Лучший дядя на планете. Часть 2: И волки сыты, и овцы целы

Этих выходных я ждал с особым нетерпением, так как племянница собиралась съездить домой к родителям. Каждый день для меня проходил под постоянным давлением и был подобен ходьбе по лезвию бритвы. Настя улучала любой момент, когда мы были одни и терлась об меня грудью, перешла на суперкороткий халатик и постоянно присаживалась или наклонялась передо мной. Как жена не заметила, до сих пор удивляюсь. Последней каплей стал мой просмотр какого-то матча по телевизору, сам не понимаю, что меня дёрнуло остаться в зале, где на диване рядом со мной и попкорном тут же расположилась племянница. А мои девочки со словами «Фууу, футбол» удалились в свою комнату смотреть мультики и жену забрали. Настя, убедившись, что все в соседней комнате увлечены просмотром мультфильма, тут же начала атаку. Лёгким движением рук и приподнятием попки от дивана она избавилась от трусиков и прижалась ко мне вплотную: — Дядя Серёжа, я больше не могу ждать. Когда уже? Вы меня с ума сводите, — с этими словами она перехватила мою руку от тарелки с попкорном и разместила у себя между ног. Там было горячо и мокро, средний палец буквально влетел в девичью писечку, и мне не осталось ничего другого, как начать делать им внутренний массаж. При этом Настя откинулась на спинку дивана и начала мурлыкать. Со стороны никто ничего б не заподозрил — дядя с племянницей смотрят футбол и хрумкают попкорн, разве что дядина правая рука постоянно опущена вниз, а племянница иногда трясёт головой и подскакивает со своего места, когда палец доставляет особое наслаждение. Я пытался сосредоточиться на матче и придать лицу беззаботное выражение, вдруг дети в комнату заскочат или жена будет мимо проходить. Член распирал домашние шорты, а сердце ухало так громко, что я не слышал слов комментаторов. Но гол я не пропустил и даже вскрикнул «Гол!!!», всадив внутрь племянницы средний и указательный пальцы и прикоснувшись в глубине к её девственной плеве, от чего Настя судорожно всхлипнула, потом обмякла и омочила мою руку своими выделениями. Пора было заканчивать этот балаган — я не мальчик, чтобы играть в такие нервные игры, так и сердце не выдержит: — Слушая меня, Настя, внимательно. Сейчас быстро бежишь на кухню за чаем и выливаешь его там, где сидишь, иначе пятна не спрятать, — в самом деле, жидкость сквозь мои пальцы просочилась на обивку дивана и тёмное пятно уже начало увеличиваться в размерах. — Завтра едешь домой и до понедельника не показываешься мне на глаза. А в понедельник я жду тебя у себя на работе — ближе к пяти вечера я всех разгоню, и тогда ты ответишь мне за все свои приставания. Последняя фраза была сказана строго, но вид, разомлевшей от оргазма племянницы, вызвал у меня полуухмылку, которую заметила Настя и тоже улыбнулась. После чего поднялась и шатающейся походкой отправилась на кухню делать чай. В эту ночь моя жена была особо довольна, мою нерастраченную перевозбуждённость от похотливой племянницы я вгонял в неё вот уже более получаса, кончить никак не удавалось, а жена стонала и пищала, зажав зубами подушку и получая по моим прикидкам уже третий оргазм. А мой мозг лихорадочно работал и составлял план на понедельник и всю следующую неделю. *** «Он сделает это! Он сделает ЭТО!! ОН СДЕЛАЕТ ЭТО!!!» — выходные пролетели незаметно и в мыслях о нём, а вернее о том, что меня может ждать в понедельник. Я односложно отвечала на расспросы мамы про учёбу, отгавкивалась от папы, когда он приставал с нравоучениями о мальчиках, а сама текла и текла. Любая мысль возвращалась к члену в моей руке, языке у меня на клиторе и пальчиках в моей киске. По три-четыре раз в день я ходила в туалет и снимала накопившееся возбуждение, мама даже расстройство желудка заподозрила или какую-то начинающуюся болезнь: — Если плохо себя чувствуешь, оставайся дома. Это ж только начало семестра — несколько дней ничего не решит. У меня на лице пронеслась такая гамма чувств, что мама удивилась: — Не ожидала от тебя такого рвения к учёбе. Но тогда сегодня ляжешь пораньше, может это усталость накопилась, и сон всё решит. Конечно, решит, ведь во сне я буду видеть его и только ЕГО. Во сне он будет моим и только моим. Именно там снова будет длинный поцелуй с танцем языков, нежные пальцы у меня на ягодицах. А потом эти же пальчики исследуют всю мою спину и руки, задерживаясь на точках, которые дарят искры по всему телу, а потом ринутся к моему сокровищу и будут дарить безумие проникновения, такого непонятного и странного. До сих пор ножки трясутся, как вспомню про два пальчика, вошедших в меня. Пальчик спереди дарил рай, а пальчик сзади экзотику. Не знаю, как ещё назвать или передать, но привыкнув к тому, что всё выходит из попочки, почувствовать, как что-то проникает в неё, было очень необычно. Я бы явно возмутилась, если бы не было второго пальчика, и я не была бы так возбуждена. А когда дядя соединили эти пальчики и нащупал какую-то горошинку в перестенке, то этот взрыв до сих пор отзывается томлением у меня ниже пояса. Я уже дважды в туалете, заканчивая натирать писечку, решила проверить, каково это своему пальчику побывать в попочке, но ничего особого не ощутила. Да, ласка колечка ануса приятна, но проникновение какое-то чуждое и иногда болезненное. «Надо будет дядю ещё раз попросить меня так поласкать, может, разберусь, как снова получить удовольствие, как в первый раз», — с этими словами Настя уснула, так и не вытащив руку из трусиков. *** «Пожалей девчонку у неё вся жизнь впереди. Найдёт себе нормального парня, отдастся ему свой цветок и привяжет к себе на веки», — голос разума закрутил старую пластинку. «Никаких проблем, пусть отдаёт, но сначала мы ей засадим по самые помидоры!» — член сегодня был особо груб и весел, он знал, что сегодня ему в любом случае перепадёт удовольствие, осталось только узнать какое, так как хозяин всё ещё в раздумьях. — Вам чем-то помочь? — голос продавщицы сексшопа вырвал меня из созерцания за внутренней борьбой между похотью и разумом. Хотя я давно уже принял решение, но реализовать такое было страшно и скорей всего аморально. Я хочу использовать влюблённую девчонку, а потом избавиться от неё, правда, ещё не решил как. — Да-да, помочь… Мне нужна помощь, — наконец, решился я. — Мне нужен универсальный гель на водной основе с обезболивающим эффектом, есть же такие? — Конечно, же есть, — продавщица загорелась и начала перечислять мне десяток различных фирм, марок, сравнительных характеристик, уточняя для кого и как хочу использовать, а моя решимость таяла на глазах, язык не поворачивался сказать, что мне нужна такая смазка, чтобы молоденькой девчушке попку распечатать, а она этого даже не почувствовала, и девственности лишить с фейерверком оргазмов и без единого болевого ощущения. «Раздел фантастики на втором этаже», — ехидный разум стоял в сторонке, пока похоть пыталась вникнуть в каждое уточнение продавщицы, с каким гелем лучше анальную пробочку использовать, а с каким чувства обострять, какие презервативы при этом лучше использовать, а также на выбор дополнительные игрушки предлагала, как для девочек, так и для мальчиков. — Представьте, что Вы хотите лишиться анальной девственности, какой бы гель посоветовали? — звук падающей челюсти у моей сознательной части совпал с ехидным мугыканьем пошлой. К тому же этот вопрос оборвал неудержимый словесно-рекламный поток продавщицы и в магазине повисла тишина. — Ну, я даже не знаю. Это такое неожиданное предложение. Я должна подумать. А у Вас каких размеров? — продавщица начала краснеть и робеть, вот уж не ожидал такого от представителя торговли столь интимными снаряжениями, видать, явную чушь пишут о развратности продавцов сексшопов — среди них столько же скромных, закрытых и стеснительных, как и в любой другой профессии. И простым знанием продукции тут не обойтись. — У меня средний, — я уже потянулся к ремню, чтобы показать продавщице частично эрогированный член, но … вовремя спохватился. — Тпрррр, Вы меня неправильно поняли. Вы очень милы, но это не для Вас! — вскрикнул я, а моя похоть мысленно добавила: «По крайней мере, в этот раз. Но адресок мы запомним». Продавщица ещё больше покраснела, но смогла взять себя в руки и немного охрипшим голосом продолжила: — Если бы я брала для себя, то остановилась бы на этом геле, а для своего партнёра за одно порекомендовала бы вот эти сверхпрочные презервативы, — с этими словами на столе появились тюбик с гелем и пачка презервативов. — Кстати, меня зовут Лена. Я явно говорю сейчас глупость, но я сделаю вид, что не слышала Ваших слов, что это не для меня. А найти меня можно здесь или по телефону на визитке, — с последними словами на столе магическим образом появились визитка и карточка постоянного покупателя. — За одно для Вас и скидка, как постоянному покупателю. Надеюсь, что Вы станете нашим постоянным покупателем. У меня был вид пришибленного пустым мешком, но я смог выдавить любезную улыбку, и согласился с предложенными товарами, карточкой постоянного клиента и даже с визиткой, с обещанием обязательно помнить о её хозяйке. «Седина в бороду — бес в ребро», — подумал я, стоя у входа в сексшоп, но поворачивать уже поздно, через три часа ко мне в гости заявится молодая и сексуальная бестия, которой непременно захочется лишиться девственности именно сегодня, а моё дело протянуть ещё недельку, не забыв реализовать свою юношескую мечту. Да, так уж вышло, что за все эти годы я так ни разу и не попробовал анальный секс, вернее пробовал, но с дуру и по молодости в порыве обоюдной страсти и желания попытался впихнуть в сухое отверстие, смазанный слюною и выделениями из влагалища, член. К счастью, ничего не вышло, а так мог бы её в больницу на несколько недель сложить. С тех пор много воды утекло, сотни инструкций и комментариев прочитано, но жена наотрез отказалась пробовать повторно, а тут — молодая, жаждущая наслаждений, открытая к экспериментам, к тому же уже ощутившая в своей попочке мой палец и при этом ничего не сказавшая на это, при этом явно влюблённая. «Ты — подлец! И за это ещё ответишь», — голос разума взывал к моей совести, но я заперся в представлениях о будущем, постепенно готовя себя и место встречи. Уже в четыре вечера в лаборатории никого не осталось, всех сотрудников под разными предлогами отправил с поручениями и возвратом не раньше завтрашнего утра. Сложней всего было с Ваней — гениальным выпускником одного из лучших ВУЗов страны, который во мне как-то увидел идеал учёного и теперь повторял за мной практически все мои привычки и повадки. Стиль одежды, манеру говорить, даже принципы подхода к работе, правда он был умней меня и моложе, поэтому я возлагал на него огромные надежды, прикрепив его к лаборатории не только удвоенной ставкой, но и процентом с коммерческих проектов, чего не удосужился ни один из других моих сотрудников. Избавиться от Вани удалось раза с пятого, когда я его отправил на другой конец города за очень важным компонентом для лабораторного стенда в новой лаборатории, которую я собирался открывать на следующей неделе. Красное вино, фрукты, конфеты, припрятанный немного разогретый гель и презервативы под подушкой гостевого дивана, который нередко становился моим ночным ложем в моменты запары над горящими проектами. Я был практически готов, оставалось только взять себя в руки и отправиться встречать Настю. *** С ней было что-то не так. Это я заметил сразу. Немного припухшие глаза без единого признака косметики, прикушенная нижняя губа и потерянный взгляд. Я встретил её у проходной, провёл по коридорам НИИ, а она даже слова не проронила. Попытки расслабить её историями о заблудившихся практикантах, потерянных изобретениях и прочей лабуде из мира научных шуток не привели ни к какому результату. Настя была всё так же надута и нервничала даже больше, чем я. Отказавшись разбираться в лабиринтах девичьих мыслей, я решил дать ей время, чтобы он сама всё рассказала. Всё прояснилось, как только мы перешагнули порог моей лаборатории, и я закрыл за собой двери. — Дядя Серёёёёжаааа! Прости меня! Я совсем голову потеряла и забыыыыла! — племянница висела у меня на шее, её лицо уткнулось в мою грудь и размазывало слезы по рубашке. — Я так хотела сегодня, а тут… а тут… Иииииии!!! — слёзы душили её, а я только и мог, что утешать её нежными словами и гладить по спине. — Успокойся! Всё хорошо. Я рядом. Объясни же, наконец, что случилось? — я еле вставил фразу между двумя сериями рыданий. — Я хотела! Я так хотела сегодня стать… Стать!!! … ЖЕНЩИИИИНОЙ!!! А теперь!!! — и снова рыдания и поскуливания у меня на груди. — Так что тебе мешает? — я уже был готов отказаться от своего продуманного плана — не могу терпеть девичьих слёз. — У меня месячные начались! Какая же я дура!!! Надо было раньше! — и опять слёзы в два ручья. «Фуууух!!! Пронесло!!! Теперь твой выход, Казанова!» — ухмыльнулась похоть и подтолкнула меня. — А я-то думал! Настюнь, это не проблема! — говоря эти слова, я уже знал, чем закончится не только сегодняшний вечер, но и все последующие вечера. *** Какой же он милый, какой понимающий! Я думала, что прогонит, дурой меня обзовёт, что свои дни не считаю. Вон, как мамку папа вычитывает. То, прокладки не там оставила, то вечер развлечения ему сорвала. А он, козёл, видите ли, к этому вечеру неделю готовился. Был бы нормальный мужик, то знал бы, когда у жены дни, и выделял бы не один вечер в неделю, да и то на 5 минут поскрипывания кроватью. Я же всё слышу. А потом на бок и в храп, а мама ещё час ворочается, уснуть не может. А дядя и глазом не повёл. Вернее, сначала испугался чего-то, но когда выяснил причину, то давай меня успокаивать и приговаривать: — Настюнь — это не проблема, вообще ни разу не проблема. Конечно, в эти дни я не доберусь до твоего сокровища, от которого ты мечтаешь избавиться, но ведь на этом свет клином не сошёлся. Мы можем просто посидеть с бокальчиком вина. А можем и так поласкаться, ты же не забыла первый раз? Можем ещё что-нибудь попробовать. — Но там же кровь! И запах! Вам же будет противно! — Глупенькая моя… Какое противно? Твой запах в эти дни я ещё не знаю, но хотел бы узнать, а кровь — там же не водопад? Но если тебе будет некомфортно, то я найду и другие точки для ласк. Я даже задохнулась от этих слов. Неужели он догадался о моём невысказанном вопросе и моих неудачных опытах с попочкой. Я думала к этому издалека зайти, а он так просто об этом говорит. — Дядь Серж, а Вы смеяться и ругаться не будете? — На тебя? За что я могу ругаться? Для тебя это новый мир, о котором не напишут ни в одной книге и не на одном сайте в интернете, это мир, который ты строишь и открываешь сама. Захочешь построить тяп-ляп и ничего не знать, будет по твоему желанию, а захочешь экспериментов и новых открытий, то главное — главное не забыть остановиться. Рассказывай, в чём проблема, и за что я мог на тебя наругаться. — Я себя иногда ласкаю там и делаю себе приятно. Нет, конечно, не так приятно, как сделали Вы, но тоже хорошо. — И в чём проблема, я тоже себя там ласкаю. Иногда и по несколько раз в день. — А тётя Марина, у Вас же она есть? Я думала, таким только мальчишки занимаются, у которых девочки нет. — Хмммм, понимаешь, тут всё не так просто. Давай присядем, и за бокальчиком вина я тебе всё растолкую. Я села на краешек диванчика и робея крутила бокал в руках. Дядя нахмурился, потом улыбнулся и притянул меня к себе. Он не лез с поцелуями, как глупые парни из уже забывающейся школы, не тискал меня, хотя я этого ожидала, хотела и боялась. Он просто был рядом. Я забралась на диванчик с ногами, которые не преминула засунуть по теплый плед (и это дядя предусмотрел). Моя голова покоилась на крепком и одновременно таком мягком плече. Временами я прикладывалась к бокалу с вином и плыла в море историй, которые рассказывал дядя Серёжа…. Истории про особенности мужского организма и получение удовольствий, про радость первооткрытий не только в сексе, но и в жизни вообще. О том, что многие люди заблуждаются в своих суевериях и часто лишают себя прелестей жизни. Я буквально вынырнула из мира грёз, когда дядя понял беспокоящую меня тему: — Простой пример. Ты пришла ко мне в истерике от того, что начались месячные и ты в чём-то виновата. Я даже не буду спрашивать, кто тебя надоумил на это, кто вбил в твою милую головку, что девушка в этом случае вообще хоть как-то виновата. В сексе обычно участвуют два партнёра и это как минимум их общая проблема, если проблема вообще. Кто тебе сказал, что нельзя заниматься любовью при месячных? — Но мама говорила, — начала мямлить я. — И папа маму ругал, что она заранее его не предупредила. — О чём? О том, что дни начались? А он сам на календарь не смотрит? Да, и в чём проблема. Красные дни — это не приговор. Особенно, если партнёры бережны друг к другу. Это только в Азии и Африке табу даже на упоминания о крови у женщин, а в целом никаких проблем это не вызывает. Ни один врач не нашёл хоть каких-то паталогий, которые вызывает секс при менструации. При этих словах я аж вскочила и заглянула в дядины слова. — Ша-ша, чего вскочила, лежи и слушай дальше, — с этими словами дядя снова уложил меня к себе на плечо и, водя узоры вокруг моей груди, продолжил рассказ. — Мы не будем портить твой первый раз ещё и ломкой стереотипов, да и болевые ощущения тоже никто не отменял, плюс повышенное кровотечение — разве тебе это нужно? Я помотала головой и хотела вставить слово, но дядя прервал меня: — Откуда я это знаю? Просто за время семейной жизни я пережил более сотни месячных циклов, неужели ты думала, что мы с тётей настолько нелюбопытные, что лишим себя возможности проверить наши тела в такие дни? — я снова помотала головой. — Но, конечно, перед этим начитались всего доступного по самую макушку. А потом ещё и эксперименты провели. Да-да, и не смотри на меня так. Риск, конечно, есть — и инфекцию занести можно, уж очень в этот момент внутренний мир женщин незащищён, и внематочная беременность возможна, и болевые ощущения при глубоком проникновении. Но если быть аккуратным с партнёром и о защите побеспокоиться, то это просто секс с дополнительной красной смазкой. Бывало, что даже особо яркая ночь могла прекратить месячные на второй день. Но такое бывало только несколько раз. Я уже не слушала дядю, а полностью расслабилась и уносилась на волнах блаженства. Его спокойный и ровный голос вместе с блуждающей по груди рукой начали заводить меня больше, чем все просмотренные ранее видео или фотографии на порносайтах. Я хотела его. Хотела и боялась это сказать, не смотря на весь его рассказ, все его увещевания. А он продолжал: — Даже язычком можно ласкать в эти дни, особенно при условии отсутствия инфекций. У тебя же нет инфекций? — с этими словами дядя заглянул ко мне в глаза и сразу уловил моё состояние. В следующий момент его губы сомкнулись с моими, и тело выгнула дуга наслаждения. Неужели я кончила только от его голоса и ласки груди через кофточку? Но об этом было некогда думать, так как дядя и не собирался останавливаться. Вот я уже избавлена от кофточки, уже и чашечки бюстгальтера выше грудей, а дядя продолжает игру языков и прикосновений. Вот палец коснулся левой груди и легонько шкрябнул сосок ноготком, вот уже и правая грудь легко сдавлена рукой, которая, соскальзывая в направлении соска, сжала его напоследок и побежала ниже по телу. Мне стало жарко. Плед был безжалостно откинут на пол, а я раскинулась на кровати и отдалась дядиным ласкам. Теперь я не думала о месячных и желании сегодня лишиться девственности. Я вообще не думала про потом, меня интересовало только теперь и сейчас. Так как именно сейчас умелые руки избавили меня от уже ненужного бюстгальтера, именно сейчас я услышала звук замка на юбке, а потом краем глаза проследила её полёт за спинку дивана. Вот и колготки полетели в след за ними, а я всё ещё не собиралась думать о том, что же будет дальше. А дальше были губы и язык у меня на лодыжке, нежные поглаживания стопы и поцелуй в пяточку. — Не надо, я же могу быть там гряз… , — но закончит я не смогла, так как рука опустилась на мой лобок и немного надавила. Я почувствовала это давление сквозь трусики, сквозь промокшую прокладку, сквозь туман наслаждения и снова взорвалась. — Амммм, — вскрикнула я и откинулась на подушку диванчика. Как же мне было хорошо. Как же далёк был мир утренних планов, от вечерней реальности. Дядин язык прочертил борозду по внутренней части бедра, и я сквозь трусики ощутила его горячее дыхание. Он прижался губами сквозь тонкую ткань и снова дыхнул теплом. А у меня от этого тепла мурашки побежали всему телу. Таз даже приподняло над кроватью, так я хотела подставиться под эти тёплые струи. Дядя воспользовался этим и уже трусики полетели куда-то в сторону. Так непривычно быть абсолютно голой при полностью одетом дяде, но у него был явно какой-то свой план на этот вечер, и я решила ему не мешать. Ещё раз языком уже по бедру другой ноги и аккуратный поцелуй в вершину моей писечки, где уже явно торчал наизготовку клитор. Язык снова, как в первый раз, накрыл полностью вход, и нежно скользя по краям внутренних губ опять уткнулся в клитор. — Ойййййй, — мне было хорошо, стыдно и любопытно одновременно. Я приподняла голову и встретилась взглядом с дядей. Он специально задержался, дав рассмотреть себя получше. В комнате, где только лучи заходящего солнца давали хоть какое-то представление о мире, его улыбка с лёгкими красными разводами на подбородке не вызвали у меня никаких негативных чувств. Только желание и безумную нежность к своему чуткому партнёру. Я не буду думать о том, что будет дальше. Но очень хочется ещё раз испытать то необычное чувство в попочке, особенно с учётом неполного использования писечки сегодня. — Дядя, Вы замурзались, как поросёнок. — Скорее, как волк, который добрался до красной шапочки, — с этими словами он снова наклонился к моей писечке и прошёлся языком по всей длине, нежно ударяя им то по правой, то по левой внутренней губке. А потом ещё раз и ещё раз. Вынырнул и, пока я не сделала ему нового замечания, достал откуда-то платок и протёр им рот. — Так лучше? — Намного, но не останавливайся. Я хочу ещё и ещё. Я уже не стесняюсь своих дней, теперь я просто хочу взрыва, как в первый день, а ещё я хочу, чтобы ты поласкал мою попочку, а то самой не очень получилось, — вот я и сказала, чего так боялась. Аж душа в пятки ушла, и возбуждение откатило, но после двух микрооргазмов это и не удивительно. Дядя с прищуром посмотрел на меня, а потом вновь наклонил свою голову, и уже язык скользнул ниже писечки, ласково щекоча другую дырочку, прокладывая путь от самого дивана, по анальной ложбинке, через мой анус, промежность, всю писечку и с замиранием на клиторе. Уровень возбуждения стал расти, как на дрожжах, а на третий проход языка дядя остановился и жестом показал, что мне стоит перевернуться на живот. Он помогал мне руками и корректировал мою позу. Голова слезла с подушки и расположилась почти под ней, вторая диванная подушечка устроилась у меня под животом, ножки максимально поджаты под себя, на сколько позволила подушка. Представляю, какую картину я представляю сейчас для дяди. Но мысли об этом в сторону, пока не ушло возбуждение, я хочу продолжения и как можно скорей. Я повела попочкой вправо-влево, как бы приглашая застывшего надо мной дядю, вернуться к активным действиям. И он вернулся. О, Боже, как он вернулся: — Аййййййй!!! Ещё! Ещё!! ЕЩЁЁЁЁЁЁЁ!!! *** От открывшейся картины, я даже замер на несколько секунд. Девичья попка, сморщенное колечко ануса, а ниже полураскрытые половые губки, на которых заметны красные разводы. Давно … я не ласкал женщин во время месячных, уже лет 10, наверное. Жена не даётся, теперь для неё секс при месячных — это табу. «Там грязно! там пахнет! мы всё замажем!» А я себя чувствую последним извращенцем и вспоминаю наши весёлые юношеские забавы. Когда под душем она кричала, перекрывая шум падающих капель, а по ногам стекала розовая вода, которая собиралась под нами в нежно-красные ручейки, убегающие в сторону слива. Да и запах взрослой женщины сильно отличается от девичьего. Хотя я сразу унюхал и шампунь и ароматизированное мыло, явно перед выходом помылась и с особой тщательностью. И какой невежда мог вбить в голову такие суеверия. Хотя посмотреть вокруг, то большая часть людей ничем не отличается в своём невежестве от этой молоденькой и не видавшей жизни девчонки. Что-то я замечтался, так как Настя начала призывно водить попочкой, явно приглашая меня продолжить ласки. Что ж меня не нужно звать дважды. Теперь язык начинал свой ход от влагалища, теребил промежность, застревал в раскрывающемся анусе и по ложбинке добегал до низа спины. При этом руки поглаживали и мяли полушария попы, стараясь не сильно их разводить, дабы не вызвать боли, опускались по ногам ниже, пока не доходили до ступней и переминали их. Затем руки в обратном направлении, мимо попы, талии и до расплющенных об диванчик грудей. И снова обратно. Выделывая языком круговые движения по краю ануса, я постоянно горячо дышал, от чего племянница выпячивала свою попку на каждый мой выдох, и по её телу проносилась едва заметная дрожь. Язык максимально размягчил анус и побежал ниже, а его место занял мизинчик и начал щекотать колечко. На обратном пути язык задержался у, приставленного к заднему проходу, мизинца, обогнул его, максимально смачивая слюной и забрался под него, теребя монетку промежности, пока палец медленно проникал внутрь. Недалеко, ровно до сустава. Замер, почувствовал пульсацию расслабляющихся мышц и начал делать медленные круговые движения всем запястьем. Немного по часовой, немного против часовой. При этом палец специально оставался на одном уровне, а язык усиленно обрабатывал промежность, внутренние половые губы и временами задевал клитор. — Аййййййй!!! Ещё! Ещё!! ЕЩЁЁЁЁЁЁЁ!!! — Настя начала вскрикивать и подвывать при каждом круговом движении руки и тереблении промежности языком. Теперь остановка, замирание и никакого движения, только лёгкие подрагивания кистью с постоянно увеличивающейся амплитудой. Второй рукой обхватываю Настю сбоку и накрываю её влагалище ладонью. Снова лёгкое надавливание, расплющенный клитор и средний палец который ныряет в глубину. А вот уже и безымянный к нему присоединился. Одно движение, другое и Настя подалась ко мне, еле руку от попы успел отвести и придержать пальцами левой руки, останавливая движение раскочегаренной девушки. От этого движения и с лёгким хлюпаньем средний и безымянный пальцы упёрлись в девственную плеву, а мизинец покинул анус, зовущий меня в безмолвном крике в такт с подёргиваниями тела. А племянница умудрилась при этом с криком кончить и обмякнуть на подушке, вдавив в себя мою левую руку. *** Это снова случилось. Снова ярко, снова незабываемо, но при этом совсем по-другому. Я была уверена, что весь вечер коту под хвост, а сейчас я уверена, что вечер только начинается. Как же тяжело подниматься и не хочется. Так приятно ощущать пальчики в моей пещерке, которые иногда шевелятся, видать, руку сильно надавила. — Дядя, а Вы снова не кончили? — это были мои первые вразумительные слова за последних минут 15—20. Я даже удивилась, что прошло так много времени. — Не переживай, ещё успею. Или ты собралась куда-то уходить? — лукавый прищур и издёвка в голосе снова вызвали у меня волну чувств, и я кинулась к нему на шею, ревя и лопоча невнятности, переходя то на Ты, то на Вы.. — Ты у меня самый лучший! Как же мне повезло с Вами. Я бы никогда такого не узнала и не испытала. Спасибо Вам… Тебе… Ой! Я запуталась! — с этими словами я снова уткнулась в дядино плечо и горько зарыдала. Какая же я дура, весь кайф ему ломаю, он же ненавидит слёзы. Сама получила фейерверк, а ему слезами за это отплачиваю. — Так давай с этим сейчас и решим, — на удивление, голос дяди не изменился, а только добавил уровень веселья. Он высвободился из моих объятий, усадил меня поудобней, поднял с пола скинутый плед и прикрыл мою наготу. Потом потянулся за бутылкой вина и наполнил полные бокалы. — На брудершафт! — громогласно заявил он. — И в лаборатории я тогда стану для тебя Ты, но дома ни-ни. Усекла? — Конечно, — улыбнулась я. Наши руки переплелись и мой рот снова наполнился приятным ароматом красного вина, от которого глаза в удовольствии закрывались, а тепло разливалось от горла к груди, а там и по всему телу. Надо будет узнать, что за марка, хотя явно ещё не скоро смогу себе такое позволить. Неожиданно я осознала, что жидкости больше нет в бокале, бокал плавно забрали у меня из рук, а когда я открыла глаза, то прямо перед собой увидела серьёзные дядины глаза, которые в свете заходящего солнца начали отливать золотом, и я просто утонула в этих золотых безднах. Вынырнула я только тогда, когда жар в груди стал невмоготу, а внизу живота снова появилось ощущение блуждающих искорок. Наш поцелуй всё длился и длился, а руки выполняли свободный танец, но у меня этот танец имел особую цель. Я не глядя расстегивала пуговицы на дядиной рубашке и, еле справившись, сорвала её с дядиных плеч. Потом усадила его рядом с собой и буквально запрыгнула сверху, и это всё не разрывая наших уст. — Теперь моя очередь, — с этими словами я прочертила полоску поцелуев по его груди и остановилась на сосках. Оказалось, что и у мужчин они очень чувствительны. Животом я буквально ощущала, как разрываются дядины штаны и начала с усилием тереться о выпученный бугорок. Дядя с шумом выдохнул и я поняла, что теперь могу доделать то, что не удалось в первый раз. Пуговица на брюках подалась легко, а с молнией чего-то не заладилось, я начала дёргать её из стороны в стороны и нервничать от своей неумелости. Вдруг сильные руки перехватили меня, и я посмотрела вверх. Серьёзный, нежный и задумчивый взгляд — у меня аж в груди всё сжалось. Неужели снова облом? Какой же неумёхой я выгляжу. — Ты уверена, что этого хочешь? — Да. Да, конечно уверена! — мои губы предательски дрожали, и я была готова снова разрыдаться. — Тогда успокойся и не суетись, — с этими словами он сам расстегнул немного заклинившую молнию, потом спустил штаны вместе с трусами, и передо мной предстал налившийся кровью член. Головка оголилась и на самой верхушке поблёскивали капли жидкости. И я просто слизала эти капельки, от чего дядя дёрнулся и в удовольствии замычал. — Ещё так, — меня не надо было упрашивать. Вот он шанс на реабилитацию моих ошибок. Ещё одно прикосновение языком к навершию, а потом проход язычком от самого основания и до верха. И вот уже вся головка у меня во рту. В первый раз я полностью разобраться не смогла, что с ней делать, но интернет большой и методик описано много. Конечно же, я не повторю ошибки и не начну пихать его в самое горло, тогда чуть не вырвала, этим как-нибудь потом займёмся. А пока я выпускаю головку изо рта и начинаю нарезать полукруги языком чуть ниже навершия. Будто мороженное убегающее ловлю, только язык немного напряжён. Дядя стонет, а его член начинает мелко подрагивать у меня в руке. «А говорил, что минет не его любимое времяпровождения. Это ж надо фразу такую выдать. Ничего — сейчас он узнает, что такое настоящий минет. Так, подруга, не отвлекайся, а то снова опростоволосишься», — с этими словами я от полизывания перешла к игре язычком чуть ниже головки (где-то читала, что это метод называют «крылья бабочки»). Не знаю, как другие мужчины, но мой дядя начал от этих крыльев улетать, его ягодицы сжались, а сам он поднялся над диваном, от чего моё язычок снова оказался у основания члена. «Я на верном пути!» Погладила его по бёдрам, попытавшись расслабить его напряжённые мысли и снова оделась на головку члена, начав всасывать её как пылесос и плавно погружать глубже, пока она не упёрлась мне в нёбо. А теперь движение вверх, не пуская внутрь воздух, будто из шприца поршень достаю. А потом снова вниз, а чтобы руки были заняты нашла точку под яичками (чуть не доходя до ануса), от которой у дяди снова все мышцы деревенели и тело выгибалось, и начала эту точку пальчиком массажировать, а сама думала: «Скоро и я до твоей попочки доберусь, не только тебе мне там ласкать». — Ааааа-аааа!!! Ёёёёёёоооу! Что ты творишь? Нет-нет, не останавливайся! Ещё подвигайся! Я сейчас кончу! Вауууу! — я и так поняла, что дядя на грани, его член стал ещё больше, это хорошо ощущается во рту, так как теперь челюсть пришлось максимально раскрыть, дабы зубами не задеть. Ещё раз вниз! Нет — не достать мне носом до его лобка, но и не надо, главное результат. — Аййййй! Кончаю! Слазь! — но я не слезла, хотя чуть не подавилась первой струеё ударившей мне в нёбо. Чудом не выпустила член из рта, но оставшиеся выстрелы били уже издалека и в горло не попадали. Вкус у неё не ахти, даже описать трудно, немного тёрпкий кисель без сахара, но не такие лекарства глотала, пойдёт и это. Подняла глаза на дядю, который лежал откинувшись на спинку дивана и внимательно смотрел на меня. — Ты просто чудо! Никогда бы не поверил, что это твой первый минет. Это было божественно. Иди ко мне, — с этими словами он подтянул меня к себе, усадил на колени и впился в мои губы длинным поцелуем. «Неужели ему не противно целоваться со мной после того, как я у него сосала и даже глотала сперму?» — но эта мысль была стёрта воспоминаниями о ласках моей писечки даже с выделениями, а потом и вообще растворилась в ласках груди, к которым приступил дядя, не разрывая поцелуя. (продолжение следует)

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх