из табакерки. Ты никому не даешь скучать. А я сижу и улыбаюсь, вспоминая, как все началось… Я знаю тебя с пеленок. И ты всегда была непослушной и своенравной, без меры любопытной девчонкой. Ты любила задавать трудные вопросы, но все отмахивались от тебя: «Подрастешь, поймешь». И тогда ты приходила ко мне. Забиралась на коленки и спрашивала. Я не отмахивался от тебя и по мере своих сил пытался объяснить. Я знал все твои тайны: и про первый еще детский поцелуй; и про то, как тебя пытался трогать паренек из соседнего двора; и кого из мальчиков ты сейчас «любила», а с кем была в ссоре. Ты взрослела. У тебя уже возникали другие вопросы, но по давней привычке ты все равно шла ко мне, а не к маме. Приходила, садилась на колени, и мы беседовали. Когда ты стала подростком, я попытался отправить тебя с женскими вопросами к маме. Ты обиделась и потом целую неделю, не замечала меня, но к маме так и не пошла. А как ты радовалась, когда тебе купили первый лифчик. Еще с детской непосредственностью задрала кофточку, демонстрируя его. Потом ты опять пришла ко мне. Вернее, не пришла, а позвонила. Позвонила испуганная и вся в слезах. У тебя оттуда пошла кровь. Ты испугалась и не знала что делать. Пришлось мне мужику срочно консультироваться с женщинами на работе и объяснять тебе, что делать и как быть. Время шло, а ты, как и раньше когда мы бывали вместе, подходила ко мне и садилась на коленки для беседы. Мне долго пришлось объяснять, что тебе нельзя так делать, так как ты становишься девушкой. Ты поняла, но все равно при любом удобном случае, когда мы оставались одни, спрашивала разрешения и, не дожидаясь ответа, лезла на них, удобно там устраиваясь. Ты хорошела, превращаясь из угловатого подростка в прекрасную девушку с пышными формами. Твои груди набрали соков, и их размер был явно больше чем у мамы. Бедра приняли округлую форму, а попка аппетитный вид. Ты все больше приближалась к золотому стандарту: 90—60—90. И твои попытки посидеть у меня на коленках стали причинять мне некоторые неудобства, связанные с физиологией. Помимо моей воли тело начало реагировать на тебя как на молодую, желанную женщину. А ты не понимая этого или просто дразня меня, вела себя в моём присутствии как ребенок: могла сесть ко мне на колени и, обнимая за шею неумело целовать в губы; или с детской непосредственностью задрать юбку, чтобы показать свои новые трусики, а то и просто почесаться; позвать меня в свою комнату попрощаться на ночь и крутиться по ней в просвечивающей ночной сорочке без намека на лифчик и трусики. Или как это было месяц назад. Позвала меня в ванную, а когда я заглянул туда ты, стоя под струями душа, попросила потереть спинку, при этом заливисто засмеялась, увидев моё смущение. Вдруг зазвучала медленная музыка, ты подошла ко мне и пригласила на танец. Я встал и пошел с тобой. Ты доверчиво и даже чересчур тесно прижалась ко мне, и я ощутил твоё напряженное тело сквозь тонкое праздничное платье. От тебя пахло духами, молодостью и я готов был поклясться пороком. Флюиды его прямо пронзали воздух испускаемые твоим соблазнительным телом. Я чуть не рехнулся от стыда, когда почувствовал, что возбудился, и мои штаны были тому подтверждением. Ты весело хихикнула и прикрыла меня от посторонних взглядов. А, потом, не давая мне опомниться, прошептала: «Я открыло твой подарок. Спасибо. Я давно о таком мечтала». Услышав это, я подумал: «Ну, теперь мне точно понадобится холодный душ ниже пояса!». Почувствовав своим телом мою реакцию, ты еще сильнее прижалась ко мне, продолжая тихонько посмеиваться. Но ты всегда была умница. Каким-то образом окончание танца совпало с тем, что мы были около выхода из комнаты, и я быстро ретировался в кухню, где была устроена курилка. Там в одиночестве я смог привести себя в некоторый порядок и сев за стол закурил, проклиная твои шалости, переходившие всякие границы. Считая, что ты не понимаешь прописной истины: «Если раз за разом в бочку с порохом засовывать факел, то неизбежно произойдет взрыв!». Но тут опять прибежала ты и поставила все с головы на ноги. Весело щебеча, как будто ничего не было сообщила: «Жалко, но гости расходятся. Но еще рано и мы с тобой пойдем гулять!». Сурово посмотрев на нее, я вернулся к гостям. Все собирались. Кто пил на посошок, или доедал торт. А родители начали собирать грязную посуду. Не знаю, что ты там им наговорила, но через полчаса мы с тобой уже шли по улице. Ты заставила взять тебя под руку и важно семенила рядом с торжественным лицом. Как это ни странно, но мы шли ко мне домой! После пятнадцати минут прогулки в сторону моего дома тебе вдруг срочно захотелось посидеть в тишине и покое, а еще выпить чашечку кофе, который я варю. Я устал от твоих выходок, поэтому не сопротивлялся. Мне вдруг понравилась эта мысль посидеть только вдвоем за чашечкой крепкого кофе и поговорить тет-а-тет. Знаете, несмотря на довольно двусмысленное положение, находясь в роли «лучшей подруги и в то же время являясь старшим другом», я не пытался изменить это состояния. Я скорее всеми силами цеплялся за него, не давая тебе это сделать. И дело не в том, что мы родственники или я женат. Фактически ты мне седьмая вода на киселе. И не в том, что я старше… Возможно, я боялся этого сближения или не был готов к статусу больше чем друг… Как хорошо дома. Я тут же плюхнулся в кресло, вытягивая уставшие ноги, а Катя, не преминув воспользоваться этим, угнездилась у меня на коленях, прижавшись к моему торсу. Тонкая ткань … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лучшая подруга

Я сидела, развалившись на сиденье за водителем, совершенно пьяная и уже заснула. Я представляла жалкое зрелище — полы моего плаща были распахнуты, короткая юбка задралась. Мои стройные ноги в сетчатых чулочках были раздвинуты, самым бессовестным образом, так что были видны трусики. Я думаю, водителю было на что полюбоваться, пока мы ехали. Меня разбудила Ленка… — Просыпайся, подруга, приехали. Ленка расплатилась с водителем. Я с трудом поднялась и стала выбираться из микроавтобуса. Она помогла мне и чуть не на себе дотащила меня до подъезда. Пока мы поднимались на лифте, я еще что-то плела про то, что как классно, что у меня есть такая подруга, что я ей очень благодарна за все. Она молча открыла дверь квартиры, буквально впихнула меня внутрь и закрыла дверь за собой. Также молча сняла с меня плащ, отвела в спальню и уложила меня, как есть — в одежде и в сапогах, на двух спальную кровать. — Катя, что ты вытворяешь! Ведешь себя, как последняя шлюха, в сердцах воскликнула Ленка. Она была права. В тот вечер какие то незнакомые парни пригласили нас отпраздновать день города. Они познакомились с нами, когда мы с Ленкой гуляли на ВДНХ. Мы были не против, и уже через час сидели за столом у них в квартире. Их было четверо. Один сразу же положил глаз на Ленку, стал за ней ухаживать и проявлять ей знаки внимания. Сначала пили шампанское. Я очень люблю шампанское, поэтому не пропускала ни одного тоста и каждый бокал выпивала до дна. Мне наливали еще. Ленка, наоборот, пила мало и с каждым выпитым мною бокалом угрюмо смотрела на меня. Потом шампанское кончилось. Осталась водка. Ленка категорически отказалась пить водку. А я согласилась. Черт побери, праздник, в конце концов. Где-то после третьей стопки меня уже прилично развезло. Я сама предложила выпить на брудершафт и полезла целоваться ко всем парням без разбора. Ленка сидела злющая. Черт с ней, с Ленкой, подумала я, пусть дуется на меня, сколько хочет. А мне нравилось быть в центре внимания. Потом кто-то предложил выйти на лестничную клетку покурить. Ни я, ни Ленка не курим. Но я все равно согласилась пойти. Ленка и тот парень, который положил на нее глаз, остались. А я и трое парней пошли на лестничную клетку. Они курили, а я просто стояла рядом. Трепались ни о чем. Один из них, по-моему, его звали Миша, докурил и обнял меня за талию. Я не сопротивлялась. Его рука поползла ниже талии, еще ниже и мгновенно оказалась у меня сзади под юбкой. Юбочка была очень короткая, на мне были чулки. Трусики прикрывали мое тело лишь чуть-чуть. Поэтому его ладонь сразу легла на мой голый зад. Я еще подумала, что надо бы дать отпор нахалу, но не успела ничего сделать. К нему присоединились двое других парней. Я стояла в углу, меня окружили, и несколько рук одновременно с разных сторон полезли мне под юбку. Меня зажали в угол и лапали втроем. Я вяло сопротивлялась и просила отпустить меня. Меня продолжали лапать. Так продолжалось минут 10. Меня излапали всю. Чьи-то руки залезли мне под трусики и лапали мою киску. Я потекла. Я была возбуждена и очень хотела. Я почти не сопротивлялась. В голове еще промелькнула мысль, что трахнуться сейчас, я бы, пожалуй, не отказалась. Все равно с кем. Неожиданно дверь квартиры распахнулась и на лестничную клетку выбежала Ленка. Она была вся растрепанная и красная, как рак. Она посмотрела на меня. Я выглядела полной дурочкой — я стояла с задранной юбкой в окружении трех парней и глупо улыбалась. — Все, Катя, мы немедленно уходим отсюда! Отпустите ее сейчас же! — в голосе Ленки была решительность и злоба. Меня отпустили. Парни стали спрашивать, что произошло. Ленка не стала ничего объяснять. Она схватила меня за руку, втолкнула в прихожую, надела на меня плащ, надела свой плащ и потащила меня на улицу. Парни настолько опешили, что не стали нас задерживать. — Куда ты меня тащишь? — спросила я, когда Ленка тащила меня через какой-то темный двор. Тут ее прорвало. — Что ты, дура, ко всем мужикам лезешь! Ни одной ширинки пропустить не можешь, проститутка! Было уже очень поздно. Не знаю точно, сколько было времени, думаю около часа ночи. На улице не было ни души. Мы решили доехать до Ленкиной квартиры — она жила поблизости. Мы встали у обочины и стали голосовать. Я еле держалась на ногах. Несколько машин проехали мимо, не останавливаясь. Почему-то никто не хотел подвезти двух девушек. Когда вдали показалась очередная машина, я хотела проголосовать. Я сделала пару шагов по тротуару, но оступилась и упала. Я успела выставить руки и, в итоге, встала на четвереньки. Ленка помогла мне подняться. Когда я поднималась, полы моего плаща распахнулись, юбка задралась. Я уже не придавала этому значения. Рядом остановилась машина, это оказался микроавтобус. Ленка о чем-то договорилась с водителем. — Залезай, подруга, — сказала Ленка, открывая для меня дверь в салон микроавтобуса. Я с трудом залезла и плюхнулась на ряд из трех сидений прямо за водителем. Ленка закрыла дверь салона, а сама села на место рядом с водителем. Микроавтобус тронулся. Ленка стала показывать дорогу. Я полулежала на своем сиденье. Полы плаща распахнулись. Водителю хорошо были видны мои стройные ноги в сетчатых чулочках. Но я и не собиралась поправлять полы плаща. Я хотела, чтобы он видел мои ноги. Для начала я села, плотно сдвинув ноги. Я чуть приоткрыла глаза и изучающе посмотрела на водителя. Судя по всему, это был вполне приличный мужик, который был даже слегка шокирован, тем, что ему приходится подвозить совершенно пьяную девицу. Парни, которые лапали меня на лестничной клетке, порядком меня раздразнили, и в этот момент мне просто хотелось мужика. Я решила поразвлечься. Я томно закрыла глаза, демонстрируя, как мне плохо и то, что я в отключке. Через минуту я стала потихоньку, как будто нечаянно, чуть-чуть сползать с сиденья. Юбка же оставалась на прежнем месте. Таким образом, я потихоньку стала выползать из своей юбки. Не открывая глаз, я подумала… «Интересно, ему уже видны резинки моих чулок и мои трусики, или еще нет». Я чуть приоткрыла глаза и посмотрела на водителя. Он был явно смущен. Ленка пыталась сгладить ситуацию и о чем-то оживленно разговаривала с водителем. Я опять закрыла глаза и продолжала дремать. Еще через пару минут, я опять, как будто невзначай, на очередной ухабе, слегка, совсем чуть-чуть, раздвинула ноги. Еще через некоторое время я раздвинула ноги сильнее, потом еще, уже до неприличия. Внешне это выглядело так, что девочка нализалась настолько, что просто полностью потеряла контроль над собой. Пусть он так думает. Боже, как бы я хотела сейчас трахнуться! Потом я все-таки полностью отключилась и заснула. А когда мы приехали, я уже развалилась на сиденье с бессовестно раздвинутыми ногами. Потом Ленка буквально дотащила меня до дверей своей квартиры, отвела меня в спальню и уложила на кровать. Мне стало хорошо, комната и я сама — все словно поплыло перед глазами, я была жутко рада, что мы добрались до ее квартиры, что я лежу на кровати и могу ни о чем не беспокоиться. Как хорошо, что у меня есть такая подруга. На все мои излияния в вечной любви она лишь угрюмо ответила… — О чем разговаривать с пьяной дурой! Потом она села на кровати рядом со мной и ласково заговорила со мной, поглаживая меня по голове. — Глупенькая! Ну все нормально, вот мы и дома, отдыхай, Катюша! — Леночка, давай выпьем еще, — предложила я. Она пошла на кухню, открыла шампанское, принесла мне бокал. Мы выпили. После пары бокалов меня опять потянуло на подвиги. — Ленка, давай прогуляемся, — заявила я, — поймаем машину, прокатимся. — С тебя уже хватит, — резонно возразила Ленка. Она ушла на кухню и вернулась с веревкой в руках. — Катя, тебя надо привязать, чтобы ты сидела дома и не шаталась черти где! Это была просто шутка. Я решила подыграть ей. — Ах, свяжи меня, дорогая подруга, чтобы я никуда не ушла от тебя! — засмеялась я. — Ты действительно этого хочешь? — спросила она, пристально глядя мне в глаза. — Конечно, — я продолжала смеяться. В шутку она связала мои руки. Я не сопротивлялась. Мы обе продолжали шутить. В шутку он привязала другой конец веревки к ножкам кровати. Потом она опять ушла на кухню, принесла на тарелочке фрукты и кухонный нож, которым чистила апельсины. Затем, она выключила свет в спальне, лишь из коридора доносился приглушенный свет. Она склонилась надо мной. — Ноги раздвинула, быстро, — внезапно прошипела она. Я не успела понять, в чем дело. — Я сказала, быстро раздвинула ноги, — от добродушной Ленки не осталось и следа. Я не успела опомниться, как получила хорошую пощечину. — Я сказала, шлюха, раздвинула ноги! Я послушно раздвинула ноги. В мгновение ока она задрала мне юбку, после чего дала еще несколько хороших пощечин. — Что, любишь перед каждым мужиком ноги раздвигать, блядь? Она схватила кухонный нож и в мгновение ока разрезала мои трусики. Потом — кофточку. Мои большие груди вывалились наружу. Я осталась лежать перед ней полуголой. Она стала мять мою грудь, а другой рукой лапать меня между ног. Я совершенно ошалела. — Лена, что ты делаешь! — Заткнись! — Ленка снова дала мне пощечину и продолжала щупать меня между ног. Потом она велела мне перевернуться на живот. Я не хотела этого делать, но за непослушание получила еще несколько хороших пощечин. Тогда я сделала то, чего хотела она — перевернулась на живот. Трусики с меня Ленка давно стащила, и я лежала перед ней с голым задом. Руки мои были связаны. Она взяла веревку и привязала мои ноги к ножкам кровати. Откуда-то она достала длинный пластмассовый прут и стала хлестать меня по заду. От первого же удара я вся взвилась от боли — Ленка не шутила и не играла — она била со всей силы и ей хотелось по-настоящему меня избить. Она долго и со вкусом хлестала меня, потом отложила прут и взяла ремень. Мне было по-настоящему больно. Я уже не могла терпеть и стонала при каждом ударе. Она не останавливалась — ей это явно доставляло удовольствие. Я не могла вырваться — руки и ноги мои были крепко связаны. Когда я уже была совершенно растерзана и избита, ей захотелось еще со мной развлечься. Из тумбочки она достала фало-имитатор большого размера, работающий на батарейках (она любит покупать всякие «интересные» штучки в секс шопах). — Ну что, Катюша! Ты же мечтала о члене? Она вставила искусственный член мне во влагалище. Член был огромный. Я попыталась отстраниться, но она ввела его еще глубже. Я застонала от удовольствия. — Что, нравится, шлюха? Она развлекалась со мной до утра. Под конец она перевернула меня на спину, а сама раздвинула ноги и села своей писечкой мне на лицо. — Лижи, блядина! Я послушно стала лизать у нее между ног. Ее трясло от возбуждения. Она елозила взад и вперед и стонала от удовольствия. Наконец, она кончила, и ее жидкость потекла мне на лицо. После этого она развязала меня и, довольная, ушла спать в другую комнату. Я настолько устала и была растерзана, что тут же уснула сама. На утро она пришла веселая и счастливая, и как ни в чем не бывало, принесла мне завтрак. Улыбаясь, она принесла мне кофе, и, подавая его, спросила… — Ну, как тебе спалось, подруга? Я ненавидела ее за то, что она сделала со мной прошлой ночью. Но я улыбнулась в ответ, подумав про себя, что я найду способ отомстить Ленке. Случай отыграться представился через три месяца. Все это время у нас с Ленкой были чудесные отношения — мы же лучшие подруги! Мы вместе ходили на дискотеки и в боулинг. Иногда она брала с собой своего молодого человека, с которым Ленка встречалась и по которому она, честно говоря, сохла. Мы чудесно проводили время. Все случилось под Новый Год. Ленка очень хотела встретить Новый Год вместе со своим молодым человеком, но он решил поехать кататься с друзьями на горных лыжах. Ленка страшно злилась и уговаривала его остаться, но он не соглашался. Я, разумеется, выступила в роли утешительницы. Чтобы развлечь Ленку, я пригласила ее на новогоднюю вечеринку, которую проводила для своих сотрудников компания, в которой я работаю. В дорогом ресторане был заказан зал и накрыты столы. Ленка пришла в великолепном черном вечернем платье. Какая, черт побери, у меня все-таки классная подруга! За столиком сидели мы с Ленкой и еще несколько человек. Открыли шампанское, все поздравляли друг друга с Новым Годом! Было весело! В разгар вечера Ленке по мобильному телефону позвонил ее молодой человек. Он поздравил Ленку с Новым Годом. Она еще раз просила его остаться. Но, он звонил уже с вокзала и, видимо, было поздно что-то менять. После этого звонка Ленка стала совсем несчастной. Ей захотелось напиться, и она стала мешать водку в шампанское. Сначала она выпила один бокал. Потом наполнила второй. Когда она на мгновение отвернулась от своего бокала, я подлила ей еще водки в шампанское, чтобы было покрепче. Ленка выпила второй бокал залпом, даже ничего не заметив. Потом Ленка наливала себе снова и снова. Я не мешала ей, наоборот, еще несколько раз подливала ей водку в шампанское. Постепенно я стала замечать, что ее язык начал заплетаться. Ее глаза стали стеклянными, в них исчезло какое-либо выражение, появилась пустота и бессмысленность. В разговоре она вворачивал выражения типа «мать-перемать», чем просто ввела в шок моих сотрудников. Гости стали потихоньку расходиться, а Ленку было невозможно утащить — она продолжала наливать себе и пыталась произносить тосты. Наконец мне удалось уговорить ее, что пора собираться домой. Ленка едва держалась на ногах. Я дотащила ее до гардероба, надела на нее ее красивую короткую шубку, потом за руку потащила из ресторана. Ленка просто не могла держаться на ногах, и пока мы шли к автомобильной стоянке, она трижды упала в снег. Каждый раз мне приходилось ее поднимать и отряхивать. У входа стояло несколько машин. Я голосовала, но только третий по счету водитель согласился отвезти нас. Я усадила Ленку на заднее сиденье, сама села рядом с водителем. Я решила отвезти Ленку к ней на квартиру — благо, ехать недалеко. По дороге Ленке стало плохо и ее вырвало прямо в салоне машины. Водитель был ужасно возмущен. Он остановил машину и стал требовать, чтобы мы заплатили ему за химическую чистку салона, что это стоит пятьдесят баксов. Обращался он главным образом ко мне, потому что я была более или менее трезвая. Ленка была пьяна в дребадан, но пыталась огрызаться и несла что-то вроде того, что никаких денег мы платить не будем. Я посмотрела на нее — она развалилась на заднем сиденье, ее платье задралось, и были видны ее стройные ляжки. Она, видимо, совсем потеряла контроль — ее ноги были слегка раздвинуты и хорошо были видны белые трусики. От выпитого ее полудетское личико было бледным, ярко красная помада на губах размазалась. В этот момент я почувствовала сильное сексуальное возбуждение — я жутко захотела, чтобы ее трахнули именно сейчас, пьяную и совершенно беспомощную. От возбуждения у меня к горлу подкатил комок. Водитель продолжал требовать денег. У меня были деньги, и я могла расплатиться тут же, чтобы не устраивать скандал. Но мне в голову пришла другая мысль. Я осмотрелась по сторонам — машина стояла на темной пустынной улочке, рядом был парк. Я еще раз посмотрела на Ленку — она сидела все также беспомощно и, по-моему, была в полной отключке. Я решила не упускать такой шанс. Я сказала водителю… «Давай выйдем и договоримся о цене». Мы с водителем вышли из машины. Ленка, ничего не подозревая, осталась сидеть внутри. — У нас нет таких денег, — сказала я. — Я отдам все, что у нас есть, но это всего рублей триста. Водитель недовольно посмотрел на меня. — Но раз она виновата, — продолжала я, — пусть расплачивается сама. Я сделала паузу. — Как она расплатиться, если у вас нет денег, — водитель снова недовольно покосился на меня. — Собой пусть расплатится, шлюха. А я тебе помогу, если она будет сопротивляться. Я увидела интерес на его лице. Он подошел к машине и открыл заднюю дверь. Ленка, конечно, была хороша. Она откинулась еще больше и теперь уже полулежала. Платье задралось до неприличия, и ее ляжки были совсем голые. — Я согласен, — сказал водитель, пожирая Ленку похотливым взглядом. Мы заехали в парк. Я перебралась на заднее сиденье справа от Ленки, водитель сел слева от нее. Я обняла ее и потихоньку начала задирать ей подол платья. Сначала Ленка не замечала ничего, и я задрала ей платье настолько, что стали полностью видны ее трусы. Водитель смотрел на Ленку, не отрывая глаз. Потом я аккуратно стала стаскивать с Ленки колготки. Тут она очнулась, мутным взором посмотрела на меня, потом на водителя. — Леночка, все нормально, — я попыталась ее успокоить, — просто тебе надо расплатиться, за то, что ты испортила салон. — Пустите меня, скоты, — отчаянно завопила Ленка. Она даже попыталась вырваться, но не смогла. Она была настолько пьяна, что я легко ее удержала. Но она продолжала брыкаться. Я держала ее за руки, а водителю сказала, чтобы он быстрее стаскивал с нее колготки. Как она ни брыкалась, ей это не помогло. Водитель был здоровенный, он в два счета стащил с нее колготки, а потом трусы. Затем, он снял сапог с одной ее ноги и снял с этой ноги колготки и трусики. Ленка лежала с голыми ногами, а он лихорадочно расстегивал ширинку. Потом он силой раздвинул ей ноги и вставил член. В первый момент она завизжала. Чтобы она не кричала, я поцеловала ее в губы в засос — мой язык проник глубоко ей в рот. Она замолчала. Водитель стал трахать ее. Она перестала сопротивляться, и лишь слегка постанывала. Водитель драл Ленку смачно, не торопясь, со знанием дела. Он вгонял свой здоровенный хуй Ленке между ног, отчего она вся вздрагивала и стонала. Я думаю, он неплохо раздолбал ей ее узенькое влагалище. Я продолжала целовать Ленку в губы, не давая ей кричать, и не отпуская ее ни на минуту. Водитель драл Ленку долго, минут двадцать, потом кончил. После чего не торопясь слез с нее и вышел из машины. Я отпустила Ленку. Она была вся растерзана, сперма текла по ее голым ляжкам. Всхлипывая, Ленка попыталась натянуть на себя трусики и колготки. Кое-как одевшись, она вышла из машины. Водитель быстро сел в машину и уехал. Я повела Ленку домой, поддерживая ее, чтобы она не рухнула в ближайший сугроб. Она шла, всхлипывала и ругалась на меня трехэтажным матом. — Ты — блядь последняя! Скотина! Сучка! — язык у Ленки заплетался. Но для меня развлечения только начинались. Я хотела большего. Я довела Ленку до ее подъезда, мы вошли внутрь, и я вызвала лифт. Пока лифт шел с верхнего этажа, Ленка не смогла устоять на ногах и упала прямо на ступеньки. При этом опять оголились ее стройные ноги. Я с удовольствием разглядывала ее ноги и подумала про себя «А вот за сучку и за блядь, дорогая Леночка, ты еще ответишь!» Я втащила ее в лифт и специально нажала на кнопку последнего этажа. Ленке стало опять плохо и она склонилась в угол лифта — ее опять рвало. Ленка стояла в раскорячку в позе «мама мыла пол» и блевала. Ноги ее были раздвинуты. Я не удержалась и сунула руку ей между ног. Лифт шел долго и я излапала ее вволю. Ей было пофигу — настолько она была пьяна. Я даже сквозь колготки почувствовала, что между ног у Ленки все было мокрым. — Ах ты, ебливая сучка, — подумала я — Вся течешь! Я втащила Ленку в ее квартиру, сняла с нее шубку. Ленка, спотыкаясь, пошла в туалет, зайдя внутрь, заперлась. Я услышала шум спускаемой воды — видимо, Ленку снова рвало. Я ждала, пока она выйдет. Но она не выходила из туалета уже минут двадцать, лишь громко стонала, а на все мои вопросы лишь орала… «Пошла ты на хуй!» Тогда я решила действовать. Я вышла на улицу. Мимо дома как раз проходили трое парней. Я подошла к ним. — Ребята, помогите мне, пожалуйста! Моей подруге плохо, она заперлась в туалете, а дверь я не могу открыть! Вы не поможете мне? Парни согласились. Они поднялись со мной, я впустила их в ленкину квартиру. Где-то на кухне нашла стамеску. С помощью нее парни открыли дверь в туалет, где была Ленка. Зрелище было шикарным. Ленка стояла на коленках раком, обняв толчок. Ее шикарное вечернее платье задралось так, что были прекрасно видны белые трусики, слегка прикрывавшие ее задницу. Ее волосы спутались, детское личико было перепачкано помадой. Ленка вообще плохо соображала, что происходит. Зрелище пьяной Ленки, стоящей в туалете раком, меня жутко возбудило. Я почувствовала, что между ног у меня все стало мокрым. И уже совсем не отдавая себе отчет в том, что я делаю, я приказала парням… — Выебите эту блядь! Ленку выволокли из туалета и потащили в спальню на ту самую постель, на которой три месяца назад она изнасиловала меня. Ее повалили на кровать. Боже, как ее драли! Сначала она пыталась вырваться, но после двух-трех хороших пощечин она перестала рыпаться. С нее стащили колготки, затем трусы. Потом раздвинули ноги. Я сидела рядом и все хорошо видела. Сначала ее долго драл один, потом — второй. Потом ее перевернули на бок и стали трахать вдвоем — один спереди в пизду, другой сзади — в попочку. Сначала Ленка пыталась кричать, но после того, как ее выебал первый, она лишь тихонько поскуливала. Потом Ленку положили на спину и стали давать ей в рот — сначала один, потом второй, потом — третий. Ленка уже не сопротивлялась, она вся обмякла и просто обслуживала всех по очереди. Последний кончил ей прямо на лицо. Я уже сама не могла выдержать такого зрелища. В трусах у меня уже все хлюпало. Я схватила за руку первого попавшегося парня, увела его в другую комнату и попросила просто трахнуть меня. Я стащила с себя колготки и трусы, задрала юбку, легла перед ним на диван и раздвинула ноги. Он лег сверху и ввел в меня свой член и стал драть меня. Я слышала, как в соседней комнате трахали Ленку. Это дико возбуждало меня. Кончила я почти сразу. … Я ушла рано утром. Ленка еще спала. Парни ушли раньше, еще ночью. Больше я Ленку не видела. Знакомые рассказывали, что она пошла по рукам, и из нее просто сделали подстилку. Так я и рассталась со своей лучшей подругой!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх